Механизмы психологической защиты и фрустрация в медицинской психологии

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Контрольная работа

По предмету: «Медицинская психология»

Тема: «Механизмы психологической защиты и фрустрация в медицинской психологии»

Санкт- Петербург

2009 год.

Механизмы психологической защиты

В современной психологической литературе могут встречаться различные термины, касающиеся феноменов защиты. В самом широком смысле защита — это понятие, обозначающее любую реакцию организма с целью сохранить себя и свою целостность. В медицине, например, хорошо известны разнообразные явления защитных реакций сопротивления заболеванию (сопротивляемость организма) или защитные рефлексы организма, такие, например, как рефлекторное моргание глаза как реакция на быстро приближающийся объект или отдергивание руки от горячей поверхности. В психологии же наиболее часто встречаются термины, касающиеся явлений психологической, а не только биологической, защиты — защитные механизмы, защитные реакции, защитные стратегии, невротические защиты и защитность как свойство личности. Кроме того, в экспериментальной психологии был обнаружен широко известный теперь феномен перцептивной защиты, который заключается в резком повышении порогов восприятия ''табуированных'', т. е. запретных слов, объектов, ситуаций.

В настоящее время психологической защитой считаются любые реакции, которым человек научился и прибегает к их использованию неосознанно, для того чтобы защитить свои внутренние психические структуры, свое ''Я'' от чувств тревоги, стыда, вины, гнева, а также от конфликта, фрустрации и других ситуаций, переживаемых как опасные (например, для кого-то это может быть ситуация принятия решения).

Исторически первым ученым, создавшим достаточно стройную теорию защитных механизмов ''Я'', был известный австрийский врач и психоаналитик Зигмунд Фрейд. Эта часть созданной им теории и практики психоанализа была встречена с пониманием учеными, представляющими смежные с психоанализом области медицины (особенно психиатрии) и психологии и впоследствии была развита многими психологами, хотя не все они разделяли психоаналитический взгляд на природу защитных механизмов. В настоящее время термин ''защитный механизм'' обозначает прочный поведенческий защитный паттерн (схему, стереотип, модель), образованный с целью обеспечить защиту ''Я'' от осознавания явлений, порождающих тревогу. Термин ''поведенческий'' требует здесь некоторого уточнения. Для одних авторов он означает внешне наблюдаемые паттерны мышления, чувствования или действия, которые функционируют как обходные маневры, как избегание тревожащих явлений или как трансформаторы того, что порождает чувство тревоги или ощущение тревоги. Этот взгляд больше присущ психологам и психиатрам не психоаналитической ориентации, но признающим бессознательную природу защитных механизмов. Для других же авторов, придерживающихся более психоаналитического понимания природы защитных механизмов, внешне наблюдаемые и регистрируемые виды защитного поведения (а также, разумеется, чувства и мысли, связанные с ним) являются всего лишь внешними, иногда даже частными проявлениями внутреннего, скрытого, интрапсихического процесса, который, по их мнению, как раз и является истинным защитным механизмом. Для этих авторов внешне наблюдаемое, регистрируемое поведение является только защитной реакцией в отличие от механизма, который обеспечивает конкретные реакции.

Основными и общими для разных видов защитных механизмов чертами, как считали Фрейд и все его последователи, является то, что они: а) бессознательны, т. е. человек не осознает ни причин и мотивов, ни целей, ни самого факта своего защитного поведения по отношению к определенному явлению или объекту, б) защитные механизмы всегда искажают, фальсифицируют или подменяют реальность. Вообще, следует отметить, что проблемой тревоги занялись гораздо раньше представители психоаналитической, а не психологической школы, и уже в первых своих работах, посвященных защитным механизмам, Фрейд указывал, что существует два основных способа справляться с тревогой. Первым, более здоровым способом, он считал способ взаимодействия с порождающим тревогу явлением: это может быть и преодоление препятствия, и осознание мотивов своего поведения, и многое другое. Вторым же, менее надежным и более пассивным, способом является способ справиться с тревогой за счет бессознательной деформации реальности (она может быть внешней или внутренней), т. е. способ формирования какого-либо защитного механизма. Интересно, что в современной психологии эта идея обрела новое звучание в виде разделения понятий защитные стратегии и стратегии совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу событиями. Стратегии совладания могут быть различны, но они всегда осознаны, рациональны и направлены на источник тревоги (например, студент, тревожащийся по поводу конкретного экзамена, может выбирать различные стратегии для подготовки к нему и успешного его прохождения). Защитные же стратегии предполагают бессознательное, нерациональное поведение в виде, например, забывания времени экзамена, потери конспектов или зачетки; возникновения психологической зависимости от какого-нибудь человека; импульсивного злоупотребления алкоголем, курением; переедания и даже серьезных соматических заболеваний.

Основные защитные механизмы различаются по определенным параметрам: по степени обработки внутреннего конфликта, по способу искажения реальности, по степени количества энергии, затрачиваемой субъектом на поддержание того или иного механизма, по степени инфантильности (т.е. зависимости от предыдущей определенной стадии развития данного человека) и, наконец, по типу возможного душевного расстройства, возникающего вследствие прибегания к тому или иному защитному механизму. Все это в той или иной мере описывает возможные варианты динамической трансформации наших желаний под давлением тревоги, угрозы, внешних или внутренних ограничений, требований реальности, т. е. того, что Фрейд метко назвал ''судьбой влечения''. Используя свою известную трехкомпонентную структурную модель психики (''Оно'', ''Я'' и «Сверх Я'' в русской терминологии или Ид, Эго, Супер-Эго в зарубежной), Фрейд высказал предположение о том, что некоторые защитные механизмы появляются с самых первых моментов жизни человека, что позже было подтверждено многочисленными экспериментальными исследованиями и клиническими наблюдениями за детьми.

Описано много механизмов психологической защиты. Охарактеризуем вкратце основные из них:

1. Вытеснение. Это процесс непроизвольного устранения в бессознательное неприемлемых мыслей, побуждений или чувств. Фрейд подробно описал защитный механизм мотивированного забывания. Он играет существенную роль в формировании симптомов. Когда действие этого механизма для уменьшения тревожности оказывается недостаточным, подключаются другие защитные механизмы, позволяющие вытесненному материалу осознаваться в искаженном виде. Наиболее широко известны две комбинации защитных механизмов: а) вытеснение + смещение. Эта комбинация способствует возникновению фобических реакций. Например, навязчивый страх матери, что маленькая дочка заболеет тяжелой болезнью, представляет собой защиту против враждебности к ребенку, сочетающую механизмы вытеснения и смещения; б) вытеснение + конверсия (соматическая символизация). Эта комбинация образует основу истерических реакций.

2. Регрессия. Регрессировать — это значит идти вспять, возвращаться назад, что можно представить себе как в логическом и пространственном, так и во временном смысле; обычно это означает возврат к предыдущим, более инфантильным формам отношений со значимыми объектами желаний и формам поведения (мышления, чувствования, действий). В целом регрессия — это переход к менее сложным, менее структурно упорядоченным и к менее расчлененным способам реагирования, которые были характерны в детстве. В норме регрессия проявляется в играх, в реакциях на неприятные события (например, при рождении второго ребенка малыш первенец перестает пользоваться туалетом, начинает просить соску и т. п.), в ситуациях повышенной ответственности, при заболеваниях (больной требует повышенного внимания и опеки). В патологических формах регрессия проявляется при психических болезнях, особенно при шизофрении.

3. Проекция. Это механизм отнесения к другому лицу или объекту мыслей, чувств, мотивов и желаний, которые на сознательном уровне индивид у себя отвергает. Нечеткие формы проекции проявляются в повседневной жизни. Многие из нас совершенно некритичны к своим недостаткам и с легкостью замечают их только у других. Мы склонны винить окружающих в собственных бедах. Проекция бывает и вредоносной, потому что приводит к ошибочной интерпретации реальности. Этот механизм часто срабатывает у незрелых и ранимых личностей. В случаях патологии проекция приводит к галлюцинациям и бреду, когда теряется способность отличать фантазии от реальности.

4. Изоляция — это механизм защиты, распространенный при неврозе навязчивости: изоляция какой-то мысли или поступка, разрыв их связей с другими мыслями или другими сторонами жизни субъекта. Среди приемов изоляции — остановки в процессе мышления, использование формул и ритуалов и — шире — вся совокупность приемов, позволяющих прервать временную последовательность мыслей или действий.

5. Интроекция. Это процесс, посредством которого межличностные отношения преобразуются во внутриличностные. Действие механизма противоположно проекции. Интроекция выполняет очень важную роль в раннем развитии личности, поскольку на ее основе усваиваются родительские ценности и идеалы. Механизм актуализируется во время траура, при потере близкого человека. С помощью интроекции устраняются различия между объектами любви и собственной личностью. Порой вместо озлобленности или агрессии по отношению к другим людям уничижительные побуждения превращаются в самокритику, самообесценивание, потому что произошла интроекция обвиняемого. Такое часто встречается при депрессии.

6. Рационализация. Это защитный механизм, оправдывающий мысли, чувства, поведение, которые на самом деле неприемлемы. Рационализация — самый распространенный механизм психологической защиты, потому что наше поведение определяется множеством факторов, и когда мы объясняем его наиболее приемлемыми для себя мотивами, то рационализируем. Бессознательный механизм рационализации не следует смешивать с преднамеренными ложью, обманом или притворством. Рационализация помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины. В любой рационализации имеется хотя бы минимальное количество правды, однако в ней больше самообмана, поэтому она и опасна.

7. Интеллектуализация. Этот защитный механизм предполагает преувеличенное использование интеллектуальных ресурсов в целях устранения эмоциональных переживаний и чувств. Интеллектуализация тесно связана с рационализацией и подменяет переживание чувств размышлениями о них (например, вместо реальной любви — разговоры о любви). Этот термин чаще всего употребляется в отрицательном смысле: он обозначает главным образом преобладание в психоаналитическом курсе абстрактного мышления над переживанием и не признанием аффектов и фантазий.

8. Компенсация. Это бессознательная попытка преодоления реальных и воображаемых недостатков. Компенсаторное поведение универсально, поскольку достижение статуса является важной потребностью почти всех людей. Компенсация может быть социально приемлемой (слепой становится знаменитым музыкантом) и неприемлемой (компенсация низкого роста — стремлением к власти и агрессивностью; компенсация инвалидности — грубостью и конфликтностью). Еще выделяют прямую компенсацию (стремление к успеху в заведомо проигрышной области) и косвенную компенсацию (стремление утвердить себя в другой сфере).

9. Реактивное формирование. Этот защитный механизм подменяет неприемлемые для осознания побуждения гипертрофированными, противоположными тенденциями. Защита носит двуступенчатый характер. Сначала вытесняется неприемлемое желание, а затем усиливается его антитеза. Например, преувеличенная опека может маскировать чувство отвержения, преувеличенное слащавое и вежливое поведение может скрывать враждебность и т. п.

10. Отрицание. Это механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне. Поведение таково, словно проблемы не существует. Примитивный механизм отрицания в большей мере характерен для детей (если спрятать голову под одеялом, то реальность перестанет существовать). Взрослые часто используют отрицание в случаях кризисных ситуаций (неизлечимая болезнь, приближение смерти, потеря близкого человека и т. п.).

11. Смещение. Это механизм направления эмоций от одного объекта к более приемлемой замене. Например, смещение агрессивных чувств от работодателя на членов семьи или другие объекты. Смещение проявляется при фобических реакциях, когда тревожность от скрытого в бессознательном конфликта переносится на внешний объект.

Это явление наблюдается прежде всего в анализе сновидений, однако оно лежит также в основе психоневротической симптоматики, а в более общем виде — любого бессознательного образования. В тех различных психологических образованиях, где психоанализ обнаруживает смещение, оно явно выполняет защитную функцию: например, при фобиях смещение на фобический объект позволяет объективировать, локализовать, ограничить страх.

Одни из наиболее успешных механизмов защиты является механизм сублимации (произошел от термина, означающего в химии сухую возгонку вещества и подразумевает существенную трансформацию первоначального влечения). Это процесс, которым Фрейд объясняет формы человеческой деятельности, не имеющие видимой связи с сексуальностью, но порожденные силой сексуального влечения. В качестве основных форм сублимации обычно описывают художественное творчество и интеллектуальную деятельность. Сублимацией называется такое влечение, которое в той или иной степени переключено на несексуальную цель и направлено на социально значимые объекты. Иногда сублимацию рассматривают как особый случай механизма замещения.

Защитную функцию может нести и фантазия: воображаемый сценарий, в котором исполняется — хотя и в искаженном защитном виде — то или иное желание субъекта (в конечном счете, бессознательное).

Фантазии могут иметь различные формы: это осознанные фантазии, или сны наяву, и бессознательные фантазии, обнаруживаемые аналитиком в качестве структурной подосновы явного содержания, или, иначе, ''первофантазии''.

Фрустрация

Обычно под фрустрацией понимают такое психическое, которое возникает в результате противодействия каких-либо факторов, блокирующих удовлетворение потребностей и мотивов, исполнения намерений и действий. В ряде случав фрустрация приводит к дезорганизации сознания, деятельности и поведения человека (Якунин В.А., 1981). В соответствии с определением Розенцвейга С. фрустрация «имеет место в тех случаях, когда организм встречает более или менее непреодолимое препятствие или обструкции на пути к удовлетворению какой-либо жизненной потребности». В. Н. Панкратов (2001) определяет фрустрацию как психическое состояние острого переживания неудовлетворенной потребности.

Фрустрация (от лат. frustratio — обман, расстройство, нарушение планов) — это:

— психическое состояние, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения, вызываемых объективно непреодолимыми или субъективно воспринимаемыми трудностями, возникающими на пути к достижению цели или решению задачи;

— состояние краха и подавленности, вызываемое переживанием неудач (Петровская А.В., Ярошевский М. Г., 1998).

П.И. Сидоров, А. В. Парняков называют фрустрацией критическую ситуацию и одновременно состояние человека при невозможности реализации им тех или иных потребностей.

Фрустрация — состояние, когда на пути достижения значимой цели человек встречает непреодолимое препятствие; она определяется также как психическое состояние, вызванное неуспехом в удовлетворении потребностей, желания; это — переживание неудачи. Состояние фрустрации сопровождается различными отрицательными переживаниями — разочарованием, раздражением, тревогой, отчаянием. Согласно В. С. Мерлину, основными формами проявления эмоциональных реакций на фрустрацию является агрессия, досада, тревожность, подавленность, обесценивание цели или задачи.

Психическое состояние, вызванной фрустрацией, несомненно зависит от типа фрустратора. С. Розенцвейг выделил три типа таких ситуаций. К первому он отнес лишения, то есть отсутствие необходимых средств для достижения цели или удовлетворения потребности. В качестве примера «внешнего лишения», то есть случая, когда фрустратор находится вне самого человека, Розенцвейг приводит ситуацию, когда человек голоден, а пищу достать не может. Примером внутреннего лишения, то есть при фрустраторе, коренящимся в самом человеке, может служить ситуация, когда человек чувствует влечение к женщине и вместе с тем осознает, что сам он настолько непривлекателен, что не может рассчитывать на взаимность. Второй тип составляют потери. В качестве примера можно привести смерть близкого человека, сгоревший во время пожара дом и т. п. Третий тип ситуации — конфликт. Иллюстрируя случай внешнего конфликта, Розенцвейг приводит пример с человеком, который любит женщину, оставшуюся верной своему мужу. Пример внутреннего конфликта: человек хотел бы соблазнить любимую женщину, но это желание блокируется представлением о том, что было бы, если бы кто-нибудь соблазнил его мать или сестру.

Б.Г. Ананьев подчеркивал, что в большинстве случаев фрустраторы, дезорганизующие индивидуальное сознание и поведение человека, имеют преимущественно социальную природу и связаны с распадом и нарушением социальных связей личности, с изменением социального статуса и социальных ролей, с различными социальными и нравственными утратами.

Человек, планируя свое поведение на пути к достижению поставленных целей, одновременно мобилизирует блок обеспечения цели с определенными действиями. Говорят от энергетическом обеспечении целенаправленного поведения. Но представим себе, что перед запущенным в ход механизмом вдруг неожиданно возникает препятствие, то есть психологическое событие прерывается, тормозится. В месте прерывания или задержки психического события происходит резкое «затопление», повышение психической энергии. Запруда приводит к резкой концентрации энергии, к повышению активации подкорковых образований, в частности ретикулярной формации. Этот переизбыток нереализованной энергии вызывает чувство дискомфорта и напряжения, которое необходимо снять. Поведение в ситуации фрустрации может быть разным, оно зависит от многих факторов: от возрастных особенностей, личностных свойств, силы фрустратора, привлекательности цели, объема «запруженной» психической энергии.

Фрустрированная личность обычно переживает чувство страха и беспокойства, которые наиболее часто выражаются ею в агрессивных действиях. Это наблюдается как у отдельных индивидов, так и у социальных групп, когда они находятся в особо опасных ситуациях и нет возможности для выяснения вопроса о том, какие явления реально угрожают их существованию или социальному положению. Особенности проявления агрессивных тенденций определяются целостной личностной структурой. Так, например, по данным В. А. Якунина, к внешнеобвинительным реакциям в ситуации фрустрации склонны люди с относительно высокой эмоциональной лабильностью. Самообвинительное направление эмоциональных реакций характерно для лиц с высокой тревожностью и интроверсией, а также с повышенной робостью и покорностью. К безобвинительным реакциям чаще всего прибегают лица, обладающие высокими экстраверсией, подвижностью и динамизмом, большей уверенностью в себе и реалистичностью.

Если препятственно-доминативный тип реакции проявляется в большей мере у лиц со слабым опытом общения, то самозащитный тип реакции — чаще всего у лиц, характеризующихся высокой рафинированностью, проницательностью и утонченностью в общении, лиц, склонных к критике устоявшихся норм, правил, привычек и традиций. Эмоциональные реакции разрешающего типа оказались наиболее вероятными у лиц с повышенными тенденциями к консерватизму.

Особое внимание Якунин обращает на связь показателей эмоциональных состояний фрустрации с характеристиками интеллекта. Автор отмечает, что на статистически значимом уровне в прямой связи оказались показатели общего и невербального интеллекта и показатели внешнеобвинительных и самообвинительных реакций, при чем связь общего и невербального интеллекта с показателями внешнеобвинительных реакций положительная, а с показателями самообвинительных реакций — отрицательная. Все другие формы эмоциональных реакций связаны с показателями общего, невербального и вербального интеллекта лишь опосредованно, либо через систему взаимосвязи собственных показателей, либо через связи с другими характеристиками личности, с которыми интеллект находится в непосредственных корреляциях. Таким образом, по мнению Якунина, чем выше у человека интеллект, тем вероятнее ожидать от него эмоциональной реакции внешнеобвинительной формы. Лица же с менее высоким интеллектом более склонны в ситуации фрустрации брать вину на себя (Якунин В.А., 2004).

Фрустрация возникает в ситуации конфликта, когда удовлетворение потребности наталкивается на непреодолимые преграды. Фрустрационные ситуации вызываются конфликтами между актуально значимой потребностью и невозможностью ее осуществления, срывом мотивированного поведения (Панкратов В.Н., 1981). Необходимым признаком фрустрирующей ситуации, согласно большинству определений, является наличие сильной мотивированности достижения цели (удовлетворения потребности), а также преграды, препятствующей этому достижению. В соответствии с этом фрустрационные ситуации классифицируются, во-первых, по характеру фрустрируемых мотивов (базовые, «врожденные» психологические потребности — в безопасности, уважении, любви, фрустрация которых носит патогенный характер; приобретаемые потребности, фрустрация которых не вызывает психических нарушений) и во-вторых, по характеру барьеров. Барьеры, преграждающие путь индивида к цели, могут быть физическими (стены тюрьмы), психологическими (парализующий страх, интеллектуальная недостаточность) и социокультуральными (нормы, правила, запреты). Барьеры делятся также на внешние и внутренние. Внутренние барьеры препятствуют достижению цели, внешние барьеры не дают людям выйти из ситуации. («Помни, ты же девочка!»).

Фрустрационная напряженность.

Эффект возникающий в сознании человека, оказавшегося под воздействием совокупности фрустрационных ситуаций, получил название фрустрационной напряженности. «Этим термином обозначается интенсивность проявления психофизиологических механизмов адаптации организма к фрустрирующим условиям. Непомерно высокая фрустрационная напряженность при адаптационных нарушениях ведет к чрезмерному усилению функций нервной и гормональной систем организма и тем самым способствует истощению его резервных возможностей» (Панкратов В.Н., 2001).

Фрустрация несет в себе негативные и позитивные эффекты.

Позитивные эффекты фрустрации связаны с мобилизацией психологических ресурсов, открывающей возможность для личностного развития и роста. Усиливающееся в состоянии фрустрации напряжение может помочь человеку обрести новый взгляд на ситуацию в целом (переоценка ситуации), пересмотреть свои предыдущие действия и увидеть новые и ранее не замечаемые обходные пути ее достижения. Может также обнаружиться альтернативная цель, вполне удовлетворяющая потребность (замена цели). При конструктивной фрустрации не только восстанавливается временно утраченное психологическое равновесие, но и происходит развитие личности. Человек обучается постановке реальных целей, умению манипулировать «точкой цели». Отказываться от неосуществимого.

Возникновение роста напряженности может проявляться в том, что расширение поля поиска решения приводит к осознанию возможности подходящей замены цели. По многим факторам определяют, что будет воспринято как подходящая замена; не самую незначительную роль в этом играет простая доступность.

Существуют и негативные эффекты фрустрации. Увеличение напряженности и эмоциональное возбуждение при фрустрации могут оказаться настолько велики, что под воздействием аффекта будет утрачиваться конструктивность действий: человек начнет волноваться, впадать в панику, терять контроль. Может возникнуть и когнитивная ограниченность — станут невозможными рациональные процессы размышления и адекватности принятия решений. Высокий уровень фрустрации приводит к дезорганизации деятельности и снижению ее эффективности. Частые фрустрации приводят к формированию отрицательных черт поведения — агрессивности, возбудимости, враждебности, негативизму.

Часто повторяемые фрустрации могут создать у личности постоянную агрессивность. Это явление известно в психологии под названием «свободно плавающего гнева», ищущего объекты для своей реализации. Агрессивность нередко направляется на собственную личность, когда человек чувствует себя беспомощным перед внешними фрустрирующими силами. В подобных случаях наблюдается, например, направленная самокритика, склонность к самобичеванию, самоосуждение, а также тенденция к самокалечению и в крайних случаях — к суицидальным действиям.

Толерантность к фрустрации.

Существует определенная пороговая величина уровня напряжения, превышение которой приводит к деструктивным эффектам фрустрации. Эту величину часто определяют как устойчивость, или толерантность к фрустрации. Под фрустрационной толерантностью понимается способность человека противостоять разного рода жизненным трудностям без утраты психологического равновесия. Толерантность к фрустрации является переменной величиной и зависит от величины напряжения, типа ситуации, особенностей личности. Один и тот же человек в различных обстоятельствах оказывается способным выдержать разную степень напряженности. При высоком уровне развития личности предполагается сознательный отказ от фрустрирующих целей и выдвижение новых, более приемлемых и достижимых.

Существуют различные формы толерантности. Наиболее желательным, по-видимому, следует считать психическое состояние, характеризующееся, несмотря на наличие фрустраторов, спокойствием, рассудительностью, готовностью использовать сложившееся как жизненный урок, но без особых сетований на себя, что означало бы не толерантность, а собственно состояние фрустрации.

Возникновение фрустрации не только обусловлено объективной ситуацией, но и зависит от особенностей личности человека. Имеют значение такие черты, как эгоцентризм с сосредоточенностью на собственных субъективно-значимых интересах, с повышенной чувствительностью к нарушению этих интересов (обидчивость), инфантилизм с недостаточной дифференцированностью личностной структуры.

Поведение в ситуации фрустрации.

Поведение в ситуации фрустрации может быть самым разным. Это зависит от многих факторов: от возрастных особенностей, личностных свойств, от силы фрустратора, привлекательности цели, от объема «запруженной» психической энергии.

Выделяют несколько основных видов фрустрационного поведения:

— двигательное возбуждение — бесцельные неупорядоченные поведенческие реакции;

— апатия (во фрустрационной ситуации ребенок ложится на пол и смотрит в потолок);

— агрессия и деструкция — разрушение окружающего, причинение вреда, нанесение ущерба;

— стереотипизация — тенденция к слепому, бессмысленному повторению фиксированных форм поведения;

— регрессия, которая понимается либо как «обращение к поведенческим моделям, доминировавшим в более ранние периоды жизни индивида» либо как «примитизация» поведения (понижение конструктивности поведения, падение качества исполнения, упрощение поведенческих схем).

Н. Майер, характеризуя фрустрационное поведение, обозначает его как «поведение без цели»: «…поведение фрустрированного человека не имеет цели, оно утрачивает целевую ориентацию». Майер иллюстрирует свой тезис примером, в котором двое людей, спешащих купить билет на поезд, затевают в очереди ссору, затем драку, и оба в итоге опаздывают. Это поведение (драка) не содержит в себе цели добывания билета, поэтому является не адаптивным (удовлетворяющим потребность), а фрустрационно спровоцированным. Х. Хакхаузен считает, что фрустрационное поведение последовательно проходит три стадии: первоначально в ответ на ситуацию фрустрации возникает агрессия, затем депрессия, затем апатия. Э. Фромм полагает, что фрустрационное поведение представляет собой попытку, хотя частично и бесполезную, достичь фрустрационной цели. По мнению Ф. Е. Василькова (1984), ситуация фрустрации осуществляется в двух измерениях — по линии утраты контроля со стороны воли, т. е. дезорганизации поведения, или по линии утраты контроля со стороны сознания, т. е. утраты «мотивосообразности» поведения.

психологический защита фрустрация

Список литературы

1. Психология личности. Том 1. Хрестоматия. / Под редакцией Райгородского В. К. — Ростов-на-Дону: «БАХРА-М», 2001.

2. Психология. / Под редакцией Крыловой Н. Р. — М.: Академия, 2003.

3. Р. Кочунас. Основы психологического консультирования (интернет: http: //azps. ru/list/196. html);

4. Медицинская психология: Новейший справочник практического психолога/ сост. С. Л. Соловьева. — М.: АСТ; СПб.: Сова, 2007. — 575,[ 1] с.: ил.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой