Методы оценки компетентности респондента в массовых опросах

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ГОУВПО «АмГУ»)

Факультет Социальных наук

Кафедра Социологии

Специальность 40 201 — Социология

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему: Методы оценки компетентности респондента в массовых опросах

по дисциплине «Методология и методика социологических исследований»

Исполнитель студент гр. 963 К.И. Зубковский

Руководитель

старший преподаватель Е.П. Селькова

Нормоконтроль старший преподаватель Е.П. Селькова

Благовещенск 2011

РЕФЕРАТ

Работа содержит 37 стр., 1 таблицу, 21 источник, 1 приложение.

МАССОВЫЙ ОПРОС, РЕСПОНДЕНТ, КОМПЕТЕНТНОСТЬ, ВОПРОСЫ ФИЛЬТРЫ, КРНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ, ПРОЕКТИВНЫЕ ВОПРОСЫ, АНКЕТИРОВАНИЕ, ИНТЕНСИВНОСТЬ МНЕНИЯ, ЗОНДАЖНЫЙ ВОПРОС, ЭКСПЕРТНЫЙ ОПРОС

Массовый опрос — один из методов количественных исследований, особенностью которых является получение точной, статистически выверенной численной информации. Это наиболее распространенный метод проведения количественных исследований.

Данная работа направлена на рассмотрение методов оценки компетентности респондентов в массовых опросах. Объектом изучения являются методы оценки компетентности респондентов в массовых опросах. При написании курсовой работы использовались такие методы как синтез, анализ, сравнение, индукция, дедукция и другие.

По уровню компетентности респондентов различают: массовый опрос (мнение неспециалиста по той или иной теме), массовый опрос в сотрудничестве с исследователем (предполагает информационную помощь респонденту со стороны анкетера в осмыслении анализируемой ситуации), симптоматический опрос (достаточное знание у респондента общей информации без глубокого осмысления задач и целей исследования), экспертный опрос (опрос специалистов по анализируемой проблеме).

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Определение и истоки массового опроса в социологии

1.1 Истоки массового опроса

1.2 Определение массового опроса

2. Методы оценки компетентности респондента в массовых опросах

2.1 Повышение надежности информации

2.2 Вопросы фильтры в социологическом исследовании

Заключение

Библиографический список

Приложение, А Программа социологического исследования на тему: «Отношение населения к реформе образования»

ВВЕДЕНИЕ

С точки зрения интервьюера респондент — это включенный наблюдатель или «первичный исследователь», изучивший и осмысливший (нередко с удивительной глубиной и точностью) ту социальную действительность, с которой он определенную часть жизни находился в непосредственном контакте. Получение и фиксация добытого таким образом знания является главной целью интервьюера.

Одна из основных трудностей, которая при этом возникает, состоит в том, что респондент зачастую не осознает границ, своей компетентности. На практике интервьюер постоянно сталкивается с фактом, что люди охотно рассуждают о тех вопросах, в которых они заведомо некомпетентны. Поэтому интервьюер должен уметь различать в сознании респондента зону компетентности и зону некомпетентности.

Уровень компетентности респондента в значительной мере зависит от характера его взаимодействия с изучаемой социальной реальностью. По определению известного психолога К. Левина, реальность есть то, что оказывает сопротивление воле и намерениям человека. В соответствии с этим, чем сильнее «сопротивление», тем больше трудовой энергии и творческих способностей должен проявить работник, чтобы успешно справиться со своими обязанностями. Чем сложнее и напряженнее труд работников, тем больше среди них обнаружится незаурядных по деловым и личностным качествам людей. Беседа с ними часто производит сильное впечатление на интервьюера и может способствовать значительному углублению его профессиональных знаний. Обратная картина наблюдается в тех случаях, когда работа опрашиваемых не связана с высокой деловой ответственностью. Зона их компетентности сужается, в результате чего интервью делается кратким и неинтересным.

Таким образом, достоверным или компетентным следует считать знание, которое приобретено респондентом в процессе достаточно длительной (обычно многолетней) практической деятельности. Задача интервьюера заключается в том, чтобы: побудить респондента сообщить это знание; отделить это знание от ложных и искаженных представлений, имеющихся в сознании респондента и образующих зону некомпетентности. Необходимо отметить, что в полной мере второе осуществить невозможно. Даже очень качественное интервью неизбежно представляет собой сплав достоверного знания с разного рода искажениями и домыслами. Это однако не снижает ценности полученной информации. Во-первых, несмотря на наличие скрытых искажений, она очень часто бывает глубже и полнее той, которой располагал сам исследователь, поскольку на ранних этапах разработки проблемы его сознание обычно оказывается более «мифологизированным», чем сознание опрашиваемых практических работников.

Объектом изучения данной курсовой работы являются методы оценки компетентности респондента в массовых опросах, предметом же является один из методов — вопросы фильтры.

Цель курсовой работы выявить методы оценке компетентности респондентов и раскрыть их сущность.

Задачами данной работы являются:

1) раскрыть сущность и дать определение термина массовый опрос;

2) выявить методы оценки компетентности респондента в массовом опросе;

3) выявить значение фильтрующих вопросов в оценке компетентности респондентов в массовых опросах.

Одна из наиболее важных функций интервью — избавить исследователя от собственных мифов, которые в ином случае могут предопределить результаты исследования. Во-вторых, существует ряд методических приемов, с помощью которых можно в значительной степени повысить качество и достоверность получаемой информации.

1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ИСТОКИ МАССОВОГО ОПРОСА В СОЦИОЛОГИИ

1.1 Истоки массового опроса

Метод опроса — самый распространенный из социологических методов, определяющий «образ» социологии в глазах непосвященных и к тому же имеющий самую богатую и давнюю историю. Утверждение о том, что почти невозможно дать строгое и исчерпывающее определение того, что такое опрос, на первый взгляд кажется нелепостью. Однако в действительности представления о том, каким должен быть хороший социологический опрос, менялись так часто, что любая попытка свести определение опроса к конкретной технике сбора информации, плану исследования, типу анализа данных или характеру использования полученных сведений наверняка столкнется с трудностями. Трудности эти так существенны, что один известнейший специалист в этой области в монографии, посвященной анализу истории и перспектив опросного метода, предложил говорить о некотором «базовом типе» опроса, по отношению к которому можно было бы упорядочить все многообразие реальных опросных исследований. Идеальной моделью он предложил считать «модель Гэллапа», т. е. тот тип опроса общественного мнения, который сложился в 1930--1940-х гг. в результате сотрудничества (и конкуренции) между основанным Дж. Гэллапом в 1935 году Американским институтом общественного мнения и другими исследовательскими фирмами. Для типичного «гэллаповского» опроса характерны следующие признаки:

1) общенациональный характер;

2) отбор из генеральной совокупности всех лиц, достигших избирательного возраста;

3) максимальная приближенность времени проведения опроса ко времени выборов или референдумов;

4) среднее число респондентов в выборке -- 2000 человек;

5) случайный или квотный характер выборки;

6) использование стандартных вопросников и личное интервьюирование каждого респондента по месту жительства;

7) «закрытый» характер вопросов;

8) сбор индивидуальных, неагрегированных данных (каждое наблюдение может быть соотнесено с конкретным индивидуумом в выборке) [4, с. 87−89].

Широко распространенные отклонения от описанной «гэллаповской» нормы все же столь существенны, что нам следует рассмотреть и другие подходы к определению сути опросного метода. Во-первых, следует вспомнить о том, что для социологии как науки главной функцией опроса является все же не предсказание результатов завтрашних выборов, а проверка гипотез о характере связей между различными переменными. (Переменная-признак задается как one-рационализация неких содержательных представлений о существенном для социологической теории качестве, свойстве: «социально-экономическом статусе», «отчуждении», «расовой сегрегации» и т. п.) Во-вторых, использование выборочного обследования, как говорится в главах 7 и 8, как раз и имеет основной целью либо оценку значения определенного параметра в совокупности, либо--в большинстве случаев--проверку статистической гипотезы о связи между переменными. Эксперимент--это идеальная модель исследовательского плана для анализа причинных связей. Выборочное обследование (опрос) -- хорошее приближение к идеальной модели. Для идеального эксперимента, напомним, характерны:

1) контроль условий, т. е. возможность варьирования независимых переменных и измерения зависимых;

2) использование экспериментальной и контрольной групп для проведения повторных сравнений;

3) рандомизация, т. е. случайный отбор испытуемых в контрольную и экспериментальную группы [7, с. 9−11].

В выборочном исследовании, строго говоря, отсутствует возможность контроля, так как исследователь лишен возможности манипулировать независимыми переменными, произвольно задавать их значение. Однако с помощью количественных методов измерения и статистического анализа связи между переменными выборочный опрос может максимально приблизиться к той модели причинного вывода, которая лежит в основе экспериментального метода.

В целом анализ связи между переменными--и экспериментальный, и сугубо статистический, основанный на опросных данных,-- подразумевает перекрестную группировку данных по двум переменным (независимой и зависимой), обнаружение связи между ними и введение третьей, контрольной переменной для оценки ее влияния на изучаемую связь. (Кстати, те возможности для контроля влияния «посторонних» факторов на исследуемую взаимосвязь, которые возникают при анализе связи в выборочных обследованиях, обычно даже превосходят возможности эксперимента.) В последнем случае набор контрольных переменных, «изолируемых» с помощью эксперимента, обычно ограничен. В выборочном обследовании список переменных чаще всего значительно обширнее и к тому же включает в себя такие переменные, которые в принципе не могут использоваться в эксперименте из практических или этических соображений: нельзя, например, произвольно назначить испытуемому экспериментальное условие «родился чернокожим» или «часто подвергался жестокому обращению». Однако заметим сразу, что последнее обстоятельство все чаще используется не столько для восхваления, сколько для критики — во многих отношениях справедливой — применимости выборочных опросов для анализа причинных связей (о чем еще будет сказано ниже) [9, с. 11−19].

Случайный отбор, используемый на том или ином этапе как основа построения выборки для массового опроса, может рассматриваться как подобие рандомизации в эксперименте. В идеальном случае, почти не встречающемся на практике, любая единица генеральной совокупности имеет равные шансы попасть в выборку. Поэтому влияние внешних, «посторонних» факторов нейтрализуется, и систематическое смещение отсутствует. В реальности, как показано в обсуждении выборочного метода, мы редко можем реализовать простую вероятностную выборку, довольствуясь каким-то приемлемым и экономичным компромиссом между случайным отбором, стратификацией и квотированием.

Контрольная и экспериментальная группы, используемые в экспериментальных планах для сравнения и выявления эффекта некоего причинного фактора, «отбираются» в выборочных обследованиях на стадии анализа, апостериорно. Фактически они «конструируются» исследователем ad hoc в ходе сравнения подвыборок, выделенных с помощью фиксации разных уровней одной (или нескольких) объяснительных переменных.

В целом опросные методы обладают рядом существенных достоинств:

1) позволяют достаточно быстро получить большой массив наблюдений, причем каждый индивидуальный «случай» (отдельное наблюдение) описывается с помощью целого набора теоретически релевантных переменных-признаков;

2) стоимость выборочного опроса оказывается сравнительно небольшой, если принять во внимание объем получаемой информации;

3) использование стандартных опросных процедур и однородных количественных показателей при соблюдении определенных условий позволяет не только проверять гипотезы о причинных зависимостях, но и проводить вторичный и сравнительный анализ результатов.

1.2 Определение массового опроса

Массовый опрос — один из методов количественных исследований, особенностью которых является получение точной, статистически выверенной численной информации. Это наиболее распространенный метод проведения количественных исследований. Большая часть вопросов при проведении массового опроса должна иметь «закрытый» характер, т. е. содержать варианты ответа, из которых респондент должен выбрать соответствующий его точке зрения. Оптимальная продолжительность проведения одного интервью при массовом опросе составляет пятнадцать — тридцать минут. За это время можно получить ответы на двадцать — сорок хорошо формализованных вопросов.

Различают следующие виды массовых опросов:

— личный опрос;

— письменный опрос (анкетирование);

— телефонный опрос;

— почтовый опрос;

— опросы с помощью компьютерных технологий [12, с. 6−12].

Выбор того или иного метода массовых опросов обуславливается бюджетом кампании, необходимой точностью данных, временными рамками. Наиболее точным и быстрым является личный опрос.

Для организации личного опроса вам понадобиться 3−4 интервьюера. Для классической выборки достаточно опросить около 200 респондентов. Участие в опросе меньшего числа респондентов может негативно сказаться на достоверности данных, а значит, и на точности решений, принятых на основе результатов исследования. Важен процесс формирования выборки респондентов. При проведении опросов среди избирателей основным фактором отбора респондентов является их пассивное избирательное право. Также группы респондентов могут быть отобраны по возрасту, социальному статусу, половым признакам.

После личных опросов вторыми по частоте использования являются письменные опросы (анкетирование). Такой опрос обладает также высокой точностью, его организация также сложна, как и личного опроса.

Наиболее быстро организуемым является телефонный опрос, преимуществом которого является не только мобильность, но и более низкая стоимость по сравнению с другими видами опроса. Но точность результатов такого опроса оставляет желать лучшего. Это обусловлено тем, что респондент может давать ложные ответы, так как уличить во лжи его в этом случае никто не может. Также количество вопросов также придется сократить и уложиться в 5−10 минут.

Очень редко организуются почтовые опросы. Это связано с низким откликом респондентов на такой опрос, ведь необходимо потратить намного больше времени на чтение, заполнение опроса, его пересылку. Для успешного проведения такого опроса необходимо его стимулирование материальными ценностями, например, отправляя заполненную анкету, вы получаете книгу, сувенир, иногда деньги, бонусы.

При составлении текста опроса необходимо опираться на первоначальные данные. Такие данные собираются предварительными исследованиями, которые проводятся в форме мини опросов с открытыми вопросами или других методов исследования. После этого, на основе полученных данных составляется анкета. Также бывает полезно в финальный текст опроса включить один, два открытых вопроса. Это усложнит проведение и обработку, но может дать дополнительные данные для анализа.

Для выявления рейтинга кандидатов часто используются экспресс опросы. Они дешевле обычных, содержат меньшее количество вопросов, но и выходные данные в таких опросах небольшие, хотя также довольно точные.

Основные признаки массового опроса являются:

1. Большой охват (округ, территория).

2. Отбор из генеральной совокупности всех лиц, удовлетворяющих необходимым параметрам.

3. Среднее число респондентов в опросе около 800−1000 человек.

4. Квотный или случайный характер выборки.

5. Маршрутный характер отбора респондентов.

6. Использование стандартизированных анкет.

7. «Закрытый» характер вопросов (разрешается несколько открытых вопросов).

8. Сбор индивидуальных, неагрегированных данных.

После проведения опроса необходимо обработать его результаты. Обработка может быть проведена с использованием математического аппарата статистики и других дисциплин: непараметрическая статистика, нечеткая логика, нейронные сети, статистика нечисловых объектов.

Опросы проводятся социологами настолько часто, что кое-кто оценивает их как главный и чуть ли не единственный метод эмпирической социологии. Такая оценка ошибочна, как минимум, в двух отношениях. Во-первых, — в арсенале социологии имеется множество неопросных методов, о которых говорилось выше и пойдет речь ниже. Во-вторых, — этот способ не является только социологическим. В последнее время он широко используется в политологических, журналистских, экономических, демографических, культурологических, психологических, правоведческих и иных социальных исследованиях.

Основное предназначение социологических опросов — получение информации о мнениях людей, их мотивах и оценках социальных явлений, о феноменах и состояниях общественного, группового и индивидуального сознания. Поскольку эти мнения, мотивы и феномены выступают свойствами изучаемых социологией объектов, постольку опросы дают о них необходимую информацию Значимость опросов возрастает, если об исследуемом явлении нет достаточной документальной информации, если оно не доступно непосредственному наблюдению или не поддается эксперименту. В таких ситуациях опрос может стать главным методом сбора информации, но обязательно дополняемым другими исследовательскими методиками.

Массовые опросы могут использоваться для агитации электората. В этом случае они переходят в разряд «кривых» или «формирующих» опросов. При этом они могут решать и статистические задачи обычного массового опроса (включаются две группы вопросов: статистические, для сбора информации и формирующие).

По способу распространения анкет опросы подразделяются на:

— раздаточные (анкетный опрос, при котором анкетер лично вручает анкету и либо ждет, пока она заполняется, и тут же получает ее — очный раздаточный опрос, либо получает заполненную анкету через несколько дней — заочный раздаточный опрос)

— почтовые (анкета по предварительному согласию высылается и получается через почту);

— прессовые (анкета предлагается читателю через печатный орган);

— телетайпные (при этом способе распространение и сбор инструментария и сопровождающих его документов осуществляется с помощью телетайпно-телеграфной сети).

По типу исследовательских задач опросы бывают:

— глубинный (нацелен на получение поисковой информации);

— фокусированный (собираются данные по конкретной ситуации);

— стандартизированный (нацелен на получение статистической информации);

— социометрический (нацелен на получение информации о взаимоотношениях в малых группах).

По уровню компетентности респондентов различают:

— массовый опрос (мнение неспециалиста по той или иной теме);

— массовый опрос в сотрудничестве с исследователем (предполагает информационную помощь респонденту со стороны анкетера в осмыслении анализируемой ситуации);

— симптоматический опрос (достаточное знание у респондента общей информации без глубокого осмысления задач и целей исследования);

— экспертный опрос (опрос специалистов по анализируемой проблеме) [18, с. 8−12 ].

2. МЕТОДЫ ОЦЕНКИ КОМПЕТЕНТНОСТИ РЕСПОНДЕНТА В МАССОВЫХ ОПРОСАХ

2.1 Повышение надежности информации

Объектами информации могут быть самые различные стороны жизни людей, их субъективные состояния, наблюдения за происходящими вокруг событиями. Как задавать вопросы, относящиеся к этим многообразным сведениям, чтобы повысить достоверность и надежность ответов? В первую очередь это зависит от содержания или от характера планируемой информации, но не в меньшей степени от языка анкеты или используемой интервьюером терминологии.

Не следует забывать, что не все опрашиваемые равно свободно владеют языком, на котором проводится опрос. В многоязычной стране, а тем более в регионах межнациональной напряженности использование в опросе неродного языка может вести к существенным искажениям, умышленным (из чувства сопротивления иноязычному вопроснику) или неумышленным (непонимание нюансов фразеологии).

Перевод анкеты или опросника интервью на другие языки предусматривает три следующие операции: (а) перевод с языка оригинала на другой язык; (б) обратный перевод на язык оригинала, выполняемый независимым лицом, т. е. другим переводчиком; (в) сличение оригинала с обратным переводом на язык оригинала и устранение смысловых несовпадений в обоих текстах. В массовых опросах слишком трудный и, значит, малопонятный для респондентов язык -- не меньшая опасность, чем наивное подлаживание под стилистизм и, хуже того, жаргон определенной группы аудитории. Особые требования предъявляются к стилистике опросов экспертов.

Г. И. Саганенко и О. Б. Божков предлагают критерии дифференцированной системы оценки трудностей того или иного конкретного вопроса и анкеты (или путеводителя интервью) в целом. Они следующие:

а) Структурные параметры вопросов: сложность грамматики и лексики. Для каждого типа аудитории экспертным путем может быть установлена оптимальная длина предложений (допустим, более 20 слов -- «трудный вопрос'*, менее пяти -- «слишком упрощенный») и уровень сложности грамматической структуры (сложносоставленные предложения и фразы, содержащие избыточное число общих терминов, и т. п.), а также мера понятности основных терминов.

б) Уровень ясности смысла вопроса -- второй важнейший критерий. Недопустимы формулировки с двойным отрицанием, а при опросах экспертов крайне опасно использовать исключительно обыденную лексику. Напротив, здесь терминология должна подчеркивать особое отношение исследователя к опрашиваемому специалисту и учитывать его стиль мышления.

Грубейшая ошибка -- смешение так называемых программных вопросов, т. е. формулировок, нацеленных на получение запрограммированной информации, и вопросов-«индикаторов», а точнее, анкетных формулировок, адресованных респонденту (процедура операционализации понятий). Германские социологи называли программные вопросы «индикаторами», а задаваемые респонденту -- «индикаторными». Одному индикатору, как правило, соответствует несколько индикаторных вопросов. Суммарная информация по ответам на индикаторные вопросы и составляет искомую программную информацию [11, с. 256- 259].

Например, программный вопрос о частной собственности на землю не следует задавать в прямой формулировке. Опросы в начале 1991 г. в нашей стране показывали, что огромное большинство принимали идею частной собственности. Но готовых поддержать право владения землей размером более 10 гектаров было в 7--8 роз меньше тех, кто считал приемлемым владеть участком в 3,5 га, т. е. для малотоварного и нетоварного хозяйства. Еще показательнее опросы относительно частной собственности в сфере промышленного производства. Лишь немногие выражали поддержку передаче в частные руки крупных предприятий, но огромное большинство в разных регионах страны были согласны с признанием частной собственности на небольшие предприятия и особенно в сферах торговли и услуг. Вопросы такого рода должны быть расчленены на множество индикаторных.

(в) Третий параметр -- оценка трудности формирования ответа: уровня компетентности, припоминания событий, представления воображаемой (гипотетической) ситуации, исчисления (например, среднего дохода), сравнения значительного количества отдельных событий, наблюдений и т. п.

Надо помнить, что полнота и глубина информации существенно зависят от общей культуры и кругозора респондентов.

Так, российскими исследователями было найдено, что люди с относительно высоким уровнем образования способны оценивать вероятную достоверность своих сведений, тогда как респонденты с низким уровнем образования не могут этого сделать.

Многие люди вообще склонны не слишком различать полугона. Более того в 70-е гг. они стремились согласиться с общепринятым мнением, избегая отвечать «нет» (на любые вопросы, где «нет» может означать противопоставление себя другим), отрицательно реагировали на фразы, в которых предлагаются изменения, радикальные меры и т. п.

Как уже говорилось, достоверность полученных сведений прямо зависит от содержания планируемой информации. Остановимся на этих особенностях подробнее.

Статус (положение) опрашиваемого. Какова бы ни была тема опроса, обычно требуются некоторые сведения, которые на социологическом жаргоне называют «паспортичкой»: пол, возраст, образование, стаж работы, семейное положение, доход. На первый взгляд кажется, что нет ничего проще, чем получить надежные данные такого рода. В действительности это не так.

(1) Категории для ответов -- первая трудность. Следует ли задавать паспортные вопросы в открытой (без подсказки вариантов ответа) или закрытой форме (с подсказкой). В открытой -- явно плохо, ибо мы не знаем, что вздумается написать в ответ на простейшие вопросы: «Ваше семейное положение?» («женат -- холост'*; «семейный -- несемейный»; «одинокая -- многодетная*'; или «семейное положение неопределенно: снимаю угол»); «Ваш возраст?» («19 лет», или «родился в 1968 г. «, или «пенсионер»); «Образование?» («неполное среднее», «9 классов», «учусь в колледже»).

В закрытом варианте сведения такого рода более надежны. Но здесь возникает проблема выделения обоснованных группировок для ответа. Скажем, в информации о возрасте целесообразно использовать группировку, отвечающую целям исследования и в то же время принятую в государственной статистике. Обычно используют следующую периодизацию возраста: 1--4, 5--6, 10--14, 15--19, 20--24, 25--29, 30--34, 35--39, 40--44, 45--49, 50--54, 55--59, 60--69, 70--79, 80 и старше. По экспертной оценке социологов, в группировках до 25 лет целесообразно использовать шкалу, учитывающую особые стадии жизненного цикла и занятия в этом периоде: 0--2, 3--4, 5--6, 7--9, 10--12, 13--14, 15, 16, 17, 18--19, 20--21, 22, 23, 24 [14, с. 121−123].

Исследователь должен решить, какие пороговые группировки представляют для него особый интерес и можно ли в дальнейшем сопоставить полученный материал с имеющейся статистикой. Важно помнить, что для многих статистических операций с данными необходимы равные интервалы в числовом ряду. Поэтому принятые интервалы (если они неравны) должны поддаваться укрупнениям и выравниванию.

В нашей практике не сложилось единообразия в формулировке вопросов об образовании. Применяются, например, номинальные шкалы с указанием формы обучения и его длительности:

начальное (ниже 7 классов),

неполное среднее (7 классов до 1961 г., 8, 9 классов),

общее среднее (10 или 11 классов),

ПТУ без среднего образования,

ПТУ со средним образованием,

среднее специальное образование,

незаконченное высшее (3 курса и больше),

полное высшее образование.

Не могу точно сказать.

Во многих странах предлагают универсальный вопрос об общей численности лет обучения, включая общее и специальное. Отдельно задается вопрос о численности лет профессионального обучения. Это -- наиболее удачный способ для сопоставления данных.

Типичный вопрос относительно дохода содержит оценку материального положения семьи, а не сведения о реальных доходах, каковые часто очень сомнительны, и, главное, не учитывают состояния цен в разное время, в разных регионах. Например: «Какой уровень благосостояния обеспечивает Вам и Вашей семье нынешний доход?»

1. Мы живем от зарплаты до зарплаты, часто приходится занимать деньги на самое необходимое, о сбережениях не может быть и речи.

2. На ежедневные расходы нам хватает денег, но покупка одежды представляет трудности: для этого мы должны специально откладывать деньги или брать в долг.

3. Нам в основном хватает денег, мы можем даже кое-что откладывать. Но при покупке дорогих вещей длительного пользования наших сбережений не хватает и мы должны пользоваться кредитом или брать в долг.

4. Покупка большинства товаров длительного пользования не вызывает у нас трудностей. Однако покупка автомобиля или дорогостоящий отпуск нам пока недоступны.

5. В настоящее время мы можем позволить себе некоторые дорогостоящие покупки, то есть, если нам захочется, мы могли бы собрать деньги на автомобиль, дачу, дорогую мебель -- словом, ни в чем себе не отказывать.

(2) Закрытый вопрос на статус должен быть сформулирован в терминах, не допускающих двусмысленного толкования. Это относится и к словам, и к единицам счета, и к построению фраз. Например, в закрытом 'вопросе о роде занятий целесообразно указать перечень групп профессий и квалификации, не прибегая к выражениям вроде «неквалифицированный рабочий». Лучше: грузчик, такелажник и т. п. -- все эти занятия, с точки зрения рабочего данной профессии, требуют высокого навыка и квалификации, хотя по сравнению с другими профессиями попадают в категорию неквалифицированного или малоквалифицированного физического труда. В группировках счета не следует использовать неопределенный термин «в среднем» (средний заработок, размер среднедушевого дохода…), ибо нам не известны эталоны усреднений, которыми пользуется опрашиваемый. Надо предложить одинаковые эталоны: заработок за последние три месяца; общий доход на всю семью за три месяца и далее -- число членов семьи. Усреднения производит сам исследователь. (Комический случай ответа на вопрос статистической ведомости: «Какова смертность в вашей деревне?» -- имел место во Франции, когда староста одного селения не без иронии ответил: «В нашей деревне рано или поздно умирает каждый».)

Неотчетливы выражения «семейный» -- «несемейный», которые следует заменить более развернутыми и строгими вариантами ответов: «замужем, имею детей», «живу с родными, не женат» и т. д.; в следующем пункте уточняется число членов семьи, ведущей общее хозяйство, и семьи-конгломерата, ведущей раздельное хозяйство.

«Паспортичка», к которой мы еще вернемся, предлагается опрашиваемому в заключение интервью или в сонце анкеты. Если она составлена в недвусмысленных зрминах, заполнение этого раздела не представит трудностей даже в том случае, когда опрашиваемый уже не столь внимателен, как в начале или в середине беседы, заполнения анкеты.

Событийная информация, или сведения о фактах поведения в прошлом и настоящем, а также о продуктах деятельности, требует прежде всего контроля на компетеность опрашиваемого.

Оценка уровня компетентности респондента зависит, во-первых, от содержания требуемой информации и, во-вторых, от ее характера: является ли она событийной (фактуальной) или оценочной.

В последнем случае, если мы имеем дело с массовыми опросами, а не с опросами экспертов, необоснованные оценки при фактической осведомленности о данном предмете столь же «надежны», как и обоснованные. В этом смысле проверка компетентности опрашиваемого сводится к тому, чтобы уяснить, известны ли ему оцениваемые события. Такова типичная ситуация при опросах общественного мнения. Оно может быть справедливым и объективным, несправедливым и ошибочным с точки зрения непредвзятого и серьезного анализа проблемы. Однако знание о мнениях и оценках общественности, какими бы ни были эти мнения и оценки, -- это объективная и достоверная информация, если опрашиваются люди, знакомые с тем, о чем их спрашивают, если они сталкиваются с данными событиями или фактами в своей повседневной жизни. Скажем, вряд ли можно рассчитывать на компетентную информацию о наилучших социальных проблемах села, опрашивая на эту тему горожан. Мало полезного извлечет социолог и в том случае, если будет опрашивать сельских жителей о режиме работы городского транспорта.

В массовых опросах общественного мнения принято определять момент опроса, когда данная проблема актуализирована в сознании людей. Так, при опросах избирателей относительно их намерений поддержать того или иного кандидата было установлено, что наибольшей предсказательной силой обладают данные, полученные примерно за неделю -- 5 дней до выборов.

Проблема компетентности респондента в массовых опросах -- это прежде всего уяснение объективной возможности получить достоверную информацию от данной категории населения и соответственно построить выборку опрашиваемых [16, с. 32−35].

Иначе обстоит дело, если проводится экспертный опрос. Опрашиваемые -- специалисты, их компетентность должна быть безусловной. В этом случае важна не только объективно обусловленная возможность респондента судить по данному предмету, но реальная способность высказать обоснованное мнение. Поэтому для экспертных опросов тщательнейшим образом отбирают только тех, кто вполне заслуживает статуса компетентного лица в данной области. Например, служба опросов общественного мнения «VP» проф. Б. А. Грушина использует выборку экспертов для опросов по проблемам политики и рейтинга политических деятелей. В состав экспертов входят лидеры общественных движений и партий, депутаты и государственные деятели, видные политологи, журналисты.

Рассматривая далее способы повышения надежности опросных данных о фактических событиях, мы будем помнить, что это информация именно о событиях и фактах (не о мнениях и оценках), притом получаемая в массовых опросах (в отличие от экспертных) [8, с. 22−45].

Каковы же главные требования к вопросам этого характера? (1) Прежде всего, как мы теперь знаем, следует выяснить уровень компетентности опрашиваемого в данной области и по данному предмету.

К примеру, мы хотим собрать у рабочих сведения о тиле работы мастера. В интервью следует вначале попросить возможно детальнее описать, как мастер дает задание (насколько подробно объясняет задачу, проверяет ход выполнения, контролирует все основные этапы работы или же, полагаясь на опыт рабочего, ограничивается самым общим указанием; допускает ли мастер использование нестандартных приспособлений и технологических приемов или требует строго придерживаться технологической карты и т. п.). Лишь после того, как мы убедились, что опрашиваемый достаточно осведомлен о приемах руководства мастера, можно переходить к выявлению мнений и оценок о стиле руководства.

В заочном опросе та же цель достигается контрольными вопросами на информированность («От кого Вы получаете производственное задание и кто контролирует ход выполнения работы?»):

Таблица 1 — Контрольные вопросы

Дает задание

Контролирует ход работы

всегда

обычно

иногда

никогда

всегда

обычно

иногда

никогда

Мастер Бригадир

-

--

-

--

--

_

--

--

Данные тех, кто максимально осведомлен о работе мастера, обрабатываются отдельно от менее достоверных сведений, полученных от остальных опрошенных.

Для контроля состава опрашиваемых по уровню осведомленности в теме опроса используют так называемые прямые фильтры и «ловушки». Например, при опросе на семейно-бытовые темы можно ввести «фильтр» по критерию наличия детей («Следующие вопросы относятся только к тем, у кого есть дети дошкольного возраста и школьники младших классов»).

Вопросы-ловушки помогают определить добросовестность респондента.

В одном из опросов Института социологии РАН, проведенном в 1990 г. (Г. Денисовский, П. Козырева и В. Колбановский), в числе общественных движений были упомянуты «кухтеристы». Хотя респонденты не имели ни малейшего понятия, кто это такие (авторы опроса просто-напросто использовали фамилию одного из сотрудников института), поддержали «кухтеристов» 1,2%, решительно и не очень решительно выступили против них 12,8% опрошенных. Лица, отвечающие на такие вопросы, подозреваются в невнимательности или заведомой недобросовестности.

М. И. Жабский приводит примеры ответов на фильтрующие вопросы к кинозрителям. Один из вымышленных фильмов смотрели 27% (I), а по поводу другого, также вымышленного «нового фильма» 4% сообщили, что успели его посмотреть, и 2% --к тому же обсудить с другими [6, с. 135].

Вмсте с тем замечено, что обилие фильтрующих вопросов, и к тому же располагаемых цепочкой, ведет к увеличению доли неответивших. Сталкиваясь с большим числом фильтров, респонденты настолько запутываются, что перестают отвечать и на те вопросы, для которых ограничений не указано [10, с. 121−123].

(2) Здесь, как и во всех других случаях, важно четко отделять событийную информацию от оценок и интерпретации. В формулировке вопросов событийного характера не должно содержаться оценочных выражений вроде: «много--мало», «хорошо--плохо», «сильно--слабо», «удачно--неудачно», «достоверно--недостоверно» и т. д.

У каждого свои собственные критерии оценок, что хорошо видно из любопытного эксперимента, проделанного А. Мурутаром во время обследования работников двух заводов в Эстонии. На вопрос: «Сколько времени у Вас уходит на чтение газет?» -- ответили «много» 18% из тех опрошенных, кто затрачивает на чтение газеты до 15 минут, 46% из тех, кто уделяет этому более часа. На тот же вопрос ответили «мало» 71% из тех, кто просматривает газету за 15 минут, и почти 40% из тех читателей, кто посвящает этому более часа. Понятно, что оценки «много--мало» хороши лишь для характеристики субъективного отношения, но никак не с точки зрения информации о реальном поведении.

(3) В вопросах о давно происходивших событиях недостоверность сведений может объясняться ошибками памяти. Следует помочь опрашиваемому восстановить общий контекст ситуации. На вопрос: «В каком году Вы сделали заявку на свое первое изобретение?» -- люди могут отвечать уверенно, называя дату. Но чем более давний срок они указывают, тем он сомнительнее. Нужно проверить достоверность наводящими вопросами: «Не вспомните ли, где Вы тогда работали? С чем было связано это изобретение? Как возникла его идея?» и т. п. Затем мы вновь просим указать дату («Простите, я не успел записать: когда Вы сделали свое первое изобретение?»). В заочных анкетах вопрос расчленяют на подобные элементы для воссоздания ситуации прошлого [5, с. 55−58].

(4) Максимальная дробность пунктов информации -- хорошее основание достоверности сведений о событиях.

Событие как некоторое социальное действие -- важный объект социологического исследования. Вопросы о событии должны предусматривать:

* компетентность респондента: был ли он прямым (активным или пассивным) участником или знает о происходившем от других лиц, из других источников;

* уточнение места и времени события, его содержание, отношение к нему в рамках данной социальной системы, организации под углом зрения установленных правил и норм (поддерживается, осуждается, допускается…);

* состав участников, групп, организаций, лидеров, «активистов»; провозглашаемые цели действия, особенности позиций разных участников, каких именно;

* благоприятствующие и неблагоприятные для социального действия обстоятельства, «контр-субъекты» и их действия (какие организации и группы препятствовали данному действию);

* динамика развития события, фазы, переходные состояния (начало действия, развертывание события, чем оно завершилось, имело ли продолжение);

* ожидаемые результаты, «продукты» действия: достигнутое решение в случае социального конфликта, приобретения и потери в результате социального действия (с точки зрения провозглашенных целей), позиции участников по отношению к этому;

* личное отношение респондента к событию, его оценки, суждения.

Чем больше детализированы вопросы о событии, тем более надежна информация.

Вопросы на мотивацию, оценки и мнения представляют наиболее сложную часть процедуры.

(1) Особенно опасны «наводящие» вопросы, внушающие определенный ответ. Так, в следующих примерах ответ внушается интервьюером:

Любите ли Вы свою работу? (высказано сомнение: интервьюер явно заинтересован в ответе, но в каком именно -- это неясно опрашиваемому; он будет стараться уловить, какой ответ желателен).

Вы любите свою работу? (в зависимости от ударения и интонации внушается определенный ответ).

Вы не любите свою работу, не так ли? (утверждение, которое предполагает согласие).

Нравится или не нравится Вам Ваша работа? (категорический вопрос, требующий окончательного решения, тогда как возможна целая гамма промежуточных состояний и оценок).

Правильная формула предполагает нейтральную интонацию: «В какой мере Вас привлекает выполняемая работа?» В закрытом варианте ответа следует предложить шкалу: «работа очень нравится», «пожалуй, нравится», «трудно сказать определенно», скорее не нравится, чем нравится", «совершенно не нравится».

Другой пример внушающего вопроса: «Как Вы думаете, что мешает рабочим правильно отнестись к повышению норм выработки?»

1. Недостаточная обоснованность новых норм.

2. Нежелание работать более интенсивно.

3. Непонимание того, что повышение норм в их собственных интересах.

4. Еще что______________

Заведомо предполагается, что респондент противится повышению норм и разделяет позицию опрашивающих в обнаружении причин такого сопротивления. Верная постановка вопроса в этом случае: «Что побуждает рабочих отрицательно относиться к повышению норм выработки?» И далее все подсказки должны быть развернуты с позиций самого рабочего, а не администрации. Например, так: недостаточная обоснованность новых норм; различия условий труда, разная подготовленность рабочих мест к новому нормированию; неясность оснований для пересмотра норм; отсутствие гласности и обсуждения с рабочими новых норм; невыгодность работы по новым нормам…

(2) Стереотипные формулировки вопроса вызывают столь же стереотипные ответы.

Например, нежелательно в качестве варианта ответа предлагать суждения: «труд есть средство существования», «труд -- средство существования и морального удовлетворения», «труд -- источник морального удовлетворения». Опрашиваемые будут стремиться отыскать наиболее распространенный стереотип (в опытах на конструирование таких вопросов мы получили концентрацию ответов во втором варианте). Менее стереотипная формула даст более широкий разброс мнений: «работа хороша, если хорошо оплачивается», «заработок -- главное, но надо думать и о смысле работы», «главное -- смысл работы, но нельзя забывать и о заработке».

(3) Широко распространенная ошибка -- ставить лобовые вопросы: «Почему Вы так считаете?», «Если да (или нет), то почему?». Желая выяснить основание оценки или мнения, социолог как бы принимает позу следователя.

Чтобы добиться развернутого ответа, вместо общего «почему?» желательно предусмотреть более детализированные вопросы: а) Конкретная ситуация, в которой высказываются оценки и мнения или контекст восприятия респондентом событий (как случилось, что Вы пошли работать по этой специальности? Каковы были обстоятельства, в которых Вы определили свое профессиональное будущее?), (б) Содержание побуждения, мотива поступков или оценок (что в общем показалось вам наиболее привлекательным в выборе этой профессии, специальности?), (в) Попытка определить атмосферу общественного мнения среды, в которой действовал субъект (что думали об этом Ваши родные, друзья, знакомые? Советовались ли Вы с ними, или они Вам что-то советовали?), (г) Собственно мотив поступков, действий, оценок (можно сказать, что в конце концов Вы приняли решение о выборе профессии по каким-то определенным основаниям? Не могли бы Вы указать эти основания?), (д) Контрольный вопрос на специфичность мнений или оценок относительно ситуации (если бы Вы имели другие возможности выбора, как бы Вы поступили: избрали бы ту же самую специальность или какую-то иную?) [13, с. 15−24].

(4) Проективные вопросы -- хороший способ выявить общую направленность интересов, мотивов деятельности, ценностные ориентации. Респонденту предлагают набор ситуаций, которые могли бы встретиться в жизни, просят указать предпочтительный вариант поведения ли мнения в заданных условиях.

Иногда вводят классификацию вопросов по критерию времени, к которому отнесены события, составляющие смысл вопроса. Ретроспективные вопросы относятся к прошлым событиям, описанию ситуаций в прошлом, тогдашних настроений и взглядов, проективные -- обращают к возможному будущему или воображаемой ситуации, а текущие -- предлагают описание и оценку данных условий, ситуаций и субъективных состояний респондента [19, с. 43−45].

Принцип проекции положен и основу специальных онкологических процедур, с которыми мы ознакомимся иже.

Приведем пример использования проективной техники в анкетном опросе.

Для определения уровня ориентации инженеров на относительно самостоятельную (относительно несамостоятельную) деятельность в своей профессиональной сфере им предлагалось задание.

опрос массовый анкета

«Представьте, что Вы поступаете на работу в конструкторское бюро. Это происходит в данный момент. Возникают следующие ситуации:

1. Предположим, что Вас хотят назначить руководителем группы (или подразделения), но предлагают выбрать (либо -- либо):

(а) коллектив, состоящий из молодых специалистов, не очень опытных, но перспективных;

(б) коллектив, состоящий из опытных и знающих работников.

2. Вам предлагают на выбор два отдела, куда направляют рядовым сотрудником:

(а) отдел, руководитель которого обычно дает своим сотрудникам разнообразную работу;

(б) отдел, руководитель которого, как правило, определяет каждому постоянную, достаточно узкую работу.

3. Предлагаются на выбор два отдела, причем, известно, что:

(а) в отделе «А» руководитель обычно дает исчерпывающие указания и постоянно" корректирует работу подчиненных;

(б) в отделе «Б» руководитель обычно выдвигает лишь общую идею, дает общий детальный совет, но дальше предпочитает не вмешиваться в ход работы подчиненного".

Всего было предложено 14 ситуаций. Эксперты (76 инженеров, представляющие микромодель объекта изучения) определяли вначале соотносительный «вес» каждой из 14 ситуаций, а затем -- «вес» каждого из возможных выборов в этих ситуациях с точки зрения того, насколько данная ситуация и данный выбор в ней свидетельствуют в пользу ориентации инженера на самостоятельность. Техника судейства напоминает ту, что используется при взвешивании пунктов шкалы Тёрстоуна. В нашем примере ответы 1а, 2а и 36 говорят о склонности быть самостоятельным. Соответственно в шкале от +10 до --10 судейские «веса» этих ответов: 8, 6 и 9.

(5) Полезно дополнять вопросы о содержании вопросами на интенсивность мнений. Так, в последнем примере целесообразно фиксировать не только качество выбора (какую альтернативу предпочел опрашиваемый), но и степень уверенности в сделанном выборе. Такое измерение хорошо для последующей квантификации данных в сводном индексе или шкале.

Каждый из выборов в предложенных ситуациях сопровождался вопросом: «В какой мере Вы уверены в своем выборе?» -- с вариантами ответа: «Совершенно уверен -- уверен -- не очень уверен--трудно сказать». Можно использовать «шкалу--термометр»: 100 … 90 … 80 … 70 … 60 … 50-- с просьбой пометить степень уверенности («Обведите в кружок соответствующее деление»).

(6) Следует обратить внимание на такой весьма тонкий аспект оценочной информации, как асимметрия позитивного и негативного полюсов оценок. Дело в том, что люди вообще более тонко дифференцируют негативную зону восприятий (и эмоций), более грубо -- позитивную. Это связано и с нашими психофизиологическими особенностями, благодаря которым сигналы опасности воспринимаются более надежно (так называемая позитивно-негативная асимметрия восприятия). Предлагая шкалу оценок мнений, мы почти всегда можем полагаться на ответы негативной зоны (например, оценки неудовлетворенности), но менее уверенно -- на ответы позитивной зоны.

Итак, выяснение мнений -- довольно сложная процедура, предполагающая отбор со стороны компетентности, уточнение мотивов оценок и т. д. Для такого рода процедур можно использовать технику постадийного развертывания вопроса, предложенную П. Лазарсфельдом [15, с. 13−44].

(а) Фильтрующий вопрос, предназначенный для отсеивания некомпетентных, (6) Прямой вопрос, выявляющий общую направленность мнения, обычно такого типа: «Что Вы думаете по поводу… ?» или «Каково Ваше мнение о достоинствах и недостатках (такого-то общественного действия, высказывания…)?», (в) Дихотомический вопрос, уточняющий общую направленность: «Если брать в целом, Вы одобряете или осуждаете, согласны или не согласны; Вам нравится или не нравится… «, (г) Уточнение основания оценки или мнения, которое обычно вводится фразой: «Если в основном Вы не согласны с тем, что…, не могли бы Вы пояснить свою мысль?», или «Если Вы одобряете …, чем это можно было бы объяснить?», или «Итак, Вы высказались «за» (или «против») того-то. Пожалуйста, объясните свое мнение… «, (д) Последний вопрос: определение интенсивности мнения. «В какой степени Вы уверены в своем суждении?» или «Насколько Вы уверены в своей оценке?». И далее следует шкала интенсивности мнения [3, с. 76−85].

2.2 Вопросы фильтры в массовых опросах

Определение известной информации в формулировке вопроса для социолога неизмеримо сложнее, чем в практике обыденного вопросно-ответного общения. Социолог адресует свои вопросы значительным совокупностям людей, которые различаются по уровню информированности, по включенности в изучаемые проблемы. Поэтому в процессе опроса возникает необходимость обратиться с вопросом (или блоком вопросов) не ко всей совокупности людей, а к некоторой ее части. Для решения этой задачи (расслоения совокупности опрашиваемых) применяются специальные вопросы-фильтры.

Например, при опросе работников предприятия решается задача получения мнений о работе заводского детского комбината. Необходимо четко сформулировать познавательную задачу. Чьи мнения необходимо выяснить? Всех работающих или только тех, у кого есть дети дошкольного возраста, посещающие заводской детский комбинат? Если мы остановились на второй задаче, то необходимы два вопроса фильтра, заданных последовательно: о том, есть ли у респондента дети дошкольного возраста, и о том, посещают ли они заводской детский комбинат. При постановке вопросов-фильтров не следует забывать об отсылках различных групп ответивших к тем вопросам, которые адресованы именно этим группам. Например, рядом с ответом «нет детей дошкольного возраста» следует сделать указание: «переходите к вопросу №. .». Следует указать номер следующего вопроса и для тех, кто выбрал другие варианты вопроса-фильтра [2, с. 23−45].

Расслоение совокупности обеспечивается не только вопросом-фильтром, но и прямым обращением к тем респондентам, которым адресован следующий вопрос (или блок вопросов). Такое обращение обычно выделяется шрифтом, рамкой, иллюстрацией. Для рассматривавшегося примера фильтр может быть таким: «Внимание! На следующие пять вопросов просим ответить только тех, кто имеет детей дошкольного возраста, посещающих заводской детский сад или ясли».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой