Реализация труда гражданами проходящими альтернативную гражданскую службу

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретико-правовые основы альтернативной гражданской службы

1.1 История развития законодательства об альтернативной гражданской службе

1.2 Современное состояние законодательства об альтернативной гражданской службе

Глава 2. Особенности реализации труда и трудовая дисциплина лиц, проходящих альтернативную гражданскую службу

2.1 Особенности заключения договора с лицами проходящими альтернативную гражданскую службу

2.2 Прекращение трудового договора гражданина, проходящего альтернативную гражданскую службу

2.3 Особенности дисциплинарной ответственности лиц, проходящих альтернативную гражданскую службу

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Согласно части 1 статьи 59 Конституции Российской Федерации защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Вместе с тем ч. 3 ст. 59 Конституции Российской Федерации предусматривает, что гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

Проведение военной реформы и процесс реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации требует дальнейшего развития и совершенствования законодательства, обеспечения законности в деятельности органов военного управления и должностных лиц, соблюдения прав граждан на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой.

Чтобы отвечать своему назначению, правовые нормы по вопросам реализации гражданами Российской Федерации права на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой должны быть научно обоснованными, правильно отражать реальные процессы, истинные причины соответствующих явлений, точно учитывать потребности Вооруженных Сил, личные интересы и убеждения граждан Российской Федерации, а также возможности государства.

В последние годы отсутствие закона об альтернативной гражданской службе при одновременном наличии права на таковую в Конституции Российской Федерации и ссылках в ряде федеральных законов на эту службу порождало определенные социальные и правовые коллизии.

28 июня 2002 г. Государственной Думой принят Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе». Указанный Федеральный закон в соответствии со статьей 25 вступил в силу с 1 января 2004 г.

Однако в настоящее время не исследован конституционно-правовой механизм реализации гражданами права на альтернативную гражданскую службу, недостаточно исследованы вопросы направления граждан на альтернативную гражданскую службу и порядок ее прохождения. Таким образом, всем сказанным выше и обусловлена актуальность выбранной темы.

Научная разработанность темы. Специфика исследуемой проблемы вызвала необходимость обращения к мировой и отечественной литературе, освещающей различные аспекты механизма реализации гражданами права на альтернативную гражданскую службу. Тема охраны и защиты прав и свобод личности всегда была в центре внимания юридической науки. Ей посвятили свои труды многие представители общей теории права: С. С. Алексеев, В. Д. Ардашкин, А. Г. Бережнов, Н. В. Витрук, И. Я. Дюрягин, В. Д. Зорькин, А. А. Кененов, С. А. Комаров, В. Н. Кудрявцев, О. О. Миронов, В. А. Масленников, Ф. М. Рудинский, В. А. Ржевский, К. Б. Толкачев, И. Е. Фарбер, Б. С. Эбзеев; отраслевых юридических наук и международного права: З. А. Астемиров, Я. М. Брайнин, С. Н. Братусь, Н. И. Загородников, В. А. Елеонский, В. А. Карташкин, М. И. Ковалев, В. М. Савицкий, Н. С. Самощенко, С. Г. Келина, М. С. Строгович и другие.

Нуждается в исследовании правовое регулирование порядка направления, прохождения и увольнения с альтернативной гражданской службы и полномочий должностных лиц в этом вопросе.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, связанных с реализацией гражданами Российской Федерации права на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой.

Предметом исследования является альтернативная гражданская служба как особый вид трудовой деятельности в интересах общества и государства, осуществляемый гражданами Российской Федерации взамен военной службы по призыву, а так же механизм правового регулирования ее прохождения.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе уже имеющихся теоретических данных осуществить комплексный структурно-логический анализ и исследование проблем правового регулирования, организации и реализации гражданами права на альтернативную гражданскую службу, а также разработать на этой основе некоторые предложения по разрешению существующих проблем и совершенствованию законодательства.

В рамках поставленной цели ставятся следующие задачи исследования:

1. Проанализировать (осветить) опыт правового регулирования альтернативной гражданской службы в России в дореволюционный и в советский период развития государства.

2. Проанализировать современное состояние нормативной базы об альтернативной гражданской службе. Выяснить какие имеются пробелы в законодательстве при реализации права граждан на альтернативную гражданскую службу.

3. Дать определение понятию альтернативной гражданской службы, правовых оснований прохождения альтернативной гражданской службы, организации направления граждан на альтернативную гражданскую службу, увольнения с альтернативной гражданской службы и их последствий.

4. Выявить проблемы правового регулирования и реализации гражданами права на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой в РФ и разработать некоторые предложения по разрешению существующих проблем и совершенствованию законодательства.

Вышеуказанные цель и задачи предопределили структуру, данной дипломной работы она состоит из введения, двух глав, заключения, списка нормативных актов и литературы, а так же приложений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Конституционно-правовой механизм обеспечения права гражданина на замену военной службы по призыву альтернативной -- это важнейшее средство, характеризующее социальные функции государства, их соответствие гуманным целям мирового сообщества.

Право гражданина Российской Федерации на альтернативную гражданскую службу — это гарантированные Конституцией Российской Федерации и демократическим обществом возможности для каждой личности, убеждениям и вероисповеданию которой противоречит несение военной службы, заменить ее на альтернативную гражданскую службу, а также эффективная социально-юридическая система охраны и защиты прав граждан в соответствии с международными и национальными стандартами и процедурами. Имеется в виду право индивида на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой в интересах общества и государства.

2. Так как альтернативная гражданская служба является заменой военной, считаем правомерным введения специальной дисциплинарной ответственности и специальных видов дисциплинарных взысканий по аналогии с дисциплинарной ответственностью военнослужащих.

Глава 1. Теоретико-правовые основы альтернативной гражданской

службы

1.1 История развития законодательства об альтернативной гражданской

службе

Анализ исторической практики развития правового института альтернативной гражданской службы, выявление его основных направлений и противоречий, осмысление положительных и отрицательных сторон представляет собой огромный интерес для строительства современной системы альтернативной гражданской службы, выбора оптимальной модели деятельности лиц, убеждениям которых противоречит несение военной службы. Данный анализ позволит нам оценить опыт прошлых лет и с учетом сегодняшних условий и требований использовать его рациональные элементы в качестве одного из источников создания эффективной системы прохождения альтернативной гражданской службы.

В этой связи представляется очень важным исследовать правовые основания прохождения альтернативной гражданской службы.

До 1917 года изучением проблемами отказа от военной службы по религиозным соображениям и альтернативной гражданской службы занимались такие ученые-юристы как А.Ф. Карышев1 А. Ф. Карышев. Отношение христиан первых трех веков к военной службе. //Рязань, 1914 г, стр. 56

2 А. В. Жиркевич. Пасынки военной службы. //СПб., 1915 г., стр. 121

3 С. М. Горяинов Уставы о воинской повинности. //СПб., 1913., стр. 78, А. В. Жиркевич, а так же профессора Военно-юридической академии С.С. Абрамович-Барановский, В.Д. Кузьмин-Караваев, В. Г. Чертков.

Замена военной службы гражданской впервые в России была законодательно закреплена в 1885 году. Согласно Уставу о воинской повинности 1885 года верующие-меннониты, отрицающие по своему вероучению военную присягу и воинскую службу, освобождались от «ношения оружия».

Екатерина II гарантировала прусским меннонитам освобождение от воинской службы «на вечные времена», чтобы таким образом добиться прироста населения и заселить пустующие земли.

В противоположность менонитской4 Меннониты — последователи одной из старейших протестантских церквей. К основополагающим канонам меннонитского вероучения относятся, в том числе, отказ от военной службы и присяги. В Россию меннониты стали переселяться в 1789 году из Европы, по указу Екатерины II (1787 г.) им была предоставлена льгота — освобождение от военной службы. Россия была экономически заинтересована в этих трудолюбивых и зажиточных людях. Сейчас в нашей стране осталось всего несколько менонитских общин. общности в Западной Европе, которая постепенно, в течение XIX в. отходила от отказа исполнять некоторые виды государственных обязанностей, в том числе и воинской, в России процесс политической интеграции не имел места. Все попытки государственной власти привлечь меннонитов к прохождению воинской службы остались безрезультатными. Когда в 1870 году менонитская община узнала о намеченном введении всеобщей воинской повинности, которое устраняло гарантированные Екатериной II особые права, и когда все попытки добиться отказа отданного законопроекта не увенчались успехом, примерно 15. 000 меннонитов эмигрировали в Канаду и в США. Многие надеялись найти там лучшие политические и экономические условия. Царские советники боялись экономических последствий этой массовой эмиграции и настаивали на компромиссном решении. Поэтому в конце 80-х годов для меннонитов была введена замена воинской службы. Они отбывали ее в качестве лесников, занимаясь закладкой лесонасаждений, причем менонитская община брала на себя все расходы по содержанию, а государство оплачивало жалованье служащим. Начиная с 1881 года сначала 400, а накануне первой мировой войны уже 1000 военнообязанных меннонитов ежегодно пользовались этим своим правом.

Порядок привлечения меннонитов к отбыванию обязательной невоенной службы был установлен в извлечении № 1100 «Устава о воинской повинности.» Относительно этого порядка были установлены следующие правила: призыв к жребьеметанию, освидетельствование и прием их на службу производился совместно с их сверстниками и с применением всех тех правил, которые были установлены для призыва и приема прочих новобранцев; принятые на службу меннониты не передавались в распоряжение уездных воинских начальников, а оставались в ведении присутствий (государственных учреждений) по воинской повинности, на которые возлагалась обязанность отправки меннонитов в назначенные места службы. На основании Циркуляра Министерства Внутренних Дел от 17 мая 1888 года освобожденные от ношения оружия меннониты отбывали обязательную службу, как правило, в особых лесных командах, а также в пожарных командах и в мастерских морского ведомства. Ежегодно к отбыванию обязательной службы призывалось в России около 100 человек, принадлежащих к секте меннонитов.

Во время первой мировой войны около 12. 000 военнообязанных меннонитов отбывали санитарную службу либо работали в лесничествах Рашковец И. П., Хоменок Ф. А. Всеобщая воинская обязанность СССР как конституционный институт. //Советское государство и право, 1976, N 3, с. 25−32.

Таким образом можно указать на некоторые признаки службы обязанных рабочих, сходные с признаками военной службы: обязательность прохождения службы, экстерриториальный принцип ее прохождения, сроки, равные военной службе, прохождение действительной службы в рабочей команде и служба в запасе. На обязанных рабочих, как субъектов государственной службы (ее разновидности), распространялись правила призыва на военную службу, регулирование призыва военно-административным законодательством, состояние в штатных подразделениях — рабочих командах и строгое подчинение назначенным лицам, распространение военно-уголовного законодательства.

Но по своей сути это была гражданская служба, преследующая сугубо гражданские цели, такие, например как разведение леса, тушение пожаров и другие подобные. Организация службы возлагалась на ведомство Главного Управления Землеустройства и Государственных Имуществ, которое структурно не входило в состав Вооруженных Сил Российской Империи, и, следовательно, нельзя признать, что обязанные рабочие являлись субъектами военно-административных отношений.

Освобождение от военной службы было предоставлено и представителям других вероучений. Освобождение от воинской повинности в конце XIX века распространилось на духоборов, молокан и последователей других сект, не допускающих по своему вероучению употребление оружия А. В. Жиркевич. Пасынки военной службы. //СПб., 1915 г., стр. 78. Например, учрежденная комиссия по пересмотру военно-уголовного законодательства при проектировании общей части нового Воинского Устава о наказаниях признала весьма желательным распространить действие ст. 179 «Устава о воинской повинности» на духоборов, молокан и последователей других сект, не допускающих по своему вероучению употребление оружия. В начале XX века на военную службу не призывались также евангелисты, баптисты, адвентисты седьмого дня.

Сектой являлись и толстовцы. Лев Толстой связывал свое религиозно-пацифистское учение с требованием изменения общественных отношений и отмены крепостного права. Представление о наличии Бога в каждом человеке создавало для них основу, как для принципа ненасилия, так и для идеи «любви».

Важной вехой стало и принятие 14 июля 1917 г. закона «О свободе совести», в котором последняя рассматривалась как свобода вероисповедания, веротерпимость. Солдаты получили полные гражданские права, и те, что служили в тылу, более не подлежали суду военного трибунала. Все ограничения гражданских прав, связанные с религиозной или этнической принадлежностью были сняты.

Работу по проведению реформы альтернативной службы после февральской революции в период деятельности Временного Правительства возглавлял Константин Семенович Шохор-Троцкий (1892−1937г).

В работе «Обращение в защиту религиозных мучеников в 1911 году» К.С. Шохор-Троцкий писал: «неужели нельзя издать такой закон, который давал бы возможность людям, отказавшимся от военной службы по религиозным убеждениям, служить своей родине на другом, согласно с их совестью, поприще. Ведь нашло же наше правительство возможность заменить военную службу работами мирного характера для наших немецких сектантов. И тогда они будут иметь возможность производительно употребить свои силы, а не растрачивать их на мучительное время по ссылкам и тюрьмам».

Надо отметить, что Временное Правительство в первые дни своего существования объявило свободу веры и амнистировало всех лиц, совершивших при старом порядке «религиозные преступления».

В марте-апреле 1917 года Временным правительством с участием главного военного прокурора при Временном правительстве генерала В. Л. Анушкина был разработан проект постановления «Об отношении к лицам, отказавшимся по религиозным мотивам от военной службы» Рашковец И. П., Хоменок Ф. А. Всеобщая воинская обязанность СССР как конституционный институт. //Советское государство и право, 1976, N 3, с. 78. Уже в преамбуле этого документа, признавалась недопустимость при объявленной свободе подвергать наказанию лиц, искренне неприемлюших по религиозным и этическим мотивам участие в военной службе, т. е. высказывался тезис об освобождении от военной службы по религиозным мотивам. В нем были указаны все основные положения, касающиеся порядка обращения граждан и рассмотрения их обращений специально учрежденными для этого комитетами.

Согласно главе II «О комитетах по распределению лиц, по совести не приемлющих военную службу» проекта положения Комитеты должны были учреждаться в крупнейших городах России: Петербурге, Москве, Киеве, Казане, Тифлисе, Ташкенте, Иркутске и состоять в ведении министерства исповеданий. Они должны состоять из 5 постоянных членов и запасных. В каждом комитете должно желательно было иметь юристов и врача преимущественно психиатра.

Заседания комитета приходили публично. Члены комитета решали вопросы об истинности присланного лица по внутреннему своему убеждению, основанному на вдумчивом изучении мотивов данного лица во всей совокупности его поступков и разъяснений. Постановление комитета выносились большинством голосов. Комитет мог постановить: а) направить присланное лицо на испытание его психологических способностей; б) направить дело к доследованию, т. е. выяснению дополнительных, необходимых для окончательного решения данных; в) признать присланное лицо искренним и подлежащим применению к нему соответствующих пункта Положения о лицах, по совести не приемлющих военную службу; г) признать его действующим из корыстных личных соображений и направить дело к уголовному преследованию.

Таким образом, российское законодательство до октября 1917 г. устанавливало основания для замены военной службы гражданской службой только по основаниям вероисповедания. Какие либо другие соображения совести основаниями для такой замены не признавались.

После октября 1917 года начался новый этап развития законодательства о свободе совести и свободе вероисповедания. Теоретические основы советской модели реализация этих свобод формировались на базе принципов светского государства, то есть отделения церкви от государства и школы от церкви, равенства граждан независимо от их отношения к религии, равенства религий и религиозных организаций перед законом и равного ко всем ним отношении государства.

Советская Россия вслед за Великобританией (1916 г.) и Данией (1917 г.) одной из первых признала право своих граждан отказываться от военной службы по соображениям совести (в силу религиозных убеждений). Придя к власти и уничтожив непокорное русское духовенство, большевики все же с пониманием отнеслись к религиозным чувствам рабочих и крестьян. Правительство Советской республики в разгар борьбы с внутренней контрреволюцией и иностранной интервенцией учредило в начале 1919 г. правовой институт освобождения от военной службы по религиозным убеждениям.

В числе первых законодательных актов молодой Советской республики был Декрет СНК от 20 января 1918 г. «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», известный как декрет об отделении церкви от государства, который определял политику республики по отношению к церкви и религии. Пункт 6 декрета устанавливал: «Никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей. Изъятия из этого положения под условием замены одной гражданской обязанности другой, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда» Декреты советской власти. -М., 1957 г. Т.1. С. 371−374. Как видно, декрет установил принцип неотвратимости исполнения гражданами своих обязанностей перед государством и обществом, в то же время оставляя за гражданином право выбора того, каким образом он будет исполнять свои обязанности. При этом необходимо отметить, что при принятии решения судом в основу был положен принцип индивидуального подхода, чтобы по возможности гуманно отнестись к религиозным чувствам каждого верующего и вместе с тем не допустить необоснованного освобождения граждан от обязанности по защите Отечества в тяжелейший период для Советской республики.

В развитие положения декрета о замене одной гражданской обязанности другой ВЦИК республики 22 апреля 1918 г. принял декрет «Об обязательном обучении военному искусству», регулирующий вопросы подготовки населения к вооруженной защите Отечества. В примечании к ст. 1 декрета записано: «Лица, религиозные убеждения которых не допускают применение оружия, привлекаются к обучению лишь обязанностям, не связанным с употреблением оружия» Декреты советской власти. -М., 1957 г. Т.1. С. 395. Таким образом, этот декрет пояснил, что гражданин может воспользоваться правом исполнять иную обязанность перед государством и обществом взамен военной службы по причине его религиозных убеждений. Также был определен круг лиц, пользующихся этим правом: мужчины призывного возраста от 18 до 40 лет.

Однако, установив основания возникновения права на освобождение от военной службы, декреты не определяли механизма реализации этого права.

Поэтому первой реальной попыткой узаконить освобождение от военной службы по религиозным убеждениям можно считать постановление Правительства республики, подписанное в октябре 1918 г. В постановлении указывалось основание для освобождения лица от исполнения им воинского долга — религиозные убеждения. При этом бремя доказательства наличия этих убеждений возлагалось на самого военнообязанного, который должен был доказать соответствующим судебным учреждениям, что его «религиозные убеждения не являются простым прикрытием трусости или недобросовестности». При установлении соответствующими учреждениями факта, что религиозные убеждения призываемого являются искренними, он мог быть освобожден от непосредственного выполнения военных обязанностей и зачислялся при этом в санитарную команду, чтобы выполнять свой долг в рядах армии без противоречий личным религиозным взглядам. Это постановление явилось существенным шагом вперед в деле достижения компромисса между воинским долгом и правом на свободу вероисповеданий, провозглашенным Советской властью.

4 января 1919 г. В. И. Ленин подписал декрет «Об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям» Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства. N 17, 1919 г., С. 222−223. Декрет, установив характер исполнения гражданами других повинностей, закрепил принцип адекватности их военной службе: чтобы они были сравнимы по тяжести и лишениям. Однако необходимо заметить, что продолжительность исполнения гражданами, освобожденными от военной службы, других повинностей равнялась сроку службы их сверстников в боевых частях Красной Армии.

Государственным органом, в компетенцию которого входило принятие окончательного решения о возможности замены военной службы другой повинностью, как видим, являлся народный суд. Право на возбуждение дела об освобождении определенного лица от военной службы принадлежало самому призываемому, а также Объединенному совету религиозных общин и групп. Слушание дел данной категории в судах проводилось в отношении каждого лица индивидуально.

В декрете была сделана попытка разработать систему доказательств, опираясь на которые, суд смог бы определить степень искренности убеждений заявителя. Однозначно требовалось проведение экспертизы Объединенного совета религиозных общин и групп на предмет определения, не противоречит ли участие данного лица в военной службе его религиозным убеждениям. Экспертам могли быть поставлены вопросы о допустимости военной службы представителями определенного религиозного течения, так и о личности самого призываемого, в частности, искренними ли являются его убеждения. Доказательством могла служить религиозная литература, описывающая каноны определенного вероучения, а доказательством искренности убеждений являлись свидетельства о личной жизни самого лица. Декрет не описывает круг лиц, которые могли свидетельствовать о личной жизни призывника, но презумируется, что ими должны являться представители секты или люди, проживающие вместе с ним и знающие о его образе жизни.

Совершенно новым моментом являлось то, что согласно этому декрету лицо могло быть полностью освобождено от военной службы, причем без замены ее какой-либо гражданской обязанностью при условии, что будет специально доказана недопустимость такой замены.

Таким образом, Декрет от 4 января 1919 г. стал первым законодательным актом Советской республики, дающим реальное право на освобождение верующих от военной службы. Такое решение вопроса укрепило доверие верующих к Советской власти и способствовало объединению вокруг нее широких масс трудящихся.

Однако жизнь показала, что и этот декрет не смог решить проблему полностью и справедливо. Декрет от 4 января 1919 г. юридически закрепил право граждан отказываться от военной службы, но им не был определен порядок освобождения. Со стороны призывников, пытающихся уклониться от несения обязанностей военной службы, начались злоупотребления путем использования пробелов в праве.

Чтобы пресечь подобные попытки спекуляций на религиозной почве, этот декрет был изменен и дополнен процедурными правилами, причем ужесточающими процесс замены военной службы вневойсковой. Всесторонне проанализировав сложившуюся ситуацию, Совет Народных Комиссаров 14 декабря 1920 г. принял постановление, в котором детально регламентировалась процедура рассмотрения дел об освобождении от военной службы по религиозным убеждениям.

Основанием для рассмотрения вопроса об освобождения от воинской повинности согласно постановлению являлось наличие у призывника религиозных взглядов, препятствующих исполнению им обязанностей военной службы. Но мотивы, изложенные призывником в ходатайстве об освобождении от воинской повинности, а также заявленные им лично в судебном заседании, должны были подтверждаться другими доказательствами, исследуемыми судом.

Постановлением предусматривалась система доказательств, которые исследует суд, рассматривая дела данной категории. Подтверждением искренности взглядов призывника, последовательности проведения им своего религиозного учения в жизнь могли служить свидетельские показания и другие данные об образе жизни лица. Законодатель не конкретизировал, что относится к последним, но по смыслу статьи подразумевалось, что такими могли быть, например, религиозная литература и предметы культа, используемые призывником, а в некоторых случаях документальное подтверждение принадлежности лица к определенной религиозной общине.

Суд обязан был руководствоваться также заключением экспертизы, для проведения которой приглашались «сведущие и внушающие доверие представители соответствующих религиозных вероучений, преимущественно из числа живущих в данной местности и близко знакомых с учением и укладом жизни данного вероучения». Суд мог приглашать и «других лиц, обладающих соответствующими знаниями и опытом». Согласно постановлению экспертиза проводилась по следующим вопросам: действительно ли определенное религиозное учение исключает исполнение обязанностей военной службы для своих последователей и действительно ли призывник придерживается канонов определенного религиозного учения и практически следует им в своей жизни Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. //М., 1974, 267 с. Следовательно, возможности суда в проведении экспертизы были значительно расширены.

В период после Октябрьской революции и до 1923 г. в Советской республике правовой институт освобождения от военной службы по религиозным убеждениям регулировался различными нормативными актами: декретами СНК, приказами Реввоенсовета и циркулярами Наркомата юстиции. Летом 1923 г. был принят Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, содержащий в ч. 3 («Особые производства») специальную главу «Об освобождении от военной службы по религиозным убеждениям», регулирующую порядок судебного производства по делам указанной категории Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. //М., 1974, 351 с. Судебная практика тех лет накопила богатый и чрезвычайно любопытный материал. Суды с участием экспертов, используя заключения различных религиозных и светских учреждений и лиц, скрупулезно определяли, действительно ли человек придерживается тех религиозных взглядов, которые дают основание освободить его от военной службы. Суды определяли также, какая именно работа назначается взамен воинской службы, куда и в какой срок должен явиться освобожденный для выполнения этой работы.

Терпимое отношение, как предполагалось, должно было укрепить социальную базу нового режима. Однако в юридической системе после революции царил хаос, что в значительной степени затрудняло соблюдение упомянутых законодательных актов. На местах они часто не выполнялись. Многие граждане, отказавшиеся от военной службы, были осуждены и даже казнены. Архивы хранят немало подлинных писем тех лет, оставленных людьми, приговоренными к расстрелу за свою веру.

К середине 20-х годов отношение Советской власти к религии и верующим стало менее лояльным, наблюдался отход от прежней концепции взаимоотношений церкви и государства. Объединенный совет религиозных общин и групп был объявлен контрреволюционным и распущен. Религиозные организации являлись практически бесправными. Они не обладали статусом юридического лица в соответствии с декретом от 20 января 1918 г.

Инструкция по вопросам, связанным с проведением в жизнь декрета об отделении церкви от государства подчеркивала, что религиозные организации не обладают статусом юридического лица, и различные удостоверения и мандаты, выдаваемые ими, не имеют юридической силы в решении государственных вопросов.

В условиях появления негативных оттенков в отношении государства к религиозным организациям стало меняться законодательство, регулирующее основания и порядок освобождения граждан от воинской повинности по религиозным убеждениям. 18 сентября 1925 г. был принят Закон «Об обязательной военной службе», один из разделов которого был посвящен этой категории граждан. Данный закон, как и последующий Закон СССР «Об обязательной военной службе» 1928 г., признавал право граждан на отказ от военной службы по религиозным убеждениям. Законодателем был значительно ограничен круг лиц, имеющих возможность воспользоваться данным правом. К ним относились «граждане, входящие по рождению и воспитанию в состав семей, принадлежащих к сектам, религиозные учения которых запрещают в настоящее время и запрещали до 1917 г. отбывание военной службы с оружием в руках» (ст. 216 Закона). Это положение было призвано пресечь попытки уклониться от выполнения воинской повинности представителями новоявленных религиозных течений, запрещающих службу с оружием в руках. Решение вопроса об освобождении призывника от военной службы по-прежнему возлагалось на суды. Закон устанавливал обязательное исполнение освобожденными от военной службы других обязанностей — по борьбе с эпидемиями, лесными пожарами и т. п., а в военное время — работу в особых командах по обслуживанию тыла и фронта Манохин В. М. Советская государственная служба. // Москва, 1966, стр. 193.

Существенным отличием концепции правового института освобождения от воинской повинности, регулируемого данным законом, от ранее принятых нормативных правовых актов по этому вопросу было отсутствие полного (т.е. без какой-либо замены) освобождения призывника от обязанностей военной службы. Закон не предусматривал подобных случаев.

Во второй половине 20-х годов в условиях скатывания к тоталитаризму декретом ВЦИК и СНК «Об утверждении перечня узаконений РСФСР, утративших силу с введением в действие Закона об обязательной военной службе» были отменены нормативные акты, положившие начало становлению правового института освобождения от обязательной военной службы по религиозным убеждениям: декрет ВЦИК от 22 апреля 1918 г. «Об обязательном обучении военному искусству», декрет СНК от 4 января 1919 г. «Об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям», декрет СНК от 14 декабря 1920 г. «Об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям» Декреты советской власти. -М., 1957 г. Т.1. С. 265.

Формальным основанием для этого послужили в том числе и решения 26-го Всесоюзного Съезда баптистов (1926 г.), 5-го Всесоюзного съезда адвентистов седьмого дня (1924 г.), 10-го Всесоюзного съезда евангельских христиан (1927 г.), на которых при рассмотрении вопросов об отношении к Красной Армии были приняты решения об обязательном для всех членов названных общин, призываемых в армию, несении военной службы без всякой ее замены нестроевыми работами. Однако важно заметить, что эти решения были инспирированы Антирелигиозной комиссией при ЦК ВКП (б) и ОГПУ путем внедрения своих агентов в среду верующих и проведения соответствующей работы на местах и на съездах.

В 1927 г. было принято «Положение о воинских преступлениях», которое в немалой степени также способствовало сведению на нет рассматриваемого института советского законодательства. Следует заметить, что в Уголовном кодексе 1922 г. не был предусмотрен такой состав преступления, как уклонение от военной службы по религиозным убеждениям.

Впервые подобные деяния стали квалифицироваться как преступление с момента принятия в 1927 г. положения, ст. 13 которого имела следующую диспозицию: «Уклонение от несения обязанностей военной службы, в частности под предлогом религиозных или иных убеждений…» Подобная формулировка в законодательстве того времени открывала простор для признания отказников, в том числе и искренне верующих, врагами социализма с лишением их всех гражданских прав.

Таким образом, несмотря на то, что юридически институт освобождения от военной службы по религиозным убеждениям присутствовал в советском законодательстве (законы об обязательной военной службе 1925 и 1928 гг.), фактически он перестал существовать. Официально данный институт права был отменен в 1939 г.: Закон СССР «О всеобщей воинской обязанности» его не предусматривал. С введением этого закона в силу мы потеряли то, чем могли бы по праву гордиться.

Но люди, религиозные убеждения которых не позволяли брать в руки оружие, оставались. Они отказывались от призыва в армию, принятия присяги, за что сурово преследовались и наказывались государством. Карательными мерами проблема отказа от военной службы по религиозным убеждениям не была решена.

Возврат к законодательному закреплению права гражданина на замену военной службы альтернативной гражданской службой стал возможен в нашей стране только в 90-х годах XX столетия, когда начали проводиться: реформы в политике, экономике, в духовной и социальной сферах жизни общества. Определился курс на демократизацию общественных отношений, в том числе, и в сфере свободы совести. Россия вошла в мировое сообщество. Она признает основные международно-правовые документы; «Всеобщую декларацию прав человека», Международные пакты, участвует в договоренностях в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, во многих международных конвенциях. Международно-правовые нормы, регламентирующие статус личности, отражают достигнутый общемировой уровень в деле соблюдения основных прав и свобод.

Одним из первых законопроектов в данной сфере был проект Основ законодательства СССР и союзных республик «Об альтернативной службе», появившийся в 1990 году. Задачей этого документа являлось закрепление общих положений альтернативной службы, как разумного и гуманного компромисса между правом свободы мысли, совести и убеждений и воинской обязанностью. Законопроект определял альтернативную службу как вид государственной службы взамен воинской по причине религиозных или пацифистских убеждений призывника. Проектом определялась форма прохождения службы, круг лиц, направляемых на нее, место и срок прохождения. Предусматривалась и система органов, ведающих вопросами организации альтернативной службы.

В законопроекте предлагалась концепция, что альтернативную службу по причине отображений совести может проходить каждый желающий, заявивший об этом. Основанием являлось решение комиссии о направлении на альтернативную службу.

Право каждого гражданина РСФСР, убеждениям которого противоречит несение военной службы, на ее замену выполнением альтернативных гражданских обязанностей в порядке, установленном законом было закреплено статьей 15 «Декларации прав и свобод человека и гражданина», принятой постановлением Верховного Света РСФСР от 22 ноября 1991 г. № 1920−1 Декларация прав и свобод человека и гражданина. (Принята постановлением Верховного Совета РСФСР 22 ноября 1991 г. // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР, № 52, ст. 1865).

Конституция Российской Федерации также предусматривает право гражданина на замену военной службы альтернативной гражданской службой в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях. Российская Федерация взяла на себя обязательство принять закон об альтернативной гражданской службе также и по основаниям приведения национального законодательства в соответствие со стандартами Совета Европы, при вступлении в эту международную организацию.

26 февраля 2002 г. Правительством Российской Федерации в Государственную думу был внесен проект федерального закона «Об альтернативной гражданской службе" — 28 июни 2003 г. этот Федеральный закон был принят Государственной Думой, 10 июня этого года одобрен Советом Федерации и 25 июня 2003 г. подписан Президентом Российской Федерации.

Спустя более чем 50 лет, в Российской Федерации был принят законодательный акт об альтернативной гражданской службе. Этот Федеральный закон, вступивший в силу с 1 января 2004 г. регулирует отношения, связанные с реализацией гражданами Российской Федерации конституционного права на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой. Данным федеральным законом определяются место прохождения альтернативной гражданской службы, срок ее прохождения, организация альтернативной гражданской службы, порядок направления на альтернативную гражданскую службу, статус граждан, ее проходящих.

Обобщая опыт применения труда «отказников», четко видно, что лица, исполняющие гражданские обязанности в замен военной службы, привлекались преимущественно к службе в гражданских организациях, занимаясь сельским хозяйством, лесозаготовками, ликвидацией последствий стихийных и иных бедствий, выполняли различные функции работников медицинской сферы. Кроме того, труд этой категории лиц применялся и в различных военных организациях, прежде всего для обеспечения их жизни-деятельности.

Таким образом, в России накоплен определенный опыт применения оснований для замены военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, определены характерные условия, при соблюдении которых гражданин имеет право на замену военной службы альтернативной. В этом содержится немало рационального и поучительного. Как свидетельствует изложенный выше материал, этот опыт может и должен стимулировать развитие современного российского законодательства о замене военной службы альтернативной гражданской службой и ее правовых оснований.

1.2 Современное состояние законодательства об альтернативной

гражданской службе

Реализация гражданами России конституционного права на альтернативную гражданскую службу имеет самостоятельные источники. Правовыми источниками реализации гражданами конституционного права на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой являются внешние формы выражения российского законодательства, т. е. исходящие от органов государственной власти официально-документальные формы выражения и установления правовых норм Гаврюшенко П. И., Климаков Л. Л., Прудников А. С. Все об альтернативной гражданской службе. — Система ГАРАНТ, 2005 г.

Нормативными правовыми актами, регулирующими конституционное право граждан на альтернативную гражданскую службу, являются следующие законодательные и иные нормативные акты Гаврюшенко П. И., Климаков Л. Л., Прудников А. С. Все об альтернативной гражданской службе. — Система ГАРАНТ, 2005 г. :

Конституция РФ от 12 декабря 1993 г.

Специальные федеральные законы и иные законодательные акты, регламентирующие отношения, связанные с реализацией гражданами права на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой или в какой-то степени относящиеся к институту альтернативной гражданской службы.

Среди них можно выделить Федеральные законы «Об альтернативной гражданской службе», «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе», «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации», Уголовный кодекс Российской Федерации, Трудовой кодекс Российской Федерации.

Указ Президента Российской Федерации от 21 июля 2003 г. N 793 «Вопросы организации альтернативной гражданской службы», Положение о Министерстве обороны Российской Федерации и Положение о Генеральном штабе Вооруженных Сил Российской Федерации (утверждено указом Президента Российской Федерации от 11 ноября 1998 г. N 1357 «Вопросы Министерства обороны Российской Федерации и Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации»).

Постановление Правительства Российской Федерации от 11 декабря 2003 г. N 750 «Об организации альтернативной гражданской службы», постановление Правительства Российской Федерации от 28 мая 2004 г. N 256 «Об утверждении Положения о порядке прохождения альтернативной гражданской службы», Положение о Министерстве труда и социального развития Российской Федерации (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1997 г. N 480).

Нормативные правовые акты, принимаемые специально уполномоченными федеральными органами исполнительной власти по организации альтернативной гражданской службы, например, Директива министра обороны Российской Федерации от 5 ноября 2003 г. N Д-73 «Об организации прохождения альтернативной гражданской службы», постановление Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2003 г. N 93 «Об утверждении формы представления органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации предложений по организации альтернативной гражданской службы» Гаврюшенко П. И., Климаков Л. Л., Прудников А. С. Все об альтернативной гражданской службе. — Система ГАРАНТ, 2005 г.

Вместе с тем, не все положения указанных нормативных правовых актов, в том числе и Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» не бесспорны, а Федеральный закон в целом вряд ли можно назвать образцовым и полностью готовым к качественной его реализации.

Приходится констатировать, что подавляющее количество федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации не в полной мере осознают значимость предстоящих итогов реализации Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе Российская газета. N 138−139 от 30. 07. 2002 г., недостаточно четко представляют условия и порядок прохождения гражданами альтернативной гражданской службы и не видят своей роли в организации этой службы.

Именно поэтому выработка механизма реализации указанного Федерального закона идет слишком медленно.

Большинство участников процесса организации альтернативной гражданской службы, во многом находясь под влиянием лишь одной точки зрения на концепцию альтернативной гражданской службы и попыток адаптировать в Российской Федерации международные шаблоны альтернативной гражданской службы без учета специфики общественного уклада и социально-экономических условий России, ограничиваются представлением использования потенциала этой службы исключительно в социальной сфере.

Вместе с тем, потенциал альтернативной гражданской службы мог бы во многом способствовать решению кадровых проблем целого ряда нуждающихся в государственной поддержке отраслей экономики.

На наш взгляд существуют проблемы, могущие стать препятствием для качественной реализации Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» либо послужить поводом для возникновения проблем в других сферах.

1. К таким положениям, прежде всего, необходимо отнести положение п. 2 ст. 4 названного Федерального закона, в соответствии с которым граждане проходят альтернативную гражданскую службу, «как правило, за пределами территорий субъектов Российской Федерации, в которых они постоянно проживают» Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе» // СЗ РФ, 2002, № 30, ст. 3030 с изменениями дополнениями., а направление граждан для прохождения альтернативной гражданской службы в организации, находящиеся на территориях субъектов Российской Федерации, в которых они постоянно проживают, осуществляется только «при невозможности направления граждан для прохождения альтернативной гражданской службы за пределы территорий субъектов Российской Федерации, в которых они постоянно проживают».

Во-первых, в названной норме говорится о территории субъекта Российской Федерации, в которых постоянно проживает гражданин, а вовсе не о месте его жительства Гаврюшенко П. И., Климаков Л. Л., Прудников А. С. Все об альтернативной гражданской службе. — Система ГАРАНТ, 2005 г. Из этого следует, что, направление гражданина для прохождения альтернативной гражданской службы в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором он постоянно проживает, в одном случае может сопровождаться изменением места его жительства, в другом — нет. В равной степени это относится и к случаям направления граждан для прохождения альтернативной гражданской службы за пределы территории субъекта Российской Федерации, в котором они постоянно проживают.

Во-вторых, направление граждан на альтернативную гражданскую службу вне места их жительства не может являться самоцелью, а должно осуществляться только в случаях явно выраженной государственной или общественной в этом потребности, соизмеренной с материальными затратами на обеспечение прохождения альтернативной гражданской службы гражданами вне места их жительства.

В-третьих, указанная норма, в силу ее неконкретности (в частности, понятие «при невозможности»), может создать реальную угрозу для возникновения и развития коррупции в органах, принимающих решение о месте прохождения альтернативной гражданской службы.

2. Одной из основных характеристик альтернативной гражданской службы является место ее прохождения Пчелинцев А. В. Право на альтернативную службу. // В кн.: Религия и права человека, М., Наука, 1996.

От того, в каких сферах, в каких организациях и на каких должностях граждане будут проходить альтернативную гражданскую службу зависит не только сохранение (повышение) ими своей квалификации или приобретение новой специальности, но и эффективность использования труда этих граждан в целом.

Поэтому место прохождения альтернативной гражданской службы должно определяться исходя прежде всего из интересов общества и государства. В этой связи альтернативная гражданская служба должна быть предусмотрена в любых организациях, а не только в социальной сфере. При этом основное, чему должны соответствовать такие организации — это отсутствие основных признаков, характеризующих военную службу, главными из которых является обязанность быть готовым к вооруженной защите себя, других и государства, к уничтожению противника в условиях вооруженной агрессии против Российской Федерации.

Граждане, изъявившие желание заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой, для прохождения последней могут направляться в любые организации, где не предусмотрена военная служба, включая правоохранительные органы, организации оборонно-промышленного комплекса, образовательные учреждения, сельскохозяйственные, строительные, экологические организации, жилищно-коммунальное хозяйство, сферу обслуживания и т. д. Бражник Ф. С. Альтернативная гражданская служба в Российской Федерации. — М., 2003;.

Отсюда — прохождение альтернативной гражданской службы должно быть предусмотрено не только в организациях, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления и в организациях Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, но и в других организациях, которые будут определены в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

3. Пунктом 1 ст. 4 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» предусмотрено прохождение альтернативной гражданской службы в организациях, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, в организациях, подведомственных органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также в организациях Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в качестве гражданского персонала Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе» // СЗ РФ, 2002, № 30, ст. 3030 с изменениями дополнениями.

Там же отмечено, что прохождение альтернативной гражданской службы в организациях, подведомственных органам местного самоуправления, «определяется федеральным законом». В настоящее время нет ответа на вопрос о том, по какой причине прохождение гражданами альтернативной гражданской службы в организациях, подведомственных органам местного самоуправления, должно регламентироваться отдельным федеральным законом. Немалая часть организаций социальной сферы, куда для прохождения альтернативной гражданской службы, как предполагается, будет направлена основная часть граждан, подведомственна именно органам местного самоуправления.

4. Введение в Российской Федерации института альтернативной гражданской службы, без сомнений, должно сопровождаться кардинальным пересмотром системы оснований для освобождения и отсрочки от призыва на военную службу, которая (система) была сформирована в отсутствие возможности прохождения гражданами альтернативной гражданской службы, и поэтому на тот период себя оправдывала.

Часть 3 ст. 59 Конституции Российской Федерации, являющаяся первопричиной принятия Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе», относит к числу случаев наличия или возникновения права на замену военной службы альтернативной гражданской службой не только когда несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию, но и «иные установленные федеральным законом случаи».

Логично предположить, что к «иным» могут быть отнесены случаи, когда гражданин не исповедует какой-либо религии, запрещающей ему прохождение военной службы, и у него нет никаких убеждений, не совместимых с военной службой, но в то же время набор определенных условий может либо не позволить ему проходить военную службу по призыву со всеми присущими ей атрибутами (к примеру, невозможность проживания с семьей весь период службы), либо — относит гражданина к числу тех, трудовая деятельность которых с государственной точки зрения может быть использована более эффективно.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой