Общества с ограниченной и дополнительной ответственностью

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

общество правовой ответственность ограниченный

Переход России к рыночной экономике знаменовал возникновение миллионов юридических лиц, в первую очередь, в экономической сфере. Абсолютным лидером по численности оказались общества с ограниченной ответственностью, оставившие далеко позади себя акционерные общества. Судя по динамике роста числа ООО, эта тенденция сохранится на ближайшие десятилетия. За спиной ООО «прячется» очень близкая ей форма хозяйственного общества (некоторые обще считают, что поскольку она слишком близка, нет необходимости в ее отдельном существовании) — общество с дополнительной ответственностью.

Причина такой популярности ООО кроется в ряде ее преимуществ. Так, к примеру, АО гораздо более легкая жертва для рейдеров (главная угроза бизнесу в России сейчас), нежели ООО.

По всем названным причинам проблематика ООО и примыкающего к нему ОДО актуальна и чрезвычайно востребована для нашей страны.

Целью работы является исследование правового регулирования, создания и деятельности обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью.

Согласно цели исследования поставлены соответствующие задачи:

— дать общую характеристику правового положения об общества с ограниченной ответственностью;

— охарактеризовать общество с дополнительной ответственностью.

Структура работы состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

1. Общая характеристика правового положения об общества с ограниченной ответственностью

Общество с ограниченной ответственностью (ООО) является наиболее распространенной организационно-правовой формой для осуществления предпринимательской деятельности в России. Изначально причиной преобладания обществ с ограниченной ответственностью среди непубличных компаний являлось более гибкое законодательное регулирование по сравнению с акционерным законодательством. Со вступлением в силу изменений, внесенных Законом от 30 декабря 2008 г., правовое регулирование деятельности обществ с ограниченной ответственностью значительно ужесточилось, но это не должно повлиять на привлекательность данного вида обществ, связанную с более простым порядком их создания по сравнению с учреждением акционерных обществ и возможностями эффективного контроля за изменениями состава участников.

В отличие от товариществ, опосредующих объединение лиц, общество с ограниченной ответственностью является формой объединения капиталов (а в случае создания общества единственным учредителем — обособления капитала) с целью ограничения риска убытков участников от деятельности общества стоимостью принадлежащих им долей.

Понятие ограниченной ответственности, отражающее специфику рассматриваемого вида хозяйственных обществ, раскрывается в абз. 1 п. 1 статьи 87 ГК РФ, где устанавливается, что участники общества не отвечают по его обязательствам. Исключения из указанного правила предусмотрены абз. 2 п. 1 статьи 87 ГК РФ и п. 3 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

В литературе и судебной практике ответственность участника, не полностью оплатившего долю, в большинстве случаев рассматривается по отношению к обществу как дополнительная (субсидиарная), наступающая в случае неисполнения обязательств самим обществом (ст. 399 ГК РФ). Солидарный характер ответственности проявляется в том, что не полностью оплатившие доли участники отвечают по обязательствам общества солидарно друг с другом.

Анализ судебной практики по соответствующей категории исков показывает, что судом принимается во внимание, являлся ли ответчик участником общества на момент неисполнения обязательства обществом. В отдельных случаях суд отказывал в иске на том основании, что ответчик не являлся участником общества на момент предъявления иска или вынесения судебного решения. Однако исходя из необходимости защиты интересов кредиторов указанные ограничения ответственности участников являются необоснованными. Следует сделать вывод, что суд не вправе отказывать в иске в случае прекращения участия ответчика в уставном капитале в результате продажи или уступки доли, состоявшейся после принятия обществом на себя рассматриваемого обязательства, если ответчик не представил доказательств оплаты доли до ее отчуждения (п. 3 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). В случае перехода неоплаченной доли участника к обществу по основаниям, предусмотренным законом, лицо, прекратившее свое участие в уставном капитале общества, должно нести солидарную ответственность по обязательствам общества, возникшим до прекращения участия ответчика в уставном капитале общества. В указанном случае возможность привлечения бывшего участника к солидарной ответственности должна сохраняться до даты государственной регистрации изменений в сведения ЕГРЮЛ или устава общества, вносимых соответственно по результатам продажи доли бывшего участника общества или уменьшения уставного капитала в связи с погашением непроданной доли в соответствии с требованиями ст. 24 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Помимо положений п. 2 статьи 87 ГК РФ требования к фирменному наименованию общества устанавливаются ст. 4 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и ст. 1473 ГК РФ. Помимо обязательного для индивидуализации общества полного фирменного наименования, общество вправе иметь сокращенное фирменное наименование. Полное фирменное наименование общества на русском языке должно содержать полное наименование общества и слова «с ограниченной ответственностью». Сокращенное фирменное наименование общества на русском языке должно содержать полное или сокращенное наименование общества и слова «с ограниченной ответственностью» или аббревиатуру «ООО». При заполнении графы «Фирменное наименование» на бланках официальных заявлений или документов следует указывать полное, а не сокращенное фирменное наименование, так как именно полное фирменное наименование является обязательным средством индивидуализации коммерческой организации. Так, указание в заявлении на государственную регистрацию общества сокращенного фирменного наименования вместо полного может явиться основанием для отказа в государственной регистрации юридического лица. Фирменное наименование общества на русском языке и на языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции (например, ООО «Кэш энд Керри») или в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму общества (например, нельзя использовать фирменное наименование ООО «Лютик Эл-Эл-Си», содержащее русскую транскрипцию англоязычной аббревиатуры LLC, обозначающей компанию с ограниченной ответственностью (limited liability company)). Последствием несоблюдения указанных требований к фирменному наименованию может стать иск органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, к обществу о понуждении к изменению фирменного наименования.

Особенности отдельных видов деятельности, осуществляемых юридическими лицами в форме обществ с ограниченной ответственностью, обусловливают необходимость в специальной правовой регламентации. В соответствии с п. 3 ст. 87 ГК РФ особенности правового положения кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, права и обязанности их участников определяются помимо ГК РФ и Закона об обществах с ограниченной ответственностью также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций.

В соответствии с п. 2 ст. 1 Закона об обществах с ограниченной ответственностью иными федеральными законами могут также определяться особенности правового положения, порядка создания, реорганизации и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью в сферах банковской, страховой и инвестиционной деятельности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции (Закон об организации страхового дела, Закон о рынке ценных бумаг). С 1 января 2010 г. специальное правовое регулирование может осуществляться и в отношении обществ, действующих в сфере частной охранной деятельности (ст. 6 ФЗ от 22 декабря 2008 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного контроля в сфере частной охранной и детективной деятельности»). В соответствии с разъяснениями, данными в п. 2 постановления ВС и ВАС № 90/14, необходимо иметь в виду, что круг вопросов, указанных в абз. 2 п. 3 ст. 87 ГК РФ и п. 2 ст. 1 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, по которым особенности правового регулирования названных в них обществ могут устанавливаться в иных федеральных законах, является исчерпывающим. По другим вопросам, в том числе связанным с гарантиями и способами защиты прав участников обществ (кроме кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью), применяются общие положения Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Согласно п. 3 ст. 1 Закона об обществах с ограниченной ответственностью особое правовое регулирование предусмотрено для отношений, связанных с совершением иностранными инвесторами или группой лиц, в которую входит иностранный инвестор, сделок с долями, составляющими уставный капитал общества, имеющего стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, и установлением контроля иностранных инвесторов или группы лиц, в которую входит иностранный инвестор, над такими обществами. Указанные отношения регулируются в соответствии с положениями ФЗ от 29 апреля 2008 г. № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства».

В соответствии с п. 3 ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью число участников общества не должно быть более 50.

В качестве причины ограничения числа участников часто называют более тесные личные связи между участниками общества, чем между акционерами открытого акционерного общества. Закон об обществах с ограниченной ответственностью предусматривает значительно большее число вопросов, требующих единогласного решения участников, чем Закон об акционерных обществах. В случае принятия решения большинством голосов подсчет ведется в соотношении с общим числом голосов, принадлежащих всем участников общества, а не с общим числом голосов, принадлежащих лицам, принимающим участие в общем собрании. Таким образом, форма общества с ограниченной ответственностью предусматривает больше гарантий для учета интересов каждого отдельного участника по сравнению с нормами законодательства об акционерных обществах. В случае же неопределенного или чрезмерно большого количества участников процедура принятия решений в обществе с ограниченной ответственностью может быть чрезмерно затруднена.

В соответствии с п. 1 ст. 87 ГК РФ в случае если число участников общества превысит 50, общество обязано в течение года преобразоваться в открытое акционерное общество. В п. 1 ст. 88 ГК РФ говорится о возможности преобразования в акционерное общество без уточнения его типа, однако в рассматриваемом случае преобразование в закрытое акционерное общество невозможно в связи с тем, что число акционеров в закрытом акционерном обществе не может быть более 50. Пунктом 3 ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью предусмотрена возможность преобразования общества в случае превышения допустимого числа участников не только в открытое акционерное общество, но и в производственный кооператив, что согласуется с общей нормой о возможных формах реорганизации общества, изложенной в п. 2 ст. 92 ГК РФ. При условии соблюдения требований абз. 1 п. 4 ст. 66 ГК РФ нет препятствий и для преобразования общества в хозяйственное товарищество в соответствии с положениями п. 2 ст. 92 ГК РФ. В случае если общество с числом участников более 50 не будет преобразовано в допустимую организационно-правовую форму и не сократит число участников в течение года с момента приобретения прав на долю в уставном капитале 51 участником, общество подлежит ликвидации в судебном порядке на основании ст. 88 ГК РФ и п. 2 ст. 61 ГК РФ по требованию органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, либо иных государственных органов или органов местного самоуправления, которым право на предъявление такого требования предоставлено федеральным законом.

Согласно п. 2 ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и абз. 1 п. 2 ст. 88 ГК РФ общество может являться компанией одного лица, что еще раз подтверждает отнесение общества с ограниченной ответственностью к объединению капиталов, а не лиц. Положения Закона об обществах с ограниченной ответственностью распространяются на общества с одним участником постольку, поскольку указанным Законом не предусмотрено иное и поскольку это не противоречит существу соответствующих отношений. Решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно (ст. 39 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Решение единственного участника, являющегося юридическим лицом (основного общества), подписывается либо его исполнительным органом, имеющим правом действовать от имени единственного участника без доверенности, либо лицом, уполномоченным действовать от имени единственного участника на основании доверенности.

Статья 39 Закона об обществах с ограниченной ответственностью исключает применение к обществу с единственным участником норм о созыве, подготовке и проведении общего собрания участников, за исключением положений, касающихся сроков проведения годового общего собрания участников общества. В этой же статье говорится о неприменении к обществу, состоящему из одного участника, положений ст. 43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, регулирующей порядок обжалования решений органов управления обществом. Лишение единственного участника права оспаривать собственные решения, принятые им в качестве высшего органа управления обществом, вытекает из существа соответствующих отношений. Однако вызывает сомнения обоснованность неприменения к обществам одного лица положений п. 3 ст. 43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. Следуя буквальному толкованию ст. 39 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, единственный участник лишается права обжаловать решение совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, коллегиального исполнительного органа общества или управляющего, принятое с нарушением требований законов и устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества. Описанная коллизия может быть разрешена путем ограничительного толкования указанной нормы со ссылкой на название ст. 39 Закона об обществах с ограниченной ответственностью «Принятие решений по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, единственным участником общества», позволяющее сделать вывод о том, что положения данной статьи могут относиться только к процедурам принятия решений и обжалования решений высшего органа управления общества и не распространяются на порядок обжалования решений иных органов управления.

Единственный участник общества — физическое лицо часто осуществляет и функции единоличного исполнительного органа общества. На практике часто высказываются сомнения в необходимости оформлении трудового договора с таким руководителем, так как в данном случае руководитель, являющийся одновременно единственным участником общества, якобы заключает договор «сам с собой». В обоснование своей позиции противники заключения трудового договора с руководителем — единственным участником ссылаются на письмо Федеральной службы по труду и занятости от 28 декабря 2006 г. № 2262−6-1, где разъясняется, что в описываемой ситуации по отношению к генеральному директору отсутствует работодатель, а подписание трудового договора одним и тем же лицом от имени работника и от имени работодателя не допускается. Противники заключения трудового договора с руководителем — единственным участником также ссылаются на ст. 273 ТК, предусматривающую, что положения гл. 43 ТК не распространяются на руководителя организации, в случае если он является единственным участником (учредителем) организации.

Приведенная аргументация представляется неубедительной, так как не учитывает различий в правовом статусе единственного участника, действующего от имени работодателя, но таковым не являющегося, и общества как общего для всех работников (включая руководителя) работодателя. Лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, работодателем не является (ст. 20 ТК). Таким образом, трудовой договор заключается не между единственным участником, а между обществом-работодателем, являющимся самостоятельным по отношению к единственному участнику субъектом права, и работником, назначенным на должность генерального директора. Статья 273 ТК, указывающая, что гл. 43 ТК не распространяется на отношения с директором — единственным участником, не предусматривает, что остальные положения ТК на эти отношения не распространяются.

Норму абз. 2 п. 2 ст. 88 ГК РФ часто объясняют стремлением законодателя предотвратить злоупотребления и уклонение обществ от ответственности за действия созданных ими дочерних компаний одного лица. Последствием нарушения указанного запрета может стать ликвидация общества, единственным участником которого является общество одного лица, на основании п. 2 ст. 61 ГК РФ.

В соответствии со ст. 31.1 Закона об обществах с ограниченной ответственностью с 1 июля 2009 г. общество обязано вести список участников общества с указанием сведений о каждом участнике общества, размере его доли в уставном капитале общества и ее оплате, а также о размере долей, принадлежащих обществу, датах их перехода к обществу или приобретения обществом.

Закон закрепляет презумпцию достоверности сведений, указанных в списке участников общества, а также предусматривает доступность таких сведений для третьих лиц. Так, общество и его участники не вправе ссылаться на несоответствие сведений, указанных в списке участников общества, сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, в отношениях с третьими лицами, действовавшими только с учетом сведений, указанных в списке участников общества, за исключением споров, требующих подтверждения права на долю (часть доли) в уставном капитале общества. В случае возникновения споров по поводу несоответствия сведений, указанных в списке участников общества, сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, право на долю (часть доли) в уставном капитале общества подтверждается на основании информации, содержащейся в ЕГРЮЛ. Спор о достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, разрешается путем обращения к правоустанавливающим документам, к которым закон относит договор или иной подтверждающий возникновение у учредителя или участника права на долю или часть доли документ.

2. Общество с дополнительной ответственностью

Правовому регулированию общества с дополнительной ответственностью законодательство отводит незначительное место. Этому посвящена только ст. 95 ГК РФ. Это и неудивительно, так как к обществу с дополнительной ответственностью применяются правила ГК РФ об обществе с ограниченной ответственностью и Закона об обществах с ограниченной ответственностью постольку, поскольку иное не предусмотрено данной статьей

Обществом с дополнительной ответственностью признается общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров. Участники такого общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов. ОДО является, по сути, разновидностью общества с ограниченной ответственностью.

Здесь, так же как и в отношении общества с ограниченной ответственностью, имеет место несоответствие наименования этой коммерческой организации ее юридической конструкции.

Обществом с дополнительной ответственностью было бы правильнее именовать обществом с риском дополнительных (субсидиарных) убытков участников. А если учесть, что риск дополнительных убытков выражается в обязанности участников нести субсидиарную ответственность по обязательствам общества в определенном кратном размере к сумме вклада (ограниченная ответственность), то общество с дополнительной ответственностью было бы правильнее называть обществом с ограниченной ответственностью. Заметим, что в ГК РФ 1922 г. общество с дополнительной ответственностью именовалось товариществом с ограниченной ответственностью.

Спецификой, отличающей эту форму предпринимательской деятельности, является имущественная ответственность участников общества с дополнительной ответственностью по обязательствам общества. При недостаточности имущества данного общества для удовлетворения претензий его кредиторов участники общества могут быть привлечены к солидарной ответственности личным имуществом.

При этом размер этой ответственности ограничен — он касается не всего их личного имущества (как это характерно для полных товарищей), а лишь его части в кратном размере к сумме внесенных участниками вкладов в уставный капитал. Например, участники могут быть привлечены к ответственности в трех-, пятикратном и т. п. размере внесенных ими вкладов. Отсюда вытекает еще одна особенность этого субъекта предпринимательской деятельности: при банкротстве одного из участников общества с дополнительной ответственностью его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам, если иной порядок не предусмотрен учредительными документами общества.

Общества с дополнительной ответственностью не получили широкого распространения в российском бизнесе. Поскольку действующее законодательство не предусматривает никаких привилегий для организационно-правовых форм, имеющих режим «повышенной» ответственности участников (товарищества, общества с дополнительной ответственностью), предприниматели не останавливают свой выбор на этих формах.

Вопрос о целесообразности существования общества с дополнительной ответственностью как самостоятельной организационно-правовой формы есть предмет дискуссий в последнее время.

Авторы Концепции развития корпоративного законодательства 2006 г. вообще считают, что «продолжением реформ в сфере совершенствования типологии юридических лиц должно стать устранение такой организационно-правовой формы, как общество с дополнительной ответственностью». По их мнению, «для сохранения возможности использования подобной конструкции на законодательном уровне достаточно предусмотреть возможность введения дополнительной ответственности участников общества с ограниченной ответственностью путем включения соответствующих положений в устав общества».

В сходной логике рассуждают и авторы иного концептуального документа — проекта Концепции развития законодательства о юридических лицах 2009 г. По их мнению, «нет достаточных оснований для сохранения такой организационно-правовой формы юридического лица, как общество с дополнительной ответственностью (ст. 95 ГК РФ). Гражданско-правовой статус таких хозяйственных обществ практически полностью определяется положениями законодательства об обществах с ограниченной ответственностью. Очевидно, что возложение на участников такого общества дополнительной ответственности по долгам юридического лица не требует закрепления в законе особой организационно-правовой формы, а может быть санкционировано на уровне устава». С такой позицией следует полностью согласиться.

Заключение

Общество с ограниченной ответственностью — это общество, уставный капитал которого разделен на доли. Участники общества не отвечают по обязательствам общества — они несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов.

Среди норм, установленных в ГК РФ (ст. 87−90) и специальным Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в отношении общества с ограниченной ответственностью существенное значение имеют, в частности, следующие:

— учредительными документами общества являются учредительный договор и устав;

— число участников общества не должно превышать предела, установленного законом; в противном случае оно подлежит преобразованию в акционерное общество в течение года, а затем (при отсутствии преобразования) — ликвидации в судебном порядке.

Общество с ограниченной ответственностью не вправе иметь в качестве единственного участника другое общество, состоящее из одного лица;

— уставный капитал общества определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы его кредиторов. В ГК РФ и специальном законе установлены правила, связанные с уменьшением и увеличением уставного капитала;

— высшим органом общества является общее собрание; в обществе также создаются исполнительный орган — коллегиальный и (или) единоличный, подотчетные общему собранию;

— общество может быть реорганизовано или ликвидировано добровольно по единогласному решению его участников. Оно вправе преобразоваться в акционерное общество или в производственный кооператив;

— участник общества вправе в любое время выйти из него независимо от согласия других его участников.

Общество с дополнительной ответственностью — это общество, уставный капитал которого разделен на доли, а участники общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества (ст. 95 ГК РФ). При регулировании отношений, связанных с данным обществом, применяются нормы, установленные для общества с ограниченной ответственностью.

При банкротстве одного из участников общества его ответственность по обязательствам общества распределяется между другими участниками пропорционально их вкладам. Это дает преимущество в получении средств, повышает ответственность участников за результаты деятельности общества. Общество с дополнительной ответственностью занимает промежуточное положение между хозяйственными товариществами с неограниченной ответственностью их участников и хозяйственными обществами с ограниченной ответственностью.

ОДО не получили широкого распространения в российском бизнесе. Поскольку действующее законодательство не предусматривает никаких привилегий для организационно-правовых форм, имеющих режим «повышенной» ответственности участников (товарищества, общества с дополнительной ответственностью), предприниматели не останавливают свой выбор на этих формах.

Список использованных источников

1. Абрамова Е. Н., Аверченко Н. Н., Байгушева Ю. В. [и др.] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: учеб. -практич. комментарий / под ред. Сергеева А. П. — М.: «Проспект», 2010. — 457 с.

2. Алексеев, С. С. Гражданское право Учебник / под ред. С. С. Алексеева — М.: Проспект 2011. — 871 с.

3. Алексеев, С.С., Васильев А. С., Голофаев В. В., Гонгало Б. М. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая / под ред. С. А. Степанова — 2-е изд., перераб. и доп. — «Проспект; Екатеринбург: Институт частного права», 2010. — 1253 с.

4. Белов, В. А. Гражданское право Общая часть Том 2 / под ред. В. А. Белова — М.: Юрайт, 2011. — 589 с.

5. Воронцов, Г. А. Гражданское право / под ред. Г. А. Воронцова — М.: Феникс 2010. — 745 с.

6. Гомола, А. И. Гражданское право / под ред. А. И. Гомолы — М.: Академия 2009. — 703 с.

7. Гончаров, А. А. Маслова А.В. Гражданское право Части Общая и Особенная / под ред. А. А. Гончарова и А. В. Масловой — М.: АСТ, Сова, 2010. — 890 с.

8. Гражданское право. Учебник / С. С. Алексеев, Б. М. Гонгало, Д. В. Мурзин и др. — 2-е изд. перераб. и доп. — М.: Проспект; Екатеринбург; Институт частного права, 2009. — 528 с.

9. Гражданское право: в 2 т.: учеб. / отв. ред. Е. А. Суханов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2009. — 847 с.

10. Камышанский В. П. Гражданское право В 3 частях Часть 1 / под общ. ред. В. П. Камышанского Н.М. Коршунова В. И. Иванова — М.: Эксмо 2010. — 634 с.

11. Карпычев М. В. Гражданское право Учебник / под ред. М. В. Карпычева — М.: Форум 2011. — 598 с.

12. Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» / под ред. М. Ю. Тихомирова — М.: «Изд. Тихомирова М. Ю. «, 2010. — 248 с.

13. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. В 2 т. Т. 1. Части первая, вторая ГК РФ / под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина — М.: «Издательство Юрайт», 2011. — 488 с.

14. Концепция развития законодательства о юридических лицах (проект) (Редакционный материал) // Вестник гражданского права. 2009. № 2. — С. 32−38.

15. Коряковцев, В. Г. Практический комментарий к Федеральному закону от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». — М.: «Гроссмедиа: РОСБУХ», 2009. — 209 с.

16. Мардалиев, Р. Т. Гражданское право / под ред. Р. Т. Мардалиева — СПб.: Питер 2011. — 784 с.

17. Мустафина, З. Ш. Практические рекомендации по перерегистрации ООО // З. Ш. Мустафина / «Предприятия общественного питания: бухгалтерский учет и налогообложение», — № 2, февраль 2010. — 30−39.

18. Новые требования к содержанию устава ООО, договорам об учреждении общества и осуществлению прав его участников / А. П. Зрелов, «Гражданин и право», № 10, октябрь 2009. — С. 24−31.

19. Пашин, А.Л., Чуряев, А.В. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». — М: «Деловой двор», 2009. — 198 с.

20. Пиляева, В. Гражданское право в вопросах и ответах. — М.: КНОРУС, 2011. — 733 с.

21. Покровский, И. А. Основные проблемы гражданского права — 4-е изд. испр. — М.: (Классика российской цивилистики) Статут. 2009. — 432 с.

22. Смоленский, М. Б. Гражданское право Часть 1 / под ред. М. Б. Смоленского — М.: МарТ, Феникс 2010. — 500 с.

23. Степанов, С. А. Гражданское право Учебник В 3-х томах Том 1 / под ред. С. А. Степанова — М.: Проспект, 2011. — 560 с.

24. Чеаусская О. А. Гражданское право. Курс лекций. М.: Изд-во Эксмо-Пресс, 2010. — 520 с.

25. Шевчук, Д. А. Гражданское право. Учебник для вузов. — М.: Эксмо, 2009. — 686 с.

26. Шиткина И. С. Корпоративное право / под ред. И. С. Шиткиной. — М. Волтерс Клувер, 2008. — 490 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой