Определение и изучение особенностей криминологической характеристики проявлений пенитенциарной преступности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

  • Введение
  • Глава 1. криминологическая характеристика пенитенциарных преступлений
  • 1.1 Понятие и криминологическая характеристика пенитенциарных преступлений
  • 1.2 Типы пенального поведения и их характеристика
  • Глава 2. Причины и условия преступлений в местах лишения свободы
  • 2.1 Общая характеристика асоциальной субкультуры осужденных
  • 2.2 Причины и условия преступности в местах лишения свободы
  • 2.3 Понятие и структура конфликтной криминогенной ситуации
  • Глава 3. Предупреждение пенитенциарного рецидива
  • 3.1 Предупреждение преступности в местах лишения свободы
  • 3.2 Методы профилактики преступлений в ИУ
  • Заключение
  • Список использованной литературы

Введение

В настоящее время ситуация в Республике Беларусь характеризуется глобальными преобразованиями в политической, экономической, социальной и других сферах жизни общества. На фоне современного состояния криминогенной обстановки в местах лишения свободы одной из основных задач государства является деятельность по обеспечению безопасности личности и общества, в том числе осужденных, от преступности во всех ее проявлениях.

В учреждениях Департамента исполнения наказаний Министерства внутренних дел Республики Беларусь, призванных обеспечивать результативное исполнение наказания, на фоне общего снижения количества преступлений, совершаются преступления различного характера и категорий тяжести, в том числе носящие организованные формы, что подтверждает взаимосвязь организованной преступности в местах лишения свободы и за их пределами. В то же время на стабильность функционирования исправительных учреждений (далее — ИУ) негативно повлияли спад производства, углубление социально-экономического кризиса, расслоение и криминализация общества.

Обращает на себя внимание тот факт, что сокращение преступности в местах лишения свободы происходит на фоне негативных тенденций в изменении качественного и количественного состава осужденных, сохранения опасности возникновения кризисных ситуаций и достаточно высокой латентности совершаемых преступлений. Происходившие ранее и идущие в настоящее время криминогенные процессы в среде осужденных приобретают все более организованные формы. В частности, этому способствует содержание в ИУ наряду с другими осужденными лидеров и участников организованных преступных формирований, осуществлявших свою преступную деятельность как до, так и после осуждения к лишению свободы.

Предупреждение преступности в ИУ является одним из направлений научного познания и практической деятельности ИУ. В борьбе с пенитенциарной преступностью широко используются уголовно-правовые, уголовно-исполнительные и криминологические средства. На эффективность использования этих мер оказывает влияние степень теоретической разработанности проблем их применения, совершенство норм уголовного и уголовно-исполнительного права, правоприменительной деятельности, выявление основных факторов, влияющих на преступность осужденных, правильное определение и выбор комплекса криминологических мер предупреждения пенитенциарной преступности.

Исследования проблем пенитенциарной преступности, проводимые на протяжении всей истории развития криминологической науки, неизменно отмечали ее специфику, количественные и качественные характеристики, отличные от других видов преступности, что в итоге позволило выделить ее в структуре всей преступности и рассматривать в качестве самостоятельного элемента. Пенитенциарная преступность, являясь подсистемой преступности в целом, как криминологическая проблема находит свое разрешение в исследовании ее природы, факторов возникновения и механизма проявления, в изучении особенностей личности осужденных, совершающих преступления в ИУ, социально-правовых и психологических корней противоправного поведения.

Нормативной базой исследования являются Конституция Республики Беларусь, действующее уголовное и уголовно-исполнительное законодательство Республики Беларусь, а также ведомственные нормативно-правовые акты.

Теоретической основой стали работы по криминологии, уголовному праву, уголовно-исполнительному праву, пенитенциарной педагогике и психологии, теоретические и прикладные исследования в сфере борьбы с преступностью в местах лишения свободы.

пенитенциарное преступление пенальное поведение

Различные аспекты предупреждения и противодействия преступной деятельности в местах лишения свободы рассматривали в своих трудах Ю. К. Александров, Ю. М. Антонян, А. И. Долгова, М. В. Елеськин, Б. Б. Казак, И. И. Карпец, В. В. Лунеев, В. А. Максимов, B. C. Овчинский, А. Н. Олейник, В. Ф. Пирожков, B. C. Разинкин, М. И. Сетров, В. И. Селиверстов, В. В. Тулегенов, Г. Ф. Хохряков, Е. М. Юцкова, В. И. Ярочкин, Б. В. Яцеленко.

Труды названных ученых представляют собой солидную теоретико-методологическую базу для разработки проблем противодействия проявлениям организованной преступности, в том числе в ИУ. Тем не менее, существующий недостаток в научно обоснованных уголовно-правовых нормах и несовершенство существующих затрудняют привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления в местах лишения свободы, что негативно влияет на процесс исправления осужденных и таким образом способствует росту преступности в ИУ. В связи с этим актуальность данной темы представляется вполне обоснованной.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе исполнения наказания в виде лишения свободы, а также отношения, возникающие в связи с обеспечением нормальной деятельности ИУ и предупреждением совершения преступлений в процессе исполнения уголовных наказаний.

С учетом достаточно большого объема разрабатываемой проблемы предметом исследования выступают: особенности современной криминологической характеристики преступности в местах лишения свободы; уголовно-правовые и криминологические меры противодействия проявлениям преступности в местах лишения свободы, направленные на обеспечение нормальной деятельности и функционирования учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Целями исследования являются: определение и изучение особенностей криминологической характеристики проявлений пенитенциарной преступности; обобщение методик по совершенствованию эффективности уголовно-правовых и профилактических мер противодействия проявлениям преступности в местах лишения свободы.

Для достижения указанных целей необходимо решить следующие задачи:

1. на основе анализа научной литературы и законодательства раскрыть содержание понятия пенитенциарной преступности, видов и характера ее проявлений;

2. выявить характерные на современном этапе виды проявлений пенитенциарной преступности, причины, их порождающие, и условия, способствующие их совершению;

3. рассмотреть особенности криминологической характеристики личности преступника;

4. проанализировать предлагаемые конкретные рекомендации и методики, направленные на повышение эффективности уголовно-правовых и иных профилактических мер противодействия проявлениям преступности в местах лишения свободы.

Методологическую основу исследования составляют общетеоретические и диалектические методы научного познания. В ходе исследования использовались сравнительно-правовой, конкретно-социологический и статистический методы научного познания.

Глава 1. криминологическая характеристика пенитенциарных преступлений

1.1 Понятие и криминологическая характеристика пенитенциарных преступлений

Одним из наиболее опасных видов преступности является рецидивная преступность, при этом выделение пенитенциарного рецидива предопределено необходимостью исследования преступности в связи с таким видом наказания, как лишение свободы.

В целом пенитенциарную криминологию можно определить как одно из направлений единой науки криминологии, предметом которой является преступность в местах лишения свободы и ее причины, личность пенитенциарного преступника, а также предупреждение преступного поведения в И У Криминопенология — отрасль криминологии; изучает преступность, ее причины и условия, личность преступника, специфическую систему мер борьбы с преступностью и последствия преступности в местах лишения свободы..

Признается, что изоляция осужденного от общества может приводить либо к сужению, либо к расширению круга деяний, совершение которых возможно в ИУ [11. С. 49].

По абсолютным (и относительным) показателям первое место среди совершаемых в местах лишения свободы преступлений принадлежит деяниям, направленным против правосудия и порядка исполнения наказаний. Со значительным отрывом от них следуют преступления против личности, количество которых в отдельные годы уступает числу преступлений против здоровья населения. Далее идут преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ (посягающие на здоровье населения). И, наконец, самую незначительную группу составляют деяния, совершаемые против общественной безопасности и общественного порядка, а также преступления против порядка управления.

В Российской криминологической энциклопедии дается следующее толкование термина «пенитенциарная преступность» Понятие «пенитенциарный» происходит от латинского «poenitentia» — раскаяние; «пенитенциарный» — относящийся к исправительным учреждениям тюремного типа, связанный с проблемами исправления в подобных учреждениях.: пенитенциарная преступность — это преступность в местах лишения свободы, т. е. выделенная по месту совершения [17. С. 596].

Ее особенности, по мнению авторов энциклопедии, определяются спецификой условий в учреждениях пенитенциарной системы и особой социальной средой осужденных. Отсюда и специфика детерминации преступного поведения, и его характеристики.

Выделяются два вида субъектов исследуемой преступности:

— осужденные, отбывающие наказание в ИУ;

— сотрудники начальствующего состава органов и учреждений уголовно-исправительной системы Министерства внутренних дел Республики Беларусь (далее — УИС), производственно-технический, медицинский, педагогический персонал, а также другие неаттестованные работники учреждений УИС.

Существует следующая классификация преступлений, совершаемых в системе ИУ:

1. собственно пенитенциарные преступления, которые можно разделить на две подгруппы:

— преступления, связанные с уклонением от отбывания лишения свободы;

— преступления, препятствующие исполнению наказания;

2. общеуголовные преступления.

Некоторые преступления могут совершаться только осужденными, отбывающими наказание, или лицами, находящимися в предварительном заключении: побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 413 Уголовного кодекса Республики Беларусь) (далее — УК), уклонение от отбывания лишения свободы (ст. 414 УК), дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 410 УК) [3]. В остальных случаях это обычные общеуголовные преступления (убийство, причинение вреда здоровью, хулиганство, незаконные операции с наркотическими веществами и др.), но обладающие значительной спецификой, которая связана с особенностями, как субъекта, так и конкретных ситуаций их совершения.

Абсолютное число регистрируемых в местах лишения свободы преступлений невелико — в год во всех И У Беларуси совершается в среднем 110−160 преступлений.

В структуре преступности по всем ИУ в последние годы на первом месте находятся злостное неповиновение требованиям администрации мест лишения свободы (32%), на втором — побеги (20%), затем уклонение от отбывания наказания (10%). Четвертое место в структуре пенитенциарной преступности занимает умышленное тяжкое телесное повреждение (8%). Пятое — преступления, связанные с незаконными операциями с наркотическими веществами (7%). Объясняется это тем, что наркотики и другие сильнодействующие вещества всегда занимали в жизни осужденных значительное место, поскольку они в условиях социальной изоляции остаются чуть ли не единственным средством, используемым для снятия стрессов, состояний фрустрации, тревоги, характерных для осужденных. Кроме того, наркотический «подогрев» поощряется преступной субкультурой, а поэтому употребление наркотических веществ является также свидетельством сильного влияния криминальных обычаев и традиций. На шестом месте находится хулиганство (6,5%), на седьмом — угроза, насилие в отношении должностного лица (6%). Восьмое, девятое и десятое места занимают соответственно кражи (5%), действия, дезорганизующие работу мест лишения свободы (3,5%), и покушение на убийство (2%). Фиксируются одиночные случаи захвата заложников [21.С. 200].

Более чем для половины регистрируемых преступлений (включая побеги) характерна насильственная мотивация. Физической расправой, насильственными действиями часто сопровождаются кражи, открытые похищения имущества осужденных. Для преступности в ИУ характерна «стадность», когда осужденные что-то громят. При этом организаторы таких преступлений стремятся остаться в тени или требуют от других обязательного молчания под страхом расправы.

Анализ параметров противоправных деяний, совершаемых в ИУ, показывает, что значительная их часть совершается в жилой зоне, свидетельствуя о недостатках в надзоре за осужденными. Наибольшую преступную активность осужденные проявляют утром, совершая противоправные деяния в отношении представителей администрации. В свою очередь, в дневное время типичными являются преступления, связанные с употреблением наркотических средств и психотропных веществ, а также с использованием иных предметов, поступающих к осужденным по нелегальным каналам. В вечернее время характерны межличностные конфликты между осужденными, завершающиеся преступлениями против личности.

Преступность в местах лишения свободы обладает высокой степенью латентности. Телесные повреждения, даже тяжкие, нередко выдаются за несчастные случаи. Например, кражи продуктов питания у «соплеменников» или ограбление и присвоение их передач администрации, как правило, неизвестны, а когда становятся известны, то либо на них не реагируют, либо применяют дисциплинарные меры.

В местах лишения свободы латентность характерна для посягательств, не представляющих большой общественной опасности, и объясняется это спецификой взаимоотношений осужденных между собой (наличие криминального управления и суда, жесткая иерархичность в стратах и т. п.), а также существованием норм, обычаев и традиций «криминального мира», которые прямо запрещают любое сотрудничество с представителями администрации.

Кроме того, латентность обусловлена самой спецификой деятельности исправительных колоний, так как показателем работы УИС является достижение целей уголовно-исполнительного закона в виде исправления осужденных и предупреждения совершения новых преступлений как со стороны осужденных, так и иных лиц, что вынуждает укрывать от учета те деяния, которые непосредственно посягают на установленный порядок исполнения наказания [21.С. 202].

1.2 Типы пенального поведения и их характеристика

Выделяют несколько типов пенального (от лат. «poena» — наказание) преступного поведения, т. е. при исполнении наказания. Выделим их:

1. Уклонение от наказания, которое можно в зависимости от юридической оценки подразделить на:

а) признанное преступлением в Особенной части УК (побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи, уклонение от отбывания лишения свободы, сокрытие или присвоение имущества, подлежащего конфискации, др.);

б) предусмотренное в Общей части УК (уклонение от исправительных работ, от уплаты штрафа, от обязательных работ, от ограничения свободы);

в) уклонение, не предусмотренное действующим УК (от лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, от ограничения по военной службе и др.);

г) уклонение от исполнения уголовно-правовых мер воздействия (от условного осуждения, отсрочки исполнения приговора или отбывания наказания);

д) виды наказаний, уклониться от которых нельзя, с неотвратимостью воздействия (лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград).

2. Насильственное преступное поведение, включающее в себя:

а) физическое насилие (убийство и причинение вреда здоровью, хулиганство, побег, соединенный с насилием над лицами, препятствующими побегу, в том числе и к другим осужденным, и др.);

б) психическую травму (угрозы, клевета, оскорбления и т. п.);

в) ограничение свободы волеизъявления человека (лишение свободы, захват заложника, незаконное помещение в психиатрический стационар);

г) имущественное насилие (вандализм, терроризм, хулиганство и массовые беспорядки, сопровождающиеся уничтожением имущества);

д) насилие власти, сопровождающееся созданием таких условий, при которых человек вынужден исполнять чужую волю (злоупотребление или превышение должностных полномочий, незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей и др.).

3. Корыстное преступное поведение, которое включает в себя различные виды хищения:

а) из ИУ, у их сотрудников (кражи, вымогательства, грабежи и др.), которые поощряются в преступной субкультуре;

б) осужденными у осужденных.

4. Воспрепятствование деятельности органов и учреждений УИС и их сотрудников, куда входят и дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, и убийство сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению его служебной деятельности, либо осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению или из мести за исполнение имущественной обязанности и т. д.

5. Половые эксцессы осужденных, выражающиеся в:

а) сексуальных преступлениях (изнасилование, понуждение к действиям сексуального характера и др.);

б) насильственных действиях сексуального характера (сексуальные контакты между мужчинами, женщинами, иные действия сексуального характера, под которыми понимают удовлетворение половой потребности другими способами);

в) проституции.

Специфическим тюремным преступлением, отличающимся высоким уровнем латентности, является насильственное мужеложство, часто сопровождаемое изощренной жестокостью, глумлением над жертвой. Администрации И У чрезвычайно трудно предупредить подобного рода преступления из-за существующей среди заключенных круговой поруки и подчинения воровским законам. Кроме того, необходимо иметь в виду, что надзорная служба и воспитатели находятся с заключенными 8−10 часов, а в остальное время осужденные «воспитывают» себя сами.

Жертвами сексуального насилия, всегда жестокого и унизительного, являются в первую очередь лица, совершившие сексуальные преступления против детей и подростков, убийства, причинение тяжкого вреда здоровью; содействовавшие правоохранительным органам или имеющие родственников в этих органах; занимающиеся мужеложством в пассивной форме. Жертвами данного насилия становятся также осужденные, не соблюдающие элементарных норм личной гигиены, умственно отсталые, замеченные в двурушничестве либо краже вещей или продуктов питания у других осужденных, даже лица с женоподобными чертами лица или тела, просто слабые по характеру и физически, которые не способны противостоять угрозам и насилию [21.С. 201].

При выявлении указанных лиц осужденные, в соответствии с неписанными нормами, обязаны предпринять необходимые действия с целью их отвержения. В случае отказа от таких действий это может серьезно сказаться на их собственном статусно-ролевом положении в дальнейшем, вплоть до того, что они сами могут оказаться среди отвергнутых.

Насильственно гомосексуальные акты могут совершаться «ворами в законе», лидерами и активными участниками преступных группировок в отношении не только перечисленных выше лиц, но и любых других осужденных с целью подавить их психику, запугать, подчинить себе и сделать послушными исполнителями приказов криминальной элиты.

6. Обращение с наркотическими или другими запрещенными веществами или предметами.

7. Особого внимания заслуживает так называемое массовое преступное поведение, особенно массовые побеги, массовые беспорядки. Криминологически значимы массовые эксцессы осужденных: массовый отказ от приема пищи, массовый невыход на работу. Они могут свидетельствовать о нарушении закона в отношении осужденных либо криминальной организационной деятельности. Если не принимать соответствующих профилактических мер, такие эксцессы способны перерастать в особо опасные групповые преступления.

8. Преступность сотрудников органов и учреждений, исполняющих уголовное наказание, включает преимущественно должностные преступления, а также связанные с незаконным оборотом наркотиков [14. С. 861].

Сформулируем основные выводы по данной главе:

1. Пенитенциарная криминология — одно из направлений единой науки криминологии, предметом которой является преступность в местах лишения свободы и ее причины, личность пенитенциарного преступника, а также предупреждение преступного поведения в ИУ.

2. Пенитенциарная преступность — это преступность в местах лишения свободы.

3. Субъектами исследуемой преступности являются осужденные, отбывающие наказание в ИУ и сотрудники уголовно-исправительной системы Министерства внутренних дел Республики Беларусь.

4. Преступления, совершаемых в системе ИУ, подразделяются на собственно пенитенциарные преступления и общеуголовные преступления.

Глава 2. Причины и условия преступлений в местах лишения свободы

2.1 Общая характеристика асоциальной субкультуры осужденных

В рамках пенитенциарной криминологии (как и криминологии в целом) личность осужденного должна изучаться вместе с теми особенностями, которые он приобретает в связи с лишением свободы, с теми состояниями, которые им переживаются в связи с этим, и теми социальными связями, в которые он включен в ИУ. Личность осужденного является частью предмета пенитенциарной криминологии наряду с пенитенциарной преступностью и ее причинами, особенностями пенитенциарного преступного поведения и его профилактики. Исследование личности осужденного имеет самоценное научное значение, но оно еще необходимо для понимания и объяснения причин совершения преступлений в местах лишения свободы, а поэтому, следовательно, имеет существенное практическое значение для их профилактики.

Одним из серьезных препятствий, стоящих сегодня на пути исправления в условиях пенитенциарных учреждений, является асоциальная субкультура с ее специфическим набором ценностных ориентации, норм поведения, сетью устойчивых неформальных взаимосвязей правонарушителей. Она навязывает осужденным определенный нормопорядок как в психологическом, так и физическом отношениях. Именно это вынуждает одних — скептически относиться к средствам перевоспитания, других — открыто противодействовать усилиям персонала, третьих — оставаться «в стороне» от проводимых воспитательных мероприятий. Возможности реализации актуальных потребностей личности оказываются также ограниченными, поскольку членство в группах и принятие субкультурных ценностей выступают в роли категорического императива, обязывающего вести себя должным образом.

С психологической точки зрения, асоциальная субкультура или так называемая «другая жизнь», представляет собой довольно стабильную сеть непосредственного взаимодействия осужденных. Она объективирована в неформальных стандартах поведения, внутри — и межгрупповых отношениях, неписаной нормативно-ценностной системе.

Данное образование спонтанно развивается в рамках любой социальной организации и составляет ее скрытую, неформальную структуру.

В общем виде асоциальная субкультура — это не имеющая правового статуса самоорганизация осужденных, возникающая в результате удовлетворения разнообразных потребностей личности в сфере психологических отношений или иных значимых целей в период отбывания наказания. Несмотря на внешний примитивизм, самоорганизация осужденных выполняет важные, нередко психотерапевтические функции. В частности, она содействует адаптации личности через смягчение страданий, обусловленных изоляцией от общества. Интеграция в неформальные группы дает ей возможность в той или иной мере реализовать свои потребности, в том числе и сексуальные, без утраты образа своего «я».

В силу социальной идентификации осужденный ослабляет влияние мощного психического дистресса, каким является тотальный институт лишения свободы со всеми вытекающими последствиями. Вместе с тем, участие в субкультуре оказывает негативное влияние на личность и группы осужденных. Принятые в ней ценности и стандарты поведения вступают в противоречие с нормами и моделями взаимодействия формальной организации.

В рамках субкультуры меняется субъективная привлекательность мер исправительного влияния. Они, например, могут менять свой потенциал на противоположный в зависимости от членства в группе. Например, совершение противоправных поступков в стенах пенитенциарного учреждения, влекущее такую меру наказания, как помещение в штрафной изолятор, поднимает престиж личности в глазах асоциальной группы. Напротив, содействие администрации или участие в органах самоуправления увеличивает риск стать объектом насмешек и преследований. Нередко это автоматически приводит к падению статуса со всеми вытекающими из этого последствиями. Вполне понятно, что в результате подобной трансформации группового сознания в микросоциальной среде консервируются преступные ценности и стандарты поведения, направленные на нейтрализацию воспитательных мероприятий. С функциональной точки зрения, охранительное по существу и криминогенное по ориентации, влияние субкультуры оказывается настолько сильным, что включение в преступную деятельность становится вполне реальным фактом даже после освобождения из мест изоляции. Можно привести немало примеров, когда в социальных ситуациях «незримые» неформальные группы выступали в качестве силы, направляющей субъектов на путь девиантного поведения. А если они уже встали на него — то мощным мотиватором, удерживающим личность в рамках асоциального сообщества.

Таким образом, процесс ресоциализации опосредуется влиянием двух факторов — микросреды общества в целом, которая преломляется через призму деятельности персонала пенитенциарного учреждения, средств массовой информации, семьи, общественности с одной стороны, и местной, локальной субкультуры осужденных, с другой. В условиях пенитенциарного учреждения любого вида, наряду с правовыми, моральными, нравственными ценностями активно развиваются ориентации и представления, прямо противоположные тем, которые признает общество, и символом которых служит асоциальное поведение. Казалось бы, одни и те же формально организованные и стихийно возникающие группы, составляя единую микросоциальную среду, выполняют, тем не менее, различные функции и являются носителями разных ценностей. В соответствии с этой спецификой развиваются и формы взаимодействия осужденных, преобладающей чертой которых служит неформальность взаимоотношений [16. С. 107].

2.2 Причины и условия преступности в местах лишения свободы

Причины преступности в местах лишения свободы весьма специфичны и связаны, прежде всего, с самой сутью такого наказания, как лишение свободы. Высокий уровень психологической напряженности в исправительных колониях, следственных изоляторах и тюрьмах, огрубление нравов, плохие жилищные условия заключенных, стадный образ жизни, недопустимо полная открытость практически каждого постоянно создают питательную почву для конфликтов. Чаще всего они возникают из-за напряженных межличностных отношений, что сопровождается оскорблениями и унижениями, из-за невыполнения долговых обязательств, особенно в колониях строгого режима, а также из-за противоречий между различными земляческими группировками. В последнем случае члены таких объединений подчиняются групповым настроениям и нормам, хотя могут и не испытывать неприязни к конкретному члену другой группировки. Много конфликтов возникает из-за нарушений неформальных статусных правил при посещении столовой, культурно-массовых мероприятий, при распределении спальных мест и т. д.

Около 25% конфликтов сопровождается совершением осужденными преступлений. Наиболее высок удельный вес таких конфликтов в колониях строгого и особо строгого режимов. В колониях общего и усиленного режимов доля серьезных конфликтов ниже, в колониях общего режима они составляют лишь 10%. В то же время абсолютное количество всех конфликтов является самым большим именно в колониях общего режима за счет незначительных, как правило, ситуативных конфликтов, которые в этих колониях возникают чаще, чем в других [21.С. 204].

Анализ уголовных дел, возбужденных по фактам убийств и причинения тяжкого вреда здоровью, свидетельствует, что для колоний общего и усиленного режимов типичны преступления, совершаемые в результате ситуативно возникших конфликтов. Лица, впервые отбывающие наказания, более импульсивны в ссоре, проще совершают действия, побуждающие другую сторону к активному противодействию. Такие ситуативные конфликты явились причиной совершения более чем 80% убийств и причинения тяжкого вреда здоровью. В колониях общего и усиленного режимов, где содержатся осужденные впервые, до 75% всех происходящих конфликтов — быстротекущие, ситуативные, реализующиеся нередко в течение дня и носящие характер эмоциональных вспышек. Длительные (затяжные) конфликты, развивающиеся на протяжении значительного периода с последовательным прохождением всех стадий конфликтного процесса (конфликтная ситуация, собственно конфликт, его завершение), — явление, характерное для колоний строгого и особо строгого режимов: от 55% в колониях строгого режима и до 70% - особо строгого. В колониях общего и усиленного режимов чаще возникают индивидуальные конфликты (заключенный-заключенный), в то время как в колониях строгого и особо строгого режимов распространены конфликты между осужденным и группой.

«Таким образом, — отмечает Г. Ф. Хохряков, — в колониях с более строгим режимом содержания осужденных преступлений меньше, но они опаснее, как и меньше конфликтов, но это конфликты затяжные, возникают чаще всего между группой и заключенным и заканчиваются, как правило, опасным преступлением — убийством, когда убийцы действуют наверняка — не покушаются, не останавливаются на тяжких телесных повреждениях, а лишают жизни» [19. С. 332].

Существуют особенности социальной детерминации пенитенциарных преступлений. Кроме того, выделяются процессы в самих ИУ, продуцирующие преступления. Среди последних разграничиваются общие причины и условия преступности в местах лишения свободы, а также причины и условия пенитенциарного преступного поведения, действующие на уровне специфической социальной среды личности.

Совершение преступлений в местах лишения свободы детерминируется следующими факторами:

— отсутствием у администрации ИУ своевременной и полной информации о конфликтных ситуациях, возникающих в среде осужденных. Имеющаяся информация обычно плохо проверяется и не всегда влечет за собой адекватное реагирование;

— применением представителями администрации насилия к осужденным (от словесных оскорблений до рукоприкладства), что может вызывать ответную агрессию в отношении не только сотрудников ИУ, но и других преступников;

— попытками добиться определенного подобия дисциплины путем подстрекательства к физическим расправам одних осужденных (как правило, неформальных лидеров и их окружения) над непокорными; такое иногда бывает в колониях для несовершеннолетних;

— недостаточной подготовленностью персонала ИУ в психолого-педагогическом отношении, а нередко и откровенной его профессиональной беспомощностью в профилактической работе с агрессивно настроенными осужденными, особенно преступными авторитетами;

— несправедливым разрешением возникающих в среде заключенных конфликтов, когда предпочтение отдается явно более сильному либо заведомо неправому, например, «вору в законе» или другому преступному лидеру;

— нежеланием администрации вообще вмешиваться в конфликты преступников, создание видимости их отсутствия;

— неумением, а нередко и нежеланием администрации защитить обитаемого, отвергаемого, что создает в учреждении общую атмосферу беспредела и уверенности осужденных в том, что они полностью находятся во власти произвола;

— сокрытием фактов преступлений (в том числе насильственных) от учета, нежеланием реагировать на них, что формирует цепную реакцию агрессии и жестокости;

— непониманием того факта, что в современных условиях унижение личного достоинства, в какой бы форме оно ни проявлялось и от кого бы ни исходило, воспринимается крайне болезненно. Столь же остра реакция осужденных на помехи в получении материальных благ, в первую очередь продуктов питания, а также препятствия в общении с родными и близкими, другими осужденными, в проведении досуга и т. д. ;

— неудовлетворительной организацией охраны и надзора за осужденными, слабый контроль, в том числе оперативный, за их поведением [9. С. 104].

В качестве внутреннего фактора обращает на себя внимание мотивация преступного поведения, в том числе мотивация:

— поддержания престижа и завоевания авторитета среди осужденных, переходящая в ряде случаев в насильственную, корыстную и иную;

— уклонения от исполнения уголовных наказаний;

— желания стать лидером, проявляющееся в стремлении продемонстрировать силу, навязать свою волю другим, используя прежде всего свои организаторские способности (что может привести к совершению насильственных преступлений, хулиганству, организации групповых эксцессов и т. п.)

В основе процесса мотивации находятся потребности. У преступников в местах лишения свободы их удовлетворение нередко приобретает извращенный характер. В условиях лишения свободы у лица продолжает действовать потребность в половом общении. Однако ее удовлетворение ограничено условиями изоляции, однополым составом осужденных, предоставлением определенного количества длительных свиданий. Вследствие этого на основе негативной ценностно-ориентационной направленности, крайнего примитивизма, цинизма и бездуховности осужденного эта естественная половая потребность может трансформироваться в аномальную и привести к совершению ряда половых эксцессов в ИУ.

В характеристиках ценностных ориентаций особое значение имеют:

1. отрицательный настрой на соблюдение режима (около двух третей привлеченных к уголовной ответственности — нарушители режима, причем большинство из них злостные);

2. негативное отношение к труду, выражающееся или в открытом отказе от работы, или в скрытом, когда осужденный выходит на работу, но фактически ничего не делает. Это связано с вынужденностью труда в местах лишения свободы, отсутствием в его содержании творческого начала и т. п. ;

3. отрицательное отношение к общеобразовательному, а иногда и к профессиональному обучению, поскольку эти ценности связаны прежде всего со свободой, а нереальность ее получения в ближайшее время приводит к обесцениванию учебы, а также потому, что учеба воспринимается как вынужденная; неприятие любых форм воспитательной работы, связанное прежде всего с ее формальным и неумелым проведением. В частности, любой воспитатель, особенно в ИУ, должен обладать ораторским искусством [19. С. 295];

4. лояльное отношение к осужденным, вновь совершающим преступления в местах лишения свободы, если этот тип преступного поведения соответствует обычаям, традициям преступной среды;

5. принятие и соблюдение принципов преступной субкультуры.

В местах лишения свободы большое значение имеет также отношение осужденных к таким ценностям, как свобода, справедливость, наказание, нормы уголовного права и т. п.

Чаще всего совершению преступлений осужденными в условиях изоляции способствуют следующие факторы:

1. значительное число осужденных имеют те или иные психические расстройства, не исключающие вменяемости (неврастения, истерия, психастения, олигофрения в легкой степени, психозы, психопатии, органическое поражение центральной нервной системы). Эти отклонения существенно уменьшают способность осужденного контролировать свое поведение, ведут к резкому снижению интеллекта и волевых качеств, а также затрудняют, хотя не исключают полностью, мыслительный процесс и волю лица во время совершения им преступления;

2. примерно половина всех привлеченных за совершенные преступления в ИУ — это лица до 25-летнего возраста, с одной стороны, уже имеющие определенный жизненный опыт, сформированные негативные ценностные ориентации, наличие двух или трех судимостей и т. п., но вместе с тем сохраняющие еще элементы инфантилизма, противоречивости и двойственности психики, отражающиеся в характере совершаемых ими преступлений;

3. осужденные в большинстве случаев имеют невысокий образовательный уровень (убийцы, например, в среднем 7−10 классов) и, соответственно, примитивную структуру потребностей [С. 107].

Недостаточное интеллектуальное развитие, неспособность к абстрактному мышлению, установленные в результате криминологических исследований у всех лиц, совершивших побеги и убийства в ИУ, сказываются на преобладании у них эмотивных побуждений, т. е. прежде всего эмоций. При совершении же насильственных преступлений (а их в ИУ — не менее одной трети) в мотивации преобладает сложившаяся в течение довольно длительного времени отрицательно-эмоциональная установка к потерпевшему, сужающая до предела возможности сознания;

4. эмоциональная неустойчивость, несдержанность лица, ограниченные возможности самоуправления в экстремальных условиях, преобладание возбуждения над торможением, эмоций над разумом характерны для большинства осужденных, совершающих преступления в ИУ;

5. конформность, зависимость от других осужденных, обусловленная ограниченным кругом общения, невозможностью лица сменить по желанию эту среду по своему усмотрению в случае возникновения конфликтов и т. п., вызывает все-таки подсознательно естественное стремление вырваться из замкнутого круга и, как следствие, — побеги и иные проявления уклонения от наказания;

6. интровертированность осужденных, т. е. погружение в свои мысли, в свое «я». Отсюда — склонность к самоанализу, необщительность, пессимизм, скрытность и другие свойства, которые способны при отсутствии длительной разрядки разрешиться в эмоциональном взрыве — в злостном нарушении режима, хулиганстве, насилии, побеге;

7. повышенная тревожность, выражающаяся в страхах, осторожности, стремлении к минимизации контактов, постоянной погруженности в раздумья, вызывает в конечном счете невротическое или психическое заболевание, если не находит своей разрядки, в том числе и путем совершения преступления, особенно связанного с активными телодвижениями, т. е. чаще всего с насилием, половыми эксцессами;

8. повышенное самомнение, упрямство, а у особо опасных преступников в колонии или тюрьме — повышенный самоконтроль, которые наряду с организаторскими способностями содействуют формированию лидерства, организации и совершению тщательно подготовленных, как правило, тяжких преступлений в условиях изоляции, а потому трудно раскрываемых [14. С. 869].

Кроме того, особую роль играют различные психические состояния, как специфические для осужденных (тоска, уныние, угнетенность и т. п.), так и общие, типичные, например фрустрационные, стрессовые, аффективные, а также состояние опьянения и др., кратковременно протекающие, проявляющиеся непосредственно в момент совершения преступления, обычно усиливающие проявление относительно устойчивых свойств.

Внешние условия преступного поведения в местах лишения свободы заключаются в особенностях микросреды, содействующих или препятствующих развитию конфликтной криминогенной ситуации, а также непосредственному совершению там преступлений. Фактически они отражаются в различных недостатках деятельности ИУ. Вопрос о внешних условиях наиболее полно исследован в криминологической литературе и находит свое отражение чуть ли не в любом приказе, обзоре, справке и иных нормативных актах МВД, прокуратуры, так или иначе касающихся деятельности ИУ, борьбы с рецидивной преступностью. Здесь следует выделить технические и организационно-управленческие условия:

технические условия заключаются в техническом несовершенстве охранно-тревожной сигнализации, инженерно-технического оборудования, противобросовых устройств, системы круглосуточного наблюдения за осужденными, в отсутствии соответствующей аппаратуры для проверки содержания посылок и передач, осмотра автомашин, проведения как личных обысков, так и соответствующих обысков и осмотров в жилой и производственной зонах мест лишения свободы и т. п. ;

организационно-управленческие недостатки:

а) значительное превышение фактического контингента осужденных над лимитом насыщения некоторых колоний, что приводит как к неполной трудовой занятости, к трудностям их бытового устройства, так и к невозможности охватить всех осужденных воспитательной и иной работой по их исправлению и перевоспитанию;

б) неукомплектованность некоторых частей и служб ИУ высококвалифицированными кадрами (в том числе и оперативной, безопасности, оперативными дежурными, начальниками отрядов и др.), а также упущения в подборе, расстановке, повышении квалификации кадров, их профессионального мастерства;

в) низкая исполнительская дисциплина отдельных работников, в том числе руководителей частей, служб, колоний, отделов и управлений по исполнению уголовных наказаний в части организации контроля по выполнению приказов, указаний, директив МВД Республики Беларусь, касающихся безопасности, совершенствования оперативно-розыскной и предупредительной работы;

г) отсутствие постоянной и качественной информации у администрации о негативных явлениях и процессах, происходящих в среде осужденных, а главное — о конфликтных криминогенных ситуациях или неполнота этой информации, а также ненадлежащий ее учет и особенно оценка, проистекающие в основном из незнания должностными лицами показателей криминализации ситуаций, мер, необходимых к принятию в типичных ситуациях на данный момент, и из недостатков организации работы по обеспечению безопасности и оперативной работы;

д) непринятие своевременных мер по выявлению лидеров среди отрицательной части осужденных, авторитетов преступного мира, «воров в законе», враждующих группировок и по разложению их изнутри с целью предупреждения групповых и массовых эксцессов, насильственных преступлений и т. п. [21, с. 210]

В криминологической литературе (В.А. Елеонский, Ю.И. Лухтин) внешние условия выделяют в зависимости от непосредственных задач частей и служб ИУ, объекта их деятельности еще на две группы:

1. условия, создающие физическую возможность для совершения преступлений в местах лишения свободы, которые заключаются в основном в недостатках охраны и надзора за осужденными как в жилой, так и производственной зонах, что находит свое проявление в совершении ряда нарушений режима, приводящих к преступному поведению (различные виды обращения с запрещенными веществами и предметами, особенно проникновение наркотиков, спиртного, колюще-режущих предметов, оружия, и, кроме того, пьянство, игра в карты и другие азартные игры, установление нелегальных связей с вольнонаемными служащими, администрацией и др.). Эта группа условий проистекает в основном из упущений в деятельности службы режима и охраны, оперативной части колоний и тюрем;

2. условия, являющиеся следствием недостатков процесса по исправлению осужденных, т. е. по искоренению у них криминогенных мотиваций (извращенных потребностей, негативных ценностных ориентации, отрицательно-эмоциональных установок и т. п.), приведших их в свое время к совершению преступления и осуждению к наказанию в виде лишения свободы, т. е. такие обстоятельства, которые связаны прежде всего с целевым назначением колоний и тюрем. В свою очередь, эта группа условий является следствием недостатков деятельности отделов по воспитательной работе [14. С. 873].

Условиями, облегчающими совершение преступлений в местах лишения свободы, является техническое несовершенство систем круглосуточного наблюдения за осужденными, средств для личных досмотров и осмотров помещений. Широко распространены факты халатного отношения персонала ИУ к исполнению служебных обязанностей, утраты бдительности при несении службы подразделениями охраны.

Администрация многих пенитенциарных учреждений не в должной мере отдает себе отчет в том, что она должна строже регулировать и контролировать процессы, протекающие в среде осужденных; выступать высшим авторитетом для осужденных и подследственных, заключенных под стражу; ни в коем случае не уступать в противоборстве «ворам в законе» и другим криминальным лидерам. Каждый осужденный должен быть уверен, что именно у администрации и ни у кого другого он найдет справедливое решение своей проблемы, поскольку справедливость — одна из самых высоких ценностей среди людей, лишенных свободы.

2.3 Понятие и структура конфликтной криминогенной ситуации

Заслуживает внимательного изучения и социальная среда осужденных. В ней весьма значимо наличие конфликтной криминогенной ситуации — относительно длительное, напряженное состояние обостряющихся отношений между субъектами, выражающееся в возрастании степени тяжести повторяющихся и окончательно, одноактно, неразрешаемых конфликтов и в формировании негативно-эмоциональной установки друг к другу.

Это конфликтное состояние Под конфликтом обычно понимается одноразовое столкновение между субъектами в форме ссоры, драки, скандала и т. п. дает себя знать в колониях не только при совершении насильственных преступлений, связанных так или иначе с причинением физического вреда лицам, но и корыстных, при совершении побегов и др.

Структуру любой криминогенной ситуации образуют субъекты, объекты, содержание, методы и стадии.

Субъектами конфликтной криминогенной ситуации являются чаще всего противостоящие друг другу стороны взаимодействия:

а) с одной стороны — группа осужденных, с другой — администрация ИУ, с третьей — враждебная ей иная группа осужденных, т. е. различные виды межгрупповых ситуаций;

б) с обеих сторон по одному осужденному, т. е. диадические межличностные ситуации; либо конфликтная ситуация между осужденным, с одной стороны, и сотрудником ИУ — с другой;

в) с одной стороны — осужденный, а с другой — группа осужденных.

Наиболее опасны для деятельности ИУ такие межгрупповые конфликтные криминогенные ситуации, которые приводят к массовым эксцессам с участием большого количества осужденных. Это могут быть и эксцессы между враждующими группировками осужденных [14. С. 870].

Объект конфликтной ситуации — это какая-либо ценность, из-за которой происходят одноразовые конфликты, возникают проблемы, стрессы и т. п. (общие объекты), вокруг которых концентрируется напряженность отношений, усложняется проблема, обостряется стресс и т. д. (концентрирующие объекты) и из-за которых совершается преступление (предельные объекты). Объектами конфликтных криминогенных ситуаций в местах лишения свободы чаще всего являются:

а) в межгрупповых ситуациях — злоупотребления и произвол со стороны сотрудников и активистов-осужденных, права осужденных и т. п. ;

б) в диадических межличностных ситуациях среди осужденных — нарушение норм «кодекса арестанта», проигрыш в азартной игре и необходимость уплаты долга, принуждение к гомосексуальному акту, использование в отношении друг друга оскорбительных выражений и т. д.

Содержание конфликтной криминогенной Содержание криминогенной ситуации — это характер отношений между субъектами (т. е. их суть, смысл), а также тенденции развития связей между ними (иначе говоря, в каком направлении они развиваются, в какую сторону и к какому результату могут привести). ситуации в ИУ заключается, с одной стороны, в возникновении и поддержании напряженных отношений между субъектами, а с другой — в неуклонном обострении отношений между субъектами, которое может протекать резко, когда отношения между ними только обостряются без каких-либо улучшений с каждой встречей, или циклически, когда контакт между ними то улучшается, отношения теплеют, то снова ухудшается, отношения обостряются и с каждой встречей становятся все хуже.

Методы разрешения данной ситуации — это способы, средства воздействия, направленные на управление отношениями со стороны каждого из субъектов в отношении другого. По характеру, направленности воздействия методы можно разделить на:

— активно негативные, например агрессия вербальная (угрозы, оскорбления, клевета и т. д.) или физическая (истязание, мучение, пытки и т. п.), шантаж, взятка и прочие со стороны одного из субъектов;

— активно позитивные, например обращение за помощью к администрации, оказание сопротивления агрессии (необходимая оборона), явка с повинной и др. ;

— пассивные, т. е. бездеятельность, безразличие к развитию конфликтных отношений со стороны субъектов, осужденных или администрации, когда не принимаются никакие меры со стороны одного из субъектов, и это обычно приводит к осложнению ситуации [савихин, с. 31].

Стадии конфликтной криминогенной ситуации:

1. возникновение предкриминогенной ситуации, например проблемной, стрессовой, конфликтной;

2. перерастание предкриминогенной ситуации в криминогенную вследствие постепенного обострения отношений между субъектами;

3. исход конфликтной криминогенной ситуации — совершение преступления в ИУ [Усс, с. 36].

Таким образом, основными составляющими процессов детерминации пенитенциарной преступности являются следующие:

1) существование в ИУ неформальных норм общения осужденных. В результате их влияния осужденные вынуждены совершать противоправные действия. Поэтому до тех пор пока тюремная субкультура будет иметь большое регулирующее значение в отношениях между осужденными, совершение преступлений с их стороны неизбежно. Преступная субкультура — опасное социально-психологическое явление, способное самым отрицательным образом воздействовать на многие стороны общественной жизни, и прежде всего в местах заключения и лишения свободы;

2) слабая профессиональная подготовка немалого числа сотрудников ИУ, отсутствие у них опыта работы с осужденными;

3) недостаточная оперативно-профилактическая работа по предупреждению преступлений со стороны представителей администрации ИУ;

4) недостаточная воспитательная работа с осужденными. Она должна строиться с учетом криминологической характеристики пенальных преступных деяний и лиц, их совершивших. Индивидуальная работа с лицами, склонными к совершению преступлений, должна носить упреждающий характер;

5) ограниченное материально-техническое обеспечение всей системы исполнения наказаний;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой