Ораторское искусство А.Ф. Кони

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОРАТОРСКОЕ ИСКУССТВО А.Ф. КОНИ

Оглавление

Введение

1. Краткая история жизни и деятельности А.Ф. Кони

1.1 Юридическая деятельность

1.2 Научная и педагогическая деятельность

1.3 Дела А. Ф. Кони исторического значения

2 Сила ораторского искусства А.Ф. Кони

2.1 Образ судебного оратора

2.2 Особенности судебной речи

2.3 Характерные приемы выразительности речи

2.4 Характерные приемы подготовки и построения речи

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

В условиях укрепления российской государственности, коренных изменений правосознания граждан, реформирования судебной системы, радикальных перемен в содержании и методах юристов особое значение приобретает возрождении и изучение традиций школы русского (отечественного) судебного красноречия.

В этой связи необходимо отметить таких блестящих судебных ораторов, как А. Ф. Кони, К. К. Арсеньев, Ф. Н. Плевако, В. Д. Спасович и многих других, которые обладали огромной силой воздействия, приковывали внимание широкой общественности.

Целью настоящей работы является выявление содержательных черт отечественного риторического идеала на примере ораторского искусства А. Ф. Кони, проявляющего свой дар убеждения, как в обвинительных речах, так и при рассмотрении дел в качестве председательствующего.

В соответствии с поставленной целью выделены следующие задачи:

— представление личной характеристики А. Ф. Кони, раскрытие исторического значения его деятельности, посредством прослеживания основных событий жизни и поведенческих установок знаменитого судебного деятеля;

— описание образа судебного оратора, раскрытие значения нравственности в судопроизводстве, опираясь на научные труды А. Ф. Кони;

— выявление секрета успеха А. Ф. Кони на поприще судебного красноречия, демонстрирование особого характера его речей;

— представление основных художественных приемов выразительности речей А. Ф. Кони, а также демонстрирование его особого подхода к их подготовке и непосредственному выступлению в зале судебного заседания.

Для раскрытия содержания каждой из поставленных задач использована общая литература по риторике, литературные источники, посвященные биографии, избранным трудам и речам А. Ф. Кони, а также некоторые периодические издания, посвященные вопросам эффективности государственного обвинения.

1. Краткая история жизни и деятельности А.Ф. Кони

А.Ф. Кони (1844−1927) родился 9 февраля 1844 г. в Санкт-Петербурге в семье литературно-театрального деятеля и преподавателя истории Ф. А. Кони и актрисы И. С. Юрьевой. До 12 лет воспитывался дома, потом в немецком училище св. Анны, откуда перешел во Вторую гимназию; из 6 класса гимназии в мае 1861 г. держал экзамен для поступления в Санкт-Петербургский университет на математическое отделение, а по закрытии данного университета перешел на 2 курс юридического факультета Московского университета, который и окончил в 1865 г. со степенью кандидата.

1.1 Юридическая деятельность

Анатолий Федорович Кони (1844−1927) занимает особое место среди великих русских судебных ораторов, чья деятельность приходится на период середины и конца XIX века. Свой путь в обществе он начал в «эпоху реформ» 60-х годов XIX в. и завершил его в годы Советской власти.

В 1864—1865 гг. г. в связи с отменой крепостного права проводилась прогрессивная по своему содержанию Судебная реформа, были приняты Уставы судопроизводства, создавались новые судебные учреждения. А. Ф. Кони сначала был назначен на должность секретаря Петербургской судебной палаты (18 апреля 1866 г.), затем — секретаря Московской прокуратуры (23 декабря 1866 г.).

Осенью 1867 г. А. Ф. Кони был командирован в Харьков на должность товарища прокурора окружного суда, в 1870 г. его переводят в Петербург, далее его направляют — с повышением в должности — губернским прокурором в Самару, а затем прокурором окружного суда в Казань. Год спустя, двадцати семи лет от роду он возвращается в Петербург, чтобы принять на себя обязанности прокурора столичного округа. На этих постах, как и в Харькове, А. Ф. Кони бесстрашно преследовал «сильных мира сего», преступивших закон.

Летом 1875 г. министр граф К. И. Пален, уже давно оценивший высокие деловые и личные качества А. Ф. Кони, назначил его на должность вице-директора Департамента юстиции, на который в то время возлагалась основная часть функций министерства: законопроектная работа, судебный надзор, руководство прокуратурой и т. д. Со временем отношения между А. Ф. Кони и К. И. Паленом, что достигло своего эпогея 13 июля 1877 г. в ходе событий в доме предварительного заключения. Центром данных событий стал заключенный студент А. С. Боголюбов, подвергшийся сечению со стороны петербургского градоначальника генерала Ф. Ф. Трепова из-за не поклонения данному лицу второй раз, что сопровождалось побоями других заключенных, выразивших свое возмущение по указанному поводу, со стороны дюжих городовых. Все эти события были одобрены К. И. Паленом. А. Ф. Кони, отсутствующий во время описанных событий в Петербурге и узнав о них по возвращении, заявил своему министру, что разрешенное им ничем не оправдываемое насилие — вещь противозаконная, политическая ошибка, которая будет иметь ужасные последствия.

24 января 1878 г. А. Ф. Кони был назначен на должность председателя Петербургского окружного суда. И в это же время события, начавшиеся инцидентом с Боголюбовым, вошли в новый этап развития, заключавшийся в покушении на жизнь Ф. Ф. Трепова со стороны некой женщины, представившейся Козловой (впоследствии, как выяснилось, В.И. Засулич), которой двигала желание отомстить за сечение Боголюбова. Дело В. И. Засулич рассматривалось судом присяжных. В результате решение суда присяжных о невиновности В. И. Засулич было единогласным.

После данного дела имя А. Ф. Кони звучало не только в советских периодических изданиях, но и во всех газетах Западной Европы и США. Публицисты обсуждали роль А. Ф. Кони в оправдании В. И. Засулич, высказывая мнения о его участии в подборе присяжных и подталкивании их к оправдательному приговор.

Отвечая на нападки «справа», А. Ф. Кони, оперируя к своему резюме, напечатанному во всех газетах, писал: «…Те, кто упрекает, не читали его или злобно извращают его смысл». И далее Кони А. Ф. акцентирует внимание скорее на обвинительном его оттенке: «Следует признать виновность в нанесении раны и дать снисхождение». Как видно, действительно, А. Ф. Кони «гнул» к признанию В. И. Засулич виновной, но заслуживающей снисхождения. А присяжные оправдали В. И. Засулич потому, что сработали факторы недовольства внешней и внутренней политикой царской администрации, восхищения героическим поступком В. И. Засулич, а также великолепного мастерства адвоката П. А. Александрова.

Тем не менее, после провала обвинения в деле В. И. Засулич, А. Ф. Кони подвергся четырехлетним гонениям со стороны чиновником (сначала в период царствования Александра II, затем — его сына Александра III). Особо эти гонения сказались на его преподавании в Училище правоведения, которое ему пришлось прекратить в связи с агитацией воспитанников училища против него. Несмотря на все эти провокации, А. Ф. Кони стоял на своем во имя принципа несменяемости судей как гарантии их независимости, без которой нет подлинного правосудия, нет справедливости в суде. Председатель окружного суда вступил в бой за высочайшие, по его убеждению, социальные ценности, до которых, однако, не было дела царю и его министрам.

Поворот к лучшему наметился, когда сменивший И. К. Палена министр Д. Н. Набоков, преодолев первоначальное предубеждение, внушенное министерскими чиновниками, из личных наблюдений составил мнение об А. Ф. Кони, оценил его честность, глубокие знания и горячую преданность делу. И осенью 1881 г. А. Ф. Кони был назначен на должность председателя департамента Петербургской судебной палаты. Однако, А. Ф. Кони всё-таки вывели «из действующей армии», поскольку речь шла не об уголовном, а о гражданском департаменте. В связи с отсутствием опыта А. Ф. Кони несколько месяцев штудировал лекции, учебно-научную литературу, гражданское законодательство и, наконец, уверенно стал рассматривать очень сложные гражданские дела.

А. Ф. Кони руководил гражданским департаментом Судебной палаты более трех лет, после чего его, несмотря на еще памятное дело В. И. Засулич, назначили на должность обер-прокурора уголовного кассационного департамента Сената. Данная должность являлась одной из высших, если не высшей должностью в системе уголовной юстиции, поскольку Сенат в то время был высшим судебным органом, осуществляющим надзор за деятельностью всех судебных учреждений. Обер-прокурором, а затем и сенатором А. Ф. Кони прослужил в уголовном кассационном департаменте шестнадцать лет — с февраля 1885 по 1900 гг. Многие дела, рассмотренные в Сенате с участием А. Ф. Кони, вошли в летопись российского судопроизводства.

В 1900 г. А. Ф. Кони был избран Почетным членом Академии наук и оставил судебную деятельность, хотя и продолжал государственную службу сенатором в общем собрании Сената, а с 1907 г. также членом Государственного совета. Но большее внимание в эти годы он уделял научно-литературной, а также общественной деятельности. После Октябрьской революции А. Ф. Кони остался вне государственной службы, поскольку не смог принять новый общественный строй, приспособиться к скудному, голодному, холодному быту в разоренной стране было трудно.

Таким образом, А. Ф. Кони сыграл важную роль в становлении и развитии российского (советского) судопроизводства, основанного на принципах гласности и устности, ставящих судебных деятелей лицом к лицу с живым человеком. И на этом поприще А. Ф. Кони, несмотря на всю сложность и коварность выпавших на его долю ситуаций, оставался юристом до мозга костей и всегда выступал как борец за справедливость, принципиально отстаивающий самые гуманные и демократические идеи.

1.2 Научная и педагогическая деятельность

Интерес к науке у А. Ф. Кони пробудился еще на студенческой скамье. Лекции по дисциплинам криминального цикла в университете его не удовлетворяли, и А. Ф. Кони стал изучать уголовное право самостоятельно, знакомясь с зарубежной и небогатой в то время отечественной литературой. Так возникла мысль написать кандидатскую диссертацию о праве необходимой обороны. И в дальнейшем, поступив на государственную службу, А. Ф. Кони продолжал заниматься научной работой.

С 1865 г. он публикует статьи по вопросам уголовного права и уголовного судопроизводства в «Журнале Министерства юстиции», в «Московском юридическом вестнике». В период жизни А. Ф. Кони, приходящийся на начало XX века, выходят в свет новые издания «Судебных речей», сборник материалов о жизни и деятельности прогрессивных российских юристов «Отцы и дети судебной реформы», первые тома собрания сочинений «На жизненном пути», комментированный Устав уголовного судопроизводства. Особо значительны разработки А. Ф. Кони в сфере судебной этики. Выстраданные многолетней судебно-прокурорской работой его положения о нравственных основах судопроизводства и уголовной политики во многом сохраняют теоретическое и практическое значение в наши дни. К этому направлению примыкает и историко-биографический очерк А. Ф. Кони о великом человеколюбце XIX в., московском тюремном враче Федоре Петровиче Гаазе. В 1924 г. был издан труд А. Ф. Кони «Приемы и задачи прокуратуры (из воспоминаний судебного деятеля)», который послужил практическим пособием для сотрудников молодой советской прокуратуры.

Кроме того, в период жизни, приходящийся на начало XX века, А. Ф. Кони также уделял много времени преподаванию уголовного судопроизводства в Александровском лицее и читает курс публичных лекций в Петербургском народном университете (Тенишевских курсах). Особый энтузиазм к своей педагогической деятельности он проявлял в последние годы своей жизни (1919−1927). Он читал курсы «прикладной этики», «истории и теории искусства речи» (в Институте живого слова), «уголовного судопроизводства» (в Московском университете), «этики общежития» (в «Железнодорожном институте»). Кроме того, он читал серию лекций в Музее города и выступал иногда публично с благотворительными целями. Деятельность А. Ф. Кони в тот период была подлинным подвигом во имя любви к своему народу.

В январе 1924 г. Академия наук торжественным заседанием отметила 80-летие А. Ф. Кони. В ознаменование этого события был издан юбилейный сборник. И перешагнув в девятый десяток, А. Ф. Кони неустанно продолжал литературную и просвещенческую деятельность: готовил к публикации свои уникальные воспоминания, выступал с лекциями. Весной 1927 г., читая лекцию в холодной, неотапливаемой аудитории, А. Ф. Кони простудился и заболел воспалением легких. Вылечить его уже не смогли. 17 сентября 1927 г. А. Ф. Кони не стало.

Таким образом, научная деятельность А. Ф. Кони имеет исключительное значение для просвещения, образования и воспитания в начинающих и даже опытных судебных деятелей нравственно-психологических начал судопроизводства. Его труды, посвященные важности и основам судебной техники, судебной психологии и судебной этики, и по сей день служат делу укрепления законности, развития правовой культуры, охраны прав личности.

1.3 Дела А. Ф. Кони исторического значения

Одним из первых дел, по которому А. Ф. Кони выступил в качестве обвинителя в Харькове, было дело о нанесении губернским секретарем Дорошенко мещанину Северину побоев, вызвавших смерть последнего. Убийство Северина произошло накануне введения Судебной реформы 1864 г. Дорошенко, используя свое служебное положение, пытался воспрепятствовать дальнейшему ходу событий, однако, ввиду публичной огласки в газетах и в связи с жалобой вдовы Северина в 1868 г. уголовное дело всё-таки было возбуждено. Несмотря на неблагоприятную обстановку, созданную в связи с этим делом определенными кругами в Харькове, А. Ф. Кони смело занимался его расследование и твердо отставил свои выводы в ходе обвинения. В результате присяжные заседатели признали Дорошенко виновным.

В дальнейшем, А. Ф. Кони столь же самоотверженно вел и рассматривал дела, основная часть которых приходится на период его служения на посту обер-прокурора и сенатора в уголовном кассационном департаменте (1885−1900 гг.). Среди них можно выделить дело Василия Протопопова, земского начальника Харьковского уезда, кандидата прав, который, воспользовавшись двойственным характером своей власти (полицейская служба и суд), закрепленной законом от 12 июля 1889 г., чинил неимоверный произвол среди подчиненных и крестьян. Попытка обжалования Протопоповым приговора суда, который был достаточно снисходительным (увольнение), была пресечена А. Ф. Кони, который не оставил и тени сомнения в том, что обладатель звания «кандидат прав» в действительности оказался «кандидатом бесправия». Это было первое дело о должностных преступлениях земского начальника. Внимание к нему общественности и отклики в печати выходили далеко за его рамки и декларировали закономерный результат антинародной политики администрации. Министерство внутренних дел сделало свои выводы: ни одного дела против земского начальника после этого уже возбуждено не было.

Историческое значение имело и дело о так называемом мултанском жертвоприношении. Одиннадцать крестьян села «Старый Мултан», удмуртов по национальности, были привлечены к уголовной ответственности по обвинению в убийстве с целью жертвоприношения языческим богам. Один из них во время расследования умер. Суд, первый раз рассматривавший дело, троих подсудимых оправдал и семерых признал виновными. Обвинительный приговор был отменен. При повторном рассмотрении дела те же семеро вновь были осуждены. И опять по жалобам защитников дело слушалось в Сенате. Несмотря на внешнее давление, вызванное заинтересованностью в торжестве православия над язычниками, А. Ф. Кони скрупулезно проверил дело и выявил ряд допущенных судом серьезных процессуальных нарушений. Особое внимание сенаторов А. Ф. Кони обратил на то, что сам факт существования у удмуртов обычая человеческих жертвоприношений, оспариваемый этнографами и другими учеными, не получил в материалах дела достоверного подтверждения. Констатация же такого обычая авторитетным приговором суда означала бы создание опасного прецедента. Склонив большинство Сената к повторной отмене приговора, А. Ф. Кони не только оградил подсудимых от незаконного наказания, но и защитил малую притесняемую народность от домыслов, приписывающих ей ужасные кровавые обычаи. Дело в третий раз было рассмотрено судом первой инстанции, который оправдал всех подсудимых.

В делах, по службе недоступных А. Ф. Кони, он использовал свои связи, чтобы добиться оправдания или смягчения участи осужденных (например, дело старика Кирюхина, дело Чичерина и т. д.). В некоторых случаях действия А. Ф. Кони в этом направлении поражают своим бесстрашием. В конце XIX века в Прибалтике царские чиновники-руссификаторы в союзе с православными церковниками развернули кампанию против протестантских пасторов. Им предъявлялось обвинение в «совращении в инославие», влекущем ссылку в Сибирь с лишением всех прав состояния. Первым по такому обвинению было дело против престарелого Пастора Гримма, после которого должны были последовать еще 55 подобных дел. Рассмотрев дело в первой инстанции, пастор был осужден соответствующим образом. После этого его действия, не без участия А. Ф. Кони, были переквалифицированы в апелляционном порядке под другую намного более снисходительную статью, предусматривающую за первый случай временное удаление от места службы, а за второй — лишение сана и отдачу под надзор полиции. Однако на это решение прокурором Судебной палаты А. М. Кузминским был внесен протест в Сенат. А. Ф. Кони был убежден в правильности решения Судебной палаты, и, несмотря на сомнения министра юстиции Н. А. Манасеина, не дожидаясь резолюции царя на свое письмо с обоснованием вышеуказанного решения, выступил со своим заключением на слушаниях дела и большинство сенаторов, после бурного обсуждения, приняло его точку зрения. В результате протест по делу Гримма был отклонен, что впоследствии было одобрено царем. Тем самым А. Ф. Кони предотвратил политические последствия превращения пасторов в мучеников за веру, а также выражения бурного негодования по отношению к правительству со стороны местного населения, которое, безусловно, обратило бы все свои симпатии к преследуемым. Следует отметить еще одно дело — дело крушения царского поезда в Борках, произошедшего 18 октября 1888 г. Руководство расследования этого дела было возложено на А. Ф. Кони, несмотря на то, что в его компетенцию не входил надзор за предварительным следствием. И здесь, неустанно стремясь к истине, А. Ф. Кони не упустил случая нажить влиятельных врагов. Он сделал вывод, что главными виновниками катастрофы были крупные железнодорожные чиновники и члены правления акционерного общества, владевшего железной дорогой. Царь помиловал виновных. Но число недругов в придворной среде у А. Ф. Кони от этого не убавилось. Таким образом, все дела, расследованные и поддержанные обвинением в лице А. Ф. Кони, свидетельствуют о его принципиальной позиции, последовательности убеждений и действий. Отстаивая принципы справедливости, гуманности, свободы совести, веротерпимости и другие демократические начала, продиктованные высоким уровнем нравственности, и пренебрегая какими-либо целями, кроме обеспечения законности, А. Ф. Кони действовал без оглядок и не обращал никакого внимание на давление со стороны чиновников и других заинтересованных лиц.

2. Сила ораторского искусства А.Ф. Кони

2.1 Образ судебного оратора

Начиная с античных времен, теоретики и практики ораторской речи, специалисты по общению придавали и придают большое значение нравственной позиции говорящего. А. Ф. Кони придает особую значимость нравственным началам в деятельности судебного оратора, чему посвящена его статья «Нравственные начала в уголовном процессе». Основная мысль данной статьи заключается в состязательном начале процесса, выдвигающем как необходимых помощников судьи в исследовании истины обвинителя и защитника, совокупными усилиями которых освещаются разные, противоположные стороны дела и облегчается оценка его подробностей. При этом А. Ф. Кони акцентирует внимание на нравственных основах дозволительного (недозволительного) поведения в судебных прениях, мерилом которой является достижение высоких целей правосудного ограждения общества и вместе защиты личности от несправедливого обвинения исключительно нравственными способами и приемами.

В своей статье А. Ф. Кони выделяет такие основные этические нормы, регулирующие поведение судебного оратора в судебных прениях и, соответственно, составляющие его образ, как уважительное и добросовестное отношение к суду, уважение к процессуальному противнику, а также корректное отношение ко всем другим участникам процесса, в том числе к потерпевшему и подсудимому. Об этом свидетельствует, в первую очередь, следующее высказывание А. Ф. Кони: «Судебные уставы дают прокурору возвышенные наставления, указывая ему, что в речи своей он не должен ни представлять дела в одностороннем виде, извлекая из него только обстоятельства, уличающие подсудимого, ни преувеличивать значения доказательств и улик или важности преступления…».

Другими словами, прокурор не вправе всегда и при любых обстоятельствах обвинять во что бы то ни стало. Закон и профессиональная этика требуют от прокурора отказаться от обвинения, если оно не нашло подтверждения на судебном следствии.

В подчеркивание особой значимости правила добросовестного отношения к суду в защитительной речи адвоката Кони А. Ф. отмечает такие характеристики защитника как «вооруженный знанием и глубокой честностью, умеренный в приемах, бескорыстный в материальном отношении, независимый в убеждениях, стойкий в своей солидарности с товарищами». При этом А. Ф. Кони акцентирует внимание, что защитник «…не слуга своего клиента… Он друг, он советник человека, который, по его искреннему убеждению, невиновен вовсе или вовсе не так и не в том виновен, как и в чем его обвиняют. Не будучи слугою клиента, он, однако, в своем общественном служении, слуга государства…». Иными словами, права и законные интересы клиента для адвоката превыше всего, однако строгое следование нормам профессиональной этики должно удерживать его от попыток обмануть суд. Отстаивая законные интересы клиента, адвокат обязать действовать законными средствами и способствовать тому, чтобы и клиент его вел себя должным образом.

Следует также отметить, что А. Ф. Кони в своей статье, подчеркивая практическое значение служения прокурора-обвинителя важнейшей государственной задаче охранения общества, опираясь на слова знаменитого московского митрополита Филарета о христианской любви и снисхождении к преступнику, отмечает: «…если таково должно быть отношение к осужденному преступнику, составляющее одну из прекрасных нравственных черт русского народа, то нет никакого основания иначе относиться к подсудимому. А это должно неминуемо отражаться на формах и приемах обвинительной речи, нисколько не ослабляя ее правовой и фактической доказательности».

К основным чертам типичного образа судебного оратора (в лице прокурора-обвинителя) А. Ф. Кони относит «спокойствие, отсутствие личного озлобления против подсудимого, опрятность приемов обвинения, чуждая и возбуждению страстей, и искажению данных дела, и, наконец, что весьма важно, полное отсутствие лицедейства в голосе, в жесте и в способе держать себя на суде». Дополняя данный образ, А. Ф. Кони подчеркивает: «К этому надо прибавить простоту языка, свободную, в большинстве случаев, от вычурности или громких и „жалких“ слов. Лучшие из наших судебных ораторов поняли, что в стремлении к истине всегда самые глубокие мысли сливаются с простейшим словом».

Интересно отметить тот факт, что образ нынешнего судебного оратора, мягко сказать, далек от идеала. Сотрудники, владеющие ораторским искусством, наперечет, как в районных, так и областных прокуратурах.

В этой связи актуальным является вопрос проведения учебно методической работы в отношении гособвинетелей, при решении которого вполне могут использоваться труды А. Ф. Кони, посвященные принципу состязательности в российском (советском) уголовном процессе.

Таким образом, образ судебного оратора по А. Ф. Кони определяется его центральным положением в коллизиях права и морали, и вбирает в себя такие характеристики как блюститель закона, высокоморальная личность, образец гражданственности и нравственности для всех, с кем ему приходится общаться, и, соответственно, моральная и социальная ответственность, честность, компетентность и порядочность. Законность и нравственность — вот та духовная атмосфера, в которой должен действовать судебный оратор (юрист).

2.2 Особенности судебной речи

Русскому обществу Кони А. Ф. известен в особенности как судебный оратор, искусством которого он овладел в период своей прокурорской деятельности. Залы судебных заседаний, где предстояли выступления А. Ф. Кони как обвинителя, были до отказа заполнены публикой, а содержание его речей было настолько логичным и доказательным, что суд чаще всего вставал на его сторону. Причина такого успеха Кони А. Ф. обусловлена его личными качествами.

В этой связи следует отметить высказывание академика С. Ф. Платонова, которым он охарактеризовал А. Ф. Кони в день его 80-летия. «Природа, — сказал он, обращаясь к юбиляру, — дала Вам особенную способность строить речи красиво и сильно, а широкое, исключительно широкое образование обогащало эту речь образами поэзии и искрами философской мысли, можно сказать, всего мира. Но от этого нарядного убора не страдала внутренняя сила скрытого в Вашем слове воспитательного назидания, а только нарастало, то умственное наслаждение, какое выносили люди от общения с Вами». Те, кому довелось слушать А. Ф. Кони, отмечали оригинальность его речей, отсутствие шаблона.

В личном архиве А. Ф. Кони сохранилось много различных заметок об ораторском искусстве, над проблемами которого он работал всю свою жизнь. Так, в записке «Содержание речи по форме и приемам» (1927г.) отмечены следующие отдельные фразы: «логика, — посылка. Теза», «последовательность, скованность слушателя и говорящего», «образы. Самостоятельное творчество», «вдохновение», «внешнее орудие речи. Мимика и жест. Сигнал и симптом душевных движений. Детский жест. Заразительность жеста для толпы…». «Не надобно качаться весьма, будто веслом гребешь, или руки стискивать в кулаках, или в бока упирать».

По поводу судебных речей А. Ф. Кони было принято говорить: «Этим речам нельзя подражать, но по ним нужно учиться». Обращает на себя внимание и то, что он, прокурор, не давит на судью, не громит подсудимого, а лишь умело группирует улики, анализирует их, устраняет возможные сомнения, и из его убедительной речи постепенно виновность подсудимого становится очевидной и бесспорной.

Речи Кони А. Ф. всегда отличались высоким психологическим интересом, развивавшимся на почве всестороннего изучения индивидуальных обстоятельств каждого данного случая. Характер человека, осуществившего свою волю в преступлении, он оценивал не только со стороны внешних наслоений, но и учитывал особые психологические элементы, из которых слагается «я» человека. А. Ф. Кони выяснял влияние этих элементов на зарождение данной воли, тщательно отмечая меру участия благоприятных или неблагоприятных условий жизни данного лица, тем самым находя наиболее оптимальный материал для верного суждения о деле.

Сила ораторского искусства А. Ф. Кони проявлялась в том, что он умел показать не только то, что есть, но и как оно образовалось. В этом одна из сильных и достойных внимания сторон его таланта судебного оратора.

Речи Кони А. Ф. всегда были просты и чужды риторических украшений. Его слово оправдывает верность изречения Паскаля, что истинное красноречие смеется над красноречием как искусством, развивающимся по правилам риторики. В своих речах Кони А. Ф. не следовал приемам древних ораторов, стремившихся влиять на судью посредством лести, запугивания и вообще возбуждения страстей. Умеренность его, однако, не исключала применение едкой иронии и суровой оценки, которые производили неизгладимое впечатление, в особенности на лиц, их вызвавших. Выражавшееся в его словах и приемах чувство меры находит свое объяснение в том, что в нем, по справедливому замечанию К. К. Арсеньева, дар психологического анализа соединен с темпераментом художника.

Таким образом, судебная речь Кони А. Ф. выстраивалась на основе тщательного всестороннего анализа житейской обстановки и личности подсудимого, истинно гуманного отношения к нему и, соответственно, обладала ясностью, логичностью, точностью, выразительностью, лаконичностью, уместностью, искренностью. Изобилие в его речах образов, сравнений, обобщений и метких замечаний, придававших им жизнь и красоту, оригинальная манера выразительно, рельефно и изящно высказывать свои мысли, обуславливают эстетически совершенный стиль А. Ф. Кони, позволяющий ему каждый раз превращать свою речь в завораживающее художественное произведение.

2. 3 Характерные приемы выразительности речи

Важнейшим коммуникативным качеством обвинительных речей А. Ф. Кони служит их выразительность, наиболее употребительными средствами которой являются речевые тропы (эпитеты, метафоры, сравнения) и фигуры (повтор, инверсия, антитеза, градация).

Рассмотрим их применение на примере дела о составлении подложного духовного завещания от имени умершего капитана гвардии Седкова (1875г.). Так, во вступительной части своей речи А. Ф. Кони отмечает: «…Дело, по которому вам предстоит произнести приговор, отличается некоторыми характеристическими особенностями. Оно — плод жизни большого города с громадным и разнообразным населением, оно — создание Петербурга, где выработался известный слой людей…». В данном случае использована его излюбленная метафора «плод», что является средством эмоционального воздействия на слушателей, средством раскрытия смысла, средством точной, емкой и краткой передачи мысли оратора.

И далее А. Ф. Кони продолжает: «К этому слою принадлежат не только подсудимые, но и покойный Седков — этот опытный и заслуженный ростовщик… и даже некоторые свидетели». Указанное высказывание содержит такой эпитет, как «заслуженный ростовщик», который служит оценочным определением, передающим отношение оратора к рассматриваемому лицу.

В главной части своей речи А. Ф. Кони отмечает: «Каждое преступление, совершенное несколькими лицами по предварительному соглашению, представляет цельный живой организм, имеющий и руки, и сердце, и голову. Вам предстоит определить, кто в этом деле играл роль послушных рук, кто представлял алчное сердце и все замыслившую и рассчитавшую голову». В данной части речи использовано образное сравнение («преступление… живой организм»), через которое оратор передает свое чувство, настроение, экспрессивную оценку предмета мысли, выражает восприятие мира и отношение к людям.

Самой распространенной риторической фигурой в речах А. Ф. Кони является повтор, который придает речи динамичность и ритм. Наиболее распространенной его формой в обвинительных речах А. Ф. Кони является анафора (повторы в начале фразы). Так, в главной части рассматриваемой речи А. Ф. Кони отмечает: «Он один нес черную работу, он один имел право на все, что было им нажито после свадьбы».

Весьма характерной для А. Ф. Кони является использование такой речевой фигуры, как инверсия, прежде всего, как способа акцентирования важного для оратора смысла. Так, во вступительной части своей речи по делу о подлоге расписки в 35 тысяч рублей серебром от имени княгини Щербатовой А. Ф. Кони отмечает: «…Преступления, принадлежащие к разряду многообразных подлогов, отличаются… одною резкой характеристической чертой:… обвиняемые становятся более или менее в явно враждебные отношения к лицу потерпевшему». В данном случае инверсия представлена в виде перестановки определения и определяемого слова внутри простого предложения («к лицу потерпевшему»).

В речах А. Ф. Кони широко применяется антитеза (противопоставление сравниваемых понятий) для характеристики каких-либо явлений, положений, самого преступного деяния. Так, по делу о составлении подложного духовного завещания от имени умершего капитана гвардии Седкова во вступительной части своей речи А. Ф. Кони отмечает: «Все они … не лишены средств и способов честным трудом защититься от скамьи подсудимых… И всех их свела на скамью подсудимых корысть к чужим, незаработанным деньгам». В данном случае посредством антитезы противопоставляется возможность подсудимых честным трудом зарабатывать деньги и корысть к чужим, незаработанным деньгам.

Большой экспрессивной силой обладает градация — стилистическое средство, состоящее из двух или более единиц, размещенных по возрастающей интенсивности действия или качества. Это позволяет воссоздать события, действия, мысли и чувства в развитии. В речи А. Ф. Кони по делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем градация создает характеристику жены Егора Емельянова: «Итак, это вот какая личность: тихая, покорная, вялая и скучная, главное — скучная».

Следует также отметить характерные для А. Ф. Кони приемы драматизации, основанные на различных способах диалогизации речи (вопросные конструкции, цитирование и пр.). Так, в главной части своей речи по делу об убийстве Иеромонаха Иллариона А. Ф. Кони отмечает: «Отчего же, если он желал повидаться с отцом Илларионом, не отправился он к нему тотчас же, как ушел с железной дороги? Отчего он пошел именно в 6 часов, когда в коридоре никого нет и быть не может? Я думаю оттого, что ему нужно было застать отца Иллариона одного». В данном случае свою речь А. Ф. Кони диалогизировал с использованием вопросно-ответной конструкции. В главной части своей речи по делу утопления крестьянки Емельяновой ее мужем А. Ф. Кони акцентирует внимание на словах подсудимого: «Идешь ли?» — прикрикивает он на жену, зовя ее с собою; «Гей, выходи», — стучит в окно, «выходи» — властно кричит он Аграфене. После чего А. Ф. Кони делает вывод: «Это человек, привыкший властвовать и повелевать теми, кто ему покоряется». В данном случае Кони А. Ф. создает точные характеристики подсудимого, используя цитирование, воспроизведя именно те его слова, в которых ярко проявляются наиболее значимые особенности его личности.

Таким образом, художественные приемы, применяемые А. Ф. Кони, основаны на оптимальном сочетании образных средств (сравнений, метафор и др.) и риторических фигур (антитез, повторов, и др.), благодаря чему его речь достаточно и связно разработаны во всех ее частях (вступлении, главной части, заключении). Все это способствует их обличению в истинно художественные произведения, обеспечивая тем самым эффективное решение задач, связанных с процессом убеждения.

2. 4 Характерные приемы подготовки и построения речи

Судебная речь по характеру подготовки отличается возможностью предварительной записи. По этому поводу А. Ф. Кони высказывался следующим образом: «Я, никогда не писавший речей предварительно, позволю себе в качестве старого судебного деятеля сказать молодым деятелям: не пишите речей заранее, не тратьте времени, не полагайтесь на помощь этих сочиненных в тишине кабинета строк». А. Ф. Кони не советовал записывать весь текст, так как дело на суде может измениться и написанная речь окажется непригодной от начала до конца.

Вот что рассказывал о подготовке своих обвинительных речей А. Ф. Кони: «Ознакомившись с делом, я приступал… к мысленной постройке защиты, выдвигая перед собой резко и определенно все возникающие и могущие возникнуть по делу сомнения, и решал поддерживать обвинение лишь в тех случаях, когда эти сомнения бывали путем напряженного раздумья разрушены и на развалинах их возникало твердое убеждение в виновности… После… я начинал мыслить образами…».

Опираясь на тексты речей А. Ф. Кони, приведенные согласно 2. 3, можно отметить ряд характерных его приемов, используемых в ходе непосредственного выступления в зале судебного заседания.

Во вступительной части (в ходе установления контакта с аудиторией, создания благоприятных условий для восприятия речи, принятия основных положений и выводов оратора) А. Ф. Кони использовал такой действенный прием, как обращение внимания на характерные особенности дела (отличительные его черты, позволяющие сразу актуализировать проблему, подчеркнуть сложность дела, определенным образом настроить слушателей).

Кроме того, неоднократно А. Ф. Кони прибегал к непосредственному описанию картины преступления, что облегчало переход к главной части и давало возможность сразу изложить спорный пункт. Для сравнения можно привести приемы, используемые другими ораторами в своем вступительном слове: оценка морально-этического значения дела, изложение программы выступления и т. д.

2 При описании главной части (в ходе изложения фактических обстоятельств дела, анализа и оценки собранных доказательств, характеристика личности подсудимого и потерпевшего, обоснования квалификации преступления и т. д.) следует отметить следующие характерные приемы:

— смешанный метод изложения обстоятельств дела с элементами хронологии (указание пути выяснения обстоятельств) и систематизации (описание обстоятельств в той последовательности, в какой они представляются обвинению);

— критический разбор доказательств, основанный на различности понятий «сделал» и «виновен», предусматривающий учет внимания на житейской стороне дела, практических условиях общежития, господствующих взглядах, влиянии среды и т. д., описание нравственной обстановки, в которой формировалась личность подсудимого;

— описание психологического портрета жертвы, потерпевшего и иного лица, имеющего отношение к делу, для наиболее рельефной характеристики подсудимого

3 В заключительной части (подведение итогов судебного процесса) А. Ф. Кони использует такой характерный прием, как логическая (тесная) связь своей завершающей части выступления с другими частями обвинительной речи.

Таким образом, А. Ф. Кони при подготовке своей речи сначала, путем напряженных размышлений с логических, житейских и психологических позиций, определял для себя бесспорную виновность человека и, соответственно, возможные смягчающие вину обстоятельства, просчитывая для себя возможные варианты развития событий в зале судебного заседания. А затем непосредственно при рассмотрении дела, будучи способным и расположенным к импровизации, он отстаивал свою позицию, используя «излюбленные» и оригинальные приемы.

судебный заседание кони речь

Заключение

Руководствуясь целями и задачами, поставленными в начале данной работы, можно сделать следующие выводы:

1 Личностный потрет А. Ф. Кони составляют его широкая образованность, сильный аналитический ум, дотошность и кропотливость, чуткая, всегда беспокойная совесть, особо живописное и образное ощущение мира. Все это служило ему надежным подспорьем в его борьбе за справедливость и правду и на протяжении всей жизни позволяло отстаивать святость закона в самом высоком значении этого слова и справедливое правосудие.

2. Стремлениями к законности и справедливости было проникнуто все научное и литературное творчество А. Ф. Кони. Особое значение в своих трудах он придавал принципу состязательности, основанному на позициях нравственности и равенства прав сторон на отстаивание перед судом своих мнений. Данный принцип обуславливает образ риторического идеала, важнейшими чертами которого являются особый такт и выдержка, справедливое и гуманное отношение ко всем участникам процесса.

3 А. Ф. Кони безупречно владел словом, блистал изяществом слога, знал цену произнесенного слова. Его речи носили импровизирующий характер и были основаны на глубоком всестороннем анализе ситуации и психологической подоплеки ее возникновения, благодаря чему они обладали исключительной ясностью и понятностью, особой художественной выразительностью и поэтичностью. А. Ф. Кони своими речами не столько увлекал тех, к кому они были обращены, сколько овладевал ими.

Таким образом, силу ораторского искусства А. Ф. Кони составляют его незаурядные личные качества, ориентированные на самые высокие нравственные идеалы, сообразно которым он боролся с противоречиями произвола и законности, аморализма и нравственности, насилия и прав личности и т. п. Подобные противоречия присущи и нашему времени, и их преодоление — одна из важнейших задач современности, в решении которой духовное наследие А. Ф. Кони может сыграть бесценную роль.

Список использованных источников и литературы

1. Смолярчук В. И. Анатолий Федорович Кони. — М.: Издательство «Наука», 1981. — 216 с.

2 Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах XIX века Составитель И. Потапчук. — Тула: Издательство «Автограф», 1997. — 816 с.

3 Кони А. Ф. Избранные труды и речи. — Тула: Издательство «Автограф», 2000. — 550 с.

4 Введенская Л. А. Риторика для юристов: Учебное пособие Л. А. Введенская, Л. Г. Изд. 5-е. — Ростов н/Д: Феникс, 2006. — 576 с.

5 Кони А. Ф. Избранные произведения: В 2 т. Т.1. — М., 1959. — 78 с.

6 Демидов В., Санинский Р. Эффективность государственного обвинения / В. Демидов, Р. Санинский // Законность. — 2004. — № 8. — С. 19−21.

7 Основы судебного красноречия (риторика для юристов): Учебное пособие Н. Н. Ивакина. Изд. 2-е. — М.: Юристъ, 2007. — 464 с.

8 Кони А. Ф. Собрание сочинений: В 8 т. Т.3. — М., 1967. — 355 с.

9 Кони А. Ф. Собрание сочинений: В 8 т. Т.4. — М., 1967. — 543 с.

10 Смолярчук В. И. А. Ф. Кони и его окружение: Очерки. — М.: Юридическая литература, 1990. — 400 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой