Методы коррекции детских страхов у дошкольников

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Исторические аспекты изучения детских страхов

Глава 2. Общая характеристика детского страха

2.1 Классификация страхов

2.2 Причины возникновения детских страхов

Глава 3. Методы коррекции детских страхов у дошкольников

3.1 Обзор диагностических методик

Заключение

Библиографический список

Введение

В ситуации социальной нестабильности на современного ребенка обрушивается множество неблагоприятных факторов, способных не только затормозить развитие потенциальных возможностей личности, но и повернуть процесс ее развития вспять. Поэтому большое внимание проблеме страха уделяется в работах отечественных психологов и психотерапевтов, которые отмечают рост числа детей с разнообразными страхами и повышенной возбудимостью.

Детские страхи в той или иной степени обусловлены возрастными особенностями и имеют временный характер. Однако те детские страхи, которые сохраняются длительное время и тяжело переживаются ребёнком, говорит о нервной ослабленности малыша, неправильном поведении родителей, конфликтных отношениях в семье и в целом являются признаком неблагополучия. Большинство причин, как отмечают психологи, лежат в области семейных отношений, таких как попустительство, непоследовательность в воспитании, отрицательное или слишком требовательное отношение к ребёнку, которое порождает в нём тревогу и затем формирует враждебность.

Психика ребенка отличается обостренной восприимчивостью, ранимостью, неспособностью противостоять неблагоприятным воздействиям. Невротические страхи появляются в результате длительных и неразрешимых переживаний или острых психических потрясений, часто на фоне болезненного перенапряжения нервных процессов. Поэтому невротические страхи требуют особого внимания психологов, педагогов и родителей, так как при наличии таких страхов ребенок становится скованным, напряженным. Его поведение характеризуется пассивностью, развивается аффективная замкнутость. В связи с этим остро встает вопрос ранней диагностики невротических страхов.

В последнее время вопросы диагностики и коррекции страхов приобрели, важное значение, ввиду их довольно широкого распространения среди детей. В связи с вышесказанным остро встает необходимость комплексного подхода к решению проблемы коррекции детских страхов, в частности, привлечения семьи.

Страхи, эмоциональные нарушения поддаются коррекции и без последствий проходят у детей до десяти лет. Поэтому чрезвычайно важно своевременно обращаться к специалисту, принять меры по преодолению фобий у ребёнка. B связи с этим, наиболее актуальной для практической психологии и педагогики, является задача поиска наиболее эффективных путей выявления и преодоления психического неблагополучия ребёнка.

ГЛАВА І. ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ДЕТСКИХ СТРАХОВ

«Cтрах» начали изучать довольно давно, еще Аристотель и стоики писал о страхе, но они подходили к нему скорее с философских позиций, страх также изучается многими религиями, в частности проблеме страха много внимания уделяли отцы церкви в своих трактатах. Наука психология появилась в конце 19 века, с этого же времени появился чисто психологический подход к этому феномену. В современной психологии достаточно много внимания уделяется механизмам формирования страха, это связь физиологических и психологических процессов.

Представитель биогенетического направления С. Холл распространял биогенетический закон и на онтогенез страха. Он утверждал, что ребенок переживает в процессе своего развития страхи, которые испытали животные, а затем люди на различных этапах антропогенеза. Он писал, что в детских страхах сохранились многочисленные следы первоначальной психоплазмы, из которой первобытный человек создавал многочисленные волшебные демонические существа. Доказательством биогенетического детерминизма, с точки зрения С. Холла, являются многочисленные рационально необъяснимые детские страхи. Боязнь животных более чем другие виды страха, походит на исчезнувшие рефлексы и отголоски психических состояний первобытного человека, наличие которых у современного ребенка нельзя объяснить ни фактами его индивидуальной жизни, ни нынешними условиями его существования. Эти формы страха интерпретируются автором как инстинктивный страх, то есть не имеющий опоры в индивидуальном опыте. Также источником страха у детей является тяжелый личный опыт и влияние социальной среды.

Подробное изучение феномена страха в детском возрасте проводилось в рамках психоанализа. Оригинальная теория страха изложена основателем психоанализа З. Фрейдом в лекциях «Введение в психоанализ». Он называет проблему страха «узловым пунктом, в котором сходятся самые различные и самые важные вопросы», и «тайной, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь». 3. Фрейд приходит к выводу, что страх — продукт биологической и психической беспомощности ребенка. Условие возникновения страха — потеря объекта. Страх биологически, психологически и экономически целесообразен. Ребенок развивается, его независимость от матери увеличивается и, с точки зрения Фрейда, здесь опять возникают условия для усиления страха кастрации (трудно все же бывает расстаться с любимой игрушкой). Страх кастрации трансформируется в страх перед совестью, а последний — в социальный страх. Последний этап «эволюции» страха — страх смерти. Фрейд приводит небольшую онтогенетическую классификацию естественных страхов: для незрелого Эго — страх психической беспомощности и опасность утраты объекта, для фаллической фазы — кастрационная опасность, для латентной фазы — страх Супер-Эго. Для всей остальной жизни (судя по всему) — страх смерти. Фрейд видит два возможных варианта протекания страха: нормальный (естественный) вариант страха и патологический вариант. При этом патологичность страха проявляется не столько в его усилении, сколько в онтогенетическом возрастном смещении. Ряд страхов, естественных для детского возраста, выглядит противоестественно в подростковом возрасте; страхи, естественные для подросткового возраста, выглядят противоестественно в зрелом возрасте, и так далее. Страхи маленьких детей перед одиночеством, темнотой и посторонними людьми Фрейд считает нормальными и преходящими, кастрационный страх подростков в пубертатный период также нормален и преходящий в такую же нормальную сифилофобию (сегодня — спидофобию).

Психоаналитический подход в исследовании детских страхов развивала Анна Фрейд. Одним из базовых представлений для нее являлась идея о том, что в возрасте 6−7 лет происходят серьезные изменения специфики страхов. Маленькие дети, обходятся со своими инстинктивными импульсами, так, чтобы не нарушать запретов своих родителей. Я маленького ребенка, как и Я взрослого, сражается с инстинктами не добровольно; его защита побуждается не собственными чувствами по этому поводу. Я видит в инстинктах опасность потому, что те, кто воспитывает ребенка, запретили их удовлетворение, и вторжение инстинкта влечет за собой ограничения и наказания или угрозу наказания. Страх кастрации приводит маленького ребенка к такому же результату, как угрызение совести у взрослого невротика; детское Я боится инстинктов потому, что оно боится внешнего мира. Его защита от них мотивирована страхом перед внешним миром, т. е. объективной тревогой. Согласно А. Фрейд, существовавшая ранее объективная тревога (страх, имеющий свой источник во внешнем мире) теряет свое значение в психике ребенка в старшем дошкольном возрасте, и на первое место выходит возникающая тревога Сверх-Я (страх перед силой инстинктов), имеющая свой источник в сознании и проявляющаяся большей частью в чувстве вины. Человеческое Я по своей природе не является плодородной почвой для беспрепятственного удовлетворения инстинкта. Я дружественно по отношению к инстинктам, лишь пока оно мало отдифференцированно от Оно. Когда Я переходит от первичных к вторичным процессам, от принципа удовольствия к принципу реальности, оно становится враждебной для инстинктов территорией. Его доверие к их требованиям сохраняется всегда, но в нормальных условиях оно едва заметно. Я обращает свой взгляд на гораздо более ожесточенную борьбу, которую ведут на его территории Сверх-Я и внешний мир против импульсов Оно. Однако если Я чувствует, что высшие защитные силы его покинули, или если требования инстинктивных импульсов становится чрезмерным, его молчаливая враждебность по отношению к инстинктам возрастает до состояния тревоги. «Нельзя уточнить, чего опасается Я со стороны внешнего мира и со стороны либидозной опасности: мы знаем, что это страх быть подавленным и уничтоженным, но он не может быть „схвачен“ аналитически» (З. Фрейд). Влияние этой тревоги, испытываемой Я из-за силы инстинктов, в точности таково же, как и оказываемое тревогой Сверх-Я или объективной тревогой. Таким образом, согласно мнению А. Фрейд, основания защиты против аффекта лежат попросту в конфликте между «Я» и инстинктом. Вытесняя конфликт, Я побуждается тревогой и чувством вины к защите от аффекта.

В рамках неопсихоанализа психоаналитические представления наполнялись социально-культурным содержанием. Одна из основных концепций детского страха в этом направлении связана с работами Г. С. Салливена. Основной особенностью его теории является представление о том, что переживания страха и тревоги различны по своей природе. Страх рождается из ощущения угрозы физико-химическим потребностям, необходимым для поддержания жизни. Тревога не имеет отношения к физико-химическим потребностям, а рождается из интерперсональных отношений. В самом начале развития, в младенчестве, напряжение тревоги возникает из-за тревоги, переживаемой материнской фигурой, т. е. взрослым человеком, от содействия которого зависит выживание младенца. Здесь необходимо упомянуть одно из базовых положений Г. С. Салливена: напряжение тревоги, переживаемое материнской фигурой, вызывает тревогу у младенца путем эмпатии. Например, у младенца возникает страх, когда «плач от голода» не вызывает реакции — кормления (удовлетворения физико-химической потребности). Тревога же возникает, когда кормление (или любая забота) сопровождается тревогой матери. Из этого следует, что между страхом и тревогой существует ряд существенных различий. Вследствие возрастающей дифференциации потребностей дети приобретают определенную специфику страха: появляются страхи, связанные с неудовлетворением разных потребностей («страх от голода», «страх от холода» и т. п.). Тревога же, по причине локализации ее источника вне младенца, не имеет своей собственной специфики, т. е. связи с внутренним состоянием организма. Источник тревоги с самого начала находится «вовне» организма. Возраст 6−10 лет, называемый Г. С. Салливеном ювенальным, обладает, по его мнению, особой спецификой. В этом возрасте происходит стремительное развитие способности системы самости к самоконтролю. Это позволяет ребенку овладеть многими обеспечивающими безопасность операциями, освоить способы освобождения от тревоги на основе оценки ожидаемых санкций и последствий нарушения или игнорирования запретов. Соответственно с помощью синтаксических переживаний в ювенильном возрасте происходит сознательная регуляция поведения, направленная на преодоление тревоги. Именно тревога является одним из главных «ориентиров» в ознакомлении младшего школьника с системой ориентации в социальном мире.

В отечественной психологии изучение страха у детей велось в рамках концепции неврозов и невротического развития личности. В данном случае авторы не создавали собственные целостные концепции детского страха, а в рамках своих задач вносили ряд существенных замечаний, связанных со спецификой детского страха. Так, Н. С. Жуковская пишет о неврозе страха как о группе реактивных (психогенных) состояний с ведущим синдромом страхов. В. А. Гурьева выделяет невроз страха, развившийся из острой аффективно-шоковой реакции и возникший постепенно, под влиянием травмирующей ситуации. Первый характеризуется паническим страхом, а второй — страхами, носящими навязчивый характер. Т. П. Симсон отмечает высокое значение фактора неожиданности для возникновения детских страхов. Она заявляет, что любое явление, если оно возникло неожиданно, может стать источником страха. Вышеприведенные и другие авторы данного направления, говоря о детском страхе, в первую очередь описывали клиническую картину «невроза страха», его классификацию, — уделяя небольшое количество места его возрастным особенностям.

Однако в отечественной психологии существует ряд исследователей, уделявших большое внимание страху в дошкольном и младшем школьном возрасте. В. И. Гарбузов разрабатывал концепцию неврозов у детей. Анализируя специфику детских страхов, он отмечал, что за всеми страхами ребенка стоит неосознаваемый или осознаваемый страх смерти. О периоде перехода дошкольника в младший школьный возраст он говорил, что в этом возрасте малыш постигает всю свою беспомощность и сложность окружающего мира, с этого возраста он начинает задумываться о смерти. Возникают вопросы: «А я не умру?»; «А ты, мама, не умрешь?». Страх смерти естественен для человека. Этот страх — корень всех страхов. Ребенок может бояться Бабы Яги, волка и «чужого дяди», бояться многих объектов, иметь множество различных страхов, но за ним и стоит одно — страх смерти.

Психологи XX века видели причину тревог в развитии цивилизации и огромном потоке информации, лавиной обрушивающемся на человека. Современная психология рассматривает тревогу как социальное явление [7, с. 5].

Учёный К. Изард объясняет различие терминов «страх» и «тревога» таким образом: тревога -- это комбинация некоторых эмоций, а страх -- лишь одна из них.

Российский психолог А. И. Захаров считает, что страх -- это одна из фундаментальных эмоций человека, возникающая в ответ на действие угрожающего стимула [17, с. 6].

ГЛАВА ІІ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕТСКОГО СТРАХА

«Страх» — это специфическое острое эмоциональное состояние, особая чувственная реакция, проявляющаяся в опасной ситуации. Страх вызывается всегда конкретной и близкой, уже наступившей опасностью" (Спиваковская А., Т. 2, 1999).

«Страх» - аффективное (эмоционально заостренное) отражение в сознании конкретной угрозы для жизни и благополучия человека. Страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный характер и сопровождается определенными физиологическими изменениями высшей нервной деятельности, что отражается на частоте пульса и дыхания, показателях артериального давления, выделении желудочного сока" (Захаров А.И., СПб., 2000).

«Страх» — это внутреннее состояние, которое обусловлено предстоящим реальной или предполагаемой угрозой, приходит он в отличие от других в преддверии ситуации. Эмоция страха возникает, когда человек находиться в ситуации, которую воспринимает как потенциально опасную для его спокойствия и биологического или социального существования. Страх это сигнал, предупреждение о грозящей опасности, мнимой или реальной, в принципе все равно, поскольку наш организм действует одинаково. Страх в основном появляется в случаях, в которых, по мнению лица его испытывающего, ситуацию, в которой оно находиться, невозможно разрешить, и вследствие этого, возникает страх своей беспомощности, перед этой ситуацией, объектом, или предстает пред чем-то новым, т. е. оно боится неизвестности.

Психологи отмечают, что страх может иметь как положительное, так и отрицательное действие. С точки зрения психологии является негативно окрашенной. Одним, из самых сильных стразов, на которых базируются практически все остальные, является страх старости и смерти. В психологии считается, что негативные эмоции — это эмоции это те, которые рождаются на основе негативного настоя, и негативного восприятия мира. Кроме страха, к ним относиться: расстроенное состояние, раздражение, вина, стыд, отчаяние, гнев, и т. д.

Негативные эмоции это не плохие эмоции, это те, эмоции, которых человек стремиться избежать, они могут быть полезными и адекватными. В небольших количествах они могут быть даже привлекательны, например многие любят смотреть: ужасы триллеры. У отдельных людей они могут чувствоваться и как нейтральные. Но надо сказать, что это связано еще и с тем, что в современных реалиях, чувство страха несколько дезориентировано, в незапамятные времена оно было более адекватно ситуации.

Источники возникновения страха могут разниться у различных людей: какие-то, события, какие- то определенные люди, ситуация, являющаяся сигналом опасности. Для многих конкретным стимулом для возникновения страха является замкнутое пространство, для некоторых одиночество, для некоторых — большое скопление людей, и т. д., здесь все индивидуально.

Иногда человек перемещает свои страхи на безобидные с виду объекты, столкновения с которыми он может легко избежать, не встречаться с ними. Истинный источник его страха, тогда остается как — бы в стороне, тогда нужно попытаться выявить реальные источники страха, чтобы найти решение в этой ситуации. У различных людей можно заметить многообразие страхов, психологи говорят о нескольких сотнях его разновидностей.

Иногда страхи не связаны с конкретной ситуацией или объектом, такие страхи называются беспредметные, они могут «прилепиться» к любой ситуации, объекту. Основным страхом является страх смерти. Страх находится в основании феноменологии тревоги. Тогда человек испытывает не одну эмоцию, а целый набор разнообразных эмоций (страх, вину, стыд, и т. п.), каждая из них влияет на социальные отношения, на общее состояние человека, его мысли, поведение, и восприятие ситуации.

Страх, если его сравнивать с прочими эмоциями проявляет более сдерживающее влияние, он ограничивается восприятие, мышление становиться замедленным, более узко по объему не гибким и оцепенелым по конфигурации; мускулы напрягаются; ограничивается степень свободы поведения. Переживанию страха сопутствует чувство незащищенности, неуверенности в себе, своих действиях, а также представление о невозможности осуществлять контроль над ситуацией. А переживание самой эмоции страха нередко более тяжело, чем реакция на уже свершившееся то, чего мы боялись.

Известно, что на войне больше всего погибает две противоположности людей, те которые испытывают сильнейший страх, и те которые абсолютно не испытывают страха. У тех, что бояться безмерно страх сковывает, он парализует их тело и не дает сойти с места. Другие не реагируют на риск, и не замечают ничего вокруг, поэтому тоже погибают. Вывод: чрезмерный страх, как и абсолютное бесстрашие, опасны для жизни.

Кроме этого, психологи полагают, что страх включает и импульс (стимул) к преодолению предстоящей опасности. Эмоция страха, возникает в опасной для организма ситуации, и она обеспечивает реакцию, которая направлена на преодоление опасности, активизируется ориентировочный рефлекс, тормозится деятельность всех систем, которые не обеспечивают выживание. На этот момент они становятся второстепенными, мышцы необходимые для борьбы напрягаются, дыхание учащается, изменяется состав крови, работа мозга улучшается и т. д. Т. е. организм прилагает все усилия для выживания.

Положительное воздействие страха заключается в том, что он может предупреждать об опасности, которое вытекающей из сложившихся обстоятельств. Оберегает взрослых, и детей от общения с опасными животными, или предметами, например со спичами, или ножами.

Страх высоты помогает не упасть с горы, ил не попасть под поезд. Страх болезни, к примеру, страх заболеть половой инфекцией, ограждает от сомнительных половых контактов, страх перед эпилептическим приступом больного эпилепсией от употребления алкоголя. Страх в ситуации опасной для жизнедеятельности вызывает прилив адреналина и норадреналина, вместе они вызывают прилив сил, увеличение кровяного давления, учащение дыхания, что улучшает кровоснабжение головного мозга, и как следствие он начинает соображать намного лучше и быстрее.

Считается что адреналин, гомон который реализует реакцию типа «бей или беги». Норадреналин — гормон и нейромедиатор, он является гормоном ярости, а адреналин — гормон страха. Серотонин, выделяющийся в мозгу при воздействии страха оказывает позитивное влияние на двигательную активность и тонус мышц, а его недостаток вызывает тревожность и депрессию.

Страх зависит от темперамента человека акцентуации нейротизма. Акцентуация чрезмерно выраженные особенности характера, находящиеся на грани с нормой. Темперамент индивидуальные психологические особенности человека. Темперамент характеризует динамические особенности психической деятельности, т. е. быстроты реакции, ее темпа, ритм, а также интенсивность. Поэтому люди с заторможенным темпераментом и эмоции чувствуют не во всей силе проявлений, а у темпераментных людей эмоции бьют через край. А акцентуация, часто может сказать в каком возрасте и почему могут возникать у человека определенные страхи.

Страх, необходим человеку, он ограждает нас от бессмысленного риска. Но в тоже время страх — негативная эмоция, которая влияет на общее и эмоциональное и физиологическое состояние оргазма. Он меняет наше настроение, ощущения, состав крови, давление, и д.р. Вызывает тремор, рвоту, заостряет внимание на объекте страха. Кроме этого страх провоцирует возникновение серьезных заболеваний, таких как заболевания горла, рак, диабет, и др. Человек может предвидеть события которые будет, и поэтому испытывает страх. Склонность к определенным видам страха, передается на генетическом уровне.

«Страх» — негативная эмоция, возникающая при угрозе жизни, здоровья или социальных установок.

Слово фобия происходит греческого «Фобос» — страх.

То есть, страхи и фобии это одно и то же. Но, с точки зрения психологии, фобии это страхи навязчивые, неконтролируемые, иррациональные, неадекватные существующему положению конкретного содержания, охватывающее человека в определенной обстановке и которые сопровождаться вегетативными дисфункциями (учащенное и ясно различаемое сердцебиение, обильный пот, дрожь, желудочные расстройства и т. п.). Т. е. если он приходит часто, становится навязчивым, плохо поддается контролю со стороны испытывающего страх, желание избегать предмета или ситуации более велико, или он имеет под собой мало оснований, нарушает самочувствие и деятельность человека, то он называется фобия.

Реакция на объект фобии, как впрочем, и любой страх, имеет свойство запоминаться организмам, и в последующем воспроизводиться, а также она имеет свойство прогрессировать, и переходить на смежные (близкие) предметы и ситуации. Т. е. если страх не ограничивать и не бороться с ним, могут возникнуть фобии, а если не разбираться с тем, почему они возникают, и не бороться с ними фобия углубляются, закрепляются.

Страхи и фобии изучаются представителями различных наук: биологами и медиками, психологами, философами и теологами, и даже лингвистами (которые изучают особенности речи при переживании этой эмоции), и каждый по-своему представляет этот феномен. Поэтому существует, столько определений страха, и теорий как от него избавиться.

Фобия (от греческого страх) -- сильная и не имеющая под собой реальной основы боязнь чего-либо -- открытого пространства (например, страх перед площадями, парками или большими магазинами), тесно замкнутого пространства, высоты, безобидных животных (при зоофобии) [7, с. 10].

Фобии возникают вследствие психического заболевания, неврозов, жизненных потрясений, физического или умственного переутомления, после травмирующих стрессовых воздействий. Чаще встречаются у людей со слабой волей, склонных к навязчивым эмоциональным состояниям, мыслям, воспоминаниям. Некоторые фобии встречаются у психически здоровых людей, например, страх перед темнотой, боязнь воды, высоты, появления некоторых животных и т. д., хотя они могут не содержать реальной угрозы [7, с. 11].

Первичное формирование состояний с навязчивым страхом происходит в условиях внезапного переживания человеком отрицательной эмоциональной реакции (испуг, тревога, крайняя озадаченность и т. д.).

Существует много фобий (тревог), страхи (фобии, простые фобии) являются как бы составной частью личности тревожно-мнительной структуры и представляют собой боязнь каких-либо предметов, животных, насекомых, например:

агорафобия — боязнь видимого пространства (страшно пройти по мосту, пересечь дорогу и т. п.);

клаустрофобия — боязнь замкнутых пространств (страшно находиться в закрытом помещении, в музее и даже театре);

акрофобия — боязнь высоты (страшно летать на самолете, пройти по высокому мосту, подойти к окну, стоять на балконе верхнего этажа высотного дома: кажется, что высота «манит», и человек невольно двигается к краю, хотя не делает ни одного шага);

айхмофобия — боязнь острых предметов, арахнофобия — боязнь пауков,

герпетофобия — боязнь змей,

гленофобия — боязнь взгляда куклы, либо особых ситуаций:

антропофобия — боязнь людей, толпы,

гомицидофобия — боязнь совершить убийство,

дентофобия — боязнь зубоврачебного вмешательства,

дерматофобия — боязнь заболеть кожной болезнью,

маниофобия — страх безумия,

мизофобия — страх загрязнения,

монофобия — боязнь одиночества,

нозофобия — страх увечья, неизлечимой болезни, заражения,

оксифобия — боязнь острых предметов,

петтофобия — страх общества,

ситофобия — страх принятия пищи,

скоптофобия — боязнь показаться смешным, привлечь к себе внимание,

суицидофобия — боязнь совершить самоубийство,

танатофобия — страх внезапной смерти,

тафефобия — страх погребения заживо,

фобофобия — страх страха,

эрейтофобия — боязнь покраснеть,

пантофобия — всеохватывающий навязчивый страх.

Некоторые из них, такие как агорафобия, выделены в отдельные диагностические категории, остальные объединены в группу простых фобий. Диагноз простой фобии обычно устанавливается после исключения агорафобии и социальной фобии. Простая фобия, как правило, не сопровождается вегетативным комплексом, хотя внезапное попадание в фобическую ситуацию может спровоцировать паническую атаку. Часто подверженные фобиям люди сознают бессмысленность своих страхов, но справиться с ними не могут [7, с. 18].

Любой человек испытывает и знает это переживание. Функционально он необходим для благополучного биологического и социального существования индивида. Он защищает его от бессмысленного риска. Но любое существо, испытывающее эту эмоцию, предпринимает меры для преодоления негативного воздействия источника страха. Страх провоцирует выброс адреналина в кровь, что ведет к усилению работы мышц, улучшает работу рецепторов. Но в тоже время он может оказывать влияние на способность думать рационально, может вызвать агрессию, панику, ступор. А постоянный страх (стресс) подавляет иммунную систему организма, что может привести к ухудшению здоровья.

2.1 Классификация страхов

Некоторые страхи сопровождают определенный возрастной период. У детей до года они выражаются в беспокойстве при громких звуках, а также связанные с отсутствием матери или с ее настроением.

Страх бывает реальный и воображаемый, острый и хронический. Принято выделять также возрастные страхи, появление которых чаще всего совпадает с определенными изменениями в жизни ребенка, другими словами, возрастные страхи являются отражением личностного развития ребенка.

А.И. Захаров отмечает, что страх может развиваться у человека в любом возрасте: у детей от 1 года до 3 лет нередки ночные страхи, на 2-ом году жизни, наиболее часто проявляется страх неожиданных звуков, страх одиночества, страх боли (и связанный с этим страх медицинских работников).

В 3−5 лет для детей характерны страхи одиночества, темноты и замкнутого пространства.

От 5 --7 лет ведущим становится страх смерти.

От 7 до 11 лет дети больше всего боятся «быть не тем, о ком хорошо говорят, кого уважают, ценят и понимают». Однако, если их очень много, то можно говорить о проявлениях тревожности в характере ребенка. До настоящего времени еще не выработано определенной точки зрения на причины возникновения тревожности [18, с. 56].

Существует 3 вида страхов. В основе классификации лежат предмет страха, особенности его протекания, продолжительность, сила и причины возникновения.

1. Навязчивые страхи. Эти страхи ребенок испытывает в определенных, конкретных ситуациях, боится обстоятельств, которые могут их за собой повлечь. К ним относятся, например, страх высоты, закрытых и открытых пространств и др.

2. Бредовые страхи. Это самая тяжелая форма страхов, причину появления которых найти невозможно. Например, почему ребенок боится играть с какой-то игрушкой или боится одевать какую-то одежду. Их наличие часто указывает на серьезные отклонения в психике малыша. Но если вы обнаружили у ребенка такой вид страха, не стоит заранее пугаться. Возможно, причина окажется вполне логичной. Например, ребенок боится надевать определенные ботиночки, потому что он просто когда-то в них поскользнулся и упал, больно ударившись, и теперь боится повторения ситуации.

3. Сверхценные страхи. Эти страхи самые распространенные. Они связанны с некоторыми идеями, как говорят, с «идеями фикс» и вызваны собственной фантазией ребенка. В 90% случаев практикующие психологи сталкиваются именно с ними. На этих страхах, как правило, дети «зацикливаются» и не могут «вытащить» из своей фантазии. Сначала они соответствуют какой-либо жизненной ситуации, а потом становятся настолько значимыми, что ни о чем другом ребенок думать уже не может. К детскому сверхценному страху можно отнести: страх темноты, в которой детское воображение поселяет ужасных ведьм, оборотней и призраков, сказочных персонажей, а также страх потеряться, нападения, воды, огня, боли и резких звуков. Например, боязнь воды теоретически можно отнести к двум видам страха: навязчивым и сверхценным. Но если ребенок когда-то тонул, и теперь боится воды — это навязчивый страх, а если нет причины, то это уже сверхценный.

Существует основные виды страхов, проявление которых в определенном возрасте считается нормой.

«Страх» условно делится на ситуативный и личностный.

Ситуативный страх возникает в необычной, крайне опасной или шокирующей взрослого или ребенка обстановке, например, при нападении собаки. Часто он появляется в результате психического заражения паникой в группе людей, тревожных предчувствий со стороны членов семьи, конфликтов и жизненных неудач.

Личностно — обусловленный страх предопределен характером человека, например, его повышенной мнительностью, и способен проявляться в новой обстановке или при контактах с незнакомыми людьми.

Ситуативный и личностно обусловленный страхи часто смешиваются и дополняют друг друга.

Страх реальный и воображаемый, острый и хронический. Реальный и острые страхи предопределены ситуацией, а воображаемый и хронический — особенностями личности.

Несмотря на то, что страх — это интенсивно выраженная эмоция, следует различать его обычный, естественный, или возрастной, и патологический уровни. Обычно страх кратковременен, обратим, исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотношения с окружающими людьми. Некоторые формы страха имеют защитное значение, поскольку позволяют избежать соприкосновения с объектом страха.

На патологический страх указывают его крайние, драматические стороны выражения (ужас, эмоциональный шок, потрясения) или затяжное, навязчивое, труднообратимое течение, непроизвольность, то есть полное отсутствие контроля со стороны сознания, как неблагоприятное воздействие на характер, межличностные отношения и приспособление человека к социальной действительности.

2.2 Причины возникновения детских страхов

Факторы, участвующие в возникновении страхов:

— наличие страхов у родителей, главным образом у матери;

— тревожность в отношении с ребенком, избыточное предохранение его от опасности и изоляция от общения его со сверстниками;

— излишне ранняя рационализация чувств ребенка, обусловленная чрезмерной принципиальностью родителей или их эмоциональным неприятием детей;

— большое количество запретов со стороны родителя того же пола или полное предоставление свободы ребенку родителем другого пола, а также многочисленные нереализуемые угрозы всех взрослых в семье;

— отсутствие возможности для ролевой идентификации с родителем того же пола, преимущественно у мальчиков, создающее проблемы в общении со сверстниками и неуверенность в себе;

— конфликтные отношения между родителями в семье;

— психические травмы типа испуга, обостряющие возрастную чувствительность детей к тем или иным страхам;

— психическое заражение страхами в процессе общения со сверстниками и взрослыми.

1. Внушенные страхи

Родители, близкие, воспитатели, которые непроизвольно иногда слишком эмоционально, предупреждают ребенка об опасности, часто даже не обратив внимания на то, что его напугало больше: сама ситуация или реакция на нее взрослого. В результате ребенок воспринимает только вторую часть фраз: «Осторожно! Машина!», «Не ходи — упадешь», «Не бери — обожжешься», «Не гладь — укусит». Ребенку пока еще не ясно, чем ему это грозит, но он уже ясно чувствует тревогу, и естественно, что у него возникает реакция страха, который может закрепиться и распространиться на исходные ситуации. Такие страхи могут зафиксироваться на всю жизнь. Конечно, когда ребенок вырастет, страх притупится, но не исчезнет! Дети тревожных мам, готовых во всем вокруг видеть потенциальную опасность для своего малыша, вырастают сверхосторожными и боязливыми.

2. Чрезмерная опека

Детские страхи порождает и чрезмерная родительская опека. Ребенку необходимо давать больше личного пространства в познании окружающего мира, давать ему возможность пробовать и ошибаться.

3. Безразличие и невнимание

Безразличие и невнимание к ребенку порождает не меньше детских страхов, чем чрезмерная опека. Это происходит особенно часто в семьях, где ребенка «не ждали» и не были к нему готовы. Или ждали мальчика, а родилась девочка (и наоборот). Предоставленный себе, лишенный эмоционального приятия, ребенок многое понимает не так, а многого не понимает вообще. Он начинает бояться всего подряд, поскольку живет в мире, который сам себе нафантазировал. А как иначе, если «брошенный» ребенок целыми днями смотрел мультики и играл один, представляя самые разные ситуации, полуреальные — полусказочные? Он не научился общаться с другими детьми и взрослыми. Хорошо еще, если ему даст этот опыт посещение детского сада. Если же ребенок «домашний», то он и школы будет бояться, поскольку психологически совершенно к ней не готов.

4. Неблагополучная обстановка в семье

Источником страхов может стать неблагополучная обстановка в семье. Под такой обстановкой подразумеваются конфликты между родственниками на глазах у детей. Неполная семья также является фактором риска возникновения страхов у ребенка. Особенно сильная тревожность возникает у детей, выросших в атмосфере недоверия, эмоциональной холодности и отчуждения между окружающими. Например, такая ситуация складывается перед разводом, когда родители только формально вместе, а эмоционально они друг другу чужие. Или в неполной семье, где ребенка воспитывают мать и бабушка, которые до сих пор выясняют отношения друг с другом.

5. «Неправильное» поведение родителей.

Еще один источник страхов напрямую связан с тем, как родители обращаются с ребенком. Если мы частенько кричим на ребенка, а он не в состоянии понять свою вину, постепенно в его душе зарождается враждебность к нам. Поскольку ему хотелось бы продолжать нас любить, он «переносит» свой страх на других людей, предметы или ситуации. Страх несоответствия тоже закладывается с раннего детства. Нередко родители, сами того не замечая, из лучших побуждений внушаем ребенку мысль о том, что он не такой, каким должен быть. Поскольку родительский авторитет для ребенка -- истина в последней инстанции, он начинает изо всех сил стремиться к «совершенству». Но ведь ребенок может быть абсолютно не таким, каким нам хотелось бы его видеть! И тогда он пытается подстраиваться под наш идеал, теряя собственную индивидуальность, отказываясь от себя. Он постоянно боится не угодить нам, разочаровать нас. Ему начинает казаться, что он хуже всех вокруг. Он перестает проявлять инициативу, считает себя недостойным любви, во всех неприятностях винит себя. В результате ребенок постепенно утрачивает интерес к жизни.

6. «Страшные» сказки

Страхи приходят к нам из сказок. Уж там непременно есть если не волк, то Баба Яга, а если не Баба Яга, то Кощей Бессмертный. Для маленьких детей все одушевлено и все реально, потому и страхи их также очень реальны, даже если связаны с мифическими существами. «Страшные» рассказы взрослых тоже внушают детям страхи. Бесполезно говорить ребенку, что в его комнате нет монстров. Самое большее, во что он поверит, -- в то, что монстры спрячутся, как только вы войдете в комнату или как только будет включен свет. Так что лучше не читать детям на ночь страшных сказок, а для особо впечатлительных детей подбирать сказки, наименее травмирующие их психику, в которых нет жутких персонажей.

7. Личный опыт ребёнка

Страх порождает и неприятное событие, происшедшее с ребенком. Например, ребенок, который упал с качелей, может бояться качаться на них всю оставшуюся жизнь. А ребенок, попавший в автокатастрофу, постарается избегать езды на машинах и автобусах.

Травмирующий личный опыт, ведущий к повышенной тревожности и способствующий появлению, развитию и усилению страхов, ребенок может получить в период внутриутробного развития или родов. Токсикоз во время беременности, асфиксия приводят к тому, что новорожденный беспокойно спит, просыпаясь от самых тихих звуков и даже шорохов. Во сне он может непроизвольно подергиваться. Дети, появившиеся на свет в результате преждевременных, затяжных или патологических родов, после кесарева сечения, более нервные, психически уязвимые и подвержены страхам. Самая неблагоприятная ситуация складывается, если младенец сразу после родов попадает в больницу и находится отдельно от матери. Иногда это накладывает отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. У него несравнимо большее количество страхов по сравнению с другими детьми, может появиться даже заторможенность в развитии.

8. Ребёнок-одиночка, то есть, отсутствие общения со сверстниками. У детей, имеющих возможность играть со сверстниками, страхи реже переходят на патологический уровень. Вероятно, это объясняется тем, что в совместных играх ребята одного возраста невольно обращаются к теме наиболее актуального для них страха и таким образом дают волю своим эмоциям и одновременно получают групповую поддержку.

Глава 3. Методы коррекции детских страхов у дошкольников

Коррекция представляет собой особую форму психолого-педагогической деятельности, направленной на создание наиболее благоприятных условий для оптимизации психического развития личности ребенка, оказание ему специальной психологической помощи [16, с. 166].

В настоящее время термин «психологическая коррекция» достаточно широко и активно используется в практике работы, как школы, так и дошкольных учреждений. А между тем, возникнув в дефектологии, он применялся первоначально в отношении лишь аномального развития. Расширение сферы приложения данного понятия ряд ученых связывает с развитием прикладной детской психологии, с новыми социальными задачами по отношению к подрастающему поколению.

Все чаще диагностико — коррегирующую функцию относят к числу существенных, первостепенных в деятельности современного, личностно ориентированного педагога. Эту функцию воспитатель реализовывает в работе с нормально развивающимися детьми (коррекцией аномального развития занимаются патопсихологии, дефектологи, врачи).

Д.Б. Эльконин подразделял коррекцию в зависимости от характера диагностики и направленности на следующие формы, такие как симптоматическую и каузальную. Первая направлена непосредственно на устранение симптомов отклонения в развитии, вторая — на ликвидацию причин и источников этих отклонений. В работе педагога и практического психолога используются обе формы коррекционной деятельности. И все же очевиден приоритет, особенно в дошкольном периоде, каузальной коррекции, когда основные коррекционные действия концентрируются на действительных источниках, порождающих отклонения. Важно иметь в виду, что внешне одни и те же симптомы отклонений могут иметь совершенно различные природу, причины, структуру. Поэтому, если мы хотим добиться успеха в коррекционной деятельности, будем исходить из психологической структуры нарушений и их генезиса.

Предметом коррекции чаще всего выступают умственное развитие, эмоционально-личностная сфера, невротические состояния и неврозы ребенка, межличностные взаимодействия. Различными могут быть формы организации коррекционной работы — лекционно-просветительная, консультативно-рекомендационная, собственно коррекционная (групповая, индивидуальная).

Успех в коррекционной деятельности в значительной степени определяется тем, какие положения, принципы положены в основу ее. К таковым относят, прежде всего, принцип единства диагностики и коррекции, согласно Д. Б. Эльконин, и И. В. Дубровина и др., принцип «нормативности» развития, принцип коррекции «сверху вниз», принцип системности развития, деятельностный принцип коррекции, принцип активного вовлечения в коррекционную работу родителей и других, значимых для ребенка лиц, так полагают учёные Г. В. Бурменская, О. А. Карабанова, А. Г. Лидерс [22, с. 169].

Таков, в частности, и принцип коррекции «сверху вниз», выдвинутый Л. С. Выготским. Он раскрывает направленность коррекционной работы. В центре внимания педагога, опирающегося на данный принцип, — «завтрашний день развития» ребенка, а основным содержанием коррекционной деятельности является создание «зоны ближайшего развития» воспитанников.

Если целью коррекции «снизу вверх» являются упражнения и закрепление уже достигнутого ребенком, то коррекция по принципу «сверху вниз» носит опережающий характер и строится как психолого-педагогическая деятельность, нацеленная на своевременное формирование психологических новообразований [11, с. 342].

Выделим и деятельностный принцип коррекции, который определяет сам предмет приложения коррекционных действий, выбор средств и способов достижения цели. Согласно данному принципу основным направлением коррекционной работы является целенаправленное формирование обобщенных способов ориентировки ребенка в различных сферах предметной деятельности и межличностных взаимодействий, в конечном счете — социальной ситуации развития. Сама же коррекционная работа должна строиться не как простая тренировка навыков и умений (предметных, коммуникативных и др.), а как целостная осмысленная деятельность ребенка, естественно, органически вписывающаяся в систему его повседневных жизненных отношений [11, с. 343].

Особенно широко в коррекционной работе используется ведущая деятельность детей. В дошкольном возрасте — это игра в различных ее разновидностях (сюжетная, дидактическая, подвижная, игра-драматизация, режиссерская). Ее успешно применяют как для коррекции личности ребенка, его взаимоотношений с окружающими, так и для коррекции познавательных, эмоциональных, волевых процессов общения. Игра безоговорочно признана универсальной формой коррекции в дошкольном периоде. Опора на игровые, значимые для дошкольника мотивы в коррекционных занятиях делает их особо привлекательными и способствует успеху в коррекции.

Важное место в коррекционной работе отводится художественной деятельности. Основные направления коррекционных воздействий средствами искусства:

1)увлекающие занятия;

2)самораскрытие в творчестве.

Широко применяются в коррекционной работе с дошкольниками и занятия физической культурой. В конце дошкольного возраста в этих целях могут быть использованы и зарождающиеся новые виды деятельности — учебная и трудовая.

Компоненты готовности к коррекционной работе: теоретическая (знание теоретических основ коррекционной работы, способов коррекции и т. д.); практическая (владение методами и методиками коррекции); личностная (психологическая проработанность у взрослого собственных проблем в тех сферах, которые он предполагает корректировать у ребенка).

Коррекция посредством рисования[21, с. 42]. Рисование — творческий акт, позволяющий детям ощутить радость свершений, способность действовать по наитию, быть собой, выражая свободно свои чувства и переживания, мечты и надежды. Рисование, как и игра, — это не только отражение в сознании детей окружающей действительности, но и ее моделирование, выражение отношения к ней. Поэтому через рисунки можно лучше понять интересы детей, их глубокие, не всегда раскрываемые переживания и учесть это при устранении страхов. Рисование предоставляет естественную возможность для развития воображения, гибкости и пластичности мышления. Действительно, дети, которые любят рисовать, отличаются большей фантазией, непосредственностью в выражении чувств и гибкостью суждений. Они легко могут представить себя на месте того или иного человека или персонажа рисунка и выразить свое отношение к нему, поскольку это же происходит каждый раз в процессе рисования. Последнее как раз и позволяет использовать рисование в терапевтических целях. Рисуя, ребенок дает выход своим чувствам и переживаниям, желаниям и мечтам, перестраивает свои отношения в различных ситуациях и безболезненно соприкасается с некоторыми пугающими, неприятными и травмирующими образами.

Как для выработки иммунитета от инфекционных болезней вводится живая, но ослабленная вакцина, стимулирующая развитие здоровых, защитных сил организма, так и повторное переживание страха при отображении на рисунке приводит к ослаблению его травмирующего звучания.

Отождествляя себя с положительными и сильными, уверенными в себе героями, ребенок борется со злом: отрубает дракону голову, защищает близких, побеждает врагов и т. д. Здесь нет места бессилию, невозможности постоять за себя, а есть ощущение силы, геройства, то есть бесстрашия и способности противостоять злу и насилию.

Рисование неотрывно от эмоций удовольствия, радости, восторга, восхищения, даже гнева, но только не страха и печали.

Рисование, таким образом, выступает как способ постижения своих возможностей и окружающей действительности, моделирования взаимоотношений и выражения эмоций, в том числе и отрицательных, негативных. Однако это не означает, что активно рисующий ребенок ничего не боится, просто у него уменьшается вероятность появления страхов, что само по себе имеет немаловажное значение для его психического развития. К сожалению, некоторые родители считают игру и рисование несерьезным делом и односторонне заменяют их чтением и другими интеллектуально более полезными, с их точки зрения, занятиями. Фактически же нужно то и другое. Детям с художественными задатками, эмоциональным и впечатлительным, как раз и подверженным страхам, нужно больше игр и рисования. У детей более рациональных, склонных к аналитическому, абстрактному мышлению, возрастает удельный вес интеллектуально — рассудочных занятий, включая компьютерные игры и шахматы. Но даже и при так называемой левополушарной ориентации необходимы как можно большее разнообразие в играх и рисование для расширения творческого диапазона и мира воображения ребенка.

Наибольшая активность в рисовании наблюдается в возрасте от 5 до 10 лет, когда дети рисуют сами, непринужденно и свободно, выбирая темы и представляя воображаемое так ярко, как если бы это было на самом деле. В большинстве случаев к началу подросткового возраста способность к спонтанному изобразительному творчеству постепенно ослабевает. Уже сознательно ищется правильная форма, композиция, появляются сомнения в достоверности рисунка, натурализм в изображении предметов. Подростки даже стесняются своего умения рисовать так, как им хочется, опасаясь выглядеть неловкими и смешными в представлении окружающих, и тем самым лишаются естественного способа выражения своих чувств и желаний.

Коррекция посредством иглотерапии [6, с. 115]. В отечественной современной психологии одним из средств коррекции детских страхов является игротерапия. По мнению А. Я. Варга, игровая терапия -- нередко единственный путь помощи тем, кто еще не освоил мир слов, взрослых ценностей и правил, кто еще смотрит на мир снизу вверх, но в мире фантазий и образов является повелителем. Г. Л. Лэндрет сравнивал по значимости речь для взрослого и игру для ребенка, для дошкольника игра является естественной потребностью, выступающей условием гармоничного развития личности.

По мнению многих исследователей, игра является ведущим средством психотерапии в дошкольном возрасте. При этом она несет еще и диагностическую, и обучающую функцию. Игре, по ее развивающему потенциалу, по конечному эффекту, в дошкольном возрасте отводится центральное место.

Успешность игрового коррекционного воздействия заложена в диалогическом общении взрослого и ребенка через принятие, отражение и вербализацию им свободно выражаемых в игре чувств. В русле игротерапии используют свободную игру и директивную (управляемую). В свободной игре психолог предлагает детям различный игровой материал, провоцируя регрессивные, реалистические и агрессивные виды игр. Регрессивная игра предполагает, возврат к менее зрелым формам поведения. Реалистическая игра зависит от объективной ситуации, в которой ребенок оказывается, а не от его потребностей и желаний. Агрессивная игра -- это игра в насилие, войну и т. д. Для организации таких игр используют неструктурированный и структурированный игровой материал.

Использование неструктурированного игрового материала (вода, песок, глина, пластилин) предоставляет ребенку возможность косвенно выразить свои эмоции, желания, так как сам материал способствует сублимации.

Структурированный игровой материал включает: кукол, мебель, постельные принадлежности (они провоцируют желание заботиться о ком-то); оружие (способствует выражению агрессии); телефон, поезд, машины (способствуют использованию коммуникативных действий). По своей сути структурированный игровой материал способствует овладению социальными навыками, усвоению способов поведения.

Коррекция посредством сказкотерапии [20, с. 17]. В практике сказкотерапии используются три варианта кукол: куклы-марионетки (очень просты в изготовлении, могут быть без лица, что дает ребенку возможность для фантазирования); пальчиковые куклы; куклы теневого театра (используются, преимущественно, для работы с детскими страхами).

Сказкотерапевты Т. Д. Зинкевич — Евстигнеева и А. М. Михайлов отмечают широкий спектр воздействия кукол на детей. Как средство перевоплощения, кукла облегчает процесс постановки спектакля, так как далеко не каждый человек, в силу тех или иных причин, способен играть на сцене. С другой стороны, материализуясь в кукле, страх лишается для ребенка своей эмоционально напряжённостью характерологическими чертами, ребенок получает опыт оперативной недирективной обратной связи, он видит и ощущает результат своего воздействия на куклу. В той или иной степени ребенок начинает осознавать ответственность за сценическую жизнь куклы. Таким образом, ребенок видит причинно-следственные связи между своими действиями и действиями куклы.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой