Объяснения сторон и третьих лиц как доказательство

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Гуманитарно-Экономический Институт

Кафедра гражданско-правовых дисциплин

КУРСОВАЯ РАБОТА

УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА: ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС

НА ТЕМУ: ОБЪЯСНЕНИЯ СТОРОН И ТРЕТЬИХ ЛИЦ КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Дата сдачи: «_» _________

Оценка: ______

Дата защиты: «_» _________

Подпись: ______

КАЛУГА 2007 г.

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ… 3

ГЛАВА 1. ОБЪЯСНЕНИЯ СТОРОН И ТРЕТЬИХ ЛИЦ КАК СРЕДСТВО ДОКАЗЫВАНИЯ…5

1.1 Понятие и значение объяснений сторон и третьих лиц как доказательств. 5

1.2 Субъекты рассматриваемого вида доказательств… 8

ГЛАВА 2. ВИДЫ ОБЪЯСНЕНИЙ СТОРОН И ТРЕТЬИХ ЛИЦ… 12

2.1 Объснения сторон и третьих лиц о фактах, лежащих в основании их требований и возражений (утверждение)… 12

2.2 Признание сторон как доказательство… 21

ГЛАВА 3. ИССЛЕДОВАНИЕ И ОЦЕНКА ОБЪЯСНЕНИЙ СТОРОН И ТРЕТЬИХ ЛИЦ В ПРОЦЕССЕ УСТАНОВЛЕНИЯ ИСТИНЫ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ… 28

ЗАКЛЮЧЕНИЕ… 38

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК… 40

ПРИЛОЖЕНИЯ… 42

Введение

Объяснения сторон и третьих лиц являются одним из видов доказательств, допускаемых законом (ч.2 ст. 49 ГПК РФ). Доказательствами они являются в той части, где содержатся сведения, информация об обстоятельствах дела. Особенность объяснений сторон и третьих лиц состоит в том, что они исходят от лиц, заинтересованных в исходе дела, а это заставляет суд относиться к ним с известной осторожностью. Поэтому процессуальный закон предписывает суду проверять и оценивать их наряду с другими собранными по делу доказательствами (ст. 160).

Объектом данной курсовой работы являются общественные отношения, возникающие по поводу регулирования такого средства доказывания, как объяснения сторон и третьих лиц.

Предметом данной курсовой выступает законодательство, в частности Гражданский Процессуальный Кодекс Российской Федерации в части, касающейся, и практика его применения, закрепляющие нормы об объяснениях сторон и третьих лиц как доказательстве.

Целью данной курсовой работы является анализ норм законодательства, практики его применения, теории об объяснениях сторон и третьих лиц как средстве доказывания.

Задачи:

1)дать общую характеристику объяснениям сторон и третьих лиц как доказательству;

2)уяснить значение данного доказательства и место его в системе средств доказывания;

3)определить субъективный состав объяснений сторон и третьих лиц;

4)дать общую характеристику видам объяснений сторон и третьих лиц;

5)охарактеризовать порядок исследования и оценки объяснений сторон и третьих лиц.

Данная курсовая работа состоит из трех глав.

Первая глава, которая называется «Объяснения сторон и третьих лиц: место в системе средств доказывания», раскрывает понятие, значение, субъектный состав данного средства доказывания.

Вторая глава, которая называется «Виды сторон и третьих лиц», характеризует утверждение и признание сторон и третьих лиц как доказательство.

Третья глава, которая называется «Исследование и оценка объяснений сторон и третьих лиц в процессе установления истины по гражданским делам», раскрывает порядок исследования и оценки данного вида доказательства.

При написании данной курсовой работы использовались формально юридический метод, метод историзма, приемы анализа, синтеза и сравнения.

При написании настоящей курсовой работы были использованы учебники, учебные пособия и монографии таких авторов, как Шакарян, Треушников, Юдельсон, Коваленко, Курылев и др.

Глава 1 Объяснения сторон и третьих лиц: место в системе средств доказывания

1.1 Понятие и значение объяснений сторон и третьих лиц как доказательств

«Доказательствами по гражданскому делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела"Рузакова О. А. Комментарий к Гражданскому Процессуальному Кодексу Российской Федерации. — М., 2003. С. 60−61 (ч.1 ст. 49 ГПК РФ)

Фактические данные, выступающие в качестве доказательств, — это сведения о фактах, интересующих суд. Носителями их, или, иначе, источниками доказательств, являются люди, которые наблюдали интересующие суд факты и поэтому располагают сведениями о них, и вещи, сохранившие на себе следы определенного воздействия или сами являющиеся следами интересующих суд событий. Например, стороны заключили сделку купли-продажи строения. Эта сделка оформлена в виде договора, удостоверенного нотариусом и зарегистрированного в органах местной администрации. Действия как таковые совершились (покупатель вступил во владение строением, продавец получил установленную договором плату), но сведения о них сохраняются в памяти продавца, покупателя, соседей, нотариуса, удостоверившего сделку, а также в документах (договоре, реестре нотариальной конторы, реестровых книгах БТИ). В приведенном примере сведения о заключении договора купли — продажи будут судебными доказательствами, а люди (продавец, покупатель, соседи нотариус) и вещи (письменный договор, реестр нотариальной конторы, реестровые книги БТИ), являющиеся носителями этих сведений, — источниками доказательств.

Суд получает нужные ему фактические данные из источников доказательств с помощью специальных процессуальных средств, называемых средствами доказывания.

Средства доказывания — это предусмотренные процессуальным законом способы получения фактических данных, подтверждающих или опровергающих существование фактов, интересующих суд. Ярков В. В. Гражданский процесс, — М., 2000.С. 184−185

Среди средств доказывания, которыми суд общей юрисдикции устанавливает фактические обстоятельства по делу, закон, прежде всего, называет объяснения сторон и третьих лиц, которые должны быть проверены, исследованы и оценены в совокупности с другими доказательствами. Треушников М. К. Судебные доказательства. — М., 1997.С. 177

Объяснения сторон и третьих лиц — это их сообщения об интересующих их фактах.

Когда речь идет об анализе доказательственного значения объяснений сторон, третьих лиц, следует иметь в виду, что все положения, характеризующие объяснения стороны и третьих лиц как доказательства, применимы и к объяснениям заявителей по делам особого производства, лиц, подающих жалобы по делам, вытекающим из публично — правовых отношений.

Факты предмета доказывания и факты, имеющие значение для правильного разрешения гражданского дела, могут устанавливаться при помощи объяснений истца, ответчика, а также и других лиц, участвующих в деле.

Решение суда подлежит отмене, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, то есть лишенных возможности давать объяснения суду.

Иногда необоснованность судебных решений является следствием недостаточно глубокого, поверхностного изучения именно объяснений сторон, отсутствия всесторонней проверки сведений о фактах, указанных стороной.

Объяснения истца, ответчика являются одним из видов личных доказательств, своеобразие которых заключается в том, что сведения о фактах излагаются суду лицами, заинтересованными в исходе дела.

Данное обстоятельство породило различные взгляды в правовой теории, касающиеся места и роли объяснений сторон и третьих лиц как средств доказывания, которые по — разному реализованы в законодательстве и в судебной практике отдельных стран.

В гражданском процессе России по действующему законодательству объяснения сторон признаются самостоятельными средствами доказывания, безотносительно к тому, содержат ли объяснения сторон и третьих лиц признание фактов, отрицание их или какие-либо иные сведения о фактах, имеющих значение по делу.

Суд заслушивает объяснения сторон в судебном заседании сразу же после доклада дела председательствующим или членом суда. Треушников М. К. Судебные доказательства. — М., 1997.С. 176−178

1.2 Субъекты рассматриваемого вида доказательств

Субъектами объяснений выступают, прежде всего, стороны и третьи лица.

Сторонами в гражданском процессе выступают субъекты материальных правовых отношений, лежащих в основе возникшего спора, подлежащего разрешению суда. Являясь участниками правоотношений, истец и ответчик, а также другие лица, отстаивающие свои интересы в процессе, лучше, чем кто-либо другой, знают о существовании или отсутствии фактических оснований, с которыми связано возникновение, изменение и прекращение правоотношений.

Как правило, возникновение, изменение и прекращение правоотношений связано с действиями (бездействием) самих сторон, реже — с событиями. Стороны могут заблуждаться, давать фактам свою интерпретацию, по-своему объяснять факты. Но при любой ситуации стороны являются носителями доказательственной информации о фактах, поскольку правоотношения порождаются, изменяются, прекращаются в связи с их действиями или бездействием, а также в связи с фактами, непосредственно воспринимаемыми самими сторонами, известными им.

В юридической литературе дан анализ отличительных черт сторон как источников доказательств в отличие от свидетелей и экспертов. Юдельсон К. С. Судебные доказательства в гражданском процессе. — М., 1956. С129−132

Во-первых, стороны — участники спорного правоотношения и юридически заинтересованы в исходе дела. Они являются одновременно и лицами, участвующими в деле, от действий которых зависит возникновение, развитие и окончание процесса, и источниками доказательств.

Отсюда в объяснениях сторон необходимо выделять как требования распорядительного характера, являющиеся проявлением принципа диспозитивности процесса, так и сообщения сторон о фактах, которые являются доказательствами.

Сообщения сторон о фактах связаны с осуществлением обязанности по доказыванию и выражают принцип состязательности гражданского процесса.

Во-вторых, сообщение суду сведений о фактах можно рассматривать одновременно и как право стороны, и как ее обязанность.

В-третьих, действующий кодекс предусматривает в стадии подготовки дела к судебному разбирательству обязанность ответчика представления истцу и суду своих возражений в письменной форме относительно исковых требований, а также доказательств, обосновывающих свои возражения (п. 2,3 ч.2 ст. 149 ГПК РФ). Рузакова О. А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. — М., 2003.С. 75−76

Движущей силой, стимулирующей стороны, третьи лица к даче правильных сведений о фактах и в полном известном сторонам объеме, выступает интерес в получении справедливого, правильного и обоснованного судебного решения.

Процессуальное положение стороны, а в частности, истца, могут занимать прокурор, органы государственной власти, предъявляющие иски в защиту прав других лиц.

Стороной как источником доказательств эти субъекты процесса, как правило, не выступают, так как они не являются субъектами спорного материально-правового отношения и непосредственно фактов не воспринимали.

В юридической литературе приведены примеры из судебной практики, когда представители органа опеки и попечительства лично наблюдали факты, связанные с отношением детей и родителей после проведенного ими официального обследования. Иванова С. А. Судебные споры о праве на воспитание детей. — М., 1974.С. 137

В своих объяснениях стороны, а также и третьи лица могут заявлять ходатайства, излагать исковые требования, увеличивать или уменьшать их, предлагать заключение мирового соглашения, излагать свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать против ходатайств, доводов, соображений других лиц, а также сообщать сведения о юридических и доказательственных фактах.

Чтобы в объяснениях сторон, третьих лиц выделить доказательственное содержание, то есть то, что имеет отношение к процессу доказывания, их следует условно «разложить» на составные части.

В объяснениях сторон все эти не одинаковые по своему значению заявления могут находиться в самых различных сочетаниях. В исковом заявлении обычно содержатся волеизъявления, направленные на возбуждение процесса, доводы правового характера и ряд сообщений о фактах, имеющих юридическое значение. Курылев С. В. Установление истины в советском правосудии. Автореф. дисс… докт. юр. наук. — М., 1964.С. 18

В юридической литературе высказаны общепризнанные мнения, что среди разнообразных действий и суждений сторон и третьих лиц средствами доказывания являются только те, в которых стороны или третьи лица сообщают сведения о фактах, имеющих значение для установления спорных правоотношений. Советский гражданский процесс. — М., 1970.С. 157. Советский гражданский процесс. — М., 1955.С. 153

Таким образом, в объяснениях сторон следует выделять:

1)сообщения, сведения о фактах, то есть доказательства;

2)волеизъявления;

3)суждения о юридической квалификации правоотношений;

4)мотивы, аргументы, с помощью которых каждая сторона освещает фактические обстоятельства в выгодном для себя аспекте;

5)выражение эмоций, настроений.

Средствами доказывания являются только объяснения сторон в части, содержащей сведения о фактических обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела, для применения нормы материального права.

Волеизъявления, доводы, аргументы, правовая оценка событий судебными доказательствами не являются. Пучинский В. К. Признание стороны в советском гражданском процессе. — М., 1955.С. 30

Таким образом, объяснениями сторон, других лиц, участвующих в деле, как средствами доказывания выступают сведения о фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела, сообщаемые субъектами спорных материально-правовых отношений, полученные, исследованные в установленном законом процессуальном порядке.

Глава 2 Виды объяснений сторон и третьих лиц

2.1 Объяснения сторон о фактах, лежащих в основании их требований и возражений (утверждения)

Гражданский процессуальный кодекс устанавливает, что рассмотрение дела по существу начинается с заслушивания сторон (ст. 174 ГПК РФ). Такая постановка вопроса является единственно правильной, так как стороны как участники спорного правоотношения лучше других знают факты, являющиеся основанием взаимных прав и обязанностей.

В ряде случаев одновременно со стороной в заседании участвует и ее представитель. Иногда наблюдается стремление представителя стороны дать суду объяснения по делу; в некоторых случаях даже председательствующий задает вопрос, кто будет давать объяснения — сторона или представитель. При одновременном участии в процессе стороны и ее представителя следует признать целесообразным дачу объяснений стороной, а не представителем, за исключением тех необычно редких случаев, когда сторона физически не в состоянии говорить (потеря голоса, немота).

Статья 174 ГПК РФ не случайно указывает, что разбирательство дела начинается с заслушивания объяснений сторон, а не сторон или их представителей. Это целесообразно потому, что разбирательство дела начинается исследованием доказательств в целях установления обстоятельств спорного правоотношения и стороны опрашиваются как источники сведений о фактах. Вот почему сами стороны, а не одновременно участвующие в процессе их представители должны дать объяснения по делу. По этим же причинам процессуальный кодекс устанавливает, что признание судом необходимости явки истца или ответчика и их вызова для дачи личных объяснений допускается и в тех случаях, когда в деле участвует представитель.

Объяснениям истца должна предшествовать постановка перед ним вопроса, направленного на уточнение предмета иска, с учетом того обстоятельства, что исковые требования могут быть во всяком положении увеличены или уменьшены; принятие отказа стороны от принадлежащих ей прав (хотя бы в форме частичного уменьшения искового требования) зависит от суда. Суд должен оказывать стороне помощь в правильной, соответствующей закону и фактическим обстоятельствам дела формулировке предмета иска. Уточнение исковых требований имеет весьма большое значение для всего дальнейшего движения дела, прежде всего для определения предмета и границ доказывания.

После уточнения предмета иска истцу должна быть предоставлена возможность свободно, без всяких ограничений рассказать о фактических обстоятельствах дела. Некоторые председательствующие без всякой необходимости перебивают сторону и целиком переходят к вопросам, не дав спокойно рассказать стороне обо всем ей известном. Для выяснения истины это не допустимо. Отвечая только на вопросы, сторона сообщает суду гораздо меньше фактов, чем при свободном рассказе. Сами судьи не в состоянии поставить вопросы, охватывающие все обстоятельства дела потому, что эти обстоятельства судьям не известны. Поэтому необходимо выслушать сторону, а затем поставить перед ней вопросы.

Отсутствие ограничений сторон во времени при даче ими объяснений не означает, что стороны могут злоупотреблять вниманием судей и уходить от существа дела. Руководящая роль председательствующего обязывает его следить за тем, чтобы объяснения сторон относились к существу дела. Председательствующий должен в тактичной форме направлять объяснения по нужному руслу — иначе стороны в ряде случаев не скажут всего, что необходимо по делу.

Гражданский процессуальный кодекс не предусматривает очередности постановки вопросов перед сторонами. По сложившейся практике в большинстве случаев принято, что первоначально вопросы ставит состав суда, затем участники процесса на той стороне, которая опрашивается, потом участники другой стороны, эксперт и прокурор, участвующий в деле для дачи заключения; если дело возбудила прокуратура, прокурор будет ставить вопросы в то время, когда их ставит истцовая сторона.

Опрос ответчика начинается вопросом председательствующего, признает ли ответчик иск. Этот вопрос следует ставить в понятной для ответчика форме, с учетом его культурного уровня. В некоторых судебных делах встречаются записи в протоколе: «Иск признаю, но…» — и дальше излагаются факты, из которых следует, что ответчик основания иска не признает.

Опрос истца и ответчика должен дать суду совершенно ясное представление о сущности фактов, породивших спорное правоотношение. В практике выработалось правило, что все утверждения сторон относительно бытия определенных фактов обязательно подлежит проверке. Если стороной делались утверждения относительно существенных для дела фактов, но они не были проверены судом и не были учтены при вынесении решения, оно подлежит отмене. Например, по иску жилищного отдела исполкома, Мосягина, проживающая на площади ответственной съемщицы, умершей Новиковой, была признана временным жильцом и выселена из комнаты. В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР от 27 января 1954 г. отмечено: ответчица Мосягина утверждает, что она на спорной площади проживает с трехлетнего возраста. С 1929 по 1937 год она проживала на этой площади со своей теткой Мосягиной, которая ее, ответчицу, воспитывала. После смерти Мосягиной в 1937 году комната была предоставлена Новиковой, взявшей ответчицу на свое воспитание, причем ответчица утверждает, что с Новиковой проживала одной семьей до ее смерти. В определении Верховного Суда СССР отмечено, что все эти обстоятельства требовали от суда тщательной проверки, но судом исследованы не были, что и послужило основанием для отмены решения в порядке надзора и передачи дела на новое рассмотрение.

Верховный Суд СССР требует, чтобы ни одно из утверждений сторон имеющее значение для решения дела, не было оставлено без проверки. Наравне с этим к сторонам предъявляется требование подтвержденности их утверждений доказательствами. Это требование содержится, прежде всего, в процессуальном законе: в исковом заявлении необходимо указать на «обстоятельства, на которых истец основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства» (п. 5 ч.2 ст. 131); в разделе о доказательствах говорится: «Каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений» (п. 2 ст. 56). Эти требования процессуального закона, предъявляемые сторонам, последовательно проводятся в практике судебных органов.

Если в основу решения нельзя положить ничем не подтвержденные объяснения истца или ответчика, то естественно, нельзя решать дело только на основании утверждений сторон, если они не подтверждены другими данными дела. В протесте Генерального Прокурора СССР по делу по иску, предъявленному прокурором к председателю колхоза Смилгину и другим о возмещении в пользу колхоза «Дружба» причиненного гибелью скота ущерба, сказано, что суд при рассмотрении этого дела ограничился вызовом и допросом представителя истца и объяснениями ответчиков, причем их возражения в судебном заседании не проверены, хотя они имели существенное значение для дела. Верховный Суд СССР с протестом Генерального Прокурора согласился и по этим основаниям решение суда отменил, передав дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании одних только объяснений истца и ответчика дело может быть решено, если утверждения одной стороны подтверждены другой, другими словами, дело может быть решено только на основе объяснений сторон, если они содержат не утверждения, а принятые судом признания. Монтажный трест предъявил иск о выселении гражданина Сотрихина, который работал в тресте кочегаром. Сотрихин был уволен по инвалидности, так как трест не мог предоставить ему другую работу, соответствующую состоянию его здоровья. В период работы Сотрихин получил в доме треста жилую площадь. На ордере, дающем право на занятие жилой площади, сделана запись: «Имеет право вселиться на специальную жилую площадь для кочегар в доме по ул. 8 Марта № 163». Утверждая, что Сотрихин занимает жилую специальную площадь, предназначенную для кочегара, трест просит его выселить без предоставления другого жилого помещения. В заседании суда ответчик утверждал, что предоставленная ему комната не находится при котельной или даже при доме, котельную которого он обслуживал, а представляет собой обычную жилую комнату в жилом доме треста, находящегося на расстоянии нескольких километров от места работы Сотрихина. Считая, что он занимает не специальное, а обычное жилое помещение, Сотрихин просит тресту в иске отказать. Итак, по делу имеется два противоположных утверждения по вопросу о характере жилого помещения, предоставленного Сотрихину. Нельзя считать, что утверждение треста о том, что это жилое специальное помещение подтверждено письменным доказательством — ордером с надписью о предоставлении жилого специального помещения. Надпись исходит от того же треста, и могла быть сделана со специальной целью облегчить в дальнейшем выселение кочегара Сотрихина. Что же касается объяснения Сотрихина, отрицающего специальный характер жилого помещения и утверждающего, что комната, во-первых, находится в обычном жилом доме, предназначенном обеспечивать жилищные нужды сотрудников треста, во-вторых, дом находится в отдалении от места его, Сотрихина, работы, то трест признал оба эти факта, и суд стал уже располагать не только утверждениями ответчика о фактах, имеющих существенное значение для разрешения дела, но и признанием этих фактов другой стороной. На основе этих данных суд пришел к выводу, что предоставленная Сотрихину комната не относится к жилым специальным помещениям.

Сопоставление приведенных случаев использования объяснения сторон совершенно ясно показывает сущность позиции наших судебных органов, полностью соответствующей процессуальному закону и заключающейся в том, что утверждения сторон должны быть ими подтверждены ссылкой на другие доказательства, убеждающие в правильности этих утверждений. Дело не может быть решено, если одному голословному (этот термин встречается в судебных решениях и определениях) утверждению истца противостоит другое голословное утверждение ответчика — необходимы другие доказательства, подтверждающие утверждения сторон. Если объяснения сторон не подтверждены ими достаточными доказательствами, то суд должен проверить правильность утверждений по своей инициативе. По делу о выселении Джанджалашвили из дома Джапаридзе Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР указала: «Между тем нужду истицы Джапаридзе в жилой площади суд не проверил и свое решение о том, что жилая спорная площадь необходима истице для своего проживания, обосновал исключительно на голословном заявлении Джапаридзе». По другому делу Верховный Суд СССР не менее выразительно указал: «Голословное утверждение истца о том, что он этих денег не получал, не могло послужить основанием для удовлетворения его иска. Суду, во всяком случае, необходимо было проверить, кто же получил деньги, если подпись в получении денег принадлежит не Шевченко, а другому лицу».

При оценке доказательств, которыми подтверждаются утверждения истца или ответчика, должен, прежде всего, ставиться вопрос о достаточности доказательств, на которые ссылаются стороны в подтверждение своих утверждении. Интересный анализ с точки зрения достаточности доказательств, подтверждающих утверждения сторон, дан Верховным Судом СССР по делу сахарного комбината с гражданином Жовтаном о взыскании 1438 руб. по тем основаниям, что при передаче им инвентаря жилищно-коммунального отдела другому лицу была обнаружена недостача 14 простыней, 3 одеял и другого имущества. Утверждение истца о недостаче подтверждалось сличительной ведомостью, которую Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР признала недостаточным доказательством, так как эта ведомость была составлена бухгалтерией комбината без участия ответчика Жовтана. Ответчик Жовтан утверждал, что недостача произошла по вине бухгалтерии комбината, которая выдавала расчет уволенным рабочим и служащим без отметки в обходном листе о сдаче постельных принадлежностей. Это утверждение Жовтана истец опровергал ссылкой на показания свидетеля-бухгалтера комбината, но Судебная коллегия признала, что показания бухгалтера комбината нельзя признать достаточным доказательством, так как он сам ответственен за нарушение порядка выдачи расчета уволенным лицам. Несмотря на голословность утверждений истца о том, что недостача произошла по вине ответчика, несмотря на голословность утверждений ответчика Жовтана о выдаче расчета лицам, не сдавшим постельное белье, несмотря на недостаточность доказательств, на которые ссылался истец в подтверждение своих утверждений, — суд первой инстанции вместо того, чтобы проявить инициативу в обеспечение дела достаточными доказательствами, иск полностью удовлетворил. Между тем суд первой инстанции, особенно при надлежащей подготовке дела к рассмотрению, имел возможность затребовать необходимые доказательства. Следует подчеркнуть, что прокуратура при протесте в порядке надзора представила лицевые карточки, из которых видно, что рабочие Понзырь, Кожухарь и другие при увольнении с работы получили расчет, не сдав постельное белье.

Анализ, содержащийся в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР по этому делу, показывает, что утверждения сторон должны быть подтверждены вполне достаточными доказательствами, заслуживающими доверия и могущими убедить суд в правдивости утверждений, содержащихся в объяснениях суда и ответчика. Объяснения стороны как голословное характеризуется не только тем, что оно не подтверждено доказательствами, представленными самой стороной, и не только тем, что суду не удалось собрать доказательства по своей инициативе. Голословность утверждений состоит и в том, что утверждение противоречит другим данным, имеющимся в деле, нередко представленным той же стороной. Например, по иску гражданки Полдилиной суд признал недействительным ее брак с гражданином Плдилиным, так как он не расторг первого брака, (стороны состояли во втором браке 6 лет). Затем Полдилина предъявила новый иск о выселении бывшего мужа, считая, что он вступил с ней в брак с целью завладения ее жилой площадью. Этот иск был также удовлетворен. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, отменяя решение по этому делу в порядке надзора, указала, что о вступлении Полдилина в брак с целью завладения жилой площадью в судебном заседании по существу говорила только сама истица; свидетели этого обстоятельства не подтвердили. Голословность утверждений Полдилиной о том, что Полдилин вступил в брак с целью завладения жилой площадью, видна также из того, что Полдилин 6 лет вел с истицей общее хозяйство, проживая с ней одной семьей. Голословность объяснения истицы видна из того, что ее утверждения противоречат ею же признанным фактом совместного шестилетнего проживания и совместного ведения хозяйства.

Изучение практики использования объяснений сторон как судебных доказательств показывает, что некоторыми судебными органами все еще не преодолены ошибки, которые идут в двух направлениях: одни судебные органы явно недооценивают утверждения истцов и ответчиков, игнорируют их, вследствие чего решение не способно отразить действительные отношения между сторонами. В этих случаях забывается, что объяснения сторон являются наиболее полным источником сведений о фактах спорного правоотношения. Другие переоценивают утверждения сторон в том смысле, что основывают на них решение по делу без проверки этих утверждений путем использования других доказательств. Те и другие ошибки являются следствием непонимания сущности объяснений сторон в форме утверждений как вида доказательств. Иногда по этому поводу рассуждают очень упрощенно: по ст. 156ГПК РФ каждая сторона должна доказать свои утверждения, — значит объяснения сторон не имеют «самостоятельного» доказательственного значения. Такое понимание вопроса представляет собой упрощенчество. Сущность судебных доказательств состоит в том, что они являются процессуальными средствами и способами установления обстоятельств дела. Нет никакого сомнения в том, что объяснения сторон являются важным средством установления истинности фактов, необходимых для решения спора. Объяснения сторон не теряют значения доказательства от того, что имеют свои особенности в области их исследования и оценки — каждый вид доказательства в практике его использования имеет ряд особенностей. Объяснениям сторон свойственны все признаки личных доказательств, прежде всего относящиеся к образованию (формированию) доказательств. Как и свидетели, стороны наблюдают определенные факты окружающей действительности; в сознании сторон эти обстоятельства запечатлеваются, запоминаются, тем более, что стороны сами являются участниками правоотношений, а в заседании суда, в своем рассказе стороны воспроизводят факты прошлого. Все это типично для личных доказательств, а особенности исследования и оценки не меняют процессуального значения объяснений сторон (в том числе утверждений) как судебных доказательств.

2.2 Признание сторон как доказательство

Наравне с утверждениями сторон видом их объяснений является признание. Общее между утверждением и признанием состоит в том, что они относятся к фактам спорного правоотношения. В форме утверждений относительно бытия одних фактов и в форме признания бытия других стороны сообщают суду сведения о действиях и событиях, относящихся к их спору. Различие заключается в том, что под утверждениями понимаются сведения, которые сообщающая их сторона должна подтвердить другими данными (доказательствами), поскольку эти утверждения лежат в основании иска или возражений против него. Под признанием понимается сообщение одной стороной фактов, которые должна доказать другая сторона.

Признание должно быть сделано в положительной форме, и тогда оно может быть обсуждено и использовано судом в целях установления фактов. Неоспаривание (молчание) не может рассматриваться в качестве признания. Если сторона не явилась в заседание, например, по вызову суда не явился ответчик и не сообщил своего отношения к фактам, указанным в исковом заявлении, то это не может рассматриваться судом как признание данных фактов. Это не значит, что в некоторых отдельных случаях молчание не может рассматриваться как косвенное доказательство, но, во всяком случае, не молчание в судебном процессе, а в период, ему предшествующий. Ранее проводилось дело по иску Кострюковой к Бухонову о признании недействительным договора отчуждения права застройки по признаку его фиктивности. В числе косвенных доказательств было использовано и то обстоятельство, что покупатель Бухонов, зная, что продавец (продажа была совершена в 1927 году) продал в 1942 году одну четвертую часть домовладения другому лицу, не оспорил права продавца на вторичную продажу части домовладения. Этот факт неоспаривания неправомерных действий лица, продавшего в 1927 году все домовладение Бухонову, а затем продавшего одну четверть того же домовладения в 1942 году другому лицу, был правильно использован в качестве одного из косвенных доказательств того положения, что в 1927 году был заключен фиктивный договор продажи права застройки Бухонову — иначе он, несомненно, опротестовал бы вторичную продажу купленного им домовладения.

Между доказательственным значением неоспаривания действий определенных лиц в процессе движения правоотношения и неоспариванием в суде одной стороной утверждений другой стороны имеется разница. Неоспаривание действий определенного лица в процессе развития правоотношения может указывать на мотивы такого пассивного поведения.

Бухонов, по-видимому, не оспаривал продажи доли приобретенного им строения потому, что он не совершил реальной покупки, а заключил по просьбе контрагента договор купли — продажи только для вида, без намерения породить юридические последствия. В таком случае имеется косвенное доказательство фиктивности заключенного договора. Что же касается случая неявки стороны в суд для защиты своих интересов, то это обстоятельство не может быть использовано в качестве доказательства того положения, что неявившаяся сторона признает путем неоспаривания все, что утверждает другая сторона. Использование молчания стороны, не явившейся для защиты своих интересов, не может привести к истинному судебному решению.

Верховный Суд СССР в мотивировочной части некоторых определений ссылается на неоспаривание стороной тех или иных фактов, но имеет в виду доказательственное значение неоспаривания не в процессе рассмотрения дела, а в процессе движения самого правоотношения. Босенко предъявил иск к облзаготконторе Министерства торговли о взыскании 543 руб. вознаграждения за сверхурочную работу. В иске было отказано. Анализируя материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР в своем определении от 23 сентября 1953 г. отметили, что сверхурочные работы сотрудниками бухгалтерии производились на основании приказа управляющего облзаготконоторой, исполнение этого приказа истицей Босенко подтверждено выпиской из табеля о работе в сверхурочное время, ответчик этого табеля не оспаривал и частично произвел по нему оплату. Здесь в качестве доказательства основательности табеля указывается, что он не оспорен ответчиком — имеется в виду органом юридического лица (управляющим). Такого рода использование неоспаривания в качестве доказательства факта можно встретить в судебной практике высших судебных органов случаи, когда в качестве доказательства используется то обстоятельство, что ответчик по вызову суда не явился и возражений против иска не представил, а следовательно, основания иска признал.

Признание иска в гражданском процессе не имеет автоматического действия — суд обязан войти в существо признания, и может с ним либо согласиться, либо его отклонить и не использовать в качестве достаточного доказательства. В связи с тем, что признание в процессе не имеет автоматического значения, оно должно быть проверено по существу, — так называемое «голое» признание не может быть использовано в суде. Голая ссылка на признание иска ответчиком, без анализа фактических обстоятельств дела не может быть положена в основание судебного решения. По этому поводу имеется много определений суда. Можно указать на дело по иску Побочина к колхозу «Октябрь» о взыскании вознаграждения за пастьбу скота. В определении Верховного Суда от 9 августа 1949 г. по этому делу указано: каковы действительные взаимоотношения сторон и какие фактические обстоятельства суд считает установленными по делу из решения суда не видно, так как, удовлетворяя иск, суд ограничился лишь указанием на то, что ответчик иск признал. Поскольку требования истца ни в основании, ни в размере доказательствами не подтверждены, и по материалам дела нельзя судить, соответствует ли условиям трудового договора истца с колхозом вывод суда об обязанности колхоза уплатить истцу вознаграждение за пастьбу скота отдельных граждан, решение суда не может быть признано правильным.

Эти соображения являются типичными для практики высших судебных органов — «голое» признание иска, не проверенное судом путем анализа фактических отношений между сторонами, не может быть положено в основании судебного решения. В процессе судебное признание как безмотивный распорядителный акт, не связанный с фактическими обстоятельствами дела, — исключено. Поэтому не имеет практического значения предложения С. В. Курылева считать, что «признание фактов и признание иска — самостоятельные институты гражданского процесса…». Дальше указанный автор пишет: «По юридической природе признания иска — волеизъявление стороны с процессуальными, а в отдельных случаях, и материально — правовыми последствиями… Юридические последствия признания иска — право суда ликвидировать спор вынесением решения в пользу истца, если суд сочтет возможным обосновать свое решение признанием иска…» Курылев С. В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе. — М., 1953.С. 14Эти соображения нельзя признать правильными, ибо они противоречат судебной практике. Право ответчика признать иск — неоспоримо, это право не влечет за собой последствий распорядительного акта, так как суд не может положить в основание иска безмотивное признание; суд обязан убедиться в том, что признание ответчиком своей обязанности имеет под собой достаточные фактические данные. Несмотря на несогласие некоторых авторов, следует повторить: поскольку вместо простого автоматизма принятие признания в суде является следствием изучения признанных фактов с точки зрения их объективной истинности и охраны законных интересов сторон, поскольку исходным моментом для суда, независимо от формы признания, являются факты, и только факты, а все остальное — иск, правоотношение — производное. Вот почему является правильным утверждение, что в нашем процессе объектом признания в конечном итоге являются лишь факты основания иска (возражения).

Профессор А. Ф. Клейман указывает в числе объектов признания еще и на доказательства, исходя из того, что решения могут быть обращены к немедленному исполнению, если они основаны на документах, признанных ответчиком. Клейман А. Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. — Издательство Академии Наук СССР, 1950 г. С. 62 Против этого справедливо возражает В. К. Пучинский, указывающий, что «признание правильности доказательства есть не что иное, как признание факта, зафиксированного в этом документе». ПучинскийВ.К. Признание стороны в советском гражданском процессе. — Госюриздат, 1955 г. С. 66

То обстоятельство, что признание в гражданском процессе нельзя рассматривать как распорядительный акт, является в нашей литературе почти всеобщей точкой зрения, принятых в самых последних работах по доказательственному праву. Так, в результате исследований вопроса В. К. Пучинский справедливо приходит к выводу, что «признание иска в гражданском процессе нельзя считать гражданско-правовым актом распоряжения, оно должно соответствовать существующей обязанности ответчика в рассматриваемом правоотношении». ПучинскийВ.К. Признание стороны в советском гражданском процессе. — Госюриздат, 1955 г. С20

Конечно, ответчик имеет право заявить, что он иск признает, но суд (вопреки С.В. Курылеву) не рассматривает такое заявление в качестве распорядительного акта и не может положить его в основание своего решения. Признание иска, признание правоотношения — это только внешние, поверхностные явления; суд обязан интересоваться глубинными явлениями, то есть фактами, и установить, что признание ответчиком своей обязанности, признание права истца основаны на необходимом фактическом составе и соответствуют ему.

В результате того, что признание в нашем процессе не имеет распорядительного характера, оно не связывает сторону, совершившую признание, и возможен отказ от него.

Признание одной стороной фактов, доказать которые должна другая сторона, является доказательством. Это доказательство должно быть подвергнуто проверке, которая в одних случаях не составляет никакого затруднения, в других — требует производства ряда процессуальных действий. В одних случаях проверка истинности признания не составляет труда потому, что факт, признанный стороной, согласуется с имеющимися в деле материалами, взятыми в их совокупности. В дополнение к этому суд путем опроса стороны может убедиться в ее правдивости, в том, что она сознательно дает свои объяснения, понимая их значение для дела и последствия таких объяснений. Важно выяснить, нет ли особых обстоятельств, которые могут вызвать ложное признание.

В случае если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признание, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях (ст. 68 ГПК РФ). В качестве примера таких обстоятельств, могущих повлиять на правдивость признания, следует указать на материальную заинтересованность ответчика в том, чтобы суд взыскал с него алименты. Встречаются случаи, когда к лицу, уплачивающему по суду средства на содержание детей от расторгнутого, последующего брака в целях уменьшения размера уплачиваемых по первому браку алиментов. В самом деле, супруги, состоящие в нерасторгнутом, зарегистрированном браке, продолжают совместную жизнь, и фиктивность иска, предъявленного супругой своему мужу, тщательно скрывается. В заседании суда супруг признает иск, и если суд это признание тщательно не проверит, не выявит фиктивности иска, то пострадают интересы ребенка от первого брака, так как на его содержание будет уплачиваться меньше средств.

Встречаются фиктивные иски по делам об исключении имущества из описи. Должник, являющийся ответчиком по такому иску, признает его, и механическое принятие подобного признания ведет к вынесению ошибочного судебного решения об исключении имущества из описи.

Принятое судом решение влечет за собой два существенных процессуальных последствия: а) принятое судом признание одной стороной факта, который должен быть доказан другой стороной, делает этот факт бесспорным и освобождает его от дальнейшего доказывания; б) устанавливается, какие факты основания иска и возражения против него становятся бесспорными и, следовательно, не подлежат доказыванию и какие факты остаются спорными; суд приобретает возможность сосредоточиться на исследовании сравнительно небольшого круга спорных фактов.

Таким образом, доказательственное значение имеют не только объяснения сторон, но и третьих лиц с самостоятельными и без самостоятельных требований, а также судебных представителей, если они были свидетелями развития правоотношения, а не знакомились с фактами только по производству суда. Их объяснения приобретают доказательственное значение потому, что эти лица имели отношение к развитию правоотношения, лично воспринимали факты, запоминали их, а затем сообщают суду. Все это характерно для источника личных доказательств. Доказательственное значение имеют и объяснения органа юридического лица и законного представителя. Даже объяснения договорного представителя имеют доказательственное значение при условии, что факты развития правоотношения стали ему известны не из материалов дела, а получены до возникновения судебного спора. Однако подтверждение представителем фактов, которые должны быть доказаны другой стороной, не может влечь за собой последствий признания, если доверенность не предоставляет права признания иска. Юдельсон К. С. Судебные доказательства и практика их использования в советском гражданском процессе. — М., 1956 г. С. 133−151

Глава 3. Исследование и оценка

объяснений сторон и третьих лиц в процессе установления истины по гражданским делам

Стороны являются заинтересованными лицами и активными участниками спорного правоотношения. Объяснения сторон и третьих лиц составляет одно из важных средств доказывания, так как истец и ответчик в отличие от других участников процесса могут дать большую информацию по существу спора. Поэтому участие сторон в процессе имеет неоценимое значение. Суд должен принять все зависящие от него меры, чтобы обеспечить явку сторон для участия в разбирательстве дела.

Закон предусматривает последствия неявки сторон без уважительных причин в судебное заседание (ст. 167 ГПК РФ).

Обязательное участие сторон при рассмотрении дела, их объяснения по существу спора и есть реализация принципов состязательности, диспозитивности. «Стороны в гражданском процессе — это лица, спор которых о субъективном праве или охраняемом законом личном интересе суд должен разрешить» Шакарян М. С. Учение о сторонах в советском гражданском процессе. — М., 1983 г.С.3. Будучи активными участниками правоотношений, они лучше и больше знают о наличии или отсутствии оснований (обстоятельств), с которыми связано данное правоотношение.

Стороны юридически заинтересованы в исходе дела и полнее, чем другие участники процесса, могут сообщить сведения о фактах. «В сторонах сочетаются субъекты процесса и источники сведений о фактах спорного правоотношения. Учета требует то обстоятельство, что стороны как субъекты процесса все время присутствуют в зале заседания, а не удаляются, как свидетели, и не несут ответственности за отказ от дачи объяснений, за дачу ложных сведений о фактах» Юдельсон К. С. Судебные доказательства в гражданском процессе. — М., 1956 г.С. 129−132.

Стороны пользуются широкими процессуальными правами. Право истца изменить предмет или основание иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, отказаться от иска, право ответчика признать иск или право сторон окончить дало мировым соглашением — все это проявления принципа диспозитивности.

Принимая активное участие в представлении и исследовании доказательств, стороны высказывают свои соображения и доводы по всем возникшим вопросам, обжалуют решения и определения суда и т. д.

Каждая сторона должна доказать именно те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений. Если доказательств недостаточно, суд предлагает сторонам и другим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства или собирает их по собственной инициативе.

Закон четко формулирует, что объяснения сторон и третьих лиц об известных им обстоятельствах, имеющих значение для дела, подлежат проверке и оценке наряду с другими собранными по делу доказательствами (п. 1 ст. 68 ГПК РФ).

Признание стороной фактов, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, для суда не обязательно. Суд может считать признанный факт установленным, если у него нет сомнений в том, что признание соответствует обстоятельствам дела и не совершено под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения или с целью сокрытия истины (ст. 68 ГПК РФ).

Для объективного разрешения дела и вынесения истинного решения суд должен всесторонне исследовать все обстоятельства, имеющие существенное отношение к делу. Если одна из сторон признает наличие существования определенных фактов (обстоятельств), то это будет называться признание стороной фактов. Я. Л. Штутин писал, что для того, чтобы принять судебное признание, нужно тщательно проверить, исходит ли признание от правомочного субъекта; соответствует ли оно действительным обстоятельствам дела; сделано ли оно под влиянием обмана, угрозы, насилия или с целью сокрытия истины, не нарушает ли оно чьих-либо интересов. Штутин Я. Л. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. — М., 1964 г.С. 19

Так судом было рассмотрено гражданское дело по иску прокурора, предъявленному в интересах завода к энергетикам С. и К. о взыскании 2020 рублей за ущерб, причиненный пожаром. В судебном заседании ответчики приводили доводы в защиту своих интересов, утверждая, что акт о причине пожара составлен неправильно, без представителя Энергонадзора. Один из ответчиков, С., в тот день, когда произошел пожар на заводе, был болен. К. был принят на должность энергетика 2 января, а приказ о его назначении ответственным за электрохозяйство был издан после пожара.

Таким образом, ответчики приводят доказательства наличия существенных фактов (обстоятельств), свидетельствующих об их невиновности в причине пожара. Суд на основе представленных и исследованных доказательств в сопоставлении их с другими доказательствами по делу должен вынести соответствующее решение.

Доказательства по каждому делу подвергаются тщательному исследованию и изучению судом. Они либо отвергаются, либо могут быть положены в основу решения. С. В. Курылев отмечал, что «неправдоподобность сообщения сторон об искомом факте может быть установлена как из самого сообщения (если оно противоречит известным нам связям), так и явиться следствием исследования и оценки других доказательств, которые устанавливают иные связи между явлениями, чем вытекающие из сообщения стороны» Курылев С. В. Объяснение сторон как доказательство в советском гражданском процессе — М., 1956 г.С. 76.

Особенность объяснений сторон как доказательств по сравнению с другими личными доказательствами заключается в следующем: во-первых, стороны — участники спорного правоотношения и юридически заинтересованы в исходе дела. Эта юридическая заинтересованность может иметь как положительные, так и отрицательные последствия, отчего объяснения сторон подлежат всестороннему изучению; во-вторых, в сторонах сочетаются субъекты процесса и источники сведений о фактах спорного правоотношения, а потому они присутствуют на протяжении всего судебного заседания (в отличие от свидетелей); в-третьих, другие лица, являющиеся источником доказательств (свидетели, эксперты), несут уголовную ответственность за заведомо ложные показания. Стороны к такой ответственности не привлекаются, но указать на их обязанность говорить правду, когда их объяснения сомнительны, суд может.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой