Механизмы нарушения безопасности предприятий

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Менеджмент


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

После того как информация собрана, наступает этап ее анализа. Анализ информации позволяет определить наиболее слабые места предприятия и спланировать нападение, взяв на вооружение найденные в обороне прорехи. Принято выделять следующие основные способы захвата предприятия: установление контроля над акционерным капиталом, использование кредиторской задолженности или оспаривание законности приватизации. И естественно, существует множество различных комбинаций вышеперечисленных способов в зависимости от выводов, сделанных специалистами аналитического отдела компании-агрессора.

Причем каждый из способов захвата в свою очередь делится на более мелкие тактические приемы (рис. 1). Данный способ захвата говорит сам за себя: основная задача рейдеров -- консолидировать как минимум контрольный пакет акций. Если после анализа собранной информации о компании-мишени выясняется, что ее акционерный капитал распылен среди значительного числа акционеров и нет ни одного акционера, владеющего сколько-нибудь значимым пакетом, и при этом активы компании недооценены, а акции не имеют рыночной оценки, то, вероятнее всего, будет принято решение провести скупку акций. Однако основная задача агрессоров -- не консолидировать максимально возможный пакет акций в одних руках, потому что это только инструмент, а провести смену управляющих органов предприятия, так как зачастую именно органы управления имеют право распоряжаться имуществом предприятия. Поэтому скупка сопровождается следующими тактическими приемами:

создание конфликта между акционерами;

вытеснение мелких акционеров;

блокирование пакета акций;

внесение в устав «правильных» формулировок;

манипуляции с реестром акционеров;

«смена» номинальных акционеров и органов управления.

Рис. 1. Механизмы захвата

Представьте себе стандартное акционерное общество с акционерным капиталом, распыленным среди членов трудового коллектива, у которых невысокая зарплата и масса социально-бытовых проблем. И вот к этому счастливому обладателю акций предприятия приходит домой покупатели Предлагают ему деньги за бумажку, от которой он не видит никакого проку. Дальше больше: если держателю пообещать, что за каждого приведенного им акционера, согласного продать свои акции, он будет получать вознаграждение, то рейдеру останется только успеть рассчитываться с продавцами. Если руководитель предприятия узнав о скупке акций начнет увольнять сотрудников без соблюдения положений трудового законодательства -- чтобы отомстить «предателю», то для рейдера это еще один дополнительный повод обратиться г суд.

На самом деле история корпоративных войн полна случаев, когда административный ресурс срабатывал. В самый разгар предвыборной горячки, январе-феврале, 2002 года донецкий пивзавод «Сармат» начал мощную кампанию по скупке киевского ЗАО «Оболонь». До этого читалось, что передел пивного рынка Украины близок к завершению. Сформировались три мощных центра, поделивших его между собой. Это сама «Оболонь», бельгийская Sun Interbrew Ukraine (харьковская «Рогань», черниговская «Десна», николаевский «Янтарь») и скандинавский холдинг Baltic Beverages Holding (ВВН) с принадлежащими ему «Славутичем» (Запорожье) и «Львовской пивоварней». Суммарно они покрывали более трех четвертей рынка, и основная борьба если и ожидалась, то именно между ними. главной неожиданностью стала резкая активизация донецкого пивзавода «Сармат». Он и раньше считался хорошим предприятием, но чисто регионального масштаба. Но всего за год-два вокруг предприятия стала стремительно создаваться новая группа. Были приобретены пивзаводы в других регионах, в частности лежащие Днепропетровский и Луганский. Под донецкий контроль перешло и неплохо работающее «Полтавапиво». Sun Interbrew после приобретения харьковской «Рогани» попала под действие антимонопольного законодательства, запрещающего владеть более чем 35% рынка пива. В итоге пришлось продать симферопольский завод «Крым». И покупателем стал как раз «Сармат». Первый этап донетчане могли считать достаточно успешным: удалось скупить порядка 12%. Скупка велась по цене, доходящей до 200 долл. за стогривневую акцию. Однако на этом процесс постепенного поглощения «Оболони» заглох. Руководство «Оболони» резко воспротивилось этому и инициировало ряд судебных разбирательств. Путем административного давления на сотрудников предприятия удалось сбить темпы скупки акций и пакет, дающий право на контроль предприятия та к и не был куплен.

Однако практически в 90% случаев, используя только скупку акций, рейдер не добьется желаемого результата — установления контроля над предприятием и смены органов управления.

Относительно простым является создание конфликтной ситуации между акционерами. Применяется этот прием в следующих случаях. Например, акционерный капитал распределен среди пяти-шести акционеров. Как вы понимаете, компании-агрессору в таких условиях организовать массовую скупку акций не представляется возможным, а ему это необходимо или же захватчик скупил определенный пакет акций среди миноритариев, но дальнейшая скупка затруднена. Задача агрессора -- привлечь «обиженных» мажоритариев на свою сторону.

Переход можно осуществить несколькими способами: акционер продает свой пакет захватчику, выдает на представителя агрессора доверенность на участие в общем собрании акционеров либо лично присутствует на собрании и голосует за решения, выгодные нападающей стороне. Последний вариант наименее затратный для агрессора, но максимально опасный: а вдруг в последний момент «обиженный» изменит свою точку зрения и проголосует против решения, нужного захватчикам?

Существуют различные методы создания конфликтной ситуации. Например, заместителю председателя правления, обладающему значительным пакетом акций и/ или влиянием на акционеров -- работников предприятия, захватчики обещают повышение в должности и сохранение за ним поста председателя правления на ближайшие несколько лет. При этом он должен оказывать рейдерам содействие. В обмен захватчики обещают купить его пакет акций по хорошей цене. После некоторых раздумий заместитель главы правления соглашается на такое выгодное предложение, тем более он знает, какую власть имеет на этом предприятии глава правления. Но рейдеры, сделав такое заманчивое предложение, не сказали всей правды. Зампред действительно займет пост председателя правления, но при этом в устав будут внесены некоторые изменения, ограничивающие власть нового председателя. В результате он становится номинальным топом без каких-либо прав. Причем это произойдет при оптимистическом варианте развития событий. При пессимистическом сразу же после захвата предприятие будет распродано по частям, и кто будет председателем правления, не имеет никакого значения.

Теперь давайте рассмотрим пример, сочетающий в себе скупку акций, использование административного ресурса и создание конфликтной ситуации между топ-менеджерами предприятия, являющимися собственниками небольших пакетов акций.

Один российский холдинг по производству плодоовощных консервов заинтересовался белорусским автотранспортным предприятием, созданным в виде ЗАО. Данное ДТП было выбрано холдингом по следующим причинам: удобное месторасположение по отношению к основным магистралям, обновленный автопарк и достаточно развитая авторемонтная база предприятия. Цель -- установление контроля над предприятием, развитие собственной автотранспортной базы для поставок продукции в другие области страны.

Изначально представители холдинга попытались договориться с топ-менеджментом предприятия по-хорошему. Однако руководство не приняло предложения. В итоге собственники холдинга решили не упускать понравившееся ДТП и провести операцию недружественного поглощения. В состав холдинга входила инвестиционная компания, основным предназначением которой было проведение операций по приобретению активов. Фактически это была карманная компания-рейдер. Копию реестра акционеров захватчики приобрели у одного из работников предприятия. При этом согласно должностной инструкции он не имел права доступа к такого рода документам, однако в ЗАО не была налажена система безопасности и контроля доступа к конфиденциальной информации. После анализа структуры собственности АТП было принято решение организовать скупку акций миноритарных акционеров -- не работников предприятия, чтобы до поры до времени сам факт скупки оставался тайной для руководства ЗАО.

Рис. 2. Захват путем скупки акций и создания конфликтной ситуации между топ-менеджерам

В ходе достаточно активно развернувшейся операции по скупке акций среди акционеров -- не работников предприятия возникли некоторые трудности. Основной загвоздкой стало то, что в реестре оказалось много «мертвых душ» {умерших акционеров или выехавших на ПМЖ за рубеж) и несовершеннолетних акционеров. Для переоформления прав собственности на акции умерших акционеров рейдерам необходимо было найти наследников, потом помочь им провести процедуру наследования и только затем выкупить акции. С «малолетними» акционерами дела также обстояли не лучше, так как требовалось получение разрешения на продажу от опекунского совета. В итоге, «пропылесосив» этот сегмент собственников акций ЗАО, рейдер собрал примерно 18% акций, чего явно недостаточно для проведения структурных преобразований.

При попытке скупить акции у коллектива предприятия компании-агрессору изначально не удалось преодолеть административный ресурс. Так, работники предприятия боялись под страхом увольнения продавать пакеты акций, принадлежащие им и членам их семьей. При этом руководство ЗАО решило не выкупать акции у работников: последние при получении зарплаты были обязаны подписать доверенность, дающую право кому-либо из управленцев ЗАО голосовать на общем собрании акционеров. В результате такой нехитрой манипуляции руководству ЗАО удалось консолидировать более 60% акций и застраховать себя от агрессивных действий захватчиков. И на внеочередном общем собрании акционеров, инициированном рейдерами как акционерами, владеющими более 10% акций, перевес был на стороне топ-менеджмента АТП. Однако удержать контроль в своих руках ему не удалось.

Работник предприятия подписывал доверенность на право голосовать на общем собрании акционеров принадлежащими ему акциями, но он и дальше имел право ими беспрепятственно распоряжаться. Поэтому, выдав доверенность и тем самым убедив руководство в своей лояльности, сотрудник АТП шел к рейдеру и продавал акции. О подлоге менеджеры АТП узнали только на следующем собрании акционеров, когда представитель рейдеров зарегистрировался, и стало понятно, что ему принадлежит около 30% акций ЗАО. Но и на этом собрании захватчикам не хватило имеющегося пакета, чтобы «протянуть» нужные решения, в первую очередь смену органов управления.

Сообразив, что запахло жареным, а неумелое использование административного ресурса не принесло желаемых результатов, правление ЗАО приняло решение о начале параллельной скупки акций у работников предприятия. Однако дело не заладилось, так как акционеры предприятия, увидев, какая нешуточная развернулась борьба, решили повременить с продажей принадлежащих им акций кому бы то ни было. В ходе трехмесячной скупки стоимость акций увеличилась с 20 до 50 номиналов. Поэтому скупка акций была заблокирована самими же акционерами: рейдеры не собирались платить за акции больше, так как для них скупка потеряла бы суть, а руководство АТП априори не располагало такими деньгами. Тем не менее, ведя вялотекущую скупку, захватчики медленно, но уверенно приближались к отметке в 40%. В то же время топ-менеджмент предприятия установил контроль (путем скупки либо сбора доверенностей) также примерно над 40% акций. В «свободном плавании» оставалось около 20%, из них примерно 10−15% могли принять участие в ближайшем собрании акционеров, но трудно было определить, чью сторону займут акционеры, владеющие этими акциями.

В сложившейся ситуации руководство ЗАО принимает решение саботировать внеочередное собрание акционеров, снова созванное рейдером, и не регистрируется. В итоге собрание не состоялось из-за отсутствия кворума. Но захватчики не теряли времени зря: все это время велась «разъяснительная» работа с заместителем председателя правления, который был одним из самых ярых приспешников главы правления. Что сделали рейдеры? Во-первых, запустили «утку», что зампред тайно им помогает. Слухи, естественно, дошли до главы правления, и между главой и его замом пробежала кошка. На фоне этого личностного конфликта рейдеры убеждают зама сотрудничать с ними и обещают избрать его председателем правления, но для этого заму необходимо снова войти в доверие к главе правления и настоять на необходимости проведения внеочередного собрания.

Зампред справился со своей задачей на «отлично»: председатель правления поверил в невиновность зама и согласился на проведение незапланированного собрания. Вы спросите, как удалось убедить главу правления в необходимости проведения собрания, если расстановка сил не изменилась? Очень просто: захватчики на повестку дня внеочередного собрания, кроме вопросов переизбрания органов управления, выносят вопрос о проведении дополнительной эмиссии (причем ставят этот вопрос первым в повестке дня). Зампред «объясняет» своему боссу, что этот вопрос выгоден и самому ЗАО, но для его принятия требуется не менее 75% + 1 акция голосов акционеров, прибывших на собрание. То есть поодиночке ни рейдеры, ни АТП не смогут «протянуть» это решение. Атак как этот вопрос стоит первым в повестке дня, то он принимается, а по остальным вопросам руководство АТП голосует «против» (на тот момент у АТП было на несколько процентов акций больше, чем у рейдеров, а для принятия решения о переизбрании органов управления требуется простое большинство). Главу правления уверили также в том, что колеблющиеся миноритарные акционеры всегда будут голосовать на стороне АТП, и это дало основание полагать, что руководящие посты не будут потеряны, а затем в ходе проведения закрытой подписки будет «размыт» пакет акций рейдера. При этом 40% контролируемых руководством акций распределялись примерно поровну между председателем правления, его замом, главным инженером и главбухом АТП.

В день собрания поначалу все так и происходило, как прогнозировал заместитель главы правления: кворум для проведения собрания был зарегистрирован, вопрос о проведении дополнительной эмиссии принят… Ну, а дальше началось «непредвиденное»: в процессе голосования по вопросам повестки дня о смене органов управления зампред «неожиданно» выступает на стороне захватчиков. Все, теперь, как говорится, дело в шляпе- Естественно, бывшие топ-менеджеры ДТП не сдались, а начали «бомбить» суд различными исковыми заявлениями о неправомочных действиях агрессора. Но, как известно, после драки кулаками не машут. Рейдеры достигли поставленных задач -- смена руководства произошла. В дальнейшем задача агрессоров состояла в фиксации достигнутой ситуации и вытеснении мелких акционеров.

Следующий тактический прием -- вытеснение мелких акционеров. Этот метод используется рейдерами в первую очередь в том случае, когда ситуация нестабильна и может последовать перераспределение сил не в их пользу. Если вернемся к приведенному выше примеру, то увидим, что компания-захватчик на момент установления контроля над предприятием не имела даже контрольного пакета акций. Фактически при определенных условиях она могла потерять контроль над ситуацией. Чтобы этого не произошло, ей было необходимо продолжать военные действия. Первое, что было сделано, -- продолжена скупка акций у миноритарных акционеров. После проведения того решающего собрания цена акций моментально упала, но при этом практически все работники были готовы продать принадлежащие им акции, чтобы получить хотя бы какие-то деньги.

Еще одним шагом по вытеснению миноритариев считается проведение дополнительной эмиссии, в результате которой мелкие пакеты акций становятся совсем мизерными. В данном случае подразумевается, что акции дополнительной эмиссии будут приобретены рейдерами либо аффилированными с ними структурами.

Достаточно распространенным действием захватчиков во время корпоративного конфликта является также блокировка пакета акций. Данный прием используется и при нестабильной ситуации. Для иллюстрации обратимся к следующему примеру.

Предметом интереса захватчиков стал земельный участок в центральной части города, числившийся на балансе у одной крупной типографии (предприятие существовало в виде ОАО). Установить контроль над приглянувшейся землей было решено путем скупки акций типографии. Но первоначальный план не сработал, и в ходе скупки получилась следующая расстановка сил: захватчики смогли приобрести 42% акций, 26% принадлежат топ-менеджменту, 28% -- некоему ООО, аффилированному с руководством компании-мишени, и 4% акций осталось у работников предприятия (рис. 3).

Рис. 3. Структура собственности типографии после нападения агрессоров и скупки акций

Снова позиция топ-менеджмента выглядит достаточно прочной, тем более что и работники предприятия были лояльно настроены к руководству. Рейдеры инициируют внеочередное собрание, на повестке дня которого переизбрание органов управления предприятием. Руководство типографии накануне собрания согласовывает с представителем 000 варианты голосования по вопросам повестки дня, и с легкой душой на следующий день все идут на собрание. Однако в ходе регистрации по месту проведения собрания появляются судебные исполнители с предписанием суда, запрещающим ООО голосовать принадлежащими ему акциями. Причем правоохранители появились в зале регистрации как раз в тот момент, когда все топ-менеджеры предприятия уже зарегистрировались, а представитель ООО -- нет, то есть кворум был собран. В том случае, если бы не зарегистрировалась хотя бы часть руководителей, проведение собрания было бы невозможно. А в данном случае при голосовании перевес оказался на стороне захватчика, который безболезненно сменил всех представителей в органах управления на нужных ему людей.

В данном случае была осуществлена так называемая юридическая блокировка пакета акций. Популярностью пользуется и физическая блокировка пакета. Методов такой блокировки может существовать множество: акционеру, владеющему крупным пакетом акций (например, более 10%) по «нелепой случайности» неправильно сообщают место проведения общего собрания акционеров. Пока акционер выясняет, где все-таки проходит собрание, оно уже давным-давно закончилось. По пути на общее собрание неугодного мажоритарщика может остановить работник ГАИ и заявить, что его машина числится в розыске. Позже нерадивый гаишник принесет извинения за такую досадную ошибку, но на собрание собственник пакета явно не попадет. Еще он может попасть в аварию, при этом никто не пострадает, но опять же драгоценное время будет потеряно. А может и просидеть в лифте -- ну с кем не бывает.

Сценарий манипуляций с реестром может выглядеть так. Рейдер незаконным путем добывает копию реестра. Например, суд может истребовать копию системы реестра у регистратора, а потом продать ее захватчику. Затем агрессоры подделывают решение общего собрания о передаче реестра акционеров другому реестродержателю и на основании заранее приобретенного реестра создают его копию с некоторыми поправками. Суть данных исправлений будет снова заключаться в приписывании захватчикам большего пакета акций, чем тот, которым они на самом деле владеют. Последующие действия принципиально ничем не отличаются от описанных в предыдущем сценарии. В общем, вариаций на тему с реестром может быть много, и все зависит от конкретной ситуации. Возможна и другая ситуация. Реестродержатель «неожиданно» теряет систему реестра нужного предприятия. Но всем известно, что регистратор обязан хранить резервные копии каждой системы реестра. Опираясь на данные резервной копии и деньги, полученные от захватчика, в восстановленной регистратором системе реестра рейдерам принадлежит «оплаченный» пакет акций, превосходящий тот, который был до утери реестра. Далее агрессоры инициируют внеочередное собрание акционеров и принимают ключевые решения (как обычно, смена руководства и внесение изменений в устав). В это время ущемленные собственники через суды будут стараться восстановить

Еще одно слабое звено, с помощью которого рейдеры могут войти на предприятие — номинальный акционер. Задача этой юридической оболочки -- хранить акции и «тайну» об их истинном хозяине. Рассмотрим пример (рис. 4).

Рис. 4 Пример захвата ДТП, проведенный благодаря наличию номинального акционера

На балансе автотранспортного холдинга «висел» земельный участок, на который и позарились агрессоры. Как и полагается, в первую очередь были собраны сведения о структуре собственности ДТП, его кредиторской задолженности и информация об акционерах -- юридических лицах. В ходе анализа информации захватчики установили, что трудовой коллектив нелояльно настроен по отношению к нынешним собственникам и без угрызений совести расстанется с принадлежащими ему акциями (32%). Рейдеры также выяснили, откуда в структуре собственности появилось ООО (30%). Как и предполагалось, это юридическое лицо было создано топ-менеджментом предприятия, его руководителем являлся какой-то дальний родственник одного из управленцев высшего звена, А «чистый» номинальный акционер появился в реестре акционеров следующим образом: после того как предприятие обратилось в банк за кредитом, банк решил не проводить залоговую операцию по всем канонам, а попросил в качестве обеспечения залога «завесить» на указанное им юридическое лицо 27%-ный пакет акций. На момент выхода на арену рейдера кредит еще не был погашен, поэтому пакет акций мертвым грузом лежал на балансе структуры, аффилированной с банком. Итак, даже из предварительного анализа понятно, что о защищенной структуре собственности в данном холдинге и не слышали. Захватчикам оставалось только определиться, какая стратегия захвата будет наименее затратной как по Деньгам, так и по времени. С банком договорись достаточно быстро и недорого -- без лишних объяснений банк выдал на имя представителя рейдеров доверенность на право голосования на общем собрании акционеров. Фактически теперь рейдеры могли приступать к скупке акций у трудового коллектива, что позволило бы им консолидировать контрольный пакет акций. Но, покопавшись в досье номинального директора, возглавлявшего ООО, захватчики решили, что проще будет договориться с ним, чем «пылесосить» реестр. В итоге за определенную сумму директор (напомним, что он являлся родственником одного из топов), на которого была возложена обязанность блюсти кровные интересы, выдал доверенность агрессорам на право голосования на общем собрании акционеров. Затем нападающая компания скупила еще незначительный пакет акций у представителей трудового коллектива (консолидированный пакет составил более 6о%) и инициировала проведение внеочередного собрания. Нетрудно догадаться, что произошло на этом собрании: были переизбраны органы управления АТП. Вся операция заняла примерно пять месяцев, наиболее сложным этапом реализации задуманного стал поиск «ключика» к руководителю 000. Объяснять, что произошло с земельным участком, пожалуй, не стоит.

Долги компании также очень хороший инструмент для давления на бизнес. Но оборотная сторона проблемы -- то, что активно развивающееся предприятие всегда притекает заемный капитал. Даже если вы не лидер отрасли и не планируете использовать всевозможные схемы привлечения заемного капитала, не стоит забывать, из каких слагаемых состоит графа «кредиторская задолженность». Любой вовремя неоплаченный счет ставится вашим обязательством перед внешним миром,

Итак, контроль любых долгов актуален для каждого предприятия, но и это не может гарантировать 100%-ную защищенность, так как рейдеры уже отработали достаточно много тактических приемов захвата компании с использованием кредиторской задолженности. Если тщательно проанализировать все неоплаченные «мелочи» (чем и занимаются рейдеры), то окажется, что повод для возбуждения процедуры банкротства найдется. Для большинства компаний это «детские» суммы (имеются в виду суммы, достаточные для возбуждения банкротства согласно законодательству), о которых не стоит задумываться. Но эти мизерные суммы могут погубить даже самую устойчивую компанию.

Теоретически может так сложиться, что на предприятии не будет долгов, за которые рейдеру можно «зацепиться». Но и в этом случае существует достаточно способов, чтобы искусственно создать задолженность и подвести все к тому же банкротству. Например, агрессор может вступить в сговор с директором компании-мишени. Последний за определенное вознаграждение подпишет какой-то кабальный договор. Дальше события будут развиваться по уже известному нам сценарию. Подкуп директора -- это элементарнейший способ реализации плана по созданию искусственной кредиторской задолженности.

Среди наиболее распространенных механизмов захвата через долги можно назвать:

покупка кредиторской задолженности;

создание налоговой задолженности;

искусственное создание кредиторской задолженности;

залоговая схема приобретения контроля над активами.

В конце концов станешь собственником.

В одном областном центре разгорелась борьба за локальный рынок кисломолочных продуктов; противоборствующие стороны -- два завода по производству данного вида продукции. Одно из предприятий решило уничтожить своего конкурента и стать единоличным лидером в этом регионе. Для того чтобы осуществить задуманное, была привлечена группа профессиональных рейдеров. По классике жанра они безотлагательно приступили к сбору информации и анализу ситуации. Завод, подлежащий уничтожению, оказался крепким орешком, сломать его, используя механизмы захвата через акционерный капитал, было достаточно сложно. Кредиторской задолженности на заводе не существовало: компания оказалась честным налогоплательщиком, очень аккуратно работала с заемными средствами, у нее никогда не возникало проблем по расчетам с поставщиками. Вот и пришлось искусственно создавать задолженность.

Рейдеры поступили оригинально, и в чем в чем, а в смекалке им не откажешь. Были проанализированы «географические» особенности расположения предприятия: к нему вела всего лишь одна-единственная дорога, и никаких альтернатив не было. Исходя из этого, агрессоры решили привлечь на свою сторону водоканал и простимулировали его работников, чтобы те затеяли «срочный» ремонт коммуникаций прямо перед въездом на завод. Безотлагательный ремонт продлился несколько недель. В итоге можете себе представить, чем это закончилось для производителя скоропортящихся продуктов: готовую продукцию невозможно отгрузить потребителю и на завод нельзя доставить сырье. В результате были нарушены пункты договоров с заказчиками и поставщиками. Последние же согласно заключенным договорам имели право требовать возмещения убытков. Сумма убытков составляла не одну сотню тысяч рублей, поэтому рейдеры, договорившись с одним из вновь испеченных кредиторов, не стали требовать их возмещения, а сразу инициировали процедуру банкротства. Таким образом, в течение нескольких месяцев процветающее предприятие было раздавлено.

Покупка кредиторской задолженности, как и скупка акций, для рейдеров не представляет собой ничего сложного. Только если при скупке акций рейдеру необходимо было проанализировать реестр собственников именных ценных бумаг и провести работу с акционерами, то в нашем случае следует собрать данные о поставщиках, финансовых учреждениях, с которыми работает компания, и сосредоточить свои силы на консолидации «отрицательных активов» компании. При этом назвать денежный размер, который необходимо аккумулировать рейдеру, не представляется возможным, потому что для инициации банкротства, как уже говорилось, достаточно незначительной суммы. Но рейдеру нужно не просто обанкротить предприятие, а сделать так, чтобы в результате проведенной операции именно он оказался собственником имущества должника. В противном случае агрессорам нет необходимости затевать такую многоходовую комбинацию, как банкротство. Ведь для того чтобы достичь конечной цели (установление контроля над понравившимся имуществом), нужно быть «на все сто» уверенным, что окажешься в первой очереди кредиторов, войдешь в ликвидационную комиссию.

Тактические приемы, применяемые агрессорами для того, чтобы оспорить приватизацию в целом аналогичны. В том случае, если борьбы вокруг приватизируемого объекта нет, на торги допускаются все желающие. В ходе торгов, естественно, побеждает заинтересованное в покупке лицо: борьбы-то нет. Если же известно, что за продаваемый на открытых торгах пакет будет идти борьба, то в этом случае необходимо не допустить в зал торгов противника. Юридическим блокированием оппонента по предстоящим торгам является отказ в участии в связи с тем, что он не соответствует требованиям, выдвинутым тендерным комитетом. В частности, срок работы на профильном рынке меньше требуемого, неудовлетворительны результаты финансово-хозяйственной деятельности или неправильно заполненная заявка на участии в торгах и т. д. (от этом сообщается в последний момент, когда исправить все уже невозможно).

Следующие три тактических приема, используемые для признания приватизации недействительной, могут применяться и по прошествии некоторого времени после проведения торгов. Итак, рейдер подает иск в суд лично либо подыскивает подходящий для этого субъект, требуя признать приватизацию нелегитимной, потому что цена продажи была недостаточно высокой, из-за чего государственный бюджет недополучил значительную сумму. Либо истец указывает на то, что покупатель не исполняет взятых на себя инвестиционных обязательств (не погашает долги, не выполняет инвестиционный план, не наращивает производственные мощности и т. д.) или нарушает действующее налоговое законодательство.

В последнем случае лучше всего, чтобы истцом выступила налоговая администрация либо другой государственный орган. Хотя, как показывает практика, истцом может выступить и народный депутат, и маститый госчиновник, да вообще кто угодно.

Захват предприятия путем регистрации авторских прав на нематериальные активы (торговую марку, логотип, промышленный образец, технологию производства и т. д.) стал использоваться рейдерами относительно недавно, но достаточно успешно. Изначально такой вариант захвата был характерен для установления контроля над высокотехнологичными предприятиями, там, где технологии являются системообразующими для производства, то есть их отсутствие делает невозможным осуществление хозяйственной деятельности. В дальнейшем рейдеры осознали более широкие возможности данного инструмента захвата, так как «присвоить» можно все, что угодно, относящееся к интеллектуальной собственности.

Регистрируются права на НМА, затем на компанию, использующую их подается иск с требованием прекратить незаконное использование НМА или возместить нанесенный ущерб в связи с незаконным использованием НМА или выкупить авторские права на эти активы. Вот задолженность и возникла, последующие действия ничем не отличаются от схем, применяемых при захвате с использованием кредиторской задолженности.

И во-вторых, в том случае, если агрессоры решили не уничтожать предприятие, а сделать из него курицу, несущую золотые яйца. Тогда в суд подается иск с требованием выплачивать «законным» собственникам НМА роялти. Размер роялти варьируется; главное, не перегнуть палку. Обычно рейдеры анализируют финансовые потоки компании и только после этого определяют размер роялти. Фактически на уплату роялти будет уходить вся прибыль, то есть компания будет держаться на плаву, но все заработанные деньга будут уходить в чужой карман.

Рис. 5 Установление контроля над предприятием путем регистрации прав на нематериальные активы

Давайте рассмотрим реальную ситуацию, в которой оказался холдинг по производству молочной продукции. В свое время производственник обратился в одно полиграфическое предприятие с просьбой отпечатать новую оригинальную упаковку. Разработку оригинал-макета на себя взял производитель упаковки. Между холдингом и полиграфическим предприятием был подписан договор на создание оригинал-макета и на производство упаковки. Полиграфическая компания, не имея собственного высококлассного дизайнера, подрядила на создание оригинал-макета внештатного дизайнера. По прошествии определенного времени молочники регистрируют свою упаковку как промышленный образец и получают свидетельство на знак для товаров и услуг. Продукция успешно рекламируется и продается.

И когда, казалось бы, все прекрасно и эта тема уже давно закрыта и забыта, на сцену выходит агрессор в виде компании-конкурента. Узнав об истории создания новой упаковки, захватчик объясняет дизайнеру, что тот все еще является владельцем прав на созданный им оригинал-макет и может претендовать на часть прибыли, полученной от реализации молочной продукции холдингом. Дизайнер, действуя по указаниям рейдеров, предлагает руководству холдинга выкупить права на данный оригинал-макет как на объект авторского права и компенсировать моральный и материальный ущерб, нанесенный ему в результате неправомерного использования созданного им произведения.

Несложно догадаться, что устное обращение дизайнера руководство холдинга проигнорировало и отказалось что-либо возмещать, и автор обращается в суд с иском о признании действий холдинга неправомерными и выплате соответствующей компенсации. Причем сумма иска была осознанно завышена. После длительного судебного процесса было вынесено решение удовлетворить исковые требования в полном объеме. Молочники не смогли выполнить предписание суда, и предприятие было успешно обанкрочено.

Хотелось бы привести еще один пример, потому что такие ситуации являются характерными и актуальными для многих компаний, переживающих раздел имущества между соучредителями.

Одна новосибирская компания много лет успешно работала на рынке консалтинга. И, как это часто бывает, соучредители по каким-то причинам решили разойтись. И в данном случае происходит не справедливый раздел имущества" а элементарный захват. Один из соучредителей при появлении первых признаков разногласий обратился к патентным поверенным и зарегистрировал на себя все, что мог: торговую марку, логотип, базы данных и другие объекты интеллектуальной собственности, благодаря которым работала данная компания. Далее этот предприимчивый соучредитель переманивает часть сотрудников компании и начинает работу, создав новое юридическое лицо.

Естественно, за этим следует борьба за клиентов, которых оповещают, что все права на продукты, предлагаемые первой компанией, принадлежат ушедшему соучредителю, поэтому работать надо исключительно с ним. У потребителей консалтинговых услуг срабатывает защитный механизм: «зачем же мне работать с нарушителем авторских прав, если на него в любой момент может обрушиться шквал проверок, лучше я последую совету и буду обслуживаться в „чистой“ компании».

Даже остановив захватчиков предприятие не застраховано от неприятностей. И здесь, скорее всего, начнется следующий этап корпоративного сражения, только агрессор предстанет в другом обличье. Теперь его можно назвать гринмэйлером, проще говоря -- корпоративным шантажистом. Между прочим, этот вид нападения захватчик может использовать с самого начала с целью обогащения, а не прибегать к нему как к запасному варианту.

Теперь давайте рассмотрим ситуацию, когда рейдер консолидировал пакет приблизительно от 10% до 25% + 1 акция. Положение скупщика несколько отличается от описанного выше, поскольку в этом случае законодатель дал в руки шантажисту более эффективные инструменты. А именно: собственник 10%-ного пакета имеет право назначить своего наблюдателя за регистрацией акционеров, прибывших на общее собрание (для этого надо всего лишь заблаговременно письменно уведомить правление АО). Если наблюдателю удастся обнаружить какое-то нарушение и запротоколировать его, то можно подать иск в суд с требованием признать на этом основании недействительными решения, принятые на общем собрании. Конечно, представители акционерного общества могут постараться под любым предлогом не допустить на регистрацию наблюдателя от собственника 10%-ного пакета, но этот факт уже сам по себе достаточен для подачи иска. Кроме того, обладатель 10%-ного пакета может вносить в повестку дня собрания дополнительные вопросы, но, пожалуй, нет смысла рассматривать эту возможность, так как действенным инструментом ее назвать нельзя. Хотя вполне можно потрепать нервы топ-менеджменту компании-цели.

Десятипроцентник может требовать от АО проведения внеочередного собрания акционеров, и если общество в течение 20 дней не дает положительного ответа, то владелец 10%-ного пакета акций может сам созывать собрание. Гринмэйлер нередко прибегает к такому методу, как проведение лжесобраний, то есть просто составляет фальшивые протоколы с нужными ему результатами, а затем уведомляет партнеров, клиентов, банковские учреждения, например, о смене руководства на предприятии-мишени. Можете себе представить, какая начинается неразбериха. А как только все выяснится, шантажист сфабрикует еще один протокол внеочередного собрания акционеров о ротации кадров в управляющих органах и снова уведомит об этом всех контрагентов.

В арсенале владельца 10%-ного пакета акций есть и такое средство психологического воздействия на АО, как требование от ревизионной комиссии общества провести проверку финансово-хозяйственной деятельности предприятия. Если будет хотя бы минимальная зацепка в финансовой отчетности, она будет использована для того, чтобы составить иск в суд.

Если же рейдер скупил более 25% акций, то это уже можно расценивать как /достижение. Фактически он прошел полпути к победе. Теперь он может не просто саботировать работу общества, высасывая исковые требования пальца, а блокировать деятельность АО по-настоящему. Ко всем вышеперечисленным инструментам воздействия на АО у агрессора появляется возможность блокировать все решения, требующие принятия тремя четвертями голосов акционеров, участвующих в собрании. Эти решения касаются:

изменения устава общества;

прекращения деятельности общества;

создания и прекращения деятельности дочерних предприятий, филиалов и представительств общества.

Таким образом, без согласия лица, скупившего более 25% акций, общество не сможет решить ни одного принципиального вопроса. К примеру, вопроса открытия/закрытия «дочек», так часто возникающего у развивающихся компаний. В итоге АО будет вынуждено само идти на контакт с агрессором и искать компромисс.

И в завершение хочется обратить внимание на то, что гринмэйл легко может перерасти в захват, а неудачный захват -- в успешный гринмэйл.

ЛІТЕРАТУРА

1. Гусев В. С., Демин В. А., Кузин Б.І. и др. Экономика и организация безопасности хозяйствующих субъектов, 2-е изд. — СПб.: Питер, 2008. — 288 с.

2. Одинцов А. А. Экономическая и информационная безопасность предпринимательства: учеб. пособие для вузов. — М. :академия, 2008. — 336 с.

3. Малюк А. А. Информационная безопасность: концептуальные и методологические основы защиты информации. Учеб. Пособие для вузов. -М.: Горячая линия -Телеком, 2004. — 280с.

4. Курочкин А. С. Управление предприятием: Уч. пособие. — Киев, 2009.

5. Амитан В. Н. Экономическая безопасность: концепция и основные модели // Економічна кібернетика. — 2009. — № 3−4. — С. 13−20.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой