Механизмы психологической защиты

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Понятие, виды и механизмы действия психологической защиты

1.1 Понятие психологической защиты, ее виды

1.2 Базовые стратегии психологических защит

1.3 Механизмы специфической и неспецифической психологической защиты

1.4 Приемы манипулятивнго воздействия

Глава 2. Основные методы психологической защиты руководителя

2.1 Защита путем умственных действий

2.2 Защита путем разрядочных реакций

2.3 Защита путем комического

2.4 Защита путем привычной деятельности

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

Попытки управлять человеком, группой людей и иными человеческими общностями нередко натыкаются на сопротивление последних. В этом случае перед инициатором управляющего воздействия открываются два пути:

попытаться заставить выполнить навязываемое им действие, то есть сломить сопротивление (открытое управление);

замаскировать управляющее воздействие так, чтобы оно не вызвало возражения (скрытое управление).

Понятно, что применить второй способ после провала первого невозможно -- намерение разгадано и адресат настороже.

Ко второму способу прибегают тогда, когда предвидят сопротивление и потому сразу делают ставку на скрытость воздействия.

Фактически в каждой группе людей есть лицо, которое влияет на других, причем часто незаметно, и другие бессознательно подчиняются ему.

Скрытое управление производится помимо воли адресата и допускает возможное несогласие последнего с тем, что предлагается (иначе инициатору нет оснований скрывать свои намерения).

Морально ли тайно управлять другим человеком против его воли? Это зависит от степени моральности целей инициатора. Если его цель -- получить личную выгоду за счет жертвы, то, безусловно, аморально. Скрытое управление человеком против его воли, приносящее инициатору односторонние преимущества, мы называем манипуляцией. Инициатора, управляющего воздействием, будем называть манипулятором, а адресата воздействия -- жертвой (манипуляции).

Таким образом, под манипуляцией понимают скрытое от адресата побуждение его к изменению отношения к чему-либо, принятию решений и выполнению действий, необходимых для достижения манипулятором собственных целей. Обязательным условием манипуляции является сохранение адресатом иллюзии самостоятельности принятия решений, а не «наведение» их извне. При этом адресат признаёт себя ответственным за свои поступки.

Скрытое управление может преследовать вполне благородные цели. Например, когда родитель вместо приказов незаметно и безболезненно управляет ребенком, ненавязчиво подвигая его к действиям в правильном направлении. Или то же самое во взаимоотношениях руководителя с подчиненным. В обоих случаях объект управления сохраняет свое достоинство и сознание собственной свободы. Такое скрытое управление не является манипуляцией.

В общем случае скрытого управления инициатора управляющего воздействия будем называть управляющим субъектом или просто субъектом, или отправителем воздействия. Соответственно адресата воздействия будем называть управляемым объектом или просто объектом (воздействия).

Конечно же каждый знает о том, что в мире его существует манипуляция. Однако встречается она гораздо чаще, чем человек может предположить. Все известные формы массовой культуры составляют необыкновенно разнообразный аппарат обработки сознания. Однако в данной работе своё основное внимание уделено не манипуляции самой, а возможностям защиты от неё.

Цель данной работы — раскрыть механизмы действия психологической защиты. Определить основные методы психологической защиты руководителя

Указанная цель предполагает решение таких задач, как

· раскрытие понятия «психологической защиты»

· изучение стратегии психологической защиты

· рассмотрение механизмов специфической и неспецифической психологической защиты.

· рассмотрение основных приемов манипулятивнго воздействия

· изучение основных способов психологической защиты руководителя, таких как защита путем умственных действий, защита путем разрядочных реакций, защита путем комического, защита путем привычной деятельности.

Решение указанных задач поможет выделить основные методы психологической защиты, рассмотреть их содержание и раскрыть основные аспекты выбранной темы.

Основными методами исследования по данной теме являются:

сравнительный метод;

аналитический метод;

исследовательский метод;

метод наблюдения.

Объектом исследования в данной работе являются руководитель, подвергающийся психологической манипуляции.

Предметом исследования являются методы психологической защиты.

Данная курсовая работа состоит из введения, двух частей, заключения, приложения. В первой части работы будут рассмотрены теоретические основы понятия «психологическая защита», ее виды, базовые стратегии, механизмы специфической и неспецифической психологической защиты, приемы манипулятивнго воздействия. Вторая часть посвящена рассмотрению основных способов психологической защиты руководителей от манипулятивного воздействия.

В приложении даны три теста для руководителей: тест на психологическую устойчивость, тест на независимость, тест на объективность.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ И МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ

1.1 Понятие психологической защиты, ее виды

В психологической литературе понятие «психологическая защита» тесно связана с понятием целостности личности. Особое внимание уделяется самооценке, чувству уверенности, самоуважению, Я-концепции, представлению о себе, индивидуальности. Психологической защите может подвергаться как любая целостность, будь то организация, группа людей, семья, отдельный человек, психика в целом, так и поведенческие проявления (привычки, стили жизни, умения), когнитивные структуры (мнения, знания, мировоззрения), мотивационные образования (желания, вкусы, предпочтения). Происходит это оттого, что единое Я защищает самое себя целиком, свои проявления и качества. В ответ на нарушение или угрозу нарушения психологических границ, которое способно нанести ущерб целостности личности или её индивидуальной обособленности, возникает защита в условиях межсубъектной борьбы. Такая защита называется психологической защитой. В. Ф. Бассин рассматривает психологическую защиту как психическую деятельность, направленную на спонтанное изживание последствий психической травмы. И. В. Тонконогий говорит, что психологическая защита — это способы переработки информации в мозге, блокирующие угрожающую информацию. В. С. Ротенберг определяет ее как механизмы, поддерживающие целостность сознания. В. М. Воловик, В. Д. Вид — как механизм компенсации психической недостаточности. А К. Роджерс — как поведенческий ответ организма на угрозу, цель которого поддержать нынешнюю структуру Самости.

В данной работе «психологическая защита» понимается как употребление субъектом психологических средств устранения или ослабления ущерба, грозящего ему со стороны другого субъекта.

В зависимости от защищающего субъекта и от направленности можно выделить 2 группы психологических защит.

Во-первых, это могут быть соответственно межличностные и внутриличностные защиты, и, во-вторых, защиты бывают специфическими и неспецифическими.

Внутриличностные защиты возникают в условиях внутриличностной борьбы, которые ведут между собой относительно самостоятельные личностные подструктуры. Это могут быть, например, отдельные желания человека, его умения, предпочтения, самоуверенность, самооценка. Каждая из этих подструктур определяет особенности внутреннего мира человека и формирует его внешнее поведение. Каждая из них имеет свои собственные устремления, которые, по меньшей мере, не совпадают, а иногда и противоречат друг другу. Происходит естественная конкуренция между ними. Когда эта конкуренция перерастает во внутриличностную борьбу, возникает необходимость в психологических защитах, которые уберегают одни внутрипсихические образования от ущерба со стороны других. Такие психологические защиты называются внутриличностными.

Вот как говорит об этом К. Роджерс: «Когда существует несогласованность, но индивид не осознаёт этого, он потенциально уязвим тревожностью, угрозой и дезорганизацией. Если значимое противоречие становится столь ясно, что оно должно быть сознательно воспринято, то индивид будет под угрозой и его Самость дезорганизуется этим противоречием. В этом случае с целью сохранения структуры Самости выступает в действие защита»

Межличностные защиты обнаруживаются там, где речь идёт о борьбе межличностной. Так как люди, вступающие в общение, являются носителями несовпадающих желаний, между ними естественным образом возникают противоречия, которые вызывают стремление защищаться. Предметом межличностных защит является индивидуальная целостность, соотносимая с индивидуальной обособленностью, и направленная против силы желаний и устремлений оппонента.

В зависимости от направленности выделяются специфические и неспецифические психологические защиты.

Специфические психологические защиты — это защиты, которые направлены на характер угрозы. По сути, они напоминают процесс решения проблем. Они представляют собой поисковые действия в проблемной ситуации. Такие защитные действия сориентированы на стандартный, часто повторяющийся вид угрозы. Вследствие этого, специфические психологические защиты могут превратиться в автоматические, стать привычкой. Такой вид защит обеспечивает детальный анализ характера угрозы. Результатом этого анализа будет ощущение, образ.

Неспецифические психологические защиты направлены на сам факт угрозы. Такие защиты имеют дело с характеристиками ситуации взаимодействия. Они в наибольшей степени подвержены стереотипизации и генерализации. Благодаря этому виду защит время задержки реакции сильно сокращается. Факт присутствие угрозы действует как ключевой раздражитель, который запускает автоматическую психическую реакцию, состоящую из базовых защитных установок. Неспецифические защиты обеспечивают быстрый анализ силы угрозы. Результатом их работы является эмоциональная оценка.

1.2 Базовые стратегии психологической защиты

Существует большое количество способов защиты от манипуляций, но всё же все они состоят из переплетения шести так называемых базовых защитных установок. А именно: уход, изгнание, блокировка, управление, замирание и игнорирование

Уход — увеличение дистанции, прерывание контакта, удаление себя за пределы досягаемости влияния агрессора. Крайним выражением этой стратегии может считаться отчуждение, полная замкнутость в себе, отказ от контактов с людьми. Обычным проявлением этого вида защит является смена темы беседы, прерывание беседы под благоприятным предлогом, уход от контактов с неприятными людьми.

Изгнание — увеличение дистанции, удаление агрессора. Предельным выражением такой защиты является убийство. Часто проявляется в увольнении с работы агрессора, изгнание его из дома, осуждение, колком замечании, насмешке (частичное убиение какой-либо части агрессора: привычки, характера и т. д.)

Блокировка — контроль воздействия, выставление преград на его пути. Предельное выражение — полная самоизоляция посредством активизирования отдельных статусов и подсистем. Повседневное применение в виде смысловых и семантических барьеров («Я не понимаю, о чём Вы говорите»), ролевые барьеры («я на работе»).

Управление — контроль воздействия, исходящий от агрессора, влияние на него. Предельное выражение — подчинение себе другого человека. Привычные способы использования таких защит — жалобы, плач, подкуп, попытки подружиться, спровоцировать желаемое поведение. Сюда же относиться и манипуляция, защитного происхождения.

Замирание — контроль информации о самом субъекте, её намеренное искажение или сокращение. Крайняя форма — оцепенение. Чаще всего проявляется в сокрытии чувств, обмане.

Игнорирование — контроль информации об агрессоре, искажённое восприятие агрессора или угрозы с его стороны. Предельная форма выражения — утрата адекватности восприятия, иллюзии. Обычно проявляется как стереотипизация (он просто дурачится), объяснение манипуляции позитивными намерениями (мне желают добра).

Все эти базовые защитные установки можно попарно объединить между собой, опираясь на степень пассивность/активность. Получаются следующие пары: уход — изгнание, блокировка — управление, замирание — игнорирование. Каждая пара имеет своё поле действие. Уход — изгнание создаёт дистанцию с агрессором, блокировка — укрытие управляет потоком воздействия, замирание — игнорирование работает с информационным каналом.

Важно помнить, что базовые защитные установки являются лишь направляющими защитных действий. В жизни они часто используются в композиции и переплетении. Например, достаточно частый женский приём «в слезах выбежала вон» имеет в себе как собственно сам уход, так и управление (плач).

1.3 Механизмы специфической и неспецифической психологической защиты

Исходя из определения самой неспецифической защиты, не трудно понять, что механизмы ее начинают своё действие в ответ на сам факт присутствия угрозы и не учитывают её характера. Так как манипуляция чаще всего бывает скрытая, наличие угрозы адресатом воспринимается в основном неосознанно. Защитные действия также не воспринимаются сознанием, а в случаях, когда они замечаются, им находятся вполне здравые объяснения. Например, уход, проявляющийся в попытках изменить что-либо во внешней обстановке, может иметь такие объяснения: «Вы не возражаете, если я открою форточку? Здесь очень душно». Есть некоторые особо часто встречающиеся проявления действий механизмов неспецифических защит:

лёгкое покачивание головой в горизонтальной плоскости в момент, когда адресат уже почти готов согласиться (неосознанное управление);

острые позывы в туалет, которые возникают у адресата, в наиболее важный для манипулятора момент (неосознанное бегство);

подавленное состояние, замедленные движения в момент, когда манипуляция начала действовать, но адресат ещё не понял, что произошло (неосознанное замирание).

Среди механизмов специфических защит в зависимости от уровня, на котором они действуют, можно выделить три подвида.

К механизмам специфических психологических защит первого уровня относятся те, что имеют связь с особенностями угрозы, которую несёт манипуляция. Действуют они в собственно личностных структурах. Основной мишенью любой манипуляции являются собственно личностные структуры оппонента, а основной путь к цели — расщепление этих структур. «Для того, чтобы чужое слово вошло в сознание как „своё“, необходимо, чтобы в этом сознании было „место“ для другого, готовность встретиться с другим голосом и услышать его. Это возможно только в том случае, если другой уже живёт в сознании, если он является не внешним воспринимаемом объектом, а внутренним содержанием сознания».

Манипулятор стремиться усилить своего союзника, ослабить противоречащие ему мотивы. Чем меньшее количество внутренних субъектов участвует в конфликте, тем проще человеку проконтролировать его исход. Часто, с целью изолировать одну подструктуру, манипулятор, обращаясь к адресату, ведёт разговор с одной из его социальных или статусных ролей. Это, например, фраза «В конце концов, ты ж отец, запри сына дома и не выпускай его недели две!». Лучшим способом защиты в такой ситуации будет вспомнить и другие ролевые позиции. Например, ответ «Да, но я ему ещё и понимающий друг, а не просто строгий отец-тиран» вполне спасёт Вас от воздействия.

Поскольку самостоятельный поступок совершается всей личностью в целом, с согласия всех её подструктур, защита от манипуляции — это в первую очередь защита целостности личности, уничтожение структур, которые работают в пользу манипулятора.

Механизмы специфических психологических защит второго уровня это защиты имеющие связь с автоматизмами — психическими процессами, которые реализуют манипулятивное воздействие. Здесь механизмы защиты соотносятся с механизмами манипуляции. Поскольку манипулятор стремиться проникнуть во внутренний мир адресата, зацепить его слабые места, последний старается каким-либо образом закрыться, не позволить «задеть» себя. В явном виде такое сопротивление в жизни встречается редко и проявляется в словах. Например, такие фразы как «не сыпь мне соль на рану», «не лезь мне в душу», «не терзай раны», «оставь меня в покое» являются чистым препятствием манипуляции. В основном борьба между манипулятором и адресатом здесь происходит за контроль над автоматизмами (психологические процессы, составляющие механизмы манипулятивного влияния).

Важнейшая задача для адресата на этом уровне — не позволить манипулятору запустить механизм работы автоматизмов, не дать ему завладеть ими. «Американские психологи утверждают, что у каждого человека есть тысячи автоматических программ. Одной из таких программ поведения является, например, рукопожатие, когда человек протягивает руку, Вы автоматически протягиваете свою в ответ. Но что произойдет, если он не поздоровается, а, к примеру, возьмет Вас за запястье. Он нарушит программу. Вы не знаете, что делать дальше, у Вас отсутствует следующий шаг, к которому можно перейти. И это самое время он даете Вам определенную инструкцию, внушение: „Мы сегодня обязательно должны закончить все дела“. Если манипулятор просто прервёт рукопожатие и ничего больше не сделает, то человек, с которым поздоровались таким странным образом, будет в недоумении. Здесь важно словесное внушение».

Наиболее эффективным проявлением защит автоматизмов считается непредсказуемость. Если реакцию адресата нельзя предугадать, то манипулятору не к чему подстраиваться, его планы рушатся. Однако, в силу социальной культуры, человек живёт под властью, во-первых, сложившихся в обществе стереотипов поведения и мышления, во-вторых, ожиданий и требований окружающих его людей, поэтому непредсказуемость не поощряется.

Так, например, эффективной защитой от манипуляции, связанной с прерыванием автоматизма, который указан выше, будет одергивание руки, но, с другой стороны, этот жест считается проявлением неуважения, невоспитанности.

Ещё один способ защиты на этом уровне — задержка автоматических реакции. Этот приём может проявляться в том, что адресат будет действовать осторожнее, затрачивать больше времени на принятие решений. Например, увидев в магазине многочисленные рекламы, первым появляется ощущение необходимости в каждом из предлагаемых предметов, однако, если обдумать ситуацию позже, например, дома, эта необходимость отпадает сама собой, остаётся лишь потребность в действительно нужных Вам вещах.

Способы «непредсказуемость» и «задержка автоматических реакций» в активном состоянии могут проявляться как спонтанно и намеренное трансформация предлагаемого Вам образа. Например, при покупке автомобиля, на создаваемый торговым агентом образ скорости, плавности и удобства, можно припомнить, сколько сил и денег уходит на бензин и запчасти.

К механизмам специфических защит третьего уровня относятся те защиты, которые связаны с используемыми манипулятором средствами.

Так как защиты этого уровня связаны со средствами воздействия, которые использует манипулятор, перечислить все возможные защиты нельзя в силу разнообразия средств самой манипуляции. Здесь можно выделить две наиболее общие стратегии защиты.

Первая такая стратегия связана с разрушением технологических элементов воздействия и подразумевает под собой встречную активность адресата. Этот процесс похож на борьбу «кто кого». В ответ на желание манипулятора скрыть факт воздействия возникает стремление вскрыть его намерения, сделать «всё тайное явным». Проявляться такие защиты могут как уточнения с недоверчивой интонацией, сомнения, цепляние к словам, прямые вопросы: «Куда Вы клоните?», «К чему этот разговор?», «Скажите прямо, чего Вы хотите».

В ответ на психологическое давление адресат, скорее всего, станет искать такую силу, в котором он имеет преимущество. Например, Вы можете заранее разработать темы и сюжеты разговора с оппонентом. Однако здесь возможна борьба и в той же среде, что выбрал манипулятор. Например, в ответ на замедление темпа разговора с целью «вымотать» терпение адресат может выбрать темп ещё более медленный, размышляя попутно о своём. Эффект такого противодействия усиливается неполной включённостью адресата в разговор.

Вторая стратегия специфических защит этого уровня связана с использованием технологических элементов воздействия в своих интересах. Часто она представляет собой встречную манипуляцию, итогом которой является стремление переиграть манипулятора. Например, Ваш собеседник в ходе разговора как бы случайно уходит от темы. Адресат может поддержать отвлечение, но на иную, более выгодную ему тему, или просто, выслушав оппонента, вернуть разговор к первоначальной тематике. Возможно также, угадывая намерения манипулятора, уточнить прямо, правильно ли Вы поняли их. Если цель оппонента неблаговидна, то, скорее всего, манипулятор откажется от неё. Приняв это высказывание, Вы можете согласиться вести беседу «на тему» дальше, смысл её для манипулятора будет потерян.

1.4 Приемы манипулятивного воздействия

Так как манипуляция чаще всего носит тайный характер, далеко не всегда можно точно определить факт её существование в каком-либо конкретном событии. Однако следует предположить, что, изучая действия оппонента, можно выделить те из них, в которых это присутствие встречается довольно часто. Общим признаком наличия манипулятивных попыток является «нарушение баланса тех или иных переменных взаимодействия». Здесь можно выделить несколько известных воздействующих приёмов:

Прежде всего, в этом аспекте следует упомянуть приём, который опирается на накопленный опыт общения с конкретным человеком. Вполне логично предположить, что, пережив однажды манипулятивное воздействие со стороны какого-то человека, Вы не «попадётесь» на тот же крючок позже. Так ребёнок, который «утопает в слезах», находясь в магазине, где ему не покупают куклу, забывает о «горе» уже через какое-то мгновение. Естественно, что родители, зная о цели «приступа» и его непродолжительности, не поддаются слезам.

Неверное соотношение выигрыш-плата. Проявляется такой приём в том, что получаемый результат не соответствует вложенным усилиям. Например, Вы внезапно получаете приз, но не принимали участия ни в каких розыгрышах, лотереях. Однако такое неверное соотношение может присутствовать из-за допущенных ошибок в планировании сил. Например, Вы хотите уговорить партнера заключить какую-либо сделку, рассчитывая затратить на уговоры все имеющиеся у Вас доводы. партнер соглашается, как только звучит само предложение. Ошибка расчета заключается в том, что Вы не учли того, что партнер сам хотел заключить подобную сделку.

Дисбаланс в распределении ответственности за совершаемые действия и принятые решения. Это случаи, когда адресат вдруг неизвестно откуда становится «обязанным», «должным» что-либо сделать. Или же наоборот — с Вас вдруг, без особых на то причин, сняли ответственность за принятии какого-то решения.

Деформация уравновешенности элементов ситуации. Здесь следует обратить внимание на необычность компоновки или подачи информации, смещение внимания на второстепенные детали. Например, так: «Когда от Вас требуется подписание важного документа, и Вы пытаетесь сосредоточиться на нем, Ваш деловой партнер может, к примеру, спросить: „Какой ручкой Вы обычно любите подписывать документы, шариковой или чернильной“. „Шариковой“, -- допустим, ответите Вы. Психолог Милтон Эриксон называл это иллюзией выбора или ложным чувством альтернативы. Мало того, что в данном случае Ваше внимание переводят на предмет, не имеющий никакого отношения к делу, так еще, если задуматься, Вам предлагают выбор без выбора. У некоторых людей, ко всему прочему возникает неосознанное чувство благодарности за проявленный интерес к своей персоне, а, отвечая на вопрос, человек как бы сам соглашается с тем, что подписывать этот документ ему придется своей любимой шариковой ручкой».

Г. С. Мельник пишет, что «в практике СМИ широко используются такие методы, когда отношение аудитории к тем или иным явлениям окружающей среды формируется с помощью упрощенных представлений (стереотипов, имиджей, мифов, слухов), которые внедряются в поток „организованных“ новостей, автоматически вызывая в массовом сознании либо отрицательную, либо положительную реакцию на конкретное событие».

Несоответствие информации, передаваемой разными каналами. Например, при внимательном изучении собеседника можно заметить несовпадение вербальной и невербальной информации. Если адресат знаком с невербальной спецификой, то заметить «подвох» не будет чересчур трудно.

Стремление стереотипизировать поведение адресата воздействия. Чаще всего этот приём проявляет себя как обращение к некоторым Вашим ролевым или статусным позициям, стремление адресоваться к Вашим привычкам или установившимся ритуалам.

Странный дефицит времени на принятие решения. Например, после непродолжительного обсуждения проблемы, ссылаясь на намеченные планы, оппонент собирается уходить, но ждёт от Вас ответа непременно сейчас.

В гипнозе психологами часто используется такой прием, как «отрицательная команда». На этом приёме собственно построены некоторые рекламные акции. Такой прием «могут применить и во время деловой беседы, если в доброжелательно-шутливом тоне, без какого-то тайного подтекста скажут: „Будьте внимательны при ознакомлении с этими документами, не расслабляйтесь, не теряйте контроль, Вы должны все тщательнейшим образом проверить. А то сейчас многие обманывают“. После таких слов Вы можете абсолютно проникнуться доверием к своему возможному партнеру и обнаружить, что начали терять контроль, расслабляться и вообще готовы хоть сейчас подписать все, что Вас попросят. Если Вы чувствуете нечто похожее, то лучше перенести рассмотрение документов на следующий день».

Также манипулятивное воздействие можно проследить и прислушиваясь к своим собственным состояниям. Здесь, помимо явных сигналов, есть смысл вспомнить о так называемых предчувствиях, бессознательных защитах, внимание на которые, к сожалению, люди обращают в основном уже после воздействия. Часто можно слышать фразы «То-то он показался мне таким странным», «в какой-то момент в голове пронеслась мысль о нечестной игре» или «а у меня ведь возникало чувство, что это ловушка».

К таким бессознательным защитам следует отнести:

Партнер, с которым происходит взаимодействие, вызывает непонятное раздражение у адресата. Вполне возможно, что антипатия вызвана стремлением оппонента завоевать Ваше внимание в большей степени, чем Вы того желаете. Или же, возможно, что неприязнь возникает как ответ на какое-то стремление, которое уже проявилось в действии манипулятора.

Чувство ущемления своего авторитета. Навязчивое желание доказать свою силу, продемонстрировать преимущество над партнёром вполне может являться ответной реакцией на стремление манипулятора овладеть поведением адресата воздействия, управлять им. Однако здесь следует быть крайне осторожным, так как, если подобные намерения становятся хоть сколь заметны и носят «полутайный» характер, то, скорее всего, следует увидеть в них попытку спровоцировать демонстрацию силы.

Неожиданное изменение фоновых состояний. Часто напряжение, агрессия, суетливость возникает как реакция на ущерб, нанесение которого адресат воздействия воспринимает бессознательно.

Что касается явных внутренних сигналов при попытке воздействия, то здесь можно назвать следующие:

Частое и явное проявление психических автоматизмов. Манипулятор намеренно запускает действие автоматизмов адресата.

Состояние суженности сознания. Оно может выражаться в неясном ограничении обсуждаемых тем, идей или в постановке только ситуативных, промежуточных целях (в ущерб перспективным, главным).

ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ РУКОВОДИТЕЛЯ

2.1 Защита путем умственных действий

Умственные действия являются способом и психической адаптации, и психологической защиты. Главным, предметом адаптационно-защитных умственных действий является значимость: оперирование значимостью неприемлемых по тем или иным причинам психических содержаний с целью ее снижения, а следовательно, уменьшения степени их травматогенности: способности вызывать переживания, которые вообще (для данного индивида) или в конкретной ситуации не могут быть реализованы конкретными действиями. Здесь возможны следующие варианты;

¦ Снижение значимости неприемлемого способом занижения его оценки (принцип: «это -- ерунда», «это -- пустяки»).

¦ Снижение значимости неприемлемого способом масштабирования -- противопоставления (принцип: «ничтожный объект между Западом и Востоком»).

Это способ оппозиции положительного содержания неприемлемому. При этом значимость положительного всячески завышается. Одним из проявлений метода оппозиции являются всякого рода побочные увлечения («хобби»), которые индивид настойчиво культивирует, отдавая этому все свободное время.

¦ Снижение значимости неприемлемого способом ослабления связи (принцип: «какое мне до этого дело», «это меня не касается»).

¦ Снижение значимости неприемлемого способом «изоляции» (принцип: «всё прекрасно, и лишь одно «но»). Дело в том, что возможна иррадицация в центральной нервной системе возбуждения, соответствующего неприемлемому содержанию, вплоть до убеждения «плохо всё». Поэтому индивид убеждает себя в том, что у него «всё и во всём хорошо, кроме одного». Это позволяет не только предотвращать распространение отрицательно окрашенного возбуждения по центральной нервной системе, но и дает также возможность сконцентрироваться на решении конкретной проблемы, «не расплываясь мыслию по древу».

¦ Снижение значимости неприемлемого способом дезактуализации («мне это всё давным-давно известно»). Смысл: раз известно давно, и ничего плохого не произошло, значит, это не так уж плохо или опасно.

Очевидно, что все перечисленные выше способы оперирования значимостью полностью соответствуют принципу, сформулированному римским императором и философом Марком Аврелием (121−180): «измени отношение к вещам, которые тебя беспокоят, и ты будешь от них в безопасности».

К умственным действиям относятся и вопросы жизненной стратегии. Вот они:

¦ Понимание вероятностного характера любого достижения и успеха, что позволяет легче переносить неудачи. Как бы руководитель ни был уверен в своей способности преодолевать трудности и достигать целей, он должен учитывать, что не только «невозможное бывает возможным», но и наоборот: возможное оказывается невозможным. В этом случае невозможность желаемого не будет неожиданной, а отсюда и сниженная психическая травматогенность неудачи.

¦ Преобладание в сфере потребностей потребности познавать мир: никто не может помешать этому, как никто никому не может запретить дышать одним с ним воздухом. Поэтому ориентация руководителя на познание всегда дает ему достаточно положительных эмоций, и не случайно, в одной и той же ситуации одному может быть интересно, а другому--скучно.

¦ Умение сравнивать свои достижения и свое положение не только с теми, у кого «лучше», но и с теми, у кого «хуже». И всегда помнить о цене успеха: ничего никому даром не дается, за все приходится так или иначе, сейчас или потом платить. Важно это четко осознавать, чтобы не думать, что «есть на свете счастливые люди, а я вот -- несчастен»

¦ Материальные блага всегда ограничены в количестве, и никогда всем в равной мере чего-либо не достается. В связи с этим периодически возникают ситуации дележа: свалки, склоки, ссоры. Важно понимать: собравшиеся в одном месте для дележа оставляют при этом вокруг много свободного пространства и надо уметь оглянуться и поискать еще неоткрытые кем-то возможности. Главное -- не лезть в гущу дележа, а внимательно смотреть вокруг: всегда найдется достаточно много интересного для каждого. Умей найти свое и относись к чужому как к неинтересному!

¦ Возможны две жизненных стратегии: сверх укрепленность (принцип «осажденная крепость») и принцип «затеряться на фоне» -- не «возникать», не «заявлять о себе» без убедительной необходимости к этому.

Отношение к окружающему, как к опасному, вызывает постоянную актуализацию потребности самосохранения, а с нею -- и постоянное психологическое напряжение. Отношение же к окружающему как к подобному тебе позволяет считать его более дружественным, и поэтому не вызывает психологического напряжения. Иначе говоря, любому руководителю надо уметь не придумывать себе опасностей, а к реальной опасности относиться технологично. И главное -- относиться к неприятному, как к явлению объективному, а не чьему-то злому умыслу. Надо помнить, что какого бы ты высокого мнения о себе ни был, окружающие заняты прежде всего собственными делами и проблемами. И у каждого этих дел и проблем достаточно много, чтобы оставалось время специально думать о том, как бы тебе сделать плохо.

¦ Стремление многих руководителей быть всегда и во всем первым и самым главным опасно для психики. Во-первых, это признак отсутствия самодостаточности: он все время вынужден сравнивать себя с другими и отслеживать различия в положении и достижениях. Во-вторых, положение первого и самого главного опасно постоянным психическим напряжением: ведь самому главному легко стать не самым главным, утратить часть своего статуса. Положение же одного из первых, но не самого первого, намного выгоднее: те же преимущества положения, но без того психического напряжения, которым сопровождается поддержание первенства.

К категории защитных умственных действий относится и нецензурная брань. Ее разрядочный характер очевиден: «выругался, и полегчало». Но это и определенные умственные действия, а не только условно-рефлекторные словесные штампы (вроде вошедшего в моду слова «блин», сочетающего в себе внешнюю приемлемость с потенциалом разрядки). Вообще же, именно брань четко демонстрирует замену физических (враждебных) действий словесными выражениями неодобрения. И в этом плане брань, в том числе и нецензурная -- несомненное достижение цивилизации! И чем больше людям приходится сдерживать свои физические действия, тем более отчетливой становится роль ругательств. Таким образом, брань -- это элементарная разрядочная реакция, а иногда -- и умственные действия. Конечно в силу определенных морально-этических причин брань не приемлима как метод психологической защиту руководителя.

Сам феномен психологической защиты очень важен для нормального функционирования психики. Однако эта защита должна быть лишь дополнением к активной деятельности, направленной на преобразование ситуации: то, что неразрешимо в реальной жизни, неразрешимо и в психике. Субъективность все же позволяет как-то смягчить эту неразрешимость, и поэтому осознанная активность субъекта, его целенаправленная деятельность сами являются важным защитным механизмом психики.

Теперь несколько элементарно-учебных примеров. Одним из «фрейдистских» способов «психологической защиты» является регрессия. Как она проявляется? Переходом индивида на предшествующие возрастные формы поведения: к примеру, женщина начинает вести себя с мужем, как ребенок, руководитель ведет себя с подчиненным как «ученик». Какова основа и в чем выгоды такого поведения? Во-первых, это, конечно, демонстративное снижение уровня притязаний: взрослый и в принципе равный по статусу начинает вести себя как младший по возрасту. Но ведь младший по возрасту -- это и младший по статусу (если не брать в счет ситуацию «молодой начальник»). Чем снижение уровня притязаний выгодно? Во-первых, снижением ответственности: ведя себя как ребенок, женщина тем самым перекладывает ответственность на мужчину, руководитель на подчиненного. Во-вторых, из положения младшего легко просить без напряжения: просьба к старшему — типичная поведенческая ситуация, и ребенка она никогда не напрягает, кроме случаев, когда взрослые на просьбы отвечают грубо. Итак, регрессия -- это не только «психологическая защита», но и выгодная (в ряде случаев) стратегия поведения: выигрыш в результате снижения уровня притязаний.

От подобного вида «регрессии» следует отличать другой ее вид, связанный с усвоением особенностей поведения индивида в связи с характером поведения окружающих.

К примеру, трехлетний больной ребенок, помещенный в палату к пяти — шестилетним, начинает вести себя сходным с ними образом. И напротив, шестилетний, помещенный к двух — трех — летним, как бы опускается до их уровня. Так что здесь имеют место и «регрессия», и «прогрессия». Так же руководитель, контактируя с подчиненными вынужден вставать на их уровень, чтобы облегчить взаимопонимание и избежать конфликтов.

Другой вид «психологической защиты» -- проекция. При ней индивид начинает другому приписывать свои недостатки. Типичная общественная ситуация -- эксплуатация образа врага. Дело в том, что собственное поведение индивида где-то не выдерживает критики (совестью) и изменить оценку неприемлемого он не может. Вот он и переносит отрицательную оценку на другой объект, который противопоставляет себе.

Еще один вид «психической защиты», -- отрицание. Оно может быть и осознаваемым, и неосознанным, и осуществляться различными способами. Здесь и условно-рефлекторное подавление (отвлечение) внимания от неприемлемого, и осознанное отрицание необходимости помнить о нем (по принципу: «не хочу об этом и думать»). Это и осознанное отрицание недостатков у индивида, от которого зависит твое положение: если уж приходится общаться с ним постоянно, то легче начать отрицать его, недостатки и стараться «входить в его положение», а то и приписывать ему положительные качества, чем испытывать постоянное напряжение в ситуациях общения с ним или мыслях о них. Следовательно, отрицание -- это не просто возражение или отказ, но и сложное оперирование с оценками и восприятием.

И несколько слов о защитной роли подражания. Очевидно, что подражание играет именно защитную роль в ситуациях неопределенности линии собственного поведения: индивид поступает, «как все», особенно не напрягаясь и не мучаясь сомнениями. В этом -- психотерапевтическое значение обмена жизненным опытом: следование примеру, образцу, «общепринятому». Здесь и душевное облегчение из-за отпадения необходимости «думать самому», и момент безопасности: раз уж «так делают все», значит, за это не накажут. Видимо, этот момент облегчает и мародерство: когда оно принимает массовый характер, все меньшее число индивидов испытывают страх при мысли о своем возможном участии в подобного рода действиях. К сему относится и смысл известной поговорки: «на миру и смерть красна».

2.2 Защита путем разрядочных реакций

При всей сложности центральной нервной системы и психики нарушения их функционирования сводятся главным образом к чрезмерному, застойному или неправильно канализирующемуся возбуждению. Подобного рода проблем с торможением, как правило, не возникает. Дело в том, что возбуждение сильнее торможения: оно связано с органическими факторами (обязательностью потребностных возбуждений) и отражает самое жизненную активность. Торможение же во многом условно, и его основная задача -- вводить возбуждение в определенные рамки.

Торможение обеспечивается вторичными нейропсихическими механизмами, и его осуществление всегда связано с определенным психическим усилием, тогда как распространение возбуждения -- это аналог некоему облегчению, которое, однако, затем начинает отягощать психику, если оказывается чрезмерным или застойным. Последнее для психики особенно затруднительно, поскольку предъявляет высокие требования к её выносливости и чревато функциональной травмой нервных клеток. Следовательно, и возбуждению, и активному торможению необходима именно разрядка.

В основе состояния удовлетворения лежит особого рода спад потребного возбуждения, и поэтому разрядка возбуждения всегда несет в себе некую привлекательность. По этой причине всеразрядочные (нейропсихические) реакции индивиду в той или иной степени приятны.

Наиболее универсальными разрядочными реакциями являются элементарные физические действия, а также смех, плач, брань. Они или имеют под собой готовые физиологические механизмы (смех и плач), или формируются -- с учетом особенностей воспитания (например, брань), или носят элементарно-рефлекторный характер («топнуть ногой»). Общая их черта: простота и доступность реализации. По этой причине подражать разрядочным реакциям проще и легче, чем каким-либо ещё.

Ещё один вид защитных реакций психики -- разрядка -- переключение. Их достоинство -- сочетание защиты психики от чрезмерного по силе и длительности возбуждения с повышением гибкости и разнообразия поведения. Во-первых, этим путем может происходить переключение нерастраченной энергии на удовлетворение другой потребности (выполняющей замещающую роль): человек с «удвоенной энергией» берется за что-то другое. При слабом развитии интеллекта и (или) слабости функции задержки возбуждения возможны немотивированные поступки так как эти переключения оказываются вне интеллектуального контроля.

В случае, когда важная потребность осталась неудовлетворенной, а защитного переключения (чрезмерного по интенсивности и длительности потребностного возбуждения) не произошло, развивается состояние фрустрации, которое является функцией общей потребностной неудовлетворенности. В его механизме можно выделить три компонента.

Во-первых, это распространение -- вследствие индукции -- торможения по центральной нервной системе, что неблагоприятно влияет на все прочие формы деятельности индивида (то есть направленные на удовлетворение иных потребностей) и проявляется общей его угнетенностью, подавленностью, депрессией.

Во-вторых, это общая повышенная раздражительность вследствие снижения порогов восприятия разного рода информации. Сам по себе это -- один из механизмов информационного обеспечения достижения потребностного результата. Например, голодный человек обостренно воспринимает запахи пищи; хотя и менее демонстративно, обостряются также зрение и слух. Снижение порогов восприятия является результатом не самого по себе длительного возбуждения очага, а отражением сохраняющегося потребностного состояния. В данном же случае это ведет к тому, что человек «цепляется по пустякам», раздражается по поводу того, что раньше вообще не привлекало его внимания: развивается свойственное неврозу состояние раздражительной слабости.

В-третьих, это отрицательные эмоции -- досада, огорчение, разочарование -- вследствие отрицательного подкрепления ситуации, в которой потребный результат оказался недостижимым, потребность неудовлетворенной. Эти эмоции обращаются как против внешних факторов (включая и других людей), так и против самого себя -- собственной неспособности к успешным действиям. Они тоже требуют разрядки.

Если подобного рода состояние продолжается длительно, срабатывает защитный механизм более сложного и менее экономичного, чем описанные выше, уровня -- происходит перестройка мотивации, целеполагания, смыслообразования. Это позволяет снизить статус представительства длительно неудовлетворяемой потребности среди прочих и тем самым уменьшить ее энергетизацию (то есть соответствующие ей возбуждения). В свою очередь это ведет к уменьшению возможных неблагоприятных последствий неразрядившегося возбуждения для всего нейропсихического содержания потребностного цикла. При этом обычно требуется и специальная работа мысли -- то есть умственные действия: человек начинает убеждать себя в том, что «не так уж это было и нужно», что «есть вещи поважнее» и т. д. Если же индивидуальная пластичность центральной нервной системы оказывается недостаточной, а взаимоотношения мотивации, целеполагания, смыслообразования -- ригидными (инертными), развивается устойчивое состояние невроза, требующее лечения

2.3 Защита путем комического

Комическое -- это путь реализации личностно-смыслового типа психической защиты. Действительно, рассмеяться -- это совсем не то, что плюнуть с досады: последнее более характерно для мотивационно-целевого типа защиты.

Каждое слово -- это «точка» пересечения множества смысловых линий (логических цепей), каждое понятие может быть использовано во множестве разнообразных контекстов. В результате этого меняется и содержание высказывания, и его значимость. На этой многозначности базируется многое, в том числе и то, что называют комическим.

Когда человек в ходе мышления достигает некоего результата, он испытывает удовольствие, источник которого -- удовлетворение одной из базисных потребностей: потребности в новой информации. Одного человека больше радует новое во внешнем мире, другого -- во внутреннем. Напротив, когда ход мысли сталкивается с затруднениями (а главная их причина и форма их существования -- противоречие, несоответствие, несовпадение), эта потребность оказывается неудовлетворенной. Возникает неприятное состояние некоторой напряженности, которое отягощает дальнейшее течение мыслей и ухудшает настроение. Решение мыслительной задачи (устранение противоречия) ведет к разрядке этого напряжения, что «оборачивается» удовольствием. Внешним проявлением этого удовольствия является улыбка или смех. Таким образом, удовольствие в ходе мышления возникает по двум причинам:

¦ неожиданное нахождение нового (чем неожиданнее, тем интереснее!);

¦ устранение препятствия ходу мысли (разрешение возникшего противоречия или несоответствия).

Чем сильнее противоречие или несоответствие, тем больше препятствий дальнейшему ходу мысли и тем сильнее застойное возбуждение, отягощающее психику. Соответственно, тем большее удовольствие при его разрядке: благодаря нахождению смысла, которого поначалу как бы и не было. Смысл -- это главный и наиболее действенный результат мышления.

Остроумие -- это результативное оперирование смыслом. В первую очередь, это способность найти смысл там, где он неочевиден. Возможны такие варианты:

¦ нахождение смысла в том, что представляется его лишенным;

¦ сопоставление несопоставимого и отдаленного, в результате чего (неожиданно) возникает (выявляется) смысл;

¦ перенос смысла с одного высказывания на другое, казалось бы для этого непригодное;

¦ выявление второго смысла у высказывания, изначальный смысл которого считался единственно возможным;

¦ нахождение для смысла достойной его формы (по принципу «краткость -- сестра таланта»): ёмкой смысловой формулы--определения -- то есть краткого словосочетания, в которое смысл вмещается полностью.

Остроумие всегда имеет творческий характер: обычно это мысленное воссоздание в одном контексте другого, иногда противоположного по значимости. А это возможно лишь благодаря углублению в содержательный потенциал многозначности. Кроме того, основной чертой остроумия является неожиданность: именно с ней связано наибольшее интеллектуальное удовольствие.

Остроумное высказывание -- это всегда задача на смысл: выявление, перемещение, преобразование, подмена… И всегда в остроумном высказывании эта задача оказывается решенной: смысл найден, или преобразован, или перемещен (сдвинут, перенесен). Наиболее частый характер остроумных высказываний:

¦ бессмыслица, в которой обнаруживается смысл;

¦ несоответствие, которое оборачивается соответствием;

¦ «явная глупость», которая -- при более глубоком проникновении -- оборачивается умной мыслью;

¦ различные части высказывания оказываются неожиданно связанными весьма нетривиальным образом;

¦ «заведомо ошибочное» (неверное), которое оказывается глубинно верным.

Разрядка психического напряжения, возникающего при затруднении (тупике) мысли может происходить двумя способами: первый -- логический, второй -- физиологический. Первый -- это как раз и есть путь остроумия. Если же мы не в состоянии разрешить имеющееся противоречие (несоответствие), нам остается только посмеяться: мысль отказывается идти дальше. Причем здесь важно дополнительное условие: имеющееся противоречие ничем нам не угрожает, не несет какого-либо ущерба.

Комическое -- это противоречие или несоответствие в мысли или ситуации, которое может разряжаться путем смеха. Этим оно отличается от остроумия, где противоречие разряжается логическим путем: путем (продолжения) суждения. Понятно, что «поле» комического уже «поля» остроумного: оно оперирует только противоречием (несоответствием), и никакой особой работы со смыслом здесь нет. Но у комического есть особенность: несоответствие (противоречие) мы или не в состоянии разрешить и поэтому смеемся, или же нам неохота его разрешать, и мы предпочитаем посмеяться. Потому что разрешение данного несоответствия (противоречия) ничего привлекательного нам не сулит: лишь банальность.

Итак, в остроте тупик (затруднение) мысли устраняется, в комическом он остается, но затем разряжается иным путем. При этом надо учитывать, что противоречия (несоответствия) обычно насыщаются эмоциями: удивлением, недоумением, порою даже возмущением. А затем вся их энергия преобразуется в энергию смеха -- типичной разрядочной реакции.

Смех -- физиологическая реакция, возникающая для разрядки психического напряжения, возникающего вследствие препятствия ходу мысли. Прежде всего, смех -- это физиологическая реакция, служащая разрядке избыточного или застойного возбуждения в центральной нервной системе. В смех могут вкладываться различные эмоции: как положительные (радостный смех) так и отрицательные (различные виды неодобрительного смеха: саркастический, язвительный). Следовательно, смех как элементарная физиологическая разрядочная реакция может модулироваться нашим отношением к объекту, вызвавшему смех. Наличие такого модулирования проявляется возникновением интонаций. А выражение нашего отношения определенным образом действует на тех, кому смех адресован или тех, кто является объектом смеха. С учетом этого можно выделить три вида (уровня) смеха:

¦ элементарно-разрядочный;

¦ интеллектуализированный;

¦ социально-регулятивный.

Элементарно-разрядочный смех. Это тот смех, который обычно кажется «беспричинным»: для него не видно внешнего основания. Он возникает, когда на какой-то момент смешным становится всё: покажи палец -- тоже смешно. Дело здесь в накоплении психического напряжения, причем индивид его может и не осознавать, будучи погружен в ситуацию. Это -- смех из сферы подсознания.

Интеллектуализированный смех -- это смех, модулированный определенным отношением к объектам и основанию для него, и вполне осознанный. При этом индивид сначала воспринимает основание для смеха, потом уже начинает смеяться. Если оснований для «большого» смеха недостаточно, индивид ограничивается улыбкой или усмешкой.

Улыбка более непосредственна, чем усмешка: она выражает лишь радость и симпатию. Напротив, усмешка модулирована различными нюансами отношение индивида к объекту смеха.

Социально-регулятивный смех. Во-первых, смех в присутствии другого человека такую функцию обретает автоматически: присутствующие воспринимают и «усваивают» не только интенсивность (как фактор заразительности) смеха, но и характер оснований для него. Важно: кто, как и над чем смеётся.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой