Мировая юстиция: история и современность

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

Социальные, экономические и государственно-правовые преобразования, осуществляемые в условиях создания гражданского общества и правового государства, нацелены на дальнейшее совершенствование законодательства по охране и защите прав и свобод человека и гражданина, в соответствии с Конституцией Российской Федерации 1993 г. С этой гуманистической целью связано проведение современной реформы всей судебной системы, института мировых судей в частности.

Россия имеет свой собственный исторический опыт судебных преобразований, основанных на судебной реформе 1864 года. Обращение к истории становления института мировых судей в свете судебной реформы XIX века необходимо в связи с тем, что эта тема применительно к имперскому периоду Российской истории не нашла достаточно полного отражения в историко-правовых исследованиях. Исследование данной проблемы необходимо для оптимизации современной судебной системы и повышения ее эффективности.

1. Сущность и особенности судебной реформы в России 1864 года и ее роль в становлении института мировых судей

Российские реформы второй половины XIX в. определили основное содержание всей внутренней политики государства. Поражение в Крымской войне 1853−1856 гг. потребовало от России проведения комплекса преобразований. Началась подготовка отмены крепостного права, реформы: местного самоуправления, образования, финансовая, судебная, военная, полицейская.

Особая роль в системе реформ отводилась правительством судебной реформе. Судебная реформа 1864 г. была самой демократичной среди преобразований 60−70-х гг. XIX в. в России. Однако нельзя в то же время преувеличивать конституционные начала реформ в целом, и судебной в частности. Многие ученые-юристы, рассматривая правовую природу реформ, отмечали их половинчатость и сословный характер.

В России проекты создания института мировых судей появились уже в начале XIX века. Так, например, в проекте конституции декабриста Н. М. Муравьева предлагалось в качестве судов первой инстанции учредить «совестных судей», которые бы избирались на должность населением уезда. А судебный процесс у совестного судьи, согласно проекту, должен был проводиться гласно, открыто и по возможности устно [35, 180].

Научной основой для создания мирового суда послужили работы С. И. Зарудного, который впервые выдвинул вопрос об учреждении должности мирового судьи в России [33, 124].

В основу судебной системы реформаторами были положены мировые и общие судебные органы. Местными судебными органами стали мировые судьи и съезды мировых судей. Мировые судьи избирались уездными земскими собраниями и городскими думами и действовали в специальных участках. Кандидат в мировые судьи должен был отвечать целому ряду требований (имел образование или стаж службы на определенных должностях, отвечал довольно высокому имущественному цензу и др.).

Список кандидатов мировых судей предварительно санкционировался губернатором. Мировые судьи утверждались в должности Сенатом.

Мировым судьям были подсудны незначительные уголовные дела о преступлениях, за которые закон предусматривал такие наказания, как выговор, замечание, внушение, денежные взыскания не свыше 300 руб., арест до 3 месяцев и заключение в тюрьму на срок до 1 года. Мировым судьям были подсудны дела о неисполнении законов, распоряжений, требований, постановлений правительственных и полицейских властей, об оскорблении полицейских и других служащих административных и судебных органов: о нарушении благочиния во время богослужения [62].

По гражданским делам мировым судьям были подсудны иски на сумму не свыше 500 руб. Дела в мировом суде возбуждались по жалобе частных лиц, инициативе полицейских и других административных органов, по усмотрению самого мирового судьи. Предварительное расследование велось полицией.

Мировые судьи рассматривали дела единолично. Процесс был платным и публичным, допускалось участие поверенных.

Мировые судьи округа (по судебной реформе 1864 г. создавались специальные судебные округа, которые не должны были территориально совпадать с губерниями) образовывали съезд мировых судей, являвшихся апелляционной инстанцией для участковых мировых судов (апелляционный порядок обжалования судебных приговоров) и предусматривал рассмотрение дела заново, по существу, с привлечением всех доказательств и вынесением решения [70, 131].

Судебные уставы поставили мировой суд на особенное место, предоставив населению близкое, доступное, не связанное особыми формальностями рассмотрение споров и правонарушений. Главное достоинство такого суда состояло в том, что он пользовался доверием населения.

Председателем данного суда, согласно судебным уставам, являлся единолично мировой судья. Мировой судья должен был быть посредником между сторонами, и, прежде всего, стремиться к примирению сторон. Он обязан был пользоваться большим доверием населения, должен был быть хорошо знаком с условиями местной жизни, с бытом и нравами окружающих его людей. Кроме того, он должен был обладать мудростью и образованием, так как судье приходилось применять законы, которые он обязан был знать.

Для того, чтобы население относилось с доверием к мировым судьям, судебные уставы предполагали их выборность [62, 58]. Мировой судья являлся, таким образом, не чужым для населения чиновником, назначенным свыше, а «лучшим», наиболее честным и справедливым человеком, возведенным самим населением в высокое звание судьи. Выборы производились не всем населением непосредственно, а его представителями — земскими собраниями и городскими думами. Срок избрания мировых судей определялся — 3 года, по истечении которого судья мог быть избран снова, если он оправдал доверие своих избирателей [62, 63]. Мировые судьи должны были избираться из числа местных жителей, окончивших среднее учебное заведение, или прослуживших не менее 3 лет в должностях, при исполнении которых они могли приобрести нужные для судьи практические сведения.

Согласно судебным уставам 1864 года апелляционные жалобы на решения мировых судей рассматривались мировым съездом, состоящим из мировых судей округа. Председателем мирового съезда являлся один из мировых судей, входящих в состав съезда по выбору остальных [49, 19].

Таким образом, совершенно новым институтом для России стали мировые судьи. Особенностью их становления явилось то, что они порождены были сверху законодателем и, в то же время, впитали в себя давнюю христианскую идею справедливого суда, а также и российские традиции «мирового» рассмотрения конфликтов, восходящие ещё к земскому народоправству, когда на основе авторитета сообщества вершился праведный суд.

2. Создание законодательной базы института мировых судей и особенности ее применения

В нормативных актах XIX века, составивших сущность судебных преобразований, большое место уделялось регулированию правового положения института мировых судей. Гессен И. В., Джаншиев Г., Змирлов К. П., Кони А. Ф., подробно изучившие институт мировых судей, определили его назначение [24; 32; 33; 39; 45]. Их труды позволили выстроить методологическую парадигму современного исследования этого явления российской правовой истории.

Мировое судопроизводство распространялось на лиц всех сословий и на все дела, как гражданские, так и уголовные. Мировой судья осуществлял правосудие единолично; Съезды мировых судей, Окружные Суды, Судебные палаты и Сенат — установления коллегиальные [36, 1], чье ведомство ограничивалось особыми участками и округами. Все перечисленные судебные установления рассматривали дела по существу.

Мировые судьи избирались всеми сословиями и утверждались правительством. Они осуществляли правосудие по уездам и городам. Уезд, с находящимися в нем городами, составлял мировой округ, который разделялся на мировые участки, число которых определялось особым распоряжением. В каждом мировом участке находился Участковый мировой судья. В мировом округе, кроме Участковых, состояли также почетные мировые судьи. Собрание как Почетных, так и Участковых мировых судей каждого мирового округа составляло высшую мировую инстанцию, именовавшуюся Съездом мировых судей, где председательствовал один из мировых судей, избранный из их числа. Должности мирового судьи присваивались: особый знак его звания и особая печать.

В соответствии с законом мировым судьей могли быть избраны те местные жители, которые: 1) достигали 25-летнего возраста; 2) получали образование в высших или средних учебных заведениях, или выдерживали соответствовавшее ему испытание, или же прослужили не менее 3 лет в должностях, где могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел; 3) если они сами, или их родители, или жены владели, хотя бы в разных местах или пространством земли, вдвое большее, чем определенное для непосредственного участия в избрании Гласных в Уездные Земские Собрания, или другим недвижимым имуществом, ценой не ниже 15 тысяч рублей, а в городах — недвижимостью, оцененной для взимания налога; в столицах — не менее 6 тысяч, в прочих городах — не менее 3 тысяч.

Право быть избранным в мировые судьи по недвижимому имуществу родителей предоставлялось неотделенным сыновьям тогда, когда на долю каждого из них могла причитаться его часть [42, 29−35].

Мировыми судьями не могли быть: 1) состоявшие под следствием или судом, за преступления или проступки, либо подвергавшиеся по судебным приговорам за противоправные деяния, заключению в тюрьме, или иному более строгому наказанию, а также те, которые, будучи судимы за преступления или проступки, влекущие за собой такие наказания, не оправдывались судебными приговорами; 2) исключенные со службы по суду, или из духовного ведомства за пороки, или же из среды, обществ и дворянских собраний по приговорам сословий, к которым они принадлежали.

Священнослужители и церковные причетники не могли принимать на себя звание ни Почетных, ни Участковых мировых судей. Это было связано с тем, что данные категории лиц не были мирскими людьми, а мировой судья должен был быть приближен к народу, жить его интересами. Выборы судей проходили на Уездных Земских Собраниях, на очередных заседаниях при наличии не менее 12 Гласных, либо в Губернском Земском собрании. Список лиц, имевших право быть избранными в мировые судьи, составлялся за 3 месяца до выборов, по каждому мировому округу отдельно, Уездным Предводителем Дворянства, по соглашению с Городским Головой и местными мировыми судьями. В данный список вносились:

— все состоявшие в должности Почетных и Участковых мировых судей;

— все прочие лица, числившиеся по уезду и имевшие право на занятие должности мирового судьи [77, 6].

Удостоверение в том, что внесенный в список, владел недвижимым имуществом в размере, определенном ст. 19 и 20 Учреждением судебных установлений, производилось порядком, установленным относительно земских учреждений. Составленный список сообщался Губернатору и публиковался, для общего сведения, в губернских ведомостях, за 2 месяца до выборов.

Губернатор сообщал свои замечания Уездному Земскому Собранию о лицах, внесенных в список не по общим правилам. Собранию же подавались перед началом выборов жалобы и заявления на неправильное внесение в список, или на сделанные в нем пропуски, а также заявления лиц, внесенных в список, но не пожелавших быть избранными в мировые судьи.

Земское Собрание, прежде всего, разрешало высказать жалобы и заявления, поступившие к нему замечания. После этого, Председатель объявлял Собранию о числе Участковых мировых судей, которые должны избираться на последующие 3 года. Затем читался список лиц, имевших право на занятие должности мирового судьи (ст. 27), и собрание приступало к выборам по этому списку. Избранными в должности мирового судьи считались те, которые получали большинство голосов. Закон содержал очень важное положение, по которому Земское Собрание своим постановлением, единогласным решением Гласных, предоставляло звание Мирового Судьи и лицам, которые не соответствовали требованию закона, но приобрели общественное доверие и уважение своими заслугами и полезной деятельностью.

После выборов, мировые судьи: 1) распределяли между Участковыми мировыми судьями участковые участки; 2) избирали из среды себе Председателя Мирового Съезда; 3) утверждали очередь для избрания Участковых мировых судей в указанных законом случаях [77, 7].

Затем Председатель Земского собрания объявлял имена лиц, избранных на следующие 3 года Почетными и Участковыми мировыми судьями. Вновь избранные лица принимали присягу по форме, установленной в приложении к ст. 225, и занимали свои должности. Списки избранных представлялись Председателем Земского Собрания на утверждение Первого департамента Правительствующего Сената. Если кто-то избирался мировым судьей против воли Губернатора, данная ситуация решалась Сенатом.

Из-за недостатка лиц, которые могли быть избраны Участковыми мировыми судьями, согласно ст. 33 и 34, недостающее число судей назначалось до следующих выборов Первым Департаментом Сената, по представлению Министра Юстиции, но не иначе, как из числа лиц, соответствовавшим требованиям п.п. 1 и 2 ст. 19 Учреждения судебных установлений.

В случае выбытия Мировых судей до окончания срока их выборной службы, открывающиеся вакансии замещались на основании соответствующих правил [77, 38].

Вопрос определения кандидатур Участковых мировых судей, которые должны быть оставлены в штате в случае сокращения количества мировых участков, разрешался Правительствующим Сенатом. В соответствии с законом увольнялись те судьи, которые при выборах получили меньшее число избирательных голосов.

Жалобы на определения Земского собрания по вопросам избрания судей, а также и на незаконную процедуру самих выборов, подавались в 2-х недельных срок, считая со дня окончания выборов, Председательствовавшему в Земском Собрании во время выборов и с его объяснениями представлялись на окончательное решение, в первый Департамент Правительствующего Сената. В столичных городах Санкт-Петербурге и Москве, а также в Одессе, обязанности Уездных Земских Собраний по выборам мировых судей возлагались на Городскую Думу [77, 42], а в некоторых Западных губерниях — назначались правительством.

Постоянное место пребывания участкового мирового судьи — участок для разбирательства подведомственных ему дел. Просьбы от граждан он был обязан принимать повсюду и в любое время, а в необходимых случаях и разбирать дела на местах, где они возникали. Почетные мировые судьи, назначенные, согласно п. 3 ст. 35, на должность Участкового мирового судьи, не вправе были ни отлучаться с места жительства без разрешения Мирового Съезда, ни иным образом уклоняться от исполнения принятых ими на себя обязанностей по мировому разбирательству в указанных законом случаях.

Должность Участкового мирового судьи, требовавшая постоянных занятий и безотлучного пребывания на участке, не могла быть соединима с другой государственной или общественной должностью, кроме только почетных должностей в местных богоугодных и учебных заведениях. В случае отсутствия, болезни или смерти Участкового мирового судьи, его обязанности исполнялись одним из соседних Участковых мировых судей, по установленной ими между собой очереди [77, 40].

Участковый мировой судья получал из земского сбора, а в городах Санкт-Петербурге, Москве и Одессе — из городских доходов, сумму на его содержание, командировочные, а также деньги на письмоводителя и рассыльного и на канцелярские доходы, в размере, который определяла специальная смета. Однако судья зависел от участка и не мог превышать размер оклада члена Окружного суда [62, ст. 40].

Почетный мировой судья, во время своего пребывания в Мировом Округе, был обязан производить суд и расправу по всем делам, подлежавшим мировому разбирательству, в тех случаях, когда обе стороны обращались к его посредничеству. Он разбирал дела на том же основании, как и участковый, и стороны, обращавшиеся к суду Почетного мирового судьи, не вправе были уклоняться от его решения и не могли возбуждать то же дело у другого мирового судьи. Почетные мировые судьи могли приглашаться для участия в заседаниях Окружного суда, в случае если он работал не в полном составе.

Должность Почетного мирового судьи могла совмещаться со всякой другой должностью по государственной или общественной службе, за исключением должностей прокуроров, их заместителей и местных чиновников казенных учреждений и полиции, а также должности Волостного Старшины [38, 254].

Почетные мировые судьи никаких сумм на содержание и расходы по своей должности не получали.

Съезды мировых судей собирались в назначенные сроки, для окончательного разрешения дел, подлежавших мировому разбирательству, а также для рассмотрения, в кассационном порядке, просьб и протестов об отмене окончательных решений мирового судьи. Время и место открытия срочных Мировых Съездов (ст. 51) определялись при выборе мирового судьи (ст. 24−36) Уездным Земским Собранием, а в городах Санкт-Петербурге, Москве и Одессе — Городскими думами, о чем объявлялось заблаговременно всем жителям Мирового округа. В губерниях же Астраханской, Оренбургской и 9 Западных, время и место их открытия определялось Министром Юстиции, по представлениям Мировых Съездов.

Избранный Председатель Мирового Съезда оставался на этой должности в течение 3 лет. В случае его болезни, отсутствия или отставки судьи избирали между собой временного председателя Съезда. Председатель мог, в случае надобности, помимо срочных Съездов, открывать, для решения как гражданских, так и уголовных дел, еще и особые Съезды, о времени и месте которых объявлялось заблаговременно мировыми судьями округа. При накоплении дел, мировые судьи могли создать отделения; одно из которых возглавлял Председатель Съезда, а другие — избирались всеми мировыми судьями Съезда временных Председателей. В решении каждого дела на мировом съезде участвовали не менее 3 мировых судей во главе с Председателем. Численность Почетных мировых судей не должна была превышать совокупного числа присутствовавших в заседании Участковых и Добавочных мировых судей вместе с Председателем. Участие Почетных мировых судей в заседаниях Съезда определялось очередью, устанавливаемой Съездом.

Одному из мировых судей поручались приготовительные мероприятия по делам, подлежавшим рассмотрению Съезда, а также и исполнение других обязанностей. Данный мировой судья назывался «Неизменным Членом Мирового Съезда». В заседании Мирового Съезда должен был присутствовать Товарищ Прокурора Окружного Суда. Их присутствие зависело от важности дел и от собственного усмотрения. Земские Собрания или Городские Думы назначали на съезд секретарей и их помощников [38, 254].

Для исполнения решений мировых судей и их Съездов и для других исполнительных действий по распоряжениям Съездов и их председателей, при этих Съездах могли назначаться особые Судебные Приставы. Так, в губерниях Астраханской, Оренбургской и 9 Западных, на случай убытков по вине Судебных Приставов, от них требовался залог, высший размер которого составлял 400 рублей. Его размер мог уменьшаться по усмотрению Министра Юстиции. Размер вознаграждения судебных приставов определялся Земским Собранием или Городской думой, но должен был быть не ниже вознаграждения, определенного для судебных Приставов общих судебных установлениях округа. Это вознаграждение составляло общую сумму Судебных Приставов каждого Мирового Округа и распределялось между ними по усмотрению Съезда. Приставы назначались Председателями своих Съездов и были им подконтрольны. В тех местах, где при Мировых Съездах не было Судебных Приставов, их обязанности возлагались на чинов местной полиции, которые получали за это вознаграждение [63, 321].

мировой судья реформа

Контроль над мировыми судьями осуществлялся Мировыми Съездами. Над Мировыми Съездами — Кассационными Департаментами Сената и Министром Юстиции.

Власть Участковых мировых судей ограничивалась очерченным пространством для каждого из них мирового участка. Почетные мировые судьи и Мировые Съезды действовали в пределах Мирового Округа.

Все мировые судьи, находившиеся при разборе дела, были обязаны соблюдать правила благопристойности, порядок, тишину, беспрекословно подчиняясь распоряжениям работавшего мирового судьи. Ослушавшихся мировой судья первоначально останавливал напоминанием, а затем — мог приговорить к денежному взысканию от 25 копеек до 3 рублей, смотря по их средствам, и даже удалить виновных из присутствия.

В производстве и решении дел, подлежащих ведомству мировых судей, все мировые судьи, как Почетные, так и Участковые, действовали на одних и тех же правах и пользовались одинаковой властью. Всем мировым судьям своего Округа Съезды давали предписания, а от них получали представления.

В зависимости от квалификации, им присваивали классы, разряды. Во время своего срока полномочий они не могли быть ни уволены без заявления об отставке, кроме определенных случаев [39, 423], ни переводиться из одной местности в другую без их согласия. Временное устранение от должности допускалось только в случае предания их суду. Отрешение судьи от должности, осуществлялось только по приговорам уголовного суда.

Отпуска Участковых мировых судей предоставлялись на срок не более 1 месяца Съездом. Более продолжительный срок, равно как и увольнение, регламентировалось Первым Департаментом Правительствующего Сената.

Мировые судьи и их Съезды были обязаны ежегодно составлять отчеты о движении у них дел за прошлый год (ст. 174), которые передавались Министру Юстиции.

Порядок отчетности по судебным пошлинам и сборам, взимаемым на содержание мировых судебных установлений, определялся Министром Юстиции по соглашению с Министром Финансов и Государственным Контролером.

Дисциплинарная ответственность мирового судьи за упущения по службе определялась на основании соответствующих правил в отношении Членов Окружных Судов. Порядок предания их уголовному суду за преступления и проступки по службе, были оговорены в Уставе уголовного судопроизводства.

Так, взыскания, которым могли подвергаться должностные лица судебных ведомств в порядке дисциплинарного производства, без предания уголовному суду были следующими: предостережение; замечание; выговор без внесения в послужной список; вычет из жалованья на основании ст. 413−415 Уложения о наказаниях; арест не более как на 7 дней; перемещение с высшей должности на низшую [77, 296].

Таким образом, уставы Судебной реформы 1864 года заложили основы деятельности мировых судей, которые начали свою деятельность в достаточно короткие сроки. Судопроизводство мировыми судами было прогрессивным для России шагом, так как впервые за многовековую историю относительно независимый суд, основанный на буржуазных принципах, осуществлял правосудие большинства населения государства, при этом опирался на их обычаи и традиции.

Уголовное процессуальное законодательство после реформы 1864 г. основывалось на Уставе уголовного судопроизводства, который предусматривал для мировых судей особый порядок судопроизводства.

Общие принципы судопроизводства распространялись на деятельность и мировых судей [76].

Судебное преследование возбуждалось как должностными лицами, так и в частном порядке. По уголовным делам, подведомственным мировым судебным установлениям, обвинение обвиняемых перед судом предоставлялось потерпевшим от преступных действий, частным лицам, а также полицейским и другим административным властям в пределах, установленных законом [72, ст. 152].

Ведомству мировых судей подлежали проступки, за которые, в особом уставе о налагаемых ими наказаниях, определялись: выговоры, замечания, внушения; денежные взыскания не свыше 300 рублей; арест не свыше 3 месяцев; заключение в тюрьму не свыше 1 года и 6 месяцев.

Дела, представленные выше, изымались из разбирательства мировых судей в следующих случаях: 1) когда наказание за проступок было сопряжено по закону с высылкой виновного из места жительства, с запрещением производить торговлю или промысел, или же с закрытием торгового или промышленного заведения; 2) когда иск о вознаграждении за причиненные проступком вред или убытки превышал 500 рублей; 3) когда обвиняемые сельские обыватели по закону подлежали ответственности перед их собственными судами.

Каждому мировому судье были подсудны только те проступки, которые были совершены в его участке. В совокупности преступных действий, обнаруженных в разных мировых участках, дело было подсудно тому мировому судье, в ведомстве которого совершен важнейший проступок.

Решение о подсудности между мировыми судьями с разных мировых округов принимались Мировым Съездом, в округе которого дело первоначально возникало. Споры между мировым судьей и судебным следователем разрешались тем Окружным Судом, при котором последний состоял.

Пререкания между Мировыми Съездами, или же мировым судьей и Мировым Съездом, с одной стороны, и Окружным Судом, с другой стороны, разрешалось той Судебной Палатой, в округе которой первоначально возникало дело.

Мировой судья приступал к разбирательству дела в следующих случаях: 1) по жалобам частных лиц, потерпевших вред или убытки; 2) по сообщениям полицейских и других административных властей [76, ст. 49]; 3) по непосредственно усмотренным действиям, подлежащим преследованию независимо от жалоб частных лиц.

Жалобы приносились или самим потерпевшим, или поверенным [74, ст. ст. 45−50]. Они могли были быть письменными или словесными (записываемыми мировым судьей в протокол). В жалобе должны были быть указаны: имя, фамилия, звание или прозвище и место жительства обвинителя; преступное действие, время, место его совершения; понесенные обвинителем вред и убытки; обвиняемое или подозреваемое лицо и место его жительства; свидетели или иные доказательства, которыми жалоба подтверждалась; год, месяц и число подачи жалобы.

Мировой судья мог поручать полиции собирать все необходимые по делу сведения, если преступные действия принадлежали к числу тех, которые преследовались независимо от жалоб частных лиц. Потерпевшие лица могли обращаться и прямо в местную полицию, которая была обязана произвести розыск и о последствиях доложить мировому судье. Полицейская и другая административная власти сообщали мировому судье о поступках, которые подлежали преследованию без жалоб частных лиц. Сообщение должно было содержать: 1) когда и где преступное деяние было совершено; 2) на кого падало подозрение, и какие на то имелись доказательства; 3) имелись ли в виду гражданский истец или свидетели; 4) место жительства всех названных лиц.

Обвиняемого могли приводить к мировому судье [76, ст. 51]: 1) когда застигнутый при совершении проступка он не был известен полиции и не представил свое удостоверение личности; 2) когда по делам о преступных действиях, за которыми в законе было положено заключение в тюрьме, или наказание более строгое, появлялся повод опасаться, что обвиняемый скроется или уничтожит следы преступного действия.

Мировой судья определял преступные действия, и мог поручить полиции произвести предварительный розыск. В случае неисполнения полицией обязанностей, мировой судья сообщал о том Прокурору Окружного Суда или его Товарищу.

Вызов обвиняемого делался письменно, если он находился в месте пребывания — устно мировым судьей. Повестка должна была содержать: указание требуемого лица; время и место явки; дело, по которому вызывается обвиняемый; последствия неявки.

Повестка доставлялась через рассыльного, который числился при мировом судье, либо через полицию, либо местное волостное или сельское начальство. Она вручалась самому вызываемому, либо при его отсутствии — его старшим родственникам, полицейскому-служителю. При передаче повестки отмечалось время ее вручения. Готовилось два экземпляра с росписями получателя: один оставался получателю, другой — возвращался мировому судье. Если получатель не расписывался, о том делалась отметка с мотивировкой.

Вызываемый был обязан явиться лично. Если по обвинению не предусматривался арест, то он мог прислать поверенного. При необходимости мировой судья мог обеспечить привод обвиняемого в суд.

Привод оформлялся по типу повестки. Обвинитель в ней извещал о дне и часе явки. Должностные лица могли присылать доверенных лиц. Свидетели, если сами стороны не обязывались их предоставить, вызывались мировым судьей. Но в этом правиле действовало одно исключение [76, ст. 64]. Особы, имевшие чины первых двух классов, Члены Государственного Совета, Министры и Главноуправляющие отдельными частями, их Товарищи, Статс-секретари, Сенаторы, Почетные Опекуны, Генерал-губернаторы, Командующие войсками военных округов, Генерал-адъютанты могли просить мирового судью в течение трех дней со времени получения повестки, об их допросе дома.

Мировой судья мог принять следующие обеспечительные меры: 1) когда обвиняемый подозревался в проступке, за который в законе было положено денежное взыскание или арест, или когда с него взыскивалось возмещение, — брали подписку о явке, или требовали предоставления вида на жительство, или поручительства; 2) когда обвиняемый подозревался в преступном действии, за которое в законе положено заключение в тюрьму или наказание более строгое, — требовали поручительства или залога, или же подвергали обвиняемого личному задержанию [26, 142].

Просьба об устранении мирового судьи с изложением оснований, должна была быть заявлена обвинителем, при предъявлении иска, а обвиняемым — не позднее первой явки на суд. После чего назначался другой мировой судья.

Судья мог быть отведен в следующих случаях: 1) когда он сам, или жена его, или родственники в прямой линии без ограничения, а в боковом родстве — первых четырех, и свойственники первых трех степеней, или же усыновленные судьей, участвовали в деле; 2) когда судья состоял опекуном одного из участвовавших в деле лиц, или же когда один из них управлял делами другого; 3) когда судья или жена его состояли по закону ближайшими наследниками одного из участвовавших в деле лиц, или же имели с одним из них тяжбу.

Само разбирательство дела у мирового судьи проходило устно и публично, с соблюдением общих правил данного Устава [76, ст. 620]. Посторонние допускались в соответствии с количеством мест в зале. В заседание не могли участвовать малолетние, учащиеся. Несовершеннолетние и женщины могли допускаться по распоряжению Председателя.

При закрытых дверях разбирались дела: 1) о проступках против прав семейственных; 2) об оскорблении женской чести, непотребство и других бесстыдных или соединенных с соблазном действиях; 3) по жалобам частных лиц, когда обе стороны просили о негласном разбирательстве дела.

Дела представлялись поверенными. Далее мировой судья задавал вопрос: «признает ли обвиняемый себя виновным в приписываемых ему действиях?». Если нет, то мировой судья выслушивал сначала свидетелей обвинителя, а затем самого обвиняемого.

Свидетели допрашивались по приведению их к присяге. Мировой судья настраивал свидетелей говорить правду. От присяги освобождались: священнослужители и монашествующие всех христианских исповеданий; лица, принадлежавшие к вероисповедникам и сектам, не приемлющих присяги; вместо этого они «давали обещание показать всю правду по чистой совести» [32, 78].

Далее шел процесс задавания вопросов всем участникам процесса и рассмотрения доказательств. Если возможно было примириться, мировой судья рассматривал только доказательства, предоставленные сторонами.

Все разбирательство, по возможности, проходило в одно заседание. После выслушивания сторон и сбора всех доказательств, имевшихся в деле, мировой судья решал вопрос о виновности или невиновности подсудимого по внутреннему своему убеждению, основанному на совокупности обстоятельств, обнаруженных при судебном разбирательстве; а также руководствовался законами, установленными в ст. 12 и 14 Устава уголовного судопроизводства. В делах, которые могли заканчиваться примирением, мировой судья был обязан склонить их к миру, и только в случаях неуспеха в этом, приступать к постановлению приговора в пределах предоставленной ему власти. По признании обвиняемого невиновным, мировой судья немедленно его отпускал. Виновного мировой судья приговаривал к наказанию и уплате издержек. Если виновный был несостоятельным, мировой судья определял размер другого наказания.

Приговор мирового судьи считался окончательным при следующих обстоятельствах: внушения, замечания или выговора, денежного взыскания не свыше 15 рублей с одного лица; ареста не свыше 3 дней, когда вознаграждение за вред или убытки не превышало 30 рублей.

Мировой судья записывал приговор вкратце и оглашал публично в заседании. Окончательное оформление приговора производилось не позднее 3 дней.

Приговором Съезда или утверждался приговор мирового судьи, или выносился новый, но в пределах отзыва. Наказание не могло усугубляться без требования обвинителя. Голосование за принятие такого решения проводилось по большинству. Предпочиталось мнение Председателя. Если решить было нельзя по голосам, мнение (решение) принималось в пользу подсудимого. Вопросы объявления приговоров, их изложения, выдачи копий регулировались ст. 127−134 и 142−144 Устава уголовного судопроизводства. Приговор Мирового Съезда, протокол судебного заседания подписывались Председателем и Членами, участвовавшими в решении, и скреплялись Секретарем. Приговоры мирового съезда считались окончательными и апелляции не подлежали.

На окончательные приговоры мировых судей и их Съездов, допускались жалобы сторон и протесты Товарища Прокурора в кассационном порядке.

Они могли быть приносимы: 1) в случае явного нарушения прямого смысла закона и неправильного толкования его при определении преступного действия и рода наказания; 2) в случае нарушения обрядов и форм судопроизводства столь существенных, что вследствие несоблюдения их невозможно было признать приговор в силе судебного решения; 3) в случае нарушения пределов ведомства или власти, законом, предоставленным мировому судье или Мировому Съезду.

Жалобы и протесты на окончательные приговоры мирового судьи, подавались в тот же срок и с соблюдением тех же правил, какие были определены для подачи апелляционных отзывов (ст. 147−151). То же представлялось на окончательные приговоры Мировых Съездов, с нижеследующими изъятиями [36, 256]: жалобы и протесты на приговоры Мирового Съезда предъявлялись Непременному Члену данного Съезда; подсудимый, подавший кассационную жалобу на окончательный приговор Мирового Съезда, присуждающий его к содержанию под стражей, мог быть оставлен на свободе только по представлению залога; принесение кассационной жалобы на окончательный приговор Мирового Съезда не останавливал исполнение приговора о денежных взысканиях, налагаемых в наказание за преступление или проступок, или для вознаграждения за причиненные ими вред и убытки; но взысканная сумма, до окончательного разрешения кассационной жалобы, хранилась депозитом судебного установления.

Ведомству мирового судьи подлежали: 1) иски по личным обязательствам и договорам, и о движимости ценой не свыше 500 рублей; 2) иски о вознаграждении за ущерб и убытки, когда их количество не превышало 500 рублей, или же во время предъявления иска не могло быть положительно известно; 3) иски о личных обидах и оскорблениях; 4) иски о восстановлении нарушенного владения, когда со времени нарушения прошло не более 6 месяцев; 5) иски о праве участия частного, когда со времени его нарушения прошло не более года; 6) просьбы об обеспечении доказательств по искам на всякую сумму [74, ст. 29].

Ведомству мирового судьи не подлежали: 1) иски о праве собственности или о праве на владение недвижимостью, утвержденном в формальном акте; 2) иски, сопряженные с интересом казенных управлений, за исключением исков о восстановлении нарушенного владения, а также исков, на сумму не свыше 500 рублей, о вознаграждении за потравы и другие повреждения в казенных дачах ведомства Министерства Государственных Имуществ; 3) иски между сельскими обывателями, подлежавшие ведомству их собственных судов, кроме как на предоставление такого рода иска разбору мировому судье, когда последовало взаимное между истцом и ответчиком соглашение; 4) споры о привлечениях на открытие или изобретение [85, 557].

Мировой судья обязан был предпринять все меры и до разбирательства дела, и во время производства, чтобы примирить стороны. В случае неудачи — приступал к постановлению решения. Мировая сделка оформлялась письменно, прочитывалась, подписывалась сторонами. Дело, окончившееся примирением, возобновляться не могло [47, 2].

Жалобы на медлительность, на отказ в принятии исковой просьбы, отзыва или апелляционной жалобы подавались Мировому Съезду. Другие — мировому судье, который в семидневный срок передавал их в Мировой Съезд, где эти жалобы рассматривались без вызова сторон, либо же при присутствии давали устные объяснения [34, 9].

3. Судебная контрреформа 80-х - 90-х годов ХIХ века и ее влияние на институт мировых судей

С введением в жизнь судебной реформы 1864 г. в политике самодержавия наметились две противоположные тенденции. Первая была направлена на ограничение демократических начал и институтов, являвшихся краеугольным камнем судебной реформы, с тем, чтобы соотнести новый судебный строй с общими началами российской государственности. Вторая — на совершенствование нового судоустройства и судопроизводства, каким бы идеальным оно ни казалось в теории, в практической деятельности требует доработки. Изменения коснулись и мирового судопроизводства.

Создание такой судебной организации, которая удовлетворяла бы как можно лучше потребности населения в правосудии, укрепляла доверие населения к государственной власти и воспитывала в населении чувство законности и права. Е. С. Коц считал, что устройство судов по маловажным делам должно быть простым и дешевым [49, 12].

С 1864 года и до 1889 года низшей инстанцией местного суда были только единоличные мировые судьи, которые с 1889 года были сокращены и остались лишь в Москве, Санкт-Петербурге и некоторых больших городах. Единство кассационного суда было нарушено законом 1889 года, который заменил большинство мировых судей земскими начальниками, городскими судьями и уездными членами окружного суда, в качестве судей первой инстанции. В качестве апелляционной инстанции закон 1889 года создал уездные съезды и в качестве кассационной — губернские присутствия.

Главной отличительной чертой закона 1889 года являлось соединение в лице земских начальников судебной и административной властей [68, 34].

Правительство рассчитывало создать на местах сильную власть, которая, являясь органом надзора за всей местной жизнью, главным образом за должностными лицами сельского управления, в то же время была бы и органом правосудия. Административные обязанности земских начальников были многочисленны и разнообразны. Закон вручал им власть над лицами сельского управления, на которых они могли налагать взыскания без всякого формального производства. Наряду со всеми этими обязанностями на них возложено и отправление правосудия.

Следующим отступлением от реформ было возвращение к сословности. Мировые судьи избирались из всего населения без различия сословий, правда, Судебные уставы ввели образовательный и имущественный цензы, которые фактически создавали для бывших помещиков привилегированное положение, но право на занятие судейской должности было признано одинаковое за всеми людьми. По Указу 1889 года земские начальники, напротив, должны были назначаться преимущественно из числа местных дворян.

Дальнейшим отступлением от судебных установлений была замена выборного порядка порядком назначения судей. Известно, что выборный порядок был принят судебными уставами только для мирового суда, тогда как судьи общих судебных мест назначались правительством. Но назначенные судьи, по мысли судебных уставов, не были правительственными чиновниками, так как они пользовались несменяемостью. Против судейской несменяемости и направлялись изменения, принятые правительством. Уничтожить сам принцип несменяемости правительство все-таки не решилось. Закон же 1889 года ввел в России судей — чиновников, находившихся в полной зависимости от начальства, которое имело право в любой момент под тем или другим благовидным предлогом снять их с должности.

В конечном итоге сама должность земского начальника была изъята из судебного ведомства, из-за чего нарушилась целостность и стройность всей системы судебных установлений. Назначение и увольнение земских начальников, также как и надзор за всей их деятельностью, сосредотачивались не в министерстве юстиции, а в министерстве внутренних дел.

Наряду с земскими начальниками закон 1889 года преобразовал, в качестве суда первой инстанции, городских судей и уездных членов окружного суда. И те, и другие находились в ведомстве министерства юстиции. Более мелкие дела, находившиеся прежде в ведении мировых судей, перешли теперь: в уездах — к земским начальникам; в городах — к городским судьям. Более же крупные дела сосредоточились у уездных членов окружного суда. Апелляционной инстанцией для земских начальников и городских судей являлись уездный съезд, для уездного окружного суда — окружной суд.

Закон 1889 года нарушил и единство кассационного суда. Теперь для подачи кассационных жалоб на решения уездных судов были созданы губернские присутствия, почти полностью состоявшие из представителей административного ведомства. Новые учреждения не вписывались в стройной прежде систему судебных установлений. Не только человеку без специального образования, но и юристу иногда трудно было разобраться, куда и к кому следует обращаться за правосудием в том или ином случае.

Рассмотренная структура судов просуществовала до 1912 года, когда законом 15 июня 1912 года институт мировых судей вновь был восстановлен с некоторыми изменениями и дополнениями, и упразднены судебно-административные установления.

В новом виде мировые судьи избирались в города и уезды. Уезд с находящимися в нем городами составляет мировой округ; мировой округ разделяется на мировые участки, включающие по две волости; в каждом мировом участке находится один мировой судья. Мировые судьи избирались на 3 года уездными земскими собраниями и городскими думами. Судья, прослуживший 3 года, мог быть избран потом уже на 6 лет. Избранные мировые судьи утверждались Первым Департаментом Сената.

Мировые судьи по-прежнему разделялись на участковые, почетные и добавочные. Участковые судьи выбирались по одному на мировой участок. Добавочные судьи избирались там, где в них испытывалась необходимость. Задача их состояла в облегчении работы участковых мировых судей.

Почетные мировые судьи учреждались отчасти с той же целью, но главным образом для того, чтобы «лица, заслуживающие полного уважения и доверия, не лишались возможности, не оставляя своих домашних занятий и обязанностей, принимать участие в отправлении правосудия» [20, 201]. Большинство почетных мировых судей составляли местные землевладельцы, которые значительную часть года проводили в своих имениях, состояли на государственной службе. Во время же своего пребывания на местах, они осуществляли судейские функции. Почетные мировые судьи, кроме разбора дел по желанию сторон, были обязаны замещать участковых мировых судей, а также присутствовать на заседаниях мировых съездов наравне с судьями участковыми и добавочными.

По мнению А. А. Леонтьева, «устанавливая для судей нравственный и образовательный цензы, закон поступает совершенно правильно: ни человек невежественный, ни человек нравственно испорченный не могут быть хорошими судьями» [50, 91]. Совсем иначе дело обстояло относительно имущественного ценза. Богатство или достаток меньше всего определяли умственные и нравственные качества человека; поэтому установление имущественного ценза, как в данном случае, так и при выборах на другие общественные должности, являлось показателем господства имущих классов.

А.Ф. Кони отмечал: «Если установление имущественного ценза для мировых судей имело хоть некоторый смысл в эпоху судебных уставов, когда помещики являлись наиболее просвещенными и образованными людьми своего времени, когда их имения не были еще разорены и могли действительно обеспечить некоторую независимость судьям, — то в начале XX века оно потеряло всякий смысл, и может принести один только вред» [45, 109]. Оно сузило и без того узкий круг лиц, из которого земским собраниям и городским думам приходилось выбирать мировых судей и лишило возможности попасть в мировые судьи тех постоянных жителей, которые обладали достаточным образовательным цензом (дипломом среднего или даже высшего учебного заведения).

Новый закон понижал земельный ценз вдвое, сравнительно с цензом, установленным судебными уставами. «Требовалось владение недвижимостью в размере, определенном для выборов уездных гласных, а для владеющих землей в губернии, где производились выборы, -даже половина этого размера» [45, 118]. Другие категории ценза были оставлены прежними: в уездах — недвижимость, ценой не ниже 15 тысяч рублей, в столицах — не менее 6 тысяч рублей, в других городах — не ниже 3 тысяч рублей. Имущественный ценз требовался в половинном размере от лиц с высшим юридическим образованием. Для судей по назначению имущественного ценза не требовалось.

Служебный ценз был установлен в виде дополнения к среднему образованию (трехлетнему), и даже в виде его замены (шестилетний).

Прослуживший 6 лет в должностях предводителя дворянства, секретаря мирового съезда или, до введения в действие закона, в должности земского начальника или секретаря уездного съезда, мог быть избран в мировые судьи.

Это постановление дало возможность многим из прежних земских начальников переименоваться в мировые судьи. Наконец, новый закон счел возможным отменить очень важную в правовом отношении статью судебных уставов, по которой допускалось избрание на должность мирового судьи и лиц, не удовлетворяющих условиям имущественного, образовательного и возрастного цензов, если избрание прошло единогласно.

Возрастной ценз для мировых судей, как и для судей общих судебных мест, был равен 25 годам [62, 496].

Решения мировых судей были окончательными и неокончательными. Окончательными считались все приговоры по делам уголовным, когда обвиняемый присуждался к внушению, замечанию, выговору, денежному взысканию не свыше 15 рублей с одного лица, аресту не свыше трех дней, и когда вознаграждение за вред и убытки не превышала 30 рублей. На них не могла быть подана апелляционная жалоба.

Апелляционные жалобы на неоконченные приговоры по уголовным делам подавались в Мировой Съезд в двухнедельный срок через мирового судью, решившего дело. Кассационные жалобы на неокончательные приговоры по делам уголовным подавались в двухнедельный срок; кассационные жалобы по гражданским делам, на окончательные решения мировых съездов — в двухмесячный срок. Кассационные жалобы в Сенат подавались через мирового судью или Мировой Съезд, в зависимости от того, кем принято решение. Кассационные жалобы по гражданским делам на сумму до 100 рублей не допускались [75, 151].

Ведомство мировых судей было значительно расширено в соответствии с новым законом. По гражданским делам им подсудны иски до 1000 рублей (ранее до 500 рублей), иски о восстановлении нарушенного владения и о нарушении права участия частного в течение года со дня нарушения, просьбы об обеспечении доказательств по искам на любую сумму и просьбы о понудительном исполнении по актам.

По уголовным делам мировому судье были подсудны все преступные деяния, за которые полагалось наказание без лишения прав. Денежные штрафы и пени могли налагаться в пределах 1000 рублей. Размер подсудного мировым судьям гражданского иска также был повышен с 500 рублей до 1000 рублей. Это увеличение подсудности привело в последствии к тому, что большинство дел, подлежащих до того момента окружным судам без участия присяжных заседателей, перешло к мировым судьям.

4. Воссоздание института мировых судей в России в современный период (1993 — 2008 гг.)

Появление мировых судей в современной России можно рассматривать как восстановление демократических традиций российской реформы 1864 года. Возрождение мировых судей призвано было решить преимущественно две принципиально важные проблемы: приблизить суды к местному населению и тем самым облегчить доступ граждан к правосудию и разгрузить районные суды от чрезмерно большой нагрузки, которая постоянно возрастает [18, 26].

Мировой суд в Российской Федерации — это низшее звено судебной системы, рассматривающее мелкие гражданские и уголовные дела в качестве первой инстанции.

Особенностью института мировых судей является то, что эти судьи в соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» входят в единую судебную систему России, но являются судьями общей юрисдикции субъектов РФ (ст. 4). К другой особенности рассматриваемого института относится то, что полномочия, порядок назначения (избрания) и деятельности мировых судей устанавливаются как федеральным законом, так и законом субъекта РФ (ст. 28 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ», ст. 1 Закона «О мировых судьях в РФ»). Применительно к определению полномочий мировых судей важно отметить, что круг рассматриваемых ими гражданских и уголовных дел устанавливается федеральным законом, тогда как перечень подсудных им дел об административных правонарушениях может устанавливаться также законом субъекта РФ. Этот вывод вытекает из содержания ч.2 ст. 1 Закона и ст. 28 названного Федерального конституционного закона. Однако в какой бы форме ни осуществлялось правосудие мировым судьей (гражданское, уголовное либо административное судопроизводство), судебное решение выносится именем РФ.

В соответствии со ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» и ч. 3 ст. 1 Закона вступившие в силу постановления мировых судей, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ.

Неисполнение постановлений мирового судьи, а равно иное проявление неуважения к нему влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом.

На мировых судей, как и на судей федеральных судов, распространяются гарантии независимости судей, их неприкосновенности, а также материального обеспечения и социальной защиты. Эти гарантии установлены Конституцией Р Ф, Федеральным конституционным законом «О судебной системе РФ», Законом Р Ф «О статусе судей в РФ», Федеральным законом «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов РФ» и другими нормативными правовыми актами. Предусмотренные федеральными законами гарантии материального обеспечения и социальной защиты членов семей судей федеральных судов в полной мере распространяются и на членов семей мировых судей. Мировой судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принять необходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление. Кроме того, на мирового судью и членов его семьи полностью распространяется действие Федерального закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой