Общественные отношения, возникающие в области страхования

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА СТРАХОВАНИЯ И ЕГО ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

1.1 Эволюция договора страхования в России

1.2 Особенности и виды договора страхования

ГЛАВА 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИСПОЛНЕНИЕ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ДОГОВОРА СТРАХОВАНИЯ

2.1 Заключение договора страхования

2.2 Исполнение и ответственность по договору страхования

2.3 Прекращение договора страхования

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломного исследования. Ни для кого не секрет, что сложившаяся модель страхования в РФ довольно-таки молода, неразвита, нуждается в серьезных преобразованиях и не отвечает требованиям рыночной экономики, хотя является одним из трех звеньев (финансы предприятий и организаций; страхование; финансы государства) финансовой системы страны. За годы рыночных преобразований не удалось в полной мере сформировать устойчивый, соответствующий современным потребностям общества рынок страховых услуг. Конечно же, неоспорим и тот факт, что происходит развитие, есть определенные улучшения: 1) неуклонно растет доля средств от страхования в ВВП (с 1,6% в 1998 г. до 3% в 2006 г.); 2) по данным на 1 января 2006 г., средства страховых резервов, инвестированные в объеме 88,5 млрд руб., увеличились по сравнению с 2005 г. на 174,2%; 3) на начало 2006 г. на рынке работало 1366 страховых организаций; 4) в системе страхования, по различным оценкам, занято от 250 до 300 тыс. человек; 5) общий объем страховых платежей (взносов) по всем видам страхования за 2006 г. составил 276,6 млрд руб. и вырос по сравнению с 1997 г. в 1,5 раза; 6) в 2006 г. населению и организациям страховщиками выплачено 171,8 млрд руб., что более чем в 1,3 раза превышает страховые выплаты, произведенные в 1998 г.

Законодательство о страховании постоянно обновляется. За последнее время приняты такие законы, как Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 96-ФЗ «О выплатах банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». В базовый Закон Р Ф от 27 ноября 1992 г. № 4015−1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» неоднократно вносились существенные изменения.

Этим объясняется актуальность разработки вопросов страхования на современном этапе.

Степень научной разработанности темы. Данной проблемой занимались такие ученые как Брагинский М. И., Витрянский В. В., Гогин А. А., Граве К. А., Демидова Г. С., Иоффе О. С., Кавелин К. Д., Крюков В. П., Лунц Л. А., Мамсуров М. Б., Мейер Д. И., Мелехин А. И., Новоселова Л. А., Овчинникова Ю. С., Райхер В. К., Розенберг М. Г., Серебровский В. И., Сокол П. В., Степанов И. И., Суденко В. В., Тамазян Т. Г., Тимофеев В. В., Уксусова Е. Е., Фогельсон Ю. Б., Шершеневич Г. Ф. и другие.

Из выше изложенного можно сказать, что данная тема на сегодня актуальна, об этом говорит и количество статей, опубликованных в юридической периодической печати. К сожалению большинство статей посвящены какому либо отдельному вопросу, и нет полного изложения всех аспектов данной темы.

Целями дипломного исследования являются:

Рассмотрения понятия договора страхования на современном этапе развития законодательства;

Раскрытие актуальных вопросов правоприменения;

Оценка действующего законодательства.

Эти основные цели выражены в комплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловил структуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

Анализ исторического развития законодательства о договоре страхования;

Рассмотрения современного понятия договора страхования;

Комплексное изучение основных теоретических и практических вопросов заключения, исполнения и ответственности по договору страхования;

Изучение вопросов прекращения действия договора страхования;

Предложение путей совершенствования законодательства;

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие области страхования и его видов.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

* нормы гражданского и смежного законодательства;

* практика реализации норм, предусматривающих применение договора страхования;

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений и выводов, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Нормативную базу работы составили: Конституция Р Ф, гражданское и смежное законодательство РФ, федеральные законы, материалы судебной практики.

Теоретической основой исследования явились научные труды отечественных ученых в области гражданского права, а также иные литературные источники и материалы периодической печати, относящиеся к проблемам дипломной работы, в той мере, в какой они были необходимы для возможно более полного освещения вопросов избранной темы.

Структура и объем работы соответствует целям и задачам. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя пять параграфов, заключения, и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ИСТИТУТА СТРАХОВАНИЯ И ЕГО ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

1.1 Эволюция договора страхования в России

Развитие страхования составляет свою часть истории человеческого общества. Следует отметить, что в литературе высказывались различные взгляды на время появления соответствующих отношений. Так, Г. Ф. Шершеневич полагал, что самый первый вид имущественного страхования — тот, который связан с морской торговлей, — возник лишь в XIII в. на Средиземном море, и только затем страховые сделки стали медленно распространяться на другие приморские местности. Развивая эту мысль, он относил широкое использование страховых отношений главным образом к XVI в. и более поздним временам. В частности, подчеркивалось, что «после того в России страховое дело начинается в XIX столетии со страхования огня и на акционерных началах (при этом имелось в виду, в частности, созданное в 1827 г. Российское страховое от огня общество)» Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. Т. II. — М., Статут. 2004. — С. 364.

Насколько глубок разрыв между представлениями на этот счет разных авторов, которые стремились установить истоки конструкции, ставшей страхованием, можно судить по тому, что наряду с многочисленными сторонниками признания того, что страхование родилось, по крайней мере, не ранее, чем в средние века, немало тех, кто находил следы страхования в глубокой древности. В своем обширном исследовании истории развития страхования и страхового права И. И. Степанов приходил к выводу, что их начало следует искать в период средневековья. При этом автор в известной мере примирил тех, кто считал родиной страхования Испанию, с теми, кто готов был признать приоритет Италии: он указал на то, что первый в этой области акт — устав страхового общества — был принят в Италии, в то время как страховые термины появились впервые в Испании Степанов И. И. Опыт теории страхового договора. — М., Статут. 2002. — С. 4.

Весьма убедительной представляется позиция в этом вопросе В. К. Райхера. В его основной работе, посвященной страхованию, он уделил большое внимание самой истории страхования и страхового права. Опираясь на многочисленные литературные и законодательные источники, автор привел убедительную аргументацию в пользу того, что «одинаково неправильно и отрицать наличие докапиталистического страхования, и считать его простой разновидностью, элементарной формой буржуазного страхования… Страхование… существовало и в феодальном и даже в рабовладельческом обществе и притом настоящее, подлинное страхование» Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. — Л., Изд-во ЛГУ. — С. 34. Свои выводы относительно раннего зарождения страхования В. К. Райхер подкрепил ссылками на соглашения, заключаемые путешественниками по поводу распределения несчастий, которые могли с кем-то из них произойти. Речь шла о последствиях ограблений, краж, падежа вьючных животных или растерзания их зверями и др. Особое значение имели соглашения о распределении убытков между корабельщиками и купцами, которым принадлежал перевозимый груз. Упоминания о таких договорах — провозвестниках современного взаимного страхования — находились в документах времен Хаммурапи, в законах Солона, Талмуде и др. В той же работе В. К. Райхер приводит интересные примеры страховой деятельности профессиональных союзов, а также обществ религиозных, начиная опять-таки с Древнего Рима Райхер В. К. Указ. соч. — С. 40.

Идея страхования нашла свое место в заимствованном римлянами у древних греков Родосском законе о выброшенном в море. Суть этого Закона выразил очень точно Павел: «Родосским законом установлено, что если в целях облегчения корабля произведено выбрасывание товаров, то возмещается путем взноса всех то, что совершено в интересах всех» Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая, Дигесты Юстиниана. — М., Юридическая литература. 1997. — С. 387.

В России страхование практически началось с конца XVIII в., и прежде всего с морского страхования. К нему постепенно присоединились и другие виды страхования. Непосредственным толчком к развитию отечественного страхования послужило стремление отвлечь предпринимателей от обращения к страховщикам из других государств. С этой целью 28 июля 1786 г. был издан Манифест Екатерины II, которым Государственный заемный банк обязывался, на указанных в Манифесте условиях, страховать недвижимость. Этим же актом «запрещалось всякому отдавать на страх свои дома, фабрики и заводы в чужие государства и тем вывозить деньги во вред или убытки государственные» Спектор А. А. Страхование. — Пермь., 1998. — С. 11. Существовавшая в течение некоторого времени государственная монополия страхования была вскоре отменена. Страхование стало быстро развиваться с образованием специализированных акционерных обществ. Первое Российское страховое от огня общество появилось в 1827 г., а уже спустя 8 лет (1835 г.) было создано и второе с аналогичными и наименованием, и функциями.

Наряду с имущественным внедрялось и личное страхование. Г. Ф. Шершеневич связывал это главным образом с особенностями жизни тех, кто именовался им «представителями либеральных профессий» (имелись в виду врачи, адвокаты, художники, артисты и др.), а также чиновников высшего и среднего уровня. Не относясь по общему правилу к числу родовитой знати, они, естественно, страшились того, что постепенно с годами утратят возможность выполнять высокооплачиваемую работу и по этой причине не смогут дать образование своим детям. В подтверждение подобных пессимистичных прогнозов приводились такие примеры: у адвоката не хватит средств на обучение сына; губернаторская дочь по тем же причинам превратится в швею и др. Все это в результате должно было подтвердить, что именно страхование может оказаться выходом из столь щекотливого положения Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. — С. 443.

Свод законов гражданских Российской империи содержал несколько норм, посвященных рассматриваемым отношениям. Речь шла о пяти статьях (2199, 2200, 2200. 1, 2200.2 и 2200. 3). Одна из них (ст. 2199), посвященная определению самого понятия страхования как такового, включила указание на то, что речь идет о договорных отношениях, в которых в качестве страховщика может выступать наряду с «частным лицом» только общество, созданное для предохранения от несчастных случаев; предметом договора назывались дом, а наряду с ним корабль, товары или иное движимое имущество. Страховым риском была признана опасность, которая может произойти, и соответственно признавалось недопустимым страхование от события, которое вообще не может случиться или, напротив, к моменту заключения договора уже произошло. В обязанность страхователя входило внесение условленной премии (платы), а страховщика — «удовлетворить урон, ущерб или убыток, от предполагаемой опасности произойти могущий».

Скудость правовых норм Свода, посвященных страхованию, восполнялась некоторыми специальными актами, а особенно уставами самих страховых обществ и разработанными ими же «полисными условиями» Синайский В. И. Русское гражданское право. — М., Статут. 2002. — С. 209.

В экономической и юридической литературе, в особенности на рубеже XIX — XX вв., получила самое широкое распространение точка зрения, по которой страхование — это чисто «капиталистический институт», вследствие чего ни в каком другом обществе оно существовать не может. Противником этой точки зрения в части, относящейся к роли страхования в обществе, предшествовавшем капитализму, был, как показано выше, В. К. Райхер. Однако эта точка зрения распространялась рядом авторов не только на «докапиталистическое общество», но и на общество социалистическое, в котором, как они полагали, для страхования также не должно было оставаться места. Связывался такой вывод с отсутствием основной и, более того, непременной предпосылки страхования — «разделения» («распределения») Райхер В. К. Указ. соч. — С. 32.; Граве К. А., Лунц Л. А. Страхование. — М., Госюриздат. 1960. — С. 12. Из российских авторов эту мысль особенно четко выразил Г. Ф. Шершеневич. В конечном счете его позиция сводилась к следующему: «Существенным признаком страхования, с экономической его стороны, следует считать момент распределения убытка, испытанного в одном случае, на ряд хозяйств, которым угрожает та же опасность. Современная идея страхования основывается на представлении о частнохозяйственном строе. В социалистическом государстве страхования не может быть. Правильно также утверждение, что распределение убытка предполагает множественность хозяйств, находящихся в одном и том же положении риска, и что успех распределения зависит от числа хозяйств, между которыми распределяется испытанный убыток. С экономической точки зрения нельзя не признать верным, что идея страхования предполагает идею капиталистической организации, которая делает осуществимой мысль о распределении убытка» Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. — С. 356 — 357.

Приведенные взгляды подвергались позднее резкой критике в советской цивилистической науке Граве К. А., Лунц Л. А. Указ. соч. — С. 12; Райхер В. К. Указ. соч. — С. 22. Справедливости ради следует признать, что определенное подтверждение оспариваемой точке зрения все же могло быть найдено. Имеется в виду единый и нераздельный характер государственной социалистической собственности, сохранявшей эти свои признаки даже тогда, когда речь шла о той ее части, которая была закреплена на праве «оперативного управления» («полного хозяйственного ведения», «хозяйственного ведения») за государственными предприятиями и организациями. Благодаря этому в виде общего правила отпадали предпосылки для использования страхования применительно не только к нераздельному, но в равной мере и к разделенному между государственными предприятиями и организациями государственному имуществу Граве К. А., Лунц Л. А. Указ. соч. -С. 16 — 17.

Начиная с 1918 г. (правда, с некоторыми перерывами) в стране действовало государственное, к тому же построенное на началах монополии, страхование. В складывающихся таким образом отношениях страхователям — кооперативным организациям и гражданам в качестве страховщиков противостояла по сути одна для всей страны организация — Госстрах (Главное управление государственного страхования) при Наркомате финансов СССР.

Правовое регулирование отношений по страхованию заняло свое место уже в Гражданском кодексе 1922 г. Декрет от 23 марта 1918 г. «Об учреждении государственного контроля над всеми видами страхования» // СУ РСФСР. — 1918. — № 30. — Ст. 397; Декрет от 28 ноября 1918 г. «Об организации страхового дела в Российской республике» // СУ РСФСР. — 1918. — № 86. — Ст. 904. Соответствующая глава («Страхование»), посвященная целиком договорному страхованию, как обычно, начиналась с определения данного договора. За этим следовали в основном статьи, регулировавшие либо имущественное, либо личное страхование. Лишь некоторые из норм указанной главы в равной мере относились к этим обоим видам страхования.

Следует указать и на то, что сфера действия ГК РСФСР 1922 г. была определенным образом ограничена. Так, вне Кодекса оказались случаи обязательного страхования, если только издаваемые на этот счет правила не содержали прямой отсылки к Кодексу. Кроме того, условия определенных разновидностей страхования, включая страхование от огня, от падежа скота, от градобития, транспортное, государственное гарантийное (последняя разновидность страхования просуществовала, правда, лишь до 1930 г.), а равно страхование на случай смерти и от несчастных случаев, должны были регулироваться специальными правилами. Право утверждения тех и других относилось к компетенции Народного комиссариата финансов СССР.

Сменивший Кодекс 1922 г. ГК РСФСР 1964 г. существенно отличался в части регулирования отношений страхования от своего предшественника. Об этом можно было судить уже по названию соответствующей главы. Она именовалась «Государственное страхование». Тем самым, с одной стороны, подтверждалось наличие государственной монополии страховой деятельности, а с другой — подчеркивалась возможность широкого использования наряду с договорным и недоговорного страхования. Отличалась эта глава и своим объемом. Тридцать пять статей в ГК 1922 г. были заменены в ГК 1964 г. пятью. Из них одна ограничилась указанием на существование государственного страхования в двух его видах — обязательного и добровольного; притом раскрытию сути каждого из них специально посвящались соответственно две статьи. Еще одна статья была призвана регулировать отношения, связанные с переходом к страховой организации, выплатившей страховое возмещение по имущественному страхованию, прав страхователя в отношении лица, ответственного за причиненный ущерб (речь шла, таким образом, об одном из вариантов суброгации). И, наконец, последняя по счету ограничилась общей отсылкой к правилам страхования, которые должны были утверждаться в порядке, предусмотренном Советом Министров СССР. Правда, в вопросе об источниках страхового права особых изменений по сравнению с ранее действовавшим законодательством не произошло, поскольку Постановление Совета Министров СССР от 16 февраля 1971 г. СП СССР. — 1971. — № 4. — Ст. 28. признало органом, который должен был утверждать подобные правила, то же Министерство финансов СССР.

Параллельно с ГК 1964 г. продолжал действовать принятый еще в 1968 г. Кодекс торгового мореплавания (КТМ), глава XII которого была посвящена морскому страхованию.

Основы гражданского законодательства 1991 г. отразили определенные изменения, происшедшие к тому времени в экономике страны. В частности, имелся в виду отказ от государственной монополии в соответствующей области. Небольшая по размеру (охватывавшая всего три статьи) глава ГК «Страхование» предусматривала в качестве основного вида страхования добровольное страхование. Другой вид — обязательное государственное — был признан единственным, который могли осуществлять только государственные страховые организации. Использование обязательного государственного страхования допускалось лишь в установленных законодательными актами случаях.

Среди других заслуживающих упоминания новелл следует выделить прежде всего то, что Основы отказались от содержащегося в Кодексе 1964 г. указания на непременное утверждение правил страхования Правительством Р Ф. Кроме того, были введены нормы, впервые назвавшие в числе объектов имущественного страхования, наряду с имуществом, не противоречащие законодательству имущественные интересы (примерный перечень таких интересов включал возможный имущественный вред, причиненный утратой жизни или повреждением здоровья, риск гражданской ответственности, ожидаемую прибыль, риск предпринимательской деятельности). Была предоставлена страхователю возможность при наступлении страхового случая отказаться в пользу страховщика от прав на застрахованное имущество, ограничившись получением полной суммы страхового возмещения (имелся в виду давно известный морскому страхованию абандон) и др.

В действующем Гражданском кодексе РФ (далее — ГК) гл. 48 («Страхование») с ее 44 статьями охватывает широкий набор многообразных страховых отношений. О сфере ее действия можно судить уже по первой, в известной мере «командной», статье главы, которая определяет сущность и правовые основания обоих видов страхования, выражающих его метод. Имеется в виду страхование добровольное и обязательное. При этом часть норм указанной главы являются общими для отношений по страхованию, в то время как остальные посвящены либо имущественному, либо личному страхованию Райхер В. К. Указ. соч. — С. 228.

По предмету регулирования глава совпадает с изданным еще до принятия ГК, 27 ноября 1992 г., Законом Р Ф «О страховании» Ведомости СНД и ВС РФ. — 1993. — № 2. — С. 56., если не считать того, что значительное число его норм посвящено властным отношениям, которые складываются в той же сфере — сфере страхования. При этом одна из новелл коснулась его наименования. Имеется в виду, что начиная с 1998 г. он стал именоваться Федеральным законом «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (в дальнейшем при ссылке — Закон об организации страхового дела). В настоящее время указанный Закон, как вытекает из ст. 4 ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» СЗ РФ. — 1996. — № 5. — Ст. 411., применяется лишь постольку, поскольку он не противоречит части второй ГК. Практически это означает, как справедливо подчеркивает Е. А. Суханов, что «в полном объеме сохраняют действие лишь правила Закона о страховании, посвященные обеспечению финансовой устойчивости страховщиков и государственному надзору за их деятельностью. В остальном, и в особенности для договоров страхования, этот Закон может применяться только в субсидиарном порядке». Следует иметь в виду, что с принятием ГК в Закон о страховании были внесены значительные изменения. Одно из них выразилось в исключении из него гл. II «Договор страхования», насчитывавшей десять статей.

Наряду с указанными Законами и ГК страховые отношения регулируются принятыми на разном уровне иными актами. В силу п. 2 ст. 3 ГК по отношению к этим актам, в том числе и федеральным законам, статьи Кодекса пользуются приоритетом. Однако из этого правила в гл. 48, подобно некоторым другим главам Кодекса, для прямо названных в них законов установлены исключения из п. 2 ст. 3. Прежде всего речь идет о законах, указанных в ст. 970 ГК. Эта статья исходит из того, что законы, регулирующие определенные виды страхования (речь идет о страховании иностранных инвестиций от некоммерческих рисков, морском страховании, медицинском страховании, страховании банковских вкладов и страховании пенсий), в иерархии источников правового регулирования страхования стоят впереди Г К Закон РФ от 28 июня 1991 г. № 1499−1 «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» (в ред. от 29. 12. 2006) // Ведомости СНД и ВС. — 1991. — № 27. — Ст. 920; Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (в ред. от 29. 12. 2006) // СЗ РФ. — 1998. — № 31. — Ст. 3803.

В остальных случаях действует общее правило, закрепленное в ст. 422 ГК: договор должен соответствовать обязательным для сторон императивным нормам, установленным законами и иными правовыми актами. Разумеется, речь идет об актах, принятых с учетом действия п. 2 ст. 3 Г К Уксусова Е. Е. Особенности правового статуса участников системы страхования вкладов // Налоги (газета). — 2006. — № 10. — С. 9.

В литературе было высказано мнение, что «глава 48 отражает прежде всего те вопросы страховых правоотношений, необходимость в регламентации которых наглядно проявилась в сегодняшней практике функционирования страхового рынка, и не предполагает принятие иных законов, которые устанавливали бы общие правила для регулирования гражданских правоотношений в области страхования. Случаи, когда допускается либо прямо предусматривается издание дополнительных законов по вопросам страхования, специально оговорены в соответствующих статьях гл. 48. В частности, поскольку принципы и правила организации страхового дела и государственного надзора за ним не являются предметом ГК, ст. 938 предусматривает, что требования, которым должны отвечать страховые организации, порядок лицензирования их деятельности и осуществления государственного надзора за их деятельностью определяются законами о страховании» Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики) / Под ред. Садикова О. Н. — М., ИНФРА-М. 2006. — С. 486.

Приведенные положения в одном смысле представляются спорными. Речь идет о возможности издания закона, содержащего гражданско-правовые нормы о страховании, помимо тех законов, которые прямо названы в соответствующих статьях ГК. На наш взгляд, указание на конкретный закон имеет только одно значение. Имеется в виду, как видно из ст. 968 и 969 ГК, что для некоторых прямо названных законов установлено изъятие из п. 2 ст. 3 ГК. И в этом смысле применительно к определенным законам соответствующее изъятие, о котором идет речь, действует. Это не исключает признания обладающими юридической силой и других законов, как упомянутых, так и не упомянутых в ГК, с тем, однако, чтобы их юридическая сила оценивалась с учетом их соответствия требованиям п. 2 ст. 3 ГК.

Помимо правовых актов, т. е. законов, указов Президента Р Ф и постановлений Правительства Р Ф, страхование регулируется и ведомственными актами. Имеются в виду акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти. Применительно к страхованию речь идет главным образом об актах Министерства финансов РФ. В соответствии Положения о нем Постановление Правительства Р Ф от 30 июня 2004 г. № 329 «О Министерстве Финансов Российской Федерации» (в ред. от 11. 11. 2006) // СЗ РФ. — 2004. — № 31. — Ст. 3258. это министерство «разрабатывает и принимает в установленном порядке нормативные правовые акты по вопросам, относящимся к компетенции Министерства, обязательные для исполнения на территории Российской Федерации». В числе таких вопросов Положение выделяет лицензирование деятельности страховых организаций и осуществление надзора за их деятельностью, ведение единого государственного реестра страховщиков и объединений страховщиков, а также Реестра страховых брокеров, осуществление контроля за обеспечением платежеспособности страховщиков.

К числу ведомственных могут быть, в частности, отнесены акты министерств и других ведомств, изданные в развитие законов об отдельных видах обязательного страхования Приказ Минюста Р Ф от 13 апреля 2006 г. № 114 «Об утверждении инструкции о проведении обязательного государственного страхования жизни и здоровья сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. — 2006. — № 20. — С. 16; Приказ ФСО РФ от 15 июня 2005 г. № 233 «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих федеральных органов государственной охраны и граждан, призванных га военные сборы» (в ред. от 26. 12. 2005) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. — 2005. — № 31. — С. 79.

1. 2 Особенности и виды договора страхования

Из двух видов страхования, разграничению которых посвящена ст. 927, открывающая гл. 48 ГК, — добровольного и обязательного — первое уже в силу своего характера должно непременно опосредствоваться договором. Вместе с тем, как прямо предусмотрено в п. 2 той же статьи, посвященном обязательному страхованию в силу закона, и при этом виде страхования отношения сторон также должны быть основаны на договоре. Обязательное страхование означает лишь то, что указанные в нем лица обязаны заключать в качестве страхователей договоры со страховщиками в определенных законом случаях. Речь идет об обязанности страховать жизнь, здоровье или имущество других лиц либо свою гражданскую ответственность перед другими лицами за свой счет или за счет заинтересованных лиц.

В ст. 927 (п. 3) ГК особо выделено обязательное страхование жизни, здоровья и имущества граждан за счет средств, которые предоставляются из соответствующего бюджета. Именуемый «обязательным государственным страхованием», этот последний вид страхования, отличающийся, помимо источника средств для страхования, также кругом участников, может также быть основан на договоре страхования наряду со страхованием, осуществляемым непосредственно на основании закона и иных правовых актов (см. п. 2 ст. 969 ГК).

Таким образом, как уже отмечалось, именно договоры составляют главную правовую форму страхового отношения. В свое время И. И. Степанов объяснял это следующим образом: «Самострахование не обеспечивает собственника вещи: гибель вещи является для него невозвратным вредом. И вот собственник прибегает к договору как способу распределения или передачи вещи. Он или соединяется с другими собственниками в общество с целью отклонения общими силами несчастья, могущего постигнуть того или иного из его членов (договор взаимного страхования), или переносит с известным пожертвованием лежащий на нем риск на другого (договор страхования за премию). Сам же по себе страховой договор есть способ передачи риска; средство, при котором страхователь ставит страховщика по отношению к застрахованной вещи в то положение, которое он занимал бы сам при самостраховании» Степанов И. И. Опыт теории страхового дела. — М., Проспект. 2005. — С. 11.

Пункт 1 все той же ст. 927 ГК предусматривает возможность осуществления страхования на основании двух видов договоров — имущественного страхования и личного страхования. И тот и другой заключаются гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком). Из приведенного положения ГК можно было бы, казалось, сделать вывод, что, если не считать специальных случаев обязательного государственного страхования, страхование возникает именно из указанного договора (страхования). Однако в действительности это не так. Уже в приведенной выше работе И. И. Степанова речь идет все же о двух договорах страхования: «за премию» и «взаимного страхования». Следует отметить, что последний договор специально выделен и в ГК (ст. 968). Еще один отличный от обычного договора — договор перестрахования также особо выделен в ГК. Что же касается договора «страхования за премию», то ему в этом Кодексе соответствует договор страхования, о котором идет речь в п. 1 ст. 967 ГК. Правда, это не исключает того, что многие нормы, адресованные законодателем непосредственно договору страхования, распространяются и на эти договоры — взаимного страхования и перестрахования.

Как отмечал по этому же вопросу впоследствии О. С. Иоффе, «советские юристы не ставят под сомнение единство института страхования, но обосновывают его по-разному» Иоффе О. С. Обязательственное право. — М., Юридическая литература. 1975. — С. 731; Гуляев А. М. Русское гражданское право.- М., Спарк. 1995. — С. 478. Полемизируя с В. К. Райхером, с одной стороны, а также с К. А. Граве и Л. А. Лунцем — с другой, сам О. С. Иоффе усматривал это единство в том, что «все виды страхования служат единой цели: возмещению внезапно возникающих имущественных потерь путем их распределения между как можно более широким кругом субъектов. Экономические потребности образования правового института не всегда получают в нем непосредственное отражение. Но в конечном счете только им он обязан и своим появлением, и единством своего содержания» Иоффе О. С. Указ. соч. — С. 731; Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. — С. 443.

Специальные виды договоров страхования составляют договоры перестрахования взаимного страхования и договоры перестрахования.

Смысл взаимного страхования раскрывается в одноименной ст. 968 ГК путем указания на то, что в этом случае граждане и юридические лица могут страховать свое имущество и иные имущественные интересы на взаимной основе путем объединения в обществах взаимного страхования необходимых для этого средств. Указанное определение, помимо прочего, решает вопрос о возможных интересах, обеспечиваемых этим видом страхования с помощью содержащейся в настоящей статье отсылки к п. 2 ст. 929 ГК. Последнее означает, что в соответствующем качестве могут выступать риски утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества, риск гражданской ответственности, а также предпринимательский риск Мамсуров М. Б. К вопросу страхования предпринимательских рисков // Юридический мир. — 2006. — № 1. — С. 24. Однако следует иметь в виду, что перечень, содержащийся в п. 2 ст. 929 ГК, является лишь примерным. По этой причине смысл такой отсылки может иметь только то значение, что таким образом подтверждается включенное в п. 4 ст. 968 ГК указание: взаимное страхование представляет собой страхование имущественное.

Взаимное страхование является одной из наиболее древних форм страхования, тесно связанной прежде всего с торговлей. Особенно, как подчеркивал В. К. Райхер, с «путевой торговлей» Райхер В. К. Указ. соч. — С. 42., имея в виду договоренности лиц, отправляющихся в дальние страны за товаром, о разделе между ними последствий возможной гибели как самих товаров, так и средств их передвижения. В этом смысле прямыми наследниками древних купцов были, в частности, украинские чумаки, договаривающиеся о разделе между собой последствий возможных в будущем потерь, при этом связанных не столько с утратой перевозимых из Крыма соли и рыбы, сколько с падежом волов. Для указанного вида страхования в древнее время и в средние века было характерным, на что обращал особое внимание В. К. Райхер, не уплата предварительных сумм (того, что стало впоследствии страховой премией), а принятие на себя обязательств их внесения после того, как страховые случаи уже наступят Там же. — С. 41.

Сама ст. 968 ГК хотя и носит название «Взаимное страхование» и является единственной специально регулирующей этот вид страхования, появилась в расчете на последующее утверждение закона о взаимном страховании, к которому она отсылает. Часть норм этой статьи посвящена природе образований, специально созданных для осуществления соответствующего страхования — обществ взаимного страхования. Указанные общества, как правило, призваны осуществлять страхование имущественных рисков собственных членов и по этой причине являются некоммерческими организациями. Как таковые в силу п. 1 ст. 2 ФЗ РФ «О некоммерческих организациях» СЗ РФ. — 1996. — № 3. — Ст. 145. они должны представлять собой образования, для которых извлечение прибыли не является главной целью их деятельности, а прибыль, которую общества все же получают, не может распределяться между их членами. ГК содержит указание на то, что особенности правового положения обществ взаимного страхования, а равно условия их деятельности должны определяться в соответствии с законом о взаимном страховании. Приведенная норма (п. 2 ст. 968 ГК) позволяет сделать вывод, что при коллизии между нормами этого Закона и Кодекса приоритетом будут пользоваться последние. Тем самым и в этом случае следует руководствоваться общим положением, закрепленным в п. 2 ст. 3 ГК («нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу»).

ГК предусматривает две правовые формы, укладываемые им в рамки взаимного страхования. Первая целиком строится на членских, корпоративных отношениях. Соответственно п. 3 ст. 968 ГК устанавливает общее правило, в силу которого страхование имущества и иных имущественных интересов членов общества осуществляется непосредственно на основании членства. Вторая модель все же составляет исключение и для своего использования требует специального указания в учредительном документе, явно предполагая заключение договоров между обществом взаимного страхования, которое выступает страховщиком, и ее членами — страхователями. Однако, как следует полагать, и при этой второй модели учитываются корпоративные права страхователя. В данном случае может быть проведена аналогия с членами потребительского кооператива, которые приобретают принадлежащие ему товары либо обращаются за его услугами, заключая с ним для этой цели соответствующие договоры; при этом они пользуются в указанных случаях определенными льготами (ст. 11 ФЗ РФ «О потребительской кооперации (потребительских обществах и их союзах) в Российской Федерации» СЗ РФ. — 2000. — № 18. — Ст. 1910. Не случайно поэтому одним из видов сельскохозяйственных кооперативов является страховой кооператив, который образуется «для оказания различного рода услуг по личному и медицинскому страхованию, страхованию имущества, земли, посевов» Федеральный закон от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (с изм. от 18. 12. 2006) // СЗ РФ. — 1995. — № 50. — Ст. 4870.

Таким образом, при недоговорной и при договорной формах взаимного страхования сохраняется правовая природа такого рода самого общества, отмеченная в свое время еще К. Д. Кавелиным: «Страхователи имущества, в составе общества, сами образуют страховой капитал за счет взносов страхователей, премии и обязуются круговой порукой выплачивать членам общества страхования деньги» Кавелин К. Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам в применении к русскому законодательству // Избранные труды по гражданскому праву. — М., АО «Центр ЮрИнфоР». 2003. — С. 216.

В очевидной связи с этим п. 3 ст. 968 ГК включил указание на то, что общие относящиеся к страхованию правила, которые содержатся в гл. 48 ГК, применяются к отношениям по страхованию между обществом взаимного страхования и его членом, если иное не предусмотрено не только законом о взаимном страховании, но также учредительными документами общества или установленными ими правилами страхования.

ГК самым общим образом решает вопрос о возможности использования взаимного страхования при обязательном страховании Мелехин А. И. Что нужно знать об обязательном социальном страховании // Трудовое право. — 2006. — № 3. — С. 27. Имеется в виду, что в соответствии с п. 4 ст. 968 ГК использование взаимного страхования при осуществлении обязательного страхования возможно лишь тогда, когда это предусмотрено законом о взаимном страховании. Приведенная редакция соответствующего правила позволяет сделать вывод, что до принятия закона, о котором идет речь, привлечение обществ взаимного кредитования в качестве страховщиков для осуществления обязательного страхования исключается. Кроме того, можно заранее сделать вывод, что перечень случаев допускаемого использования совместного страхования для страхования обязательного будет носить исключительный характер и соответственно вряд ли такой перечень сможет не подлежать распространительному толкованию Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. Абовой Т. Е., Кабалкина А. Ю. — М., Юрайт. 2004. — С. 362.

В заключение следует отметить, что ГК допускает возможность образования общества взаимного страхования и в виде коммерческой организации. Цель использования такой конструкции — получить возможность осуществлять страхование лиц, которые не являются членами общества. Разумеется, одного лишь изменения правового статуса общества для этого недостаточно. Создаваемая таким образом коммерческая организация должна отвечать требованиям, которые предъявляются к тем, кто намерен стать страховщиком. Имеется в виду, что в учредительных документах организации должно быть предусмотрено осуществление ею именно страховой деятельности. Кроме того, она должна получить в установленном порядке соответствующую лицензию (лицензии) на право осуществления страхования соответствующего вида, а также удовлетворять другим требованиям, предъявляемым к страховщикам. Наконец, важно и то, что в подобных случаях отношения такого рода организаций со страхователями — посторонними лицами ничем не должны отличаться от заключения обычными страхователями обычных договоров страхования. Речь, таким образом, идет о том, чтобы исключить установление особого режима для страхования указанными организациями. Необходимой гарантией для этого служит п. 5 ст. 968 ГК, в котором особо оговорено, что страхование интересов лиц, которые не являются членами общества, должно осуществляться непременно в соответствии с общими правилами гл. 48 ГК.

Существует ряд договоров, которым свойственно определенное сходство с договором страхования. Однако между ним и смежными договорами имеются также и принципиальные различия Степанов И. И. Указ. соч. — С. 22.

С учетом лежащей на страхователе обязанности, связанной с принятием мер по сохранению застрахованного имущества, первым из таких сходных со страхованием может быть названо хранение; что же касается различий между договором хранения и договором страхования, то они состоят прежде всего в цели договора. Для хранения — это сберечь вещь, в то время как для страхования — возместить убытки, причиненные гибелью или повреждением вещи. Кроме того, в договоре хранения обязанность сберечь вещь возлагается на сторону, предоставившую услугу (под услугой имеется в виду соответственно сбережение), а при страховании, напротив, принятие мер по сбережению застрахованной вещи лежит на страхователе — стороне, которая обращается за услугами; соответственно в договоре хранения его предмет передается стороне, оказывающей услуги, в то время как при страховании никакой передачи имущества вообще нет; наконец, хранение лишь предполагает возмездность, а страхование — всегда возмездно Тимофеев В. В. Предмет исполнения страхового обязательства // Социальное и пенсионное право. — 2006. — № 3. — С. 22.

При поручительстве, подобно страхованию, обязательство соответствующей стороны вступает в силу в результате события, которое может наступить или не наступить. Различие же состоит в характере соответствующего события. При поручительстве речь всегда идет об одном и том же — неисполнении или ненадлежащем исполнении должником основного обязательства, в то время как набор страховых случаев многообразен. Обязательство поручителя является субсидиарным, а страховщика — основным.

В договоре займа встречная обязанность платежа (возврат полученных взаймы денег) — безусловна, а при страховании она зависит от наступления определенного события. К этому можно добавить, что при договоре займа уплате подлежит заранее определенная сумма, к тому же, как правило, с процентами, а при имущественном страховании размер выплаты определяется в конечном счете лишь с наступлением страхового случая.

Различие между страхованием, с одной стороны, и алеаторными сделками в виде игр и пари — с другой, состоит в том, что требования, вытекающие из договора страхования, защищаются в обычном порядке, в то время как вытекающие из игр и пари требования носят натуральный характер и соответственно не подлежат судебной защите. В договоре страхования обе стороны, как уже отмечалось, имеют один и тот же интерес, который состоит в том, чтобы соответствующее событие (страховой риск) не наступило, в то время как интересы участников игр и пари, а также их организаторов в этом смысле прямо противоположны. Оспаривая взгляды тех, кто полагал, что «страхование — это игра, а страховая премия есть не что иное, как игорная ставка», Н. Г. Воблый обращал внимание на то, что единственное сходство игр со страхованием заключается в том, что «страхование основано на тех же законах случайных явлений, на которых основывается и игра (внешним поводом для развития теории вероятности послужили азартные игры), и страхование, и игры пользуются выводами теории вероятности, но применение этих выводов, задачи и цели и, наконец, самая сущность двух названных операций совершенно различны» Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. — С. 371; Серебровский В. И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. — М., Статут. 2003. — С. 347.

ГЛАВА 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИСПОЛНЕНИЕ, ОТВЕСТВЕННОСТЬ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ДОГОВОРА СТРАХОВАНИЯ

2.1 Заключение договора страхования

При заключении договоров страхования важная роль принадлежит Правилам об отдельных видах страхования.

Действующий ГК существенно изменил природу одноименного источника и соответственно его правового значения. В силу п. 1 ст. 943 Г К Правила страхования (стандартные правила страхования) соответствующего вида принимаются, одобряются или утверждаются либо страховщиком, либо Объединением страховщиков.

При этом следует иметь в виду, что Объединение страховщиков представляет собой обычную некоммерческую, лишенную властных полномочий организацию. Соответственно отношения между такой организацией и ее членами носят обычный, корпоративный характер. По этой причине Правила, о которых идет речь, имеют лишь рекомендательный характер. Они приобретают правовое значение для каждого конкретного страховщика только в случае, если он с ними согласится.

Таким образом, за страховщиком сохраняется возможность самому разрабатывать Правила страхования и тогда, когда исходящие от Объединения страховщиков Правила вообще не существуют или хотя и были в свое время приняты объединением, но не удовлетворяют страховщика, считающего необходимым разработать собственные.

Отмеченное обстоятельство отнюдь не принижает фактическую значимость Правил, принятых (утверждаемых, одобренных) Объединением страховщиков (в настоящее время эту роль выполняет Всероссийский союз страховщиков). Правила способны, помимо прочего, обеспечить как унификацию используемых на страховом рынке договоров, так и их достаточную полноту и определенность. Все это, в свою очередь, дает возможность сократить основания для споров между сторонами, заключившими договор страхования. Отмеченное подтверждается существующей практикой. Достаточно указать на самый широкий круг охватываемых обычно Правилами вопросов.

Законодатель счел необходимым особым образом защитить интересы более слабой стороны в договоре. Это выражается прежде всего в том, что из п. 2 ст. 943 ГК, который закрепляет описанный порядок использования Правил при заключении договора, следует, что содержащиеся в них условия при нарушении приведенного порядка признаются необязательными для страхователя (выгодоприобретателя). Указанная норма оставляет открытым вопрос о последствиях, которые наступают в такого рода случаях для второй стороны — страховщика. Ответ на поставленный вопрос содержится в п. 4 ст. 943 ГК, который предоставляет страхователю (выгодоприобретателю) возможность ссылаться в защиту своих интересов на правила страхования соответствующего вида, указанные в договоре (страховом полисе), даже тогда, когда сами правила в силу п. 2 ст. 943 ГК для него не являются обязательными.

Может показаться, что тем самым обязательность в указанном смысле Правил не распространяется на страховщиков.

Если учесть приведенные положения ст. 943 ГК и прибавить к ним еще содержащееся в п. 3 этой статьи указание на предоставленную сторонами возможность договориться об изменении или исключении отдельных положений Правил и их дополнении, возникает сомнение в целесообразности сохранения существующего государственного контроля за содержанием Правил. Имеется в виду, что ФЗ РФ об организации страхового дела (ст. 32) включил Правила по видам страхования в перечень документов, которые необходимо предоставлять для получения лицензии. При этом за органом, в компетенцию которого входит выдача лицензии, закреплено право выносить решение, выражающееся в отказе выдать лицензию на осуществление определенного вида страхования по мотиву несоответствия Правил законодательству. Полагаем, что приведенное положение противоречит ГК и, подобно другим статьям указанного ФЗ, уже исключенным из него (имеется в виду прежде всего вся глава «Договор страхования»), ст. 15 — 24 не должны были бы в нем сохраняться.

Порядок заключения договора страхования подчиняется общему для всех гражданско-правовых договоров положению, закрепленному в п. 1 ст. 432 ГК: договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Статья 942 ГК, специальная по отношению к приведенной выше, определяет условия, признаваемые существенными для договора имущественного страхования и для договора страхования личного.

Применительно к договору имущественного страхования существенными являются прежде всего условия об объекте страхования — определенном имуществе или имущественном интересе, о страховом случае — характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование, о размере страховой суммы и сроке действия договора. В принципе аналогичный перечень установлен и для договора личного страхования. Имеются в виду страховой случай, страховая сумма и срок действия договора. Отличие выражается лишь в том, что место имущества и иных имущественных интересов заняло в известном смысле условие о застрахованном лице. По этому поводу можно отметить, что наряду с размером страховой суммы и страховыми случаями «объект» и «застрахованное лицо» выполняют одну и ту же роль — предмета соответствующего договора. Тем самым речь идет о том единственном условии, которое, как предусмотрено все в той же ст. 432 ГК, признается существенным для любого гражданско-правового договора. И только срок действия договора (и для личного, и для имущественного страхования) является еще одним, предусмотренным в законе, существенным условием договора.

Соответствующее условие — о предмете — обеспечивает индивидуализацию конкретного договора страхования. В договоре имущественного страхования указанное условие может принимать самый различный вид даже тогда, когда объектом служит имущество. Разумеется, чаще всего в договоре имущественного страхования используются для конкретизации предмета такие показатели, как количество, а иногда и качество. Приведенная конкретизация предмета договора приведенным не ограничивается. С этим пришлось столкнуться арбитражу. В одном из дел, возникших в связи с заявленным требованием о выплате страхового возмещения, по договору была застрахована компьютерная техника. При этом ее индивидуализация ограничивалась лишь местонахождением определенного помещения. В решении по этому делу Президиум Высшего Арбитражного Суда Р Ф отметил: «Индивидуальных признаков вещей, составляющих массу застрахованного имущества, в договоре не приведено. Следовательно, в данном случае имеет значение местонахождение застрахованного имущества, а указание конкретного адреса, по которому находится имущество, является одним из существенных условии договора». Действия страхователя, который без согласия страховщика переместил застрахованное имущество в другое помещение (спор возник в связи с тем, что в этом последнем украдено застрахованное имущество), были расценены как представляющие собой «изменение истцом в одностороннем порядке одного из существенных условий договора», которое «нарушает права страховщика и противоречит закону». Соответственно Президиум Высшего Арбитражного Суда Р Ф признал, что «правовые основания для возложения на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения отсутствуют» Постановление Президиума ВАС РФ от 14 сентября 2006 г. № 9652/06 // Вестник ВАС РФ. — 2006. — № 12. — С. 26.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой