Опустынивание Республики Калмыкия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Общие сведения о РК

2. Опустынивание — глобальная проблема

3. Основные факторы влияющие на развитие пустынь

3.1 Воздействие хозяйственного использования

3.2 Организационные причины деградации пастбищ

3.3 Влияние климата и его изменения на опустынивание

Заключение

Литература

Введение

Актуальность темы. В Калмыкии одним из основных проявлений негативных процессов, носящих глобальный характер, охвативших многие аридные регионы, и до сих пор полностью не оцененных последствий с экономической и социальной позиций является опустынивание. Масштабы, темпы и последствия опустынивания здесь приблизились к показателям стран Сахельского пояса.

Данная курсовая работа представляет собой исследование факторов, влияющих на развитие опустынивания в Республике Калмыкия.

В 1993 г. Указом Президента Республики Калмыкия территория республики была объявлена зоной экологического бедствия. Выход этого документа был связан с осознанием угрозы устойчивому развитию сопредельных регионов в связи с нарастающими темпами опустынивания в Калмыкии. По состоянию на 2011 год площадь открытых песков по данным ВНИАЛМИ (материалы дешифрирования космоснимков г. Волгоград) в Калмыкии составляет 126,2 тыс. га, сильно сбитых деградированных 436,3 тыс. га и средне сбитых 1605,2 тыс. га. [20]

Процессы антропогенного изменения засушливых территорий уже охватили 1,2 млн. км и представляют огромную социально-эколого-экономическую проблему. Рассматривая в целом аридную и семиаридную зоны Российской Федерации, можно считать, что Калмыкия, как территория, занимающая «ключевое» положение в южном регионе России, аккумулирующая на своей территории прямые и косвенные-антропотехногенные влияния, является ядром опустынивания. Поэтому проблемы борьбы с опустыниванием, дальнейшее освоение природных ресурсов не может рассматриваться изолированно от окружающих ее пространств.

Игнорирование этого социально-экологического явления федеральными властями может в ближайшем будущем стать причиной, в первую очередь социальных потрясений. Причем, не в одном регионе — Калмыкии, а в следующих субъектах Российской Федерации: Астраханской, Волгоградской, Ростовской, Саратовской областях, Краснодарском, Ставропольском краях, Республике Дагестан. Кроме них, опустыниванием охвачены и такие регионы, как Белгородская, Воронежская, Кемеровская, Курганская, Новосибирская, Омская, Оренбургская, Тюменская, Челябинская, Читинская области, Алтайский край, а также Башкирия, Хакасия, Тува, Бурятия.

Во вторую очередь, снижение биологической продуктивности отрицательно скажется и на реализации экономических интересов. В настоящее время эта проблема не является частным интересом одного региона, а носит межрегиональный характер.

По экспертным данным В. И. Петрова потери годичной продуктивности пастбищ в Калмыкии составляют около 206 тыс. т к. ед. Резко сократив агроресурсный потенциал земли, опустынивание на неопределенно долгое время ограничило население в средствах существования. Это создало множество социально-экономических и демографических проблем в регионе, усилило экологическую напряженность не только в очагах и ареалах опустынивания, но и на соседних землях.

Цель: определить воздействие различных факторов на опустынивание.

Объектом исследования исторические корни экологичеких проблем.

Предмет исследования — причины развития пустыни в Калмыкии.

Основные задачи:

1)рассмотреть состояние земель Калмыкии;

2)определить влияние различных факторов на деградацию земель. Методология исследования включает в себе метод анализа литературных данных.

1. Общие сведения о РК

Республика Калмыкия -- республика в составе Российской Федерации, субъект Российской Федерации, входит в состав Южного федерального округа.

Образована -- 4 ноября 1920 года.

Столица -- город Элиста.

Граничит -- на юге со Ставропольским краем, на юго-востоке -- с Республикой Дагестан, на севере -- с Волгоградской областью, на северо-востоке -- с Астраханской областью, на западе -- с Ростовской областью.

История образования

Вопрос об автономии рассматривался еще в 1917 году, но против создания автономии выступало руководство Астраханской губернии. Совнарком России не решал этот вопрос из-за гражданской войны в стране. Только в середине 1920 года, когда территория Калмыкии была полностью освобождена от белогвардейцев, руководство Калмыкии получила возможность готовить документ о создание автономии. К этому времени по ряду вопросов (финансовые, сельскохозяйственные) Калмыцкий исполком уже имел автономные полномочия. Летом 1920 года вопрос рассматривался в калмыцком представительстве при Народный комиссариат по делам национальностей. Его глава Амур-Санан представил доклад наркому Сталину. Материалы доклада были направлены из Нарконаца в Совнарком. Было принято решение о проведение в июле съезда калмыцкого народа в Яшкуле. В целях безопасности съезд прошел в Чилгире 1−9 июля. 354 делегата из них 291 имел решающий голос. На съезде был избран президиум съезда во главе председателя Чапчаева. В «Декларации прав трудового калмыцкого народа» было провозглашено создание автономной области. Предписывалось объединить разрозненные группы калмыков на территории автономии, организовать восстановление социально-политическую жизнь калмыков. Был создан ЦИК Советов Автономной области. Председателем стал Чапчаев. 4 ноября 1920 года декретом ВЦИК и СНК в составе РСФСР была создана Калмыцкая автономная область. В 1935 году исполнилось 15 лет Калмыцкой автономной области. Президиум ВЦИК СССР постановлением от 26 октября 1935 года преобразовал Калмыцкую автономную область в Автономную Советскую Социалистическую Республику. В декабре 1943 года часть калмыков была подвергнута репрессиям и выслана в районы Сибири: Алтайский, Красноярский края, Томскую, Омскую области. Автономная республика была упразднена, а после реабилитации в 1956 частично воссоздана сначала 9 января 1957 как автономная область, а затем 29 июля 1958 как АССР. В 1990 была принята декларация о суверенитете и преобразовании Калмыкии в союзную республику (ССР). Принятое в 1994 «Степное Уложение», названое так в память «конституции» Джунгарского ханства, признало республику субъектом и неотъемлемой частью Российской Федерации, одновременно декларируя преемственность по линии Джунгарское ханство -- Республика Калмыкия.

Географическое положение

Республика Калмыкия располагается на крайнем юго-востоке европейской части России. Протяжённость территории с севера на юг -- 448 км, с запада на восток -- 423 км.

Регион расположен в зонах степей, полупустынь и пустынь и занимает территорию с общей площадью 75,9 тыс. км?, что больше территории таких государств в Западной Европе как Бельгия, Дания, Швейцария и Нидерланды. Республика находится на юго-востоке европейской части Российской Федерации. Ее крайние координаты составляют 41°38' и 47°34' восточной долготы и 48°15' и 44°45' северной широты.

На территории Калмыкии условно выделяются три природно-хозяйственные зоны: западная, центральная и восточная. Западная зона охватывает территории Городовиковского и Яшалтинского районов, центральная зона -- территории Малодербетовского, Сарпинского, Кетченеровского, Целинного, Приютненского и Ики-Бурульского районов, восточная -- территории Октябрьского, Юстинского, Яшкульского, Черноземельского, Лаганского. Наиболее благоприятной по почвенно-климатическим условиям является западная зона. До 1943 года в состав республики входил Долбанский район (ныне Лиманский район Астраханской области). После восстановления автономии не был возвращен.

Весьма крупной специфической территорией восточной зоны являются так называемые Черные земли.

С юга территория Калмыкии ограничена Кумо-Манычской впадиной и реками Маныч и Кума, в юго-восточной части омывается Каспийским морем, на северо-востоке на незначительном участке граница республики подходит к реке Волге, а на северо-западе расположена Ергенинская возвышенность. В пределах территории республики северная часть Прикаспийской низменности называется Сарпинской низменностью, а в ее южной части находятся Черные земли. Господствующим типом рельефа республики, занимающим большую часть ее территории, являются равнины.

Климат

Климат республики резко континентальный -- лето жаркое и очень сухое, зима малоснежная, иногда с большими холодами. Континентальность климата существенно усиливается с запада на восток. Средние температуры января по всей республике отрицательные: от ?7 °C…-9 °C в южной и юго-западной её части до ?10 °C???12 °C на севере, минимальная температура января: ?35 °C???37 °C. Самые низкие температуры иногда достигают ?35 °C и ниже в северных районах. Особенностью климата является значительная продолжительность солнечного сияния, которое составляет 2180--2250 часов (182--186 дней) в году. Продолжительность тёплого периода составляет 240--275 дней. Средние температуры июля составляют +23,5 °C…+25,5 °C. Абсолютный максимум температуры в жаркие года достигает +40 °C…+44 °C, а 12 июля 2010 года в посёлке Утта воздух прогрелся до +45,4 °C -- это рекордная для России температура воздуха.

Повышение температуры воздуха наблюдается с севера на юг и юго-восток территории республики. В зимний период бывают оттепели, в отдельные дни -- метели, а иногда образующийся гололёд наносит ущерб сельскому хозяйству, вызывая обледенение травостоя пастбищ и озимых культур.

Специфической особенностью территории республики являются засухи и суховеи: летом бывают до 120 суховейных дней. Регион является самым засушливым на юге европейской части России. Годовое количество осадков составляет 210--340 мм. По условиям влагообеспеченности в республике выделяются четыре основных агроклиматических района: очень сухой, сухой, очень засушливый, засушливый.

Благодаря распространённости зон сильных ветров регион обладает значительными ветроэнергоресурсами, реализованными лишь в размере 3--5 млн кВт·ч/год на Калмыцкой ВЭС.

Гидрография

В северо-восточной части республики протекает река Волга (12 км). На юге республики на границе со Ставропольским краем расположено Чограйское водохранилище, на востоке -- Каспийское море, территория прибрежной зоны составляет 1,4 тыс. км?.

Реки: Кума, Маныч, Волга.

Озёра: Маныч-Гудило, Сарпинское озеро, Состинские озёра.

Почвы

На западе -- плодородные тёмнокаштановые, в центральной части светлокаштановые с обширными участками солонцов, на востоке -- бурые пустынно-степные (преимущественно песчаные) почвы с участками солонцов.

Животный и растительный мир

На территории республики обитают около 60 видов млекопитающих. На водоемах Калмыкии гнездятся около 130 видов птиц и более 50 видов встречаются во время сезонных миграций. 20 видов пресмыкающихся и 3 вида земноводных. В пределах республики отмечено 23 вида птиц, занесенных в Красную книгу Российской Федерации.

Территория республики находится в зоне полупустыни, характерной особенностью которой является комплектность растительного покрова, проявляющаяся в сочетании степных и пустынных участков, и является самым безлесным регионом Российской Федерации.

Экономика

Ведущие отрасли промышленности: пищевая (мясоконсервная, мясная, колбасная), лёгкая (швейная, трикотажная, меховая). Производство стройматериалов.

Крупнейшие предприятия: Элистинский мясокомбинат, Каспийский мясокомбинат, Каспийский мясоконсервный комбинат, Каспийский машиностроительный завод (автомобили со спецкузовами, автоцистерны), завод железобетонных изделий N12, Элистинский комбинат стройматериалов (кирпич, известь), швейное ПО.

Добыча нефти, природного газа. В эксплуатации находятся 9 газовых и нефтегазовых месторождений. Первоначальные балансовые запасы их составляют 12 376 млн. м3. За период эксплуатации из них добыто 6039 млн. м3. Остаточные запасы составляют 2998 млн. м3. Запасы свободного газа категории А+В+С1 по 10 месторождениям, находящихся в нераспределенном фонде составляют 2115 млн. м3., по категории С2−316 млн. м3.

В настоящее время на территории республики имеют лицензии на право пользования недрами следующие предприятия ООО Лукойл-Астраханьморнефть, ОАО Калмнефть, ООО Кавказтрансгаз, ДГП Калмнедра, ЗАО Калмпетрол, ОАО Калмгаз, ЗАО Н К Калмистерн, ЗАО КалмТатнефть, ООО Оникс Плюс, ОАО Калмыцкая нефтегазовая компания.

Добыча нефти за 2001 год составила 272 тыс.т. газа -48 млн. м3. Минерально-сырьевой комплекс, в частности топливно-энергетические ресурсы валяются основой экономики Республика Калмыкия.

Главные промышленные центры — Элиста, Лагань, Городовиковск.

Ведущая отрасль сельского хозяйства — животноводство (преимущественно тонкорунное овцеводство и мясное скотоводство), свиноводство и коневодство. Выращивают кормовые и зерновые (пшеница) культуры, овощи, бахчевые.

Минерально-сырьевая база

Калмыкия имеет весьма разнообразную минерально-сырьевую базу, основу которой составляют месторождения нефти, природного газа, полезных ископаемых, составляющих сырье для промышленности строительных материалов и др.

Территория Республика Калмыкия является высокоперспективной для поисков месторождений нефти и газа, как на суше, так и на прилегающей акватории Каспийского моря.

Впервые комплексное геологическое картирование территории республики с составлением карт геологической, гидрогеологической, геоморфологической, полезных ископаемых было проведено в 1960 году. Были выделены запасы нефти и газа на юго-востоке территории и западной части республики, запасы йодо-бромных вод, поваренной и калийной соли — на севере.

Современная нефтегазодобывающая промышленность Калмыкии базируется преимущественно на месторождении кряжа Карпинского, приуроченных к мезозойному нефтегазоносному этажу. Однако, основные перспективы нефтегазоносности связываются с подсолевым палеозоем, промышленная нефтегазоопасность которого доказана открытием в смежных областях Прикаспийской впадины крупных месторождений. На высокие перспективы Калмыцкого Прикаспия указывает и огромная мощность осадочной толщи, достигающая 20 км в осевой части Сарпинского мегапрогиба. К числу высокоперспективных следует отнести и палеозойские отложения кряжа Карпинского, имеющих мощность до 10−20 км, и промышленно нефтегазоносных в смежных областях Днепровско-Донецко-Припятского авлакогена.

Начальные суммарные ресурсы (НСР) углеводородов Республики Калмыкия по состоянию на 01. 01. 2001 г. оцениваются в 19,843 млрд.т. условного топлива (у.т.), в том числе жидких — 8,207 млрд.т. и газа — 11,635 трлн. куб.м. Из них по Калмыцкой части Прикаспийской нефтегазоносной провинции НСР — 14,243 млрд.т. у.т. в том числе жидких — 5,905 млрд.т. и газа — 8,338 трлн. куб.м. По кряжу Карпинского и северному борту Восточно-Маныческого прогиба начальные суммарные ресурсы оцениваются 5,599 млрд.т. УТ, в том числе жидких — 2,303 млрд.т. и газа — 3,297 трлн. куб.м.

Сейсморазведкой ОГТ подготовлены к поисковому бурению 62 структуры с прогнозными ресурсами нефти и газа 877,258 млн. т.у.т. (балансовыми) и 307,040 млн. т.у.т. (извлекаемыми с К изв- 0,35 по нефти и 0,9 по газу). По Прикаспийской впадине подготовлено к поисковому бурению 34 структуры с прогнозными ресурсами категории Д0 (С3)-819,7 млн. т.у.т., в том числе по газу подготовлено 29 структур с прогнозными ресурсам и — 700 630 млрд. куб. м и по нефти подготовлено 5 структур с прогнозными ресурсами 119,82 035,856 млн.т. По кряжу Карпинского подготовлено к поисковому бурению 28 структур с прогнозными ресурсами категории Д0 (С3) — 57,57 327,247 млн. т.у.т. в том числе по газу подготовлено 8 структур с прогнозными ресурсами — 13,11,6 млрд. куб. м и по нефти подготовлено 20 структур с прогнозными ресурсами 44,65 515,621 млн.т. В целом по газу сейсморазведкой ОГТ подготовлено к глубоком у поисковому бурению 37 перспективных структур с общими запасами категории Д0 (С3) — 712,783 641,504 млрд. куб.м., в том числе по Прикаспию 700 630 млрд. м3 и кряжу Карпинского 8 структур — 12,91 811,626 млрд. м3

Степень изученности Республики Калмыкия глубоким бурением невысокая и составляет 7,7 мкм2. Здесь пробурено 582 640 пог. км скважин на площади 75,9 тыс. м2 глубиной от 1000 до 500 м. Вместе с тем на глубину ниже 4500 м пробурено всего 450 скважин и по ним пройдено 17 372 м, что составляет 0,5 скв на 1 тыс. м2 и 0,23 м на 1 км², изученность сейсморазведкой ОГТ составляет 0,4 пог км на 1 км², что на порядок ниже изученности территорий сопредельных краев и областей. Степень разведанности начальных потенциальных ресурсов в целом составляет 0,5%, однако, если потенциальные ресурсы кряжа Карпинского разведаны на 1,6%, то перспективные основные районы юго-западной части Прикаспийской впадины (восточные и северные районы) разведаны только на 0,05%, в том числе по нефти разведанность составляет — 1,0%, по газу — 0,13%.

Всего на территории Республики Калмыкия числится 39 местонахождений углеводородного сырья, в том числе 18 нефтяных, 10 газовых, 6 нефтегазовых и 5 нефтегазоконденсатных.

Добыча нефти ведется на 23 нефтяных, нефтегазовых и нефтегазоконденсатных месторождений. Первоначальные балансовые запасы по этим месторождениям составляли 633 378 тысм.т., извлекаемые запасы составляли 21 462 тыс.т. За период эксплуатации добыто 129 356 тыс.т. Остаточные запасы по состоянию на 01. 01. 2000 г. составляют балансовые — 50 452 тыс.т., извлекаемые — 8526 тыс т.

В нераспределенном фонде числятся 5 небольших месторождения с балансовыми запасами 3591 тыс.т. и извлекаемыми запасами 481 тыс.т.

Запасы природного газа числятся по 17 месторождениям, в т. ч. по 10 газовым, 4 — газонефтяным и нефтегазовым и 3-м нефтегазоконденсатным с общим объемом 14 506 млн. м3. [16]

калмыкия опустынивание климат пастбище деградация

2. Опустынивание — глобальная проблема

Опустынивание определяется как разрушение засушливых и полузасушливых земель в результате климатических изменений и деятельности человека и «числится среди основных опасностей для окружающей среды всей планеты и общества», — подчёркивает документ созданный в рамках проекта эволюции экосистемы на грани тысячелетия, возглавляемого ООН. Происходит главным образом в аридных районах в результате естественных и преимущественно антропогенных факторов (сведение лесов, неумеренная эксплуатация пастбищ, нерациональное использование водных ресурсов при орошении земель и др.). Активная и часто неразумная хозяйственная деятельность человека в аридных регионах, занимающих около 30% площади суши, создала реальную угрозу нарушения экологического равновесия, превращая их в бесплодные и опасные для соседних районов, еще не затронутых процессом опустынивания. Возрастающее опустынивание в мире представляет одну из самых больших проблем для окружающей среды и является помехой развитию, говорится в докладе ООН.

«Опустынивание стало глобальной проблемой, которая затрагивает всех и которой уделяется слишком мало внимания», — поясняет агентству Франс-пресс Зафар Адель, помощник директора Института воды Университета ООН и основной автор доклада, опирающегося на наблюдения 1300 специалистов из 95 стран в течение четырёх лет. Это явление может оказать воздействие на два миллиарда человек, живущих в засушливых и полузасушливых зонах. Уже сегодня 250 миллионов испытывают прямое воздействие опустынивания, больше всего в Африке, уточняет Адель. Бедное население, чьи земли превращаются в пустыню, бегут в развитые страны, увеличивая их проблемы.

Аридизация почвы — это сложный и разнообразный комплекс процессов уменьшения увлажненности обширных территорий и вызванных этим сокращения биологической продуктивности экологических систем «почва — растения». Проявления аридизации (от частных засух до полного опустынивания на обширных территориях Африки, Юго-Восточной и Южной Азии, ряда стран Южной Америки) крайне обостряют проблемы продовольствия, кормов, воды, топлива, вызывают глубокие изменения экосистемы. Угодья, окаймлявшие пустыни, не выдерживают нагрузки и сами превращаются в пустыни, что приводит к ежегодной потере тысяч гектаров пригодных для сельского хозяйства земель. Процесс усугубляют и примитивное земледелие, нерациональное использование пастбищ и других сельскохозяйственных угодий, хищническая эксплуатация огромных территорий, которые возделываются без всякого севооборота или ухода за почвами. [6]

Опустынивание коснулось и России. Особенно остро эта проблема стоит в Республике Калмыкия. Основными признаками опустынивания стали увеличение площади подвижных песков, снижение продуктивности пастбищ, истощение местных источников водоснабжения. В период максимального опустынивания (в 1985 г.) территория экологического бедствия в наиболее подверженной территории Черные земли занимала площадь 3760 км2, окружающая ее территория — 8130 км2. В настоящее время площади эти уменьшились — соответственно до 2780 км2 и 6900 км2, что свидетельствует о стабилизации за последнее десятилетие процессов экологической деградации. Однако и сегодня большая часть территории Черных земель остается разрушенной. Более 1 млн га некогда высокопродуктивных пастбищ превратились в пространство открытых песков, с территории которых практически выведено почти все поголовье сельскохозяйственных животных, а регион Черных земель сегодня известен миру как единственная европейская пустыня. ЮНЕСКО приняла решение о включении региона Черных земель в мировую сеть биосферных заповедников. [5]

Экстенсивное использование территории Калмыкии на протяжении полутора веков сопровождалось нарушением экологического равновесия как в компонентном, так и в территориальном аспектах, что привело к серьезным экологическим и экономическим просчетам, негативно отразилось на важнейших природных свойствах земельных ресурсов, и прежде всего — на их продуктивности.

Географическое положение территории обусловливает изначально низкое потенциальное плодородие почв. Так, в составе сельхозугодий 48,9% засоленных земель, причем в полупустынной зоне доля их возрастает до 57,3%. Сверх того, почвы испытывают значительную антропогенную нагрузку, причем земли используются нерационально. В результате, площадь сельхозугодий, подверженных эрозии, с 1975 по 1996 год выросла с 28,2% до 41%. Выявлено снижение гумуса в почвах пашни до 48% от исходного содержания. В связи с ухудшением мелиоративного состояния орошаемых земель, их площади в последние годы сокращаются. 62,5% орошаемых земель находится в неудовлетворительном состоянии.

В особенно плохом положении находятся восточные районы республики, где развиваются процессы опустынивания. Биологический потенциал кормовых угодий под влиянием природных факторов и сельскохозяйственной деятельности значительно снизился. Урожайность пастбищ восточной зоны сократилась в 2−2,5 раза, сбитость — увеличилась во столько же раз. Площади открытых песков составили 211,4 тыс га.

Классические степные и полупустынные сообщества, составляющие кормовую базу животноводства, на большей части территории республики видоизменились. Запасы кормов за десятилетний период уменьшились с 6. 918,6 до 5. 699,3 тыс. ц. корм. ед. Площади сбитых пастбищ, особенно в полупустынной и сухостепной зонах, выросли с 2. 464,4 тыс га (49%) до 2. 728,1 тыс га (54%). [9]

3. Основные факторы способствующие развитию пустынь

Природные:

Неблагоприятные климатические условия

Ветровая и водная эрозия

Ускоренная дефляция

Антропогенные:

Засоление

Чрезмерная нагрузка на пастбища

Интенсивная распашка

Выжигание сухой травы

В Калмыкии определяющими факторами ее изменения и ухудшения являются процессы воздействия солнца и ветра, гидрометеорологические явления: действие солнца и ветра ведет к опустыниванию, а деятельность человека -- засолению земель и сбиванию пастбищ.

Действие ветра рассматривают обычно по такой схеме: пастбища выбиваются скотом -- идет процесс ветровой эрозии -- наступают пески. В силу почвенно-климатических и ландшафтно-географических особенностей Калмыкию (как и весь Северный Прикаспий) можно считать северо-западной оконечностью среднеазиатского экологического региона, где ветры имеют преобладающее восточное направление. Они несут с собой значительное количество пыле-солевой взвеси, поднятой со дна высыхающего Аральского моря. Ежегодно оттуда поднимается 15--18 млн т твердых частиц, которые выпадают на земную поверхность по пути следования, что приводит к изменению солевого режима почвогрунтов, к накоплению привнесенных микроэлементов. Этот процесс создает новый геохимический фон, способствующий угнетению природной растительности вплоть до ее исчезновения, ведет к ослаблению дернообразующего слоя, к опесчаниванию и дальнейшему опустыниванию.

Процессы опустынивания есть и в районах интенсивного земледелия -- в Ергенях, где нарушен естественный баланс компонентов экосистем различного уровня в результате повсеместной распашки земель под монокультуры. Вследствие этого в почве уменьшается количество гумуса, происходит постепенное опустынивание до средней и сильной степени из-за «срабатывания» гумусового слоя. В результате длительного воздействия засух и активного вмешательства человека природа целых регионов кардинально изменяется. [7]

Калмыкия, в советский период испытала мощное антропогенное воздействие, спровоцировавшее процесс опустынивания, который существенно изменил природную среду. Наблюдается существенная деградация растительного покрова пастбищ.

На протяжении нескольких веков здесь преобладало скотоводство, причем соотношение численности верблюдов, коней и овец позволяло поддерживать экологическое равновесие и сохранять растительный покров. Но во второй половине XX в. в регионе были созданы крупные коллективные овцеводческие хозяйства, а поголовье верблюдов уменьшилось с 40% до 6,7%, что привело к истощению пастбищ. Земельный фонд стал использоваться очень интенсивно, но не рационально и не дальновидно. Например, на равнинах у подножия Ергеней в районе старого русла реки Волги начали культивировать рис. Для заполнения водой рисовых чеков использовалась вода небольших речек, стекавших с гор. В результате были получены обнадеживающие урожаи, но уже через несколько лет водные потоки иссякли, питавшиеся ими озера резко обмелели, а рисовые чеки были заброшены.

В смежных районах Прикаспийской равнины была проложена сеть оросительных каналов, что привело к интенсивному вторичному засолению почв и подтоплению более сорока населенных пунктов. Кроме того, началось строительство южного участка канала «Волга — Чограй», но, к счастью, проект не был реализован.

Выяснилось, что в сухие сезоны ветер интенсивно увеличивает созданные человеком углубления, и в песчаных поверхностных отложениях появляются протяженные понижения и бугры. Интенсивно идет процесс опустынивания. Подобные длительные антропогенные нагрузки и нерациональное использование территорий превратили район Черных степей Калмыкии из плоской степной равнины с устойчивым травянистым покровом в подвижное песчаное море, лишенное растительности и непригодное для сельского хозяйства, в том числе из-за выпаса скота из Астраханской области, Ставропольского края и Дагестана. В итоге почти 83% земель практически превратились в пустыню. Русский академик К. М. Бэр, изучивший и описавший сто лет назад равнинные территории Калмыкии и Нижнего Поволжья, сегодня не узнал бы их. Так, после распада СССР сельское хозяйство Калмыкии пришло в упадок, антропогенные нагрузки на равнины резко сократились, и природа начала понемногу восстанавливаться. Травяной покров стал более густым, прекратили движение зыбучие пески. Поголовье копытных, преимущественно сайгака, начало возрастать. В хозяйствах местных крестьян снова появились верблюды, которые не выбивают степную растительность. В сухих степях и полупустынях, подобных калмыцким и восточно-монгольским, результаты естественной рекультивации нарушенной растительности проявляются через 5 лет после снятия антропогенных нагрузок. Правда, восстановленная природа беднее, чем изначальная.

В результате непродуманной хозяйственной деятельности на территориях, подвергнутых опустыниванию в Калмыкии произошли глубокие необратимые деградационные изменения природной среды и в первую очередь ее эдафической части. Это повлекло за собой резкое снижение биоразнообразия фито- и зооценозов и разрушения природных экосистем. Специалисты отмечают, что там, где по условиям рельефа, качества почвы, мощности первостоя можно было выпасать только одну овцу, выпасалось в десятки раз больше. В результате, травянистые пастбища превратились в эродированные земли. Так, например, только за последние пять лет площадь песков в Калмыкии увеличилась более чем на 50 тыс. га.

На пашне также произошли изменения. За период с 1965 г на рассматриваемой территории произошли три пыльные бури. В результате этих бурь пашне сдуто от 4 до 6 см почвы. Кромее того, на склонах действие пыльных бурь увеличилось водной эрозией почв. Небольшая мощность почвенного покрова (до 50 см) под воздействием воды и ветра в общем по местности уменьшена более чем на половину. [6]

3.1 Воздействие хозяйственного использования

Территория Западного Прикаспия по природно-климатическим условиям исторически определилась как крупная и экономически выгодная кормовая база для тонкорунного и полутонкорунного овцеводства и использовалась в основном как зимние отгонные пастбища.

В 1947 -1949 гг. пастбища находились в хорошем состоянии. Различной степенью сбоя было охвачено 9% территории. В этот период на зимовку в зону Черных земель выводили свое овцепоголовье хозяйства Астраханской, Ростовской областей и Ставропольского края. В этот период (до 1958) сенокосные пастбища составляли 41% площади кормовых угодий, на которых заготавливался страховой запас кормов для зимующего поголовья. Учитывая высокие кормовые достоинства трав на зимних пастбищах (прутняк в 100 кг зеленого корма зеленого корма содержит 18,2 к. ед. и 3,2 кг переворимого протеина; люцерна соответственно 23 к. ед. и 4 кг переворимого протеина), хозяйства обходились практи- чески без подкормки овцепоголовья концентрированными кормами, что делало овцеводство высокорентабельной отраслью в условиях отгонного ее ведения.

Для повышения рентабельности хозяйства ежегодно увеличивали количество овцепоголовья вводимого на Черные земли в зимний период без учета допустимо нагрузки на пастбища. Это приводило к их чрезмерному перетравливанию и сбою. Началась деградация пастбищ.

К 1959 году сильносбитые пастбища составляли 32%, через 23 года (к 1972 г.) — 59% и к 1986 году, т. е. через 36 лет они составили уже 76%.

Сенокосопригодные пастбища к этому времени (1960г.) уже не могли обеспечить заготовку страхового запаса кормов и тогда, в целях сокращения издержек по завозу кормов, хозяйства Ставропольского края, Ростовской области и Калмыцкой АССР стали вести распашку пастбищ под посевы кормовых культур (рожь на сено, кукурузу на силос) без последующего залужения распаханных площадей.

Одновременно следует заметить, что хозяйства — землепользователи не проводили никаких работ по восстановлению деградированных пастбищ.

Не получая с распаханных площадей нужного количества кормов, хозяйства вынуждены были завозить на Черные земли грубые корма (солома) с основного землепользования.

Кроме того, из-за постоянного перетравливания пастбищ ценные, в кормовом отношении травы (полынь, прутняк, житняк) стали выпадать и их место заняли сорные и ядовитые травы (ковыль, волосатик (тырса), дурнишник обыкновенный, липучка раскидистая и др.). Ковыль сплошными массивами вытеснила другую поедаемую растительность и фактически эти территории потеряли ценность как овечьи пастбища.

Процесс деградации пастбищ был обусловлен так же и тем, что не выдерживались сроки пребывания овцепоголовья на зимних пастбищах, для которых, при бессистемной пастьбе особенно губительно пребывание животных в первый период начала весенней вегетации, когда большая часть всходов выдергивается с корнем_или затаптывается животными. Постановлением Совета Министров РСФСР были установлены сроки содержания овец на Черных землях с 15 октября до I апреля.

Однако большинством хозяйств эти сроки не выдерживались, что усугубляло положение

Таким образом, регион Черных земель и Кизлярских пастбищ, считавшийся ранее золой дешевого нажировочного пастбищного корма для овец постепенно превращался в зону зимнего дорогостоящего содержания поголовья на привозных кормах. За это же время в рационе овцепоголовья возросло потребление концентрированных кормов.

Перегон и содержание овцепоголовья для хозяйств Ставропольского края и Ростовской области стал экономически нецелесообразным и с 1972 года они прекратили отгонное животнодство, не произведя никаких работ по улучшению пастбищ и закреплению образовавшихся результате распашки в открытых песков.

По этим же причинам 13 лет спустя (с 1985 г.) прекратили использование отгонных пастбищ хозяйства Черноярского и Енотаевского районов Астраханской области. [1]

В связи с прекращением ведения отгонного животноводства хозяйствами Ростовской области и Ставропольского края, на этих землях были организованы стационарные хозяйства Калмыцкой АССР, специализированные на производстве овцеводческой продукции. Началось интенсивное освоение территории: строительство жилья, объектов культурно-бытового назначения, животноводческих и других производственных объектов, а также строительство водохозяйственных и орошаемых земель. Однако вопросам восстановления продуктивности пастбищ и закрепления открытых развеваемых песков должного внимания практически на местах уделено не было. Пастбища, как основное средство производства в условиях полупустынного овцеводства, остались вне поля зрения хозяйственных органов, органов планирования и местных директивных органов.

Мероприятия по улучшению пастбищ почти не осуществлялись, сезонные пастбища стали эксплуатироваться круглогодично, бессистемно. Не была изменена технология использования пастбищ в связи с их круглогодовой, нагрузкой. Ежегодно хозяйствам устанавливался план выходного поголовья с ростом по годам пятилетки, увеличение объемов производства шерсти и мяса без учета предельно-допустимой нагрузки на пастбища. Руководство и специалисты хозяйств поощрялись и поощряются материально и морально при выполнении основного показателя — выполнения плана выходного поголовья при обязательном выполнении планов производства мяса и шерсти.

Материалы почвенно-геоботанического обследования проведенные институтом «Южгипрозем» (г. Ростов-на-Дону) свидетельствуют о том, что именно с 1973 г., т. е. с момента организации стационарных хозяйств и интенсивного «освоения» этой территории, процессы опустынивания получили наибольшее развитие и привели к катастрофическому состоянию не только пастбищного хозяйства этой зоны, но и прилегающих территорий.

Еще большую опасность представляют распаханные земли с легким механическим составом. Хозяйства Астраханской области ежегодно, для выращивания арбузов распахивали на Черных землях (на закрепленной за ними территории отгонных пастбищ) до 5 тыс. га пастбищ, и вели, так называемое, кочевое («переложная система») земледелие, т. е. распахивали пастбища, получали урожай арбузов, а затем без залужения оставляли. Под действием сильных ветров эти площади становятся очагами ветровой эрозии, превращаются в барханные пески.

В условиях, когда большую часть территории Черных земель занимают почвы легкого механического состава, отличающиеся слабой эрозионной устойчивостью, когда постоянно расширяются процессы сбоя пастбищ, а вместе с этим появляются сплошные массивы, лишенные растительности, процессы опустынивания территории получили наивысшую интенсивность проявления.

По данным проведенных институтом «Южгипрозем» обследований, в 1956—1959 гг. ветровой эрозии подвержены 3. 5% территории Черных земель, в 1971—1972 гг. — 37.2, в 1984 -1986 гг. уже 94,6%. На Черных землях развеваемые пески в 1994 — 1996 гг. занимают 497,4 тыс. га. или 16% территории. Анализ обследовательских и картографических материалов показывают, что площадь лесков в регионе увеличивается на 40−50 тыс. гектаров ежегодно. [2]

3.2 Организационные причины деградации пастбищ

Анализируя причины низкой эффективности комплекса мер по управлению процессами охраны, восстановления, эксплуатации пастбищ Черных земель и работами по фитомелиорации следует сказать следующее.

Первая причина — отсутствие Комплексной программы по предотвращению процесса опустынивания и восстановлению продуктивности деградирования пастбищ. Вопрос этот надо рассматривать в комплексе мер препятствующих возможности нарушения нормального воспроизводства продуктивности пастбищ. Главная цель программы должна быть не в том, чтобы обеспечить животноводство региона кормами любой ценой (как решалось в советское время), а в том, чтобы обеспечить достаточное производство кормов дешевых, за счет потенциала пастбищ, приведя в экологическое равновесие хозяйственные потребности с биологическими возможностями фитоценозов (пастбищ аридной зоны).

В условиях сложившегося хозяйственного механизма, когда хозяйства заинтересованы не в восстановлении пастбищ, а в получении максимального количества дешевого корма и выполнении плана с минимальными издержками, когда план по производству продукта и задание по улучшению пастбищ хозяйству устанавливается одним органом (РАПО), когда контрольные функции за правилами использования земель находятся тоже в РАПО (или Агропроме) — решение проблемы улучшения пастбищ делается невозможным. Восстановить или улучшить пастбища можно в том случае, если освободить их от скота на время улучшения. Поскольку хозяйство живет за счет производства продукции, и поголовье ему планируется на всю площадь пастбищ, хозяйство (район или республика), имея план производства продукции животноводства, никогда не пойдет на освобождение пастбищ.

Поэтому, поскольку хозяйственная и природоохранная деятельность внутри одного ведомства вступают в противоречие приводящее сначала к уничтожению части основных средств производства (пастбищ), а затем и самого производства (животноводства) решить этот вопрос можно только в том случае, если вывести его за рамки отрасли. Это вторая причина.

Третья причина — несогласованность и нескоординированность действий многих исполнителей. Располагая небольшими мощностями в регионе, предприятия Минлесхоза РСФСР, Госагропрома РСФСР, Минводхоза. РСФСР и др. вели работы на ничтожно малых площадях — по 300−400 га. В случае удачно проведенных работ (а в аридной зоне это закономерно) такие участки становились зелеными оазисами, где концентрировалось поголовье диких и домашних животных и уберечь от потрав мелкие контуры невозможно. Распыленность средств и усилий при попытке закрепить развеваемые пески на большей площади тоже усугубляли проблему.

Четвертая причина — отсутствие прочной научной базы в регионе Западного Прикаспия по вопросу ведения пастбищного хозяйства. Ни в одном из имеющихся в регионе институтов нет даже лабораторий пастбищного хозяйства, лабораторий интродукции и селекции пастбищных растений. Имеющиеся отделы и станции различных институтов (ВНИАЛМИ, ВНИИК, КНИИМС) решали задачи своих отраслей, не координируя свои планы научных работ с общей задачей восстановления и использования пастбищ аридной зоны. .

Пятая причина — несовершенство системы планирования и финансирования мелиоративных работ.

При планировании не учитывается реальное состояние природных ресурсов, в частности, состояние пастбищ, динамика их сбоя, фактическая кормоемкостъ. Отчеты службы землеустройства, даже на том уровне достоверности, который они имеют сегодня, не принимаются во внимание при планировании выходного поголовья скота, уровня обеспеченности кормами, продуктивности и, наконец, объемов производства животноводческой продукции Поэтому, поскольку хозяйственная и природоохранная деятельность внутри одного ведомства вступают в противоречие приводящее сначала к уничтожению части основных средств производства (пастбищ), а затем и самого производства (животноводства) решить этот вопрос можно только в том случае, если вывести его за рамки отрасли. Это вторая причина.

Третья причина — несогласованность и нескоординированность действий многих исполнителей. Располагая небольшими мощностями в регионе, предприятия Минлесхоза РСФСР, Госагропрома РСФСР, Минводхоза. РСФСР и др. вели работы на ничтожно малых площадях — по 300−400 га. В случае удачно проведенных работ (а в аридной зоне это закономерно) такие участки становились зелеными оазисами, где концентрировалось поголовье диких и домашних животных и уберечь от потрав мелкие контуры невозможно. Распыленность средств и усилий при попытке закрепить развеваемые пески на большей площади тоже усугубляли проблему.

Четвертая причина — отсутствие прочной научной базы в регионе Западного Прикаспия по вопросу ведения пастбищного хозяйства. Ни в одном из имеющихся в регионе институтов нет даже лабораторий пастбищного хозяйства, лабораторий интродукции и селекции пастбищных растений. Имеющиеся отделы и станции различных институтов (ВНИАЛМИ, ВНИИК, КНИИМС) решали задачи своих отраслей, не координируя свои планы научных работ с общей задачей восстановления и использования пастбищ аридной зоны. .

Пятая причина — несовершенство системы планирования и финансирования мелиоративных работ.

При планировании не учитывается реальное состояние природных ресурсов, в частности, состояние пастбищ, динамика их сбоя, фактическая кормоемкостъ. Отчеты службы землеустройства, даже на том уровне достоверности, который они имеют сегодня, не принимаются во внимание при планировании выходного поголовья скота, уровня обеспеченности кормами, продуктивности и, наконец, объемов производства животноводческой продукции. Поэтому, поскольку хозяйственная и природоохранная деятельность внутри одного ведомства вступают в противоречие приводящее сначала к уничтожению части основных средств производства (пастбищ), а затем и самого производства (животноводства) решить этот вопрос можно только в том случае, если вывести его за рамки отрасли. Это вторая причина.

Третья причина — несогласованность и нескоординированность действий многих исполнителей. Располагая небольшими мощностями в регионе, предприятия Минлесхоза РСФСР, Госагропрома РСФСР, Минводхоза. РСФСР и др. вели работы на ничтожно малых площадях — по 300−400 га. В случае удачно проведенных работ (а в аридной зоне это закономерно) такие участки становились зелеными оазисами, где концентрировалось поголовье диких и домашних животных и уберечь от потрав мелкие контуры невозможно. Распыленность средств и усилий при попытке закрепить развеваемые пески на большей площади тоже усугубляли проблему.

Четвертая причина — отсутствие прочной научной базы в регионе Западного Прикаспия по вопросу ведения пастбищного хозяйства. Ни в одном из имеющихся в регионе институтов нет даже лабораторий пастбищного хозяйства, лабораторий интродукции и селекции пастбищных растений. Имеющиеся отделы и станции различных институтов (ВНИАЛМИ, ВНИИК, КНИИМС) решали задачи своих отраслей, не координируя свои планы научных работ с общей задачей восстановления и использования пастбищ аридной зоны. .

Пятая причина — несовершенство системы планирования и финансирования мелиоративных работ.

При планировании не учитывается реальное состояние природных ресурсов, в частности, состояние пастбищ, динамика их сбоя, фактическая кормоемкостъ. Отчеты службы землеустройства, даже на том уровне достоверности, который они имеют сегодня, не принимаются во внимание при планировании выходного поголовья скота, уровня обеспеченности кормами, продуктивности и, наконец, объемов производства животноводческой продукции Поэтому, поскольку хозяйственная и природоохранная деятельность внутри одного ведомства вступают в противоречие приводящее сначала к уничтожению части основных средств производства (пастбищ), а затем и самого производства (животноводства) решить этот вопрос можно только в том случае, если вывести его за рамки отрасли. Это вторая причина.

Третья причина — несогласованность и нескоординированность действий многих исполнителей. Располагая небольшими мощностями в регионе, предприятия Минлесхоза РСФСР, Госагропрома РСФСР, Минводхоза. РСФСР и др. вели работы на ничтожно малых площадях — по 300−400 га. В случае удачно проведенных работ (а в аридной зоне это закономерно) такие участки становились зелеными оазисами, где концентрировалось поголовье диких и домашних животных и уберечь от потрав мелкие контуры невозможно. Распыленность средств и усилий при попытке закрепить развеваемые пески на большей площади тоже усугубляли проблему.

Четвертая причина — отсутствие прочной научной базы в регионе Западного Прикаспия по вопросу ведения пастбищного хозяйства. Ни в одном из имеющихся в регионе институтов нет даже лабораторий пастбищного хозяйства, лабораторий интродукции и селекции пастбищных растений. Имеющиеся отделы и станции различных институтов (ВНИАЛМИ, ВНИИК, КНИИМС) решали задачи своих отраслей, не координируя свои планы научных работ с общей задачей восстановления и использования пастбищ аридной зоны. .

Пятая причина — несовершенство системы планирования и финансирования мелиоративных работ.

При планировании не учитывается реальное состояние природных ресурсов, в частности, состояние пастбищ, динамика их сбоя, фактическая кормоемкостъ. Отчеты службы землеустройства, даже на том уровне достоверности, который они имеют сегодня, не принимаются во внимание при планировании выходного поголовья скота, уровня обеспеченности кормами, продуктивности и, наконец, объемов производства животноводческой продукции. В регионе площадь пастбищ уменьшилась на 500 тыс. га за счет образования открытых песков, должно было быть уменьшено и поголовье на 250 тыс. овец (из расчета 0,5 овцы на гектар). Фактически поголовье выросло на 272 тыс. голов, что приводит, из-за недокорма, к снижению продуктивности животных и ускорению процесса деградации пастбищ.

В системе Госагропрома СССР не был решен вопрос о порядке финансирования фитомелиоративных работ. Госагропромы союзных республик располагают средствами, полученными от промышленных и других несельскохозяйственных предприятий за отвод земли в качестве компенсации за недобор сельскохозяйственной продукции. В аридной зоне такие отчисления были незначительны и их было недостаточно, чтобы провести необходимые работы.

При нерешенности вопроса об источниках финансирования работ по закреплению песков и восстановлению пастбищ региона плановых заданий по этим видам работ не устанавливалось.

За выполнение этого вида работ не предусматривалось мер морального или материального поощрения как фактора признания полезности для общества.

Определив пять основных причин низкой эффективности организационно-хозяйственных мер по борьбе с опустыниванием Черных земель в период наибольшего развития опустынивания (80 — е годы), которые можно сформулировать как отсутствие комплексной целевой программы в регионе, несовершенство организационной структуры управления процессом охраны пастбищных ресурсов региона, слабая научно-производственная база и несоответствие форм и методов планирования фитомелиоративных работ в регионе — можно определить пути решения этой важной для региона задачи. 1]

3.3 Влияние климата и его изменения на опустынивание

Процессы опустынивания в Калмыкии начали развиваться еще в конце 19 века. С тех пор состояние земель Калмыкии сильно изменились, как известно, в худшую сторону. Весь этот отрезок времени можно условно разделить на 3 периода.

За базисный период принят период с 1881—1940 гг., когда антропогенное воздействие на природу было минимальное, а количество инструментальных наблюдений достаточно полноценное — 330 точек. Добазисный — (1881−1915 гг.) характеризуется небольшим воздействием, недостатком точек наблюдений. Послебазисный — (1940−1964 гг.) максимальная трансформация всех компонентов природной среды. Послебазисный — (1961−1981 гг.) функционирование современного природно-антропогенного ландшафта.

Регион находится под влиянием воздушных масс Атлантики, Арктики, Казахстана, Средней Азии, Черного и Каспийского морей. Поэтому создается достаточно пестрая картина массопереноса, осложненная мезорельефной мозаичностью и пестротой растительного покрова, которая может служить причиной возникновения аномалий, вызывая неустойчивый гидротермический режим.

По сумме годовых осадков на базисный период (1881−1940 гг.) зафиксировано 12 аномалий аридизации, составляющих 7,4% площади (1,4−17,3%) и 13 аномалий гумидизации на площади 5,7% (3,4−7,4%). Наиболее крупные очаги опустынивания приурочены к зонам аридизации, где количество осадков на 40−100 мм меньше, чем на прилегающей территории. Зоны гумидизации часто располагаются в пойменных районах и возвышенностях, покрытых лесом.

В целом увеличение аридности С З Прикаспия отмечается с северо-запада на юго-восток. Однако четкой зональной изменчивости аридности (NIA) не отмечается из-за влияния Каспийского моря, крупных водных артерий, мезорельфных особенностей и трансграничной циркуляции воздушных масс.

Наиболее тяжелая агроклиматическая обстановка отмечается в зонах аридизации. В южной части региона (Черные земли) агроклиматическая аномалия аридизации ограничивается изолинией NIA=0,76, а внутри неё располагаются очаги с NIA=0,79−0,84. В северной и северо-восточной части региона границы аномалий проходят через 0,5−0,58, возрастая к центру очага до 0,56−0,69. Здесь, в пустынной и полупустынной зонах, аборигенные фитоценозы имеют потенциальную урожайность менее 6−8 ц/га, в степной зоне до 15 ц/га.

Агроклиматические аномалии гумидизации имеют улучшенный режим увлажнения и более высокую продуктивность травостоя — 9,1−24, 0 ц/га.

Уменьшение количества метеопостов к 1961−1981 гг. позволило достоверно судить о реальных аномалиях и потенциальных, выявленных по косвенным признакам.

За вековую историю (1881−1981 гг.) интенсивного земледелия и трансформации природных ландшафтов установлено, что 90% территории имеет несбалансированный режим увлажнения. Из них около 30% предрасположено к аридизации, 25% - к гумидизации, 45% - характеризуются флуктуационным режимом, то есть здесь попеременно (через 10−30 лет) проявляются противоположные тенденции.

На территориях (10%), где хорошо сохранились коренные аборигенные фитоценозы и природные ландшафты (Волгоградское Заволжье, Р. Калмыкия около п. Нарын-Худук), сохраняется климатическая стабильность, где необходимо проводить мониторинг, так как они являются индикаторами естественных климатических флуктуаций.

Сложившийся режим увлажнения хорошо объясняется глобальной циркуляцией атмосферы и антропогенной деятельностью, направленной на трансформацию ландшафтов. Выявленные региональные особенности (по 3 периодам) изменения годового количества осадков свидетельствуют о тенденции нивелировки увлажнения территории за счет выравнивания подстилающей поверхности и сходности современных агроландшафтов.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой