Методы и технологии тайм-менеджмента как элемента системы управления организацией

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Менеджмент


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Р Е Ф Е Р, А Т

Дипломная работа 68 страниц, 8 таблиц, 6 рисунков (4 диаграммы), 24 приложения, 48 источников.

Ключевые слова: ВРЕМЯ, НЕОДНОРОДНОСТЬ ВРЕМЕНИ, ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ, УПРАВЛЕНИЕ ВРЕМЕНЕМ, ТАЙМ-МЕНДЖМЕНТ, КЛАССИЧЕСКИЙ ТАЙМ-МЕНЕДЖМЕНТ, КОРПОРАТИВНЫЙ ТАЙМ-МЕНЕДЖМЕНТ, САМОМЕНЕДЖМЕНТ, система управления УЧРЕЖДЕНИЕМ ОБРАЗОВАНИЯ.

Объект исследования: процесс управления учреждением образования, в условиях динамично изменяющейся социальной среды.

Предмет исследования: методы и технологии тайм-менеджмента как элемента системы управления организацией

Методы исследования: анализ литературы, изучение и обобщение опыта работы психологов, педагогов и менеджеров практиков, анкетирование, ТМ-диагностика.

Цель дипломной работы: обосновать эффективность применения методов тайм-менеджмента в процессе управления учреждением образования.

Задачами дипломной работы являются: 1) обосновать теоретические основы организации времени, 2) охарактеризовать различные школы тайм-менеджмента, 3) сделать сравнительный анализ имеющихся подходов применения тайм-менеджмента и установить место тайм-менеджмента в системе управления учреждением образования, 4) разработать методику внедрения средств тайм-менеджмента в процесс управления учреждением образования и доказать эффективность её внедрения.

Выводы: а) проблема организации времени должна ставиться и решаться как комплексная проблема не только технического, но и духовного прогресса человечества и его экзистенциального бытия как личности; б) в современном менеджменте и тайм-менеджменте всё больше рассматриваются вопросы корпоративного внедрения технологий тайм-менеджмента; в) в современном менеджменте методы тайм-менеджмента рассматриваются не изолированно, что характерно для классического подхода, а в контексте управления организацией; г) тайм-менеджмент может применяться не только как инструмент повышения эффективности использования времени, но и как инструмент развития учреждения образования, внедрение средств тайм-менеджента в процесс управления школой повышает личностный уровень развития членов коллектива, повышает уровень взаимодействия в организации, как по вертикали, так и по горизонтали.

Предложения: для того чтобы эффективно управлять учреждением образования и создавать благоприятные условия для любых организационных преобразований необходимо применение методов корпоративного тайм-менеджмента в качестве инструментов, изменяющих корпоративную культуру учреждения, создающих подготовленную среду для реинжиниринга, инноватики, внедрения систем менеджмента качества, корпоративных информационных систем.

СОДЕРЖАНИЕ

  • Введение
  • 1. Теоретические основы тайм-менеджмента
    • 1. 1 Время, как социально-философская категория
    • 1.2 Основные гипотезы и проблемы организации времени
  • 2. Школы тайм-менеджмента.
    • 2. 1 История развития тайм-менеджмента
    • 2.2 Основные направления тайм-менеджмента
  • 3. Перспективы применения тайм-менеджмента
    • 3. 1 Перспективы применения технологий тайм-менеджмента в школе
    • 3.2 Компетентность учреждения образования во времени
    • 3.3 Компетентность руководителя школы во времени
    • 3.4 Целеполагание как инструмент управления временем
    • 3.5 Планирование как фактор внедрения технологий тайм-менеджмента
    • 3.6 Принятие решений и контроль — важные функции тайм-менеджмента
    • 3.7 Повышение эффективности коммуникаций и рутинных трудовых операций
  • 4. Внедрение основ тайм-менеджмента в управление школой
    • 4.1 Анализ состояния тайм-менеджмента в школе

4.2 Методика обучения руководства и педагогов школы основам тайм-менеджмента

4.3 Эффективность применения основ тайм-менеджмента в управлении школой

  • Заключение
  • Список использованных источников

ВВЕДЕНИЕ

  • Тот, кто позволяет ускользать своему времени, выпускает из рук свою жизнь; тот, кто держит в руках своё время, держит в руках свою жизнь.

Алан Лэйкен

Противоречие между объемом знаний, имеющимся в обществе, и способностью человека овладеть этим объемом знаний особо остро выражено сегодня, поток получаемой и обрабатываемой информации во всех областях человеческой деятельности с появлением информационных технологий значительно возрос, а методы работы с информацией пока остаются прежними.

  • Причин снижения эффективности работы современного человека множество: слишком большой поток информации для восприятия и обработки; частые текущие задачи, требующие переключение внимания и оперативного решения; низкий уровень исполнительской дисциплины; неумение сохранять полученную информацию; неумение найти в обработанном потоке необходимые данные; значительная трата времени на систематизацию информации; страх перед действиями по строгому плану, инструкции (миф о том, что систематизация тормозит личную свободу исполнителя и свободу творческого мышления); низкий уровень использования информационных технологий; действительная нехватка времени; признание менеджером своей управленческой некомпетентности.
  • Термин «тайм-менеджмент» отражает наиболее распространенное определение сферы управленческой деятельности, оформившейся в самостоятельное направление менеджмента организации к 70-м г. г. XX века. Тайм-менеджмент включает в себя всю совокупность технологий планирования работы сотрудника организации, которые применяются сотрудником самостоятельно для повышения эффективности использования рабочего времени и повышения подконтрольности возрастающего объема задач. Иногда для обозначения таких технологий применяются также термины, как «самоменеджмент», «персональная (личная) организация труда», в отличие от общего менеджмента (корпоративной организации труда).
  • Тайм-менеджмент первоначально сложился как практическая дисциплина, разрабатываемая в большей степени консультантами по управлению, нежели учеными. Ряд отечественных и западных специалистов по управлению разрабатывали практические технологии планирования, предлагая их менеджерам-практикам в форме книг и учебных курсов. Среди отечественных работ в этой области стоит отметить как получившие наиболее широкое распространение исследования и подходы Г. Х. Попова [1], среди западных — технологии Ст. Кови (США) [2], Л. Зайверта (Германия) [3], К. Меллера (Дания). Усилиями этих и других исследователей тайм-менеджмент к 70-м г. г. XX в. оформился как самостоятельная дисциплина, предлагающая менеджеру-практику широкий выбор систем планирования и самоорганизации.
  • Как правило, применение либо неприменение технологий тайм-менеджмента оставлялось руководством организации на собственное усмотрение сотрудника. Поэтому в научном менеджменте сравнительно редко затрагивались вопросы самоменеджмента и персональной организации труда. Классики научного менеджмента (например, Ф.У. Тейлор) впервые поставили вопрос о централизованном внедрении технологий персональной организации труда, рассматривая при этом в основном физический труд. Директор Центрального Института Труда А. К. Гастев механистическому подходу в таком внедрении «сверху» противопоставил идею «организационно-трудовой бациллы», побуждающей сотрудника организации самостоятельно совершенствовать рабочие процессы. Председатель Лиги «Время» П. М. Керженцев с общей организации труда перенес акцент на время, стал рассматривать его как один из важнейших ресурсов организации и сотрудника. Основатель Теории решения изобретательских задач Г. С. Альтшуллер впервые указал на выработку с помощью хронометража «чувства времени», перерастающего в «чувство эффективности», изменяющее культуру человека и организации. Наконец, П. Друкер, обратив внимание на сложность управления творческим и управленческим трудом «сверху», без задействования самостоятельной инициативы сотрудника, обозначил задачу повышения эффективности управленческого и творческого труда как ключевую для менеджмента в XXI веке.
  • В последние годы все большее количество организаций осознают потребность в централизованном корпоративном внедрении технологий тайм-менеджмента. Эта потребность обусловлена рядом факторов. Прежде всего, это растущие темпы изменений среды, которые требуют передачи сотрудникам организации больших полномочий, принятия ими самостоятельных решений, самостоятельной организации и планирования своей работы. Особенно это актуально для педагогической деятельности. А также при большом количестве внешних запросов (от органов управления образованием, родителей, учащихся и т. п.), обращенных непосредственно к руководству школы и требующих от него самостоятельной расстановки приоритетов (без обращения к вышестоящим органам) в условиях ограниченных ресурсов времени.
  • Возрастает удельный вес нематериальных активов в конкурентоспособности учреждений образования; эффективность их работы становится основным фактором успешности. При этом крайне затруднен внешний контроль за деятельностью сотрудника, имеющей творческий характер, но повышается актуальность самостоятельной организации таким сотрудником своей работы.
  • Для учреждений образования становятся нормой, а не редким исключением, постоянные существенные изменения деятельности — внедрение новых учебных планов и программ. Для администрации школы, соответственно, становится нормой постоянное увеличение количества и объема решаемых задач, необходимость постоянно изыскивать резервы времени для осуществления проектов, позволяющих учреждению непрерывно развиваться.
  • Указанная потребность современных учреждений образования в централизованном корпоративном внедрении тайм-менеджмента обусловила необходимость определить место технологий тайм-менеджмента в системе управления учреждением образования. И в этом смысле данная дипломная работа дает возможность людям, которым предстоит выступать в роли субъектов управления школой, понять некоторые психологические основы управления временем и опираясь на них повысить эффективность деятельности учреждения и своей собственной.
  • Работа имеет большую практическую значимость, которая заключается в возможности повышения эффективности педагогического труда учителей, повышения качества управления школой путем совершенствования профессионализма администрации, а также морально-психологической готовности педагогов к выполнению срочных задач.
  • Цель исследования заключается в обосновании эффективности применения методов тайм-менеджмента в процессе управления учреждением образования. Для достижения этой цели в исследовании ставятся следующие задачи: обосновать теоретические основы организации времени, охарактеризовать различные школы тайм-менеджмента, сделать сравнительный анализ имеющихся подходов применения тайм-менеджмента, установить место тайм-менеджмента в процессе управления учреждением образования, разработать методику внедрения средств тайм-менеджмента в процесс управления учреждением образования.
  • Объектом исследования является процесс управления учреждением образования, в условиях динамично изменяющейся социальной среды, предметом — методы и технологии тайм-менеджмента как элемента системы управления организацией.
  • Методологическую основу исследования составляют: гибкое планирование в условиях высокой неопределенности и динамично изменяющейся среды, которое базируется на работах специалистов в области стратегического менеджмента (И. Ансофф, Р. Акофф, Г. Минцберг, и др.), а также философов, выделивших полученные в классической стратегии принципы работы с непредсказуемостью среды (фон Клаузевиц, Ф. Жюльен, В. Малявин). Используются также понятийный аппарат и идеи синергетики (И. Пригожин и др.) Используются работы классиков общей теории систем, разработавших основные принципы системного анализа деятельности (А. Богданов, Т. Котарбинский, С. П. Никаноров, О. С. Анисимов, и др.).

Разработка методов тайм-менеджмента продолжает идеи специалистов по научному менеджменту и научной организации труда (Ф. Тейлор, А. К. Гастев, П. М. Керженцев, Р. Уотермен, Т. Питерс, П. Друкер, и др.) и специалистов по тайм-менеджменту (Г.Х. Попов, Л. Зайверт, С. Кови, и др.) При выявлении и разрешении противоречий, характерных для классического тайм-менеджмента, использованы методы Теории решения изобретательских задач (Г.С. Альтшуллер, В. Г. Сибиряков, и др.) В разработке методов корпоративного внедрения тайм-менеджмента использован опыт и теоретические разработки социологов, специалистов по организационному развитию (А.И. Пригожин, В.С. Дудченко).

  • В ходе исследования были использованы следующие методы: анализ литературы, изучение и обобщение опыта работы психологов, педагогов и менеджеров практиков.
  • Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка использованных источников и приложений.
  • 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ ВРЕМЕНИ
  • 1.1 Время как социально-философская категория
  • Время -- одно из базовых свойств мира, в котором мы живем. Кажется, что время -- это совсем простая, обыденная, знакомая всем «вещь». Но это впечатление обманчиво. Любой ученый, изучающий время (существует даже специальный раздел науки, посвященный изучению времени, -- «темпорология», возникший на стыке философии и физики), скажет, что чем проще какой-либо объект или явление, тем сложнее может быть характер его устройства и функционирования. Это в первую очередь относится к времени -- ученые до сих пор не знают, что это такое [4, с. 19].

Даже если мы (как и современная наука) толком и не знаем, что такое время, то все равно можно попытаться выделить ключевые атрибуты времени. Атрибутов (наиболее важных, существенных свойств) времени всего пять:

  • а) порядок против хаоса;
  • б) длительность;
  • в) последовательность;
  • г) повторяемость, частота;
  • д) связанность с конкретными объектами, явлениями.
  • Подробные комментарии к каждому из пяти атрибутов потребовали бы слишком серьезных философских изысканий, поэтому мы лишь обращаем ваше внимание на пятый атрибут времени -- неотделимость времени от какого-либо объекта или явления. Важно понимать, что «просто времени» не бывает, а всегда существует «время существования чего-то». Тайм-менеджмент -- это не вообще «управление временем», а управление временем какого-либо объекта (себя самого, подчиненных и др.) или процесса жизнедеятельности (работы, отдыха и др.). Компетентность во времени -- это умение соотносить, согласовывать свое персональное время со временем других людей, своей работы, организации и т. п. [4, с. 20].

Кроме пяти атрибутов, без которых идея времени в принципе невозможна, в различных философских учениях также выделяются двенадцать свойств феномена времени.

  • Существует реальное время и модели времени. Человечество, пытаясь постичь природу времени, старается «загнать» время в рамки каких-либо моделей. Подобной моделью являются, например, часы. Однако часы сами по себе ничего не говорят нам о реальном времени жизни, например, какого-либо человека. Часы не описывают реального времени ни одного из существующих на земле предметов. Часы -- лишь конвенциональная (существующая по соглашению) модель времени, которая позволяет людям договариваться об одинаковом понимании времени того или иного объекта. Более понятным примером для администраторов является планирование. План с указанием сроков достижения тех или иных задач -- это модель времени, а реальное время, которое будут занимать производственные процессы с учетом самых различных неожиданных обстоятельств, -- это уже нечто совсем другое.

Реальное время не существует само по себе, а «привязано» к каким-либо объектам или явлениям. Это базовый атрибут времени, но нелишне будет повторить его еще раз, подчеркнув, что рассуждать о «времени вообще» можно разве что в философских теориях высочайшей степени абстракции. Для управления сложной многокомпонентной системой, которой является современная организация, важнее понимать, что каждый из ее структурных элементов имеет собственное время.

  • Существует много видов реального времени, специфичных для разных объектов и явлений. Знаете ли вы, каковы временные стандарты работы психолога, учителя, администратора и т. п. Ответы на данные вопросы очень быстро подводят к пониманию того, что в отношении малознакомых объектов и явлений мы все оперируем «житейскими моделями» времени и имеем недостаточно адекватное понимание касательно реального времени этих явлений и объектов. Реальное время других людей (в том числе и членов семьи, сотрудников и/или подчиненных и др.) можно понять только эмпатийным путем, оказавшись на их месте, или с помощью серьезного объективного измерения и анализа этого самого «чужого» времени.
  • Реальное время отражает изменение свойств объекта по отношению к другим объектам. Следовательно, любое время -- относительно. Не бывает работников, которые работают «быстро» или «медленно» Бывают работники, которые работают медленнее, чем указано во временных стандартах выполнения каких-либо трудовых операций. Правильны ли эти стандарты, есть ли они вообще -- это уже другой (и очень важный) вопрос. Бывают работники, например, которые работают быстрее, чем другие работники. Но может ли это стать нормой для всех остальных? Не страдает ли от этого качество процесса и результата их работы?
  • Реальное время непрерывно. Мы привыкли оперировать дискретными единицами времени -- минутами, часами, днями, неделями и т. п. Дискретность позволяет нам жестко формализовать наши планы и в соответствии с ними «формализовать» и окружающую реальность, загоняя ее в рамки точных плановых сроков. Но при этом нельзя забывать, что многие процессы происходят непрерывно и совершенно не вписываются в наши формализованные планы. Во многих сложных управленческих ситуациях перед менеджерами возникает проблема -- действовать по плану или по обстоятельствам. Выдающиеся менеджеры, достигающие выдающихся успехов, обычно выходят за рамки плана и действуют интуитивно, в соответствии с реальным временем происходящих процессов.
  • Реальное время -- вектор («стрела времени») -- необратимо, асимметрично. Необратимость времени связана с необратимостью причин и следствий. Существование «стрелы времени» может вызывать у человека естественный страх перед будущим. Но к «стреле времени» можно относиться и по-другому, понимая ее как своеобразную гарантию творческой свободы в созидании будущего, выбора из множества путей развития.
  • Реальное время простых объектов одномерно (монохронизм), реальное время сложных систем -- многомерно (полихронизм).

Реальное время неоднородно.

  • Модели времени могут быть индивидуальными и социальными (групповыми). Индивидуальные модели времени изучает психология. Примеры социальных моделей времени: научные исторические хронологии, календари, график работы сотрудника, «сетка» вещания телеканала и т. п.

Модели времени, как правило, допускают обратимость (инверсию) времени, но плохо учитывают многомерность и неоднородность реального времени. Удобным примером здесь является планирование. Планирование всегда начинается с постановки цели, то есть с предполагаемого конечного результата, как если бы он уже был достигнут. Планируя систему мероприятий, направленных на достижение цели, мы, по сути дела, движемся «задом наперед» (против «стрелы времени»), выстраивая события в нужной для нас последовательности. Однако в реальности последовательность и длительность событий (да и сами события) могут оказаться совсем другими.

  • Существует вечная проблема согласования моделей времени с реальным временем. Использование «хорошей» модели гарантирует успешность и компетентность во времени. Использование «плохой» модели приводит к асинхронности и неуспеху (распаду и гибели). Данное свойство -- своего рода ключевой момент в понимании природы времени для любых специалистов-практиков. Осознаем мы это или нет, но в основе нашей профессиональной деятельности всегда лежит некая субъективная модель времени (и основанная на этой модели практика управления временем). Если данная субъективная модель времени с высокой степенью подобия соотносится с реальным временем объективных процессов и явлений (трудовых операций, объектов деятельности и т. п.), то можно надеяться на высокую успешность [4, c. 20−24].
  • В разные периоды человеческой истории для человечества было характерно весьма различное понимание времени. Ряд современных наук (история, философия, культурология, антропология и др.) пытаются реконструировать представления о времени в различные исторические эпохи. Плоды их усилий можно обобщить следующим образом в таблице 1.1.
  • Таблица 1.1 — Представления о времени в различные эпохи
  • Историческая эпоха

    Визуальная метафора, отображающая характер представлений о времени в данную эпоху

    Краткое описание модели времени

    Животные, первобытные люди

    «Точка»

    Вечность, бесконечное настоящее, сконцентрированное в переживаемом моменте.

    Древний мир, первые цивилизации

    «Цикл»

    Вечность, развернутая в цикл вечного возвращения: рождение, расцвет, упадок, смерть, и снова…

    Средние века

    «Отрезок»

    Ограниченное время существования человека и вещей, отмеренное Богом.

    Новое время, эпоха Просвещения

    «Прямая»

    Время — универсальное свойство всех вещей, атрибут Мира. Время — бесконечно.

    Современность

    «Спираль»

    Время — бесконечное движение, включающее в себя циклическое развитие.

    Рассмотрим этапы развития представлений о времени более подробно в таблице 1. 2

    Таблица 1.2 — Представление о времени: исторический аспект

    Эпоха

    Представление о времени

    Животные, первобытные люди

    Визуальная метафора — ТОЧКА. По меткому наблюдению П. Флоренского, точка символизирует — гипнотическую погруженность -, полную концентрацию на чем-либо. Время для архаического прачеловека является непосредственной данностью, переживаемой как бесконечное настоящее максимально «слитого» с природой существа, сконцентрированное в переживаемом моменте. Можно предположить, что прачеловек полностью существовал в реальном времени, а модели времени еще не возникли или существовали в зачаточном виде. Временная перспектива укорочена, так как «привязана» к непосредственной ситуации удовлетворения актуализированной потребности

    Древний мир, первые цивилизации

    Визуальная метафора — КОЛЕСО, циклическое вращение. Время понимается и переживается как вечность, развернутая в цикл вечного возвращения: рождение, расцвет, упадок, смерть, и снова рождение и повтор цикла. Появляются первые модели времени, построенные на природных аналогиях: жизненном цикле растений (т. н. аграрные циклы), суточном солярном цикле (восход, движение заход Солнца). Циклическое время лучше всего отражено в древних мифологиях, а также в многочисленных «календарных» обрядах и праздниках (например, Новый год, день Ивана Купала и т. п.), связанных с мифами. Появляются первые социальные нормативные — модели времени, определяющие поступки человека в том или ином возрасте. Социальные модели времени транспонируются с космологических. Эти модели — сакральные, ритуальные, их нельзя менять, им можно только следовать

    Средние века

    Визуальная метафора — ОТРЕЗОК, линейка. Ограниченное время существования человека и вещей, заранее отмеренное Богом. Несмотря на то, что многие мировые религии сохраняют почерпнутую из более древних учений идею о бессмертии (циклическом возвращении), в них все более ярко звучит идея ограниченности и предопределенности времени существования любой вещи (в том числе и человека). Наряду с этим появляется идея свободы воли, то есть, человек кроме ритуального обретает индивидуальное время

    Новое время, эпоха Просвещение

    Визуальная метафора — ПРЯМАЯ линия. XVI- XVII века — эпоха бурного развития естественных наук и зарождения основных философских учений современности. Время уже не столько переживается, сколько концептуализируется. Время понимается как универсальное свойство всех, атрибут Мира. Время (как и пространство, материя, идеи и т. п.) — бесконечно. При этом в философии и естествознании основной акцент делается на познании причин и следствий, на осмыслении «стрелы времени»

    Современность

    Визуальная метафора — СПИРАЛЬ. В современной философии и естествознании время чаще всего понимается как бесконечное движение, включающее себе циклическое развитие. Однако следует учесть, что в современной науке существует много моделей времени, достаточно сильно отличающихся друг от друга

    Человеческая культура «работает» таким хитрым образом, что существующая в ней информация, любые идеи и представления не исчезают, а накапливаются. Это значит, что в жизни современного человечества мы можем встретить все пять исторических типов представлений о времени, которые не забылись, а очень даже неплохо сохранились и присутствуют как в сознании людей, так и в различных жизненных ситуациях [4, с. 27].

    Время -- это цикл нашей жизни, ее длительность, ритм, ее периоды, которые имеют разное значение и смысл для личности. Время -- это ценность, поскольку нам удается наполнить его глубоким содержанием и реализовать себя в нем. Время является определенной мерой скорости, продуктивности и т. д.; вместе с тем происходят растраты, т. е. уничтожение времени, виной которых незаметно являемся мы сами. Время -- это темпы, скорость, сроки и ритмы, периоды, этапы и определенные структуры самых различных процессов и явлений. Объединяя все эти временные структуры и явления, можно сказать: время необходимо включает в себя энергетический аспект, время -- это энергия нашей жизни [1, с. 5].

    Долгое время считалось, что существует только объективное время, а объективное время познается только точными науками, прежде всего физикой. И даже, несмотря на появление именно в области точного знания ряда сложных темпоральных концепций (теория относительности А. Эйнштейна, теории многомерной, имеющей несколько временных и пространственных координат. Вселенной -- модели Калуцы-Клейна, концепция внутреннего времени И. Пригожина, энергетическая теория времени Н. Козырева и др.), некоторые представители точных наук абсолютизировали точное (фактически механическое) время, отрицали его качественную специфику и тем самым право гуманитарного и философского знания в целом на выявление специфики человеческого времени. Однако именно в отмеченном выше многообразии темпоральных концепций современной физики времени психология может найти интерпретации многих известных феноменов психологического и личностного времени.

    В отечественной науке теорию времени как четвертой координаты протяжения, которая потенциально могла бы служить и основанием концептуализации человеческого времени, создал М. Аксенов [5]. Идеи М. Аксенова претерпели ту же участь, что и все другие гениальные русские открытия. Так продолжалось до тех пор, пока Герман Минковский -- совместно с А. Эйнштейном -- не провозгласил нового учения на съезде естествоиспытателей в Кельне в 1908 году, и, таким образом, мысли русского ученого не получили блистательного подтверждения.

    Однако, несмотря на наличие собственно философских идей, позволивших подойти к изучению специфики времени человека (концепции времени А. Бергсона и др.), философии экзистенциализма, специально посвященной проблеме жизни и смерти человека (бытия и небытия), на проблему человеческого времени в отечественной философии и психологии было наложено табу [6, с. 79−120].

    Современным примером тому является трагическая судьба книги Н. Н. Трубникова [7], талантливого отечественного философа, книга которого была посвящена философской и историко-философской постановке проблемы человеческого времени. В издательстве «Наука» эта книга была отдана на рецензирование ученых -- представителей точных наук, и признана ими ненаучной. Лишь после смерти ее автора, ушедшего из жизни молодым, его друзьям-философам удалось опубликовать этот труд.

    С дефицитом времени связаны авиационные, атомные и другие катастрофы, неоптимальные решения, несвоевременные действия, приводящие к тяжким социальным последствиям, высокая психологическая цена труда и снижение работоспособности. Д. А. Ошанин считал основной детерминантом труда конвейерного типа высокий принудительный тип работы на конвейере. Проблема дефицита времени в профессиях разного типа, в разных условиях труда и состояниях человека исследовалась многими отечественными психологами (В. П. Зинченко [8, 9], Д. Н. Завалишиной [10, с. 190], Н. Д. Заваловой и В. А. Пономаренко, Г. М. Зараковским и др.).

    Побудителем обращения к этой проблеме было «открытие», что огромная масса психологических исследований в мире посвящена времени. Осуществить это открытие позволила первоначальная публикация Ю. Б. Молчанова [11]. Поразительным было открытие, что отечественные исследования того периода оказались (за исключением проблем, имплицитно содержащих эту составляющую) в основной своей массе не посвящены проблеме восприятия времени.

    Позднее объясняется этот факт -- сосредоточенность исследователей именно и только на проблеме восприятия времени -- все той же философской «идеологией», проникшей в психологию. Психология, как будто не имеющая права изучать объективное время, якобы ограниченное временем существующей вне человека объективной реальности, сохранила свою научность благодаря категории «отражения», дававшей «право» исследовать «вторичное» время -- отражение объективного времени. Этот огромный диссонанс между числом ведущихся в мире исследований времени и ничтожно малым числом отечественных работ по восприятию времени также мотивировал ученых обратиться к этой проблеме.

    Однако для того чтобы определить специфику современного подхода и его понятийно и эмпирически обосновать, ученый-психолог К. И Абульханова, предприняла попытку определить контекст проблемы психологического времени, т. е. рассмотреть его в контексте других времен, обозначить его основные контуры и координаты. Многогранность проблемы времени в целом, т. е. наличие разных времен, связанных с разными качествами бытия человека в мире, затрудняет решение этой задачи. Социальное время, социально-экономическое, т. е. производительность труда, работа и свободное время, природное время, время (темпы технических систем), историческое время -- все эти модальности времени можно рассматривать и изучать, и даже регулировать в определенных пределах, изолированно друг от друга, как это и делалось до сих пор. Но на самом деле в структуре социального мира, в его онтологическом и историческом способе организации все эти времена определенным образом взаимосвязаны, и эти сложнейшие функциональные взаимосвязи могут быть открыты только через категорию человека. Так, например, учитель как производительная сила не может действовать быстрее, чем позволяют природные особенности его организации. Но как субъект труда он может повышать темпы своей деятельности посредством ее оптимальной социальной организации, посредством выработки определенных профессиональных навыков или использования более совершенных технических устройств.

    Далеко отставленными по своему проявлению оказываются последствия неучета особенностей организма ребенка в детстве. Например, получены данные, что соблюдение режима дня младенца, к которому так стремятся организованные матери (т. е. своевременное кормление и укладывание спать), иногда оказывается насильственным (неадекватным) по отношению к естественному ритму и потребностям данного организма. А последствия этого насилия проявляются чуть ли не в подростковом возрасте в форме агрессии, не имеющей по существу никакого, казалось бы, отношения ко времени.

    Во-вторых, в ряде случаев время «заявляет» о себе, напротив, в явной категорической, катастрофической форме, ставшей знамением XX века, -- в форме «дефицита». Изменение экологии планеты, природы приводит к катастрофам, развитие которых столь стремительно, что оставляет человеку минимум времени для принятия спасительных мер.

    Сам способ социальной жизни все чаще ставит человека в ситуацию дефицита времени. Это проявляется либо в чрезмерно высоком темпе жизни, неадекватном ее глубине и содержанию, либо в необходимости принятия радикальных решений (или действий), которые требуют иного объема времени, чтобы достичь необходимой конструктивности.

    Время как социально-философская, социально-экономическая, биосоциальная, социально-историческая и т. д. категория имеет, по-видимому, свои универсальные особенности. Некоторые из них были раскрыты в истории философии (А. Бергсон, И. Кант, М. Хайдеггер и др.), но другие оказываются порождением развития цивилизации и еще требуют своей философской квалификации. Эти особенности порождены способом функционирования человека в условиях технического прогресса. Для их понимания и анализа (и до научной и философской квалификации) необходимо привлечение понятия «организация времени».

    Организация времени предполагает согласование и разрешение ряда противоречивых тенденций современного научно-технического прогресса. Технический прогресс, с одной стороны, многократно умножает биологические и психические временные возможности человека (скорости его интеллекта, памяти и т. д.), с другой -- наталкивается на ограничения существующих естественных ритмов, скоростей и темпов человека. Техника, заменяя человека автоматическими системами, роботами, высвобождает его рабочее время для переработки возрастающих объемов информации (как показывает опыт таких технически передовых стран, как Япония, где возрастает длительность рабочей недели).

    Тенденция технического прогресса растет непропорционально профессиональному прогрессу, опережая развитие временных способностей человека. Этот дисбаланс ведет не только к росту аварийности, но к утрате человеком рабочего и жизненного комфорта, перенапряжению, нервно-психическому износу и кризису экологии человека [1, с. 12].

    Тенденция развития технического прогресса также приходит в противоречие с тенденцией культурно-нравственного развития человечества, поскольку сбережение времени в результате технического совершенства наталкивается на тенденцию обесценивания времени в духовной культуре. Происходит исчезновение временных перспектив, необходимых для развития цивилизации, человек утрачивает жизненные перспективы, восприятие будущего. Недавно проведенный программой телевидения опрос показал, что люди не хотят жить в будущем, а только в прошлом или настоящем. В силу этого проблема организации времени должна ставиться и решаться как комплексная проблема не только технического, но и духовного прогресса человечества и его экзистенциального бытия как личности.

    1.2 Основные гипотезы и проблемы личностной организации времени

    Проблема организации, экономии и оптимального использования времени является ключевой для прогресса человечества в XXI веке. Организация времени дает повышение производительности труда, обеспечивает наиболее оптимальное согласование сверхскоростных современных технических систем с временными возможностями человека, предупреждает их рассогласование, ведущее, с одной стороны, к росту аварийности, с другой -- к потерям в экологии человека (необратимым нервно-психическим потерям, падению работоспособности и здоровья). Время человека -- системообразующий фактор связи и способов организации различных времен, и категория организации времени -- в предварительном порядке -- обозначается через другие, более частные понятия, носящие, тем не менее, достаточно универсальный характер.

    Среди важнейших понятий, обозначающих параметры (или модальности) времени, прежде всего, существенны: время развития, изменения, последовательность или одновременность, скорость (в том числе различные темпы, ритмы), кванты (периоды, привязанные к качественным характеристикам определенной сферы), соотношение прошлого, настоящего и будущего, выражающего архитектонику и необратимость времени, связь времени и пространства («хронотоп» по А. А. Ухтомскому), своевременность. Наконец, перефразируя проблему «timemanagement'a», можно употребить понятие «организация времени», которое и является одним из ключевых в современном подходе, развернутом в целой серии конкретных эмпирических исследований (типологические особенности деятельности людей в разных временных режимах, способы планирования будущего и их связь с возможной реализацией планов, особенности организации внутреннего и внешнего времени руководителя).

    Эти параметры времени не просто привязаны к качественным характеристикам сфер бытия -- они сами в свою очередь раскрываются или создают их новые качества.

    Особо печальной славой в истории нашего общества обернулись не упомянутые выше понятия «ускорения» и «экономии» (в нашем случае времени); практика показала, что любое ускорение не может игнорировать временную логику явлений или систем (будь то социальные или экономические). Любые проблемы экономии времени могут решаться только на основании хотя бы приблизительного учета объективных временных темпов социальных или экономических процессов и ситуаций. Для экономии времени необходим хотя бы теоретический учет необходимого времени и проектирования возможных условий сокращения времени.

    По проблемам планирования написаны десятки, если не сотни трудов, однако, реальная неуспешность этих процедур редко анализировалась и корректировалась. Суть неудач планирования (во всяком случае, одна из причин в нашем обществе) была связана с отсутствием сопоставления запланированного с реально достигнутым, анализа причин, препятствовавших достижению, который бы помог в будущем планировании.

    Все сказанное демонстрирует, с одной стороны, пронизывающую все сферы жизни человека роль времени, с другой -- сложность связей этих сфер, невозможность их выявления только в категориях времени, необходимость разработки единых понятий и одновременно потребность в выявлении их функционально различных значений, скрытность времени и его явную категоричность -- одновременно. Однако именно учет -- в пределах возможного -- всей этой сложности и противоречивости Вселенной Человека побуждает к осмыслению и исследованию традиционно называемого «субъективным», или «психологическим» времени и достраиванию этих понятий до категории «личностной организации времени».

    Исследования проблемы времени осуществлялись в целом ряде направлений, которые фактически мало связаны друг с другом. Это классические исследования восприятия времени (Ю. М. Забродин, Ф. Е. Иванов, Е. Н. Соколов, П. Фресс и др.), переживания времени (Д. Гарбетте, Р. Кнапп и др.), временной перспективы (Р. Кастенбаум, Дж. Нюттен и др.). Однако, они оказались оторванными от целого исследовательского направления, в котором изучались нейрофизиологические, психофизиологические особенности временной организации человека (Н. Н. Брагина, Т. А. Доброхотова, 1981; Ю. М. Забродин, А. В. Бороздина, Н. А. Мусина, 1987; Я. Освальд, 1975; С. Шервуд, 1975 и др.), а также процессуально-динамические, и в этом смысле объективные временные характеристики самой психики, такие, как скорость запоминания, скорость реакций, темпы, ритмы нейрофизиологических, психофизиологических процессов (П. Фресс, Л. П. Гримак, 1978; Д. Т. Элькин, 1959, 1962; Д. Т. Элькин, Т. М. Козина, 1978, Д. Н. Узнадзе, 1966). Можно предполагать, что этот разрыв определялся тем, что первые были отнесены к области изучения субъективного психологического времени (или, как принято говорить в отечественной психологии, субъективного отражения времени), а вторые -- фактически -- к области, в которой исследовалась объективная временная организация самой психики.

    Кроме того, эти две области, в свою очередь, были обособлены от исследований проблем личностного времени -- времени развития личности, мотивации, динамики осознаваемого и бессознательного (П. Жане, Ж. Пиаже, К. Левин, X. Томе и др.). А исследования, касающиеся проблемы личностного времени (в том числе и в первую очередь динамическая концепция личности 3. Фрейда), оказались в стороне от изучения конкретного жизненного пути, его специфических временных, биографических, событийных характеристик (Б. Г. Ананьев, П. Б. Балтес, Ш. Бюлер и др.). В свою очередь, недостаточно связанной с особенностями жизненного пути оказалась возрастная периодизация Л. И. Божович, Д. Б. Эльконина и др. Первую попытку осуществить синтез собственно жизненной и возрастной периодизации предпринял Б. Г. Ананьев. Социальное развитие ребенка в пространстве-времени детства проведено Д. И. Фельдштейном [12].

    Наконец, несмотря на огромное внимание, интерес психологов к психологическим особенностям деятельности, разработку так называемого деятельностного подхода, не были раскрыты фундаментальные временные характеристики деятельности и временные особенности способов ее осуществления. Лишь отдельные исследования коснулись некоторых временных характеристик деятельности (В. П. Зинченко и др.), временных условий или специфики отдельных профессий (Ш. Гадбуа, В. А. Денисов, Д. Н. Завалишина и т. д.), таких, как профессия медсестер, летчиков. Между тем именно в деятельности соотносятся, связываются или вступают в противоречие различные времена, начиная от времени -- скорости, ритмов психофизиологических процессов, кончая социальными требованиями и нормами времени осуществления деятельности. Производительность труда -- это основная временная характеристика деятельности: повышение производительности труда происходит за счет сокращения необходимого времени. Не создана единая концептуальная модель, раскрывающая соотношение биологического, психологического, социального и культурного времени, отсутствует представление о соотношении психологического, личностного, жизненного времени, единая теория их многообразия.

    Существующие направления изучения времени можно условно классифицировать следующим образом: выделив четыре основных аспекта его рассмотрения. Первый -- отражение (психикой, сознанием) объективного времени, большая или меньшая адекватность и механизмы отражения (восприятие времени). Второй -- временные, т. е. процессуально-динамические характеристики самой психики, связанные, прежде всего, с лежащими в ее основе ритмами биологических, органических, нейрофизиологических процессов. Третий -- способность психики к регуляции времени движений, действия и деятельности. Четвертый -- личностная организация времени жизни и деятельности, т. е. той временно-пространственной композиции, в которой строятся ценностные отношения личности с миром на протяжении времени жизненного пути.

    Разобщение, обособление отдельных исследовательских направлений, касающихся психических, личностных, жизненных и деятельностных особенностей времени, усилилось тем противоречием, которое в явной или скрытой форме возникло между точными науками, прежде всего физикой в ее изучении объективного времени и философскими, гуманитарными науками, описывающими экзистенциальное, ценностное, историческое, в широком смысле слова -- человеческое время.

    В русле идей отечественного психолога С. Л. Рубинштейна представителями его школы продолжала развиваться концепция природы психики как специфически детерминированного процесса (А. В. Брушлинский) и начала исследоваться природа личностной и психической организации времени [13]. Это исследование было нацелено, с одной стороны, на выявление динамически-темпоральных характеристик самих психических процессов, состояний, с другой -- учитывало классические работы по восприятию времени, его переживанию и отражению в широком смысле слова, и с третьей -- опиралось на представление о личности как динамической, развивающейся и изменяющейся системе и ее жизненном пути как совершенно специфическом процессе. В результате теоретических и эмпирических исследований было сформулировано центральное понятие, которое сегодня репрезентирует специфику данного направления исследований и позволяет интегрировать достаточно большое количество совершенно разноплановых аспектов исследования времени в социально-гуманитарных науках.

    Решение методологической дилеммы -- противоречия между объективным и субъективным временем, выделение основных временно-пространственных континуумов, в которых реализуется личностная способность к организации времени, и раскрытие природы ее специфических временных способностей (ускорения, последовательности, своевременности и т. д.) позволили сформулировать основы концепции личностной организации времени в виде совокупности ряда гипотез, которые стали отправными в последующих эмпирических исследованиях, составили теоретическую основу современной концепции и были проверены в эмпирическом исследовании.

    Первая гипотеза о трехкомпонентной (как это принято выделять в установке и других психических образованиях) структуре личностной организации времени:

    а) осознание времени;

    б) эмоциональное переживание времени (Р. Кнапп, Д. Гарбэтте);

    в) практическая организация времени или организация времени деятельности.

    Согласно второй гипотезе, предполагается, что существуют не только индивидуальные различия (которые выделялись в восприятии и переживании времени), но на личностном уровне существуют типологические различия.

    В целом психологическое время, согласно третьей гипотезе, может быть представлено как специфический континуум времени, сужающегося на одном полюсе (в силу предельности природных процессов -- нервных, памяти, самой жизни) и расширяющегося на другом. Расширение связано с личностными особенностями потенцирования, умножения времени (в силу развития личности), его оптимального использования, экономии, ускорения и своевременности. Как известно, время человека имеет своеобразную структуру -- прошлое, настоящее и будущее -- и специфическую форму сохранения прошлого -- память. Сама личность также может быть представлена как своего рода память, экстракт своего жизненного пути, поскольку в ней аккумулируется прошлый опыт, и вырабатываются своеобразные жизненные способности, установки. Актуальные способы жизни (происходящие «здесь и теперь») откладываются в неких вневременных формах ее способностей. Время жизни необратимо, с одной, и перспективно -- с другой стороны.

    Четвертая гипотеза касается временных возможностей сознания. Формой «компенсации» необратимости времени является способность к прогнозированию, предвосхищению будущего, т. е. идеальная форма репрезентации будущего. Однако личность представляет собой организацию более высокого ранга, чем ее способности, память и прогнозирование, поскольку обладает высшей способностью сознания, прежде всего способностью интегрировать прошлое, настоящее и будущее. В русле этой концепции В. И. Ковалев разработал понятие трансспективы как некоей способности соединять настоящее, перспективу (будущее) и ретроспективу (прошлое), схема которой изображена на рисунке 1.1 [4, с. 57].

    Рисунок 1.1 — Временная трансспектива

    Трансспектива есть некоторая конкретизация рубинштейновского представления о сознании как процессе. Основным является то, что, согласно С. Л. Рубинштейну, сознание репрезентирует индивиду в настоящем времени все то, что имело место в любом другом времени и пространстве (в другой культуре, в истории и т. д.).

    Если таким образом теоретически соединить три способности психики -- память, прогнозирование и трансспективу как функциональные специфические органы сознания, то можно составить некоторое приближенное представление о временных возможностях и «функциях» личности, о личности как особой временной организации.

    Пятая гипотеза касается предположений об этих функциях. Рассмотренная в плане экзистенциальном, т. е. существования, личность есть не некая точка, поставленная в настоящем времени, но некий его эпицентр, к которому она относит (по мере надобности) данные прошлого и будущего, определенным образом их соподчиняя и соорганизуя. Но личность не только существует, преодолевая необратимость времени, но и осуществляет себя (С. Л. Рубинштейн), создает из своей жизни и самой себя нечто качественно иное, обладающее ценностью. А эта ценность представляет собой умноженное время, противостоящее его жизненной потере.

    Личность выступает как координатор различных времен на разных уровнях психики. Но если учесть, что число этих времен очень велико, т. к. здесь вступают в силу скорости, темпы, ритмы и нервных, и физических, и психических процессов, темпы их развития, неоднородность (опережение, отставание темпов развития разных когнитивных, коммуникативных и т. д. процессов), то «задачи» этой координации чрезвычайно сложны.

    2. ШКОЛЫ ТАЙМ-МЕНЕДЖМЕНТА

    2.1 История развития тайм-менеджмента

    время менеджмент школа планирование

    Истоки пунктуальности швейцарцев, немцев, шведов, американцев и других народов, «озабоченных временем», нужно искать в религиозной трудовой этике. В протестантской Европе, а также у старообрядцев России и Беларуси труд был частью религиозного служения, а деловой успех -- знаком глубокой личной связи с Богом, призвания (отсюда немецкое der Beruf -- «профессия»). Было распространено представление о том, что время -- это капитал, предоставленный Богом человеку для того, чтобы тот правильно его «вложил».

    Со временем, это понятие еще больше трансформировалось, и уже в начале XVIII в. Б. Франклин просто отождествил время и деньги. Тот же вывод повторили Дж. Лакофф и Дж. Джонсон в своей знаменитой книге «Метафоры, которыми мы живем»: время -- ценный ресурс, время -- это деньги. Данная фундаментальная метафора западной культуры положена в основу так называемого «Управления временем» (Time management), постепенно осваивающего отечественное поле управленческих технологий. Лозунги этого движения таковы: «Время мое и больше ничье, оно всегда должно приносить доход»; «Никакого откладывания на завтра, потакания чужим ожиданиям!», «Полный самоконтроль: использование времени в метро, при перекуре, любом ожидании и даже… во сне!», «Наличие пустого (свободного) времени говорит о вас очень плохо».

    Если говорить об идее управления временем, то, возможно, она существует ровно столько, сколько существует человечество. Для большей «конкретики» следует рассматривать идею с момента появления термина «менеджмент» (в его современном смысле -- как научно обоснованной профессиональной управленческой деятельности) и собственно устойчивого терминологического сочетания «time management» (навыки менеджера по управлению временем). Не претендуя на серьезную историческую «археологию» вопроса, можно выделить три основных этапа развития ТМ.

    Тейлоризм (время наибольшей популярности -- 1910--1940 годы).

    Назван по имени одного из основателей современного научного менеджмента Фредерика Тейлора. Тейлор считал, что в западном обществе (в начале XX века) сформировался своего рода стереотип «работы с прохладцей», когда работники в силу естественной склонности («природной лени») человека, а также в силу сложившейся культурной традиции «круговой поруки» нарочно замедляют темп работы. При этом Тейлор критически относился к «потогонным системам» организации труда, предъявляющим к работнику необоснованные требования относительно скорости и производительности работы. «Золотая середина» между «потогонными системами» и «природной ленью» заключается, по мнению Тейлора, именно в методах научного управления производством, в обязательном порядке включающих и такое важное направление, как управление временем (вторая глава книги Тейлора содержит много примеров настоящего ТМ-реинжиниринга) [14].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой