Мир после 11 сентября: геополитический аспект

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

на тему:

«Мир после 11 сентября: геополитический аспект»

План

Введение

I Глава. Взгляды Е. М. Примакова на сущность и роль терроризма в конце XX — начале XXI века.

II Глава. Оценка Е. М. Примакова геополитических изменений в мире после теракта 11 сентября 2001 года.

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

Политическая глобализация, которая проявляется в современном мире, ведёт к активным взаимодействиям различных государств, к объединениям их в союзы и блоки. Объединение в союзы происходит на основе общности интересов стран в политике, экономике, культуре. Поэтому явно видна конфронтация, столкновение интересов различных союзов государств. Особенно эта конфронтация проявляется между развитыми и развивающимися странами, между странами Запада и Востока. Как следствие этих острых противоречий на международной арене появляются террористические организации с ортодоксальной направленностью, которые специфическими методами пытаются достичь своих целей, отличных от целей каких-либо групп государств.

Поэтому особо остро стоит проблема более тесного взаимодействия государств, блоков государств в области борьбы с террором.

В настоящее время в мире создаются различные организации и штабы по борьбе с терроризмом и защите от него. Не осталась в стороне и Россия, которая активно включилась в международную деятельность по борьбе с терроризмом.

Цель моей курсовой работы — проанализировать взгляды политического деятеля Евгения Максимовича Примакова на сущность и роль терроризма в современном мире; проанализировать его оценку геополитических изменений в мире после теракта 11 сентября 2001 года и того, к чему могут привести эти изменения Россию и весь остальной мир.

При написании курсовой работы я руководствуюсь понятиями геополитики и терроризма.

Геополитика — одно из фундаментальных понятий теории международных отношений, характеризующее место и конкретно-исторические формы воздействия территориально-пространственных особенностей положения государств или блоков государств на локальные, региональные, континентальные и глобальные международные процессы Политология. Энциклопедический словарь. М. 1993. С. 58.

Определение понятия терроризма во всех источниках разное.

В своей же работе я буду опираться на более полное определение этого понятия, данного в ст. 3 Федерального закона «О борьбе с терроризмом». Терроризм — это насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» 25июля 1998 года № 130-ФЗ. // Библиотечка Российской газеты. Выпуск № 13. 2003. С. 11.

В курсовой работе я использую следующие исторические источники:

I. Документы государственных и управленческих структур

К этой группе относится Конституция Р Ф, по которой только президент РФ осуществляет руководство внешней политикой РФ (ст. 86);

Федеральный закон РФ «О борьбе с терроризмом», принятый Государственной Думой 3 июля 1998 года и подписанный президентом РФ 25июля 1998 года — № 130-ФЗ.

Настоящий Федеральный закон определяет правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федерации, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных объединений и организаций независимо от форм собственности, должностных лиц и отдельных граждан, а также права, обязанности и гарантии граждан в связи с осуществлением борьбы с терроризмом Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» 25июля 1998 года № 130-ФЗ. // Библиотечка Российской газеты. Выпуск № 13. 2003. С. 6.

II. Труды политических лидеров

К этой группе относится работа Евгения Примакова «Мир после 11сентября», в которой автор раскрывает содержание международного терроризма, анализирует события 11 сентября 2001 года и их влияние на геополитику.

III. Периодическая печать

К этой группе относятся статьи Е. Пахомова и Б. Виноградова, в которых содержатся интересные факты из жизни бен Ладена, а также последние данные о военной операции в Афганистане и Ираке.

IV. Ресурсы Интернет

К этой группе относятся заметки историка Л. Баткина «Мир после 11 сентября», а также статья М. Маргелова «11 сентября: вопросов все еще больше, чем ответов», в которых содержатся представления авторов о геополитических изменениях в мире после 11 сентября 2001 года.

На основе анализа этих источников можно раскрыть цели курсовой работы.

I Глава. Взгляды Примакова на сущность и роль терроризма в конце ХХ — начале ХХI века

11 сентября 2001 года произошел самый масштабный террористический акт за всю историю человечества. После эмоционального шока наступило время раздумий и осмысления ситуации. Этому и посвящена книга Е. М. Примакова «Мир после 11 сентября».

У Примакова террор — это специфические методы достижения целей, главным образом политических, путем убийства государственных деятелей и расправ над мирным населением Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. М. 2002. С. 7.

Террор имеет не только достаточно длительную историю, но и прошел определенную эволюцию. Чтобы разъяснить феномен международного терроризма в его наиболее острой форме, проявившейся 11 сентября 2001 года, Примаков останавливается на качественной эволюции террора в XIX — ХХ веках.

В ХIХ — начале ХХ века террор был связан с националистской деятельностью, объектами его были политические деятели. Примеров этому много, но самый красноречивый — убийство русского царя Александра II преступной группой, во главе которой стояли Желябов и Перовская.

Убийство политических деятелей продолжались и во второй половине ХХ века. В 1963 году неизвестные лица убили президента США Джона Кеннеди, в 1984 году сикхские сепаратисты — премьер-министра Индии Индиру Ганди.

Но вместе с тем террористические акты стали направляться на мирных жителей. Применение газа зарина террористической сектой «Аум Синрикё» в токийском метро — бесспорное этому доказательство.

Террор стал затрагивать мирный жителей, но по-прежнему какое-то время оставался «внутристрановым», не выходя на международную арену. Баскские сепаратисты действовали только в «своей» Испании, «Аум Синрикё» проводила теракты только исключительно «у себя» в Японии.

В конце ХХ века во весь голос заявили о себе чеченские террористы. Террор, направленный против населения России, унес жизни сотен мирных жителей.

Примаков подчеркивает, что во второй половине ХХ века террор приобретает две особенности:

1. Он входит в число средств сепаратистских и экстремистских или политических движений.

2. Террор широко распространяется за национальные рамки и действует на международной арене.

Положение обострялось тем, что в своей международной разновидности терроризм сращивался с отдельными государствами и их структурами. Так, например, постшахский Иран на первых порах провозгласил лозунг «исламской революции» и осуществлял действия по ее проведению.

Но уже в конце ХХ века эта модель международного терроризма начала терять связи с государственными структурами. Иногда сохранялась финансовая или иная поддержка террористов отдельными странами, но и она шла на убыль. Это произошло благодаря действиям США, России и европейских стран. США делали ставку на санкции и военную силу, Россия же использовала в основном политические меры. Такой же позиции придерживались и страны Европейского союза. Е. М. Примаков подчеркивает, что и те, и другие сыграли огромную роль в становлении Ливии на мирный курс. Ливия перестала финансировать боевиков и вести их подготовку на своей территории.

В девяностые годы позитивные перемены произошли во внутренней жизни Ирана. Граждане этой страны стали поддерживать Хатеми, человека известного своей сдержанностью, призывами отказаться от экстремистской деятельности в общественной и религиозной жизни, во внешней политике. Хатеми выиграл выборы с большим отрывом, а в 2000 году, после выборов, в меджлисе главные позиции заняли реформаторы.

Естественно перемены в Иране произошли не без участия России и европейских стран, взявших курс на преодоление изоляции Ирана от внешнего мира.

Из особенностей терроризма на грани ХХ и ХХI веков Е. М. Примаков выделяет ослабление связей террористических групп с государственными структурами.

А уже в ХХI веке, по его мнению, мы столкнулись с новой разновидностью терроризма — самодостаточной системой, не связанной с каким-либо государством. И эта система заявила о себе 11 сентября 2001 года.

Что конкретно произошло 11 сентября в США? Е. М. Примаков описывает события этого дня: «11сентября 2001 года. Си-эн-эн «живьем» показывает, как самолет врезается в один из «близнецов» — небоскреб торгового центра в Нью-Йорке. Эту передачу ретранслируют во всём мире. Не успеваешь даже понять, что происходит, — наверное, не только у меня сначала мелькнула мысль об ужасной авиакатастрофе, но вдруг ошеломленная дикторша: «Смотрите, второй самолет врезается в соседний небоскреб!» Пожар, огонь растекается по фасаду, небоскреб на глазах оседает, дрCгой разваливается на части. В «близнецах» находились тысячи людей, большинство из которых погибли.

Одновременно еще один самолет врезался в здание Пентагона в Вашингтоне. Похищенный террористами четвертый самолет не дотягивает до цели — то ли до Белого дома, то ли до Капитолия" Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 6.

Таково было кульминационное проявление самодостаточного терроризма.

И если раньше только отношения между государствами, группами государств и возникающими и распадающимися их альянсами определяли ход развития международной обстановки, то теперь этого стало недостаточно.

И этому Е. М. Примаков дает простое объяснение: «Если бы организация, совершившая террористическое нападение на США, была связана с любым государством Ближнего, Среднего Востока, Африки или Юго-Восточной Азии, об этом бы знала по меньшей мере одна из разведок ведущих стран мира — Служба внешней разведки России, Центральное разведывательное управление США, британская МИ-6, германская БНД, французская, китайская, индийская или любая другая» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 13−14. Сам Примаков руководил Службой внешней разведки России, и его выводу о том, что любая спецслужба передала бы американцам информацию о готовившемся теракте, можно доверять.

А, как напоминает Примаков, подготовка к преступным акциям 11 сентября велась довольно долго: нужно было накопить финансовые средства, пройти подготовку террористам-смертникам для управления пассажирскими авиалайнерами, сфабриковать документы, не вызывающие подозрений. В осуществление этой операции должно было быть вовлечено огромное количество людей: необходимо было проникнуть на территории целого ряда аэродромов США, обойти контрольные пункты, похитить в небе синхронно 4 авиалайнера, уйти из зоны наблюдения аэродромных радаров и нанести синхронные удары по намеченным заранее целям. И все это произошло без единой утечки информации.

Вывод очевиден: все это подготовила очень мощная, многочисленная, финансово обеспеченная и действующая автономно нелегальная организация.

Как установили американцы, это организация — «Аль-Каида», ее руководителем является Усама бен Ладен. Когда Примаков писал книгу, американские спецслужбы только вели поиск информации об этой организации. И как пишет сам Евгений Максимович: «Надеюсь, что полученные данные не будут искусственно использованы против какого-либо государства-„изгоя“ и подтвердят автономный характер преступной организации» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 15. Но надеждам Примакова не суждено было сбыться. Операция сил американской коалиции началась и до сих пор продолжается в Ираке.

Однако Е. М. Примаков уверен, что есть все основания считать, что «на мировую арену вышли автономно действующие самодостаточные организации, использующие массовый террор как средство осуществления своих целей». Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 26.

И чтобы понять сущность терроризма в конце XX — начале XXI века, Примаков описывает биографию жизни бен Ладена, как лидера самой серьёзной террористической организации — «Аль-Каиды».

«Усама бен Мухаммад бен Ладен родился 28 июня 1957 г. В Саудовской Аравии. Он был семнадцатым из пятидесяти двух детей преуспевающего предпринимателя, создавшего в 1931 г. мощную строительную компанию «Сауди бен Ладен групп». Постепенно компания диверсифицировалась в разветвленную структуру, завоевавшую сильные позиции в нефтяной, химической промышленности, банковском деле, в телекоммуникациях и спутниковой связи. Эта структура имела в начале ХХI в. более 60 филиалов и дочерних компаний в Азии, Европе и США.

Единственный сын десятой жены Мухаммада после смерти отца унаследовал 250 млн. долларов. За двадцать лет Усама по меньшей мере удвоил или даже утроил это наследство, плюс немалые проценты, которые он получил, согласно беспрекословным саудовским обычаям, со строительных подрядов семьи. Следовательно, финансовые возможности Усамы Бен Ладена для создания и приведения в действие организации были достаточны.

Парадокс в том, что в становлении бен Ладена и его организации приняли участие американские спецслужбы" Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 19.

После окончания университета Усама начал участвовать в борьбе против советских солдат в Афганистане. А для того, чтобы СССР «увяз в Афганистане» бен Ладен создал «Мактаб аль-Хадамат» («Бюро обслуживания»). Эта организация создавала вербовочные пункты в разных странах для пополнения рядов боевиков, воевавших в Афганистане против советских солдат. Один из таких пунктов был открыт и в США. США же поставляло в Афганистан «стингеры», где они использовались против советских самолетов.

В общем, Е. М. Примаков полностью уверен, что бен Ладен тесно сотрудничал с ЦРУ. США сами подготовили себе врага № 1.

После окончания «холодной войны» деятельность бен Ладена и организованной им «Аль-Каиды» вышла из-под контроля США. Сначала деятельность Усамы не распространялась за пределы Афганистана, но в 1987 году, когда советские войска ушли оттуда, он трансформировал «Аль-Каиду» в антиамериканскую организацию. А в 1996 г. Усама издал религиозный призыв: «Именем господа мы призываем каждого мусульманина, который верит в Господа и хочет, чтобы ему воздалось за это, убивать американцев и присваивать американские деньги…» Пахомов Е. Капкан на моджахеда. // Журнал «Итоги». 1999. 16 ноября.

Так началась война бен Ладена с США. В 1998 г. произошли взрывы в посольстве США в столицах Кении — Найроби и Танзании — Дар-эс-Салам. Бен Ладен открыто одобрил эти акции, но сообщения о том, что они проверены «Аль-Каидой» не было. Усаме не нужна была «реклама», его организация уже стала тогда, по мнению Примакова, автономной и самодостаточной. И все, что писали о связях бен Ладена с Саудовской Аравией — неправда. Это Е. М. Примаков подтверждает наглядно: «…обеспокоенный возможной реакцией США режим Саудовской Аравии выдворил бен Ладена из страны (он возвратился туда после вывода советских войск из Афганистана), а затем лишил его и саудовского гражданства. Бен Ладен вынужденно покинул и Судан, куда перебрался из Саудовской Аравии, — Хартум тоже не захотел иметь из-за него неприятности.

Очевидно, не могли существовать доверительные связи Бен Ладена с Ираком. После оккупации иракскими войсками Кувейта не кто иной, как Бен Ладен, предложил саудовскому руководству направить на борьбу с Саддамом Хусейном тысячи своих боевиков, потерявших «работу» в результате вывода советских войск из Афганистана.

Не мог стать партнером бен Ладена и Иран, потому что лидер «Аль-Каиды» находился на стороне суннитов-талибов в их борьбе против преимущественно шиитского «Северного альянса», а шиитский Иран занимал резко противоположную позицию и боролся против организации «Талибан».

Талибы были единственными, с кем поддерживал отношения бен Ладен" Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 21. «Талибан» сознательно принял Усаму бен Ладена и оказывал содействие «Аль-Каиде» в Афганистане. А о том, что «Аль-Каида» не растворилась в движении «Талибан» и даже имела там врагов, свидетельствует то, что Хаксар, глава разведки талибов, предлагал США в 1999 году ликвидировать муллу Омара, друга бен Ладена. Но ответ от США так и не был получен. Хотя, по некоторым источникам Примакова, Хаксара связывало с США длительное знакомство, ведь и движение «Талибан», захватившее власть в Кабуле было создано военной разведкой Пакистана при участии ЦРУ.

Такую характеристику даёт Примаков деятельности бен Ладена.

Безусловно, после всего вышеизложенного можно сделать вывод, что представление о возможной угрозе со стороны «Аль-Каиды» в США были. Однако на очевидные факты там не обратили внимания. В прессе, начиная с 11 сентября 2001 года, по этому поводу появляется много мнений. Газета «Новые Известия» пишет, что «Шок, подобный шоку 11 сентября, вызвало у читателей утверждение, будто Джордж Буш заранее доподлинно знал о теракте, но ничего не сделал для его предотвращения» Виноградов Б. Судный день Джорджа Буша. // «Новые известия». 2004. 2−8 апреля. А об этом в своей книге «Против всех врагов: американская война с терроризмом изнутри» написал бывший координатор войны с терроризмом в совете национальной безопасности США Ричард Кларк. Но, как сказано в газете, в этом Ричард Кларк не оригинален. «Подозрения насчет храбрости и решительности Джорджа Буша возникли сразу же после теракта 11 сентября. Тогда только ленивый не кинул камень в президента, обвиняя его в близорукости и «преступной халатности» Там же.

Война же против Афганистана, начатая после теракта, а потом и военная операция в Ираке опровергла все эти доводы.

Сегодня, как пишут «Новые Известия», «на поиски террориста № 1 брошены крупные силы». Чтобы найти Усаму бен Ладена и его ближайшего соратника, США начали в Афганистане новую операцию под громким названием «Буря в горах». «Точное место ее проведения не указывается. Но в сообщениях пакистанских газет речь идет о том же квадрате размером 15 на 15 км, что находится в районе города Кветта. Получается, бен Ладен никуда не делся, а сидит в том же укрытии, что и раньше? Эту догадку подтверждает тот факт, что на сей раз более широко, чем раньше, используется авиация» Виноградов Б. Призрак живет в Гиндукуше. // «Новые известия». 2004. 19−25 марта.

Пока в мире речь идет об одной организации — «Аль-Каиде», но ведь никто не может гарантировать, что подобных организаций больше нет и не будет.

Когда на международной арене действовали только государства, положение в мире было прогнозируемым и что еще важнее — контролируемым. Положение усугубляется еще и тем, что для автономных террористических организаций далеко не закрыт путь к обладанию ядерным оружием и другими видами оружия массового уничтожения, так называемого ОМУ.

Очень важным моментом, который выделен Примаковым, является возможность сращивания террора с ОМУ. И этому, по мнению Евгения Максимовича есть ряд причин: «Во-первых, отделение от государственных структур и выход в „автономное плавание“ создает для террористических организаций большую свободу маневра. Во-вторых, увеличивает их потенциальные возможности финансовая достаточность. В-третьих, сращиванию те@рора с ОМУ помогает — нужно смотреть правде в глаза — процесс глобализации, сделавший общедоступными информационные потоки, способствующий обходу всевозможных ограничений. В-четвертых, развитие вооружений приводит к созданию более компактных видов ядерного оружия, облегчает производство бактериологического и химического оружия, что объективно делает ОМУ более доступным для террористов» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 27.

Естественно, встает вопрос о том, а обладает ли сейчас террористическая организация бен Ладена или любая другая террористическая организация средствами массового уничтожения.

Примаков пишет, что есть все основания считать, что «Аль-Каида» обладает радиологическим оружием. А, следовательно, мир уже не так далеко от возможности применения террористами одной из разновидностей ядерного оружия. Тем более что объектов, содержащих ядерное оружие, АЭС, предприятий перерабатывающих ядерное топливо, много в любой крупной стране, и нет никаких оснований считать, что все эти запасы надежно контролируются и охраняются. Поэтому проблема нераспространения ядерного оружия должна стать одной из главных в ближайшее время.

Итак, можно сделать некоторые выводы о взглядах Е. М. Примакова на сущность и роль терроризма в современном мире.

В начале ХХI века мир сталкивается с новой разновидностью терроризма — самодостаточной системой, не связанной с каким-либо государством. Ни одна разведка мира не знала о готовящемся теракте 11 сентября 2001 года, что говорит об абсолютной независимости террористической организации, совершившей эти преступные действия в США, от какого-либо государства.

Теперь спрогнозировать, а тем более проконтролировать ситуацию в мире стало практически невозможно, ведь на международной арене появились новые «игроки» — международные террористические организации. Одна из самых известных — «Аль-Каида», организация, совершившая теракты в США 11 сентября. А ее лидера Усаму бен Ладена США объявили террористом № 1 в мире.

Еще одной важной особенностью международного терроризма стала возможность сращиваться его с ОМУ. А наличие сведений о владении «Аль-Каиды» ОМУ делает вполне обоснованными выводы, что в скором времени мир подвергнется новым терактам, теперь уже с использованием ядерного оружия, поэтому борьба с терроризмом становится приоритетной задачей международной политики.

II Глава. Оценка Е.М. Примакова геополитических изменений в мире после теракта 11 сентября 2001 года

В первые дни после ужасного теракта 11 сентября 2001 года во всех СМИ самые частые реплики были: «11 сентября началась третья мировая война», «Мир в одночасье необратимо изменился», «ХХI век начался 11 сентября» и так далее. Действительно ли изменился мир после 11 сентября?

По этому поводу существует много мнений. Одни резко это отрицают, другие, наоборот, упрямо это доказывают.

Историк Леонид Баткин пишет: «…я начну с утверждения, что мир, конечно, отнюдь не изменился после 11 сентября 2001 года, во всяком случае, на глубинном и структурном уровне. Это всего лишь начало цепи важных новостей в пределах геополитической конъюнктуры» Баткин Л. Мир после 11 сентября. www. pravoedelo. spb. ru/forum/message. html? thread=20 011 217 093 816&id=1. По его мнению, 11сентября ярко выявилось, каким мир стал задолго до 11 сентября. А все, действительно, переменилось в последнее десятилетие двадцатого столетия в масштабе всемирной истории.

Другую версию высказывает Михаил Маргелов, председатель комитета Совета Федерации Р Ф по международным делам. Он считает, что «мир изменился куда меньше, чем, казалось, должен был» Маргелов М. 11 сентября: вопросов все еще больше, чем ответов. www. rg. ru/Anons/arc_2002/0911/hit. shtm. В частности, он пишет, что нельзя не обратить внимание на то, что «режим талибов в Афганистане устранен американцами. Что Россия и Запад стали ощутимо ближе, достигнув взаимопонимания по отравлявшей их отношения теме НАТО. Что введена европейская денежная единица, а США вышли из Договора по ПРО. Но не изменились причины и движущие силы событий. Явной и тайной пружиной доброй половины ходов на мировой доске осталась нефть, никуда не делся раскол мира на бедные и богатые страны, никуда не делась реакция отторжения на культурную агрессию и слишком быструю модернизацию. Наверное, именно потому, что мир, против ожидания, изменился мало, уникальную в мировой истории трагедию — всего-то 12 месяцев спустя! — вспоминают лишь от случая к случаю» Там же.

Иная точка зрения представлена в работе Е. М. Примакова «Мир после 11 сентября». Он убежден, что в мире произошло много геополитических изменений. Безусловно, стоит разобраться, как оценивает их Е. М. Примаков.

Первое, что изменилось в мире — появилась угроза раздела самого мира. Дело в том, что после 11 сентября по США и Западной Европе распространилась антиисламская война. А ислам стали воспринимать как воинствующую религию. Итогом всего этого, как справедливо считает Примаков, стало отождествление международного терроризма и ислама, экстремистской деятельности отдельных мусульманских меньшинств с мусульманским миром в целом. Возникла угроза раздела мира на мусульман и немусульман. Эта угроза настолько велика, что Примаков подчеркивает: «От того, удастся ли не допустить этого нового раздела мира… во многом зависит ход развития событий в ХХI веке» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 35.

Положение обостряется тем, что мусульмане живут не отдельным замкнутым миром. В США 6 миллионов людей приняли ислам. В России проживают около 20 миллионов мусульман. Поэтому абсолютно ясно, что раздел мира по религиозному принципу был бы не только на глобальном уровне, но прошел бы и внутри государств. А следствием такого раздела и даже самой перспективы раздела Примаков считает рост сепаратизма. Значительному числу государств сепаратизм уже угрожает, поэтому нельзя это игнорировать, защищая общедемократические ценности, такие как самоопределение. Важная задача ХХI века — стабилизация, причем как на международном, так и на внутригосударственном уровнях. А для этого Евгений Максимович предлагает выдвинуть на первый план принцип территориальной целостности государств. Иначе международные отношения будут погружены в хаотическое состояние.

Итак, «раздел мира по религиозно-цивилизационному принципу окажет крайне негативное воздействие на стабильность межгосударственных и внутригосударственных отношений. Наряду с этим затруднится становление и развитие мировой цивилизации, способной вобрать в себя все лучшие черты различных цивилизаций сегодняшнего мира» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 37.

Вторым изменением в мире после 11 сентября стала, по мнению Евгения Максимовича, настоятельная потребность для всего мирового сообщества урегулирования региональных конфликтов, и особенно ближневосточного, так как он в большей степени создает основу для роста международного терроризма.

А после 11 сентября, хотя и не сразу, последовали позитивные сигналы из США по ближневосточному урегулированию. Однако Примаков уверен, что эти сигналы слишком слабые и далеко не однозначные, он пишет: «В результате открытым остался вопрос: будет ли и в новых условиях продолжена практика, которая свидетельствовала о многих неиспользованных возможностях урегулирования опаснейшего арабо-израильского конфликта?» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 53.

Формула компромисса, которая была найдена между Россией и США на мадридской мирной конференции 1991 года, не работает и по сегодняшний день. Выглядит она так: «Освобождение оккупированных Израилем во время войны 1967 г. арабских территорий в обмен на мир с Израилем при обеспечении его безопасности» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 56. Причин, по мнению Евгения Максимовича, провала формулы несколько. Во-первых, это менталитет вовлеченных в кровавый конфликт сторон, а, во-вторых, это двуединая тактика США: «курс на сепаратные решения соседствовал с монополизацией США процессов урегулирования» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 57.

После срыва очередных палистино-израильских переговоров, было предложено 2 подхода к их возобновлению, и оба они имели американское происхождение. В плане Митчелла, бывшего лидера большинства в американском сенате, и плане Тенета, руководителя ЦРУ, предусматривалось прекращение огня, отвод израильских танков на линию, где они находились до «интифады», отказ Израиля от поселенческой активности, меры палестинцев против террористов, возвращение за стол переговоров.

Обе стороны на словах согласились с планом, но на деле ничего не изменилось. Израиль был далек от того, чтобы отказаться от расширения существующих поселений на Западном берегу и в районе Газы. Палестина тоже не арестовала руководителей терактов против Израиля. Возобновлению переговоров препятствовала позиция Израиля, настаивавшего на паузе после прекращения огня, так называемом «предпереговорном режиме». Однако в условиях отсутствия не только палестинского государства, но даже переговоров на эту тему остановить отдельных террористов было невозможно.

Но главную проблему Примаков видит в несвязанности мер, предложенных Митчеллом и Тенетом, их невыстроенностью во времени, а главное, в отсутствии международного механизма, способного привести дело к компромиссу между сторонами.

Взрывы переместились на израильскую территорию. Израильские танки ворвались в палестинские города, сначала это были только временные рейды, позже произошла вторая оккупация территории Палестины. Гибли мирные жители. Чувствовалась серьезная напряженность в арабских странах. Необходимо было решительное вмешательство извне, чтобы как-то разрядить ситуацию.

В связи со сложившейся ситуацией Примаков после встречи с членами палестинского руководства сделал несколько предложений по решению этих проблем: «Израилю немедленно отвести свои войска; публично отказаться от намерений уничтожить руководителей и активистов палестинского движения, отменить приказ о превентивном огне на поражение против любого вооруженного палестинца — ведь вооружены могут быть и те, кто попытается воспрепятствовать подготовке и осуществлению терактов. С палестинской стороны предпринять конкретные шаги с целью предотвращения терактов и объявить о таких шагах» Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 80−81.

Также Примаков не видел решения проблемы без расширения формата посреднической миссии — США, Россия, Европейский союз, ООН, а, возможно, еще Египет и Иордания, а также без присутствия международных наблюдателей на месте под эгидой ООН.

Россия пыталась не только найти стратегические решения для урегулирования арабо-израильского конфликта. Но и в режиме реального времени обозначить оптимальные ходы, которые бы сняли напряженность в этом регионе. Однако предложения России не были претворены в жизнь.

Несмотря на протесты всего мира, Израиль вновь оккупировал палестинские города. Одновременно Шарон, премьер-министр Израиля, предпринял действия лично против лидера палестинцев — Арафата. Его бункер в городе Рамаллахе был оккупирован израильскими танками, самому Арафату запретили общаться с кем бы то ни было без разрешения израильских военных. Шарон хотел тогда покончить с идеей палестинского государства. Но ему не удалось расправиться с Арафатом, так как начались демонстрации протеста во всех арабских странах.

А 12 марта 2002 года США вместе с другими проголосовали за резолюцию Совета Безопасности ООН в поддержку идеи палестинского государства. Впервые политика Шарона вызвала впечатляющую волну международного протеста. В июне 2002 года США снова выступили с планом самостоятельного урегулирования конфликта, так называемым планом Буша. В нем провозглашалось создание палестинского государства, однако с условием смены прежнего руководства.

Е.М. Примаков ищет возможный путь к урегулированию ближневосточного конфликта в своей работе: «…следует начать процесс с прекращения огня. Но добиться окончательного успеха можно лишь в случае, если ответственность возьмет на себя „внешняя“ группа, которая не ограничится организацией возобновления палестино-израильских переговоров, а сама отработает компромиссный план урегулирования».

Главным, что изменилось по этому вопросу после 11 сентября, стало то, что США совместно с Россией 2 мая 2002 года собрали «четверку» международных посредников по Ближнему Востоку — представители США, России, Европейского союза, ООН.

А уже в середине сентября 2002 года «четверка» предложила план урегулирования. Его конечная цель — создание палестинского государства. План включает в себя три этапа. На первом этапе до конца 2002 года предусматривался вывод израильских войск с территории Палестины на позиции, где они находились до обострения ситуации, т. е. до 28 сентября 2000 года. На этом же этапе в начале 2003 года предусматривались выборы в Палестине, так как Шарон разрушил там инфраструктуру власти.

Второй этап, который охватывал весь 2003 год, предполагал создание палестинского государства с временными границами.

На третьем этапе — 2004−2005гг. — предполагалось на палестино-израильских переговорах уточнить статус палестинского государства.

Было объявлено, что «четверка» будет работать постоянно, отслеживая выполнение всех предложений, которые были названы «дорожной картой».

Е.М. Примаков считает ошибкой только то, что дальнейшее развитие событий на Ближнем Востоке не запрограммировано. А вывод, который он делает по вопросу по ближневосточному урегулированию, соответствовал событиям тех дней: «Мирный процесс на Ближнем Востоке уже стал своеобразным полигоном, где после 11 сентября могут отрабатываться в достаточно тяжелых условиях методы и способы коллективных политических действий мирового сообщества, и в первую очередь США и России, по справедливому урегулированию региональных конфликтов, и в частности контролированию кризисных ситуаций. Войдет ли это в арсенал средств, призванных обеспечить стабильность в ХХI веке, покажет будущее"_ Примаков Е. М. Мир после 11 сентября. С. 90.

Третье, что представляется серьезным Примакову в мире после 11 сентября — это возможность принятия государствами односторонних решений. А поводы для беспокойства у Евгения Максимовича, конечно, были.

Уже в 1999 году практика обхода ООН расширилась. США от имени НАТО без санкции Совета Безопасности ООН начали бомбардировки Югославии.

Следующим шагом стало участие в Косово международного контингента, но это произошло уже в русле решения ООН, хотя и вынужденного.

По этому поводу Е. М. Примаков пишет: «Узаконить обход ООН при применении силы против стран, отнесенных позже по американской классификации к „оси зла“, была призвана теория „гуманитарной интервенции“. Согласно этой теории, отдельное государство или группа государств могут взять на себя ответственность за вооруженные действия против тех режимов, которые, по их оценке, приводят положение в своих странах к „гуманитарной катастрофе“. Под ней подразумеваются массовые нарушения прав человека».

Но нетрудно заметить, что гуманитарные интервенции, которые заменяют механизм ООН, дают возможность применять военную силу по субъективным оценкам, причем без всякого сдерживающего контроля.

Чтобы не допустить этого, Россия пошла на сближение с НАТО, хотя по-прежнему крайне негативно относилась к его расширению.

После трагедии 11 сентября Буш объявил о выходе США из Договора по противоракетной обороне, подтвердив курс на создание национальной системы ПРО. После этого даже союзная с США Европа проявила негативное отношение к односторонним действиям США.

В мае 2002 года был подписан российско-американский Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Этот договор не во всем устраивал Россию, но тем не менее она пошла на подписание договора главным образом для того, чтобы прервать цепь односторонних решений США в сфере безопасности.

Примаков считает, что «вполне обоснованной была политика России и в отношении американской „операции возмездия“ с целью ликвидации „Аль-Каиды“ и свержения режима „Талибан“ в Афганистане. Соединенными Штатами было выбрано бесспорное направление удара: „Аль-Каида“ базировалась на юге Афганистана; там же находился бен Ладен; талибы не скрывали своей солидарности с ним; бен Ладен отвечал им тем же».

Итак, Путин принял решение помочь США в их операции в Афганистане, дал возможность военного присутствия в Центральной Азии. А ради сближения с США президент РФ остудил крайне негативную реакцию на американское военное проникновение в Грузию, которую США объявили «плацдармом борьбы против терроризма».

В связи с антитеррористической операцией в Афганистане уже произошло заметное изменение геополитическо?_ситуации в пользу США.

Также следует учитывать, что военное выдвижение США произошло в регионе вблизи от Каспийского моря. По оптимистическим оценкам запасы нефти на Каспии сопоставимы с запасами в недрах Саудовской Аравии. А на территории США нефтяные запасы резко сокращаются. Естественно, что возрастает зависимость США от импорта нефти, доля которого уже составляет более 60%. Поэтому наличие американских военных баз вблизи от Каспия рассматривается и как попытка усилить позиции США в выборе путей транспортировки каспийской нефти. Поэтому Примаков делает вывод: «В случае сохранения и наращивания американского военного присутствия в Центральной Азии объективно усилится антиамериканский элемент в политике многих стран региона, что, бесспорно, отразится и на энергетической ситуации. В результате серьезный ущерб будет нанесен идее стабилизации положения на мировом рынке энергоносителей».

В то время, когда Е. М. Примаков писал свою работу «Мир после 11 сентября», США вели активные антитеррористические действия в Афганистане. Но уже тогда, в 2002 году, Примаков говорил о возможности осуществления США удара по Ираку с целью свержения режима Саддама Хусейна. Подозрениям Евгения Максимовича суждено было сбыться. Но он также уверен, что если в США победит ставка на военное решение иракской проблемы, то США лишится широкой международной поддержки, которую они завоевали после 11 сентября.

Итак, Примаков делает вывод: «Перманентное продолжение антитеррористической войны соответствует новой американской военной доктрине, в которой упор делается на превентивные действия против произвольно сконструированных самими США противников».

Однако тактика США основывается на культе единоличных решений, что представляется неправильным, необходимо уходить от этой практике к коллективному принятию решений.

Можно сделать некоторые выводы об оценке Примакова геополитических изменений в мире после 11 сентября 2001 года.

Первым, с чем мы столкнулись после 11 сентября, стала угроза раздела мира на мусульман и немусульман.

Произошел рост сепаратизма.

Появилась потребность урегулирования региональных конфликтов, особенно ближневосточного.

Увеличилась практика односторонних решений, особенно со стороны США.

США вышли из договора по ПРО, подтвердив курс на создание национальной системы ПРО.

Началась антитеррористическая война в Афганистане и появилась возможность продолжения ее в Ираке.

По мнению Е. М. Примакова события 11 сентября не меняют магистрального направления развития человечества: в экономике — постиндустриальное общество; в политике — укрепление демократических устоев во внутренней жизни и международных отношениях, федерализма в многонациональных государствах; в культурно-политической области — сближение мировых цивилизаций; в мироустройстве — переход от двухполярной к многополярной системе. Но 11 сентября оказало значительное влияние на движение по всем этим направлениям. Но это влияние не стоит сводить только к выработке согласованной коллективной политике и осуществлению совместной борьбы с терроризмом. Этим нельзя ограничиваться. Необходима хартия, определяющая «правила поведения» государств в отношении террористических организаций; качественно новые формы совместных акций национальных спецслужб. Требуется отход от расхлябанности в обществе. Однако нельзя бороться с терроризмом, угрожая демократическим началам.

В целом, все уроки 11 сентября должны рассматриваться в широком плане. И в первую очередь применительно к тем причинам, которые подпитывают международный терроризм. Главной среди них является неурегулированность региональных или внутригосударственных этнических и религиозных конфликтов, что особенно ярко видно на примере ближневосточного.

Также необходимо новыми глазами посмотреть на отношения «Север-Юг» и «Запад-Восток». Борьба с самодостаточным терроризмом требует искоренения из этих отношений всего того, что уже порождало или сопровождало развитие терроризма на мировой арене.

Заключение

Итак, цель курсовой работы — проанализировать взгляды политического деятеля Евгения Максимовича Примакова на сущность и роль терроризма в современном мире; проанализировать его оценку геополитических изменений в мире после теракта 11 сентября 2001 года и того, к чему могут привести эти изменения Россию и весь остальной мир — была достигнута.

В ХХI веке человечество столкнулось с новой разновидностью терроризма — самодостаточная система. Сущность ее проявилась 11 сентября 2001 года, когда стало понятно, что теперь террористические организации действуют независимо от каких-либо государств, они стали самостоятельными «игроками». Поэтому теперь их роль на международной арене возрастает, ведь спрогнозировать, а тем более проконтролировать ситуацию в мире невозможно.

Теракт 11 сентября привел к различным геополитическим изменениям в мире. Это угроза раздела мира по религиозному принципу, которая может привести не только к ухудшению международных отношений, но даже и к распаду многих государств. В современных условиях необходимо на первый план ставить принципы целостности государств.

Появилась также настоятельная потребность урегулирования региональных конфликтов, особенно ближневосточного. Необходимо найти компромиссный план урегулирования арабо-израильского конфликта, иначе нельзя избежать проявления международного терроризма в его наиболее опасных формах.

После 11 сентября увеличилась практика принятия односторонних решений, в особенности это касается США. Эта ставка США на единоличные решения и действия на мировой арене, даже с антитеррористическим содержанием, контрпродуктивны и опасны для всей системы международных отношений.

Что касается России, то после 11 сентября самой большой проблемой для нее оставалась Чечня. Однако события 11 сентября способствовали правильному пониманию сути происходящего в Чечне.

По мнению Е. М. Примакова, после теракта в Нью-Йорке мир наконец-то должен понять, как тяжело России в течение нескольких лет вести кровавую антитеррористическую борьбу, когда страну просто «не понимают». Поэтому не только Россия должна поддержать США в Афганистане, но и США должны поддержать действия России в Чечне. А сближение России и США уже началось и отхода России от этого курса не предвидится, всё, главным образом, зависит от Соединённых Штатов. Как пишет Примаков в конце своей книги, развивающиеся после 11 сентября российско-американские отношения порождают оптимизм, но, к сожалению, пока довольно умеренный.

Список использованных источников и литературы

I. Документы государственных и управленческих структур

1. Конституция РФ

2. Федеральный закон РФ «О борьбе с терроризмом», принятый Государственной Думой 3 июля 1998 года и подписанный президентом РФ 25июля 1998 года — № 130-ФЗ.

II. Труды политических лидеров

1. Примаков Е. М. Мир после 11сентября. М. 2002.

III. Периодическая печать

1. Пахомов Е. Капкан на моджахеда. // Журнал «Итоги». 1999. 16 ноября.

2. Виноградов Б. Призрак живёт в Гиндукуше. // «Новые известия». 2004. 19−25 марта.

3. Виноградов Б. Судный день Джорджа Буша. // «Новые известия». 2004. 2−8 апреля.

IV. Ресурсы Интернет

1. Баткин Л. Мир после 11 сентября. www. pravoedelo. spb. ru/forum/message. html? thread=20 011 217 093 816&id=1

2. Маргелов М. 11 сентября: вопросов все еще больше, чем ответов. www. rg. ru/Anons/arc_2002/0911/hit. shtm

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой