Описание физических явлений в художественной литературе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ВОЗМОЖНОСТИ ОСВЕЩЕНИЯ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

1.1 Возможности воплощения научных знаний в художественном произведении

1.2 «Точки пересечения» физики и литературы

ГЛАВА 2. ОПИСАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ФИЗИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ В ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

2.1 Физические явления в русской художественной литературе

2.2 Физические явления в зарубежной художественной литературе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

ВВЕДЕНИЕ

В 60-х годах прошлого века много внимания уделялось так называемому конфликту физиков и лириков. И. А. Полетаев, крупный специалист в области кибернетики, написал однажды в шестидесятые годы шутливую статью, в которой противопоставил физику лирике. Однако, статья эта была принята всерьёз некоторыми писателями и поэтами. Более того, Илья Сельвинский (1899−1968) написал стихотворение «Физики и лирики», а Борис Слуцкий — два стихотворения «Физики и лирики» и «Лирики и физики». На самом же деле между физиками и лириками нет никаких противоречий, а наоборот, глубокая внутренняя связь. Её существование ещё Н. Бор объяснял тем, что настоящий художник всегда полагается на «общечеловеческий фундамент», на котором строят гипотезы также и ученые. «Наука и искусство также тесно связаны между собой, как лёгкое и сердце» — вот высказывание Л. Толстого. Об этом же говорил и А. Эйнштейн, указывая, что в научном мышлении всегда должен присутствовать «Элемент поэзии». С другой стороны, научное знание в существенной степени обогащает поэтическое восприятие природы. Знание физики природных явлений позволяет ещё сильнее ощущать их внутреннюю гармонию и красоту; в свою очередь, ощущение этой красоты есть дополнительный и мощный стимул к дальнейшему исследованию.

Актуальность исследования. Человек живет в тесной связи с природной средой. Он воздействует на нее, изменяя и приспосабливая к своим потребностям, создавая в своей практической деятельности как бы «вторую» природу, микросреду. И естественно, используя чисто утилитарные предметы материальной культуры, достижения науки и техники, человек испытывает к ним определенное отношение. И это отношение к различным физическим явлениям, происходящим вокруг человека, в мире, в котором он живет, нередко выражается образно и эмоционально в поэтическом или прозаическом художественном тексте. То есть, проще говоря, в произведении художественной литературы.

Наиболее показательным в этом отношении изображения различных физических явлений служит, прежде всего, конечно же фантастическая литература, точнее то ее направление, которые принято называть «твердой научной фантастикой». Характерно то, что исторически процесс проникновения науки (научных представлений, понятий, элементов научного видения мира и пр.) в художественную литературу начинается именно через посредство фантастики.

Однако, изображение различных физических явлений мы наблюдаем также и в классической русской и зарубежной литературе и в поэзии, что лишний раз дает нам повод говорить о не только о тесной связи науки и искусства на примере физики и литературы, но и о важности и необычности затронутой нами проблемы исследования.

Цель работы: рассмотреть примеры и способы описания физических явлений в художественной литературе.

Объект изучения — пути описания данных явлений различными авторами.

Предмет — художественные тексты русских и зарубежных писателей.

Задачи работы:

— определить возможные «точки пересечения» науки и литературы;

— выявить возможности художественного текста для изображения физических явлений;

— привести конкретные примеры описания физических явлений в художественных произведениях;

— сделать выводы о роли описанных явлений в литературном тексте.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Во введении обосновывается актуальность изучаемого вопроса, ставятся цель и задачи исследования, описываются объект и предмет изучения. В первой главе рассматривается возможность и необходимость пересечения плоскостей науки и искусства на примере физики и литературы, приемы перенесения научных знаний в художественное произведение. Во второй главе анализируются конкретные приемы описания физических явлений у различных русских и зарубежных авторов. В заключении делаются основные выводы о роли данных явлений литературном произведении.

Практическая значимость нашей работы заключается в том, что:

— материал, изложенный в ней, может быть использован на занятиях как по литературному направлению, так и при изучении физики — для иллюстрации различных тем курса;

— также данная работа позволяет расширить познания об окружающем мире через призму не только искусства, но и научных знаний, изложенных в эмоциональной доступной форме;

— изучение физических явлений с помощью художественных произведений не только открывает нам совершенство и закономерность физического бытия, но и помогает увидеть красоту природы, языка, художественного слова.

художественная литература физическое явление

ГЛАВА 1. ВОЗМОЖНОСТИ ОСВЕЩЕНИЯ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

1.1 Возможности воплощения научных знаний в художественном произведении

Наука описывает явления и процессы окружающей действительности. Она дает человеку возможность:

— пронаблюдать и проанализировать процессы и явления,

— выяснить на качественном уровне механизм их протекания,

— ввести количественные характеристики;

— предсказать ход процесса и его результаты

Искусство, к области которого относится и художественная литература отражает мир в образах -- словесных, визуальных.

Оба названных способа отражения реального мира взаимно дополняют и обогащают друг друга. Это связано с тем, что человеку от природы присуще относительно независимое функционирование двух каналов передачи и переработки информации -- вербального и эмоционально-образного. Это обусловлено свойствами нашего мозга.

Наука и искусство по-разному отражают общественное сознание. Язык науки — понятия, формулы. Язык искусства — образы. Художественные образы вызывают в сознании людей стойкие, яркие, эмоционально окрашенные представления, которые, дополняя содержание понятий, формируют личностное отношение к действительности, к изучаемому материалу. Формулы, соотношения, зависимости могут быть красивы, но это нужно уметь почувствовать, тогда учеба вместо суровой необходимости может стать трудным, но приятным делом. В художественных произведениях нередки картины физических явлений в природе, описания различных технических процессов, конструкций, материалов, сведений об ученых. В научной фантастике отражены многие научные предположения и гипотезы. Особое видение мира, владение словом и умение обобщать позволяет писателям добиваться в своих произведениях удивительно точных, легко представимых описаний.

Описание научных знаний встречается как в классической литературе, так и в современной. Особенно же востребованы такие описания в жанре фантастики, поскольку он по своей сущности как раз базируется на изложении различных научных гипотез, излагаемых языком художественной литературы.

Фантастика как прием, как средство выразительности всёцело принадлежит форме художественного произведения, точнее, его сюжету. Но понять расстановку и отношения социальных характеров в их индивидуальном проявлении можно лишь исходя из ситуации произведения, которая является категорией содержания.

У научной фантастики, если ее рассматривать в этом плане, тот же предмет, что и у искусства — «идеологически осознанная характерность социальной жизни людей и в тех или иных связях с ней характерность жизни природы» с акцентированием внимания преимущественно на второй части этого определения. Поэтому нельзя согласиться с выводами Т. А. Чернышевой, полагающей, что «специфика… (научной фантастики. — В. Ч.) состоит не в том, что в литературу приходит новый герой — ученый, и не в том, что содержанием научно-фантастических произведений становятся социальные, „человеческие“ последствия научных открытий», а в том, что в «научной… фантастике постепенно выделилась новая тема: человек и естественная среда обитания, причем искусство теперь интересует физические свойства этой среды, и она воспринимается не только в эстетическом аспекте».

Вполне возможно, что художника как личность могут заинтересовать те или иные аспекты физических явлений окружающей среды или природы вообще. Примеров подобного интереса, когда писатель, поэт не ограничивается чисто художественной областью деятельности, в историко-литературном процессе немало. Достаточно вспомнить в этой связи имена Гёте, Вольтера, Дидро и т. д.

Однако вопрос заключается не столько в оправдании или осуждении подобного интереса, сколько в том, какой характер носит этот интерес: или «физические свойства среды» интересуют писателя, прежде всего в своих сущностных моментах, как проявление определенных объективных закономерностей природы, или они осознаются сквозь призму особенностей человеческой жизни, получая тем самым определенное осмысление и эмоционально-идеологическую оценку. В первом случае, если художник и попытается создать художественное произведение на основе системы знаний, получивших закрепление в его теоретическом мышлении, оно неизбежно будет носить характер иллюстративности, не достигнув той степени художественной обобщенности и выразительности, которая присуща произведениям искусства.

Если же «физические свойства среды» приобретают в силу идеологического миросозерцания писателя ту или иную эмоционально-идеологическую направленность, она может стать предметом искусства вообще и фантастики в частности. Сложность дифференциации современной фантастики в ее содержательной значимости в том и состоит, что она способна выступать в функции отражения перспектив развития науки и техники или «физических свойств среды», осуществляя в образной форме популяризацию тех или иных проблем или достижений науки и техники, причем «образная форма» в подобном случае не идет дальше иллюстративности. И вместе с тем «научная» фантастика, которая родилась и полностью оформилась на рубеже XIX — XX вв., «интересуется» той проблематикой и тематикой научных достижений, которые несут на себе отпечаток социальной характерности жизни людей и общества в своей национально-исторической обусловленности. В этом случае мы можем условно выделить в фантастике, в ее содержательном плане, две «отрасли»: фантастику, которая познает и отражает проблематику естественных наук в их социальной и идеологической направленности, и фантастику, «интересующуюся» проблематикой общественных наук.

Однако современная «научная» фантастика не исчерпывается жанром утопии. Данные общественных и естественных наук помимо своей объективно-познавательной ценности все больше и больше влияют и на социальные взаимоотношения людей, выражающиеся как в изменении и пересмотре моральных, этических норм, так и в необходимости предвидеть результаты научных открытий на благо или во вред всему человечеству. Промышленно-техническая революция, начавшаяся в XX в., ставит перед человечеством ряд социальных, этических, философских, а не только технических проблем. Изменениями, происходящими в этом «изменяющемся» мире и вызванными развитием науки, и «занимается» фантастика, которая еще со времен Уэллса получила название социальной. Суть этого вида «научной» фантастики лучше всего выразили братья Стругацкие. «Литература, — пишут они, — должна пытаться исследовать типические общества, т. е. практически рассматривать всё многообразие связей между людьми, коллективами и созданной ими второй природой. Современный мир настолько сложен, связей так много и они так запутаны, что эту свою задачу литература может решить путем неких социологических обобщений, построением социологических моделей, по необходимости упрощенных, но сохраняющих характернейшие тенденции и закономерности. Разумеется, важнейшими тенденциями этих моделей продолжают оставаться типичные люди, но действующие в обстоятельствах, типизированных не по линии конкретностей, а по линии тенденций». Примером подобной фантастики могут служить произведения самих Стругацких («Трудно быть богом» и др.), «Возвращение со звезд» Станислава Лема и т. д.

Ряд устаревших мнений относительно научной фантастики, сводившихся в основном к тому, что содержанием ее должна быть научная гипотеза, целью — научный прогноз, а предназначением — популяризация и пропаганда научных знаний, опровергнут в настоящее время не столько стараниями критиков и литературоведов, сколько самой литературной практикой. Большинство пишущих о научной фантастике в настоящее время соглашаются с тем, что это — особая отрасль художественной литературы со специфической областью творческих интересов и своеобразными приемами изображения действительности. И все же большая часть работ, посвященных научной фантастике, отличается недостаточной разработкой положительной части программы, в частности, такого коренного вопроса, как роль и значение «принципа научности», решение которого могло бы прояснить целый ряд спорных моментов, связанных с природой научной фантастики и ее художественными возможностями. Для исследователя современной фантастики крайне необходимо выяснить характер ее связи с наукой, а также смысл и предназначение подобного содружества.

Первым и, пожалуй, самым серьезным следствием «онаучнивания» фантастики была ее современность. Появление научной фантастики во второй половине XIX ст. было в известной мере предрешено громадным ускорением (по сравнению с предыдущими веками) научно-технического прогресса, распространением в обществе научных знаний, формированием научного, материалистического видения мира. Научное было принято как правдоподобное обоснование фантастического тогда, замечает писатель Г. Гуревич, «когда техника набрала силу и чудеса стали делаться за оградами заводов: паровые колесницы без коней, корабли без парусов, плывущие против ветра».

Однако научность в фантастике — это не просто рядовая примета времени. Принятый фантастикой принцип научности подготовил и вооружил ее для разработки сложнейшей современной проблематики.

Большинство пишущих о научной фантастике согласно с мыслью, что критерий научности необходим для фантастики. «…Проблема компаса, проблема критерия не может быть снята», — отмечает А. Ф. Бритиков, для которого критерий научности в фантастике эквивалентен критерию человека. Вс. Ревич сводит, очевидно, критерий научности к пожеланию писателю-фантасту знать хорошо избранную им область и не допускать элементарных погрешностей против науки: «Смешно, когда человек, претендующий на роль прорицателя, делает элементарные научные ошибки». Правда, критик тут же оговаривается, что научная осведомленность для фантаста — не главное и не единственное необходимое качество, а допущенный им даже элементарный научный просчет может и не отразиться на художественных достоинствах произведения. К этому нужно также добавить, что далеко не каждый фантаст, как мы знаем, претендует на роль прорицателя. Усложнен вопрос о критериях научности в статье В. Михайлова «Научная фантастика». Автор статьи то утверждает, что уже одно-единственное упоминаемое фантастом «научное» слово делает его произведение научно-фантастическим (как, например, слово «ракета») и соглашается с научностью машины времени Уэллса, то критикует современных фантастов, использующих в своих произведениях идею фотонной ракеты и полета с субсветовыми скоростями, так как «были опубликованы расчеты», свидетельствующие о технической неосуществимости того и другого. З. И. Файнбург максимально широко раздвигает границы научности для фантастики, утверждая, что «в ситуациях и решениях научной фантастики допущения делаются, как правило, на основе хотя бы в идеале возможного, то есть хотя бы принципиально не противоречащего материальности мира».

В современной научной фантастике существует множество градаций, степеней научности. Часть современных фантастов идет гораздо дальше Уэллса по пути превращения научного обоснования в своеобразный художественный прием, повышающий правдоподобие, или же просто в примету времени. Становясь все более формальным, научное обоснование делается и все более условным.

1. 2 «Точки пересечения» физики и литературы

Среди научных дисциплин физика занимает особое место. Физика, являясь основой многих направлений научно-технического прогресса, одновременно дает возможность показа человеку гуманистической сущности научных знаний. Процесс ее изучения содействует формированию творческих способностей личности, ее мировоззрения и убеждений, способствуя воспитанию подрастающего поколения.

До недавнего времени гуманитарный потенциал физики как учебного предмета использовался неполно, что было связано с целым рядом факторов. Одним из них был нивелированный подход к формированию личности всех и каждого из школьников. В последние годы положение начало меняться, об этом свидетельствуют как увеличение числа теоретических исследований по проблемам дифференциации, профилизации обучения, так и практический опыт учителей и ряда школ в стране.

Поддержание познавательного интереса у школьников способствует развитию их активности на уроках, улучшению качества знаний, формированию положительных мотивов учения, что, соответственно, вызывает повышение эффективности всего процесса обучения

Исследования психологов и дидактов показали, что самым действенным мотивом к обучению является интерес к предмету. Известный методист-физик И. Я. Ланина предлагает интересную схему воспитания у школьников увлечения учебным предметом: от любопытства к удивлению, от него к активной любознательности и стремлению узнать, от них к прочному знанию и научному поиску.

Художественная, научно — фантастическая литература — это источники, разумное использование которых приносит большую пользу учителю в обучении физике. Применение фрагментов из художественной литературы на уроке стимулирует творческое мышление, заставляет задуматься над прочитанным, содействует скорейшему пониманию изучаемых вопросов, более прочному усвоению знаний, служит дополнением к демонстративному эксперименту, создавая словесную наглядность, и яркие образы являются опорой дли формирования понятий. Удачно подобранный отрывок из художественного произведения усугубляет восприятие изучаемого материала, позволяет лучше его понять, увидеть красоту физического явления.

Школьная практика показывает, что использование научно — фантастических произведений на уроках физики приобщает учащихся к чтению, расширяет их кругозор, содействует развитию «вкуса» к научным проблемам, грамотной речи и воображения, способствует поддержанию постоянного интереса к физике, учит внимательному чтению, вызывает чувство красоты и гармонии. При этом ученики осознают гуманистическую сущность физики, ощущают радость познания мира, оценивают с моральных позиций поступки и действия литературных героев. В ряде случаев они становятся как бы соучастниками описываемых ситуаций, что вызывает у них чувство сопереживания, содействует формированию нравственных убеждений.

И это характерно не только для школы. Любой читающий человек несомненно найдет для себя возможные «точки соприкосновения» физических знаний, знакомых их обязательного общеобразовательного курса, и литературных текстов, в которых физика предстает различных ипостасях:

— достоверное описание физических явлений (например: коронный разряд в газах, шаровая молния, полярные сияния, миражи и т. д.) — художественное описание помогает создать наглядный зрительный образ изучаемого;

— иллюстративное изображение открытий физики — история открытия законов, явлений, изобретения технических устройств мысли ученых, живших в далекие века, обычно всегда привлекает читателей, вызывают у них живой интерес, побуждают задуматься о своей значимости в этом мире);

— описание работы физических приборов и изобретений — фрагменты многих приключенческих и фантастических романов содержат интересные описания физических приборов как существующих действительности, так и выдуманных авторами.

Произведения художественной литературы, богатые описанием тех или иных физических явлений природы, интересными фактами, легко усваиваются. Даже сложные, полузабытые из школьного курса термины и понятия становятся более выпуклыми и легко понятными. Например, физическое явление «изменение агрегатных состояний вещества» можно проиллюстрировать отрывком из можно стихотворения С. Есенина:

Вот морозы затрещали

И сковали все пруды,

И мальчишки закричали

Ей «спасибо» за труды.

Описанное явление здесь — кристаллизация.

В произведении М. М. Пришвина «Весна света» найдем описание тепловых процессов — плавления и кристаллизации:

«В Москве уже лет тридцать и больше я наблюдаю чудесное время, названное мною весной света, когда первый воробей запоет по- своему в стенной печурке, желоб высунет из себя ледяной язык, и с него закапает и поперек тротуара побежит первый маленький ручей».

«Желоб высунет из себя ледяной язык» — это кристаллизация; а «с него закапает» — это плавление.

Можно привести также примеры произведений фантастики, в которых описаны устройства, технические возможности которых воплощены в современных достижениях техники. К их числу относятся, например, подводная лодка («20 000 лье под водой» Ж. Верна), лазер (передача энергии излучением встречается во многих произведениях, например «Гиперболоид инженера Гарина» А. П. Толстого, «Война миров» Г. Уэллса, «Звездные корабли» И. А. Ефремова и др.), космические аппараты, голография и пр. Это свидетельствует не только о силе научного предвидения авторов, но и о возможности научного предвидения прогнозирования, учета тенденций научного прогресса вообще.

В большинстве современных произведений развиваются различные гипотезы о строении вещества, о свойствах пространства и времени, гравитации, полей биологического происхождения, предполагаются способы передвижения в пространстве и т. д

Научные знания по теме «Сила тяжести. Вес тела» можно расширить путем прочтения отрывка из рассказа А. Р. Беляева «Над бездной», темы «Вес тела, движущегося с ускорением» — отрывком из повести А. Н. Толстого, явления испарения и конденсации упоминаются в повести А. Р. Беляева «Продавец воздуха».

ГЛАВА 2. ОПИСАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ФИЗИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ В ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

2.1 Физические явления в русской художественной литературе

Туман у Пушкина в поэме «Евгений Онегин»:

Уж небо осенью дышало

Уж реже солнышко блистало,

Короче становился день,

Лесов таинственная сень

С печальным шумом обнажалась,

Ложился на поля туман…

Хорошо, продолжим дальше. Никитин «Утро»

«Звёзды меркнут и гаснут. В огне облака.

Белый пар по лугам расстилается… «

Что это за белый пар? А почему туман чаще всего образуется в низинах? (Ответ) (В низких местах застаивается холодный воздух.)

Продолжим дальше это стихотворение.

«По зеркальной воде, по кудрям лозняка

От зари алый свет разливается

Дремлет чуткий камыш. Тишь-безлюдье вокруг.

Чуть приметна тропинка росистая. Куст заденешь плечом, —

На лицо тебе вдруг с листьев брызнет роса серебристая. «

А здесь, какой физический процесс? Как образуется роса? (---)

А вот Тютчев, всем известное:

«Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний первый гром… «

или Пушкин «О Кавказе. «

Шум табунов, мычанье стад,

уж гласом бури заглушались,

И вдруг на долы дождь и град

Из туч сквозь молний извергались…

Почему в летнее время осадки выпадают в виде дождя или града? (В летнее время температура воздуха у поверхности земли больше 0 С. В высоких и холодных слоях атмосферы образуются кристаллы льда, падая, они проходят нижние теплые слои воздуха, тают, и осадки выпадают в виде дождя, а если кристаллы крупные, то за время падения они не успевают растаять и доходят до поверхности земли в виде града.)

А вот ещё одно очень интересное явление и стихотворение не менее известное: А. С. Пушкин «Зимнее утро». В этом стихотворении столько всяких явлений. Вот, например:

«Вся комната янтарным блеском

Озарена. Весёлым треском трещит затопленная печь. «

или Пушкин А. С. «Евгений Онегин»

В избушке, распевая, дева

Прядет. И, зимних друг ночей

Трещит лучинка перед ней…

А скажите мне, почему горящие дрова потрескивают? (При нагревании влага, содержащаяся в дереве, испаряется, водяной пар увеличивает свое давление, разрывая древесные волокна, появляется треск.)

Так, например, изучение материала о солнечных затмениях (факультатив 8 класс) можно использовать описание этого явления В Г. Короленко («На затмении») «Круглое, тёмное враждебное тело, точно паук, впилось в яркое солнце, и они несутся вместе в заоблачной вышине. Какое — то слияние, льющееся изменчивыми переливами из-за темного щита придаёт зрелищу движение и жизнь, а облака еще усиливают эту иллюзию своим бесшумным бегом.».

Интересен приём, заключающийся в том, что с точки зрения физики оценивают и разбирают достоверность и правильность описания в литературе тех или иных физических явлений. Соответствующие примеры можно найти в 'Занимательной физике" Я. Перельмана и в книге К Н Власовой «Мир научной фантастики на уроках физики».

В 8 классе перед показом кинофильма «Молния» зачитывают отрывок из книги А. С. Серафимовича 'Три друга": «А ночью случилась гроза, — недаром так припекало днём и низко летали ласточки. Ванятка всегда спал крепко … и вдруг сквозь веки почуял, кто — то заглянул, ярко — синий, режущий. И опять заглянул, да так нестерпимо, что он открыл глаза. Сквозь щели ставней лился свет дрожа, потом погас, и стало непроглядно черно, глухо. Ванятка зажмурился, а сквозь веки опять заглянул ослепительный свет и погас. Он вскочил ничего не видя. Стало невыносимо страшно — не от того, что вспыхивал этот ослепительный свет, а от того, что вспыхивал он молча… заворчал гром. Упали тяжелые капли. Густо посыпал дождь. Гром раскатывался, заполняя все: сквозь мелькавшую мутно — белёсую сетку дождя ничего не было видно. Отдавшись отчаянию весь мокрый, Ванятка как стоял, сел на корточки, не зная, где он, и горько всхлипывал, глотая слезы вместе со сбегающими по лицу дождём. А гром то оглушал, потрясающим треском, то ровно, как множество колёс раскатывал во все направления, то глухо ворча, смолкал. «

Этот отрывок из книги нужно читать по частям, задавая при этом сопутствующие вопросы. Например, почему Ванятка видит сначала только свет молнии и не слышит грома? (гроза была слишком далеко)

— Какова скорость света и скорость звука?

— Как возникает молния?

— Почему Ванятка даже через закрытые веки видел свет? и т. д.

Чтение этого отрывка заставляет вспомнить свои наблюдения над грозой, свои ощущения и при просмотре кинофильма «Молния», быть более внимательными и сопереживать вместе с героями попавшими в дождь, следить за опытами ученых в лаборатории.

На факультативных занятиях по оптике в 7 классе зачитывается отрывок из книги для внеклассного чтения «Девочка и птицелет»: «Я не плакса, но сегодня, когда физик поставил двойку, за то что я не сделала домашнего задания, у меня закапали слезы. Тогда я наклонилась над партой и положила голову на руки. Нечаянно я посмотрела на мокрое выпуклое пятно, которое получилось на черном лаке парты, когда капнула слеза, и вдруг увидела, как это пятнышко стало меняться, словно маленький цветной экран, при этом картинки, которые я увидела получались не по моему желанию и сменяли одна другую, без моего участия, как в кино. Сначала это был дом с белыми колонами у входа, со стеной увитой плющом или диким виноградом, а слева рос один кипарис или тополь. Затем дом повернулся как бы спиной, и зато открылась боковая аллея, обсаженная деревьями, кустарниками, а справа от аллеи канава… Затем появился деревенский колодец с журавлём, а мимо него прошло две коровы… Я думаю это явление имеет физическое объяснение, что я невольно двигала глазом, и при этом световое пятнышко в капельке солёной воды на чёрном фоне создавало какое — то подобие черных картин, а я уже воображала их дальше».

После этого показывают опыт с мыльными пузырями, с каплей керосина на воде и т. д. Если подобная работа проводится с 7 класса, то данный отрывок они приводят уже сами.

На факультативных занятиях при изучении темы «зеркальное и рассеянное отражения» приводится еще один отрывок из той же книги:" …Я всегда знала, что наш химический кабинет самый лучший в мире. Но теперь я заметила в нем еще одну замечательную штуку… Над столом Евгении Лаврентьевны висит большой портрет Менделеева. Если посмотреть на этот портрет, то оказывается в стекло видно то, что делается сзади… Я посмотрел в портрет Менделеева на Колю. Он сидел опустив голову и скручивал трубочку из промокашки… Коля опёрся головой на руку и улыбнулся… и т. д." Ставится проблемный вопрос: «Можно ли увидеть своё отражение не только в зеркале, но и в простом стекле? При каких условиях это возможно?»

В 9 и 7 классах при изучении темы «Трение"зачитывается отрывок из сказки «Волшебное кольцо»: «Пошла мать к царю. Только ступила на мост, на хрусталь на самый, а хрусталь скользкий, тут ветер подул на неё сзади, она присела от страха да так и покатилась до самого царского крыльца… «

9 класс. Тема «Реактивное движение. Отдача при выстреле «, В Катаев («Сын полка»):»… и не успел Ваня опомниться, сообразить, что происходит, как наводчик Ковалев со злым выражением лица, коротко рванул за колбаску, отбросив руку назад, чтобы её не оттолкнуло замком… Пушка ахнула, но это уже не так ошеломило мальчика Твёрдо помня свою боевую задачу, он проворно оббежал орудие — ствол, которое после отдачи назад теперь плавно накатывало вперёд, на прежнее место, — и успел подхватить горячую стреляную гильзу в тот самый миг, когда она выскакивала из пушки. «

Этот отрывок рассматривается и комментируется очень хорошо в книге «Девочка и птицелёт»: «Этого не могло быть, так как фосфор на воздухе не только светится, но и загорается — собака просто изжарилась бы, если бы её шерсть была смазана раствором фосфора в летучей жидкости или опылена фосфором.

Кроме того фосфор ещё и ядовит. И достаточно было в пасть этой собаке попасть одной десятой доле грамма, чтобы она отравилась и немедленно погибла Фосфор для людей более ядовит, чем для собак"

При изучении интерференции света уделялось большое внимание получению когерентных источников и интерференционной картины, поэтому урок выходит обычно достаточно сложным. Здесь для разрядки можно прочитать отрывок из стихотворения С. Я. Маршака «Мыльные пузыри»:

«Сияя гладкой пеной,

Растягиваясь вширь,

Выходит нежный, тонкий

Раскрашенный пузырь.

Горит как хвост павлиний.

Каких цветов в нем нет!

Лиловый, красный, синий,

Зеленый, желтый цвет.

Взметаем шар надутый

Прозрачнее стекла

Внутри его как — будто

Сверкают зеркала

Он воздухом надутый по воздуху плывёт

Но ни одной минуты на свете не живёт

Нарядный, разноцветный, пропал он на всегда,

Рассыпался незаметно, распался без следа… «

Умение художника в обыкновенном явлении найти нечто особенное, красивое — дар творческий и редкий. Не просто донести до учеников эту красоту они не сразу вступают на путь поэтического восприятия природы, тем более, что в этом велика роль субъективного фактора — учителя, его внутреннего лица, умения вовлечь ребят. Но если этот эмоциональный фон систематически поддерживать, то со временем возникает то сотрудничество учителя и учеников, которое сегодня так необходимо.

Например, проводя закрепление знаний по теме «Испарение», задаём вопрос о причине явления, описанного в книге А. С. Серафимовича «Лесная жизнь»: «Торопливо мальчик послюнявил палец и, подняв, стал медленно поворачивать. С той стороны, откуда неумолимо тянул ветерок, в пальце почувствовалось ощущение холода «и т.д.

В рассказе Алексея Кожевникова В повести этого же автора «Парень с большим именем» можно найти материал для урока по теме «Теплопроводность» в 8 классе: «Вокруг печи был нестерпимый жар и свет, но рабочие подбегали к самому жерлу и кидали в него лопатами куски железа. Все они были в валенках, в брезентовой одежде, на головах носили широкополые валяные шляпы, а глаза прикрывали синими очками». Здесь же есть описание расплавленного металла, применимое на уроке по теме «Плавление».

М.В. Ломоносов, литературное дарование которого общеизвестно, писал о северном сиянии, кстати описание его есть и в упомянутом книге Ж. Верна. В Севастопольских рассказах Л. Н. Толстого, в книжке Д. Джерома «Трое в одной лодке» находим примеры диффузии, в повести «Черное море"К.Г. Паустовского есть описание флуоресценции и т. д. и т. п.

С моря дул влажный, холодный ветер, разнося по степи задумчивую мелодию плеска набегавшей на берег волны и шелеста прибрежных кустов. Изредка его порывы приносили с собой сморщенные, желтые листья и бросали их в костер, раздувая пламя; окружавшая нас мгла осенней ночи вздрагивала…

(Максим Горький «Макар Чудра»)

Здесь нам показывают на примере мелодии звуковые волны, т. е. механические явления.

Волны на поверхности озера или хлебного поля можно увидеть глазами. Однако большинство механических волн невидимы, как, например, звуковые волны. Звуки -- это то, что слышит ухо. Мы слышим голоса людей, пение птиц, звуки музыкальных инструментов, шум леса в ветреную погоду, шум прибоя морских волн, гром во время грозы. Звучат работающие машины, движущийся транспорт. Раздел физики, в котором изучаются звуковые явления, называется акустикой. (Слово «акустика» образовано от греческого слова akustikos -- звуковой.)

Источники звука -- это колеблющиеся тела, что видно хотя бы из наблюдения за звучащей струной музыкального инструмента. Кажется, что она как бы утолщается, особенно в середине. Вид струны меняется именно вследствие ее колебаний. Человек воспринимает в качестве слышимого звука волны с частотами от 16 Гц до 20 кГц. Упругие волны с частотами более 20 000 Гц называются ультразвуками, с частотами менее 16 Гц -- инфразвуками. Так как волны исходят с частотой от 16 Гц до 20 кГц, то человек слышит их.

«Нагнувшиеся от тяжелых плодов широкие ветви черешен, слив, яблонь, груш.

(Н.В. Гоголь «Сорочинская ярмарка»)

Здесь перед нами предстает механическое явление.

Так как плоды на ветвях достаточно тяжелые + земное притяжение, ветки не выдерживают и гнуться под силой тяжести. Fтяж=mg

Fтяж — сила тяжести, Н

g — коэффициент силы тяжести, Н/кг

m — масса тела, кг

Если бы дерево находилось в невесомости, то ветки бы не гнулись.

Молекулярно-кинетическая теория

Где-где начинал сверкать огонек, и благовонный пар от варившихся галушек разносился по утихающим улицам.

(Н.В. Гоголь «Сорочинская ярмарка»)

Это явление, называющиеся диффузией.

Взаимное проникновение частиц одного вещества между частицами другого вещества при их соприкосновении называется диффузией (слово «диффузия» образовано от латинского слова diffusion — распространение, растекание).

Это явление естественно объясняется на основе молекулярно-кинетической теории. Дело в том, что молекулы обоих газов, двигаясь беспорядочно и сталкиваясь друг с другом, попадают в промежутки между соседними молекулами, что приводит к проникновению одного газа в другой. Постепенно возникает смесь двух газов с одинаковой концентрацией обоих сортов молекул.

Тепловые явления

Тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльбрусом…

(М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени» ч. 2 «Княжна Мери»)

Данное явление относится к тепловым явлениям.

Так как на большой высоте давление резко возрастает, температура падает, становится холодно. Молекулы воздуха совершают медленное движение и образуется снег.

Это явление называется кристаллизацией.

Все сильнее стучало, гремело по крыше вагона, вьюжно ударяли нахлесты ветра, все плотнее забивало снегом едва угадываемое оконце над нарами.

(«Горячий снег» Юрий Бондарев)

Здесь перед нами так же предстает тепловое явление, кристаллизация, о которой было сказано ранее.

Долго длится ночь. Но засветился

Утренними зорями восток.

Уж туман над полем заклубился

(«Слово о полку Игореве» Часть первая, пункт 6)

В данном отрывке представлено световое явление, которое называется дисперсия.

Дисперсия света (от лат. dispergo — разбрасываю) — зависимость показателя преломления света от его цвета. Этот закон вывел Ньютон. Цвет, видимый и воспринимаемый глазом, определяется частотой световой волны.

Дуга, раскалываясь, плещет,

То выныряя, то пропав,

Не заворожит, не обманет

Твой разукрашенный рукав.

(Есенин «Опять рассеклись узоры»)

В данном отрывке показано явление дисперсии, т. е. спектрального разложения.

Спектральное разложение света -- это пространственное разделение сложной световой волны (например, белого света) на ее монохроматические составляющие.

Она хотела решительно сдуть гостя в траву, но вдруг случайный переход взгляда от одной крыши к другой открыл ей на синей морской щели уличного пространства белый корабль с алыми парусами.

(Грин «Алые паруса»)

Это также оптическое явление.

Подивился Игорь на светило:

Середь бела — дня ночная тень

Ополченья русские покрыла.

(«Слово о полку Игореве» Часть первая, пункт 3)

В данном отрывке представлено оптическое явление, солнечное затмение.

Возникновение солнечного затмения может объяснить закон прямолинейного распространения света. Закон прямолинейного распространения света: в прозрачной среде свет распространяется по прямым линиям.

Представим себе, что Солнце, Луна и Земля оказались на одной прямой. Луна намного меньше Солнца, но ее видимый диаметр почти равен видимому диаметру Солнца, поскольку Луна гораздо ближе к Земле, чем Солнце (380 000 км по сравнению со 150 000 000 км). Пусть Луна находится между Солнцем и Землей. В этом случае произойдет солнечное затмение.

Как видно, за Луной образуется конус, куда свет ни от одного участка Солнца не попадает, т. е. в этом конусе образуется полная тень. В тех участках Земли, которые оказываются в конусе полной тени, наблюдается полное солнечное затмение. Кроме конуса полной тени, имеются еще участки, куда свет попадает лишь от части поверхности Солнца, а остальная часть Солнца перекрыта Луной. Здесь в области полутени наблюдается частое солнечное затмение.

Свойства веществ

Днепр мой славный! Каменные горы

В землях половецких ты пробил.

(«Слово о полку Игореве» Часть третья, пункт1)

Нам показывают жидкое состояние тела, а именно реки Днепр.

Итак, отличительным признаком жидкости является текучесть — способность изменять форму за малое время под действием даже малой силы. Благодаря этому свойству все жидкости льются в виде струй, разбрызгиваются каплями, принимают форму того сосуда, в который их нальют.

Строение жидкостей. В молекулярно-кинетической теории считается, что в жидкостях, как и в аморфных телах, нет строгого порядка в расположении частиц; в разных частях тела они расположены неодинаково плотно. Поэтому межмолекулярные промежутки имеют различные размеры, в том числе и такие, что туда может поместиться еще одна молекула. Это позволяет частицам перескакивать в близлежащие «дырки». Такие перескоки частиц в жидкостях происходят очень часто: несколько миллиардов раз в секунду.

В случае, если на жидкость подействует какая-нибудь внешняя сила, например, сила тяжести, перескоки частиц будут происходить, в основном, в направлении ее действия (то есть вниз). Это приведет к тому, что жидкость примет форму вытягивающейся капли или льющейся струи. Следовательно, текучесть жидкостей объясняется частыми перескоками их частиц из одного устойчивого положения в другое.

2.2 Физические явления в зарубежной художественной литературе

Достаточно много примеров описаний физических явлений мы найдем и зарубежной литературе, начиная с самых ранних этапов ее развития.

Явления испарении, кипения и конденсации воды описываются еще в мифологии разных народов.

Туманы упоминаются в эпосе разных народов. Например, герои германского эпоса — нибелунги, т. е. дети тумана, хранящие чудесный золотой клад. В карельском эпосе «Калевала» хозяйка Похъелы обращается к дочери:

Дева мглы, тумана дочка!

Ты просей туман сквозь сито,

С неба дай сгущенный воздух,

Ты пусти пары густые

На хребет морей блестящих…

В латышских народных песнях — дайнах — есть такие строки:

Девки пели за рекой,

За туманом их не видели.

Шапку с головы сорвал,

Отогнал туман от речки.

Подобное явление описывается и в стихотворении «Облако» английского поэта — романтика Перси Шелли, жившего на рубеже XVIII и XIX вв. :

Я землею рождено, я водою вспоен,

Взращено средь небесной равнины,

Отдыхаю в горах, исчезаю в морях;

Я меняюсь, но нет мне кончины.

Грузинский поэт Галактион Тобидзе:

Лес в лёгкой кисее тумана

Почиет в мирной тишине

Смотри, закат в горах — как рана

Напоминает обо мне.

Явление кипения и испиарения воды описано в романе Станислава Лема «Непобедимый»:

«На дне ущелья текла река. Поток горящей лавы устремился вниз. Казалось на дне ущелья вспыхнул вулкан. Столб дыма и кипящей лавы, каменных обломков, и, наконец, огромное, окружённое вуалью облако пара. Пар, в который, наверное, превратился журчащий поток полноводной реки, текшей на дне ущелья».

Описание явления люминесценции находим известном А. Конан Дойля «Собака Баскервилей»:

«…. Да, это была собака огромная, чёрная, как смоль. Но такой собаки еще никто из нас не видывал. Из её отверстой пасти вырывалось пламя, глаза метали искры, по морде и загривку переливался мерцающий огонь. Ни в чьём воображении не могло возникнуть видение, более страшное, более омерзительное, чем это гадкое существо, выскочившее на нас из тумана».

И далее:

«Её огромная пасть всё ещё светилась голубоватым пламенем, глубоко сидящие дикие глаза были обведены огненными кругами. Я дотронулся до этой светящейся головы, и, отняв руку, увидел, что мои пальцы тоже светились в темноте… «

В книге Ж. Верна «В стране мехов» (весьма устаревшей с точки зрения экологии) также можно найти несколько интересных отрывков.

«…на каждый фут их надводной массы приходилось от шести до семи футов подводной». «…в комнатах всегда была температура не ниже пятидесяти градусов по Фаренгейту (10оС). Впрочем, очень скоро толстая снеговая шапка должна была укрыть дом и воспрепятствовать убыли внутреннего тепла»; «…в этой снежной глыбе эскимосы выкопали себе временное пристанище. Такие снежные дома строятся очень быстро, на местном языке их называют „иглу“. Они удивительно приспособлены к суровому климату, их обитатели, даже не разводя огня, легко переносят в них сорокоградусные морозы»; «Затем Томас Блэк… направил шланг на края льдины, туда, где под влиянием жары они особенно таяли… Везде, куда попадал направляемый рукой астронома сжатый воздух, таяние прекращалось, трещины затягивались, лед снова замерзал!» — описание явления теплопроводности.

Нечасто встретишь научные идеи, изложенные в стиха с таким блеском, как в поэме Лукреция Кара «О природе вещей», где, в частности, делается вывод о том, что «…дробится вода на такие мельчайшие части, что недоступны они совершенно для каждого взгляда».

В литературе можно найти примеры описания исторически ограниченных, неверных представлений о физических явлениях. В частности в поэме «О природе вещей» Лукреций Кар объясняет магнитное взаимодействие:

«Вещи, в которых их ткань совпадает взаимно с другою

Так, что где выпуклость есть, у другой оказалась бы там же

Впадина, — эта их связь окажется самою тесной.

Есть и такие еще, что крюками и петлями будто

Держатся крепко и этим друг с другом сцепляются вместе.

Это скорее всего происходит в железе с магнитом".

Может показаться, что история украинской фантастики, как жанра, чрезвычайно коротка. Первые опубликованные произведения, которые можно отнести к жанру «строгой» фантастики, появились в Украине только в 20-е годы текущего столетия. За семь десятилетий накопилось десятка два более-менее известных имен, которые до сих пор остаются (заслуженно или нет, другой вопрос) малоизвестными в неукраиноязычной среде. Однако впечатление это обманчиво, что связано как с особенностями жанра, так и с некоторыми реалиями украинской литературы.

И если в жанре «Fantasy» новые авторы с Украины появляются один за другим -- надо заметить, авторы по большей части как минимум нестандартные! -- то НФ по-прежнему остается прерогативой в основном российских писателей. Издающихся же авторов с Украины, осваивающих просторы научной фантастики, можно пересчитать по пальцам; да и с ними не все так просто. Владимир Васильев (Николаев) кроме чистой НФ, был замечен в написании «околофэнтезийных» произведений -- взять хоть те же «Клинки»! Алексей Корепанов (Кировоград), отдав дань чистой НФ, прекрасно владеет мистикой и сюрреализмом. Алексей Бессонов (Харьков) -- что да, то да, «космическая опера» в первозданном виде. Владимир Заяц (Киев) написал пока не опубликованный роман «Пастырь добрый» на околобиблейские темы, который к НФ никак не отнесешь. Гарм Видар (Сергей Иванов, Киев) -- вот где НФ; а у Сергея Герасимова (Харьков) нет-нет, да и пробьется этакая чертовщинка, сводящая весь реализм к темным изыскам психологии… Прекрасный писатель и организатор фестивалей «Фанкон», одессит Лев Вершинин, даже о Прогрессорах и научных экспериментах ухитряется писать в форме потрясающих притч, за что честь ему и хвала; да и вообще, во многих его произведениях истории и исторических допущений зачастую больше, чем иных «наук» -- что отнюдь не умаляет достоинств этих книг, и даже наоборот. Бывает (верней, бывала) НФ-ная проруха на Елизавету Манову (сперва Харьков, теперь -- Израиль) -- хотя жанр большинства ее добрых и лиричных, несмотря на жесткость сюжета, повестей, определить довольно сложно…

Иначе воспринимает читатель повесть украинского писателя-фантаста В. Савченко «Черные звезды», герои которой получают опытным путем фантастический нейтрид — ядерный монолит, вещество погасших звезд, идеальный материал сверхвысокой прочности и стойкости против всех механических и физических воздействий, незаменимый в атомной промышленности, в космических исследованиях, оборонной промышленности и прочее. Затем они осуществляют и другую заветную мечту фантастов, получают из нейтрида антивещество, крошечную каплю антиртути, замыкая таким образом последнее звено в цепи великих и грозных открытий XX века. Здесь фантастична уже масштабность выдвигаемых идей, которые по грандиозности своих последствий могут намного превзойти значение открытия радиоактивного распада и использования энергии атома. Это осознают и ученые- герои повести, и в их воображении возникают то величественные, дерзновенные, то ужасные, апокалиптические картины при мысли о том, какие силы созидания и разрушения, уничтожения могут быть вызваны к жизни их открытием.

Вместе с тем фантастичность повести В. Савченко нисколько не противоречит ее научности, так как научная гипотеза, которая в ней использована, ничуть не фантастичнее тех, которые выдвинуты в настоящий момент развитием современной физики и из числа которых она и заимствована фантастом. Строгая научность фантастики повести соответствует своеобразию ее внутреннего сюжета — истории научного открытия. Автор попытался рассказать, как бьется мысль ученого над решением задачи, как собираются и систематизируются новые факты, как они располагаются в определенной последовательности и, наконец, как возникает догадка о возможном открытии. И затем не менее сложный путь к этому открытию-оно закономерный результат целенаправленных усилий, внезапное озарение после длительной, подспудной работы мысли, но порой появляется и неожиданно, как следствие, побочный результат работы совсем в другом направлении. А одно большое открытие рождает множество других, взаимосвязанных с ним, и раздвигаются горизонты науки. Таким образом, у В. Савченко фантастично (научно-фантастично) только искомое вещество — нейтрид, а путь к нему типичен для истории современной науки с ее поистине фантастическими свершениями.

Автор сообщает читателю не только о внешних событиях в лаборатории ученого, но и о тех таинственных, внутриатомных процессах, которые происходят при возникновении нейтрида и антивещества. Научные термины, подробные описания внутриатомных и ядерных процессов — все это нужно писателю, чтобы сделать произведение правдоподобным, помочь читателю поверить в его вымысел. И действительно, пройдя с героями пути, ведущие к научному открытию, читатель проникается ощущением необыкновенной близости самых грандиозных открытий и связанных с ними перемен в жизни общества.

В произведении подобного типа всякие чудеса ультрафантастики, не обусловленные современными знаниями о строении материи, могли бы разрушить цельность, единство авторского замысла, и именно поэтому к ней вполне применима критика с точки зрения науки, автор как бы сам заранее предоставляет это право каждому читающему. Наконец, такая фантастика, в которой критерии научный и художественный теснейшим образом взаимосвязаны, может быть не чужда и элементам научного предвидения. Так, Вс. Ревич в своей статье замечает по этому поводу: «Я, например, убежден, что рано или поздно будет создан чудо-материал, подобный «нейтриду», столь детально описанному В. Савченко в повести «Черные звезды» 146.

Повесть А. Полещука «Ошибка Алексея Алексеева» близка «Черным звездам» Савченко" общим сюжетным ходом: и там, и здесь происходит неожиданный взрыв в лаборатории и гибнут ученые, проводившие эксперимент; и там, и здесь герои заняты расследованием обстоятельств, причин и подробностей аварии, в ходе которого им удается пролить свет на осуществленное погибшими выдающееся научное открытие. В повести высказано много вполне справедливых мыслей о роли философского предвидения в науке, о значении революционной идеологии для ученого и т. п. Никак нельзя обвинить А. Полещука в научной недобросовестности, в несоблюдении элементарных требований принципа научности. И все же повесть его выглядит гораздо менее достоверной, чем «Черные звезды» Савченко потому, что автор как бы перебрал дозу фантастичности, приемлемую для произведения такого типа, в центре которого история и судьба открытия, приключения мысли ученого. Достаточно фантастична, как нам кажется, уже версия о том, что в лаборатории Алексеева была создана миниатюрная действующая модель галактики, в которой все было настоящее: свои атомы, свои звезды, свои планеты — но только в миллиарды раз меньше, чем в варианте, созданном природой. Еще более невероятно с читательской точки зрения следующее допущение: в галактике Алексеева, где все процессы проходили в миллиарды раз быстрее, в полном соответствии с историей Земли появились разумные существа (размеры — согласно масштабу), которые намного обогнали людей по уровню развития, и когда Алексеев, совершенно не подозревавший, что опыт зашел так далеко, решил его прекратить, уничтожив действующую модель галактики, эти крошки сумели себя защитить, организовав взрыв в его лаборатории.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой