Методы международного частного права

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФГАОУ ВПО «Северо-Восточный федеральный университет

им. М.К. Аммосова"

Институт непрерывного профессионального образования

Специальность «Юриспруденция»

Контрольная работа по дисциплине

Международное частное право

на тему: «Методы международного частного права»

Выполнила: слушатель ИНПО

II-го семестра Григорьева К. П.

Проверила: Николаева М. Т.

Якутск — 2012 г.

Содержание

Введение

1. Проблема метода регулирования в современной отечественной науке

2. Общий метод регулирования

3. Коллизионно-правовой метод регулирования

4. Материально-правовой метод регулирования

Список использованной литературы

правовое регулирование коллизионный

Введение

Международное частное право уже давно сформировалось в качестве самостоятельной отрасли права и отрасли юридической науки (правоведения), а также самостоятельной учебной дисциплины. В России интерес к этой науке и дисциплине резко возрос в последнем десятилетии XX века. Глубокие преобразования, происходящие в нашей стране, связанные с формированием открытого демократического общества и правового государства, экономические реформы, охватившие и внешнеэкономическую деятельность, открыли новые возможности российским гражданам и юридическим лицам для участия в разнообразных международных отношениях частноправового характера. Все это имело принципиальное значение для международного частного права, для возрастания его роли как внутри страны, так и в обеспечении равноправного участия России в мирохозяйственных связях.

Возросшее значение международного частного права для мирового сообщества подчеркивается в программных документах ООН. В докладе Генерального Секретаря ООН, подготовленном во исполнение решения Совета Безопасности, говорилось, что в мире «где люди в растущей мере взаимодействуют, выходя за пределы национальных границ, особенно важно, чтобы существовали процедуры и комплексы норм, регулирующие частноправовые отношения международного характера». И далее подчеркивалось, что совершенствование международного частного права «не только полезно для облегчения торговли, но также вносит большой вклад в формирование мирных и устойчивых отношений».

Определяя предмет МЧП, отечественные и зарубежные исследователи сходятся в акцентировании гражданско-правового, точнее, частноправового вообще, характера регулируемых им общественных отношений. Так, М. Иссад (Алжир), сопоставляя МЧП и международное публичное право как право, регулирующее отношения между государствами, указывает что «нормы международного правопорядка, которые адресованы частным лицам, физическим или юридическим, объединены под названием международного частного права». Японский автор Эгава Хидефуми в качестве главного тезиса также утверждает, что международное частное право регулирует «разнообразные отношения частноправового характера и образует отдельную совокупность норм».

Как вытекает из положений общей теории права, вопрос о методе регулирования вслед за объектом регулирования, принципах и нормах является краеугольным для любой системы норм, претендующей на существование в качестве отдельной отрасли или системы права. Для международного частного права он также выступает ключевым.

Исходя из особенностей объекта регулирования в международном частном праве, решается соответственно и вопрос о методах регулирования, свойственных этой неординарной системе норм. Действительно, специфичность общественных отношений, подлежащих регулированию, не может не обусловить особенностей и в том, что именуется совокупностью способов и средств воздействия на регулируемый объект. Как известно, именно с таких позиций «теории воздействия» в науке права определяется метод регулирования.

1. Проблема метода регулирования в современной отечественной науке

В юридической литературе сама по себе проблема методов регулирования в международном частном праве не вызывала значительных трудностей для решения, хотя определенная почва для полемики и имеет место. Коллизионный метод регулирования во все времена квалифицировался как коренной метод международного частного права. Однако на разных этапах развития МЧП его роль в воздействии на регулируемый объект не была неизменной. После Второй мировой войны исключительное освещение получил вопрос об унифицированных нормах материально-правового характера, содержащихся в международных договорах, и, соответственно, обусловил постановку проблемы еще одного метода регулирования в МЧП — материально-правового. Положительный ответ на вопрос об их вхождении в состав МЧП означал закономерное согласие и с их участием в регулировании подпадающих под действие данной системы норм отношений. Единственным логическим выводом из указанного могло стать только признание наличия второго метода регулирования — материально-правового, обеспеченного материальными нормами прямого действия, унифицированными международными соглашениями.

Следует подчеркнуть, что в данном случае, когда говорится о методах регулирования в МЧП, подразумевается, что предметом рассмотрения выступают специальные, т. е. такие методы регулирования, которые характеризуют данную совокупность правовых норм с позиций особенного, а именно подчеркивающие ее специфику. В то же время, коль скоро речь идет об отношениях цивилистического характера, никоим образом нельзя отрицать действия тех методов регулирования, которые применяются в гражданском праве и иных цивилистических отраслях. Закономерно, что для анализируемых отношений характерны диспозитивность, свобода договорных отношений, усмотрение сторон, равенство партнеров и т. п., которые свойственны правовому регулированию гражданских и торговых отношений вообще. Эти качества регулятивного воздействия имманентно присущи всей совокупности способов и средств, используемых для надлежащей регламентации отношений данного типа. В силу этого можно иметь в виду и общий метод регулирования отношений цивилистического характера, применяющийся в МЧП, который тем не менее не является определяющим в плане выделения его норм в какую-либо самостоятельную системную совокупность.

2. Общий метод регулирования

Общий метод опосредствуется двумя способами — коллизионно-правовым, осуществляемым в двух правовых формах — национальной и международной, и материально-правовым, осуществляемым в международной форме. Национально-правовые нормы «прямого действия» авторами последних из указанных в состав МЧП не включаются, несмотря на то, что в целом и в той и в другой работе всемерно подчеркивается специфика объекта МЧП — тех общественных отношений, которые оно призвано регулировать.

Последнюю категорию из указанных норм МЧП, опосредствующих материально-правовой метод регулирования, некоторые исследователи выделяют даже в отдельны метод: «Названные нормы регулируют гражданско-правовые отношения с иностранным элементом и должны быть отнесены к международному частному праву. Такие нормы по механизму их введения в действие и порядку применения существенно отличаются как от унифицированных норм международного договора, так и от коллизионных норм, которые могут содержать отсылку и к отечественному, и к иностранному праву. Поэтому нормы прямого действия — особый, третий метод регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом наряду с коллизионными и унифицированными материальными нормами».

3. Коллизионно-правовой метод регулирования

В рамках отдельных отраслей внутригосударственного права приходится иметь дело с относительно простыми ситуациями. Из числа подлежащих применению норм национального права необходимо выбрать одно положение, которое наиболее целесообразно в каждом индивидуальном случае. Иным образом обстоят дела в ситуациях, когда отношение характеризуется проявлением юридической связи с двумя или несколькими правопорядками.

Вследствие этого последние могут в равной степени претендовать на регулирование данного общественного отношения. При этом следует подчеркнуть главное обстоятельство: в содержании предписаний, существующих в рамках соответствующих систем права, имеются настолько значительные различия, что юридические последствия применения к отношению того или другого правопорядка могут быть полярно противоположными.

Сущность коллизионного способа регулирования состоит в применении правопорядка того или иного государства к конкретному правоотношению, осложненному иностранным элементом.

При использовании данного способа выделяют две стадии:

1. Выбор правопорядка того или иного государства с помощью коллизионной нормы. Правоприменитель отвечает на вопрос: право какого государства должно использоваться в данном случае?

2. Применение материальных норм права того государства, которое избрано на первой стадии. Именно этими нормами осуществляется правовое регулирование отношения с иностранным элементом, поскольку посредством них определяются права и обязанности его участников.

Для приведенного выше примера применение коллизионного способа будет заключаться в следующем. Сначала — обращение к коллизионной норме России: п. 2 ст. 156 СК РФ: Условия заключения брака на территории Российской Федерации определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого лицо является в момент заключения брака, с соблюдением требований статьи 14 настоящего Кодекса в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака.

Затем — к материальной норме законодательства Португалии, проанализировав которую мы делаем вывод о том, что невеста может заключить брак, но только с согласия своих родителей. И к материальным нормам российского права — п. 1 ст. 12 и п. 1 ст. 13 СК РФ, проанализировав которые делаем вывод о том, жених еще не может вступить в брак.

Коллизионный способ регулирования осуществляется в двух формах: национально-правовой, когда применяются национальные коллизионные нормы, и международно-правовой, когда применяются унифицированные коллизионные нормы, сформулированные в международных договорах. Примером первой формы служит рассмотренный п. 2 ст. 156 СК РФ, а второй — ст. 26 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. 18: Условия заключения брака определяются для каждого из будущих супругов законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой он является, а для лиц без гражданства — законодательством Договаривающейся Стороны, являющейся их постоянным местом жительства. Кроме того, в отношении препятствий к заключению брака должны быть соблюдены требования законодательства Договаривающейся Стороны, на территории которой заключается брак.

Минская Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22. 01. 1993 г.

4. Материально-правовой метод регулирования

А. Унификация национальных гражданско-правовых норм. С течением времени, точнее с развитием межгосударственных сфер производства и обращения, усложнения общественных отношений, лежащих в сфере международного хозяйственного и гражданского оборота, повлекших за собой расширение международных обменов, коллизионно-правовой метод все более стал проявлять некоторое свое несовершенство и перестал удовлетворять потребностям международной жизни. Это связано, во-первых, с «многоступенчатостью» регулирования, состоящей в том, что сначала коллизионная норма указывает на применимый правопорядок, а затем в его рамках осуществляется отыскание той материальной нормы, которая обеспечивает регулирование данного отношения в подлинном смысле, т. е. помогает ответить на искомый вопрос по существу. Во-вторых, действие коллизионной нормы нередко сопряжено с определенными явлениями негативного характера, которые затрудняют отыскание «конечной», т. е. материальной, нормы, такими как, скажем, «скрытые коллизии», «коллизии коллизий», «отрицательные и положительные коллизии», необходимость решения предварительных коллизионных вопросов, невозможность применения иностранного права в силу действия императивных предписаний национального правопорядка, а также оговорки о публичном порядке и др.

Все это привело к тому, что государства стали изыскивать другие средства и возможности урегулирования отношений цивилистического характера, возникающих в международном обороте. Подобным инструментом служит международный договор, содержащий единообразные нормы (материальные) правила поведения, пригодные для решения определенных значимых для данных стран--участниц соглашения вопросов. Наиболее распространена разработка международно-правовых договоров, унифицирующих материально-правовые предписания различных государств, в международной торговле и областях, обслуживающих ее (морских, воздушных, автомобильных и железнодорожных перевозках), интеллектуальной собственности.

Стремление к созданию материально-правовых норм в указанных сферах путем согласования необходимых правил в международном договоре для целей регулирования частноправовых отношений, имеющих международный характер, явилось результатом потребности в преодолении объективного противоречия между национальными, по существу, формами регулирования и международной природой отношений по их содержанию. Именно в этой весьма широкой и диверсифицированной области субъективный взгляд суда, судейское усмотрение на фоне отсутствия в большинстве случаев надлежащего знания иностранного права диктовали целесообразность взаимосогласованных и становящихся общими для многих государств правовых решений.

Вместе с тем было бы неправильным представлять указанное в качестве «кризиса международного частного права». Некоторые авторы в этой связи говорят «о кризисе национального права», оговариваясь, правда, при этом, что речь не идет о «кризисе коллизионного права». «Это -- реакция партнеров в международных торговых отношениях, -- пишет алжирский исследователь М. Иссад вслед за французскими специалистами И. Луссуарном и Ж. Бредэном, -- которые стремятся заменить внутреннее право, плохо приспособленное для регулирования международной торговли, международными нормами». Таким образом, унифицированные международным договором нормы -- один из инструментов обеспечения функционирования материально-правового метода регулирования в международном частном праве.

Б. Материально-правовое регулирование посредством национально-правовых норм прямого действия. Отнесение внутренних материально-правовых норм к международному частному праву вызывает неоднозначную реакцию среди исследователей МЧП. Соответственно этому нормативная база действия материально-правового метода может быть или сужена или расширена в зависимости от того, какого взгляда придерживаются специалисты в данном вопросе. Представляется целесообразным ограничиться общим замечанием о том, что для некоторых групп отношений, а именно являющихся по своему характеру международными, такие нормы в правопорядке соответствующих государств нередко являются единственным имеющимся в наличии средством регламентации. Возьмем, к примеру, постановление Госкомтруда СССР № 365 от 25 декабря 1974 г. «Об утверждении правил об условиях труда советских работников за границей» (в ред. постановления Минтруда Р Ф от 20 августа 1992 г. № 12). В данном акте устанавливаются размеры вознаграждения работников, осуществляющих свои трудовые обязанности за рубежом, а также внештатных работников, принятых на месте в учреждения СССР за границей из числа членов семей советских работников, время труда и отдыха, компенсации расходов по переезду и провозу багажа и т. д., условия и нормы обеспечения жилой площадью и проч. Совершенно очевидно, что подобные нормы не могут считаться нормами российского трудового права, поскольку последнее регулирует собственно трудовые отношения, а в данном случае рассматриваемые правила выходят за его рамки и представляют собой регулятор отношений иного характера. Аналогичные примеры в большом количестве можно привести и из области действующего законодательства зарубежных стран.

Так, закон Монголии о правовом положении иностранных граждан от 24 декабря 1993 г. устанавливает, что иммигранты, желающие основать дело в производственном секторе или сфере обслуживания Монголии, должны получить все необходимые разрешения и согласования в соответствии с законодательством Монголии и лицензию центрального исполнительного органа Монголии, ответственного за трудовые отношения (ст. 11). В связи с этим нелишне заметить, что рассматриваемое регулирование содержится в специальном акте, посвященном статусу иностранцев, тогда как в этой стране имеется и кодекс законов о труде, который мог бы вместить в себя такие нормы, если не принимать в расчет прежде всего особый объект регулирования. Закон Монголии об иностранных инвестициях от 1 июля 1993 г. предусматривает: если иное не установлено международным договором, в котором участвует Монголия, сумма компенсации за экспроприацию в государственных интересах вложенных средств иностранного инвестора будет определяться размером экспроприируемых активов на момент экспроприации (ст. 8). Сходным образом в Торговом кодексе СРВ содержится прямое правило, подлежащее непосредственному применению в необходимых случаях: «Договором купли-продажи товаров с иностранным коммерсантом является договор, заключенный между вьетнамским коммерсантом, с одной стороны, и иностранным коммерсантом -- с другой» (ст. 81). Еще один пример: Закон Лихтенштейна 1996 г. «Об изменении регулирования о лицах и обществах», установивший новую редакцию акта от 2 января 1926 г., в специальных положениях предусматривает, что иностранное объединение при переносе из-за границы в Лихтенштейн «должно до внесения в реестр доказать, что объявленный в учредительных документах как полностью оплаченный основной капитал на момент перенесения объединения является покрытым» (ст. 233).

Заключение

Таким образом, в Международном частном праве основными методами являются общий метод регулирования, коллизионно-правовой метод регулирования и материально-правовой метод регулирования.

Общий метод опосредствуется двумя способами — коллизионно-правовым, осуществляемым в двух правовых формах — национальной и международной, и материально-правовым, осуществляемым в международной форме. Национально-правовые нормы «прямого действия» авторами последних из указанных в состав МЧП не включаются, несмотря на то, что в целом и в той и в другой работе всемерно подчеркивается специфика объекта МЧП — тех общественных отношений, которые оно призвано регулировать.

Коллизионный метод регулирования во все времена квалифицировался как коренной метод международного частного права. Однако на разных этапах развития МЧП его роль в воздействии на регулируемый объект не была неизменной.

Преимущества применения материально-правового метода состоят в следующем:

во-первых, его использование создает гораздо большую определенность для участников соответствующих отношений, поскольку и им, и тем органам, которые будут их применять (например, в случае возникновения споров), материально-правовые нормы всегда известны заранее; во-вторых, при применении этого метода создается единообразное регулирование, устраняется односторонний подход, присущий коллизионному методу, когда в целом ряде случаев коллизионная норма устанавливается каким-либо одним государством.

Унификация национальных гражданско-правовых норм (материально-правовой метод регулирования) и материально-правовое регулирование посредством национально-правовых норм прямого действия сложились с течением времени вследствие некоторого несовершенства вышеперечисленных методов регулирования в Международном частном праве. Например, инструментом данного метода служит международный договор, содержащий единообразные нормы (материальные) правила поведения, пригодные для решения определенных значимых для данных стран--участниц соглашения вопросов. Наиболее распространена разработка международно-правовых договоров, унифицирующих материально-правовые предписания различных государств, в международной торговле и областях, обслуживающих ее (морских, воздушных, автомобильных и железнодорожных перевозках), интеллектуальной собственности.

Особое значение для России имеет проблема унификации права государств-участников СНГ, выходящая далеко за пределы проблематики международного частного права. Ее решению способствует разработка модельных кодексов и модельных законов, осуществляемая в рамках Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ, и прежде всего Модельного гражданского кодекса, который в качестве рекомендательного законодательного акта для стран СНГ был принят этой ассамблеей 13 мая 1995 г. Принятие актов такого рода способствует созданию единого правового пространства, а тем самым может ослабить остроту проблемы выбора права.

Следует также отметить, что в международной практике усилилась тенденция выбора сторонами на основе применения принципа автономии воли сторон не какой-то конкретной правовой системы (норм национального права, которые часто не учитывают специфику международных торговых сделок), а отсылки к «общепринятым принципам и нормам права» либо к «праву международной торговли» (под автономией воли сторон понимается возможность для сторон установить по своему усмотрению содержание договора, его условия. Довольно часто на практике используется и отсылка к так называемому lex mercatoria. Этим термином в современных условиях, как отмечалось в литературе, обозначается концепция, отражающая тенденцию к формированию автономной системы правовых норм, содержащую нормы, предусмотренные в международных конвенциях, торговые обычаи, широко признанные правовые принципы, предназначенные регулировать международный торговый оборот.

Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты:

Конституция РФ // Российская газета. 1993 г. 25 декабря. № 237.

Гражданский кодекс РФ (в последней редакции от 01. 05. 2011 г.) (интернет-источник www. grazkodeks. ru/)

Семейный кодекс РФ (по состоянию на 01. 04 2009 г.). — Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2009. — 63 с.

Закон Лихтештейна о Международном частном праве 1996 г. «Об изменении регулирования о лицах и обществах», установивший новую редакцию акта от 2 января 1926 г. — (интернет-источник www. pravo. hse. ru/intprilaw/doc/42 801/).

Минская Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22. 01. 1993 г. (интернет-источник www. usynovite. ru/documents/international/konvencia_minsk/).

Постановление Госкомтруда СССР № 365 от 25. 12. 1974 г. «Об утверждении правил об условиях труда советских работников за границей» (в ред. постановления Минтруда Р Ф от 20 августа 1992 г. № 12) (интернет источник www. consultant. ru/cons/cgi/online/cgi).

Основная и учебная литература

Ануфриева Л. П. Международное частное право: В 3 т. — т.1. Общая часть: Учебник. — М.: Изд-во БЕК, 2002. — 288 с.

Богуславский М. М. Международное частное право. — М.: Юристъ, 2005. — 604 с.

Иссад М. Международное частное право // Международное частное право в России (интернет-источник www. privintlaw. ru/29. html/).

Каменецкая М. С. Междунардное частное право. — М.: Юристъ, 2007. — 503 с.

Лебедев С. Н. Избранные труды. — Сост. Муранов А. И. — М.: Статут, 2009. — 717 с.

Сухарев А. Я. Энциклопедический словарь Конституционного права. — М.: Норма, 2003. — 688 с.

Egawa Hidefumi. Private International Tokyo, 1990. P. 1.

Report of the Secretary General «An Agenda for Development». A/48/435. 1994. 6 May. P. 183, 184.

1. www.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой