Многоосные ракетоносцы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Прототипы пяти- и шестиосных шасси

2. Изделие 103. (1966 г.)

3. Многоосные ракетные шасси Минского автозавода

4. Семейство сверхтяжелых многоосных шасси

5. Восьмиосные шасси МАЗ-7922 и МАЗ-7923

Список использованной литературы

Введение

С появлением принципиально новых видов сверхзвуковой авиации и ракетного вооружения в конце 1950-х годов началась самая ожесточенная фаза противоборства советского ВПК сразу со всеми странами членами НАТО во главе с Соединенными Штатами Америки. Именно на их достижения в последующие три десятилетия ориентировались советские ученые и конструкторы, создававшие собственные еще более мощные и эффективные ракетные системы РВСН для надежной обороны страны и потенциального ответного удара. Вместе с ними с 1960-х годов в секретных КБ проектировали специальные сверхмощные многоосные автомобили-шасси нетрадиционных конструкций, служившие для несения новых отечественных подвижных ракетных систем средней и межконтинентальной дальности поражения. Первые советские колесные стратегические ракетные комплексы (СРК) осуществляли боевое дежурство в пунктах постоянной дислокации, на маршрутах боевого патрулирования и на специально обустроенных полевых стартовых позициях. На появление мощных зарубежных разведывательных систем и спутников-шпионов Советский Союз ответил созданием принципиально новых грунтовых мобильных пусковых установок (ГМПУ) с межконтинентальными баллистическими ракетами, являвшихся главной ударной силой подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК), полную автономность которых поддерживали колонны многочисленных машин сопровождения и обеспечения их боевого применения.

Обычно ПГРК хранились в закрытых металлических ангарах с раздвигавшейся крышей и несли боевое дежурство в постоянном движении по специальным замкнутым грунтовым трассам длиной в несколько сотен километров, причем наносить ракетно-ядерный удар такие мобильные системы могли с коротких остановок на любой точке маршрута и на любой местности, что делало их практически недосягаемыми для ответных действий противника. Пройдя короткую стадию создания поисковых пятиосных шасси для подвижных ракетных комплексов, в новых советских системах СРК и ПГРК применялись уже более совершенные и мощные серийные шести- и семиосные шасси повышенной грузоподъемности, разработанные в минском СКБ-1 (УГК-2) и выпускавшиеся на спецпроизводстве МАЗа. Эксплуатация таких машин на твердых, гладких и ровных дорогах с минимальными перепадами высот и постоянное наличие мобильных заправочных и ремонтных средств привели к сравнительно невысоким эксплуатационным качествам по проходимости, скорости и запасу хода, а также относительно малому гарантийному сроку работы основных агрегатов. При этом на первое место выходили требования по прочности, надежности, высокой полезной нагрузке и монтажным возможностям шасси, а также способность к оперативному развертыванию и эффективному боевому применению ракетного вооружения.

В ходе дальнейшего совершенствования и повышения боевых, размерных и весовых параметров перспективных стратегических ракет параллельно возрастали все показатели опытных шасси для их транспортировки и пуска, что привело к появлению принципиально новых внедорожных колесных ракетоносцев уникальных конструкций мощностью свыше 1800 л.с. и полезной нагрузкой до 220 т, имевших до 12 ведущих мостов. На таких машинах применяли самые передовые отечественные дизельные, многотопливные и газотурбинные силовые агрегаты, электрический привод всех колес, автоматические трансмиссии, регулируемую гидропневматическую подвеску, самые редкие и дорогостоящие особо легкие и прочные материалы. Проектированием первых самоходных пусковых установок (СПУ) занималось ОКБ завода «Баррикады» под руководством Г. И. Сергеева. В 1973—1983 годах оно имело обозначение СКБ-1 и позднее — объединенное ЦКБ, которыми руководил главный конструктор В. М. Соболев. Сборку комплектных изделий и основных средств их обеспечения осуществлял завод «Баррикады», а все твердотопливные ракеты для них проектировал Московский институт теплотехники.

Главное мобильное ракетное оружие РВСН СССР — межконтинентальный комплекс «Тополь»

Так под прессом гонки вооружения и «холодной войны» в обстановке полной изоляции за «железным занавесом» гигантскими усилиями конструкторов секретных КБ, институтов, военных и автомобильных заводов в СССР были созданы самые передовые многоосные шасси серийного изготовления для подвижных комплексов «Пионер» средней дальности и межконтинентальных «Темп-2С» и «Тополь», равных которым не было ни в одной из самых развитых стран мира. Они были способны поражать объекты противника вплоть до территории США и создавали реальную угрозу войскам НАТО как в Западной Европе, так и за океаном. В этой узкой и сверхсекретной области незаметно для посторонних глаз Советский Союз многие годы являлся абсолютным мировым лидером как по мощи, точности и дальности действия своих ракетных комплексов, так и по совершенству конструкции и эффективности несших их автомобилей. Кроме «Тополя», такие системы никогда не появились на военных парадах, но иностранные спецслужбы располагали сведениями о них, которые в руководстве НАТО вызывали бессильную ярость и страх. В результате Запад был вынужден пойти на унизительные для него переговоры с Советским Союзом о прекращении производства подвижных СРК и их полной ликвидации, что само по себе являлось косвенным признанием военного превосходства СССР.

Для достижения мирового военного паритета по международным договорам 1970−1980-х годов Советский Союз сократил несколько своих ракетных систем, многие из которых к тому времени уже устарели. Положение круто изменилось, когда в разгар перестройки в состав ликвидируемых комплексов зачастую «случайно» попадало самое передовое советское вооружение на мобильных шасси, причем параллельно с этим были заморожены разработки десятков других подобных уникальных систем. С началом безудержной многоступенчатой демилитаризации СССР вся эта мощная и отлаженная секретная система, находившаяся на государственном обеспечении, быстро развалилась, ознаменовав конец как невыносимой гонке вооружений и «железному занавесу», так и своему собственному ВПК, составлявшему одну из основ советской экономики. Последние восьмиосные ракетные шасси МАЗ, построенные за год до развала СССР, поначалу оказались невостребованными в демократической России, руководство которой надеялось на вечное мирное сосуществование с бывшими противниками. Этого не случилось, и только через много лет минские шасси стали мобильной основой самого мощного отечественного ПГРК «Тополь-М». Но время было утеряно: от бывшего советского военно-автомобильного комплекса уже почти ничего не осталось, а Запад тем временем успел уйти далеко вперед…

1. Прототипы пяти- и шестиосных шасси

Рождение крайне редкого и малочисленного поколения советских неполноприводных пятиосных шасси было связано с поиском наиболее оптимальных конструкций многоосной базы подвижных СРК. Впервые такая машина была разработана в 1968 году и возглавила семейство будущих ракетовозов МАЗ-547, но себя не оправдала и тут же была заменена на полноприводный шестиосный вариант. К этой схеме вернулись в 1980-е годы, когда общая компоновка полноприводных многоосных военных шасси уже сформировалась. В то время появились два экспериментальных представителя пятиосного семейства Брянского и Минского автозаводов, являвшиеся лишь пробными удлиненными версиями четырехосных машин и затем не получившие никакого развития. Рождение первого советского полноприводного шестиосного шасси с колесной формулой 12×12 состоялось в середине 1960-х годов. Благодаря энтузиазму и таланту специалистов 21 НИИИ прародителем всего обширного в будущем семейства тяжелых ракетовозов стал макетный образец «Изделие 103» (И-103), придавший мощный заряд энергии конструкторам минского СКБ-1 в деле развития и совершенствования многоосной техники для РВСН.

БАЗ-69 481М. (1987 г.)

В 1987 году, в рамках работ по опытным сухопутным четырехосным машинам серии 6948/69 481, на Брянском автозаводе под руководством Ю. И. Мосина был построен уникальный по своей концепции пятиосный автомобиль-шасси БАЗ-69 481М (10×8) грузоподъемностью 18,6 т для монтажа новой ракетной системы. Он также входил в семейство «Основа-1» и получил военный индекс «Вощина», его детальной разработкой занимался ведущий конструктор А. С. Коптюх.

В этой машине сочетались два оригинальных для советского и мирового автомобилестроения поисковых решения: несимметричная компоновка с пятью парами колес и только четырьмя ведущими мостами, а также достаточно прочный негерметизированный несущий корпус водоизмещающего типа, внешне напоминавший плавающие машины. От своего ближайшего предшественника 69 481 новый автомобиль отличался более вместительным сварным корпусом и установкой третьей неведущей оси, которая вместе с двумя штатными задними ведущими мостами образовывала трехосную тележку, выдерживавшую повышенные нагрузки. Увеличение массы машины привело к установке двух более мощных 260-сильных двигателей КамАЗ-740.3 с бортовыми трансмиссиями, усиленных подрамников и узлов ходовой части. В остальном в общей конструкции шасси 69 481 М серьезных изменений не произошло.

На его первоначальном исполнении корпус был низким открытым, затем его переделали в более высокий кузов с пологими скосами крыши и рабочим отсеком с брезентовым верхом. Снаряженная масса машины составила 21,5 т, полная — 40,5 т. Радиус поворота — 16,5 м.

Максимальная скорость осталась на уровне 70 км/ч, запас хода снизился до 900 км. В 1987 году БАЗ-69 481М проходил приемочные испытания в 21 НИИИ и сразу же не получил одобрения военных. Он обладал недостаточной проходимостью и надежностью, связанными с установкой двух дополнительных неведущих колес и применением схемы с нечетным количеством мостов. При движении по неровной дороге столь оригинальные конструктивные решения приводили к неравномерному перераспределению ударных нагрузок на колеса, подвеску, трансмиссию и раму машины, а во время преодоления даже невысоких преград вся нагрузка кратковременно приходилась только на один средний мост.

Тем временем с начала 1980-х годов в коломенском СКБ-221 параллельно с разработкой комплекса «Ока-У» проводилось проектирование модернизированного оперативно-тактического комплекса «Волга» увеличенной дальности действия (900 — 1000 км) для замены системы «Темп-С».

Сухопутное корпусное шасси БАЗ-69 481М (10×8) с двумя 260-сильными двигателями КамАЗа. 1987 год

Его пусковую и заряжающую установки планировались разместить на будущем шасси 69 481 М. Из них удалось завершить только оборудование опытного образца транспортно-заряжающей машины с боевым расчетом из четырех человек, а после подписания Договора о ликвидации РСМД все дальнейшие работы по комплексу «Волга» и по шасси были прекращены. Его единственным развитием в 1989 году стал гражданский вариант БАЗ-69 511П, тоже не получивший развития в те смутные времена.

МАЗ-7929 (1989-1991 гг.)

Своим появлением опытное 35-тонное шасси МАЗ-7929 (10×8) обязано серьезным трудностям, возникшим при разработке перспективного компактного ПГРК 15П159 «Курьер» с межконтинентальной ракетой 15Ж59. Первоначально его планировалось смонтировать на трехосном шасси, затем — на четырехосном МАЗ-7909, но в процессе испытаний и доработок увеличенная масса ракеты заставила перейти на еще более грузоподъемную колесную базу. Ею стал оригинальный пятиосный автомобиль МАЗ-7929, базировавшийся на агрегатах машин 543 М и 7909. Он получил дополнительную четвертую неведущую ось и в отличие от всех своих военных предшественников марки МАЗ впервые был оснащен вынесенной вперед единой моноблочной 3-местной кабиной со сварным каркасом и стеклопластиковыми облицовочными панелями.

Как и вариант 7909, машину МАЗ-7929 также оборудовали дизельным двигателем ЯМЗ-8424. 10 мощностью 420 л.с., механической 9-ступенчатой коробкой передач и доработанной ходовой частью от серии 543. Ее снаряженная масса составила 25,0 т, полная — 60 т, габаритные размеры — 15 180×3400×3462 мм. В 1989 году было собрано четыре шасси 7929. Они одновременно поступили на завод «Баррикады» и на приемочные испытания в 21 НИИИ.

В Бронницах МАЗ-7929 тоже не получил положительной оценки из-за своей недостаточной проходимости, свойственной пятиосной схеме, но в то же время в Волгограде одно шасси было переоборудовано под макетный образец СПУ комплекса «Курьер». Вместе с автомобилем МАЗ-7909 в 1989 — 1990 годах он принял участие в испытаниях разных прототипов ракет на полигоне «Капустин Яр» и был принят за основу окончательного варианта СПУ с модернизированной ракетой со стартовой массой 17 т и дальностью поражения 11 тыс. км. В 1991 году все работы по ПГРК «Курьер» на базе МАЗ-7929 были завершены, и на заводе «Баррикады» началось изготовление опытных образцов СПУ. Их испытания наметили на лето 1992 года, но в октябре предыдущего года М. С. Горбачев подписал с Президентом США Договор о сокращении наступательных вооружений СНВ-1, что привело к приостановке до лучших времен всех работ по теме «Курьер».

Опытное пятиосное 35-тонное шасси МАЗ-7929 для ракетного комплекса «Курьер». 1989 год

Так в советское время бесславно завершилась короткая история еще одного перспективного советского ракетного комплекса. Зато МАЗ-7929 со своей новой кабиной стал одним из предшественников очередного поколения четырехосных тактических автомобилей МЗКТ-7930, а следующее пятиосное военное шасси 79 292 появилось только в 2006 году. Оно стало полноприводным и получило новый 503-сильный ярославский дизель и гидропневматическую подвеску

2. Изделие 103 (1966 г.)

Честь создания первого советского полноприводного многоосного военного автомобиля-транспортера принадлежит специалистам 21 НИИИ, трудившимся под руководством видного ученого и конструктора подполковника П. В. Аксенова, кандидата технических наук, впоследствии — доктора технических наук. Ответственным исполнителем проекта являлся А. И. Гусев.

Работы по такой технике в обстановке особой секретности проводились в институте с середины 1950-х годов и привели к созданию двух первых четырехосных машин И-210 и И-21−15 (8×8). В середине 1960-х, с использованием опыта их проектирования и испытаний, началась разработка принципиально новой шестиосной машины, которая была собрана в 1966 году на Опытном заводе № 38 с использованием двух шасси И-21−15. Это был неполномасштабный (примерно в ¾ от полноразмерного варианта) макетный образец специального 22-тонного шасси И-103 («Изделие 103») с колесной формулой 12×12 и симметричной схемой шасси — три передних и три задних ведущих моста с односкатными шинами и одинаковым размером колеи (2304 мм).

Формально это не был прототип будущего шасси-ракетовоза, а только лишь самоходное транспортное средство для проверки теории силового потока в трансмиссиях мноогоосных полноприводных машин высокой проходимости. Тем не менее, с конструктивной точки зрения, он являлся вполне работоспособной машиной, насыщенной передовыми агрегатами и узлами, с оптимистичной перспективой превращения ее в специальное шасси для монтажа мощных ракетных систем, в том числе СРК «Пионер». На автомобиле И-103 был смонтирован безнаддувный дизельный двигатель УТД-20 V6 (15,9 л, 300 л.с.) от гусеничной боевой машины пехоты (БМП), а в остальном его общая конструкция не отличалась от предыдущих четырехосных машин. На нем также использовали продольную несущую трубчатую хребтовую раму с качающимися полуосями на независимой торсионной подвеске, механическую коробку передач и характерные для работ 21 НИИИ две одноместные кабины с внешними гофрированными панелями, расположенные по бокам моторного отсека. Управляемыми были три передних моста, обеспечивавшие радиус поворота 17,9 м.

На всех колесах смонтировали широкопрофильные шины размером 1200×500−508. На раме машины имелись крепления для установки фургона для испытателей, нагрузочного балласта или длинномерного цилиндрического стального контейнера, по массе и габаритам имитировавшего оборудование ракетной пусковой установки. Снаряженная масса автомобиля составляла 36 т. Общая колесная база между осями крайних мостов — 9450 мм, габаритные размеры — 11 400×3025×2350 мм, длина с контейнером — 14 м. Дорожный просвет под мостами — 450 мм. Максимальная скорость — 70 км/ч.

Испытания шестиосного шасси И-103 (12×12) с 300-сильным дизелем и хребтовой рамой. 1966 год

Шасси И-103 конструкции 21-го НИИИ с двумя кабинами и макетом ракетной пусковой установки

Испытания доказали высокую проходимость шасси И-103 с пониженным центром тяжести, возможность преодоления широких и глубоких преград, достаточную устойчивость на местности и высокую скорость передвижения на ровной дороге. Все это способствовало принятию решения о постановке автомобиля на производство, и в тот момент «Изделие 103» имело большие шансы стать реальной основой будущих ПГРК, разработки которых только начинались.

Однако из-за нетрадиционности общей схемы, необходимости дополнительного проектирования полномасштабного прототипа и отсутствия свободных производственных мощностей на крупных советских автозаводах шасси И-103 осталось в единственном образце. Высокие творческие способности специалистов 21 НИИИ впоследствии доказали новые проекты низкорамной девятиосной самоходной платформы сверхвысокой грузоподъемности с гидропневматической подвеской каждого колеса (1997 г.) и шестиосного макета с электрической трансмиссией и всеми управляемыми колесами (2003 г.).

3. Многоосные ракетные шасси Минского автозавода

Особую страницу истории отечественного автомобилестроения занимают секретные многоосные шасси, созданные в СКБ-1 (УГК-2) Минского автозавода и ставшие надежной транспортной базой подвижных СРК и ПГРК для пуска баллистических ракет стратегического назначения средней и большой дальности действия.

С момента своего появления эти системы и их полноприводные шасси превосходили лучшие иностранные разработки и вывели советский военно-автомобильный сектор на высший мировой уровень, но для подавляющего большинства жителей СССР долгое время все они оставались «секретом за семью печатями».

Концептуальными истоками таких шасси являлись перспективные научно-исследовательские работы сотрудников отдела № 13 Бронницкого 21 НИИИ по типажу будущих машин, компоновочным схемам, общей конструкции и основным параметрам. По поручению Министерства обороны их детальным проектированием занималось минское СКБ, а сборка шасси осуществлялось на собственном спецпроизводстве ПСКТ. Основой первого поколения многоосных ракетных шасси стало семейство шестиосных машин серии МАЗ-547 с 650-сильным двигателем и первой в отечественной практике независимой гидропневматической подвеской каждого колеса. На них базировались первые подвижные СРК — межконтинентальный «Темп-2С» и «Пионер» средней дальности, прозванный «грозой Европы», опытные модернизированные варианты которого впоследствии монтировали на 710-сильных шасси 7916.

В середине 1970-х годов наступил второй этап создания многоосных машин, когда специалистам СКБ-1 приходилось решать задачи, не разработанные даже в теории. С первой же проблемой они столкнулись при проектировании семиосного варианта 7912 с нечетным количеством осей, но с успехом с ней справились. В 1985 году начался выпуск модернизированного шасси 7917 для ПГРК «Тополь» межконтинентальной дальности. К 1980-м годам относится совершенно секретная эпопея с проектированием и изготовлением опытных образцов невиданных в мировой практике многоколесных внедорожных транспортеров 7904, 7906 и 7907 уникальной конструкции, имевших шесть, восемь и 12 ведущих осей, грузоподъемность 150−220 т и рассчитанных на несение еще более мощных перспективных ракетных систем «Целина». Огромную роль в создании мобильной основы мощнейших советских ракетных систем сыграли руководители и конструкторы Минского автозавода.

В середине 1960-х годов эти работы начинал главный конструктор СКБ-1 Б. Л. Шапошник, но позднее проектированием всех последующих уникальных ракетных шасси занимался его талантливый последователь В. Е. Чвялев, который долгое время находился в тени своего легендарного учителя. Его роль существенно возросла с середины 1970-х годов, когда по состоянию здоровья Шапошник мог выполнять лишь координирующие и наблюдательные функции. В 1977-м Чвялев был назначен его первым заместителем и самостоятельно занимался большинством новых проектов. В апреле 1985 года, после ухода Шапошника на пенсию в возрасте 83 лет, он стал главным конструктором и начальником УГК-2

. За весь период своей деятельности на посту главного конструктора УГК-2 МАЗ и МЗКТ В. Е. Чвялев разработал свыше 90 типов специальной автомобильной техники военного и гражданского назначения. В 1990 году, буквально накануне крушения СССР, в УГК-2 были собраны первые восьмиосные шасси 7922 и 7923 под монтаж будущего ракетного комплекса «Тополь-М», но после этого потребовалось еще 16 лет кардинальных политических перемен и переосмысления новых мировых реалий, чтобы довести его до промышленного изготовления и начать развертывание в Российской Федерации. Тем временем военное спецпроизводство Минского автозавода превратилось в самостоятельный завод МЗКТ, Белорусская ССР приобрела независимость и главный поставщик ракетных шасси для Российской Армии оказался в сопредельной стране, не всегда лояльной к своему бывшему великому соседу.

Первое шестиосное семейство МАЗ-547

Первое шестиосное семейство тяжелых ракетных шасси 547-й серии относилось ко второму поколению машин Минского автозавода, основу которого составляли автомобили серии МАЗ-543.

Родоначальником новой гаммы был неосуществленный проект пятиосного варианта МАЗ-547 (10×8), разрабатывавшийся в 1967—1968 годах в соответствии с ПСМ от 6 марта 1966-го. За его основу выбрали шасси МАЗ-543, к которому добавили третий неведущий мост, а главным назначением новой машины являлось несение пусковой установки будущего подвижного СРК «Темп-2С» с ракетой 15Ж42 межконтинентальной дальности. Пятиосным оно стало по настоянию заказчика, но в ходе проектирования стало ясно, что МАЗ-547 окажется неработоспособным в реальных условиях, не будет соответствовать требованиям по грузоподъемности, монтажным возможностям и проходимости. Несимметричная схема расположения колес могла стать причиной увеличения ударных нагрузок на раму и перегрузки среднего моста. Для снижения степени влияния этих факторов было решено максимально облегчить СПУ, сделав транспортно-пусковой контейнер (ТПК) из стеклопластика, а для поддержания внутри заданной температуры на него наносили толстый слой легкого теплоизолирующего пенопласта. Из-за многочисленных недоработок ракеты имели двойное и даже тройное дублирование, что привело к их утяжелению до 40,5 т и соответственно к повышению полной массы всей СПУ, под которую пятиосное шасси вообще не годилось.

Для минских конструкторов эти работы стали первой практической возможностью проверить новые компоновочные, конструктивные и теоретические основы будущих многоосных автомобилей-ракетовозов модульной конструкции, а также оценить перспективу размещения на них тяжелых ракетных систем. Уже в процессе проектирования первого шасси МАЗ-547 в СКБ-1 началась параллельная разработка полноприводного шестиосного варианта МАЗ-547А (12×12) с двумя одинаковыми бортовыми кабинами. Опытный образец был готов уже в 1970 году и после долгих испытаний послужил мобильной базой пусковой установки СРК «Темп-2С». В 1974 году в Минске собрали модернизированное шасси МАЗ-547 В, у которого правая кабина командира экипажа устанавливалась на небольшом возвышении и обеспечивала повышенную обзорность.

Главной целью его разработки являлось создание более совершенного и известного СРК «Пионер», усовершенствованные варианты которого впоследствии устанавливали на обновленных шасси МАЗ-7916. Кроме пусковых систем на шасси 547-й серии базировались транспортно-перегрузочные машины СРК «Темп-2С» и «Пионер», транспортно-установочные агрегаты других ракетных комплексов, мощные автокраны и несколько опытных версий с нетрадиционными видами привода. В конструктивном отношении первые шестиосные 55-тонные шасси МАЗ-547А и 547 В имели абсолютно идентичную конструкцию и подавляющее большинство одинаковых параметров, хотя обладали разными монтажными возможностями и собственными отличительными внешними признаками. Обе машины рамной конструкции снабжались тремя сближенными передними и задними ведущими мостами со всеми односкатными колесами, из них управляемыми являлись три передние оси. Для максимально возможного облегчения крупногабаритных и тяжелых машин на них широко использовали титановые сплавы, алюминиевый прокат и легированные стали общей массой около 2 т, а также композиционные материалы и стеклопластик. На этих шасси впервые появился четырехтактный многотопливный двигатель В-38 V12 (38,9 л, 650 л.с.) с турбонаддувом производства Челябинского тракторного завода, принадлежавший к семейству танковых моторов В-2 и максимально унифицированный с транспортными моторами серии Д-12А. Он мог работать на дизельной солярке, бензине А-72 и реактивном топливе ТС-1 (авиационном керосине). Силовой агрегат был оборудован непосредственным впрыском топлива, двумя верхними распределительными валами и четырьмя клапанами на каждый цилиндр, комбинированной смазкой (под давлением и разбрызгиванием), двухступенчатым воздухоочистителем с эжекционным отсосом пыли, принудительной системой жидкостного охлаждения емкостью 105 л, гасителем крутильных колебаний на коленчатом валу (антивибратором) и литыми алюминиевыми выпускными коллекторами с рубашками охлаждения. В состав вспомогательного оборудования входили предпусковой подогреватель ПЖД-600 В (50 тыс. ккал/ч), электрический топливный подкачивающий насос, два радиатора с электроприводом вентиляторов, двойная система пуска и однопроводное экранированное 24-вольтное электрооборудование с четырьмя аккумуляторными батареями, 6,5-киловаттным генератором и стартером мощностью 11 кВт. По сравнению с четырехосными машинами конструкция автоматической гидромеханической трансмиссии была существенно модернизирована, усилена и дополнена рядом новых узлов, причем обычная раздаточная коробка в ней отсутствовала.

В силовую цепочку входили одноступенчатый гидротрансформатор с автоматическим включением двухдисковой муфты блокировки, планетарная 4-ступенчатая коробка с двумя передачами заднего хода, пятью фрикционными муфтами с электрическими и гидравлическими механизмами управления и собственной системой охлаждения, главные передачи всех мостов с межколесными дифференциалами, качающиеся полуосевые карданные валы и планетарные колесные редукторы, расположенные с наружных сторон ступиц. От повышающего редуктора, смонтированного непосредственно за двигателем, отбор мощности производился на электрогенераторы, гидронасосы и компрессор. Ее величина на стоянке достигала 350 л.с., во время движения — 40 л.с. Симметричный межосевой самоблокирующийся дифференциал находился в понижающем редукторе за двигателем. От него крутящий момент подавался на проходные главные передачи третьего и четвертого мостов и далее перераспределялся на два передних и два задних моста. В приводах передних управляемых колес стояли конические симметричные дифференциалы, трех задних — самоблокирующиеся с зубчатыми муфтами. Дополнительно в главную передачу второго моста был введен дифференциал передней трехосной тележки. Все 30 карданных валов всех видов привода были двухшарнирными с крестовинами на игольчатых подшипниках. Еще одной важной новинкой стала индивидуальная независимая подвеска каждого колеса на поперечных рычагах с одним вертикальным гидропневматическим упругим элементом и объединенной гидробалансирной связью трех колес передних и задних тележек каждого борта, обеспечивавшая постоянное и надежное сцепление колес с грунтом и повышенную плавность хода.

Конструкция агрегатов ходовой части тоже пополнилась несколькими оригинальными решениями.

Рулевой механизм с поршневым гидроусилителем двухстороннего действия служил для одновременного привода всех трех пар управляемых колес. Двухконтурная тормозная система с барабанными колесными механизмами объединяла пневмогидравлический и гидравлический контуры, действовавшие раздельно на три передние и три задние оси, а также снабжалась дополнительным аварийно-запасным приводом для кратковременного удержания груженой машины на склоне. Двойная комбинированная сварная рама представляла собой сочетание двух мощных продольных лонжеронов — верхнего швеллерного и нижнего Z-образного сечения с поперечинами на болтовых соединениях. Такая конструкция обеспечивала ей податливость в вертикальной плоскости и на кручение и соответственно максимальную приспособляемость к дорожным условиям.

Централизованная система регулирования давления с диапазоном 2,0 — 4,0 кгс/см2 воздействовала на все 12 дисковых колес с широкопрофильными камерными шинами В-178 размером 1600×600−685.

На обеих машинах монтировали две разнесенные однодверные одноместные кабины из стеклопластика, оборудованные фильтровентиляционными установками и огнетушителями. Вдоль левого борта за кабиной в специальных кожухах помещались два алюминиевых топливных бака общей вместимостью 760 — 880 л.

Шестиосное шасси МАЗ-547 В для подвижных стратегических ракетных комплексов «Пионер»

Общая колесная база обоих шасси (расстояние между центрами передних и задних колес) составляла 10 900 мм и представляла собой арифметическую формулу 2300+2300+2800+1750+1750 мм. Колея всех мостов — 2526 мм. Дорожный просвет под мостами — 475 мм, минимальный радиус поворота — 22 м. Снаряженная масса обеих машин — по 27,5 т, полная — 82,7 т. Максимально допустимая нагрузка на один мост — 15,0 т. Габаритная длина без надстройки — 15,5 м, длина переднего свеса — 2825 мм.

Максимальная скорость движения по шоссе — 40 км/ч, по грунтовым дорогам со спецнадстройками — 15 — 20 км/ч. Время разгона загруженной машины с места до 40 км/ч — 60 с. Контрольный расход топлива — 165 л на 100 км. Шасси были приспособлены к эксплуатации при температурах от — 40 до +50С и на высотах до 1000 м над уровнем моря. Они могли преодолевать 15-градусный подъем и косогоры в 20, 1,1-метровый брод и в статическом состоянии — расчетный боковой крен в 40. Гарантийный пробег шасси составлял 18 тыс. км, гарантийный срок работы двигателя — 500 часов, срок их эксплуатации и хранения — 10 и 7 лет соответственно.

МАЗ-547А (1970−1985 гг.)

Этот уникальный автомобиль занимает эпохальное положение во всей отечественной системе военно-автомобильного ВПК и советской автомобильной промышленности, но до недавних пор оставался в тени особой секретности.

Он являлся первым в мире специальным сверхтяжелым многоосным шасси военного назначения с неразрезной рамой для монтажа пусковой установки тяжелого ракетного комплекса «Темп-2С» с твердотопливной ракетой, который в свою очередь стал первым в мире подвижным колесным СРК межконтинентальной дальности, способным нести боевое дежурство как на стационарных площадках, так и перемещаться по дорогам для пуска ракет с полевых стартовых позиций. Само же 55-тонное шасси МАЗ-547А с технической точки произвело тихую революцию в отечественном автомобилестроении, обладая передовой и нетрадиционной конструкцией большинства узлов и невиданными до тех пор решениями и эксплуатационными качествами.

Два опытных образца машины МАЗ-547А были построены в начале 1970 года и затем поступили на заводские и государственные приемочные испытания в 21 НИИИ. Их главной конструктивной и внешней особенностью являлись вынесенные на передний свес рамы две раздельные одноместные стеклопластиковые кабины с одним лобовым стеклом и характерными боковыми скосами крыши с внутренних сторон. Правая кабина предназначалась для водителя-механика, левая — для командира экипажа. Между ними помещались радиатор и моторный отсек, максимально опущенный в пространство между лонжеронами рамы и сдвинутый вперед, что определило габаритную высоту машины по кабинам всего 2350 мм и увеличенную монтажную площадь рамы. Ее длина составила 9455 мм, но погрузочная высота осталась достаточно большой — 1530 мм. При вместимости двух топливных баков по 380 л запас хода груженого автомобиля не превышал 430 км.

В январе 1970 года первые шасси были отправлены на завод «Баррикады» для монтажа СПУ. Следующие два автомобиля, собранные в марте, поступили на заводской полигон и прошли по бездорожью в общей сложности 18 тыс. км. С августа 1972-го по ноябрь 1973 года два первых варианта со смонтированными пусковыми установками 15У67 комплекса «Темп-2С» проходили цикл испытаний в 21 НИИИ. По их результатам констатировалось, что шасси находится на высоком техническом уровне и превосходит все существующие виды армейских автомобилей, имеет удовлетворительные эксплуатационные качества и надежность, но обладает недостаточной боковой устойчивостью. Машина получила рекомендацию для постановки на вооружение. В соответствии с ПСМ 1970 года «О создании производственных мощностей и выпуску высокопроходимых специальных шасси 547» серийное изготовление началось в 1972 году в новом механосборочном корпусе № 2 (МСК-2). До 1985 года там построили 294 машины МАЗ-547А.

Первое 55-тонное шасси МАЗ-547А (12×12) с двумя одинаковыми бортовыми кабинами. 1970 год

Помимо несения пусковых систем, на этих шасси монтировали транспортно-перегрузочное оборудование других ракетных систем, а также разрабатывали новые виды гидравлического и электрического привода колес.

В конце 1980-х годов в опытном порядке МАЗ-547А с опорно-седельным сцепным устройством и дополнительными электрогенератором, гидронасосами и компрессорами работал в составе активного трехзвенного транспортно-перегрузочного автопоезда 15Т284 для доставки ракеты РТ-23 УТТХ для последующей перегрузки на установщик и помещения в шахтную пусковую установку. Она размещалась в прямоугольном корпусе-контейнере на специальном прицепе с четырехосной ведущей тележкой со всеми двойными колесами, а между ним и тягачом размещалась аналогичная промежуточная четырехосная седельно-подкатная тележка.

МАЗ-547 В (1974−1984 гг.)

Наиболее известное и распространенное 55-тонное шасси МАЗ-547 В проектировалось и затем выпускалось параллельно с моделью 547А, но его разрабатывали уже применительно к монтажу оборудования СПУ нового ракетного комплекса «Пионер».

Первые два прототипа МАЗ-547 В были собраны в 1974 году и сразу же отправлены на завод «Баррикады» под спецкомплектацию. При полной идентичности механической части обеих машин требования установки и боевого применения новой надстройки и спецоборудования привели к несущественным модификациям модели 547 В по сравнению с 547А, что нагляднее всего отразилось в его внешних очертаниях. В результате перекомпоновки передней части на ней осталась только одна прежняя левая кабина водителя, а вторую правую сдвинули чуть назад и смонтировали примерно на полметра выше, что диктовалось необходимостью размещения перед ней нижнего прибора технологического оборудования. Эта кабина имела специальную конструкцию с треугольной формой крыши, двумя небольшими боковыми окошками, вентиляционным лючком в передней панели и «висела» непосредственно над передним правым колесом.

Передний бампер с буксирным крюком и отдельными кожухами световых приборов имел характерную правую консольную откидную секцию. Кроме того на шасси МАЗ-547 В были доработаны системы питания двигателя и электрооборудования, изменено место расположения фильтровентиляционной установки. В результате модификаций полезная длина монтажной части рамы уменьшилась до 7070 мм.

По сравнению с моделью 547А габаритная ширина сократилась всего на 40 мм (с 3200 до 3160 мм), а высота по крыше правой кабины возросла до 2840 мм. С увеличением вместимости двух топливных базов до 880 л запас хода составил 500 км. До 1984 года в Минске собрали 538 шасси МАЗ-547 В, которые в основной массе служили для монтажа оборудования СРК «Пионер» и «Пионер УТТХ».

Модернизированное 650-сильное ракетное шасси МАЗ-547 В с разными кабинами. 1974 год

Опытные машины серии МАЗ-547

Первый пробный вариант автомобиля 547А появился в 1973 году как шасси МАЗ-547Б, в котором конструктор Н. И. Савицкий совместно со специалистами киевского Института электросварки (ИЭС) имени Е. О. Патона попытался существенно облегчить общую конструкцию базовой машины. Единственным нововведением на нем являлась несущая рама с лонжеронами и поперечинами, сваренными из прессованного алюминиевого профиля, что дало выигрыш по массе автомобиля в 900 кг.

На заводском полигоне МАЗ-547Б со смонтированной СПУ «Пионер» успешно преодолел дистанцию в 15 тыс. км, но из-за трудностей с надежной установкой балки подъемного механизма ракеты и повышенной стоимости машины дальнейшие работы по ней были прекращены. В середине 1970-х в стадии проекта и демонстрационного стенда осталось шасси 547 Г с гидрообъемной трансмиссией для привода всех 12 колес, но необходимость применения двухступенчатых планетарных колесных передач и сложность конструкции привели к свертыванию этих работ.

В отличие от него модель 547Д с 1000-сильным газотурбинным силовым агрегатом была построена в единственном экспериментальном образце в 1976 году и прошла испытания, а потом послужила основной следующего шасси с электроприводом. Третьей наиболее оригинальной машиной в 1978 году стал экспериментальный образец бортового автомобиля-тягача МАЗ-547Э, разработанного под руководством В. Е. Чвялева на шасси 547А и оснащенного электрической трансмиссией ТЭ-500−12 общей мощностью 800 л.с. и восемью электромотор-колесами. Основной целью его создания являлась отработка конструкции привода всех колес машины с использованием индивидуальных электродвигателей переменного тока и перспективой их применения на будущих сверхтяжелых ракетовозах.

Изготовителем силового агрегата был ленинградский Завод имени В. Я. Климова, все электрооборудование разрабатывали и изготовляли в новосибирском Научно-исследовательском институте комплексного электропривода (НИИКЭ). Вместо штатного двигателя на шасси 547Э был смонтирован компактный газотурбинный двигатель ГТД-1000А мощностью 1000 л.с., длиной около 1,5 м, высотой всего 890 мм и весивший 960 кг. Он создавался для танка Т-80 и работал на дизельном топливе, авиационных керосинах Т-1 или ТС-2 и их смесях.

Время приведения его в действие при температурах до — 18С составляло всего 4−7 минут, при повышенной температуре окружающего воздуха (до +30?) оно сокращалось до 75−77 с. ГТД служил для привода электрогенератора ВСГ-625 мощностью 625 кВт, вырабатывавшего переменный ток частотой 1200 Гц и напряжением 380 В. От него электроэнергия поступала на тяговые синхронные электромоторы ДСТ-34/6 с частотным тиристорным регулированием и воздушно-масляной системой охлаждения, встроенные во все колесные ступицы с планетарными редукторами и выдерживавшие 2,5-кратные перегрузки. В рабочем диапазоне от 1600 до 9600 об/мин они развивали мощность по 34 кВт (46 л.с.). Снаряженная масса машины составила 28 т, полная — 84 т. Максимальная скорость движения — 47 км/ч. Испытания автомобиля подтвердили правильность выбора общей схемы привода, приемлемость основных параметров и перспективность общей конструкции машины, хотя ее общий КПД в 70% оставлял желать большего. Впоследствии эта схема применялась на опытных многоосных шасси МАЗ-7907 и МАЗ-7923.

Опытный бортовой автомобиль-тягач МАЗ-547Э с электрической трансмиссией. 1978 год

Военное применение шасси МАЗ-547

Практические все собранные в Минске шасси 547-й серии поступали на завод «Баррикады» под монтаж СПУ межконтинентального ракетного комплекса «Темп-2С» и нескольких вариантов СРК «Пионер» среднего радиуса действия, в которые входили транспортные, перегрузочные и специальные транспортные средства, базировавшиеся на автомобилях МАЗ-547А. Подобные им машины служили для монтажа СПУ комплекса «Горн», перегрузочных средств других систем и мощного кранового оснащения для нужд РВСН.

Ракетный комплекс «Темп-2С» (1971 — 1979 гг.)

Первый в СССР принципиально новый подвижный СРК 15П642 «Темп-2С» с межконтинентальной баллистической ракетой 15Ж42, способной донести ядерный заряд до заокеанских территорий, имел эпохальное значение как во всей системе вооружений Советского Союза, так и в области отечественной автомобильной промышленности.

Он стал первой советской колесной ракетной системой с высокомобильной СПУ 15У67 на уникальном по тем временам сверхмощном шестиосном полноприводном шасси МАЗ-547А и предшественником всех последующих стратегических комплексов «Пионер», «Тополь» и «Тополь-М».

Вместе с ним начались разработки первых транспортных и перегрузочных агрегатов на многоосных шасси, а также различных специализированных машин жизнеобеспечения, смонтированных на четырехосных автомобилях МАЗ-543, которые во время несении боевого дежурства постоянно сопровождали ракетные комплексы.

Первый советский подвижной межконтинентальный ракетный комплекс «Темп-2С» (реконструкция ЦКБ «Титан»)

Первые два шасси МАЗ-547А были отправлены из Минска на завод «Баррикады» в январе 1970 года, где под руководством главного конструктора ОКБ Г. И. Сергеева в обстановке особой секретности началась разработка и изготовление первых СПУ комплекса «Темп-2С». Для этой цели шасси было дополнительно оборудовано системой установки горизонтального положения, комплексом управления, мощным гидроцилиндром подъемной стрелы для приведения ракетной системы в боевое положение и четырьмя опорными винтовыми домкратами с приводом от гидромоторов (два задних и два между вторым и третьим мостами), служившими для вывешивания машины в боевом положении.

СПУ 15У67 были готовы к октябрю 1971 года и поступили для испытаний на полигон «Плесецк», где 15 марта 1972 года состоялся первый пуск твердотопливной трехступенчатой ракеты 15Ж42, размещавшейся в ТПК. Для этого была использована так называемая минометная схема запуска с включением маршевого двигателя на достаточно большой высоте, позволявшая предохранить от повреждений СПУ и наземное оборудование. Ракета имела диаметр 1790 мм, длину с боевой частью — 18,5 м и боевую массу — 44,2 т, в том числе боеголовки — 1000 кг. Ее максимальная дальность поражения достигала 10,5 тыс. км.

Испытания СПУ продолжались до конца 1974 года и завершились пуском двух ракет по учебным целям в акватории Тихого океана. В том же году на заводе «Баррикады» началась серийная сборка пусковых установок 15У67. Боевая масса СПУ с габаритными размерами 17,0×3,2×2,94 м достигала 82 т, максимальная скорость передвижения по шоссе — 40 км/ч, по грунтовым дорогам — не более 20 км/ч. В состав комплекса входили транспортно-перегрузочные агрегаты (ТПА) для горизонтальной бескрановой перегрузки ТПК на СПУ.

Первые два полка «Темп-2С» заступили на боевое дежурство 21 февраля 1976 года. Наличие столь мощных и недоступных для обнаружения и поражения советских ракетных систем вызвало в США и странах НАТО неподдельный страх и полную беспомощность, которые стали главными причинами начала поспешных переговоров с СССР об очередном ограничении стратегических вооружений, завершившихся 18 июня 1979 года подписанием Договора ОСВ-2. По нему Советский Союз принял на себя обязательство не изготовлять комплекс «Темп-2С», прекратить его дальнейшее развертывание и в дальнейшем полностью уничтожить. Он был снят с боевого дежурства в 1986-м и ликвидирован в 1988 — 1990 годах, а все секретные на тот момент чертежи, материалы и фотографии уничтожены.

Потеря межконтинентального комплекса «Темп-2С» оказалась не столь существенной для советских РВСН, на что рассчитывали в НАТО. Еще в ходе разработок модернизированных ракетных систем «Темп-2СМ1» и «Темп-2СМ2» был созданы и опробованы еще более мощные и тяжелые ракеты повышенной дальности и точности поражения, которые послужили основой будущего ракетного комплекса «Тополь», поступившего на вооружение в конце 1980-х.

Ракетные комплексы «Пионер» и «Пионер УТТХ» (1974-1987 гг.)

В отличие от межконтинентальной системы «Темп-2С» новый подвижный СРК 15П645 «Пионер» («Пионер-1») оснащался двухступенчатой твердотопливной баллистической ракетой РСД-10 (15Ж45) средней дальности третьего поколения, способной поражать наземные объекты противника на расстояниях от 600 до 4700 км, иными словами — любые подразделения НАТО в Западной Европе. Первый запуск ракеты состоялся в сентябре 1974 года на полигоне «Капустин Яр», испытания комплекса завершились в январе 1976-го, и 11 марта того же года он был принят на вооружение.

Все оснащение СПУ 15У72 монтировали на модернизированном шасси МАЗ-547 В. Оно было дооборудовано средствами контроля за техническим состоянием ракеты и проведением запуска, модернизированными гидравлическими механизмами подъема и приведения ракеты в стартовое положение, а также системой вывешивания шасси на четырех гидравлических винтовых домкратах, обеспечивавших устойчивость при запуске ракеты и полную разгрузку узлов ходовой части шасси. В его двух раздельных одноместных кабинах находились водитель и командир экипажа, но место для оператора СПУ предусмотрено не было. Новая ракета 15Ж45 длиной 16,5 м с одной головной частью и стартовой массой 37,0 т размещалась в ТПК 15Я75 диаметром 2140 мм. Точность попадания составляла 400 м. Ее старт также производился при помощи минометной установки с пороховым аккумулятором давления, выбрасывавшим ракету из ТПК, а ракетный двигатель включался уже на достаточно большой безопасной высоте, исключавшей нанесение повреждений раскаленными газами и загорание наземных устройств и элементов СПУ.

наряженная масса СПУ без ракеты составляла 40 250 кг, с полностью заправленной ракетой и экипажем — 83,0 т. Габаритная длина по шасси — 16 810 мм, по контейнеру — 19 316 мм, ширина — 3240 мм. Высота в транспортном положении по ТПК — 3475 мм. Максимальная скорость в 40 км/ч позволяла СПУ передвигаться как по специальным грунтовым трассам, так и по сети обычных автомобильных дорог с практически любым покрытием.

Шасси МАЗ-547 В для ракетного комплекса 15П645 «Пионер» средней дальности. 1974 год

Развертывание первого комплекса «Пионер» наиболее быстрыми темпами осуществлялось в 1976 — 1981 годах. К концу 1977-го на вооружении состояли 18 ракетных систем, в 1980-м их количество возросло до 135 и по официальным данным США к маю 1983 года достигло 351 единицы. Непосредственным развитием системы «Пионер-1» в 1977 году стал более совершенный вариант 15П645К «Пионер-К». В отличие от первого СРК на нем применялась ракета 15Ж45 с тремя разделяющимися головными частями, которая помещалась в ТПК на модернизированной СПУ 15У106 с новыми системами подготовки пуска и дистанционного управления. К ноябрю 1987 года было развернуто несколько десятков таких комплексов. В 1977 году проводились также испытания опытного перспективного комплекса 15П645М «Пионер-М» с ракетой 15Ж46 и двухсторонней ультракоротковолновой радиосвязью по телекодовым и речевым каналам между командными пунктами на дистанции до 100 км. В производство он не поступил, но его оборудование применялось на следующих вариантах СРК «Пионер».

Стратегический ракетный комплекс «Пионер УТТХ» средней дальности на шасси МАЗ-547В

Пусковая установка 15У136 модернизированного комплекса 15П653 «Пионер УТТХ». 1981 год

Работы над вторым модернизированным комплексом 15П653 «Пионер УТТХ» с улучшенными тактико-техническими характеристиками, носившим неофициальное обозначение «Пионер-2», начались в июле 1977 года. Он также базировался на шасси МАЗ-547 В, испытывался с августа 1979 года по декабрь 1980-го и был принят на вооружение в апреле 1981 года.

В отличие от первой модели он снабжался новой ракетой 15Ж53 повышенной точности с тремя разделяющимися боеголовками и дальностью поражения 5500 км, которая размещалась в ТПК 15Я117 на усовершенствованной СПУ 15У136 с новой аппаратурой систем управления, прицеливания, автоматики и гидропривода. По сравнению с 15У72 ее габаритные размеры практически не изменились, но при сохранении прежней собственной массы в полностью подготовленном для запуска состоянии СПУ весила на одну тонну больше. Развертывание комплекса «Пионер УТТХ» проводилось в 1979 — 1985 годах, и к 1987-го на вооружении РВСН состояло 252 таких системы. В ходе производства в их состав вводились новые модернизированные подвижные средства управления, жизнеобеспечения и обеспечения боевого дежурства, а также была создана опытная лазерная «пушка». В комплексах «Пионер» автомобили МАЗ-547А применяли для монтажа систем транспортировки и бескрановой перегрузки ТПК с ракетами на пусковые установки. После боевого пуска ракеты пустой контейнер сбрасывался с СПУ и затем поступал на специальные скрытные базы для обслуживания и перезаряжания их новыми ракетами в заводских условиях.

Для временного хранения и перевозки пустого или заряженнего ТПК 15Я117 с боевой ракетой применялся подвижный ТПА 15Т116, внешне почти не отличавшийся от СПУ, но имевший измененную конфигурацию боковых отсеков и не оборудованный гидросистемой подъема ракеты и средствами ее запуска и управления. Перегрузка заряженных контейнеров из хранилищ, железнодорожных вагонов или с транспортно-перегрузочной тележки 15Т140 на ТПА и далее на пусковую установку, с которой предварительно был сброшен контейнер с ранее отстреленной ракетой, производилась путем точной состыковки обеих машин последовательно друг за другом и горизонтального перетаскивания контейнера по рампам со специальными направляющими. Для этого шасси дополнительно оснащались системами горизонтирования и обеспечения стыковки ТПА и СПУ, а также лебедкой для привода тросового механизма.

Процесс перезаряжания занимал примерно 30 минут. Рабочая скорость движения груженого ТПА 15Т116 составляла 15 км/ч. Габаритные размеры без контейнера — 17 330×3200×2905 мм. Длина с ТПК — 21 050 мм, высота — 4350 мм. Собственная масса — 39,5 т, с ТПК и ракетой — около 83,0 т.

Транспортно-перегрузочный агрегат 15Т116 комплекса «Пионер УТТХ» на шасси МАЗ-547А

Машина боевого сопровождения 15Т316 комплексов «Пионер» на шасси МАЗ-547А

Впервые в составе комплексов «Пионер» появилась оригинальная многофункциональная машина 15Т316 на шасси МАЗ-547А без домкратов, которая внешне напоминала как пусковую установку, так и грузовик-трубовоз или вместительный топливозаправщик с длинной цилиндрической емкостью, что подтверждалось надписью на бортах «огнеопасно». В РВСН она носила разные обозначения и выполняла разнообразные задачи. Обычно она замыкала колонну СРК и оправдывала свои наименования «машина боевого сопровождения» или «агрегат технического замыкания», обеспечивая аварийную буксировку и эвакуацию поврежденной тяжелой техники.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой