Общение как творчество, творчество как общение

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Московский Гуманитарный Университет

Предмет: Профессиональная этика в

психолого-педагогической деятельности

Реферат

Общение как творчество, творчество как общение

Студент: Артемьева Л. Н.

Преподаватель: доц. Кузьмина Л. М.

2011

Введение

Тема «Общение как творчество и творчество как общение» является для меня чрезвычайно интересной, так как я по роду своей деятельности веду творческие занятия с детьми и подростками. Можно сказать, Творю и общаюсь, общаюсь и творю. Кроме того, общение и творчество пронизывает жизнь, практически, каждого человека.

Всякая деятельность предполагает объединение людей. Но никакая человеческая общность не может осуществлять полноценную совместную деятельность, если — не будет установлен контакт между людьми, в нее включенными, и не будет достигнуто между ними должное взаимопонимание. Так, например, для того, чтобы учитель мог обучить чему-либо учеников, он должен вступить с ними в общение. Общение — это многоплановый процесс развития контактов между людьми, порождаемый потребностями совместной деятельности. Общение включает в себя обмен информацией между ее участниками, который может быть охарактеризован в качестве коммуникативной стороны общения. Вторая сторона общения — взаимодействие общающихся — обмен в процессе речи не только словами, но и действиями, поступками. И, наконец, третья сторона общения предполагает восприятие общающимися друг друга.

1. Творчество

Сущность творчества — в открытии и создании качественно нового, имеющего какую-либо ценность. Под творчеством обычно понимают художественное, научное и техническое творчество. Но творческий элемент имеет место в любом виде деятельности: в бизнесе, спорте, игре, в простом мыслительном процессе, в ежедневном общении, как говорит известный физик, академик П. Капица — везде, где человек действует не по инструкции.

Природные задатки творческих способностей присущи каждому человеку. Но чтобы раскрыть их и развить в полной мере, нужны определенные объективные и субъективные условия: раннее и умелое обучение, творческий климат, волевые качества личности (упорство, работоспособность, смелость и др.).

Самый главный «враг» творчества — страх. Боязнь неудачи сковывает воображение и инициативу. Другой враг творчества — это чересчур высокая самокритичность, боязнь ошибок и несовершенств. Каждому, кто стремится развить в себе творческие способности, следует помнить, что неудовлетворенность — фермент нового. Она обновляет творчество. Ошибки — обычные и неизбежные спутники достижений. С точки зрения извлечения уроков недостатки даже «интереснее» достоинств, они лишены одинаковости совершенств, многообразны, в них отражена личность творца. Уметь находить свои ошибки так же важно, как беречь хорошее в своей работе. Третий серьезный враг творчества — лень и пассивность. Даже маленькую задачу надо выполнять с полной отдачей.

Носителем творческого начала как явления социо-культурного выступает человеческая личность. Она — свидетельство духовно-личностной природы творчества. В творчестве личность проявляется как нечто свободное, целостное, неделимое и неповторимое.

«Личность характеризуется активностью, стремлением субъекта расширять сферу своей деятельности, действовать за границами требований ситуации и ролевых предписаний; направленностью -- устойчивой доминирующей системой мотивов -- интересов, убеждений и т. д. …» Действия, выходящие за границы требований ситуации, и являются творческими действиями.

В соответствии с принципами, описанными С. Л. Рубинштейном, производя изменения в окружающем мире, человек меняется сам. Таким образом, человек изменяет себя, осуществляя творческую деятельность.

В основе творчества лежит глобальная иррациональная мотивация отчуждения человека от мира; оно направляется тенденцией к преодолению, функционирует по типу «положительной обратной связи»; творческий продукт только подстёгивает процесс, превращая его в погоню за горизонтом.

Таким образом, через творчество осуществляется связь человека с миром. Творчество само стимулирует себя.

Представитель психоаналитического направления Д. В. Винникотт выдвигает следующее предположение:

В игре, а возможно, только лишь в игре, ребенок или взрослый обладает свободой творчества.

Творчество связано с игрой. Игра является механизмом, который позволяет человеку быть креативным. Через творческую деятельность человек стремится найти свою самость (себя, ядро личности, глубинную сущность). По мнению Д. В. Винникотта, творческая деятельность -- это то, что обеспечивает здоровое состояние человека.

Н.А. Бердяев придерживается следующей точки зрения: Творческий акт всегда есть освобождение и преодоление. В нём есть переживание силы.

Таким образом, творчество -- это то, в чём человек может осуществлять свою свободу, связь с миром, связь со своей глубинной сущностью.

Сама суть искусства есть общение. Зритель, читатель, созерцатель — это пассивная роль, то есть роль того, кто слушает, воспринимает в данном общении. А роль творца — это активная роль, это роль того, кто повествует, рассказывает, кто делится своим опытом, опытом постигнутого, выраженного либо в мыслях (в тексте), либо в гармониях (музыка, картины). Почему творчество это общение? Потому что это опосредованное общение. Можно ведь непосредственно поделиться некой мыслью, неким опытом постигнутого (и в этом близость искусства к передаче мудрости то есть к философии и религии), а можно опосредованно, через произведение искусств. Творчество самодостаточно, поскольку сам процесс творения есть обретение мастерства — МУДРОСТИ, целостности сознания, опыта осознанного. Если же ты излагаешь свой опыт постигнутого, то ты им делишься, то есть выступаешь в роли учителя… ты вдохновляешь других на поиск красоты, на поиск гармонии, на обретение собственного опыта…

2. Общение. Виды общения

Общение является важнейшим «средством производства» человеческого фактора и одновременно важнейшим механизмом его бытия. Однако вездесущность общения часто заслоняет его сущность, маскируя глубокое и определенное своеобразие общения его отличие от других видов человеческих взаимодействий. Философский анализ человеческой деятельности приводит к различению общения как межсубъектного взаимодействия и коммуникации и как простой передачи информации, даже если приемником является человек и если при этом возникают обратная связь и информационный обмен. Основанием для этого является различение субъект-субъектных и субъект-объектных отношений, порождаемое различием субъекта и объекта, которое понимается не в узком гносеологическом, а в широком деятельностном плане. Человек является субъектом постольку, поскольку обладает сознанием и самосознанием, детерминирующими свободный выбор целей и необходимых для их осуществления действий обладая свободой, субъект оказывается уникальным, неповторимым, непредсказуемым в своей активности; еще одной характеристикой субъекта является его ценность, которая приписывается ему другим человеком или им самим. Человек же, поставленный в позицию объекта, приравнивается тем самым к другим объектам и берется в тех своих качествах, которые делают его взаимозаменяемым с другими людьми в пределах той или иной группы или всего человеческого рода. Разумеется, позиции человека как субъекта или объекта релятивны: это не безусловные характеристики того или иного лица, но диспозиционные свойства, которые проявляются им в одних ситуациях и которых он лишается в других своих ролях.

Общение является такой совместной деятельностью людей, участники которой относятся друг к другу и к самим себе как к субъектам. В психологическом плане из такого понимания общения следует комплекс его когнитивных, эмоциональных и поведенческих параметров: восприятие уникальности партнера, переживание его ценности и предоставление ему свободы являются определяющими факторами общения, а их отсутствие ведет к превращению общения в какой-то иной вид межличностных взаимодействий.

Общение есть взаимодействие, участники которого относятся друг к другу как к целям, а не как к средствам; но существуют и такие варианты человеческих взаимодействий, в которых целью оказывается только один из партнеров, а другой выступает как средство удовлетворения его потребностей: таковы управление и обслуживание. Для интерпретации подобных взаимодействий существенно, какой из участников взаимодействия -- активный или пассивный -- является целью, а какой -- средством данного действия; кроме того, следует учитывать и такой вариант, в котором оба партнера являются средствами по отношению к некоей цели, лежащей вне их: речь идет о коммуникации.

Философское определение общения как субъект-субъектного взаимодействия дает возможность обнаружить его не только на уровне межличностных контактов, -- обычное представление при трактовке общения лишь как «персонификации общественных отношений», -- но и на двух других -- внутриличностном и сверхличностном (поскольку субъект может быть и частным -- одной из ипостасей целостного Я личности, и совокупным -- групповым субъектом типа семьи, производственного коллектива или нации, класса, человечества в целом). Соответственно общение оказывается не только межличностным взаимодействием, но и внутренним диалогом («самообщением», по формулировке К.С. Станиславского), и взаимодействием различных социальных групп, диалогом культур. Для психологии такое понимание разномодальности общения важно потому, что ориентирует на изучение не только восприятия человека человеком (А.А. Бодалев, Г. М. Андреева), дружбы (И.С. Кон), любви (С.Л. Рубинштейн, Л.Я. Гозман), но и, с одной стороны, внутренней диалогичности сознания, а с другой -- психологических контактов между социальными группами разных масштабов.

Из такого понимания общения следует еще один важный вывод, не акцентировавшийся до сих пор ни философами, ни психологами, -- его творческая природа. Ибо если общение это не коммуникация, не обмен информацией, а результат взаимодействия субъектов, порождающего их общность, новую целостность -- мы, совокупного субъекта, то по самой своей природе оно оказывается творческой деятельностью. Общение имеет творческий характер и на внутриличностном, и на меж- и сверхличностном уровне. Если душевная цельность личности -- цель внутреннего диалога (вспомним поучительные описания внутреннего диалога у В. Шекспира и Ф. М. Достоевского, у З. Фрейда и М. М. Бахтина, у некоторых современных писателей и психологов) -- есть именно творческий итог ее духовной активности, то диалог культур проявляется, скажем, в прочтении классического произведения (пьесы, оперы, романа) его современными исполнителями или иллюстраторами, в творческом синтезе одной культуры с мировоззрением интерпретирующих его представителей другой культуры, в «народной дипломатии» и т. д.

Наивной и утопической является часто высказываемая в западной философской и психотерапевтической литературе мысль о том, будто все человеческие отношения могут и должны стать отношениями общения; этого не было, нет и, видимо, никогда не будет. Сложность организации, функционирования и развития человеческого общества такова, что необходимыми являются и другие связи человека с человеком, основанные на отношении к другому как к объекту, а не субъекту. Простейший пример тому -- передача знаний, которая ставит ученика в положение объекта, обязанного усвоить, например, таблицу умножения или таблицу Менделеева независимо от того, нравится ему это или нет. Регламентацией исполнения социальных ролей, взаимозаменяемостью их исполнителей общество лишает человека его уникальности, а разнопорядковые иерархические структуры общественной жизни -- экономическая эксплуатация, социальное принуждение, психологическое манипулирование -- лишают человека его конечной ценности, делают его не целью, а средством. И, вместе с тем, одна и та же ситуация может вовлекать разных людей в разные типы взаимодействий, которые друг в друга перетекают, образуя гибридные формы, конкурируют друг с другом и т. п. Тонкая структура социального взаимодействия определяется самими партнерами; именно от них -- от их потребностей, целей, понимания ситуации -- зависит, относятся ли они друг к другу как к субъекту или как к объекту, как к цели или как к средству. Вот почему ключевым психологическим фактором, влияющим на характер взаимодействия между людьми, является фактор мотивации.

Действительно, персонализация -- процесс, по своему смыслу асимметричный, имеющий вполне определенное направление, вектор. Это -- направление от более «богатой» личности к менее «богатой»; от личности, готовой внести духовный вклад, к личности, готовой его принять. Общение же -- процесс симметричный: это деятельность, разворачивающаяся между людьми, но не деятельность, которую один из них производит с другим. Хотя в одних отношениях партнеры по общению могут быть сколь угодно различными (как различными могут быть по своему духовному уровню мать и дитя, художник и зритель, психотерапевт и пациент), в одном принципиальном отношении они равны -- равны как свободные, уникальные и ценные друг для друга субъекты. Поэтому, хотя и во многих конкретных своих выводах концепции персонализации и общения достаточно близки друг к другу, в силу внутренней логики своих центральных понятий они описывают разные по уровню общности и смысловой нагрузке срезы проблемы.

Именно в творческой деятельности, направленной на создание нового продукта, на принятие решения в условиях неопределенности и т. д., общение способствует организации совместных действий индивидов лучше, чем коммуникация, управление или обслуживание. Поэтому если в материально-практическом творчестве группы людей общение является важнейшим и необходимейшим его механизмом, то в иных типах совместной деятельности оно может оказаться либо нейтральным, никак не пересекающимся с целенаправленностью предметной деятельности, либо даже вредным, нарушающим функциональные структуры необходимых ей коммуникаций, управления или обслуживания: вспомним жизненные ситуации типа «служебного романа». Отсюда же проистекают вред семейственности в структуре управления или те трудности, которые вызывает у учителей или врачей обслуживание собственного ребенка.

Если общение порождается отношением к другому как к свободному, уникальному и ценному для тебя субъекту, если участники общения далеки как от своекорыстного использования другого в своих интересах, так и от самоотречения, отказа от собственных потребностей, если цели участников сосредоточены в самом их взаимодействии, значит, общение содержит в себе такие механизмы, которые мотивируют взаимодействие людей друг с другом вне или помимо того продукта, который производит их совместная деятельность. Иначе говоря, мотивация общения может не сводиться к мотивации совместной предметной деятельности. Что же ее, эту мотивацию, порождает?

Независимо от того, в какой мере это осознается человеком в каждом конкретном случае, потребность общения -- это исторически сложившееся и каждый раз заново формирующееся в онтогенезе стремление приобщиться к действиям, ценностям, переживаниям Другого и раскрыть ему свои собственные; это стремление разделить моменты своей жизни с Другим, разорвать узкие рамки своего Я, слив его с Я другого человека; это стремление создать социальное качество человеческого существа -- качество Мы. Известные слова А. Сент-Экзюпери о «роскоши человеческого общения» справедливы только с точки зрения отдельного индивида: для социальной структуры общение является первейшей необходимостью, ибо только оно, а не коммуникация, управление или обслуживание способно формировать сплоченные и творческие, обладающие самосознанием и ценностно ориентационным единством, совокупные субъекты -- общности, семьи, коллективы.

Важнейшее психологическое значение имеют такие формы общения, в которых предмета деятельности, внешнего по отношению к взаимодействию партнеров, нет вовсе или же предмет этот играет лишь инструментальную роль. Движущей силой такого общения является та ценность, которую его партнеры представляют друг для друга, а объекты, которые вовлечены в данный процесс, играют роль посредников или знаков, на языке которых субъекты раскрывают себя друг другу. Такое общение можно назвать личностным. Жизнь семьи, дружеская беседа, любовное свидание, встреча с родственниками, праздничное застолье -- эти и многие другие ситуации личностного общения составляют значительную часть полноценной человеческой жизни.

Существует и еще один вид общения, возникающий тогда, когда доминирующее значение для участников имеет сам процесс взаимодействия, а не продукт их совместной деятельности, и не уникальность и самоценность партнера, и не раскрытие собственного Я. Таково игровое общение. По отношению к иным видам общения игра имеет либо символическую, либо вырожденную природу. Превращение в игру, придание основной ценности процессу взаимодействия, «спортивный интерес» к этому процессу лишают человеческие отношения таких определяющих характеристик, как атрибутируемые партнеру ценность, уникальность, незаменимость: в игре партнер может быть заменен другим, но не любым, а такого же класса. Игра как особый тип деятельности, противостоящий практически-созидательному творчеству, тем от него и отличается, что является самоценным действием, осуществляемым ради наслаждения от самого его процесса, а не ради получения некоего продукта.

Виды общения

Мотивация

Творческое

Личностное

Игровое

на продукте, партнере, процессе

на партнере и процессе

на процессе

Самоценность партнера и/или процесса взаимодействия с ним -- основной конструкт психологии общения, и он должен не только дополнить сложившиеся объяснительные схемы функционального (различающего орган и функцию) и семиотического (различающего знак и значение) плана, но и приобрести решающее значение. Тогда реальная слитность целей и средств, знака и значения, ценности и ее носителя, являвшаяся камнем преткновения для традиционных подходов к общению, окажется краеугольным камнем для адекватного его понимания.

Будучи самоценным, внутренне мотивированным, общение несет в себе те самоподкрепляющие механизмы, которые делают возможным неограниченное и творческое развитие человеческих отношений. Если говорить о личностном общении, то именно самоценность партнера, внутренняя мотивация отношений с ним являются условием их неисчерпаемости, а значит, и стабильности. Инструментальное отношение к другому человеку как к средству достижения собственных целей, равно как и отношение к себе как к средству удовлетворения потребностей партнера, делает. связь с ним функциональной, ролевой, временной. Лишь видение терминальной ценности себя и другого человека придает межличностному взаимодействию тот внеролевой и вневременной характер, который является нормой личностного общения.

Внешняя мотивация взаимодействия, когда оно базируется на любых иных мотивах, кроме потребности в общении с данным партнером, будь то потребность в одобрении, в достижении, в эмоциональном обладании и т. д., водит субъекта по замкнутому кругу состояний нужды, удовлетворения и пресыщения. Если внешне мотивированное взаимодействие занимает место подлинного, внутренне мотивированного общения, закономерным итогом являются колебания настроения, смена партнеров, поиск суррогатного общения разной природы. Именно в этом видится общий механизм нарушений общения -- проблема, имеющая огромное значение для практической психологии.

Адекватное представление о своеобразии общения, его месте в ряду межличностных взаимодействий, его внутренней мотивации является необходимым для различных прикладных областей психологии. Прежде всего, это относится к педагогической психологии. Органическая связь воспитания, понимаемого как процесс приобщения личности к ценностям, в отличие от образования как процесса передачи знаний, с общением объясняется именно тем, что ценности нельзя передавать так, как передаются знания.

Ценностное сознание -- нравственное, политическое, эстетическое, религиозное -- формируется у входящего в жизнь молодого человека только тогда, когда воспитатель видит в нем принципиально равного себе, свободного в выборе ценностей и психологически уникального субъекта, с которым он, старший и более опытный и мудрый, стремится поделиться своими ценностями, дабы они стали общими для них, а значит, вобрали в себя и особенности духовной позиции воспитанника; в этом смысле говорят (и глубоко справедливо!), что воспитывает не только учитель ученика, но и ученик учителя. Но это и означает, что воспитание есть одновременно и общение, и творчество, а не коммуникация, не управление и не обслуживание, в которых реципиент, исполнитель или клиент являются пассивными объектами, не участвующими в совместном творческом акте.

Развитие психологии общения всегда шло параллельно развитию медицинской психологии, иногда опережая, а иногда отставая от последней. Оценивая их опыт, можно выделить две области, в которых общение приобретает особую значимость для медицины. С одной стороны, все большее число заболеваний трактуется сейчас не только в их связи с нарушениями общения, но и как прямое следствие этих нарушений. С большей или меньшей определенностью это можно сказать о неврозах, об алкоголизме, наркомании, о бурно расширяющейся группе психосоматических болезней. Несформированность внутренней мотивации общения, неготовность относиться к себе и другим как к свободным, ценным и уникальным субъектам разрушает не только духовную жизнь человека, но и -- в точно такой же степени -- его здоровье. И хотя конкретные механизмы этих взаимовлияний еще далеко не ясны, вывод о решающем значении нарушений общения для клиники может быть сделан с достаточной уверенностью.

С другой стороны, значительное большинство методов психотерапии и психологической коррекции -- это специализированные методы общения. Будучи творческим процессом, направленным на совместное достижение внешнего результата, психотерапия прежде всего является общением и требует от терапевта безусловного, а от клиента -- условного соблюдения определяющих его норм. Сложность этого процесса «лечения общения общением» вряд ли стоит недооценивать: возможный лишь в общении процесс коррекции его мотивов сам испытывает на себе все те особенности нарушенной мотивации, на которые он призван воздействовать. Наличие такого, очень значимого для практики «круга» и необходимость размыкать его каждый раз заново лишь подчеркивают важность проблематики общения для профессиональной подготовки медицинского психолога.

Понимание творческой природы общения существенно важно и для психологии искусства. Не случайно те литературоведы и эстетики, которые рассматривают искусство как чисто познавательную деятельность, сводят его восприятие к простому коммуникативному акту и отрицают правомерность истолкования восприятия художественных произведений как формы «сотворчества». И напротив, те ученые, которые видят в художественной деятельности своеобразную модель человеческого общения -- общения художника с миром и с созидаемыми им образами, общения этих образов друг с другом, общения читателей, зрителей, слушателей и с образами, которыми населена художественная реальность, и с их творцами-художниками,-- заключают, что художественное восприятие, в отличие от научного или технического, есть процесс сотворчества и что художественная информация является поэтому результатом совместной деятельности художника и читателя (зрителя, слушателя)

Очень актуальной является такая область социальной практики, в которой именно общение оказывается приоритетным видом человеческих взаимодействий. Имеется в виду организацию досуга. Современные подходы к клубной работе, туризму, санаторно-курортному делу, проектируемые сейчас досуговые центры должны включать в себя научно обоснованные и организационно отлаженные формы оптимизации общения в разных его видах, фазах и на разных уровнях. Разработка, обоснование, исследование эффективности методов такой работы -- задача психологов. Практика показывает, что задача эта, к сожалению, далека не только от своего решения, но и от признания профессиональным сообществом. На наш взгляд, пути достижения таких важных социальных целей, как оздоровление образа жизни, формирование реальной альтернативы алкоголизму и наркомании, борьба с разнообразными формами духовной деградации, лежат через развитие культуры человеческого общения. Методы практической психологии могут и должны сказать здесь свое слово, возможно решающее.

общение творчество психологический

Заключение

Ко всему вышеизложенному могу добавить только из своего личного опыта, что человек (в том числе и ребенок, и подросток), никогда не раскрывается в общении так, как во время творческой деятельности. Ведь, по сути, в процессе творческой деятельности, мы находимся на другом уровне восприятия, так же, как во сне, сны снятся именно нам, но мы не можем управлять сновидениями, мы не являемся их «руководителями», хотя они и рождаются внутри нас.

Список литературы

1. М. С. Каган, А. М. Эткинд «Общение как ценность и как творчество» Журнал «Вопросы психологии» 1986 г.

2. А. Пуанкаре «Математическое творчество // Адамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики.» М., 1970. Приложение III.

3. В. Н. Дружинин «Психология общих способностей.» СПб.: Питер, 2002. С. 166.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой