Модели рыночной экономики и их особенности

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Модели рыночной экономики и их особенности

Для исследования российской модели рыночной экономики следовало, прежде всего, выяснить, какие модели рыночной экономики сформировались в рамках мирового экономического развития. Теоретически следовало преодолеть догму о том, что переход к рынку по определению есть переход к эффективной рыночной экономике из неэффективной плановой. Эта догма господствовала в момент перехода и продолжает иметь широкое хождение и в настоящее время. В конце 80-х -- начале 90-х гг. определенный пропагандистский успех имела методичная демонстрация и даже смакование прилавочного благополучия развитых стран с рыночной экономикой на фоне разрушения плановой экономики и даже введения элементов карточной системы. Но уже тогда ряд экономистов пытались с помощью научных аргументов противостоять призывам безоглядного и решительного рывка в стихию рыночной экономики, призывая к анализу форм, методов, сроков и возможных последствий. Внимание научной общественности (и не только ее) обращалось на то, что в мире существует более 150 стран с рыночной экономикой и лишь меньшинство из них относится к числу развитых на фоне абсолютного большинства нищих стран. Закономерность попадания России в число именно развитых стран, чье прилавочное благополучие методично демонстрировалось, не получила по сей день сколько-нибудь существенного научного обоснования. Если даже согласиться с общим тезисом об эффективности рыночной экономики, то открытыми остаются вопросы о том, почему столь глубока дифференциация стран с рыночной экономикой по уровню социально-экономического развития, какие специфические черты рыночной экономики обеспечивают ее экономическую эффективность. На основе анализа общих черт и специфических особенностей приходится решать вопрос о моделях рыночной экономики. Но научный анализ сталкивается здесь с пределами научного абстрагирования и степенью конкретизации. С одной стороны, общие черты рыночной экономики погашают различия и не позволяют выявить специфику, обеспечивающую экономическую эффективность. С другой стороны, слишком подробная спецификация, учитывающая все исторические, географические, национальные и другие особенности, приводит к высокой степени индивидуализации каждой страны и не позволяет выявить типы, обобщаемые моделями. В этой связи определенным уровнем абстракции является выделение типов рыночной экономики среди развитых стран и выведение за пределы анализа стран с некогда развитой рыночной экономикой, но отставших в мировом экономическом развитии (Португалия, Греция), а также стран с низким уровнем экономического развития. На данном уровне абстракции принято выделять либеральную, социальную и социал-демократическую модели эффективно функционирующей рыночной экономики. Их типам соответствует страновая идентификация: американская, немецкая и шведская. Иногда выделяется южно-азиатская модель как прогрессивно развивающаяся и отдельно выделяется японская как высокоразвитая, но имеющая высокую степень исторической и национальной идентификации.

Выделение эффективных моделей рыночной экономики важно для России с точки зрения ориентира национально приемлемого движения по пути рыночных преобразований. При этом речь не может идти о копировании чьего-либо опыта. Важно выработать свою специфическую модель прогрессивного развития. Самой трудной в научном и практическом отношении задачей является не провозглашение общих принципов рыночной экономики, а определение специфического механизма эффективного функционирования экономики. Для решения данной задачи можно пойти путем моделирования идеального типа рыночной экономики методом объединения прогрессивных тенденций всего опыта развития рыночной экономики. Это особая научная задача, но и ее решение требует предварительного анализа выделенных выше сложившихся типов рыночной экономики с учетом их приемлемости для России.

Либеральная модель, основанная на абсолютизации методологического индивидуализма, едва ли приемлема для России по многим причинам.

Во-первых, дореволюционная соборность (общинность у многих народов России) и коллективизм советского периода сформировали менталитет народа, с которым нельзя не считаться при выборе отечественной модели экономики.

Во-вторых, американскому пути развития капитализма противостоит исторический опыт континентально-европейского развития (прусский путь).

В-третьих, в переходный период абсолютное большинство населения не в состоянии по уровню доходов выдержать платность социальных благ, соответствующую либеральной модели. Об этом уже свидетельствуют неудачи пенсионной реформы, монетизации льгот и реформы ЖКХ.

В-четвертых, в России роль государства не может быть сориентирована на положение «ночного сторожа» экономики, характерного для либеральной модели. Об этом свидетельствуют принятие вынужденных мер по усилению государственности России и попытки государственного влияния на структурную перестройку экономики -- направление ее в сторону развития информационных технологий, создания специальных экономических зон.

Приведенных доводов достаточно для того, чтобы сделать вывод о неприемлемости для России либеральной модели. Разрушительные результаты в России и других странах объясняются прежде всего тем, что именно на либеральную модель экономики была сделана ориентация при проведении радикальных реформ.

В-пятых, сама либеральная модель со времен Великой депрессии подвергалась значительным изменениям: выросла роль государственных институтов, усилилась технологическая и инфраструктурная взаимозависимость всех экономических субъектов, развилась социализация экономики. Например, в США имеются специальное законодательство и политика, направленные на поддержание высокого уровня занятости. За последние десятилетия наметился убедительный тренд в сторону роста доли ВВП, распределяемого с государственным участием.

Выбор для России находится между шведской и германской моделями рыночной экономики, но с учетом их преимуществ и недостатков. России с ее недавним социалистическим прошлым, казалось бы, ближе шведская модель, получившая название «шведского социализма», но характерная для этой модели высокая социальная защищенность достигается методами перераспределения через высокие налоги и государственные расходы. Вынесенность за пределы производства решения социальных задач является ее относительным недостатком. Высокие налоги подрывают конкурентоспособность производителей. В последние два десятилетия шведская экономика испытывала серьезные трудности. Но за этот же период шведская модель успешно реализовалась в Норвегии, где источником социальных программ (обеспечение высокого уровня жизни пенсионеров, высоких пособий по рождению ребенка -- 5 тыс. долл., поддержка материнства -- 500 долл. ежемесячно в течение 4 лет и т. п.) были доходы от нефти. Высокие нефтегазовые доходы в России являются источником для социальной ориентации на шведскую модель, которую, однако, нельзя абсолютизировать по изложенной выше причине -- вынесенности процессов социализации за сферу производства.

Большой интерес представляет германская модель. В ней тоже имеются элементы высокой социализированное: бесплатные образование и медицина; социальное обеспечение и т. д. Но главное не в этом. Германская модель формировалась после Второй мировой войны на глубоких основах социального партнерства и социальной ответственности. В книге «Благосостояние для всех» Л. Эрхард свидетельствует, что в процессе становления послевоенной экономики в Германии предприниматели состязались с профсоюзами в повышении заработной платы работников предприятий. Следовательно, особенности германской модели заключены главным образом в сфере производства. Поэтому слой среднего класса в Германии составляет большинство занятого населения и вся система торговли, сфера обслуживания ориентированы на это большинство и доступны ему. Социальное партнерство и социальная ответственность в сфере производства являются для российской модели рыночной экономики главным ориентиром, воспринятым от германской модели. Кроме того, России следует учесть опыт других стран в формировании социально ориентированной экономики не только в сфере распределения, но и в сфере производства. Имеется в виду сочетание элементов производственной демократии и корпоративного патернализма. В Японии производственный патернализм преобладает над государственным в отличие от шведской модели. В этом же плане следует учесть опыт кооперативного хозяйствования в Израиле, Испании.

Изложение требует теоретического обобщения понятия «социализация экономики». Оно имеет два уровня в теории и на практике -- производственный и распределительный. В характеристиках социальной рыночной экономики, содержащихся в отечественной и зарубежной литературе, преобладает перераспределительный аспект. В тени остается социализация по линии социальной контрактации и социальной ответственности в процессе производства, где работники участвуют в управлении производством, распределении части прибыли или чистого дохода. Если прежде преобладал первый (распределительный) аспект социализации, то будущее связано с проникновением и расширением социализации в сфере производства. В рамках обсуждения моделей рыночной экономики важным является вопрос о роли государства. Либеральная модель связывается с минимизацией роли государства в экономике. Некоторыми экономистами, особенно приближенными к структурам государственной власти и управления, велись широкие разработки, вылившиеся в ряд публикаций, в том числе и в научных изданиях. Ими были предприняты попытки, доказать, что экономический рост развитых стран с рыночной экономикой находится в обратной зависимости от системы участия государства в экономике. В исследованиях и на научных конференциях, посвященных экономическому росту, роли государства, экономическому развитию, данная позиция воспринималась критически и утверждалось обратное2. На основе статистических данных были приведены доказательства того, что доля перераспределяемых через государственный бюджет средств в ВВП за последние десятилетия растет. В некоторых развитых странах этот показатель удвоился за последние шесть десятилетий. Показатель перераспределяемой через государство доли ВВП колеблется в отдельные периоды. Но повышательный тренд сохраняется. В среднем эта доля составляет около 50% ВВП. В этих условиях государству нельзя устраняться от формирования эффективной модели рыночной экономики. Причем ее роль должна быть достаточно активной и целенаправленной. Но здесь же следует заметить, что вопросом о количестве государственного участия в экономике подменен вопрос о качестве государства как непосредственного субъекта экономики и политического субъекта, участвующего в экономических процессах.

Усиление государства в условиях тотальной и эшелонированной коррупции, когда государственные чиновники подчиняют свою функциональную деятельность индивидуальному предпринимательству, дает в основном негативные результаты. Усиление роли государства необходимо органически связывать с качеством экономической политики и эффективностью ее проведения. В сложившихся для России условиях государство должно стать главным субъектом интенсификации инновационных процессов и структурной перестройки российской экономики на прогрессивной технологической основе. Попытка создания технопарков в регионах России свидетельствует о движении в правильном направлении. Но указанные действия являются явно запоздалыми, фрагментарными, т. е. они не подчинены единой программе инвестиционного и инновационного развития страны. Кроме того, они проводятся на фоне коррупции, которая пока еще не ликвидирована. Волна шумных точечных судебных процессов столь же быстро затихла, как и накатила. Заслуживает внимания попытка перестройки системы государственной власти и управления, но при этом важно уточнить, какова цена вопроса и где будут взяты необходимые средства. Государственное строительство (или перестройка) требует огромных средств, без которых нельзя достичь серьезных результатов. Для искоренения коррупции легальные доходы государственных чиновников должны составлять серьезную альтернативу незаконным доходам. Доходы в правоохранительных органах должны конкурировать с доходами их оппонентов. Экономический аспект усиления государства состоит в перераспределении потоков доходов. Важно выделить хотя бы два направления.

Во-первых, в государственное русло следует направить хотя бы часть доходов, извлекаемых в сфере теневой экономики. Это усилит государство и ослабит подрывающих его экономически оппонентов. Во-вторых, государство должно овладеть потоками доходов, основу которых составит монопольная прибыль и природная рента (табак, алкоголь, сырьевые ресурсы). Приобретение государственной нефтяной компанией «Юганск-нефтегаза» является шагом в данном направлении. Но это окольный путь и точечная мера. Государство имеет конституционное право на собственность, в том числе на природно-сырьевые ресурсы и на присвоение от имени народа (который по Конституции является их собственником) потоков доходов, основанных на их разработке.

Если серьезно браться за укрепление государственности, то под нее необходимо подводить экономическую основу, хотя возможные варианты источников ограниченны:

1. Можно повысить налоги. Но это будет иметь негативное двоякое следствие: во-первых, это приведет к подрыву слабых ростков экономического роста, к ослаблению конкурентоспособности предприятий; во-вторых, это отразится на уровне доходов населения, которые и без того являются низкими.

2. Можно перераспределить бюджетные средства, не повышая налоги. Но тогда придется сократить социальные программы, что нанесет удар по самым малообеспеченным слоям населения. Трудности и социальные просчеты, связанные с монетизацией льгот, свидетельствуют об отсутствии запаса социальной устойчивости к сокращению программ социального обеспечения. Создание экономической базы для существенного укрепления государственности требует действий, которые значительно ущемят интересы олигархических и криминальных групп, но не затронут непосредственно широкие слои населения.

рыночный модель либеральный демократический

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой