Мировое соглашение в гражданском и в исполнительном производстве

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание:

  • Введение 3
  • Глава 1. Правовая природа мирового соглашения в гражданском и в исполнительном производстве 6
    • 1.1. Мировое соглашение в исполнительном производстве 6
    • 1.2. Мировое соглашение как проявление частноправовых начал в исполнительном производстве 12
    • 1.2. Особые черты мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнительного производства 16
  • Глава 2. Мировое соглашение на стадии исполнения 22
    • 2.1. Исполнение мирового соглашения утвержденного судом 22
    • 2.2. Контроль за исполнением мирового соглашения 37
    • 2.3. Проблемы исполнения мирового соглашения 41
  • Заключение 53
  • Список использованной литературы: 57

Введение

Мировое соглашение в гражданском процессе является эффективным инструментом урегулирования спора. Поэтому гражданское процессуальное законодательство стремится обеспечить максимальную возможность для суда и сторон использовать этот институт. Несмотря на предпочтительность окончания дела путем заключения мирового соглашения, не любое соглашение сторон о способе разрешения спора может привести к прекращению производства по делу.

Мировое соглашение является важным юридическим фактом процессуального права. Мировое соглашение приравнивается по своим свойствам к судебному решению, однако имеет иную природу.

Особенностями мирового соглашения как юридического факта является, во-первых, то, что оно влечет правовые последствия в процессуальной сфере и одновременно в материальной сфере. Во-вторых, мировое соглашение является сложным фактическим составом, который вызывает различные правовые последствия в зависимости от того, завершен он или нет. В свою очередь, каждый юридический факт, составляющий данный состав, вызывает определенные правовые последствия. В-третьих, мировое соглашение может входить в иные юридические составы в качестве юридического факта.

Последствия, которые влечет мировое соглашение в процессуальной сфере, заключаются, главным образом, в прекращении производства по делу. Определение суда, которым утверждается мировое соглашение, прекращает процессуальные правоотношения между судом и лицами, заключившими мировое соглашение. Таким образом, мировое соглашение имеет значение правопрекращающего юридического факта.

Однако только этим воздействие мирового соглашения на процессуальное правоотношение не исчерпывается. Как отмечает Н. Б. Зейдер, некоторые юридические факты, создающие или прекращающие одни процессуальные правоотношения, одновременно изменяют другие Зейдер Н. Б. Гражданские процессуальные правоотношения. — Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1965. С. 73. Так, возможны ситуации, когда мировое соглашение заключается лишь между некоторыми из лиц, участвующих в деле. Мировое соглашение может быть заключено между ответчиком и одним из нескольких соистцов или между истцом и одним из нескольких соответчиков. В таком случае производство по делу прекращается лишь в части урегулированных разногласий и лишь в отношении лиц, заключивших мировое соглашение. Единое сложное правоотношение, складывающееся по делу, при этом изменяется — из него исключаются правоотношения суда с лицами, заключившими мировое соглашение. В этом состоит правоизменяющее действие мирового соглашения.

Применительно к судебному решению отмечалось, что «решение… выступает в качестве необходимой процессуальной предпосылки для возникновения новых юридических отношений. Так, принесение жалобы на не вступившее еще в законную силу решение порождает новое процессуальное отношение с судом второй инстанции. Но возникновению этого нового отношения должен в качестве необходимой предпосылки предшествовать обязательный юридический факт — вынесение обжалуемого решения» Зейдер Н. Б. Судебное решение по гражданскому делу. — М.: Юридическая литература, 1966. С. 99. Мировое соглашение, а вернее, наличие вступившего в законную силу определения суда об его утверждении и прекращении производства по делу является юридическим фактом, наличие которого обязательно для возникновения новых процессуальных правоотношений. Такие правоотношения могут возникать в связи с обжалованием данного определения, его пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам, выдачей исполнительного листа.

Одним из положительных моментов, сказывающихся на эффективности, своевременности и оптимизации современного правосудия, является ежегодное увеличение количества дел окончанных с заключением мировым соглашением, от этого во многом зависят надежное обеспечение законных прав и интересов хозяйствующих субъектов и развитие цивилизованного предпринимательства.

В процессе подготовки дипломной работы были изучены работы современных и дореволюционных процессуалистов, таких как: Гурвич М. А., Дернбург Г., Иоффе О. С., Новоселова Л А., Матиевский М. Д., Покровский И. А., Суханов Е. А., Хвостов В. М., Шерстюка В. М., Шершеневич Г. Ф., Юкова М. К., Ярков В. В. и другие.

Целью дипломной работы является выработать рекомендации и предложения по совершенствованию действующего законодательства по заключению мирового соглашения в исковом производстве и на стадии исполнения.

Задачи дипломной работы:

1. изучить правовую природу мирового соглашения в исполнительном производстве

2. выделить отличительные черты мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнительного производства и на стадии судебного решения

3. рассмотреть контроль исполнения мирового соглашения

4. проанализировать проблемы исполнения мирового соглашения.

Глава 1. Правовая природа мирового соглашения в исполнительном производстве

1.1. Мировое соглашение в исполнительном производстве

«Гражданский процесс есть юридическое отношение: он, во-первых, является единым в том смысле, что множество прав и обязанностей, в его состав входящих, связаны, объединены общей целью; во-вторых, процесс есть отношение организованное; закон определяет стройный порядок осуществления прав и обязанностей субъектов его; тут не то, что, например, в области гражданского права: в последнем частные права хотя и определяют этот порядок, но нет той предустановленной, стройной последовательности, обусловленной наилучшим и наиполнейшим осуществлением цели процесса; эта организованность вызывается уже тем, что одним из субъектов отношения является государство… субъект публично-правового характера» Курс лекций, читанных проф. Гамбаровым Ю. С. 1894 — 1895 гг. // Хрестоматия по гражданскому процессу / Под ред. М. К. Треушникова. — М., 1996. С. 17 — 18.

Однако процесс тесно связан с характером гражданских прав, на защиту которых и направлена процессуальная деятельность. «Отличительной чертой гражданских прав является то, что они предоставлены в полное распоряжение своих обладателей. Таким образом, если обладатель определенного гражданского права может свободно распоряжаться им до и вне процесса, если он может совершенно отказаться от него, то нет оснований лишать его такого же свободного распоряжения своими правами во время процесса» Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. Изд. 2-е. — М., 1917; Хрестоматия по гражданскому процессу. С. 58 — 59.

Процессуальное право дает сторонам такую возможность. В соответствии п. 1 ст. 39 ГПК РФ стороны могут закончить дело мировым соглашением. Указанное положение, несмотря на публично-правовой характер процессуального права, позволяет сторонам прекратить спор самостоятельно и является проявлением принципа диспозитивности в процессе.

Необходимо отметить, что среди исследователей нет единого мнения по вопросу о правовой природе института мирового соглашения.

Так, Т. М. Яблочков указывал, что мировая сделка есть своеобразная форма окончания процесса. Понятие мировой сделки вовсе не предполагает как существенного условия наличия обязательных взаимных уступок: она может заключаться и в односторонней уступке одной стороной другой всего объема требований. Кроме того, по своей юридической силе мировое соглашение равносильно судебному решению, вступившему в законную силу Яблочков Т. М. Нормативная сила судебного решения // Вестник гражданского права. 1916. N 1. С. 47 — 48.

Аналогичной точки зрения придерживался и К. И. Малышев, который, отмечая договорный характер мирового соглашения, указывал, что одним из частных прав сторон в гражданском процессе является право сторон окончить дело мировой сделкой Малышев К. И. Гражданское судопроизводство. — СПб., 1883. С. 416 — 420. Отмечая, что мировая сделка есть договор, автор отмечает, что возможность ее заключения зависит от личной способности сторон и законности ее предмета. Разрешая вопрос о заключении мирового соглашения, стороны действуют по взаимному согласию, контрагенты получают по мировой сделке те права, которые сумели выговорить для себя.

Г. Ф. Шершеневич, рассматривая мировую сделку, также приходит к выводу, что по своей юридической природе она представляет договорное отношение и поэтому все субъективные и объективные условия, установленные для договоров, имеют полное применение и к мировым сделкам Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. — Тула: Автограф, 2001. С. 446.

Из более поздних исследователей акцент на материально-правовой природе распорядительных актов сторон при заключении мирового соглашения был сделан С. В. Курылевым, который указывал, что мировая сделка представляет собой совокупность двух согласованных материально-правовых, как правило, распорядительных актов сторон Курылев С. В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе. С. 157.

Представители другой точки зрения рассматривают волеизъявление сторон по заключению мирового соглашения как осуществление процессуального правомочия на заключения мирового соглашения. Так, Р. Е. Гукасян считал, что «волеизъявление сторон на заключение мирового соглашения представляют собой процессуальные действия… Действия сторон представляют собой осуществление процессуального правомочия — права на заключение мирового соглашения. В связи с тем что любое действие, совершаемое в осуществление процессуальных прав и обязанностей, является действием процессуальным, заключение мирового соглашения сторонами есть совершение процессуальных действий» Гукасян Р. Е. Проблема интереса в гражданском процессуальном праве. — Саратов, 1970. С. 126.

Наконец, сторонники третьей позиции о природе мирового соглашения подчеркивают двойственность его содержания — материально-правовое и процессуальное. Наиболее четко двойственность мирового соглашения обозначил М. А. Гурвич, который указывал, что мировое соглашение является «не процессуальным договором, а юридическим составом более сложным, в который входят договор в смысле сделки гражданского права и ряд элементов процессуального значения» Советский гражданский процесс / Под ред. М. А. Гурвича. С. 125.

Разделяя в целом позицию авторов, рассматривающих мировое соглашение как единый юридико-фактический состав, включающий в себя элементы как материального, так и процессуального права, автор считает необходимым добавить, что мировое соглашение органично сочетает в себе частноправовые и публично-правовые начала.

Такой вывод можно сделать, проанализировав институт мирового соглашения, который с необходимостью сочетает в себе два юридических факта: саму мировую сделку (гражданско-правовая сделка) и утверждение мирового соглашения судом (процессуальный аспект заключения мирового соглашения). Таким образом, заключая мировую сделку, стороны по своему усмотрению распоряжаются своим субъективным правом, что составляет содержание гражданско-правовой диспозитивности. Сущность диспозитивности как раз заключается в возможности выбора варианта поведения для сторон правоотношения. При этом требования, предъявляемые к мировому соглашению как гражданско-правовой сделке, устанавливаются нормами гражданского права, традиционно относящимися к области частного права.

Однако мировое соглашение должно быть в обязательном порядке утверждено судом. Требования к процедуре утверждения мирового соглашения судом установлены процессуальным законодательством, которое находится в области действия публично-правового начала. В силу императивности норм процессуального права нарушение процедуры утверждения судом мирового соглашения влечет безусловную отмену судебного акта, при этом мировое соглашение при отсутствии определения суда о его утверждении не может рассматриваться как имеющее юридическую силу и влекущее правовые последствия.

С момента предъявления исполнительного документа начинается самостоятельный этап развития прав и обязанностей сторон по исполнительному производству. В зависимости от вида исполнительного документа, характера действий (добровольное и принудительное), а также от материально-правовых особенностей различных категорий дел механизм, обеспечивающий перевод прав, обязанностей и интересов, подтвержденных исполнительным документом, в реальности различен.

С точки зрения механизма реализации исполнительных документов, с учетом характера правоотношений представляется возможным выделить механизм, обеспечивающий принудительное исполнение подтвержденной исполнительным документом обязанности должника, и механизм добровольного исполнения. Последний обеспечивает правомерное поведение субъектов в основном на уровне правового сознания: ценностных ориентаций, правовых установок, мотивов поведения в процессе реализации исполнительных документов.

Особо стоит отметить, что мировое соглашение в процессе исполнительного производства в отличие от мирового соглашения, заключаемого в процессе судебного разбирательства, заключается в период, когда спор между сторонами уже разрешен судом. Более того, на этапе исполнения взыскатель уже обладает судебным актом, устанавливающим обязанность должника по совершению определенных действий (или воздержанию от совершения каких-либо действий). Мировое соглашение на указанном этапе представляет собой как раз механизм добровольного исполнения, основная процедурная цель которого — отказ от механизма государственного принуждения либо прекращение принудительного исполнения, если такая процедура была начата.

Необходимо отметить, что мировое соглашение по силе действия приравнивается к судебному акту, в случае неисполнения его условий добровольно оно является основанием для выдачи судом исполнительного листа и подлежит принудительному исполнению.

Судебные акты, вступившие в законную силу, являются обязательными и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Специфика мирового соглашения, заключаемого на стадии исполнительного производства, заключается как раз в том, что закон, допуская заключение мирового соглашения в исполнительном производстве, предусматривает исключение из указанного правила. Заключение мирового соглашения фактически отменяет все ранее вынесенные судебные решения.

Таким образом, мировое соглашение, заключенное на стадии исполнительного производства, фактически предоставляет лицам, его заключившим, возможность изменения последствий рассмотрения дела и изменения решения. Можно согласиться с М. А. Рожковой в том, что основной причиной, побуждающей стороны исполнительного производства к заключению мирового соглашения, является в отличие от судебного разбирательства не спорность права, а определенные сомнения в возможности осуществить исполнение в полном объеме Рожкова М. А. Основные понятия арбитражного процессуального права. — М.: Статут, 2003. С. 184.

Мировое соглашение в исполнительном производстве, равно как и мировое соглашение, заключаемое в процессе судопроизводства, имеет в своей основе два юридических факта: заключение между взыскателем и должником договора и утверждение его судом.

1. Заключение договора. В связи с тем что мировое соглашение в исполнительном производстве рассматривается и утверждается судом общей юрисдикции либо арбитражным судом, необходимо отметить, что требования ГПК РФ содержат различные подходы к вопросу заключения мирового соглашения. Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что мировое соглашение, заключаемое на стадии исполнения, должно отвечать требованиям: а) определенности, б) безусловности и в) заключаться в отношении всего присужденного по иску.

а) Определенность мирового соглашения подразумевает, что в нем должны быть четко указаны права и обязанности сторон относительно материального объекта спора, также исполнительное мировое соглашение не может содержать в себе альтернативных условий.

б) Безусловность мирового соглашения, заключаемого при процедуре принудительного исполнения, заключается в недопустимости включения в него условий, от наступления или ненаступления которых зависит его исполнение.

в) Мировое соглашение, заключаемое сторонами на стадии исполнения, допустимо в отношении всего присужденного по иску, тогда как в процессе допускается заключение мирового соглашения в отношении части иска.

ГПК РФ (п. 1 ст. 39) в отличие от АПК не устанавливает обязательных условий к форме мировой сделки и содержит лишь общую посылку, позволяющую сторонам прекратить дело самостоятельно путем заключения мирового соглашения. Таким образом, в судах общей юрисдикции возможно заключение мирового соглашения без составления отдельного документа, путем устного заявления сторон о достижении соглашения, условия которого подлежат закреплению в протоколе судебного заседания.

2. Утверждение мирового соглашения судом. Изучение норм законодательства, посвященных вопросу заключения мирового соглашения в исполнительном производстве, позволяет сделать вывод, что основная функция суда при утверждении мирового соглашения — проверка мировой сделки на предмет ее соответствия закону и соблюдения прав и законных интересов других лиц. Этот вывод, в частности, основывается и на том, что мировое соглашение суд утверждает путем вынесения определения, без рассмотрения дела по существу. В определении суда об утверждении мирового соглашения, заключенного в процессе исполнения судебного акта, должно быть указано, что этот судебный акт не подлежит исполнению.

Учитывая императивность норм права, регулирующих область процессуального права в целом и исполнительного производства в частности, нарушение процедуры заключения и утверждения мирового соглашения будет влечь либо отмену определения суда об утверждении мирового соглашения, либо (при отсутствии такого определения) мировое соглашение будет рассматриваться как не имеющее юридической силы и не влекущее правовых последствий.

Особо отметим, что основанием для отмены определения суда об утверждении мирового соглашения могут быть лишь нарушения норм процессуального права либо требований, предъявляемых к заключению мирового соглашения. Проверяя законность мирового соглашения, суд тем самым уже исследует и оценивает вопросы, которые могли бы быть заявлены в иске об оспаривании самого соглашения сторон. Поэтому постановка вопроса о нарушении судом норм материального права представляется нецелесообразной, т.к. по существу дело не рассматривается, а исполнительное производство прекращается по воле сторон.

В одностороннем отказе от исполнения (полностью или в части) либо в исполнении должником своей обязанности отсутствует такой элемент мирового соглашения, как согласованность воли субъектов, находящихся на разных полюсах правоотношения. Односторонний отказ, равно как и исполнение, содержит волеизъявление одной стороны, которое будет обязательно для других участников исполнительного производства, но при этом не будет содержать элемента договора (компромисса), который является, на наш взгляд, неотъемлемым атрибутом мирового соглашения.

1.2. Мировое соглашение как проявление частноправовых начал в исполнительном производстве

Конечной целью исполнительного производства является выполнение предписания, содержащегося в судебном решении и ином исполнительном документе. Для достижения указанной цели судебный пристав-исполнитель осуществляет принудительное исполнение, которое гарантирует реализацию исполнительных документов помимо воли обязанного лица. Меры принудительного исполнения являются формой (средством) реализации норм права, через исполнение решений судов и постановлений других органов, подлежащих исполнению, т. е. выступают как санкции невыполненных должником обязанностей. Можно согласиться с Л. Н. Завадской, что в качестве основных публично-правовых черт принудительного исполнения можно указать следующие:

— строгая регламентация порядка и процедуры применения мер принудительного воздействия на должника;

— четкая урегулированность не только прав взыскателей, но и прав и обязанностей должника и лиц, производящих взыскание;

— наличие процессуальных гарантий, обеспечивающих защиту прав и законных интересов должника и взыскателя;

— кроме того, на наш взгляд, необходимой чертой исполнительного производства как сферы действия публичного права является наличие специального субъекта принудительного исполнения, облеченного властными полномочиями, судебного пристава-исполнителя.

В связи с тем, что отношения в области исполнительного производства, равно как и иные процессуальные правоотношения, строятся на началах субординации, необходимо подчеркнуть, что особенностью субъектного состава процессуального правоотношения является обязательное наличие властного субъекта, который имеет варианты выбора развития процесса исполнения в пределах, установленных соответствующим законодательством.

В то же время отношения в сфере принудительного исполнения юрисдикционных актов обладают определенной диспозитивностью Некоторыми авторами высказывается мнение, что исполнительное производство полностью подчинено действию диспозитивных начал. См., например: Балабин В. И., Левченко Л. В. Действие принципа диспозитивности в исполнительном производстве // Правоведение. 1992. N 3. Так, свобода усмотрения сторон гражданского процесса, связанная с судьбой иска (подача иска/встречного иска, отказ полностью или в части от исковых требований, заключение мирового соглашения и др.), находит свое продолжение в исполнительном производстве в возможности для заинтересованных лиц влиять определенным образом на ход исполнительного производства и определять дальнейшую судьбу дела.

Необходимо отметить, что одним из проявлений функционального воздействия диспозитивного начала в сфере исполнительного производства является обеспечение динамики правореализационной деятельности.

Обеспечение динамики правоприменительной деятельности в сфере гражданской юрисдикции было всесторонне исследовано М. А. Гурвичем, который, раскрывая механизм действия движущего начала гражданского процесса, указывал на следующие основные моменты. Двигательным началом в процессе именуется тот стимул, под воздействием которого процесс возникает и развивается. Предмет или объект двигательного начала представляет собой то спорное право, охраняемый законом интерес, к рассмотрению которых призывается суд. Таким образом, именно интерес лица, обратившегося к суду за защитой, и является определяющим при возникновении гражданского процесса. Автономность субъективного гражданского права, его распорядительный характер находят в процессе свое выражение в принципе диспозитивности, т. е. в обеспеченной законом возможности своим односторонним волеизъявлением возбудить процесс и вызывать дальнейшее его движение Советский гражданский процесс / Под ред. М. А. Гурвича. — М., 1975. С. 24 — 26; Плешанов А. Г. Указ. соч. С. 58 — 59.

В качестве главного фактора механизма движения гражданского дела М. А. Гурвич указывал права участников процесса на одностороннее волеизъявление. Ранее аналогичную точку зрения высказывал К. И. Малышев, который писал, что в гражданских процессуальных правоотношениях «суд не производит гражданских дел без просьбы заинтересованных лиц Малышев К. И. Курс гражданского судопроизводства. Т. 1. Изд. 2-е. СПб., 1876; Цит. по: Морозова И. Б., Треушников А. М. Исполнительное производство. М., 1999. С. 40. «, т. е. начало движения зависит от заинтересованных лиц. Таким образом, волеизъявление (обращение лица в суд) является процессуальным юридическим фактом, действием, возбуждающим гражданский процесс, приводящим к возникновению и функционированию гражданского процессуального правоотношения Ярков В. В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. Свердловск: СЮИ, 1992. С. 12.

Соглашаясь с вышеизложенным, хотелось бы отметить, что процедурный характер исполнительного производства также подвержен влиянию принципа диспозитивности. Подчеркивая процедурность исполнительного производства, А. К. Сергун указывает, что «исполнение судебных решений совершается в процессуальной форме; порядок деятельности органов исполнения предписан законом; заинтересованным лицам обеспечена возможность участия в исполнительном производстве; при этом им предоставляются определенные процессуальные права».

На наш взгляд, действие принципа диспозитивности в исполнительном производстве аналогично действию принципа диспозитивности в области гражданского процесса с учетом той специфики, которая характерна для каждой отрасли.

Двигательный стимул, под воздействием которого возникает и развивается исполнительное производство, — интерес взыскателя, заинтересованного в осуществлении своего права, который (интерес) реализуется путем обращения взыскателем исполнительного документа к исполнению. Автономность прав взыскателя является той обеспеченной законом возможностью, когда взыскатель своим односторонним волеизъявлением может возбудить процедуру (процесс) исполнения и его последующее движение. Только взыскатель вправе определять, возбуждать ли ему исполнительное производство или не возбуждать Ярков В. В. Комментарий к ФЗ «Об исполнительном производстве» и ФЗ «О судебных приставах». М.: Юрист, 2000. С. 93., соответственно судебный пристав-исполнитель не может возбудить исполнительное производства без волеизъявления самого взыскателя. Диспозитивным началом здесь будет право, свобода взыскателя при решении вопроса о предъявлении исполнительного документа ко взысканию.

В рамках юрисдикционной деятельности в области исполнительного производства существует ряд вопросов, при решении которых действия направляются самими сторонами как актом односторонней воли (например, отказ взыскателя от обращения к взысканию или отзыв исполнительного документа), так и совместным волеизъявлением путем согласительных процедур, к таковым можно отнести мировое соглашение. Особым отличительным признаком в данном случае служит тот факт, что спор двух субъектов с противоположными юридическими интересами возможно урегулировать без применения инструментов государственного принуждения.

При заключении мирового соглашения взыскатель и должник предполагаются носителями собственной воли и собственной инициативы, именно они своими действиями дают импульс возникновению и развитию исполнительных правоотношений. В данном случае отсутствует непосредственное и властное регулирование отношений, действительно, никто не может указать сторонам условия заключения мирового соглашения.

Наличие частноправовых начал в исполнительном производстве предполагает проявление инициативы сторон, от которой зависит возникновение и движение исполнительного производства. Свобода выбора в указанном случае предполагает, что вариант поведения определяется самостоятельно некоторыми самостоятельными социальными единицами, в данном случае сторонами исполнительного производства. В связи с вышесказанным справедливо мнение, что диспозитивное начало предопределяет широкий диапазон и многовариантность осуществления конкретных процессуальных действий, тем самым стимулируя позитивную социально-правовую активность личности, предоставляя возможность совершения процессуальных действий его воле.

1. 3 Особые черты мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнительного производства

Действующее российское законодательство (пп. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона «Об исполнительном производстве») допускает совершение сторонами мирового соглашения после вступления в силу решения суда — в процессе исполнительного производства.

При этом мировое соглашение, заключаемое в процессе принудительного исполнения, имеет некоторые специфические черты, которые позволяют отграничивать его от мирового соглашения в стадии судебного разбирательства или при процедуре банкротства.

а) Заключение мирового соглашения в исполнительном производстве возможно только после вынесения судебного акта, который фактически разрешает спор сторон на стадии судебного разбирательства. Именно на основании судебного решения, вступившего в законную силу, взыскателю выдается исполнительный лист, предъявляя который к исполнению, он инициирует возбуждение исполнительного производства.

Судебное решение представляет собой форму суждения суда как государственного органа по самому содержанию рассмотренного спора. Проверив спорное притязание и удостоверившись в его наличии, суд в своем решении подтверждает возможность осуществления права выигравшей стороной на принудительное исполнение. Можно согласиться с М. А. Гурвичем, что «гражданское субъективное право на принуждение, будучи подтверждено судебным решением, становится процессуально осуществимым» Гурвич М. А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955. С. 104.

При этом в соответствии со ст. 428 ГПК РФ принудительно могут быть исполнены только судебные акты, вступившие в законную силу. Законная сила судебного решения подразумевает особое качество постановленного по делу судебного решения, заключающегося в том, что решение становится обязательным как для сторон и других участников дела, так и для самого суда, а также для всех государственных учреждений и организаций, должностных лиц и граждан, даже если они не принимали участия в деле Зейдер Н. Б. Судебное решение по гражданскому делу. — М., 1966. С. 113; Советский гражданский процесс / Под ред. К. И. Комиссарова и В. М. Семенова. — М., 1988. С. 313 — 314.

Некоторыми исследователями высказывается мнение, что сила судебного решения, постановленного государственным органом, не может зависеть от волеизъявления заинтересованных лиц (отказ от получения исполнительного листа, отказ от взыскания, мировое соглашение в исполнительном производстве), не может находиться в зависимости от их усмотрения. Указанная точка зрения мотивируется тем, что указанные действия представляют собой просто распоряжение правом (отказ от использования своего права), которое дает (подтверждает) вступившее в силу решение суда. Таким образом, делается вывод, что изменение или замена права, вытекающего из постановленного судебного решения, вступившего в силу, лишает его возможности иметь определенный материально-правовой эффект, но при этом не затрагивает законную силу судебного решения Зейдер Н. Б. Судебное решение по гражданскому делу. — М., 1966. С. 120−123.

Соглашаясь с указанным доводом относительно того, что факт отказа взыскателя от получения исполнительного листа или отказа от взыскания присужденного не затрагивает законной силы судебного решения и является лишь актом распоряжения своим правом, автор не может согласиться с тем, что указанный вывод справедлив в отношении мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнительного производства.

Мировое соглашение, заключаемое в исполнительном производстве, фактически отменяет собой состоявшийся по делу судебный акт, вступивший в законную силу, на основании которого был выдан исполнительный документ. В частности, такой вывод вытекает из того, что мировое соглашение: обеспечивается силой государственного принуждения (в случае, если оно не исполняется в добровольном порядке, оно подлежит принудительному исполнению); утверждается органом судебной власти (без утверждения мировой сделки судом она не может рассматриваться как мировое соглашение); невозможность сторон обратиться в суд за повторным рассмотрением дела. Таким образом, по силе действия мировое соглашение приравнивается к судебному акту, которым суд разрешает дело по существу.

Анализ вышеизложенного позволяет сделать вывод, что мировое соглашение, заключаемое в исполнительном производстве, предоставляет взыскателю и должнику право изменить своим волеизъявлением решение суда, вступившее в законную силу. Здесь необходимо отметить, что даже сам суд, постановивший решение по делу, не вправе его изменить (свойство неизменности решения, вытекающее из его обязательности), за исключением прямо предусмотренных случаев дополнения и разъяснения решения и устранения явных арифметических ошибок. Отсюда можно сделать вывод, что в случае заключения мирового соглашения в процессе исполнительного производства волеизъявлению его участников (взыскателя и должника) отдается приоритет перед государственно-властным предписанием суда, содержащимся в судебном решении.

б) В силу специфики исполнительного производства, подтвержденности права взыскателя судебным решением, необходимо отметить доминирующее положение взыскателя при заключении исполнительного мирового соглашения. Если правоотношение между истцом и ответчиком является спорным, то в исполнительном производстве право взыскателя, равно как и обязанность должника, подтверждено обязательным для исполнения юрисдикционным актом — решением суда.

Доминирующее положение взыскателя заключается в том, что на стадии исполнительного производства у него нет сомнений в спорности своего права — оно подтверждено судебным актом, и для получения присужденного взыскателю достаточно только инициировать процесс приведения решения в исполнение. При этом, решая вопрос об обращении судебного решения к принудительному исполнению, взыскатель не зависит от мнения должника или органа, постановившего решение.

Касаясь вопроса о положении должника в исполнительном производстве, нельзя не отметить, что выбор вариантов поведения для должника практически ограничен, поскольку должник изначально считается обязанным лицом, именно его необходимо принудить к совершению каких-либо действий Плешанов А. Г. Диспозитивное начало в сфере гражданской юрисдикции: проблемы теории и практики. М., 2002. С. 143.

При этом в отличие от судебного разбирательства, где истец и ответчик находятся в равной ситуации (не имея подтверждения своего права) и идут на уступки друг другу, отказываясь от того, чего у них еще нет, взыскатель отказывается от какого-то своего блага или его части, которым он фактически обладает (пусть даже это его право закреплено только на бумаге).

Заключение мирового соглашения в процессе исполнения обусловлено тем, что «присуждение — это еще не есть полное взыскание», иногда взыскателю выгоднее получить хотя бы некоторую часть присужденного. Таким образом, причина, побуждающая взыскателя к заключению мирового соглашения с должником, — не спорность права, а определенные сомнения в возможности получить присужденное по решению суда.

Для должника заключение мирового соглашения может быть одним из способов облегчить бремя обязанности, возложенной на него по решению суда, в частности, заключение мирового соглашения должником в срок, предоставленный для добровольного исполнения, позволит избежать дополнительных расходов, связанных с уплатой исполнительского сбора. Кроме того, заключая мировое соглашение, должник может изменить как размер, так и способ исполнения присужденной ему обязанности.

в) Мировое соглашение, заключаемое в процессе исполнительного производства, не затрагивает по сути предмета спора, а касается в основном изменения условий и способа исполнения судебного решения.

Указанная черта вытекает из существа двух предыдущих и заключается в том, что в отличие от мирового соглашения, заключаемого в процессе судебного разбирательства, исполнительное мировое соглашение зачастую служит инструментом оптимизации условий исполнения должником своей обязанности. В ходе исполнительного производства стороны могут договориться об отсрочке или рассрочке платежа либо о замене способа исполнения возложенной на должника обязанности. Так, при отсутствии у должника денежных средств, достаточных для уплаты присужденной в пользу взыскателя суммы, стороны могут договориться о передаче должником взыскателю иного имущества, взамен чего взыскатель, со своей стороны, отказывается от присужденного.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, мировое соглашение, заключаемое на стадии исполнения судебного решения, составляет единый юридико-фактический состав, включающий в себя элементы как материального, так и процессуального права.

Во-вторых, мировое соглашение предлагается рассматривать как одно из проявлений частноправовых начал в области исполнительного производства, которое традиционно относится к области публичного права и которое обусловливается наличием частноправовых начал в гражданском процессуальном праве и является продолжением полномочий сторон гражданского процесса по определению судьбы иска.

В-третьих, мировое соглашение, заключаемое в процессе исполнительного производства, обладает определенными специфическими чертами, позволяющими отграничивать его от мирового соглашения, заключаемого в процессе судебного разбирательства.

Глава 2. Мировое соглашение на стадии исполнения

2.1. Исполнение мирового соглашения утвержденного судом

По римскому праву мировая сделка не могла обессилеть вынесенного судебного решения, вступившего в законную силу. Общепризнанным было мнение, что миро-вая сделка недействительна там, где дело окончательно решено судом. Такой точки зрения придерживался, в частности, В. М. Хвостов, утверждавший, что мировая сделка не может отменять решение суда Хвостов В. М. Система римского права. — М., 2000. — С. 211.

Г. Дернбург, напротив, считал, что неформальная мировая сделка может отме-нить последствия судебного решения, вступившего в законную силу Дернбург Г. Пандекты. Том второй. Обязательственное право. — М., 1991. — С. 286.

Исполнительное производство не является стадией гражданского процесса Проблема относимости исполнительного производства к одной из стадий судопроизводства имеет многолетнюю историю. Одни из ученых рассматривают исполнение судебного решения как часть единого судебного процесса, другие -- как завершающую стадию судопроизводства, третьи, возражая против отнесения исполнительного производства к стадиям судопроизводства, подчеркивают, что исполнение судебного решения имеет самостоятельный предмет правового регулирования, особый метод правового регулирования и т. д. Следует отметить, что в разделе, посвященном мировому соглашению, такое разграничение между арбитражным процессом и исполнительным производством прослеживается особенно четко: в ч. 1 ст. 139 АПК законодатель прямо указывает, что мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта, тем самым отграничивая стадии арбитражного процесса от стадии исполнения судебных актов. Вместе с тем, как отмечает В. В. Яркое, организационное отнесение исполнительного производства к ведению органов исполнительной власти не снимает с арбитражных судов полномочий по решению целого ряда вопросов его развития -- от выдачи исполнительного листа до прекращения исполнительного производства -- См: Ярков В. В. Комментарий к разде-лу VII «Производство по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов» // Бюллетень службы судебных приставов Минюста Р Ф. — 2002. — № 4., од-нако большинство существенных вопросов исполнительного производства решается гражданским судом в процессуальным порядке, как, например, возможность выда-чи нескольких исполнительных листов по одному судебному акту, восстановление пропущенного срока предъявления исполнительного документа к взысканию, разъ-яснение судебного акта для целей его исполнения и др. Среди вопросов, решение которых отнесено к компетенции арбитражного суда, и утверждение мирового со-глашения на стадии принудительного исполнения Изучение судебно-арбитражной практики показало, что встречаются случаи, когда арбитражный суд отказывал сторонам в утверждении мирового соглашения на стадии принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда … по причине неподсудности данного дела арбитражному суду. В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 15 марта 2000 г. по делу № Ф04/679−37/А81−2000 «Исполнительное производство прекращается, если взыскатель и должник заключили мировое соглашение и оно утверждено арбитражным судом» // Консультант. Плюс. Версия Проф. В постановлении Президиума ВАС РФ от 11 янв. 2002 г. № 3105/01 «Одним из оснований прекращения исполнительного производства является утверждение арбитражным судом мирового соглашения между взыскателем и должником, не нарушающего права и интересы третьих лиц; право на обращение в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения и прекращении исполнительного производства имеют и взыскатель, и должник» // Вестник ВАС РФ. — 2002. — № 5, четко определено что заявления об утверждении мирового соглашения на стадии принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда подлежат рассмотрению в арбитражном суде.

Кроме того, стороны, заключившие мировое соглашение в исковом производст-ве, вправе заключить новое мировое соглашение на стадии принудительного испол-нения прежнего мирового соглашения, отказываясь тем самым от прежнего мирово-го соглашения и принимая на себя новые обязательства.

Однако для утверждения судом общей юрисдикции мирового соглашения, заключае-мого взыскателем и должником на стадии принудительного исполнения судебных актов недостаточно наличия у взыскателя исполнительного документа. Исполнительное мировое соглашение допустимо на стадии исполнительного производства, то есть в период после возбуждения исполнительного производства по исполнительному документу до момента его прекращения либо окончания.

По одному из дел, рассмотренных арбитражным судом, взыскатель обратился с ходатайством об утверждении исполнительного мирового соглашения Постановление ФАС Московского округа от 17 окт. 2000 г. по делу № КГ-А40/4765−00 «Действующим арбитражным процессуальным законодательством возможность обжалования определения суда, которым было отказано в утверждении мирового соглашения между сторонами по спору, не предусмотрена» // Консультант Плюс. Версия Проф. Суд отказал в утверждении представленного мирового соглашения, ссылаясь на следующее. По-сле вступления решения суда в законную силу истцом были получены исполнитель-ные листы, которые не предъявлялись им к исполнению в службу судебных приста-вов, то есть исполнительное производство по делу не возбуждено (не велось). На момент обращения с ходатайством об утверждении мирового соглашения процессуальный срок для предъявления исполнительных листов к исполнению был пропущен -- заявление об утверждении мирового соглашения между сторонами по делу по-ступило в арбитражный суд спустя 11 месяцев со дня истечения срока предъявления исполнительного листа к исполнению В отличие от ст. 201 АПК 1995 года в действующем АПК срок предъявления к исполнению исполнительного листа продлен с 6 месяцев до 3 лет. Теперь сроки предъявления к исполнению исполнительных листов, выданных арбитражными судами и судами общей юрисдикции, равны.

Позицию суда по данному делу при всей ее правильности, вероятно, нельзя на-звать четкой. Думается, суд исходил из того, что, утратив возможность требовать принудительного исполнения исполнительного документа, взыскатель утрачивает и возможность заключить исполнительное мировое соглашение. В том случае, если исполнительное производство не может быть возбуждено либо оно приоста-новлено, прекращено или окончено, у взыскателя отсутствует возможность требовать утверждения исполнительного мирового соглашения.

Данный вывод подтверждается следующим случаем Постановление ФАС Центрального округа от 17 нояб. 2000 г. по делу № А14−3375−00/17-И/18 «Производство по делу об утверждении мирового соглашения прекращено правомерно, поскольку на момент обращения с заявлением исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа, было окончено в связи с возвращением взыскателю по его требованию исполнительного документа» // Консультант Плюс. Версия Проф. Взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении исполнительного мирового согла-шения. Суд установил, что на момент обращения с заявлением исполнительное про-изводство, возбужденное на основании исполнительного листа, выданного в соот-ветствии с решением арбитражного суда, было окончено в связи с возвращением взыскателю по его требованию исполнительного документа. Суд исходил из того, что мировое соглашение может заключаться на стадии исполнительного производства; исполнительное производство может быть окончено (возвращением исполнительно-го документа без исполнения по требованию суда или другого органа, выдавшего документ, или взыскателя) либо прекращено. С учетом того, что исполнительное производство на момент обращения с заявлением об утверждении мирового согла-шения было окончено, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для утверждения мирового соглашения и прекратил производство по данному заявлению

Отсутствие возможности требовать принудительного исполнения налицо и тогда, когда взыскатель не обратился в суд за исполнительным листом, и в том случае, когда, получив исполнительный лист, он не передал его для исполнения судебному приставу-исполнителю или иному органу, осуществляющему исполни-тельные действия. Вследствие перечисленных действий у сторон появляется возможность заключить исполнитель-ное мировое соглашение и требовать его утверждения судом.

Показательным представляется следующее дело, рассмотренное Президиумом ВАС Р Ф Постановление Президиума ВАС РФ от 6 апр. 2000 г. № 8232/99 «Мировое соглашение утверждается арбитражным судом, о чем выносится определение, в котором указывается о прекращении производства по делу, и после утверждения мирового соглашения производство по делу прекращается на любой стадии арбитражного процесса» // Вестник ВАС РФ. — 2000. — № 6. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к коммерческому банку о взыскании процентов за несвоевременное списание денежных средств с расчетного счета. Решением иск удовлетворен частич-но, постановлением апелляционной инстанции решение было изменено и с ответчи-ка дополнительно взыскана определенная денежная сумма. Выданные арбитражным судом исполнительные листы с инкассовым поручением были переданы взыскателем в расчетно-кассовый центр.

Впоследствии взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением об утвер-ждении мирового соглашения и прекращении исполнительного производства. Про-изводство по заявлению об утверждении мирового соглашения было судом прекра-щено, поскольку, как указывал суд, по настоящему делу не возбуждено исполни-тельное производство Такой подход имел широкое распространение на практике: ссылаясь на передачу исполнительного листа не судебному приставу-исполнителю (для возбуждения исполнительного производства), а непосредственно в банк должника, арбитражные суды прекращали производство по заявлению об утверждении мирового соглашения. Постановление ФАС Поволжского округа от 30 сент. 1999 г. № А55−167/97−29 «Арбитражный суд прекратил производство по заявлению об утверждении мирового соглашения, поскольку по делу не возбуждено исполнительное производство, исполнительный лист передан на исполнение в банк, а не судебному приставу» //Консультант Плюс. Версия Проф.

Президиум признал неправильной позицию суда и, отменяя вынесенные судеб-ные акты и направляя дело на новое рассмотрение, указал следующее.

В соответствии со ст. 5 и 6 Федерального закона «Об исполнительном производ-стве» в случаях, предусмотренных федеральным законом, требования судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств исполняются налоговыми органами, банками и иными кредитными организациями. Таким образом, исполне-ние решений арбитражных судов возможно как в порядке, определенном ст. 5 и 6 Федерального закона «Об исполнительном производстве», так и в порядке, преду-смотренном ст. 9 этого Закона.

В данном случае, как указывал Президиум, исполнительные листы на взыскание денежных средств выданы взыскателю и направлены последним в подразделение Центрального банка РФ, поэтому несмотря на тот факт, что исполнительное произ-водство в порядке, установленном ст. 9 названного Закона, не возбуждалось, у ар-битражного суда не было препятствий к рассмотрению заявления об утверждении мирового соглашения Данное дело рассматривалось в период действия АПК 1995 года, поэтому высшая судебная инстанция указала на относимость исполнительного производства к одной из стадий арбитражного процесса По другому делу арбитражный суд отказал в утверждении мирового соглашения, напротив, сославшись на то, что исполнительное производство не является стадией арбитражного процесса, тогда как мировое соглашение допустимо лишь на стадии судебного разбирательства при рассмотрении дела; отказ в утверждении мирового соглашения был обжалован в надзорном порядке, по результатам рассмотрения которого дело было направлено на новое рассмотрение. Постановление Президиума ВАС РФ от 24 апр. 2001 г. № 2063/01 «В утверждении мирового соглашения на стадии исполнительного производства отказано неправомерно, так как стороны могут окончить дело мировым соглашением в любой стадии производства по делу» // Вестник ВАС РФ. — 2001. — № 9.

Судебно-арбитражной практике известны случаи, когда стороны после возбужде-ния исполнительного производства договариваются исполнить судеб-ный акт арбитражного суда и не обращаются в арбитражный суд за утверждением заключенного ими мирового соглашения. Обычно такого рода внесудебная мировая сделка имеет форму отступного, новации и т. д.

Если эта сделка совершена сторонами в период принудительного исполнения су-дебным приставом-исполнителем исполнительного документа и сокрыта сторонами от арбитражного суда и судебного исполнителя, риск негативных последствий ее совершения и исполнения несут сами стороны. Не изменит ситуацию и уведомление судебного пристава-исполнителя о состоявшейся между сторонами сделке.

Совершив сделку, предметом которой является исполнение судебного акта суда (решения арбитражного суда, третейского суда, решения иностранного суда, иностран-ного арбитражного решения и мирового соглашения), стороны должны обратиться в суд за утверждением такого мирового соглашения. Соблюдение ука-занного правила направлено в том числе на ограничение злоупотреблений со сторо-ны недобросовестных субъектов исполнительного мирового соглашения как в отношении другой стороны мирового соглашения, так и в отношении третьих лиц.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой