Могилев в годы Великой Отечественной войны

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В данной курсовой работе я изучаю тему «Могилев в годы Великой Отечественной войны». Здесь, у стен Могилева, впервые в той войне были остановлены стремительно двигавшиеся на восток танковые части вермахта. Только за один день боев на Буйничском поле нашими воинами было подбито и сожжено 39 немецких танков и бронемашин. Наравне с защитниками Брестской крепости и Минска защитники Могилева показали образцы героизма и мужественности.

Мужество, героизм и самоотверженность всегда, во все времена были актуальными для каждого нового поколения, а оборона Могилева -- яркий пример, где все эти качества слиты воедино, где красноармеец и ополченец, зачастую с одной винтовкой в руках, спаянные идеей патриотизма, отстаивали Родину от врага до последнего дыхания.

Целью моей курсовой работы является изучение, определение значения, а также выявление особенностей событий Великой Отечественной войны в городе Могилеве.

Материалом мне послужили научная литература, научные статьи и исследования и т. д.

Данная работа состоит из плана работы, введения, основной части, посвященной предмету исследования, заключения, в котором обобщаются результаты исследования, списка использованной литературы.

Глава 1. Оборона Могилёва

На начало войны в городе насчитывалось более 46 крупных промышленных предприятий с 13 тысячами человек работающими на них. Наиболее крупными из них были авторемзавод имени Кирова, фабрика искусственного волокна имени Куйбышева, швейная фабрика имени Володарского, мебельная фабрика имени Халтурина и др. [2]

В Могилеве проживало более 120 тысяч человек, имелся педагогический институт, а также четыре техникума, техническое училище, девять средних и шесть начальных школ, шесть школ ФЗО, колхозная школа, совпартшкола. В школах обучалось 15 тысяч учащихся. Работали драматический театр, два кинотеатра, 13 библиотек. С первых дней войны в городе была проведена большая работа по мобилизации сил и средств на борьбу с врагом.

25 июня состоялось городское собрание партийного актива. На предприятиях, в учреждениях, учебных заведениях прошли собрания и митинги. Повестка дня на них была одна -- «Отечество в опасности! Все на борьбу с врагом! Защитим родной Могилев!». Только за один день было подано около 2000 заявлений с просьбой об отправке на фронт, а всего Могилевский горвоенкомат призвал в ряды армии 25 000 человек.

27 июня 1941 года в Могилев прибыли представители Ставки Верховного Главнокомандования, Маршалы Советского Союза Ворошилов К. Е. и Шапошников Б. М., которые помогли местным органам власти наметить и осуществить задачи, связанные с организацией обороны города. Было решено провести мобилизацию населения Могилева на строительство оборонительных рубежей, приступить к организации отрядов народного ополчения и истребительных батальонов, принять срочные меры к эвакуации населения и материальных ценностей. [17]

1 июля 1941 года в штабе Западного фронта, поблизости от Могилева, состоялось совещание с участием первого секретаря ЦК КП (б) Белоруссии П. К. Пономаренко, Маршалов Советского Союза К. Е. Ворошилова и Б. М. Шапошникова. Здесь были рассмотрены задачи по развертыванию партизанской борьбы в тылу врага и утвержден план обороны города Могилева. Несколько позже были созданы областной и городской штабы народного ополчения. В состав областного штаба вошли: зам. председателя облисполкома И. М. Кардович, секретарь обкома партии Н. Т. Вовнянко, секретарь обкома комсомола Ф. А. Сурганов и другие.

Лозунг «Отечество в опасности! Защитим родной Могилев!» стал критерием поведения защитников города. Пехотинцы и артиллеристы, рабочие и колхозники, студенты и домохозяйки вышли на окраины города, к берегу Днепра, для строительства оборонительного пояса вокруг Могилева. В первый день на эти работы вышло около 10 000 человек. Затем их число увеличилось до 35 000 человек.

В очень короткий срок, за 7 дней, вокруг Могилева была создана линия укреплений протяженностью 25 километров, вырыты противотанковый ров, окопы, траншеи. Оборонительные сооружения создавались и в городе -- на улицах, перекрестках, площадях. Въезды в город баррикадировались, в нижних этажах домов устраивались артиллерийские позиции, на вторых и третьих -- бойницы, на крышах -- пулеметные площадки. Дороги, идущие на Могилев из Минска и Бобруйска, были прикрыты системой противотанковой обороны. На вероятных направлениях танковых атак создавались минные поля и определялись зоны заградительного огня. [4]

Органы власти принимали срочные меры к эвакуации в глубь страны населения, промышленного оборудования и другого имущества. В эти дни из города было вывезено 935 вагонов с материальными ценностями. В тыл эвакуировались воспитанники детских домов, тысячи квалифицированных рабочих, десятки тысяч мирных жителей.

В конце июня 1941 года полностью укомплектованные подразделения 110-й и 172-й стрелковых дивизий, получив приказ, начали прибывать в Могилевскую область на станции Луполово и Чаусы. Прибывшие воинские части пешим порядком направлялись под Могилев, сосредотачивались в лесных массивах для занятия позиций.

Первым в город прибыл штаб 110-й стр. дивизии во главе с полковником Хлебцевым В. А., а так как штабы 172-й дивизии и 61-го стр. корпуса еще были в пути к Могилеву, то вся реальная военная власть (до 3 июля) по распределению боевых участков частям и организации обороны города сосредоточилась у уже прибывшего командира 110-й дивизии и его штабе.

3 июля на станцию Луполово прибыл эшелон штаба 172-й стрелковой дивизии. Командир дивизии генерал-майор Романов М. Т. получил от командующего 13-й армией генерал-лейтенанта П. М. Филатова приказ об организации обороны Могилева в составе 61-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Ф. А. Бакунина.

388-му стрелковому полку, находившемуся в составе 172-й стр. дивизии, приказано было занять оборону на шоссе Бобруйск — Могилев, как наиболее важном направлении вероятного удара противника. 29 июня по шоссе Могилев — Минск занял оборону 514-й стр. полк, а 747-й стр. полк готовил оборону по восточному берегу Днепра в районе Тараново — Дары — Вейно.

Тысячи жителей Могилева под руководством начальника инженерной службы корпуса полковника Н. А. Захарьева вели оборонительные работы. Прибывающие воинские части с ходу занимали боевые позиции. Зенитный артиллерийский дивизион взял под воздушную защиту войска, железнодорожную станцию, важнейшие промышленные объекты. Отряды милиции и самообороны начали борьбу против немецких лазутчиков и десантников.

110-я стр. дивизия организованно заняла оборону на участке Мосток — Любуж по восточному берегу Днепра. Полоса же обороны 172-й стр. дивизии выдвигалась на запад на 15−20 км. Позже 61-му стр. корпусу была подчинена 53-я стр. дивизия (командир полковник Ф.П. Коновалов). Дивизии пришлось походным порядком преодолеть большое расстояние. На шоссе Смоленск — Минск она подверглась бомбардировке и понесла потери, растянулась и только к 5 июля частично сосредоточилась на отведенном ей рубеже Копысь — Шклов — Мосток.

4 июля к генерал-майору Бакунину явился командир 137-й стр. дивизии полковник И. Т. Гришин и доложил, что он получил приказ от командующего 20-й армией поступить в распоряжение 61 стр. корпуса и занять оборону по восточному берегу Днепра в районе деревень Левки — Понизовье.

Таким образом, к 5 июля 61-й стр. корпус имел в своем составе 172, 110, 53 и 137-ю (10. 07. 41 г. переброшена в Быховский район) стр. дивизии, а также полк корпусной артиллерии, зенитный полк, два отдельных противотанковых дивизиона. Полоса действий корпуса растянулась почти на 100 км.

Штаб корпуса, политотдел, службы строго следили за подготовкой оборонительных рубежей. Штабные офицеры находились в частях, помогали командирам быстрее организовывать оборону, наладить систему огня, установить минные поля перед передним краем, оборудовать огневые позиции (основные, запасные и ложные), командные пункты, обеспечить маскировку.

По инициативе начальника инженерной службы полковника Захарьева были устроены две ложные площадки для посадки самолетов. Впоследствии дезориентированные немецкие летчики неоднократно наносили по ним бомбовые удары.

10 июля фашисты вплотную приблизились к основной линии обороны города со стороны Бобруйского шоссе у Буйнич. Здесь занимали оборону воины 388-го стрелкового и 340-го легкоартиллерийского полков, отряд народного ополчения и другие подразделения.

Организацией обороны здесь руководил командир 388-го стр. полка полковник Кутепов С. Ф. Талантливый командир, по определению К. Симонова, он «…был способен на очень многое, останься он жить под Могилевом». Под его руководством здесь, на рубеже р. Днепр — Бобруйское шоссе — железная дорога на Гомель — Тишовка, была создана глубоко эшелонированная оборона. В течение 12 дней личный состав полка подготовил две линии окопов полного профиля, соединенных траншеями. Перед передним краем создали сплошные противотанковые минные поля и проволочные заграждения в два ряда. К 9 июля весь полк зарылся в землю.

После этого боя на Буйничском поле побывали военные корреспонденты К. Симонов и П. Трошкин, которому удалось сфотографировать еще дымившееся кладбище боевых машин вермахта. Снимки Трошкина и очерк К. Симонова «Горячий день» об удивительном мужестве защитников «города Д» (так он назвал Могилев) опубликовала газета «Известия» 20 июля 1941 года. 13 июля бои пошли на убыль. Пытавшаяся наступать немецкая пехота была отбита, немногим из них удалось уйти.

Большие потери понесли и воины Кутепова С. Ф. и Мазалова И. С. на Буйничском поле. Почти полностью был уничтожен 1-й батальон 388-го полка, погибли его командир капитан Абрамов и начальник штаба старший лейтенант Марков. Значительные потери понес 3-й батальон полка, был тяжело ранен его командир капитан Гаврюшин, ранен в голову комиссар полка Зобнин и другие.

388-й стр. полк удерживал позиции на Буйничском поле до 22 июля, после чего, выполняя приказ командира дивизии, отвел уцелевшие подразделения на окраину города к фабрике искусственного волокна.

24 июля полк выдержал последний ожесточенный бой с пехотой противника. В этом ближнем бою штыками и гранатами наши бойцы дрались до конца, ценой своих жизней им все-таки удалось остановить немцев. Однако силы постепенно иссякли, и к 25 июля, израненных и ослабевших, их оставалось не более батальона.

Документов об этих боях в наших архивах нет. Поэтому обратимся к воспоминаниям ветерана вермахта офицера 78-й дивизии, участника этих боев: «В 4 часа утра со стороны Благович начал нарастать шум боя. Немного позже разведка 5-го пехотного полка сообщила, что севернее Самулок начато наступление противника, который пробует окружить полк. Одновременно из деревни Мошок сообщили, что их окружают русские. Командир дивизии направил в Мошок подкрепление. Около 7 часов 40 минут русские приблизились к штабу на 300 метров. Превосходящими силами наступление врага было остановлено. В 9 часов 30 минут основные силы дивизии перешли в оборону. Дивизия понесла крупные потери. Но с вечера 26 июля мы находились в выгодной позиции для наступления утром. 27 июля в 5 часов русские с помощью всех видов оружия начали пробиваться к Благовичам. Дивизия, выдержав штурм, около семи часов силами всех полков перешла в наступление. Постепенно, выматывая русских в боях, мы двигались вперед. Сопротивление противника слабело. После захвата нами д. Холмы полки взяли врага в кольцо, где он и был разбит».

После того, как немцы замкнули кольцо, Ф. А. Бакунин, поняв, что пробиться всем вместе невозможно, приказал уничтожить всю боевую технику, автомашины, разогнать коней и пробиваться группами по 100−200 человек. Но не многие смогли выйти из окружения. Сам генерал вышел к своим с группой в 140 человек, а командир 110-й стр. дивизии В. А. Хлебцев вывел из окружения 161 человека.

Во время выхода из окружения погибли комиссар 61-го стр. корпуса Воронов, начальник политотдела 61-го стр. корпуса Турбинин, командиры 388 стрелкового полка полковник Кутепов С. Ф., 340-го легкоартиллерийского полка полковник Мазалов И. С., 493-го гаубично-артиллерийского полка полковник Живолуп и др. Значительная часть командиров и красноармейцев в боях под Могилевом попала в плен, а после освобождения из фашистских лагерей, после фильтрации прошла через советские, в полной мере испытав горечь обид и унижений уже после войны. Около 60 лет прошло с тех пор, когда на рубеже р. Днепр отстаивали воины Красной Армии и мирные жители город Могилев. [7]

Трудно дать оценку этой легендарной странице военной истории. Вместе с тем, цифры говорят: в боях под Могилевом немцы потеряли 24 самолета, около 200 танков, 400 мотоциклов, 500 автомашин. Было уничтожено 15 тысяч и взято в плен около 2 тысяч солдат и офицеров. Эти силы немцев, стремившихся к Москве, не дошли до нее, а закончили свой путь на подступах к Могилеву.

Глава 2. Подпольные патриотические организации Могилева

После окончания войны прошло значительное время, однако и сегодня вызывает интерес деятельность подпольных организаций в Беларуси в годы войны. Незабываемой страницей в историю борьбы с немецко-фашистскими захватчиками вошла деятельность подпольных групп и организаций г. Могилева.

Однако в оценке деятельности могилевского подполья по разным обстоятельствам возникли неоднозначные оценки. В послевоенное время данный вопрос рассматривался несколько раз в Могилевском обкоме партии.

Комиссия, созданная Могилевским обкомом партии в 1947 году под председательством Кардовича занимаясь проверкой материалов деятельности «Комитета Содействия Красной Армии» пришла к выводу, что существовали отдельные группы, а областные организации не располагают документами, подтверждающими дела организации Комитета, Мэттэ характеризовался сомнительной личностью. На основании такого заключение комиссии бюро обкома партии приняло постановление: «Согласится с представленными материалами комиссии. Считать, что существовавший в г. Могилеве „Комитет Содействия Красной Армии“ не проводил действенной практической работы на пользу Советского Союза». [1]

Безусловно, после такого решения в ЦК КП (б)Б и обком партии поступило многочисленное количество писем от бывших участников подполья, которые были не согласны с таким решением и просили возвратиться к рассмотрению вопроса вновь.

В связи с возникшей проблемой, по указанию ЦК КП (б)Б была создана вновь комиссия, которая также подтвердила выводы в постановлении бюро Могилевского обкома ЦК КП (б)Б от 6 декаря 1947 года. Было записано: «Рассмотрев документальные материалы, направленные в ЦК КП (б)Б по делу Мэттэ бюро обкома ЦК КП (б)Б не находит в них что-нибудь нового к существующему и подтверждает свое постановление от 29 июля 1947 года».

В то же время в ЦК КП (б)Б и архиве Могилевского обкома партии имелось достаточно документов, характеризующих деятельность подпольного «Комитета Содействия Красной Армии». Из этого следует, что вопрос о деятельности могилевского подполья, как видно из материалов оставался не завершенным.

В 1950 году этот вопрос бюро Могилевского обкома партии рассмотрело в третий раз. Было принято постановление, которое признало, что в г. Могилеве в период его временной оккупации немецкими войсками существовали отдельные патриотические группы, поддерживающие связь с командованием партизанских отрядов и проводивших подрывную работу против немецких властей. Эта работа выражалась в распространении патриотических листовок, добыванием разведданных, а также в выполнении отдельных заданий и поручений партизанского командования: т. е. в выполнении функций связных партизанских отрядов. Были также утверждены списки участников подпольной патриотической деятельности в количестве 172 человека.

Следует отметить, что в сентябре 1941 года было создано ряд подпольных групп, которые к началу 1942 года объединялись в патриотическую организацию «Комитет Содействия Красной Армии», насчитывавшую в последствии в своем составе более 200 членов, так утверждалось в материалах Могилевского обкома партии в 1959 году.

Организаторами «Комитета Содействия Красной Армии» и руководителями подпольных групп были Мэттэ К. Ю., коммунист Шелюто С. П., М. М. Лустенков, Шкубодеров И. Г., Швагринов В. Д., Хохлов П., комсомольцы И. М. Лисикович, Карпинская Т. Р., Соболевский С. С., Фролов И. М., Радионов Г. Д., беспартийные Крисевич П. И., Харитонов С. П., Чулицкая А. Ф. и др. [17]

В годы оккупации подпольщики проводили диверсионную и подрывную деятельность, печатали листовки и распространяли среди населения города, сводки Совминформбюро, собирали разведданные о немецких воинских частях, выявляли агентуру немецких контрразведывательных органов, направлялись люди в партизанские отряды, добывали топографические карты, планы города Могилева, оружие, боеприпасы, продовольствие, медикаменты и через связных переправляли в партизанские отряды и подпольные комитеты.

Активную работу проводили подпольные группы железнодорожной станции г. Могилева, автотранспортной конторы, шелковой фабрики городской больницы, госпиталя и др.

Руководители подпольных Мэттэ К. Ю. и Крисевич Г. И. на квартире Карпинской О. Н. организовали печатание листовок под названием «За Родину», «За Советскую Родину». Листовки издавались тиражом в 250−300 экземпляров и распространялись в городе. В борьбе с оккупантами ряд участников подпольных групп проявили стойкость, мужество и героизм. Так, например, член КПСС Ворчук В. И. 25 декабря 1942 года уничтожил охрану городской тюрьмы и освободил из-под стражи подпольщиков Маркова, Соболевского, Галушкина и других советских граждан.

На станции Могилев комсомольцем Фроловым Н. М. и Радионовым Г. Д. был подожжен немецкий поезд, в результате сгорело три вагона с вооружением и боеприпасами. Коммунист Евтихиев М. М. заморозил станцию водоснабжения, вывел из строя армейский немецкий хлебозавод. Было также совершено много других диверсионных и террористических актов.

В течение всей подпольной деятельности подпольных организаций и групп немецкие контрразведывательные органы принимали активные меры к их ликвидации. Тем не менее, долгое время их попытки не имели успеха. Уже только весной 1943 года в результате массовых арестов и террора, а также в силу недостаточной конспирации со стороны отдельных участников подпольной организации и связных партизанских отрядов немцам удалось раскрыть деятельность некоторых групп и арестовать ряд участников. После чего подпольщиков осенью 1943 года ушло в партизанские отряды. Оставшиеся подпольные группы продолжали вести активную борьбу против немецко-фашистских захватчиков до освобождения г. Могилева. [11]

Следует также отметить, что многие подпольщики, будучи арестованными, подверглись жесточайшим пыткам и истязаниям. Особое мужество и стойкость проявили комсомольцы Карпинская Таня, Метлов Виктор, Чилицкая Каролина, Козлова Галина, казненные фашистами в 1943 году. Тогда же были казнены и ряд других активных подпольщиков, в том числе коммунисты Горошко О. В., Кувшинов М. П., беспартийные Иванов, Команская, Фролов М. М., М. Я. Новиков, в доме которого находилась рация десантной группы разведуправления западного фронта.

Всего в течении марта — июня 1943 года немцами было арестовано и расстреляно около 50 человек участников подполья.

Особое место в подпольной работе в годы войны занимает деятельность групп шелковой фабрики и авторемзавода.

Подпольщики групп шелковой фабрики и авторемзавода установили связь с партизанскими отрядами. С первых дней деятельности занимались сбором оружия. Только силами этих груп с первых дней деятельност было собрано около 200 винтовок, 6 ручных пулеметов, 150 гранат, десятки тысяч патронов. Когда была установлена связь со 126 и 600 партизанскими отрядами это оружие было пердано партизанам. Проводилась и другая работа. Так в марте — апреле 1942 года в Могилев на отдых прибыла немецкая часть, в которой были австрийцы. С одним из них унтер-офицером Фридрихом Пиетцка В. И. Батуро установил связь. Фридрих Пиетцка и австрийцы солдат Отто Никель помогали подпольщикам, снабжали оружием и боеприпасами.

В марте 1943 года в связи с угрозой ареста австрийцам было предложено перейти в партизанский отряд. 16 марта 1943 года подпольщики и австрийцы благополучно прибыли в 126 партизанский отряд. Их сопровождали Леонов В. С., павлов Е. П. Ряд подпольщиков влились в партизанские отряды, продолжили борьбу с врагом.

Глава 3. Освобождение Могилёва

23 дня защищался Могилёв в 1941 году и 23 часа потребовалось войскам Красной Армии для его освобождения в 1944 году.

Под ударами Красной Армии германские войска продолжали отходить на запад. Выход из создавшегося положения немецкое командование видело в переходе к стратегической обороне на рубеже Днепра, так называемом «Восточном вале» — самом крупном водном рубеже между Волгой и Одером.

Укрепления на Днепре состояли из трех оборонительных рубежей. Первый проходил на расстоянии 3 — 4 км от города, второй — по городской окраине, третий — по центральным кварталам. Рубежи были связаны между собой ходами сообщений, баррикадами, минными полями, надолбнями и колючей проволокой. На крышах каменных домов размещались пулеметные точки. Огневая мощь гарнизона была усилена поступившими на вооружение фаустпатронами. Все мосты через Днепр противник подготовил к уничтожению.

«Скорее Днепр потечет обратно, нежели русские преодолеют его», — заявил А. Гитлер на одном из совещаний в Берлине.

Освобождение Могилева являлось частью стратегической операции четырех фронтов Красной Армии с кодовым названием «Багратион». В результате ее проведения ставилась задача сокрушить группу армий «Центр», освободить Минск и полностью изгнать оккупантов с белорусской земли. На могилевском направлении действовали войска 2-го Белорусского фронта генерала армии Г. Ф. Захарова. Против войск фронта оборонялись части и соединения 4-й немецкой армии, группировка которой насчитывала 114 000 человек, 2 292 орудия и миномета, 220 танков и штурмовых орудий. [12]

Командование 33-й, 49-й и 50-й армий фронта знало об этом и готовилось к форсированию Днепра и штурму Могилева настойчиво и упорно. На помощь им из Крыма прибыла 4-я воздушная армия генерал-полковника авиации К. А. Вершинина, части которой разместились на аэродромах освобожденной территории Могилевщины. Штаб фронта находился в Мстиславле.

Партизанские бригады еще до начала операции «Багратион», в результате своего «Концерта» (кодовое наименование заключительного этапа рельсовой войны), полностью парализовали железнодорожные подходы к могилевскому плацдарму. В июне 1-я бригада Н. И. Москвина ОПС «Тринадцать» подорвала двухкилометровый участок пути в районе станции Славное и не позволяла восстановить его, пока не подошли наши части. Круглянская военно-оперативная группа Ф. С. Новикова остановила движение на участке Орша — Могилев и на шоссейных дорогах, которые вели на север и северо-восток от Могилева. Они блокировали дороги, по которым немцы направляли свои части на перегруппировку, и уничтожили немецкие гарнизоны в Толочине, Круглом и Шклове. Такие операции проводились на разных участках, но все они содействовали решению основной задачи. [10]

Насколько это было важно, отмечали и сами немцы. «Там, где перестают ходить поезда, — сокрушался тогда немецкий генерал Гренер, — война кончается сама собой».

Наступило утро 23 июня 1944 года. Туман сплошной белой завесой покрыл пойму Прони, из-за чего артиллерийскую и авиационную подготовку пришлось перенести на 2 часа позднее. В течение двух часов звучала артиллерийская канонада. Артиллеристы переносили огонь с одной позиции на другую. После первого залпа к реке высыпали саперы, которые в короткое время навели десятки штурмовых мостиков, собрали 6 мостов для артиллерии и танков. После залпа «катюш» в атаку на 20-километровом фронте пошла пехота 49-й армии генерала И. Т. Гришина, в т. ч. стрелковые корпуса: 69-й — генерала Н. Н. Мультана, 81-й — генерала В. В. Панюхова, 70-й — генерала В. Г. Терентьева и 62-й -генерала А. Ф. Наумова.

Погода в тот день так и не улучшилась, отчего летчики не смогли развернуться, а артиллеристам пришлось вести огонь не по целям, а по площадям. И все-таки войска 49-й армии пробили в обороне противника 12-километровый пролом, форсировали Проню и продвинулись в глубину до 8 км. С утра 24 июня в бой был введен 121-й стрелковый корпус генерала Д. И. Смирнова из 50-й армии генерал-полковника И. В. Болдина, чтобы ударом на Благовичи перерезать шоссе Чаусы — Могилев. Сжечь Чаусы немцы, как планировали, не успели.

Стремительной атакой с северо-запада 330-й стрелковой дивизии и с юга 385-й дивизии 38-го стрелкового корпуса генерала А. Д. Терешкова к 16 часам 25 июня город был освобожден.

Убедившись, что рубежи на Проне и Ресте уничтожены, немецкое командование выбросило к Ресте последние свои резервы из-за Днепра, однако и это не смогло остановить стремительное наступление наших подразделений. Части 60-й моторизованной, 110-й, 337-й и 12-й пехотных дивизий, 321-й и 113-й боевых групп, а также остатки других разгромленных частей немцев с боями отходили за Днепр, прикрываясь сильными арьергардами и широко применяя минирование.

До подхода этих сил оборону на западном берегу Днепра на участке Реполово — Могилев занимали 752-й саперный и 664-й охранный батальоны немцев. Подступы к Могилеву оборонял 622-й полк 286-й охранной дивизии. В самом городе занимал оборону 531-й транспортный батальон.

Командующий 2-м Белорусским фронтом генерал-полковник Г. Ф. Захаров из разведдонесений понял, что за Днепром у немцев серьезных сил не осталось, и принял решение направить дивизии второго эшелона к реке, чтобы к исходу 26июня главными силами они вышли на рубеж Требухи — Луполово, с ходу форсировали Днепр и уничтожили рубеж «Медведь».

Необходимо отметить, что еще 9 сентября 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования издала директиву «О быстром и решительном форсировании реки и награждении личного состава войск за успешное форсирование водных преград». В ней, в частности, указывалось, что за форсирование Днепра в районе Смоленска и ниже, а также равных Днепру рек и закрепление на плацдармах воины должны представляться к присвоению звания Героя Советского Союза.

Боевой дух воинов был высок. Для форсирования Днепра в стрелковых дивизиях создали усиленные передовые отряды. Один из таких отрядов под командованием майора В.К.

Андрющенко из 42-й стрелковой дивизии к часу ночи 26 июня прошел через отходящие части противника к Днепру и в районе Добрейки на подручных средствах первым форсировал его. Отряд стремительным ударом отбросил прикрывающие подразделения противника и, продвинувшись до 3 км в глубину, перерезал шоссе Шклов — Могилев западнее Добрейки. 1197-й самоходно-артиллерийский полк, а также артиллерия, входившая в состав передового отряда, поддерживали его действия огнем прямой наводки с восточного берега.

За умелые действия по форсированию Днепра, доблесть и мужество, проявленные в боях, весь личный состав передового отряда был награжден орденами и медалями, а командиру отряда майору В. К. Андрющенко было присвоено звание Героя Советского Союза. Командир 42-й стрелковой дивизии генерал-майор А. И. Слиц и командир 69-го стрелкового корпуса генерал-майор Н. Н. Мультан также были удостоены этого высокого звания.

Через несколько часов и передовой отряд 199-й стрелковой дивизии захватил плацдарм севернее Могилева, а южнее Луполова, на западном берегу Днепра, удерживал плацдарм отряд 238-й стрелковой дивизии.

Разбитые и разрозненные в боях части противника 25 — 26 июня поспешно отходили в западном и юго-западном направлениях, прикрываясь мелкими арьергардными отрядами. Заслоны, оставленные ими на западном берегу Днепра, сравнительно легко были выбиты нашими переправившимися подразделениями. Таким образом, отступающие части противника не смогли использовать преимущества сильно укреплённого водного рубежа и отошли. В середине дня 26 июня немцы, стянув силы отходящих отрядов, усилив их самоходной артиллерией и танками, пытались остановить продвижение наших частей, ликвидировать захваченные плацдармы на западном берегу и сбросить передовые отряды в Днепр.

Тот день оказался тяжелым и для войск, сражавшихся на маленьких плацдармах на правом берегу, и для тех, кто спешил им на помощь. 369-я Карачевская стрелковая дивизия после форсирования Баси стремительно двигалась к Днепру. В скоротечном бою у д. Холмы, д. Драчково Чаусского района погиб бесстрашный комдив генерал-майор И. С. Лазаренко.

Наступающие части постоянно поддерживали летчики 230-й и 233-й штурмовых авиадивизий, после действий, которых остались горы разбитой немецкой техники и сотни убитых солдат противника, не дошедших до Днепра. Особенно отличились здесь экипажи Героев Советского Союза Е. Ежова и Г. Шупика.

Командир 69-го стрелкового корпуса Н. Н. Мультан приложил все усилия, чтобы как можно быстрее выбросить к Днепру в район Добрейки-Защиты мостовой парк. 92-й понтонно-мостовой батальон с двумя парками на 130 автомашинах успешно решил эту боевую задачу. В 11. 00. 27 июня уже действовали два моста — первые переправы на Днепре в районе Могилева. За мужество и отвагу 120 понтонеров получили ордена и медали, а командир батальона майор А. И. Канарчик был удостоен звания Героя Советского Союза.

27 июня по всему фронту от Шклова до Быхова шло форсирование Днепра. В полосе 81-го стрелкового корпуса навел переправы 9-й понтонно-мостовой батальон майора Сакса, а южнее и севернее Луполова начали действовать мосты, наведенные гвардейским понтонным батальоном майора Петрова и 122-м батальоном майора Щетинникова.

Во время экспедиций Могилевскому поисковому отряду «Виккру» не раз приходилось бывать на линии немецких оборонительных сооружений по западному берегу Днепра. Еще сегодня в районе д. Калиновой (в 1944 году — Требухи) сохранились извилистые немецкие окопы на высоком берегу Днепра. Из них на многие километры хорошо просматривалась пойма реки. Но немцам пришлось спешно, без единого выстрела, покинуть этот сильный оборонительный рубеж, поскольку выше и ниже по реке наши войска форсировали Днепр, и враг рисковал попасть в полное окружение. Ни один наш солдат не погиб на этом участке.

27 июня части 199-й и 290-й стрелковых дивизий форсировали Днепр и к 7 часам утра овладели д. Полыковичи, отбили несколько контратак 60-й немецкой моторизованной дивизии и к 19. 00. достигли Казимировки, откуда развернули наступление на Могилев. [17]

Части 121-го стрелкового корпуса 50-й армии генерал-полковника И. В. Болдина, овладев Луполовом и форсировав Днепр, охватили Могилев с юга и юго-запада, а его 139-я стрелковая дивизия достигла д. Тишовки и соединилась с частями 23-й гвардейской танковой бригады 49-й армии.

Таким образом, к 19. 00. 27 июня противник в Могилеве был окружен. В кольце оказались 12-я пехотная дивизия, 632-й охранный полк, 49-й охранный батальон и несколько специальных и тыловых частей 4-й армии противника. Остальные подразделения успели ускользнуть из окружения, однако впоследствии почти все они попали в Минский «котел».

Сразу же после завершения окружения Могилева врагу был предъявлен ультиматум: «Прекратить бессмысленное сопротивление, сложить оружие и сдаться в плен». Ультиматум несколько раз передавался через мощную армейскую звуковую установку, но, надеясь вырваться из окружения, противник не сдавался. Попытки шести контратак немцев успеха не имели.

Части 199-й стрелковой дивизии генерала М. П. Кононенки и 139-й генерала И. К. Кириллова стояли насмерть. Ни один вражеский танк, ни один солдат не пробились на запад. Беспримерное мужество проявили здесь воины 1-й гвардейской инженерно-саперной бригады полковника Д. Ф. Везирова.

Превратив отдельные здания в опорные пункты, а квартиры и подвалы — в узлы сопротивления, немцы упорно оборонялись. Командующий фронтом принял решение провести ночной штурм Могилева в ночь с 27на 28 июня.

Штурмовые отряды отбивали у противника каждый дом, каждый квартал пылающего Могилева. Жестокие уличные бои нередко переходили в рукопашные схватки. Участники наступления потеряли представление о времени и усталости. Впрягшись, вручную они тащили пушки, выбивали засевших в подвалах и на возвышенностях немцев, танки и самоходно-артиллерийские установки подходили непосредственно к домам и прямой наводкой уничтожали огневые точки противника. Противотанковые группы били по врагу фаустпатронами, только что захваченными у врага.

Утром весь город утонул в тумане, видны были только вспышки орудий, разрывы мин и снарядов. Серии зеленых ракет указывали уже освобожденные кварталы.

К 16. 00. на улицах города начали появляться белые флаги, а в 18. 00 28 июня генерал фон Эрдмансдорф капитулировал, бои в Могилеве закончились.

В борьбе за Могилев враг потерял более 6000 солдат и офицеров убитыми и около 3400 пленными. Командир 12-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Бамлер на допросе заявил: «Могилевский гарнизон получил от Гитлера приказ любой ценой удержать город. Стремительный и бурный темп русского наступления опрокинул все наши замыслы и расчеты. Он ошеломил нас. Мы понесли тяжелые потери. Из 8 тысяч солдат в дивизии осталось не более 3-х. Русским достались огромные трофеи, в том числе материальная часть 12-го артиллерийского полка». [16]

За отличные боевые действия при форсировании Днепра и овладении Могилевом войскам 2-го Белорусского фронта 28 июня 1944 года Верховный Главнокомандующий объявил благодарность. В этот же день Москва салютовала 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий в честь войск фронта, форсировавших Днепр и освободивших города Могилев, Шклов и Быхов.

За героизм, проявленный в ходе Могилевской операции, 92 советским воинам было присвоено звание Героя Советского Союза, в том числе 28 — за освобождение Могилева. 21 воинское соединение и часть получили почетное наименование «Могилевских», 32 -«Верхнеднепровских». Орденами Красного Знамени, орденами Суворова II и III степени награждены 10 особо отличившихся стрелковых, танковых и артиллерийских частей.

Заключение

Могилев — важный оперативно-стратегический центр и крупный узел дорог и линий связи. Оборона Могилева в июле 1941 года является одним из наиболее значительных сражений начального этапа войны. Это была по существу первая круговая оборона города в Великой Отечественной войне. В короткие сроки был разработан и осуществлен план обороны, создан оборонительный рубеж вокруг города. Город в те дни стал настоящей крепостью. Причем главными его бастионами были не каменные стены, не валы и форты, а люди, воины уже обстрелянных и научившихся бить врага дивизий, рабочие фабрик и заводов, до последнего часа производившие для Красной Армии оружие, боеприпасы, снаряжение. Об этих событиях через много лет после войны немецкий историк П. Карелл (настоящая фамилия Пауль Шмидт, бывший нач. отдела печати гитлеровского МИД — Н.Б.) в книге «Война Гитлера с Россией» писал: «…в Могилеве, который оказался в тылу немецких войск, в течение многих дней продолжались упорные бои… Они продолжали сражаться даже в безвыходном положении… Дорогой ценой пришлось заплатить немецкой армии за город, который оказался уже позади линии фронта».

Могилевская оборона дала выигрыш во времени для мобилизации сил на отпор врагу. Удерживая город, его защитники нарушили систему снабжения немецких войск, отвлекли на себя значительные силы противника и нанесли им ощутимые потери. В книге «Воспоминания и размышления» Маршал Советского Союза Г. К. Жуков пишет: «Две недели отбивали атаки врага мужественные защитники города… и … нанесли противнику значительный урон».

Приведенные высказывания видных военачальников позволяют сделать вывод, что оборона Могилева в начальный период войны не была рядовым событием. «…Если Брест явился образцом беспримерного мужества горстки советских людей, их стойкости в борьбе против ударной группировки немецкой армии на пограничном рубеже нашей Родины, то на втором стратегическом рубеже — по реке Днепр — более обширным очагом такого же упорного сопротивления стал город Могилев. Без танков, без должного авиационного прикрытия, без долговременных оборонительных сооружений, в условиях окружения защитники Могилева выдержали массированный штурм танковых и моторизованных соединений гитлеровцев», -- написал в статье для книги «Солдатами были все» К. Е. Ворошилов.

Бессмертный подвиг совершили под Могилевом части 172-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора М. Т. Романова и отряды народного ополчения, численностью до 12 тысяч человек. И в тяжелые дни оккупации Могилев не покорился врагу, продолжал бороться. Уже к концу 1941 года здесь действовали 40 подпольных групп, которые осуществляли тесную связь с партизанским движением в области и в дальнейшем активно участвовали в наступательных операциях по освобождению города от немецко-фашистских оккупантов. Подвиг героических защитников города высоко оценен. 9 августа 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР отличившиеся бойцы и командиры награждены орденами и медалями.

Память о многих участниках освобождения города увековечена в названиях улиц, скверов, площадей Могилева, на мемориальных досках и памятниках. Сегодня они прочно вошли в историю, стали драгоценной реликвией Победы, гордостью и славой Могилева.

Бывшая улица Челябинская носит имя командующего 49-й армией Героя Советского Союза генерал-лейтенанта И. Т. Гришина, Красносаперный переулок стал называться улицей И. В. Болдина, в честь командующего 50-й армией, улица Виленская и сквер названы именем командира 369-й Карачевской стрелковой дивизии Героя Советского Союза генерал-майора И. С. Лазаренко. В новом микрорайоне Октябрьского района города увековечена память Героя Советского Союза капитана В. В. Фатина, его именем названа одна из улиц.

На улице имени нашего земляка, дважды Героя Советского Союза И. И. Якубовского установлен на пьедестале танк «Т-34» в честь воинов 2-го Белорусского фронта, освобождавших Могилев.

Мемориальные доски, названия улиц и переулков напоминают нам о Героях Советского Союза, погибших при освобождении города -командире взвода конной разведки старшем лейтенанте Н. И. Яшине, сержанте М. К. Буянове, младшем лейтенанте М. А. Замулаеве.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 25 апреля 1980 года за мужество и стойкость, проявленные трудящимися города в годы Великой Отечественной войны и за успехи, достигнутые в хозяйственном и культурном строительстве, Могилев был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Итак, беспримерная стойкость наших регулярных войск и ополченцев, отрядов милиции, добровольцев, всех трудящихся Могилева убедительно показали, что немецкие полчища можно остановить и уничтожить не только на узком, отдельном, выгодном для обороны рубеже, но и на довольно широком фронте, протяженностью и глубиной в десятки километров. Защитники Могилева продемонстрировали великую силу духа, несгибаемую стойкость и мужество, совершили беспримерный подвиг во имя Отечества.

Список использованных источников

оборона могилев красноармеец ополченец

1. Андрощенко Н. К. На земле Белоруссии летом 1941 года. — Мн., 1985

2. Акалович, Н. М. Они защищали Минск. 2 изд. Минск, 1987

3. Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941−1945: Энцыкл. Мінск: БелСЭ, 1990.

4. Гордеев Б. П. Могилевщина. Памятник и бессмертной славы. — Мн., 1986.

5. Лицкевич О. Людские потери Беларуси в войне // «Беларуская думка», 2009, с. 92−97.

6. Могилев. Энциклопедический справочник. — Мн., 1990.

7. На земле Беларуси: канун и начало войны. М.: Кучково поле, 2006.

8. Павлов Я. С. В суровом сорок первом. — Мн., 1985.

9. Самсонов А. М. Вторая мировая война (Очерк важнейших событий). Из. 4. — Мн., 1990.

10. Симонов К. Разные дни войны. Дневник писателя. — Мн., 1977 Советская военная энциклопедия. — Мн., 1977.

11. «Страницы освобождения Могилева: 1944 год», Н. Борисенко

12. Тимошенко И. О. Солдаты милиции. — Мн., 1976.

13. Туронак, Ю. Беларусь пад нямецкай акупацыяй / Пер. з польскай В. Ждановіч. Каментарыі А.М. Літвіна. Мінск: Беларусь, 1993

14. Язов Д. Т. Впереди была война // Военно-исторический журнал. — 1991. — № 5.

15. Якубовский И. И. Земля в огне. — М., 1975.

16. Сайт http: //peramoga. belta. by. ru. osvob. xronika. mogilev

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой