Многовариантность типов рациональности как всеобщего феномена познания

Тип работы:
Статья
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГОУ ВПО «Вологодский государственный педагогический университет»

МНОГОВАРИАНТНОСТЬ ТИПОВ РАЦИОНАЛЬНОСТИ КАК ВСЕОБЩЕГО ФЕНОМЕНА ПОЗНАНИЯ

А.Б. Чирьев

С точки зрения общепризнанных стереотипов, под рациональностью понимается то, что относится к разуму, всё то, что конкретно и логически обосновано, т. е. «рассудочный, рассудительный, разумный, правильный вывод, основанный на опыте и разуме» [2, с. 86]. Рациональность является продуктом разума, наличие которого выделяет человека из окружающего мира.

Первые подходы к анализу понятия рациональности показывают отсутствие единой трактовки, наличие несколько смыслов в её понимании. Существует тенденция уравнивать рациональность и логичность: «всё, что соответствует законам логики, — рационально; то, что не соответствует этим законам, — нерационально, с точки зрения которой то, что противоречит логике, — иррационально» [5, с. 808]. Но «разумность» и «логичность» это не одно и то же, т.к. логически корректными могут быть и вполне бессмысленные умозаключения.

Рациональность как всеобщий феномен познания и деятельности представляет собой сложное, многогранное и неоднозначное явление. Ее можно рассматривать как «единство и взаимосвязь онтологических, гносеологических, социокультурных, социопсихологических, аксиологических и других предпосылок и оснований» [3, с. 24]. В результате этого рациональность выступает не как статичное, законченное образование, в котором могут быть заранее определены критерии, а как динамическая, постоянно развивающаяся система.

В зависимости от того, как трактуется рациональность и какие критерии при этом используют исследователи, можно выделить и идентифицировать различные ее типы, каждому из которых соответствует та или иная эпистемиологическая характеристика знания, как в научных, так и в альтернативных формах познания.

Тип рациональности определяется исторической и социокультурной принадлежностью и понимается как духовная и интеллектуально данная условность. Смена типа рациональности тождественна эволюции понятия разума в истории философии, поэтому выделяют классическую, неклассическую и постнеклассическую рациональность.

В классическом типе рациональности разум является всеобъемлющим, универсальным принципом, «синонимом фундаментального соответствия между миром идей и миром вещей, общей гармонии между законами миропорядка и осуществимыми стремлениями» [1, с. 23]. В неклассическом типе рациональности разум рассматривается не в оппозиции к различному роду иррационалистических течений, а как равноправные элементы мыслительного процесса.

В постнеклассическом типе рациональности начинается процесс расширенного понимания разума, взаимодействия, взаимопроникновения его в иррациональные формы, которые перестали восприниматься как чуждое и противопоставленное разуму, а наоборот, рассматривались как необходимое составляющее. Следовательно, постнеклассический тип теории познания представляет собой «единство рационального и иррационального как в научных, так и в специфических формах постижения мира» [3, с. 26].

Таким образом, понятие рациональности постепенно расширяется, обогащается за счет взаимосвязи и переплетения с иррациональным, т.к. любая познавательная деятельность опирается не только на разумность и логическую обоснованность, но и на интуитивность, духовность, что дает процессу познания бесконечное движение, тем самым «оживляя» его.

Учитывая и анализируя многообразие типов рациональности, в современной философии науки выделяют наличие открытой и закрытой её форм, отличающихся «установками по отношению к своим основаниям и предпосылкам» [5, с. 809]. В случае закрытой рациональности, направленность познания идет на утверждение и реализацию программы рационального сознания или действия, заданной имеющимися исходными ориентирами. В отличии от этого открытая рациональность предполагает установку на совершенствование и развитие исходных ориентиров и предпосылок рационального сознания и действия вплоть до отказа от них и выработки новой системы исходных координат.

Открытый тип позволяет преодолеть распространенные представлений о противопоставлении рациональности свободе и творчеству. При понимании рационального сознания как открытого, сочетание понятий рациональности и свободы становится своего рода осознанной необходимостью творческих актов, расширения горизонтов мироотношения, его прорыва в новые слои бытия. При этом не стоит принижать значимость и закрытого типа рациональности, которая также носит «продуктивный, в определенных ситуациях творческий характер, связанный с применением имеющихся концептуальных предпосылок в нестандартных ситуациях» [Там же, с. 810].

Следует отметить, что под знанием традиционно подразумевается научное знание, которое носит откровенно объективный, теоретический характер и представляет собой познавательную деятельность, ориентирующую индивида на поиск единственно верного, истинного результата. В следствии этого, человеческое познание лишается самого человека как целостности, ограничиваясь «тощей абстракцией частичного субъекта, осуществляющего единственную функцию, взятую в чистом виде, — получение объективного, истинного знания» [4, с. 3]. Поэтому процесс постижения человеком мира может быть связан не только с научным познанием, но и с различными аспектами человеческой активности, для чего используются не только абстракто-понятийные, но и наглядно-образные средства. В силу этого, многовариантность человеческого познания осуществляется через реализацию различных, но взаимодействующих между собой методов освоения действительности.

Одной из таких форм познания является миф, представляющий собой специфическую форму рациональности, эмоционально-чувственный способ интерпретации мира, в котором общность, причинность явлений не объясняется, а чувствуется, выражается не в идеях или теориях, а в эмоциональных представлениях, образах. В свою очередь, образы придают определенный смысл и значение окружающим событиям, в результате чего реальное не отделено от сверхреального, материальное от идеального, сознательное от бессознательного. Такое понимание мифического мышления, анализ его как одной из специфических форм рациональности, позволяет по-новому подойти к исследованиям иных, рационально-ориентированных, но специфических типов познания, в том числе художественного творчества.

рациональность познание миф онтологический

Литература

1. Автономова Н. С. Рассудок. Разум. Рациональность. — М.: Наука, 1998. — 287 с.

2. Даль Вл. Толковый словарь живого великорусского языка. — Т. 1−4. Т.4 — СПб, 1882. — 683 с.

3. Дряных Н. В. Рациональность в структуре познания и деятельности: Монография. — Вологда, ВГПУ издательство «Русь», 2005. — 100 с.

4. Микешина Л. А. Философия познания: антропологические смыслы // Познание и его возможности: Тезисы международной научно-методической конференции. Москва, 24−25 мая 1994. — М., 1994. — с. 3−6.

5. Энциклопедия: эпистемологии и философии науки. — М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2009. — 1248 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой