Общий подход к проблеме убийств

Тип работы:
Лекция
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

СИБИРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Общий подход к проблеме убийств

Фондовая лекция

(для очной формы обучения по специальности

30 501 (юриспруденция)

Красноярск 2006

Содержание

  • Общий подход к проблеме убийств
  • Введение
  • Современные представления об агрессии
  • Теория инстинктивной агрессии
  • Фрустрация
  • Научение агрессии путем наблюдения
  • Факторы, провоцирующие агрессию
  • Мотивы убийств
  • Заключение
  • Список литературы

Общий подход к проблеме убийств

Фондовая лекция по курсу «Расследование преступлений против личности и собственности» для специальности 30 501 (юриспруденция). — Красноярск. Кафедра криминалистики СибЮИ МВД России, 2006.

Данная лекция посвящена психологическим аспектам проблемы убийств, в ней излагаются основные представления современных ученых об агрессии, приводятся теории агрессии. Также в лекции раскрываются вопросы, связанные с проявлениями агрессии в человеческом обществе.

Лекцию подготовил доцент кафедры криминалистики СИБЮИ МВД России, кандидат медицинских наук Лисняк М. А.

Лекция предназначена для слушателей очной формы обучения по специальности 30 501 (юриспруденция).

Рецензенты:

Доцент кафедры психотерапии и медицинской психологии КрасГМА, доцент, к. м. н., доцент Петросян Е. Ю.

Доцент кафедры криминалистики СибЮИ МВД РФ майор милиции, к. ю. н., доцент Космодемьянская Е. Е.

Фондовая лекция обсуждена и одобрена на заседании кафедры криминалистики

«____"______________2006 г.

Протокол № ______

Введение

Убийства относятся к категории тяжких преступлений против личности. С незапамятных времен лица, совершившие подобное, жестоко наказывались обществом. Библейский принцип «око за око, зуб за зуб» не предусматривал особых разбирательств в мотивах данных деяний. Долгое время никого не интересовало, какие психологические проблемы могут скрываться за насилием и жестокостью преступников. Однако постепенно в обществе созрела готовность изучать личность убийцы, чтобы лучше понимать механизм развития деликта и, соответственно, предупреждать его на ранних стадиях, в идеале — убирать конфликт в самом зародыше.

Психологические знания актуальны для работников правоохранительных органов как на этапе построения следственной версии, чтобы вести целенаправленных поиск преступника, так и при проведении различных следственных действий, например, рефлексия при допросе подозреваемого.

Кроме того, понимание психологических аспектов убийств будет способствовать адекватной экспертной оценке обвиняемых, позволит индивидуализировать наказание, что крайне важно при современной тенденции гуманизации всех сфер общественных отношений.

Все вышесказанное послужило основанием к междисциплинарному обучению, когда процессу расследования предпосылается психология убийств.

Современные представления об агрессии

При изучении агрессии мы сталкиваемся с серьезной задачей: как найти выразительное и пригодное определение основного понятия. Согласно одному из определений, предложенному Бассом (Bass, 1961), агрессия — это любое поведение, содержащее угрозу или наносящее ущерб другим.

Второе определение, предложенное несколькими известными исследователями (Berkowitz, 1974, 1981; Feshbach, 1970), содержит следующее положение: чтобы те или иные действия были квалифицированы как агрессия, они должны включать в себя намерение обиды или оскорбления, а не просто приводить к таким последствиям. Третья точка зрения, высказанная Зильманном (Zillmann, 1979), ограничивает употребление термина агрессия попыткой нанесения другим телесных или физических повреждений.

Несмотря на значительные разногласия относительно определений агрессии, многие специалисты в области социальных наук склоняются к принятию определения: агрессия — это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения.

Это определение предполагает, что агрессию следует рассматривать как поведение, а не как эмоцию, мотив или установку. Термин агрессия часто ассоциируется с негативными эмоциями — такими как злость; с мотивами — такими как стремление оскорбить или навредить; и даже с негативными установками — такими как расовые или этнические предрассудки. Несмотря на то, что эти факторы, несомненно, играют очень важную роль в поведении, результатом которого становится причинение ущерба, их наличие не является необходимым условием для подобных действий. Например, злость вовсе не является необходимым условием нападения на других: агрессия разворачивается как в состоянии полнейшего хладнокровия, так и чрезвычайного эмоционального возбуждения.

Проявления агрессии у людей бесконечны и многообразны, поэтому предпринимаются попытки классифицировать формы агрессии. В частности, Басс (1976) предлагал описывать агрессивные действия на основании трех шкал: физическая — вербальная, активная — пассивная, прямая — непрямая. Их комбинация дает восемь возможных категорий, под которые попадает большинство агрессивных действий.

Тип агрессии

Примеры

Физическая — активная — прямая

Нанесение другому человеку ударов холодным оружием, избиение или ранение при помощи огнестрельного оружия

Физическая — активная — непрямая

Закладка мин-ловушек; сговор с наемным убийцей с целью уничтожения врага

Физическая — пассивная — прямая

Стремление физически не позволить другому человеку достичь желаемой цели или заняться желаемой деятельностью (например, сидячая демонстрация)

Физическая — активная — непрямая

Отказ от выполнения необходимых задач (например, отказ освободить территорию во время сидячей демонстрации)

Вербальная — активная — прямая

Словесное оскорбление или унижение человека

Вербальная — активная — непрямая

Распространение злостной клеветы или сплетен о другом человеке

Вербальная — пассивная — прямая

Отказ разговаривать с другим человеком, отвечать на его вопросы и т. д.

Вербальная — пассивная — непрямая

Отказ дать определенные словесные пояснения или объяснения (например, отказ высказаться в защиту человека, которого незаслуженно критикуют)

Последний вариант дихотомического деления агрессии предусматривает выделение: агрессии враждебной и агрессии инструментальной (Buss, 1961, 1971; Fechbach, 1964, 1970; Hartup, 1974).

Термин враждебная агрессия приложим к тем случаям, когда главной целью агрессора является причинение страданий жертве. Люди, проявляющие враждебную агрессию, просто стремятся причинить зло или ущерб тому, на кого они нападают. Понятие инструментальная агрессия, наоборот, характеризует случаи, когда агрессоры нападают на других людей, преследуя цели, не связанные с причинением вреда. Иными словами, для лиц, проявляющих инструментальную агрессию, нанесение ущерба не являются самоцелью. Скорее они используют агрессивные действия в качестве инструмента для осуществления различных желаний. Яркий пример инструментальной агрессии представляет собой поведение подростковых банд, которые слоняются по улицам больших городов в поисках случая завладеть бумажником или сорвать дорогое украшение со случайных прохожих. Насилие может потребоваться и при совершении кражи, например, когда потерпевший обнаруживает вора и оказывает сопротивление.

Между этими двумя типами агрессии бывает практически трудно провести границу. То, что начинается с холодного расчета, может разжечь вражду. Тем не менее, социальные психологи считают целесообразным такое деление и считают, что большинство убийц испытывают именно враждебную агрессию. Исследования (например, Wilred, 1987) однозначно показывают, что лица, совершившие преднамеренные убийства отличаются импульсивностью, плохо управляют своими эмоциями и даже не пытаются сдерживать свой гнев. В связи с этим понятен скепсис отдельных ученых, которые считают, что введение смертной казни вряд ли уменьшит количество насильственных преступлений.

Теории агрессии

Анализируя причины враждебной и инструментальной агрессии, социальные психологи сформулировали три основных концептуальных подхода к объяснению феномена человеческой агрессии.

Существуют врожденные агрессивные побуждения;

Агрессия — естественная реакция на фрустрацию;

Агрессивное поведение является результатом научения.

Теория инстинктивной агрессии

Зигмунд Фрейд полагал, что источник человеческой агрессии — перенесение индивидом энергии примитивного влечения к смерти (которое он называл «инстинктом смерти») с самого себя на внешние объекты.

Известный этолог Конрад Лоренц рассматривал агрессию скорее как адаптивное, а не саморазрушающее поведение. Но оба ученых единодушны в том, что агрессивная энергия имеет инстинктивную природу. По их мнению, если она не находит разрядки, то накапливается до тех пор, пока не взрывается от малейшего толчка или пока подходящий стимул не выпустит ее наружу, как мышь из мышеловки. По мнению К. Лоренца у человека в отличие от животных нет врожденных механизмов торможения агрессии. Наличие несбалансированных агрессивных тенденций позволяет объяснить, почему в веке в ходе войн было убито больше людей, чем за всю историю человечества.

У теории инстинктивной агрессии достаточно противников. Самый серьезный аргумент в их арсенале: почему различается агрессивность у разных людей и в различных культурах? Даже живущие в одной местности группы людей могут существенно различаться по этому качеству. Например, Маргарет Мид в своей знаменитой книге «Культура и мир детства» описывает племя горных арапешей, которые были настолько миролюбивы, что даже не имели никакого вида оружия. Все конфликты им удавалось разрешать исключительно мирным путем. В нескольких сотнях километров от них, на побережье острова жило другое племя, редко какой день обходился там без вооруженных столкновений. Поэтому большинство ученых склонятся к тому, что агрессию нельзя квалифицировать как инстинкт, но, тем не менее, она обусловлена биологически.

Агрессия представляет собой сложный поведенческий комплекс, и потому невозможно говорить о существовании в мозгу человека четко локализуемого «центра агрессии». Однако и у животных, и у человека обнаружены участки нервной системы, отвечающие за проявления агрессии. При активации этих структур мозга враждебность увеличивается, дезактивация ведет к снижению агрессивности. Например, у человека приступ ярости можно вызвать электростимуляцией миндалины.

Наследственность заметно влияет на чувствительность нервной системы к возбудителям агрессии. Особенно сильно определяет уровень чувствительности темперамент, который во многом задан генетически.

Химический состав крови — еще один фактор, влияющий на чувствительность нервной системы к стимуляции агрессии. Например, алкоголь растормаживает агрессивные тенденции. По данным американских психологов в 65 случаях из 100 убийца иили его жертва принимали алкоголь. В России этот показатель еще выше: практически все бытовые убийства совершаются на почве алкогольных возлияний.

На агрессивность также влияет мужской половой гормон — тестостерон. Лекарственные препараты, снижающие уровень этого гормона приводили к заметному снижению агрессивных тенденций. По данным Archer, 1991; Dabbs& Morris, 1990 и других, нормальные подростки и взрослые, у которых выше уровень тестостерона, более склонны к делинквентному поведению, наркотизации и агрессивным выходкам в ответ на провокацию.

Фрустрация

Фрустрация — это блокирование целенаправленного поведения, сопровождающееся целым комплексом негативных переживаний (снижение настроения, разочарование и т. д.)

Классическая теория «фрустрации — агрессии» была выдвинута независимо друг от друга Дж. Доллардом (1939) и А. Миллером (1941). Ученые предположили, что при возникновении фрустрации у человека нарастает агрессия. И эта агрессия может быть выплеснута либо на себя в виде саморазрушения (суициды, алкоголь, наркотики и т. д.), либо на других. Позднее, другие исследователи несколько пересмотрели эту теорию, так как сочли, что она преувеличивает значение связи фрустрации и агрессии.

Леонард Берковиц (1978, 1989) выдвинули предположение о том, что фрустрация вызывает озлобление и эмоциональную готовность реагировать агрессивно. Озлобление нарастает, когда тот, кто вызвал у вас фрустрацию, имел возможность не совершать фрустрирующего действия (Averill, 1983; Weiner, 1981).

Фрустрированный человек особенно часто раздражается бранью, когда агрессивные подначки провоцируют высвобождение трудно сдерживаемого гнева. Иногда пробка вылетает из бутылки и без провокации. Но стимулы, ассоциированные с агрессией, увеличивают ее проявления (Carlson, 1990). Так, Ю. М. Антонян в своей книге «Психология убийства» описывает случай с мужчиной, который потерпел серьезную неудачу на работе. Придя домой, он выслушал от своей жены много неприятных слов по поводу их семейной жизни и материального достатка. Поссорившись с супругой, он отправился к своей давней любовнице. Однако, испытанные переживания не позволяли ему полностью расслабиться и он потерпел неудачу в постели. Эта женщина не придумала ничего лучше в данной ситуации как начать его упрекать в половой несостоятельности. Разозлившись, мужчина убил свою любовницу.

Берковиц (1968, 1981, 1995) и его сотрудники обнаружили, что таким агрессивным стимулом является находящееся в поле зрения оружие. В одном поставленном ими эксперименте дети после игры с игрушечным оружием с большей готовностью разрушали постройку из кубиков, сделанную другими детьми. В другом эксперименте разозленные мужчины посылали своему «мучителю» электрические разряды большей силы, когда в поле их зрения находились винтовка или револьвер (предположительно случайно забытый после предыдущего эксперимента), чем в том случае, когда «случайно оставленными предметами» были ракетки для бадминтона (Berkowitz and Le Page, 1967).

убийство агрессия мотив психологический

Таким образом, Берковиц вовсе не удивился, когда обнаружил, что 50% всех убийств в США была совершена с помощью личного огнестрельного оружия и что если дома хранится оружие, то велика вероятность того, что будут убиты скорее домашние, чем незваные гости. По мнению этого же автора, оружие стимулирует преступление: «палец тянется к курку, но и курок тянется к пальцу». Так, в Англии, где ограничено присутствие оружия в личном пользовании убийств совершается в 16 раз меньше (по численности населения она меньше США приблизительно в 4 раза). Когда правительство штата Вашингтон приняло закон, ограничивающее право владения огнестрельным оружием, количество убийств с его применением упало на 25%. В соседних штатах все осталось без изменений.

Социальные психологи считают, что оружие не только провоцирует агрессию, но также создает психологическую дистанцию между агрессором и его жертвой. Как было показано в работах Милгрена по изучению покорности, пространственная удаленность от жертвы облегчает проявления жестокости. Можно убить ножом, но это труднее и случается реже, куда проще и легче совершить убийство, когда ты просто нажимаешь на курок и от жертвы тебя отделяет значительное расстояние.

Научение агрессии путем наблюдения

Альберт Бандура, ведущий сторонник теории социального научения, убежден, что мы научаемся агрессии не только потому, что это бывает выгодным (например, агрессивный ребенок получает больше лакомства или лучшую игрушку), но также принимаем ее как модель поведения, наблюдая за другими людьми.

В 1961 году А. Бандура провел интересный эксперимент. В комнату, где играл ребенок-дошкольник, входил взрослый человек и, немного поиграв с игрушками в другом углу комнаты, внезапно начинал колотить по надувной кукле молотком, щипать ее, пинать и т. д., при этом делая агрессивные выкрики. После этого ребенка, который стал свидетелем подобного поведения взрослого, заводят в другую комнату, где много занимательных игрушек. Ребенок начинает играть, но через пару минут экспериментатор отбирает игрушки, заявляя, что они предназначены для других детей. Фрустрированный ребенок отправляется в следующую комнату, где также много разных игрушек, предназначенных и для агрессивной и для неагрессивной игры (в том числе надувная кукла и деревянный молоток). Если детям ранее не демонстрировалась взрослая модель агрессивного поведения, они редко проявляли агрессию в игре или разговоре и, несмотря на фрустрацию, играли спокойно. Те же из них, кто наблюдал за агрессивным взрослым, во много раз чаще брали молоток и ударяли куклу. Наблюдение агрессивного поведения взрослого ослабило у них торможение. Более того, дети часто воспроизводили агрессивные действия и слова экспериментатора. По мнению, А. Бандуры (1979) повседневная жизнь постоянно демонстрирует нам модели агрессивного поведения в семье, субкультуре и СМИ.

Дети, чьи родители часто применяли наказание, обычно используют сходные агрессивные формы поведения в отношениях с другими. Хотя большинство детей, подвергавшихся оскорбительным наказаниям, в дальнейшем не становятся преступниками или домашними тиранами, но по данным социологических опросов, 30% из них все же злоупотребляют наказаниями в отношении своих детей (они их наказывают в 4 раза чаще, чем остальные граждане в американской культуре).

Социальная среда за пределами дома представляет широкий выбор агрессивных моделей поведения:

Субкультура подростковых банд;

Некоторые виды спорта (футбол, хоккей);

Телевидение (сцены насилия во многих фильмах).

Особенно негативное влияние социальной среды возникает в тех случаях, когда человек видит, что агрессивное поведение ведет к успеху. Например, во многих боевиках главный герой явно демонстрирует агрессивные тенденции и получает в результате награду (крутой автомобиль, красавицу, мешок денег и т. д.). По мнению многих социальных психологов, это особенно травматично для подростковой психики, когда еще не полностью сформирована морально-ценностная сфера.

Факторы, провоцирующие агрессию

Боль. Натан Эзрин (1967) однажды поставил следующий эксперимент: к лапам крыс через прикрепленные электроды подавались болезненные разряды электрического тока. Эзрин планировал включать ток, а затем, как только крысы приблизятся друг к другу, прекращать подачу болевых импульсов, с тем, чтобы выяснить, явится ли это подкреплением их позитивного взаимодействия?

К его огромному удивлению эксперимент не удался. Стоило крысам почувствовать боль, как они нападали друг на друга еще до того как экспериментатор успевал выключить ток. Чем сильнее был разряд (и соответственно сильнее боль), тем более яростным было нападение.

Позднее другие исследователи обнаружили, что особи разных видов животных (мыши, черепахи, змеи, хомяки, кошки, мартышки и т. д.) подвергающихся подобному болевому воздействию, проявляют друг к другу тем большую жестокость, чем сильней вызванные у них болевые ощущения. Однако животные неразборчивы в выборе мишеней для своей агрессии. Они могут нападать на представителей своего же вида, других видов, на матерчатых кукол и даже на теннисный мячик. Ученые варьировали и источники боли. Они обнаружили, что агрессивная атака может быть спровоцирована не только разрядом электрического тока, но и сильной жарой. Агрессивное поведение может вызываться даже своеобразной «психологической болью» (например, голодные голуби научены получать пищу, если постучат клювом по специальному диску. Если в ответ на стук нет вознаграждения, то они становятся агрессивными).

Боль усиливает агрессивность и у людей. Леонард Берковиц продемонстрировал это на студентах университета, которым предлагалось подержать одну руку либо в чуть теплой, либо в холодной до боли воде. Те, кто опускали руку в ледяную воду, сообщали о растущем раздражении и досаде и о том, что готовы буквально осыпать проклятиями другого участника эксперимента, издававшего неприятные звуки. Полученные результаты позволили Берковицу (1983, 1989) сделать вывод, что любое аверсивное событие, будь то несбывшееся ожидание, личное оскорбление, физическая боль, мучительное депрессивное состояние и т. д. повышают вероятность враждебного агрессивного поведения.

Жара. То, что климат и погода влияет на поведение человека подозревали еще в Древней Греции. Наиболее изучено влияние жары. Уильям Гриффит (1970, 1971) обнаружил, что студенты, заполнявшие опросники в слишком жаркой комнате (температура воздуха там была выше 32С) сообщали о более выраженной усталости, агрессивности, а также более враждебно реагировали на появление посторонних. Дальнейшие эксперименты показали, что жара также провоцирует проявления мстительности (Bell, 1980; Rule и др., 1987).

Есть данные, что жара усиливает агрессию и вне лаборатории. Замечено, что массовые беспорядки чаще проходят в жаркие дни. По данным Cotton (1981, 1986) в жаркую погоду увеличивается вероятность совершения насильственных преступлений (исследования были проведены в штатах Техас, Айова, Индиана). С ним соглашается исследователь Anderson, 1989. Однако, несмотря на изложенные факты, однозначных выводов о влиянии жары на повышение агрессии ученые не делают, так как нельзя исключить влияние других факторов (например, именно в жару люди чаще выходят на улицу, т. е. может быть действие группового фактора).

Атакующее поведение. Атакующее поведение другого человека, например, сознательное причинение боли или оскорбительное действие, является особо сильным возбудителем агрессии. Это доказывают работы Стюарта Тэйлора (1971), Харольда Денгенринка (1977), Кенники Обуки и Тосихиро Камбара (1985).

Теснота. Теснота — это субъективное ощущение нехватки пространства. Существуют теории, объясняющие необходимость личного пространства. Наиболее известны в практической психологии дистанции общения. При нарушении личной дистанции другими людьми у индивида возникает напряжение. Работы Christian и др. (1960) показали, что состояние стресса, испытываемое животными в перенаселенном замкнутом пространстве, повышает уровень агрессивности. Конечно, между крысами в клетке или оленями на острове и людьми в большом городе существует огромная разница. Тем не менее, исследователи (например, Fleming, 1987) считают, что в мегаполисах люди испытывают большой эмоциональный дистресс, что ведет к увеличению насильственной преступности.

Возбуждение. Реакцией на различные неприятности типа боль, жара, теснота служило возбуждение. Приводят ли к агрессии другие виды возбуждения, например, связанное с физической нагрузкой или сексуальное?

Эксперимент Стенли Шахтер и Джером Сингер (1962) показал, что состояния возбуждения переживаются различным образом. Исследователи вызывали возбуждение у студентов, вводя им адреналин. Это приводило к увеличению частоты сердечных сокращений, учащению дыхания, что субъективно воспринималось именно как возбуждение.

Когда об этом эффекте студентов предупреждали заранее, они не испытывали особых эмоций и не столь активно реагировали даже в тех случаях, когда им после инъекции приходилось общаться с агрессивным или эйфоричным человеком. Другую группу испытуемых предупредили, что вводимый препарат вообще не имеет внешних эффектов. По ходу эксперимента им также пришлось общаться с агрессивным или эйфоричным партнером. Каковы были их чувства и действия? Они злились, контактируя с агрессивным человеком, а эйфоричный их забавлял. Видимый принцип: данное состояние физиологического возбуждения подпитывает ту или и иную эмоцию в зависимости от того, как человек сам объясняет и оценивает это возбуждение. С этим согласуются данные исследования Reisenzein, 1983, в котором было установлено, что телесное возбуждение усиливает практически любую эмоцию.

Мотивы убийств

Крайним выражением враждебной агрессии является убийство. Убийство столь же вечное явление, как зачатие, рождение, болезни и смерть от старости. Некоторые философ считают, что оно заложено в самой природе общества и составляет негативную сторону его бытия.

Убийство в жизни людей играет весьма неоднозначную роль. Осуждая убийство, человек в то же время принимает его и даже одобряет, хотя последнее делается, как правило, завуалировано. Для некоторых людей убийство становится центральным, главным событием их жизни.

Убийство самым парадоксальным образом может сочетать в себе прямо противоположные тенденции и силы: с одной стороны, в нем часто присутствует крайняя неистовость, а с другой — полное равнодушие к своей жертве. Но равнодушие не означает, что совершенно не ценима другая жизнь, напротив, убийство происходит как раз потому, что ее стоимость чрезвычайно велика, как в целом, абстрактно, так и применительно к отдельному индивиду. Убивающему нужно, чтобы она, эта жизнь, была им отнята у другого. Жертва своеобразно платит ту высокую цену, которую назначил преступник. Если бы жизнь не была столь ценима обеими сторонами, то и не была бы нужна убийце.

Если выйти на уровень общества, то можно сказать, что «глубинный смысл убийства — самоубийство человечества, но в этом качестве он никогда не осознается». Отношение общества к убийствам амбивалентно: с одной стороны оно отвергает его, боится убийц (вспомним обряды очищения после военных действий у многих народов), с другой стороны тяготеет к нему. Человечество прибегает к убийствам для решения многих своих проблем: политических, национальных, идеологических, религиозных и т. д. Однако психологов более всего интересует вопрос: с какой целью прибегают к убийству отдельно взятые индивиды? Т. е. вопрос касается мотивов совершаемых деяний. В широком смысле слова под мотивом понимаю субъективный смысл поведения, включающий субъективный выигрыш от определенных поступков.

Поведение индивида часто полимотивировано, одновременно можно обнаружить разные мотивы, которые могут лежать в разных пластах психики (часть в сознании, часть в подсознании, хотя некоторые ученые отвергают саму возможность существования бессознательных мотивов). Большинство мотивов не лежит на поверхности, их нельзя вывести из анализа только поступков, не вникая в сущность данной личности, в структуру ее психологических особенностей, не рассматривая совершенное убийство в цепи других действий.

Криминологи часто среди мотивов убийства называют корысть, ревность, месть, особо не задумываясь, что за этим стоит с психологической точки зрения.

Корысть. Ю. М. Антонян выделяет основные варианты ситуаций, когда происходит убийство, связанных с корыстными мотивами.

Захват принадлежащих другому вещей возможен лишь в случае убийства;

Убийство не является необходимым условием завладения ценностью, это могло бы произойти путем устрашения, обмана и т. д. Другими словами убивают для самоутверждения, для получения психологического выигрыша.

Убийство диктуется необходимостью обеспечения безопасности нападающего и его безнаказанности.

Переплетение корыстного мотива с некорыстным может быть настолько сложным и внешне противоречивым, что выявление и понимание их соотношения возможно только лишь в результате специального анализа.

Месть. Под местью понимают намеренное действие в ответ на оскорбление, обиду или иной ущерб, в том числе и материальный. Мстя обидчику, человек получает своеобразную «моральную компенсацию». Возможно им движет древний принцип справедливости: «око за око, зуб за зуб», описанный еще в Ветхом Завете. Психологи убеждены, что далеко не каждый мститель получает удовлетворение от уничтожения другого человека. Если месть предписана национальными обычаями (например, на Кавказе), то человек вынужден им подчиняться, порой без особого внутреннего настроя — так называемая «конформная месть». Были случаи, когда мститель убивал члена недружественного клана, даже толком не зная что те натворили с их семьей.

Если решение о мести принимается человеком самостоятельно, без давления национальных традиций, то за этим может скрываться защита своего психологического и социального статуса. Иногда человеком движет идея восстановления некой вселенской справедливости (как ее понимает этот гражданин). В этих ситуациях он может выслеживать и убивать опасных преступников, либо уничтожать проституток (которые, по его мнению, специально заражают мужчин венерическими болезнями). Безусловно, при вышеописанных случаях возникает сомнение в душевном здоровье убийц и требуется соответствующая судебно-психиатрическая оценка.

Ревность. Под ревность понимают недоверчивость по отношению к половому партнеру, сомнения в его верности и любви. Обычно ревность возникает у людей, имеющих низкую самооценку. Они транслируют свои переживания по поводу собственной ценности на партнера, постоянно требуют от того подтверждения своей любви и преданности. В случае малейших сомнений начинает формироваться убежденность, что его не любят, а живут вместе по привычке, из-за материальных благ и т. д. Если партнер имел неосторожность в пылу ссоры коснуться личности ревнивца и усомниться в его успешности, то трагическая развязка может оказаться не за горами. Особенную актуальность переживания ревности приобретают, когда подозреваемый партнер действительно находит новую любовь и начинает выстраивать с ней близкие отношения.

В глубине ревности лежит мотив самоутверждения, убийцы стараются полностью уничтожить жертву. Однако наблюдаются гендерные различия в реализации мотива ревности. Как правило, мужчины убивают изменницу, считая ее основной виновницей их позора. Ревнивые женщины обращают свой гнев в первую очередь на соперницу, порой оправдывая и прощая изменника.

Следует отметить, что часто потенциальная жертва сама провоцирует агрессию, обостряя словами или поступками ощущение неполноценности у ревнующего партнера.

Ревность может возникать не только в половых отношениях. Под именем зависти она наблюдается в самых разных сферах жизни. Глубинные психологические механизмы схожи. Человек может ревновать к успехам или иным достоинствам другого лица, именно по причине переживания комплекса собственной неполноценности.

Убийство как следствие любви. Путем убийства некоторые индивиды пытаются защитить своих близких от предстоящих страданий. В психиатрии описан феномен «расширенного суицида», когда, предварительно убив своих родных и близких, человек совершал суицид. Подобные вещи наблюдались в семнадцатом веке в среде старообрядцев. Напуганные предстоящим концом света и приходом Антихриста, люди совершали самосожжения, вместе с детьми закапывались заживо.

Убийство как жертвоприношение. В Библии описана попытка Авраама принести в жертву Богу своего единственного сына Исаака. В истории многих народов можно обнаружить культы с человеческими жертвоприношениями. В настоящее время в западной цивилизации интерес представляют ритуальные убийства. Чаще всего они совершаются адептами деструктивных культов, например, сатанистами, вудуистами, друидами. Признаком ритуального убийства является соответствующая символика, окружающая труп, время совершения данного деяния, специфический характер повреждений.

Убийство для достижения экстатического состояния. Как пишет Ю. М. Антонян, давно замечено, что человек стремится выйти за пределы своего Я, разломать его жесткое ядро повседневности, расширить сугубо индивидуальные рамки, выйти на иной, дотоле неведомый уровень. Очевидно, что это одна из глубинных потребностей, еще не до конца изученная. По мнению того же автора «злоупотребление наркотиками и алкоголем, сверхшумная музыка и различные маскарады… представляют собой попытки выйти за рамки, предписанные обществом личности. Особую роль здесь играют экстатические, аффективные состояния, достигаемые, в частности, путем специальных упражнений (движений) или употребления каких-либо препаратов. Смысл всего этого видится в том, что, взломав себя, человек переносится в новые, доселе неизвестные и смутно желанные миры.

Наблюдения за убийцами показывают, что немалая часть из них, особенно сексуальные убийцы, а также лица, совершающие убийства при разбойных нападениях или в отношении членов своей семьи и близких родственников, находятся в описанных экстатических (аффективных) состояниях. (Примечание: не путать с состояниями внезапно возникшего душевного волнения!). Их сознание сужено или даже помрачено, они плохо помнят детали, а порой вообще не могут ничего рассказать об этом периоде. Их агрессивность иногда не имеет определенного адресата и обрушивается на тех, кто случайно оказался рядом, поэтому нередко страдают дети, соседи, случайные прохожие.

После агрессивного взрыва, происходящего наподобие выброса огромной энергии, наступает общая расслабленность, опустошенность и в то же время удовлетворенность. По данным Ю. М. Антоняна, «некоторые из убийц рассказывали, что во время совершения преступления они переносились в какой-то иной мир, в котором чувствовали себя другим человеком, могучим и повелевающим, которому доступно все, т. е. жили наиболее полной жизнью». Именно убийство, а не скажем, опьянение, давало возможность взламывать свою привычную психологическую нишу, но не «просто» убийство, а проявляемое при этом абсолютное доминирование над жертвой, сопровождаемое истязанием, измывательством над ней, расчленением тела, нанесением бесчисленных ранений.

Подобные ситуации требуют судебно-психиатрической оценки. Возможно развитие подобных состояний в рамках эндогенного психоза и тогда убийца не подлежит уголовной ответственности (ст. 21 УК РФ). Необходимо отграничить вышеописанные случаи от патологического и физиологического аффектов, а также состояний фрустрации. Для их развития обязательно требуется подготовленная почва и внешняя провокация, затрагивающая лично значимые моменты. Лучше всего в подобных случаях назначать комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу.

Убийство как способ решения психологических проблем. Ю. М. Антонян, проанализировал истории жизни достаточно большого количества лиц, совершивших умышленные убийства, пришел к выводу, что можно выделить несколько типов убийств.

Попытка преодолеть свою ничтожность и малость. Осознание свое ничтожности всегда травматично и изгоняется в бессознательное. В бессознательном вызревает желание утвердить себя, в первую очередь, в собственных глазах. Человек стремится доказать свою нужность, обозначить свое место в мире. И так как позитивным путем это сделать бывает сложно, то человек выбирает путь деструктивный. Убийство носит характер личностного поступка, который мобилизует жизненные ресурсы, а порой и наполняет смыслом саму жизнь. Преступник из маленького и незаметного существа превращается в героя, хотя бы в собственных глазах.

Защита своего психологического статуса, устранение угрозы бытию. По данным ряда психологических исследований у многих убийц повышена личностная тревожность (см. методику Спилбергера-Ханина). У тревожных личностей угроза бытию, биологическому или социальному, способна преодолеть любые нравственные запреты, и даже боязнь самых суровых наказаний. Повышенная личностная тревожность формируется с раннего детства, тесно переплетается с низкой самооценкой индивида. Будучи нелюбим, а порой и открыто отвергаем своими родителями, ребенок начинает воспринимать враждебно весь окружающий мир. Он как бы выстраивает рубежи психологической защиты от недружелюбного окружения.

Такой человек раздираем противоречиями: с одной стороны он нуждается в контактах с другими людьми, хочет их для повышения самооценки, а с другой стороны — страшно их боится и пытается избежать, чтобы не получить дополнительную травму. И если кто-то, вольно или невольно, акцентирует его биологическую, социальную или психологическую несостоятельность, то становится его злейшим врагом.

В 80-х годах века Е. Г. Самовичев и Ю. М. Антонян исследовали репрезентативную группу убийц с помощью 16-факторного личностного опросника Кеттела. У 71% из обследованных наиболее выраженным оказался фактор, обозначаемый как «склонность к чувству вины». Это казалось бы противоречит распространенному мнению о том, что у таких людей снижена способность к переживанию чувства вины. Но противоречие это внешнее, поскольку непризнание вины имеет смысл психологической защиты от внешнего обвинения, нежелания осознать себя виновником наступивших событий.

Вышеуказанные авторы провели еще один интересный опрос. Были сформированы две группы респондентов (убийцы и правопослушные граждане), которым задали вопрос: «Если вы совершали какой-либо проступок в детстве, то часто ли испытывали при этом чувство вины?»

Результаты опроса:

Испытывали вину

Почти всегда

Очень редко

никогда

Убийцы

52%

11,5%

9,5%

Правопослушные

граждане

70%

3%

0,7%

Исследователи сделали вывод, что среди убийц намного больше тех, кто, сознавая свое действие как тяжкий проступок, при этом не испытывает вины. Таким образом, здесь присутствует сознание нарушения некоторой нормы, но нет переживания по этому поводу. По мнению психологов, это происходит из-за мощного вытеснения чувства вины для защиты своего психологического статуса.

Это же исследование выявило, что для правопослушных граждан характерна связь чувства вины с повышенной чувствительностью к телесным наказаниям, а для убийц — к словесным упрекам. Авторы делают осторожный вывод о том, что убийцы меньше фиксированы на своем физическом статусе, поэтому действия, направленные против тела не воспринимаются как ущерб личности. Вполне вероятно, что такое отношение к телу проецируется и на потенциальную жертву, и это обстоятельство облегчает физическое насилие. Этим же скорей всего объясняется тот факт, что некоторые преступники, совершившие насильственные преступления, склонны наносить себе самоповреждения, а ряд из них совершает суицидальные попытки. Может быть подобное пренебрежение к физической боли формируется еще в раннем детстве. По статистике к будущим убийцам родители применяли телесные наказания значительно чаще, чем к правопослушным гражданам.

Убийство как проявление некрофильской тенденции. Одним из первых, кто описан это нарушение, был Р. Крафт-Эбинг в своем знаменитом труде «Половая психопатия». Хрестоматийным стал пример описания случая сержанта Бертрана, который демонстрировал некрофилию в чистом виде, т. е. он испытывал половое возбуждение только по отношению к мертвым женщинам и с этой целью осквернял тела усопших в часовне, иногда даже раскапывал могилы.

Некрофилия считается сексуальной перверзией и обычно возникает в структуре эндогенных психозов, реже ее можно наблюдать у лиц, страдающими расстройствами личности (психопатов). Нередко некрофилия сочетается с другими сексуальными девиациями, например, садизмом. Вероятно, что некрофилия — это тоже своеобразное решение своих психологических проблем и преодоление страхов, в частности страха смерти. С психоаналитической точки зрения, некрофилия представляет собой значительное преобладание в человеке инстинкта смерти.

Обычно некрофильские тенденции демонстрируют серийные убийцы, особенно те, кто совершает свои преступления на сексуальной почве. Они нуждаются в судебно-психиатрической оценке своего поведения.

Заключение

Проблема убийств, а точнее выяснения причин, почему они совершаются, вечна как этот мир. Вероятно ученые никогда не найдут однозначного ответа на этот вопрос — все мы очень разные, вырастаем в различных социально-экономических и психологических условиях и, соответственно, по-разному смотрим на этот мир. Однако исследования в этой области крайне важны, как для потенциальных жертв и всего общества в целом, так и для потенциальных преступников. И если ученые сумеют разработать практические рекомендации по предупреждению убийств — это станет заметным прорывом в науке.

Изучать психологию убийств необходимо и для практических задач при расследовании этих преступлений, чтобы лучше понять личность совершившего деяние, понять мотивы, которые им руководили. И, исходя из этого, можно будет правильно квалифицировать подобные преступления, а также назначать наказание с учетом индивидуально-психологических особенностей.

Список литературы

1. Антонян Ю. М. Психология убийства. — М., 1997.

2. Аронсон Э. Общественное животное. — М., 1998.

3. Бандура А., Уолтерс Р. Подростковая агрессия. Изучение влияния воспитания и семейных отношений. — М., 2000.

4. Барон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 1999.

5. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. — СПб., 2001.

6. Дмитриева Т. Б., Иммерман К. Л. и др. Криминальная агрессия женщин с психическими расстройствами. — М., 1998.

7. Дольник В. Р. Непослушное дитя биосферы. — М., 1994.

8. Корноухов В. Е., Лисняк М. А. Методики по расследованию преступлений против жизни, здоровья, половой неприкосновенности и свободы личности. Часть 1. — Красноярск, 2006.

9. Корноухов В. Е., Бунева И. Ю., Лисняк М. А. Методики по расследованию преступлений против жизни, здоровья, половой неприкосновенности и свободы личности. Часть 2. — Красноярск, 2006.

10. Крэйхи Б. Социальная психология агрессии. — Спб.: Питер, 2003.

11. Майерс Д. Социальная психология. — СПб., 1997.

12. Можгинский Ю. Б. Агрессия подростков: эмоциональный и кризисный механизм. — СПб, 1999.

13. Рубинштейн С. П. Основы общей психологии. — СПб., 1999.

14. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. — М., 1998.

15. Холмс Д. Анормальная психология. — СПб., 2003.

16. Хьелл Л., Зинглер Д. Теории личности. — СПб., 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой