Реализация принципа свободы договора и осуществление его в предпринимательской деятельности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Департамент общего и профессионального образования Брянской области

ГОУ СПО «Трубчевский профессионально — педагогический колледж»

Курсовая работа

Реализация принципа свободы договора и основания его ограничения в предпринимательской деятельности

Специальность — Право и организация

социального обеспечения

Квалификация:

Юрист. Курс3, группа 2

Мастобай Иван Петрович

Научный руководитель —

Жилина Елена Николаевна

Трубчевск, 2009

ВВЕДЕНИЕ

В период становления рыночных отношений свобода заключения гражданско-правового договора приобретает особенно важное значение. Товарно-денежные условия функционирования рынка обуславливают всё в большей степени необходимость использования договорной формы в деятельности субъектов гражданского оборота. В связи с этим договор как правовой феномен служит основной формой организации и регламентации имущественных отношений между равноправными и независимыми партнёрами. Закрепление свободы заключения договора в качестве основополагающего начала договорного права произошло практически во всех зарубежных государствах, а с принятием нового Гражданского Кодекса и в России.

Изучение проблем заключения упомянутых договоров представляется нужным по ряду причин и прежде всего — исходя из существенных экономических изменений, произошедших за последние годы. Расширение сферы товарно-денежных отношений создаёт весомые предпосылки для предоставления субъектами права возможности всесторонне использовать закреплённые законодательством вполне определённые правовые модели договора и создавать их по своему усмотрению. В современных условиях договоры не только юридически оформляют подавляющее большинство складывающихся между сторонами имущественных отношений, но служат также средством выявления реальных потребностей рынка в товарах, работах и услугах. При этом особая роль отводится самой возможности их заключения, что предполагает дальнейшее всестороннее развитие предпринимательской деятельности.

Одним из наиболее важных институтов в сфере предпринимательской деятельности является, безусловно, предпринимательский договор. Предпринимательские договоры регулируют практически все сферы предпринимательской деятельности, устанавливая условия тех или иных действий сторон. Значительная часть общественных отношений строится на основе соглашения сторон принять на себя определённые обязанности с тем, чтобы получить определённые права, как правило, вещного характера, так как экономический оборот предполагает определённое перемещение материальных благ для удовлетворения соответствующих потребностей субъектов гражданских правоотношений. Предпринимательский договор является одним из главных оснований возникновения обязательств.

Проблема: соблюдение условий допустимых ограничений свободного волеизъявления субъектов предпринимательской деятельности в практике договорных правоотношений.

Исходя из заявленной проблемы моей курсовой работы объектом исследования будут договорные правоотношения субъектов предпринимательской деятельности

Предмет исследования: свобода договора как принцип договорных правоотношений в предпринимательской деятельности

Цель исследования: изучить и описать правовое действие принципа свободы договора и основания его ограничения в предпринимательской деятельности

Задачи исследования:

1. Проанализировать действующее законодательство РФ и комментарии к гражданскому кодексу, раскрывающие правовые основы договорных правоотношений субъектами предпринимательской деятельности.

2. Дать общую характеристику и раскрыть содержание принципа свободы договора, правовые основания его ограничения субъектами предпринимательской деятельности.

3. Описать юридическую практику реализации принципа свободы договора и основания его ограничения в предпринимательской деятельности.

Методы исследования: анализ нормативно — правовых актов, юридической литературы, анализ юридической практики, систематизация и обобщение материала.

1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВОЙ СТАТУС ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ДОГОВОРА

Договорные отношения субъектов гражданского права основаны на их взаимном юридическом равенстве, исключающим властное подчинение одной стороны другой. Следовательно, заключение договора и формирование его условий по общему правилу должно носить добровольный характер, базирующийся исключительно на соглашении сторон и определяемый их частными интересами. На этой основе формируется одно из основополагающих начал частноправового регулирования — принцип свободы договора (п. 1 ст. 1 ГК), который по своему социально — экономическому значению стоит в одном ряду с принципом признания и неприкосновенности права частной собственности. [2; 4].

Свобода заключения договора — необходимый, неизмеримый атрибут рыночной экономики. В связи со становлением рыночных отношений в России вполне естественной выглядит её актуализация в гражданском законодательстве. Свобода заключения договора, содержание которой сводится к недопущению административного вмешательства в предпринимательские отношения, является новеллой в гражданском праве РФ.

В юридической литературе свобода договора трактуется как совокупность её трёх проявлений: во — первых, это признание граждан и юридических лиц свободными в заключении договора. Во-вторых, предоставление сторонам возможности заключить любой договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом, а также смешанный договор. В-третьих, стороны свободны в определении условий заключаемого договора. [2; 122].

На этом основании можно сделать вывод, что проявления свободы договора в совокупности необходимы субъектам права для того, чтобы заключать гражданско-правовые договоры в различных в сферах гражданского оборота.

По нашему мнению, для гражданского законодательства РФ свобода договора играет роль общего принципа. Поэтому в договорном праве она конкретизируется, прежде всего, в виде принципа свободы заключения договора. На этом основании «свободу договора» необходимо рассматривать как принцип гражданского законодательства РФ, а «свободу заключения договора» — как принцип договорного права. В этом случае, с нашей точки зрения, название ст. 421 ГК следует привести в соответствие с её содержанием и изложить как «свобода заключения договора». Это необходимо по нескольким причинам:

Во-первых, для того, чтобы избежать неточностей при толковании их смыслового значения. Ведь свобода договора в своём словосочетании по смыслу направлена к неодушевлённому объекту — договору.

Во-вторых, сама категория свободы договора — явление субъективное. Для такого конкретного и юридически значимого действия как заключение договора она, на наш взгляд, не в полной мере отражает его содержание. В-третьих, в юридической литературе высказывается общее мнение о допустимости ограничений свободы договора в гражданском обороте. По нашему мнению, в этих случаях все авторы допускают одну не точность: свобода договора может быть ограничена, но только с точки зрения изъявления воли субъектами гражданского оборота при его заключении. В ст. 1 ГК РФ определяются исходные принципы, которыми пронизано предпринимательское право. Она базируются на положениях Конституции Р Ф и выражают как сущность отношений, складывающихся в сфере предпринимательской деятельности, так и её особенности. Одним из наиважнейших закреплённых в норме закона принципов является принцип свободы договора. Ему, тем не менее, в литературе незаслуженно уделено незначительное внимание. [13; 5].

Обычно реализуются права и обязанности независимых и юридически равноправных субъектов в сфере экономической деятельности в виде договора. Договор — это основная форма организации и регулирования экономических связей между равноправными и независимыми контрагентами. Посредством договора происходит закрепление юридических прав и обязанностей сторон, выявляются реальные потребности рынка в товарах, работах, услугах. [13; 11].

Свобода заключения договора выражается в следующих элементах, имеющих решающее значение для договорного права:

· праве участников гражданского оборота самостоятельно решать, следует им заключать договор или нет;

· установлении для граждан и юридических лиц реальной свободы в выборе контрагента по договору;

· юридическом равенстве сторон в процессе достижения соглашения;

· самостоятельности сторон в определении вида (разновидности) договора, которому они хотят подчинить свои правоотношения;

· возможности заключить договор, в котором содержится элементы различных договоров, предусмотренных законом или иным правовым актом (смешанный договор);

· праве сторон самостоятельно вести переговоры с целью достижения соглашения путём использования любых правомерных способов и без ограничения во времени, а также в решении вопроса о целесообразности продолжения переговоров;

· регулировании взаимоотношений участников договора преимущественно диспозитивными (дозволительными) нормами, которые действуют только в том случае, если иное правило не предусмотрено в самом договоре, разработанном сторонами. [20; 45].

Кроме того, ГК РФ значительно расширил правоспособность коммерческих организаций, сферу применения договора, увеличил круг объектов, по поводу которых возможно заключение договора, что, безусловно, позитивно отразилось на развитии рыночных отношений.

Каждый из перечисленных элементов имеет собственное содержание, которое можно проследить с помощью анализа положений ГК РФ.

Свобода договора проявляется в нескольких аспектах:

Во — первых, это — свобода в заключении договора и отсутствие понуждения к вступлению в договорные отношения (п. ст. 421 ГК). Иначе говоря, субъекты гражданского права сами решают, заключать им или не заключать тот или иной договор, поскольку никто из них не обязан вступать в договор против своей воли. Принудительное заключение договора допускается лишь как исключение, прямо предусмотренное либо законом (например, для публичных договоров в соответствии с п. 3 ст. 426 ГК), либо добровольно принятым на себя обязательством (например, по предварительному договору в соответствии со ст. 429 ГК). Таким образом, отпала широко распространённая в прежнем правопорядке обязанность заключения договора на основе различных плановых и других административно — правовых актов, как и сама вызванная к жизни условиями планового хозяйства категория «хозяйственных договоров» (которые стороны заключали по административному принуждению и на условиях, установленных указанными актами, а не определённых волей сторон).

Во-вторых, свобода договора состоит в свободе определения характера заключаемого договора. Иными словами, субъекты имущественного (гражданского) оборота сами решают, какой именно договор им заключить. Они вправе заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, если только такой договор не противоречит прямым законодательным запретам и соответствует общим началам и смыслу гражданского законодательства (п. 1ст. 8, п. 2 ст. 421 ГК). Развитое гражданское законодательство не предусматривает исчерпывающего, закрытого перечня договоров и не обязывает стороны «подгонять» их договорные взаимосвязи под одну из известных закону разновидностей. Данное обстоятельство особенно важно в условиях формирующегося рыночного хозяйства, когда экономические потребности весьма изменчивы, а правовое оформление нередко отстаёт от них. В частности, различные сделки, совершаемые в настоящее время на фондовых и валютных биржах, далеко не всегда имеют прямые законодательные «прототипы».

Более того, стороны свободны в заключении смешанных договоров, содержащих элементы различных известных разновидностей договора (п. 3 ст. 421 ГК). Например, в договор о поставке товара могут быть включены условия о его страховании, хранении, перевозке, погрузке и выгрузке и т. д., выходящие из рамки традиционной купли — продажи и вместе с тем вовсе не требующие заключения нескольких различных договоров. К такому единому, комплексному договору будет в соответствующих частях применяться правила о тех договорах, элементы которых содержаться в нём. [2; 180].

Наконец, в-третьих, свобода договора проявляется в свободе определения его условий (содержания) (п. 2 ст. 1, п. 4 ст. 421ГК). Стороны договора по своей воле определяют его содержание и формируют его конкретные условия, если только содержание какого — либо условия императивно не определено законом или иными правовыми актами. Так, условие о цене приобретаемого товара согласуется самими контрагентами и лишь в отдельных случаях определяется по установленным государством тарифам, ставкам и т. п. (например, когда дело касается продукции «естественных монополий»). [15; 11].

В развитом рыночном хозяйстве свобода договора не может иметь абсолютного характера и неизбежно подвергается тем или иным ограничениям, установленным в публичном интересе. Прежде всего, договор, безусловно, должен соответствовать императивным нормам закона и иных правовых актов (п. 1 ст. 422 ГК), которые в сфере договорных обязательств практически всегда устанавливают те или иные ограничения договорной свободы в общественных и государственных (публичных) интересах. Однако императивные правила закона, принятого после заключения договора, не должны распространяться на условия ранее заключённых договоров, если только сам этот закон прямо не придаст им обратную силу (п. 2 ст. 422 ГК).

Подзаконными же актами, включая президентские указы, во всяком случае, нельзя предписывать изменения условий заключённых договоров. В ряде случаев ограничения договорной свободы вызваны развитием самого рынка, который не сможет нормально функционировать при их отсутствии. Так, ограничиваются возможности монопольных производителей товаров или услуг, которые не вправе навязывать своим контрагентам условия договоров, используя своё выгодное положение и невозможность потребителей обратиться к другим производителям, т. е. нарушая принцип конкуренции. Таким же незаконным будет и навязывание контрагентам условий договоров на основе заключённых соглашений о разделе тех или иных товарных рынков или иных форм недобросовестной конкуренции. В тщательной защите нуждаются граждане — потребители, выступающие в качестве заведомо более слабой стороны в их взаимоотношениях с профессиональными предпринимателями. Так, в договорах, где кредитором является гражданин как потребитель товаров, работ и услуг, стороны лишены права своим соглашением ограничивать установленный законом размер ответственности должника — услугодателя (п. 2 ст. 400 ГК). [2; 119].

В этой сфере действует и общий принцип запрета злоупотребления правом (п. 1 ст. 10 ГК), в том числе свободой договоров. Применение данного принципа оправданно, например, в ситуациях, когда банк в качестве стороны кредитного договора навязывает своему клиенту — ссудополучателю несоразмерно большую неустойку за просрочку в возврате кредита (например, 5% от суммы кредита за каждый день просрочки, что составляет 1825% годовых) и затем требует её принудительного взыскания, ссылаясь на свободу договора.

2. ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ЕГО ОГРАНИЧЕНИЯ СУБЪЕКТАМИ ПРЕДПРИНАМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Суть свободы договора, прежде всего, проявляется в различных аспектах автономии воли граждан и юридических лиц:

· иметь свободу на вступление в договорные отношения и, как правило, отсутствие возможности понудить к заключению договора;

· самостоятельный выбор контрагента;

· самостоятельное формирование вместе с ним договорной структуры и вида договорной связи;

· изъявление своей воли при формировании условий договора.

Так, в период действия договора стороны в соответствии с законом вправе по своему соглашению как изменить, так и расторгнуть его при условии, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или самим договором. [13; 12].

Значение договора состоит в возможности конкретно устанавливать права и обязанности сторон, вступающих в предпринимательские отношения. Более того, учитывается особенности партнёров (личные качества предпринимателей, временной фактор их связей), предмета договора, территории, место исполнения обязательства и т. д.

Действующее законодательство предоставляет возможность заключения поименованных и непоименованных договоров. Отсюда на основании п. 2 ст. 421ГК РФ следует вывод об открытом перечне договоров. Поэтому соответствуют закону договоры о компенсации морального вреда и другие, не указанные в норме права, но не противоречащие ей.

Рассматриваемый принцип свободы договора позволяет установить правоотношения, содержание которых определенно одной стороной, а другая зачастую не только в состоянии обсуждать договорные условия, но и не имеет выбора — присоединиться или нет к такого рода договору, — договору присоединения. Западные юристы подчёркивают, что договоры с заранее

разработанными условиями неизбежны в тех сферах экономики, где заключается множество однотипных, стандартных сделок (пассажир городского транспорта всякий раз при очередной поездке заключает новый договор перевозки). Отсюда вывод — стандартные договоры неизбежны в любом современном обществе.

Проблема договоров присоединения имеет практический аспект 0 разработку адекватных правовых средств защиты интересов экономически слабой стороны в подобных взаимоотношениях. В договорах присоединения отсутствует даже малейшая возможность согласования воль, обсуждения содержания договора, т. е. в них нет элемента самого понятия договора. Свобода договора и автономия воли превратилась в фикцию. [20; 19].

Экономически сильные хозяйствующие субъекты называют свой собственный порядок в сфере потребительского рынка, по мнению Кесслера, а другие юристы считают, что индивидуальные правоотношения во всей большей степени регулируются формулярами, а не свободно заключёнными договорами. Крупные фирмы при составлении формуляров включают в них условия, ущемляющие интересы рядового контрагента (в частности, в них содержатся положения об освобождении продавца или сервисного предприятия от ответственности за вред, причинённый жизни, здоровью или имуществу контрагента при их исполнении). Классическое договорное право не располагает эффективными средствами защиты экономически слабой стороны в таких договорах. Исключение может составить разве что судебная практика Германии, использующая каучуковые формулировки, в том числе параграф 138 Германского гражданского уложения, объявляющего недействительными сделки, наносящие ущерб моральным устоям общества, признаёт недействительными договоры с использованием монопольного положения или экономического могущества одной из сторон.

Контроль за содержанием стандартных договоров возлагается на суды (Германия, Бельгия, Ирландия) или же на различные органы

государственного управления, в том числе на министерства (Франция, Канада) и специальные органы, созданные для охраны интересов сторон. Исполнение таких договоров в большинстве случаев, например договора перевозок граждан на железнодорожном и авиационном транспорте, автоматически страхуется независимыми страховыми компаниями, и в случае причинения вреда гражданину выплачивается страховое возмещение, а затем уже в порядке регресса убытки истребуются страховой компанией с организации — перевозчика. Ей легче добиться возмещения в судебном порядке с ответчика, нежели гражданину — потерпевшему.

Ещё одной тенденцией ограничения свободы договора присоединения в законодательстве западных стран может быть расширение прав суда в толковании договора вплоть до изменения или исключения из него условий, которые, по мнению суда, являются неразумными. «Если суд, согласно ст. 2 — 302 Единого торгового Кодекса США, найдёт, что договор или какая — то часть с точки зрения права были неоправданны в момент его совершения, суд может отказать в принудительном исполнении по этому договору или он может признать юридическую силу за его частью без неоправданного условия так, чтобы это применение не привело к неоправданным последствиям».

Таким образом, принцип свободы договора находится в определённых законодательных рамках не только в российском законодательстве, но и в других правовых системах. Отличие состоит в пределах реализации такой свободы. Это является оправданной мерой, поскольку иначе ведёт к беспределу, беззаконию. Поэтому на одной чаше весов находится свобода субъекта предпринимательской деятельности, а на другой — пределы осуществления субъективных прав. Ограничения рассматриваемого принципа закреплены в ст. 425 ГК РФ. Вовне они проявляются, например, как недопустимость отказа: коммерческой организации от заключения публичного договора (ст. 426 ГК РФ); стороной, заключившей

предварительный договор, от заключения основного договора (ст. 429 ГК РФ); банка от заключения договора банковского счёта клиенту без достаточных оснований (ст. ст. 845, 846 ГК РФ); монополиста от заключения госконтрактов в случаях, установленных законом, и при условии, что госзаказчиком будут возмещены все убытки, которые могут быть причинены поставщику в связи с выполнением госконтракта (п. 2 ст. 527 ГК РФ); монополиста, работающего в сфере оборонного комплекса, от заключения договора на поставку материальных средств в госрезерв РФ (ст. 9 Закона Р Ф «О государственном материальном резерве»).

Таким образом, некоторые условия заключаемых договоров могут быть предписаны для сторон императивными нормами гражданского законодательства (ст. 422 ГК). Императивный характер гражданско — правовых норм может быть обусловлен как общественными интересами (п. 2 ст. ГК), так и интересами третьих лиц и недопустимостью случаев злоупотребления правом во всех его формах (п. 1 ст. 10 ГК). Свобода договора в условиях рынка подчинена также общему правилу, согласно которому запрещается использовать право в целях ограничения конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке (п. 1 ст. 10 ГК). Помимо этого, действуют нормативные ограничения свободы договора, которые субъекты могут принять или поступить по своему усмотрению. При согласии с установленными предписаниями контрагенты должны их исполнять. Иначе они принимают на свой риск всю ответственность за осуществление предпринимательской деятельности исходя из согласованных прав и обязанностей, основанных на договоре.

3. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ДОГОВОРА В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

С целью изучения практики применения законодательства реализации принципа свободы договора нами был проведен анализ процедуры на основе договора займа ЗАО «Камчатимпэкс», расположенному в Камчатской области.

Закрытое акционерное общество «Камчатимпэкс» (далее -- ЗАО) обратилось в Арбитражный суд Камчатской области с иском к Администрации Камчатской области (далее -- Администрация), Департаменту финансов и бюджетной политики Администрации Камчатской области (далее -- Департамент) о признании на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее -- ГК РФ) недействительным (ничтожным) договора целевого займа от 20. 12. 2001 № 17 на поставку топлива и о применении последствий недействительности этой сделки -- о возврате неосновательного обогащения в сумме 12,0 млн руб. и 3 584 244 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 18. 04. 2002 по 01. 112 004.

Заявлением от 28. 02. 2005 истец дополнил основание иска статьями 125, 817 ГК РФ, статьями 104, 118 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее -- БК РФ) и статьями 17,19 Бюджетного кодекса Камчатской области.

Иск заявлен в связи с тем, что, по мнению истца, заключенный договор займа не соответствовал закону.

Предметом заявленного иска является требование о признании недействительным договора целевого займа от 20. 12. 2001 № 17, в соответствии с которым ЗАО как займодавец обязалось предоставить Департаменту на нужды предприятий коммунального хозяйства Камчатской области в отопительный сезон 2001 -- 2002 годов по графику -- приложению № 1 к договору 12,0 млн руб., а заемщик обязался возвратить эти денежные средства до 31. 12. 2002.

В этот же день ЗАО заключило соглашение о выделении квот с Администрацией, которым предусмотрено выделение этому предприятию промышленных квот на вылов рыбы в 2002 году в счет возврата займа, предоставленного Администрации для нужд коммунальных предприятий по договору от 20. 12. 2001 N 17, в объемах и по районам, указанным в протоколе заседания конкурсной комиссии по размещению областного государственного заказа по закупке и поставке нефтепродуктов.

Решением от 11. 03. 2005 в иске отказано со ссылками на осведомленность сторон при заключении договора займа и соглашения от 20. 12. 2001 о том, что выделение промышленных квот осуществляется Правительством Р Ф на конкурсной основе без взимания платы, а также на то, что договор займа является незаключенным. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Постановлением кассации решение оставлено в силе по следующим основаниям. Как установил суд округа, суд первой инстанции при разрешении спора в соответствии со статьей 431 ГК РФ о толковании договора исследовал содержание двух заключенных истцом сделок как взаимосвязанных, их характер, а также поведение сторон, предшествующее заключению договора целевого займа, и, кроме того, их последующее поведение и установил, что Департамент действовал в публичных интересах, поскольку обязанность по обеспечению региона топливом лежит на Администрации. Кроме того, судом первой инстанции установлено, что Приказом Госкомрыболовства Р Ф от 14. 01. 2002 № 22 по предложениям Камчатского рыбохозяйственного совета, утвержденным губернатором Камчатской области, распределены квоты для Дальневосточного рыбопромыслового бассейна на 2002 год, при этом истцу представлены квоты на минтай в объёме 4200 т (в соответствии с предложениями субъекта РФ). После издания Приказа № 22 ЗАО перечислен весь объем заемных средств (частями) Департаменту платежными поручениями № 507, 881, 559, 1007, 1008 в апреле — августе 2002 года.

Истец не оспаривал вывод суда первой инстанции о том, что на момент подписания соглашения и на момент перечисления истцом спорных средств стороны знали, что в соответствии с пунктами 5 и 6 Положения о распределении квот на вылов (добычу) водных биоресурсов во внутренних морских водах, в территориальном море, утвержденного Приказом Госкомрыболовства Р Ф от 01. 11. 2001 № 344, выделение промышленных квот осуществлялось Правительством Р Ф без взимания платы, а не субъектами Российской Федерации (за плату). Несмотря на данное обстоятельство, в пункте 3 соглашения о выделении квот стороны предусмотрели, что если промышленные квоты на вылов рыбы в 2002 г. будут бесплатными, то предоставленный истцом заем по договору возврату не подлежит и ститается благотворительным взносом. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции признал правомерным вывод суда первой инстанции о том, что фактически договор займа не заключался из-за отсутствия в договоре от 20. 12. 2001 № 17 встречного обязательства Администрации по возврату заемных средств.

Вместе с тем имеются основания для иной юридической оценки ситуации, о которой идет речь в комментируемом Постановлении. Действительно, в договоре займа от 20. 12. 2001 № 17 не предусмотрена указанная обязанность Администрации возвратить полученные денежные средства. Однако такая обязанность (обязанность возвратить полученные денежные средства до 31. 12. 2002) установлена в отношении заемщика (Департамента). Иные условия, в том числе условие пункта 1 статьи 807 ГК РФ о том, что договор займа считается заключенным после передачи денежных средств, сторонами договора -- ЗАО и Департаментом -- соблюдены. Поэтому представляется, что оснований считать договор займа незаключенным у суда не было. Тем более, что в самом договоре займа ничего не сказано о том, что перечисленные по нему денежные средства являются благотворительным взносом (это указано в соглашении от 20. 12. 2001).В то же время имеются основания для признания договора займа недействительным как не соответствующего закону по статье 169 ГК РФ.

Дело в том, что в соответствии с пунктом 1 статьи 118 БК РФ, которая действовала до 01. 01. 2005, бюджетные учреждения, к которым относится Департамент, не имеют права получать кредиты у кредитных организаций и других физических и юридических лиц, за исключением ссуд и бюджетов и государственных внебюджетных фондов.

Между тем в силу пункта 3 статьи 104 БК РФ от имени субъекта РФ право осуществления государственных внутренних заимствований и выдачи государственных гарантий другим заемщикам для привлечения кредитов (займов) принадлежит единственному уполномоченному органу исполнительной власти субъекта РФ.

Поэтому если по правовым актам Камчатской области Департаменту не было предоставлено право заключать договоры займа от имени Камчатской области, а он его заключил, то данный договор займа является на основании статьи 168 ГК РФ недействительным.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Принципу свободы заключения договора противостоят случаи обязательного заключения договора. Свобода заключения договоров могла бы быть абсолютной, если бы все законодательные акты по этому вопросу состояли бы из диспозитивных и факультативных норм. Нетрудно предвидеть, что такой путь неизбежно бы привел к гибели экономики страны и поверг бы в хаос все общество. Ограничение свободы заключения договора имеет позитивное значение как для контрагентов, так и для всего общества в целом.

Для этого законодательно должны быть перечислены все случаи обязательного заключения договоров, приняты новые нормативные акты, четко регламентирующие условия применения обязательного заключения договора. При этом важное значение имеет судебное решение по данному вопросу, которое является юридическим фактом, основанием для заключения договора. Но суды не должны руководствоваться только интересами управомоченной стороны, суд должен также, руководствуясь принципом справедливости, принимать во внимание обстоятельства, которые повлияли на поведение обязанной стороны, и выносить объективное решение.

Из этого видно, что не может быть абсолютной свободы и абсолютной обязанности заключить договор. Поэтому свобода должна быть в определенных рамках, но и обязанность должна иметь свои границы.

Важнейшей задачей законодателя является определение свободы и несвободы участников гражданского оборота в момент заключения договора в целях улучшения качества договорных отношений.

Таким образом, нами сделан вывод о том, что процедура реализации принципа свободы договора на основе договора займа данного предприятия проведена в полном соответствии с законодательством РФ, нарушений процедуры не выявлено.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. — М.: Юридическая литература, 1993.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации[Текст]: (части первая, вторая, третья и четвёртая) (с изменениями на 6 декабря 2007 г.). — М., 2009.

3. Налоговый кодекс Российской Федерации [Текст]: (с изменениями на 6 декабря 2007 г.). — М., 2009.

4. Кодекс Российской Федерации [Текст]: «об административных правонарушениях» от 30 декабря2001 г. № 195 — ФЗ (с изменениями на 6 декабря 2007 г.). — М., 2009.

5. Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» [Текст]: (с изменениями на 5 февраля 2007 г.) от 8 августа 2001 г. № 129 // Правовая система Консультант Плюс: Высшая школа. -2008.

6. Федеральный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля» [Текст]: от 8 августа 2001 г. № 134 // Правовая система Консультант Плюс: Высшая школа. -2008.

7. Федеральный закон «О защите конкуренции» [Текст]: (с изменениями на 8 ноября 2008 года) от 26 июля 2006 г. № 135 // Правовая система Консультант Плюс: Высшая школа. -2008.

8. Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» [Текст]: (с изменениями на 23 июля 2008 года) от 24 июля 2007 г. № 209 //

9. Федеральный закон РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [Текст]: (с изменениями на 5 февраля 2007 г.) от 8 августа 2001 г. № 128 // Правовая система Консультант Плюс: Высшая школа. -2008.

Журнальные и газетные издания

10. Ю70 Юридический словарь [Текст] / сост., предисл., прилож. А. Ф. Никитина. — М.: ОЛМА — ПРЕСС

11. Белых В. С. Государственное регулирование предпринимательской деятельности в РФ [Текст]: // Российский юридический журнал. 2007. № 1. С. 39

12. Бутова Т.В. Предпринимательство. [Текст]: — М.: Юр. Книга, 2005

13. Гаджиев Г. А. Экономическая конституция. [Текст]: Конституционные гарантии свободы предпринимательской (экономической) деятельности // Конституционный вестник: Проблемы реализации конституции. 2008. № 1.С. 249

14. Хриенко И. В. Правовое регулирование деятельности индивидуальных предпринимателей [Текст]: // Учёные записки. 2005. Вып.6.С. 72

15. Череданова Л. Н. Основы экономики и предпринимательства. [Текст]: Учебник. — М.: Академия, 2004.

16. Черняк В. З. Введение в предпринимательство.  — М.: Вита — Пресс, 2003.

17. Чубурков А. В. Особенности правового статуса индивидуального предпринимателя [Текст]: // Актуальные проблемы правопорядка. Сборник научных статей. 2003. Вып.6.С. 209

18. Сичинава В. В. Проблемы экономико — правовой свободы субъектов предпринимательской деятельности [Текст]: // Проблемы теории и юридической практики в России. Материалы международной научно — практической конференции. — М., 2005. С. 215

19. Сергиенко В. К. Особенности правового регулирования деятельности индивидуального предпринимателя в Российской Федерации. [Текст]: — М., 2006.

20. Клейн Н. И. Принцип свободы договора и основания его ограничения в предпринимательской деятельности [Текст]: // Журнал российского права. 2008. № 1. С. 27

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой