Общественные отношения в сфере борьбы с преступлениями террористической направленности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В настоящее время разрешение проблем, связанных с преступлениями против общественной безопасности, становится задачей исключительной важности для Российского государства.

Актуальность данных проблем объясняется тем, что в современных условиях защита прав человека все более очевидно становится одной из доминант общественного прогресса, основой которого является общечеловеческий интерес, приоритет общечеловеческих ценностей.

Подлинный прогресс невозможен без должного обеспечения прав и свобод человека, в том числе прав, гарантированных Конституцией Российской Федерации, направленных на создание нормальных условий для трудовой деятельности и отдыха граждан, охрану государственного и общественного порядка.

Реализация данных прав нашла отражение в нормах главы 24 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за посягательства, направленные на общественную безопасность. Терроризм, а также его последствия являются одной из основных и наиболее опасных проблем, с которыми сталкивается современный мир.

Начиная примерно с последней трети прошлого столетия проблема борьбы с терроризмом заметно обострилась, а в последнее двадцатилетие эта проблема приобрела особую актуальность как для всего мирового сообщества, включая Европу, так и для России.

Современное международное сообщество пока так и не смогло дать единого определения терроризма. Попытки разработать единую, всеобъемлющую конвенцию относительно международного терроризма, которая содержала бы это определение, не увенчались успехом.

Причин тому несколько — различные подходы разных государств к понятию «терроризм», большое влияние политического фактора на оценку событий, связанных с совершением преступлений террористической направленности.

В России в конце XX — начале XXI века опасность терроризма как действий, направленных на массовые убийства, взрывы или поджоги с целью воздействовать на принятие решений органами власти, резко возросла. Наряду с ростом числа террористических актов, жестокими стали и способы их совершения.

Дерзкие террористические акты в Москве, Волгодонске, Буденновске, Беслане, Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Ингушетии и других регионах России порождают страх, панику среди населения, нарушают общественную безопасность и являются реальной угрозой для безопасности общества и государства.

Именно этим и обусловлена актуальность выбранной мною темы дипломного исследования.

В условиях современной России она из абстрактной научной и теоретической конструкции превратилась в угрожающую всем и каждому реальность.

Степень научной разработанности проблемы.

Уголовно-правовые проблемы терроризма освещались в работах Ю. М. Антоняна, И. И. Артамонова, Л. Д. Гаухмана, С. Д. Гринько, Ю. Н. Дерюгиной, А. И. Долговой, С. У. Дикаева.

Продолжают оставаться открытыми вопросы, связанные с толкованием признаков террористического акта, преступлений, содействующих террористической деятельности, и их квалификацией.

Объект исследования данной работы — общественные отношения в сфере борьбы с преступлениями террористической направленности.

Предмет исследования — уголовно-правовые нормы, предусматривающие уголовную ответственность за террористический акт.

Цель дипломного исследования заключается в изучении понятия террористического акта и ответственности за террористический акт по уголовному российскому законодательству.

Методологической основой дипломного исследования являются следующие методы: анализ научной литературы и действующего законодательства по проблеме исследования; исторический; сравнительно-правовой;

В соответствии с вышесказанным определены следующие задачи исследования:

1. Изучить исторически существовавшее, а равно — ныне действующее зарубежное и российское законодательство по вопросам борьбы с преступлениями террористической направленности; Определить место террористического акта в системе преступлений против общественной безопасности;

2. Дать уголовно-правовую характеристику террористического акта, определив его объект, субъект, а также объективную и субъективную стороны, выделить их особенности.

3. Выделить квалифицирующие признаки террористического акта, выделенные российским законодателем. Дать характеристику каждого из признаков; указать на сложности, которые могут возникнуть при квалификации деяния в качестве террористического акта.

1. Правовые основы уголовной ответственности за террористический акт

1.1 Понятие террористического акта и развитие ответственности за него по законодательству РФ и зарубежных стран

Согласно статье 205 Уголовного кодекса РФ 1996 года под террористическим актом понимается совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях Уголовный Кодекс Р Ф, принят Государственный Думой 13. 06. 1s996 г., статья 205.

Вышеуказанные действия и их общественно опасные последствия, составляющие объективную сторону террористического акта подвергались изменениям с течением времени и развивались одновременно с общественными отношениями и общегосударственным прогрессом.

Уже в Русской Правде (XI-XII вв.) можно усмотреть зачатки уголовно-правовой регламентации ответственности за террористический акт. Русская Правда (краткая редакция) предусматривала ответственность за убийство представителя княжеской администрации (ст. 19) и людей, находящихся в зависимости от князя (ст. ст. 22, 23, 24, 25, 26, 27). Аналогичные статьи имелись также в Пространной редакции данного правового акта (ст. ст. 3 — 8, 11 — 17). Русская Правда тягчайшим преступлением признавала также поджог. а Карамзин Н. М. История государства Российского том. 2, изд. Москва. 2003

В Псковской и Новгородской судных грамотах (XIII-XV вв.) в основном развивались положения Русской Правды. В Псковской судной грамоте преступлением признавалось посягательство на запрещенное законом деяние, направленное против органов власти, что являлось важным шагом в законодательном регулировании антигосударственных проявлений (государственных преступлений). Государственная измена («перевет») и поджог были наиболее опасными преступлениями. Ключевский В. О. Курс русской истории. Лекция 14, изд. — Эксмо, М., 2000 г.

В Судебнике 1497 г. также выделялись государственные преступления. Статья 9 предусматривала ответственность за особо опасные преступления против государства, разграничивая виновных лиц по видам преступной деятельности: «государский убойца» (убийца своего господина), «коромолник» (боярин, совершивший крамолу, т. е. отъезд к другому князю), «головной» (похититель людей), «подымщик» (поджигатель дома, двора, помещения), «зажигалник» (поджигатель укреплений или города).

Судебник 1497 г. установил ответственность за новое преступление — «лихое дело», т. е. любое деяние, посягавшее на установленный в государстве порядок.

В Судебнике 1550 г. (Судебник Ивана IV) государственные преступления подверглись детальной разработке, появились новые составы преступлений. Тяжким преступлением считался поджог.

Именно к XVI в., когда формировалось понятие «хитрости» (аналог «прямого умысла» в современном праве), следует отнести первые попытки определения террористических по своему содержанию проявлений. Появление этого признака «предумышления» было весьма важно для развития объективной оценки сущности и содержательной стороны актов терроризма, так как последние предполагают наличие ясной цели и «злого умысла» и не могут совершаться случайно, по неосторожности. Судебник 1550 г. весьма широко использует термин «хитрость».

Таким образом, в Судебниках 1497 и 1550 гг. не было законодательно закреплено посягательство на жизнь монарха, которое, по сути, можно расценивать как деяние террористического характера. Основную нагрузку в защите особы царя в доопричный период несли нормы идеологии и морали.

В Судебнике 1589 г. наметились признаки формирования субъекта террористической деятельности. Именно в этом правовом акте виновные лица более детально разграничиваются по видам преступной деятельности: тать, разбойник, зажигальник, грабитель, миропродавец, душегубец, государский убойца, крамольник, проводчик, головной, градский сдавец, церковный тать, коневой тать, подметчик, лихой истец. Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV века / Пер. М. Н. Тихомирова. М., 1960. С. 202−205.

В Соборном уложении 1649 г. (Уложение царя Алексея Михайловича) ответственность за государственные преступления (главы II и III) регламентировалась достаточно подробно.

В Уложении впервые была выделена глава об уголовно-правовой защите личности монарха (глава II), нормы которой предусматривали ответственность за «голый умысел», направленный против жизни и здоровья государя (ст. 1), крамолу (измену) и подмет (ст. ст. 2 — 4), поджог города с целью сдачи врагу (ст. 4), недоносительство о преступлениях (ст. ст. 18 — 19), «скоп и заговор» против должностных лиц центрального и местного управления (ст. ст. 20 — 22).

Замечу, что деяния, предусмотренные ст. ст. 20 — 21, были направлены не против государства, а против государя и должностных лиц. В данном толковании усматривается наличие признаков террористического акта.

Некоторые уголовно-правовые нормы главы III также были направлены на охрану царя и его власти. Так, ст. ст. 4, 5, 6 и 7 устанавливали ответственность за обнажение и ношение оружия на государевом дворе.

Уложение в ст. 228 предусматривало ответственность за поджог двора.

Трактовка в Соборном уложении 1649 г. государственных преступлений, и особенно посягательств против государя (монарха), позволяет говорить о начале правового регулирования террористических проявлений в средневековье.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривало ответственность за государственные преступления в главах I («О преступлениях против священной особы государя императора и членов императорского дома») и II («О бунте против власти верховной и о государственной измене») раздела III «О преступлениях государственных». Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до 1861 года / Сост. — П. П. Епифанов и О. П. Епифанова. М., 1987. c. 48−63.

Революционная ситуация 1879 — 1880 гг. обусловила принятие фундаментального правового акта Российской империи — Уголовного уложения 1903 г., в котором государственные преступления были распределены по трем главам: «О бунте против верховной власти и о преступных деяниях против священной особы императора и членов императорского дома» (глава третья), «О государственной измене» (глава четвертая) и «О смуте» (глава пятая). Российское законодательство X — XX веков: в 9 т. Т. 9 / Под общ. ред. О. И. Чистякова. — М., 1994. — С. 240 — 325.

Так, ст. 99 предусматривала уголовную ответственность за посягательство на жизнь, здоровье, свободу или вообще на неприкосновенность священной особы царствующего императора, императрицы или наследника престола.

Посягательством признавалось как совершение данного преступления, так и покушение на него (ч. 2 ст. 99) и приготовление к нему (ч. 3 ст. 101). Части 3 и 4 ст. 102 уголовно наказуемыми деяниями признавали участие в сообществе, составившемся для учинения тяжкого преступления, предусмотренного ст. 99, и подговор составить сообщество для учинения тяжкого преступления, предусмотренного ст. 99, или принять участие в таком сообществе, если последнее не составилось.

Статья 105 устанавливала ответственность за посягательство на жизнь члена императорского дома (ч. 1), учинение иного насильственного посягательства на особу члена императорского дома (ч. 2) и приготовление к посягательству на жизнь члена императорского дома или участие в сообществе, составившемся для учинения такого посягательства (ч. 4).

Следует отметить, что в Уголовном уложении 1903 г. довольно часто использовались понятия «взрыв», «взрывчатое вещество», «снаряд» и т. п., а за преступления, связанные с применением взрывчатых веществ и угрозой (опасностью) осуществления взрыва, предусматривались строгие наказания. Это было обусловлено не только повышенной общественной опасностью таких преступлений, но и тем, что в тот период террор становился основным средством достижения политических целей для противников власти, располагавших значительным по тем временам вооружением и взрывчатыми веществами (например, боевые организации партии эсеров). Так, только эсерами в 1902 — 1908 гг. в России было совершено 232 террористических акта (в 1905 г. — 55; в 1906 г. — 82; в 1907 г. — 71).

УК РСФСР 1922 г., будучи первым кодифицированным правовым актом Советского государства, в части первой («О контрреволюционных преступлениях») в главе первой Особенной части («О государственных преступлениях») среди прочих контрреволюционных преступлений содержал несколько статей о запрете совершения террористических актов. Уголовный кодекс РСФСР // Собрание узаконений и распоряжений РКП РСФСР. — 1922. — N 80. -Ст. 153.

Статья 64 УК РСФСР предусматривала ответственность за организацию в контрреволюционных целях террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций, а равно за участие в выполнении таких актов, даже если отдельный участник совершения такого акта и не принадлежал к контрреволюционной организации.

УК РСФСР 1926 г. установил ответственность за отдельные контрреволюционные преступления в ст. 58 части первой («Контрреволюционные преступления») в главе первой Особенной части («Преступления государственные»). Уголовный кодекс РСФСР // СУ РСФСР. — 1926. — N 80. — Ст. 600.

Ст. 58 УК устанавливала ответственность за совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежавшими к контрреволюционной организации.

Совершение террористических актов УК РСФСР 1926 г., как и УК РСФСР 1922 г., относил к опасным государственным (контрреволюционным) преступлениям. Как видно, диспозиция ст. ст. 58 — 58.1 УК РСФСР 1926 г. практически не претерпела изменений по сравнению со ст. 64 УК РСФСР 1922 г. Верно, в ст. 64 УК РСФСР 1922 г. имелось прямое указание на контрреволюционные цели организации и участия в совершении террористических актов. В ст. 58 УК РСФСР 1926 г. такого указания не было, однако подобная цель подразумевалась и логически вытекала из содержания нормы.

Таким образом, одним из существенных признаков террористического акта, предусмотренного ст. 58.8 УК, позволяющих отграничивать его от смежных преступлений (например, ст. ст. 73, 73.1 УК), являлась контрреволюционная цель.

УК РСФСР 1960 г. в части первой («Особо опасные государственные преступления») в главе первой Особенной части («Государственные преступления») среди прочих особо опасных государственных преступлений предусмотрел нормы об ответственности за террористический акт. Статья 66 УК («Террористический акт») предусматривала две формы террористического акта: убийство государственного, общественного деятеля или представителя власти (ч. 1) и причинение указанным лицам тяжкого телесного повреждения (ч. 2).

Целью террористического акта были названы подрыв или ослабление советской власти.

Сравнительный анализ соответствующих статей УК РСФСР 1922, 1926 и 1960 гг. выявляет тенденцию к ужесточению наказаний за совершение террористических актов, что, по нашему мнению, связано с возрастанием и усилением их реальной угрозы для безопасности общества и государства. Существенные изменения в ст. 66 УК РСФСР 1960 г. были внесены Федеральным законом от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР». В ч. 1 была установлена уголовная ответственность за убийство государственного или общественного деятеля либо представителя власти, совершенное по политическим мотивам; в ч. 2 — за тяжкое телесное повреждение, причиненное по тем же мотивам государственному или общественному деятелю либо представителю власти. Полагаем, что данные изменения были прогрессивны.

Федеральный закон N 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» в главе 10 УК РСФСР 1960 г. ввел ст. 213.3 («Терроризм») и ст. 213.4 («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»), которые по содержанию отличались от других статей террористической направленности УК 1960 г. Статьи 213.3 и 213.4 были нововведениями УК 1960 г. и не имели аналогов-предшественников в УК РСФСР 1922 и 1926 гг. Федеральный закон от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // СЗ РФ. — 1994. — N 10. — Ст. 1109.

Введение в УК довольно насыщенной по содержанию ст. 213.3 стало позитивным шагом в регулировании ответственности за терроризм.

Таким образом, термин «терроризм» в современном его понимании появился в уголовном законодательстве России с введением ст. 213.3 в УК РСФСР 1960 г.

Терроризм как преступление, безусловно, нашел закрепление и в законодательствах зарубежных стран. Рассмотрим некоторые их них.

Нормативная правовая база США, регламентирующая вопросы борьбы с терроризмом, включает законодательные акты двух уровней: действующие на всей территории США (общефедеральные) и действующие на территории конкретного штата как самостоятельная система.

При этом терроризм определяется как незаконное использование силы или насилия против лиц или собственности с целью запугивания или принуждения правительства, гражданского населения для достижения политических или социальных целей.

Террористическим актом может быть признано совершение или попытка организации взрыва, вооруженного ограбления, поджога, убийства, нападения, ракетного удара, захвата транспортных средств, зданий, заложников, зданий посольств. Все эти действия караются Федеральным законом или законами штатов и могут быть признаны террористическими действиями в зависимости от мотивов.

Закон США 1996 г. «О борьбе с терроризмом и применении смертной казни» подробно регламентирует правовые и организационные вопросы борьбы с международным и внутренним терроризмом.

Через два месяца после теракта 11 сентября 2001 года и введения в стране чрезвычайного положения Президент США издал указ (President Issues Military Order) от 13 ноября 2001 г. «О задержании, обращении и рассмотрении дел в отношении неграждан в ходе войны с терроризмом».

В пункте «д» ст. 1 данного указа отмечается, что способность американского государства защитить себя и своих граждан от дальнейших террористических актов в значительной степени зависит от использования вооруженных сил в процессе поимки и установления личности террористов и тех, кто стоит за ними. Зарубежное законодательство в борьбе с терроризмом. Отв. редактор И. С. Власов. -- М: «Городец-издат», 2002. 144с.

Развитие уголовного законодательства по борьбе с терроризмом в Великобритании, имеющей значительный опыт в этой области, шло по двум основным направлениям. К первому направлению относилось издание уголовных законов, применяемых только на территории Северной Ирландии: Закон о Северной Ирландии (чрезвычайные положения) 1973 г.; законы 1975 и 1977 г. г., внесшие изменения в Закон о Северной Ирландии (чрезвычайные положения) 1973 г.; Закон о Северной Ирландии (чрезвычайные положения) 1996 г.

В 1978 г. в связи с присоединением Великобритании к Европейской конвенции по борьбе с терроризмом были изданы Закон о борьбе с терроризмом и Закон о лицах, подлежащих защите в соответствии с международным правом, содержащие ряд важных положений уголовно-правового характера.

Английский законодатель в процессуальной области готов идти на ограничение отдельных гражданских прав и свобод, когда речь идет о борьбе с терроризмом. Так, Закон о предотвращении терроризма (временные положения) 1989 г. предусматривал широкие полномочия полиции, расследующей террористическую деятельность. Например, полицейский мог арестовать и обыскать без приказа любого человека, подозреваемого в причастности к террористической деятельности, связанной с Северной Ирландией или с другой территорией.

В 2000 г. в Великобритании был принят новый Закон о терроризме, которым прежнее законодательство было реформировано и значительно дополнено. Закон 1989 г. был отменен, однако значительная часть его предписаний (с определенной модификацией) вошла в новый Закон. В Законе 2000 г. предусмотрено, что его основные положения впредь будут носить постоянный характер, хотя ежегодно министр внутренних дел обязан отчитываться перед парламентом о ходе его применения.

С принятием Закона 2000 г. антитеррористические меры могут применяться не только к «ирландскому терроризму», а ко всем формам терроризма — ирландскому, международному или внутреннему, что делает этот статут всеобъемлющим. Это вытекает из того развернутого определения терроризма, которое дается в Законе. Под ним понимается — применение серьезного насилия (или угроза его применения) против любого лица; причинение серьезного вреда (или угроза его причинения) имуществу; создание серьезного риска здоровью или безопасности общества или его части; а также серьезное вмешательство в обеспечение жизнедеятельности общества или подрыв электронных систем, если эти действия совершаются с целью повлиять на правительство, запугать общество (или его часть) по политическим, религиозным или идеологическим основаниям.

Если же при осуществлении своих замыслов исполнитель использует огнестрельное оружие или взрывчатые вещества, его действия являются терроризмом, независимо от наличия цели повлиять на правительство или запугать общество.

Под действие данного закона подпадают террористические акты, совершенные не только на территории Великобритании, но и за ее пределами в отношении любых лиц и любого имущества.

Французскими законодателями принят целый ряд законов и декретов, направленных на борьбу с терроризмом.

В Уголовном кодексе Франции терроризму уделено большое внимание, ему посвящен специальный раздел «О терроризме».

Под террористическими преступлениями признаются умышленные посягательства на жизнь, на неприкосновенность человека, похищение или незаконное удержание человека в закрытом помещении, а также угон летательного аппарата, судна или любого другого транспортного средства, хищение, вымогательство, уничтожение, повреждение или порча, а также деяния в области информатики и т. д., совершенные умышленно одним исполнителем или организованной группой, которая имеет цель серьезно нарушить общественный порядок путем запугивания или террора. Побегайло. Э. Ф. Терроризм и уголовная ответственность // Актуальные проблемы Европы: Проблемы терроризма: Проблемно-тематический сборник. 1997. № 4. 240с.

Отмечается, что в чистом виде террористических преступлений не существует, есть общеуголовные, направленные на достижение особой цели и совершаемые иными методами, чем просто общеуголовные или политические преступления. И в этом случае за их совершение законом предусматривается более строгое наказание по сравнению с аналогичными преступлениями.

В Германии вопросы борьбы с терроризмом регулируются в нескольких законодательных актах. Основными источниками правовых норм по борьбе с терроризмом в Германии являются Уголовный кодекс 1871 г. (в редакции 1998 г.) и Закон о судоустройстве с вводным к нему законом.

Борьба с терроризмом в Италии регулируется рядом нормативных актов. Среди них итальянские юристы выделяют Закон 15/1980, многие положения которого инкорпорированы впоследствии Уголовным кодексом Италии. Итальянское уголовное законодательство относит террористические преступления к одному из проявлений организованной преступности.

В уголовно-правовой области для эффективной борьбы с террористической и мафиозной преступностью итальянский законодатель при разработке законодательства по этому вопросу следует двум главным тенденциям.

С одной стороны, в Уголовный кодекс вводится ряд новых составов уголовных деликтов с тем, чтобы интенсифицировать уголовную репрессию в отношении криминальных объединений. С этой целью новые законы создают новые составы уголовных деликтов в отношении преступных объединений, а также новые отягчающие вину обстоятельства, к которым относятся: создание и участие в объединениях, ставящих террористические цели и цели нарушения конституционного порядка.

1.2 Место террористического акта среди преступлений против общественной безопасности

Уголовный кодекс РФ рассматривает общественную безопасность в качестве составного элемента большой группы общественных отношений, обеспечивающих не только общественную безопасность в узком смысле, но также общественный порядок, здоровье населения, общественную нравственность, экологическую безопасность, безопасность движения и эксплуатации транспорта. Вся совокупность этих общественных отношений именуется в УК общественной безопасностью (в широком смысле) и общественным порядком, которые выступают в качестве родового объекта преступлений, входящих в раздел IX Уголовного кодекса.

Отсюда следует, что под преступлениями против общественной безопасности, понимаются общественно опасные деяния (действия или бездействия), сопряженные с нарушениями правил, обеспечивающих общественную безопасность, и причиняющие им существенный вред или создающие угрозу такого вреда. Петрищев В. Е. Российское законодательство: профилактика терроризма.). — М.: Норма, 2006. — С. 192 — 196.

Доктрина общественной безопасности видится в трех составляющих:

1) цель, под которой понимается создание и поддержание необходимого уровня защищенности объектов общественной безопасности;

2) принципы, на основе которых осуществляется общественная безопасность, и перечень приоритетов такой деятельности.

3) Система обеспечения общественной безопасности, под которой понимается совокупность мер политического, правового, организационного, экономического, научного и иного характера, направленных на поддержание социально приемлемого уровня общественной безопасности.

Субъектами обеспечения общественной безопасности выступает государство, негосударственные объединения и граждане. При этом главную ответственность за состояние безопасности в обществе несет государство.

Терроризм относится к общим видам преступлений против общественной безопасности, так как данный вид преступления создаёт угрозу безопасности неопределенному кругу лиц, нарушающие деятельность органов управления, обеспечивающих общественную безопасность. Кроме терроризма, к данной разновидности преступлений относятся также, например, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, бандитизм, организация преступного сообщества (преступной организации), массовые беспорядки.

Терроризм — один из самых опасных преступлений современности, не редко носящих не только национальный, но и международный характер. Опасность терроризма очевидна Дьяков С. В. Направления совершенствования уголовного законодательства о государственных преступлениях / С. В. Дьяков // Преступность и правовое регулирование борьбы с ней. — М.: Норма, 2006. — С. 22.

Терроризм отражает культ насилия и способствует его развитию, давая ему преимущества перед правовыми, социальными методами разрешения конфликтов в обществе. Терроризм зачастую принимает форму идеологии, в которых методом достижения цели, главной идеи является именно физическое уничтожение, нанесение ущерба путем взрыва, поджога и т. д. В зависимости от цели терроризм подразделяется на:

1) националистический — преследует сепаратистские и национально-освободительные цели;

2) религиозный — связан с борьбой приверженцев религии между собой (индуисты и мусульмане, мусульмане и христиане) и внутри одной веры (католики-протестанты, сунниты-шииты), и преследует цель подорвать светскую власть и утвердить власть религиозную;

3) идеологический — преследует цель коренного или частичного изменения экономической или политической системы страны, привлечения внимания общества к какой-либо острой проблеме. Иногда этот вид терроризма называют революционным. Примером идеологически заданного терроризма служат такие его исторические формы, как анархистский, эсеровский, фашистский, европейский «левый».

По характеру субъектов террористической деятельности терроризм подразделяется на:

1) неорганизованный (индивидуальный) — в этом случае теракт (реже, ряд терактов) совершает один-два человека, за которыми не стоит какая-либо организация

2) организованный — в этом случае террористическая деятельность планируется и реализуется некой организацией

Терроризм формирует и усиливает в обществе чувство страха и беспомощности, которое подавляет в свою очередь позитивную активность личности. Как и всякое иное действие, направленное на причинение смерти, и даже в большей степени, чем другие действия такого рода, терроризм обесценивает человеческую жизнь. Жертвами терроризма рискуют стать совершенно неповинные люди, которые случайно оказываются в месте совершения террористического акта, поэтому люди перестают чувствовать себя в безопасности, перестают верить государственным органам, целью деятельности которых является обеспечение условий для нормального развития общества. Страх за свою жизнь становится нормальным состоянием для людей, живущих под угрозой стать жертвой теракта. Все вышеперечисленное подрывает жизнь не только отдельно взятой личности, семьи, но благополучие всего государства в целом.

Нельзя, наконец, не отметить, что терроризм способен привести и, как показывает практика, реально приводит к свертыванию государственных, юридических, социальных гарантий и свобод личности, поскольку он вызывает со стороны государства контрмеры, которые не всегда согласуются с нормами правового государства.

Таким образом, место террористического акта среди преступлений, направленных против общественной безопасности — это центральное место. Террористический акт обладает признаками, которые позволяют назвать это преступление самым опасным среди всех остальных преступлений против безопасности общества. От других преступлений теракт отличается тем, что целью последнего является воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями.

2. Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного статьей 205 УК РФ

2.1 Объект преступления

Во всех случаях, когда мы говорим о каком-либо преступлении, в первую очередь имеем в виду определенного рода посягательство на кого-либо (что-либо). Путем совершения преступного деяния человек причиняет вред тем или иным интересам людей, их благам, ценностям или, по крайней мере, ставит их в реальную опасность причинения вреда. Объект — это та социальная мишень, в которую преступник наносит свой преступный и нередко сокрушительный удар. Однако объект преступления — это не мишень, пробитая пулей, пришедшей со стороны, а живая ткань общественного организма, куда внедрилась раковая клетка социальной патологии.

Традиционно в отечественной профессиональной литературе объектом преступления признается система общественных отношений между людьми, на которые посягает преступник, причем не любые общественные отношения, а лишь те, которые охраняются уголовным законом.

Объектом уголовно-правовой охраны выступают общественные отношения, составляющие социальную ткань общественного бытия людей, их любого сообщества, в том числе и государства. Именно эти отношения выступают тем необходимым, жизненно важным связующим звеном, с помощью которого отдельный человек включается в общественную жизнь и является активным (в меру возможного или необходимого) участником общественных процессов, составляющих основу человеческого бытия. С другой стороны, государство посредством общественных отношений воздействует на сознание и волю отдельных людей и всего их сообщества, стимулируя у них потребность в поддержании этих конструктивных отношений. А поскольку существует опасность посягательства со стороны отдельных людей либо их групп, постольку эти отношения взяты (либо должны быть взяты) под уголовно-правовую охрану.

Интересной представляется точка зрения о том, что объектом охраны уголовным законом должны быть, прежде всего, общественные отношения, позволяющие человеку жить по-человечески и ощущать себя человеком. В то же время, в отношениях между людьми должны существовать своего рода «нравственно-свободные зоны», в пределы которых уголовный закон не должен вторгаться. И чем выше будет уровень нравственной зрелости общества, тем больше должно быть таких зон. Уголовный закон охранять интересы общества в целом и интересы отдельного человека, но не должен вредить этим интересам.

Общественные отношения, выступающие объектом уголовно-правовой охраны, прежде всего, взаимосвязаны с правомерным (законопослушным) поведением людей и каждого человека в отдельности. А последнее означает, что объект уголовно-правовой охраны (защиты) возникает с момента вступления уголовного закона в силу. Объекта преступления и само преступление неразрывно связаны между собой, и объект преступления возникает каждый раз, как только совершается преступление. В той же мере, в какой объект преступления не может существовать без преступления, преступление немыслимо без объекта преступления. Слово «объект» изначально определяет зависимый характер того, что оно в себе заключает, от внешнего по отношению к нему, воздействующего на него. Совершая преступление, преступник автоматически изменяет уголовно-правовой статус того общественного отношения, на которое он посягает, — сохраняя свойства объекта уголовно-правовой охраны, оно приобретает в такой ситуации функции объекта преступления. Кудрявцев В. Н. К вопросу о соотношении объекта и предмета преступления // СГП. 1951. N 8. С. 59 и др.

Изменение статуса общественного отношения происходит, однако, не само по себе, а в связи с тем, что, совершая преступление, виновный привносит в это отношение деструктивный элемент: деформируя (видоизменяя) последнее или разрушая его полностью, он тем самым либо причиняет вред этому отношению, либо ставит под угрозу реального причинения вреда. Механизм преступного воздействия на объект посягательства, обладая определенными универсальными свойствами (чертами), присущими всем без исключения преступным посягательствам, имеет свою неповторимую индивидуальность (специфику), которая зависит от характера, вида и содержания общественного отношения, выступающего объектом преступления.

Таким образом, можно сказать, что объект преступления — это охраняемые уголовным законом общественные отношения между людьми, подвергшиеся преступному посягательству, за которое предусмотрена уголовная ответственность.

В теории уголовного права некоторое время господствовала нормативная теория, разработанная К. Биндингом, который считал объектом преступления правовую норму, предписывающую воздерживаться от определенных действий или совершать определенные действия. Русский криминалист Н. С. Таганцев объектом преступления признавал заповедь или норму права, нашедшую свое выражение в охраняемом ею жизненном интересе. Мысль о том, что объектом преступления наряду с общественными отношениями выступает и норма права, имела место и в теории уголовного права советского периода. В теории уголовного права ряда стран XIX в. в качестве объекта преступления рассматривалось «правовое благо», понимаемое, в частности, известным криминалистом Ф. Листом как правоохраняемый всеобщий интерес. Не получила поддержки в теории отечественного права и идея о том, что самостоятельным объектом преступления могут выступать орудия и средства производства и другие материальные вещи.

Общественные отношения, рассматриваемые через призму уголовного права, могут выступать в роли объекта уголовно-правовой охраны и объекта преступления. Если объект уголовно-правовой охраны возникает с момента вступления в силу уголовного закона, то объект преступления возникает с момента совершения каким-либо человеком преступления.

Все элементы общественного отношения, признаваемого объектом преступления, взаимосвязаны и неразрывны. В этой связи вряд ли может быть признана приемлемой позиция ряда авторов, согласно которой объектом преступления могут выступать отдельные (пусть даже очень важные) элементы общественного отношения (например, человек).

Определяя объект террористического акта, нужно обратить внимание, что в теории уголовного права «по вертикали» объекты подразделяются на следующие виды:

1) Общий объект — совокупность общественных отношений, уголовная ответственность за посягательства на которые предусмотрена действующим законодательством. Его содержанием являются все социальные блага, которые в конкретный исторический период и в конкретном обществе признаются наиболее значимыми. Этот объект один и тот же для всех составов преступлений.

2) Родовой (специальный) объект преступления обозначает группу однородных по своей социальной природе и экономической сущности общественных отношений, охраняемых в силу этого единым комплексом уголовно-правовых норм. При этом нормы, устанавливающие ответственность за посягательство на один и тот же родовой объект, объединены по общему правилу в один раздел Особенной части. Характер общественной опасности преступлений, направленных на один и тот же родовой объект, предопределяет последовательность расположения соответствующих глав в Особенной части УК в зависимости от сравнительной важности для общества тех или иных общественных отношений. Кроме того, родовой объект позволяет правильно определить в системе уже действующего законодательства место вновь принимаемых уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за те или иные преступные посягательства.

Для террористического акта родовым объектом выступает общественная безопасность и общественный порядок — это однородные институты. Комарова М. А. Терроризм в уголовном праве России: / М. А. Комарова // Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2003. — С. 4, 16, 237.

3) Видовой (групповой) объект преступления — группа сходных по объективным признакам общественных отношений, которые в силу этого охраняются одним комплексом уголовно-правовых норм.

Видовым объектом преступления, предусмотренного статья 205 УК, является общественная безопасность. Видовой объект преступления является составной частью родового объекта, и потому он должен лежать в плоскости родового объекта и находиться в пределах его объема содержания.

Видовой объект преступления конкретизирует содержание и функции родового объекта преступления, он позволяет отграничивать сходные по объективным и субъективным признакам (по объекту и субъекту) преступления; с его помощью определяется место вновь созданных уголовно-правовых норм в соответствующих главах действующего Уголовного кодекса; нередко он учитывается при квалификации преступлений, так как в зависимости от значимости общественных отношений, на которые произошло преступное посягательство, и характера общественной опасности преступления разграничиваются внешне сходные преступления.

4) Непосредственный объект преступления — это конкретное общественное отношение, на которое посягает преступник, совершая преступление данного вида.

Непосредственный объект имеет решающее значение для правильной квалификации преступления. Непосредственный объект всегда должен находиться в той же плоскости, в той же сфере общественных отношений, что и видовой объект.

Непосредственным объектом преступления по статье 205 УК являются интересы общества, государства, международных организаций, имущество, которому теракт причиняет ущерб, здоровье людей, которому наносится вред в результате взрыва, поджога и т. д.

Согласно классификации объекта преступления «по горизонтали», выделяются такие виды объектов:

1) Основной объект — то общественное отношение, которое при совершении определенного преступления всегда, во всех без исключения случаях нарушается или ставится в реальную опасность нарушения. При совершении теракта основным объектом выступает общественная безопасность.

2) Дополнительный объект — то общественное отношение, которое неизбежно ставится в опасность причинения вреда при посягательстве на основной объект, но охраняемое соответствующей нормой уголовного права попутно, тогда как при других обстоятельствах оно заслуживает самостоятельной уголовно-правовой охраны. при совершении преступления, предусмотренного статьей 205, дополнительным объектом может выступать жизнь и здоровье человека, сохранность частного и государственного имущества, окружающая среда. Он прямо закреплен в соответствующей статье УК.

3) Факультативный объект — это такое общественное отношение, которое в принципе заслуживает самостоятельной уголовно-правовой защиты, но в данной норме уголовного закона охраняется попутно, однако причинение вреда этому отношению при совершении данного преступления не обязательно. Основная же роль факультативного объекта заключается в том, что при всех равных условиях он влияет на повышение степени общественной опасности совершенного преступления. Он не закрепляется в статье УК непосредственно.

Итак, основным объектом состава терроризма выступает состояние защищенности жизненно важных интересов неопределенного круга лиц, организаций и материальных объектов от внутренних и внешних угроз.

2.2 Признаки, характеризующие объективную сторону преступления

Содержание объективной стороны преступления составляют все его объективные, т. е. внешние, признаки.

Можно выделить три группы признаков:

1) признаки деяния, которые играют определенную роль в формировании его общественной опасности. В их типичном выражении они закрепляются в законе в качестве признаков соответствующих составов преступлений.

2) признаки, которые хотя такой роли и не играют, тем не менее оказывают свое влияние на характер и степень общественной опасности деяния — повышают или, напротив, понижают ее. Правовое выражение они находят в предусмотренных в УК перечнях смягчающих и отягчающих обстоятельств (ст. 61, 63).

3) признаки, не оказывающие никакого влияния на характер и степень общественной опасности деяния, например, цвет одежды террориста-смертника, совершившего взрыв. Моисеенко А. И. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика терроризма (по материалам Южного федерального округа России) / А. И. Моисеенко // Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2006. С. 9.

На наш взгляд, можно выделить следующие признаки состава преступления, предусмотренного статьей 205 УК РФ:

1) общественно опасное деяние — взрыв, поджог или иные действия, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, а также угроза совершения указанных выше действий. Преступление, предусмотренное статьей 205 УК может быть совершено только путем действия, бездействия здесь исключены. Состав терроризма предполагает, что в результате взрыва, поджога или иных действий создается опасность гибели многих людей неопределенного (не персонифицированного) круга. Когда путем взрыва или поджога виновный намеревается лишить жизни конкретного человека или конкретно определенный круг лиц, содеянное в зависимости от его мотивов должно квалифицироваться как убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105), либо как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277), либо как посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295).

Взрыв — это процесс освобождения большого количества энергии в ограниченном объеме за короткий промежуток времени. Взрыв приводит к образованию сильно нагретого газа (плазмы) с очень высоким давлением, который при расширении оказывает механическое воздействие (давление, разрушение) на окружающие тела. В твердой среде взрыв сопровождается ее разрушением и дроблением. Взрывы происходят за счет освобождения химической энергии (главным образом взрывчатых веществ), внутриядерной энергии (ядерный взрыв), электромагнитной энергии (искровой разряд, лазерная искра и др.), механической энергии (например, при падении метеоритов на поверхность Земли, при извержении вулканов). Применяемые в горном деле, строительстве, металлообработке, в карьерах и т. п. взрывы называются направленными.

Взрывчатыми веществами признаются химические соединения или смеси, способные под воздействием внешнего импульса (удара, тепла и т. п.) к самораспространяющейся с большой скоростью (км/с) химической реакции с образованием газообразных продуктов и выделением тепла.

Под поджогом понимается создание виновным тем или иным способом процесса неконтролируемого горения того или иного объекта.

Под иными действиями, создающими опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, следует понимать, например, такие действия виновного, как разрушение водозащитных плотин или других гидросооружений, что может повлечь за собой затопление многих населенных пунктов, посевов, гибель скота и т. п. Кругликов Л. Л. Уголовное право России. Часть особенная. 2-е издание, Москва, 2010 г.

Под угрозой совершить взрыв, поджог или иные действия, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, следует понимать разнообразные формы психического воздействия на должностных лиц федеральных государственных служб, государственных служб субъектов Федерации (в устной или письменной форме), а также на должностных лиц муниципальных служб определенного населенного пункта, местности или региона, если они могут рассматриваться в качестве реальных. Угрозы, под которыми не имелось реальных оснований, в зависимости от обстоятельств дела могут расцениваться как заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

2) общественно опасное последствие — наступление разрушений, гибель людей, причинение ущерба имуществу и инфраструктуре. Для признания состава терроризма оконченным преступлением не требуется установления наступления общественно опасных последствий, то есть это формальный состав. Однако в ходе предварительного следствия или судебного разбирательства необходимо установить, что совершенные обвиняемым действия создали реальную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба российскому либо иностранному государству, коммерческим организациям или отдельным гражданам либо возможность наступления иных общественно опасных последствий.

3) причинная и иная детерминирующая связь между деянием и наступившими последствиями — последствия, составляющие объективную сторону, должны быть неразрывно связаны с совершенным деянием — терактом и быть следствием этого деяния. Свидетельством наличия такой связи является доказанная невозможность наступления вышеуказанных последствий без совершения определенного деяния. Наступление преступного результата обусловливается не только действием террориста, но и его виной, целью и мотивами поведения.

4) факультативные признаки состава — способ, средство, место, время и обстановка, в которой был совершен террористический акт.

К характеристикам действий, составляющих объективную сторону терроризма, относится, прежде всего, то, что указанные действия устрашают население.

Во-первых, террористический акт вызывает у населения чувство тревоги за свое здоровье и свою жизнь, жизнь близких людей, за сохранность имущества, за наличие возможности вести нормальный, устоявшийся, отлаженный образ жизни. Устрашение населения является объективной характеристикой, присущей террористическому акту, поскольку он проявляется в посягательстве на основные объекты, составляющие состояние безопасности.

Во-вторых, террористический акт создает опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий.

Указанная опасность должна быть реальной, что определяется в каждом конкретном случае на основе обстоятельств о месте, времени, способе совершения преступления и других обстоятельств дела, например данных о количестве людей, находившихся в районе места взрыва, совершении взрыва в условиях повышенной опасности (к примеру, в тоннеле метро) и т. д.

Опасность гибели человека означает наличие угрозы жизни хотя бы одного лица.

Значительность имущественного ущерба также относится к понятиям, подлежащим оценке с учетом конкретных условий причинения ущерба. В частности, при установлении значительности ущерба следует учитывать его характер, размер, значимость утраты для конкретного региона и последствия, которые мог вызвать ущерб (к примеру, парализация деятельности транспорта, отключение систем обогрева зимой в результате вывода из строя системы электроснабжения).

К иным тяжким последствиям можно отнести нарушение нормальной деятельности учреждений и организаций, дестабилизацию обстановки, угрозу причинения вреда здоровью людей и т. д. Как и перечисленные выше факторы, иные тяжкие последствия — понятие оценочное, определяемое с учетом всех обстоятельств дела Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. проф. Л. Д. Гаухмана и проф. С. В. Максимова.- М.: Изд-во Эксмо, 2004. — 704 с..

Террористический акт в виде угрозы совершения названных действий также является формальным составом преступления. В этом случае деяние будет окончено с момента доведения содержания угрозы до других лиц. Способ выражения угрозы может быть различным: письмо, сообщение по телефону, по Интернету, лично высказанная угроза и т. д. Однако, как и ранее, состав преступления в виде угрозы будет только тогда, когда виновный имел возможность ее реально осуществить. В противном случае при наличии к тому оснований речь может идти не о террористическом акте, а о заведомо ложном сообщении об акте терроризма.

2.3 Субъект преступления

Само понятие «субъект» является философской категорией, означающей носителя какой-либо деятельности. Применяя эту категорию в плоскости уголовного права, а именно рассматривая отдельный состав преступления, мы можем сказать, что субъект — это лицо, совершающее противоправное деяние, являющееся согласно действующему законодательству преступлением.

Важной характеристикой субъекта уголовного права является физический возраст. Согласно статье 19 Уголовного кодекса РФ уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом. По общему правилу, установленному статьей 20, этот возраст — шестнадцать лет. Однако существуют исключения из этого правила, которые дают право привлекать к ответственности лиц, достигших возраста четырнадцати лет, эти исключения перечислены в части 2 статьи 20. К таким исключениям относится и совершение террористического акта.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой