Ограничение прав человека в зарубежных странах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Реферат

по дисциплине «Конституционное право зарубежных стран»

на тему: «Ограничение прав человека в зарубежных странах»

Москва — 2010

План

Введение

1. Ограничение прав человека: понятие, основание, виды, пределы

2. Общая характеристика основных видов ограничений прав и свобод человека и гражданина в зарубежных странах

Заключение

Список литературы

Введение

Данная тема актуальна тем, что проблема установления конституционных ограничений — это проблема пределов свободы человека в обществе. Известно, что каждый должен считаться с такими же правами и свободами других лиц (свобода каждого человека простирается лишь до той границы, за которой начинается свобода других), обязан содействовать или не препятствовать нормальному функционированию коллективов, общественных и государственных институтов.

Конституционные ограничения — это установленные в Конституции границы, в пределах которых субъекты могут использовать свои права и свободы.

Подобные границы «возводятся» в основном с помощью обязанностей и запретов, приостановлений и ответственности.

Цели ограничений прав человека и гражданина Конституция Р Ф установила в ч. 3 ст. 55, где закреплено, что «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Правовые ограничения в конституционном праве занимают особое место. Их особенность заключается в том, что здесь они во многом приближаются к общетеоретической конструкции, приобретают надотраслевые черты, конкретизируемые впоследствии в отдельных текущих законах.

Конституционные ограничения выступают определяющим индикатором, позволяющим определить степень свободы и защищенности личности.

Комплекс конкретно установленных в Конституции ограничений в наибольшей мере характеризует взаимоотношения между государством и человеком, представляет собой водораздел между законностью и произволом.

Итак, целями работы будут являться: раскрытие поставленных в плане вопросов, касающихся данной темы, полное их изучение на примере зарубежных стран.

1. Ограничение прав человека: понятие, основание, виды, пределы.

Признаки конституционных ограничений:

* связаны с неблагоприятными условиями (угрозой или лишением определенных ценностей) для осуществления собственных интересов субъекта, ибо направлены на их сдерживание и, одновременно, на удовлетворение интересов противостоящей стороны и общественных интересов в охране и защите (интересов правопорядка);

сообщают об уменьшении объема возможностей, свободы, а значит и прав личности, сводят разнообразие в поведении индивида до определенного «предельно допустимого» уровня.

отличаются от ущемлений, которые тоже являются специфическими ограничениями, но противоправными, противозаконными, произвольными, то есть правонарушениями (конституционные же ограничения — законные, правомерные средства).

Конституционные ограничения прав и свобод можно классифицировать по следующим основаниям:

1. В зависимости от прав и свобод — на ограничения гражданских и политических прав (ограничения свободы передвижения, избирательные ограничения и др.) и ограничения экономических, социальных и культурных прав (например, в использовании права собственности на землю).

Однако следует помнить, что среди прав есть такие, которые вообще не должны ограничиваться. Это абсолютные, или основные права. Как отмечал еще Т. Маунц, «основные права не создаются государством, не нуждаются в его признании, не могут быть ограничены или вовсе ликвидированы им. Они присущи индивидууму как таковому. Они охраняют свободу не только от незаконного, но и законного государственного принуждения».

Обычно, говоря о правах, не подлежащих ограничению, комментируют ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, где предусмотрено, что ни при каких обстоятельствах не могут быть ограничены такие права, как право на жизнь, право не подвергаться жестокому, бесчеловечному обращению, право не подвергаться без свободного согласия медицинским или научным опытам, право не содержаться в рабстве или подневольном состоянии, право не подвергаться лишению свободы за невыполнение какого-либо договорного обязательства, право не привлекаться к ответственности за деяние, которое в момент его совершения не являлось, уголовным преступлением, право на признание правосубъектности, свобода мысли, совести и религии.

2. В зависимости от времени действия — на постоянные, которые установлены в Конституции Р Ф и законах, и временные, которые должны быть прямо обозначены в акте о чрезвычайном положении и связаны, как правило, с запрещением митингов, шествий, демонстраций, дополнительными обязанностями в сфере свободы печати и других средств массовой информации, приостановлением деятельности некоторых политических партий, жестким лимитированием передвижения транспортных средств, установлением комендантского часа. (Что касается постоянных ограничений, то это название весьма условно, ибо по мере развития науки и техники, расширения возможностей человека, утверждения идей гуманизма и демократии все чаще складываются ситуации, когда те или иные ограничения отменяются.

Не так давно считались, например, постоянными такие ограничения, как лишение гражданства, обязанности свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников. Изменилось время, и они и отошли в историю, знаменуя тем самым все большее расширение свободы личности, укрепление нравственных основ конституционного регулирования.);

В зависимости от сферы действия — на общие (распространяются на все права и свободы) и индивидуальные (распространяются только на отдельные права и свободы, например, в ст. 25 Конституции Р Ф закреплено конституционное ограничение в отношении лишь одного права — неприкосновенности жилища).

С учетом пределов использования — на государственные (федеральные, субъектов Федерации) и муниципальные;

По содержанию — на финансово-экономические (запрет определенной экономической деятельности), личные (арест, заключение под стражу) и организационно-политические (отставка и т. п.);

По способам осуществления — запреты, обязанности, приостановления, меры ответственности и др.

Многообразие теоретических трактовок обусловило терминологическую неоднозначность употребления в международно-правовых документах положений о правовых ограничениях прав и свобод человека и гражданина.

Так, например, ст. 29 Всеобщей декларации прав человека гласит: «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали и общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе», то есть в данном документе используется термин «ограничение».

В ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод употребляется термин «ограничение»: «осуществление свобод выражения мнения, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом».

В ст. 5 Декларации прав человека и гражданина 1789 г. провозглашено, что закон имеет право запрещать лишь действия, вредные для общества; все, что не запрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принужден делать то, что не предписано законом. В Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению ОБСЕ используется термин «ограничение»; в Американской конвенции о правах человека — «приостановление гарантий».

Таким образом, единого в терминологическом выражении понимания вопросов, связанных с ограничением конституционных прав и свобод, до настоящего времени достигнуть не удалось.

Т.А. Шумилова выделяет «естественные пределы» (внутренние), к которым относят психофизиологические ограничения человека; ограничения, обусловленные его возрастом, состоянием здоровья, ранее накопленным объемом знаний, физическими, умственными и иными возможностями и способностями человека; окружающие его социальные условия, временные рамки его бытия и соответственно «искусственные пределы» (внешние) ограничений прав и свобод человека, которые могут устанавливаться субъектом позитивного нормотворчества.

Анализ рассмотренных материалов позволяет сделать следующие выводы:

до настоящего времени в юридической науке не удалось достигнуть единого понимания основания, сущности, целей и принципов ограничения прав и свобод граждан как изъятия из принципа всеобщности прав и свобод человека и гражданина;

проблема пределов ограничения прав и свобод человека и гражданина, как важная составляющая обеспечения оптимального баланса интересов личности, общества и государства, приобретает наибольшую актуальность в условиях становления правового государства и демократического общества, которые провозглашены в Конституциях.

2. Общая характеристика основных видов ограничений прав и свобод человека и гражданина в зарубежных странах

Одна из главных проблем, стоящих на повестке дня, может быть сформулирована следующим образом: как определить критерии допустимости (правомерности) ограничения прав человека в целях обеспечения общественной безопасности? В литературе данная проблема поднималась неоднократно, и некоторыми исследователями были предложены критерии ограничения прав человека и гражданина. Так, В. С. Устинов выделяет три таких критерия: 1) цель: обеспечение должного признания и уважения прав и свобод других граждан и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе; 2) законность ограничений: введение ограничений только на основе закона; 3) необходимость.

Поскольку права и свободы реализуются в обществе, что нередко требует сотрудничества людей, то это обстоятельство обусловливает неизбежность определенных ограничений прав и свобод. Ограничения диктуются прежде всего необходимостью уважения таких же прав и свобод других людей, а также необходимостью нормального функционирования общества и государства, равно как и любого коллектива. Однако любые ограничения допустимы в том случае и в той мере, в каких они предусмотрены в конституциях.

Формулы конституционных ограничений прав и свобод разнообразны.

Так, германский Основной закон устанавливает в ст. 19 общие правила реализации ограничений провозглашенных в нем прав и свобод:

«1. Поскольку согласно настоящему Основному закону основное право может быть ограничено законом или на основе закона, такой закон должен иметь общее действие, а не распространяться на отдельный случай.

2. Ни в каком случае не может затрагиваться существенное содержание основного права".

Отсюда следует, что германский законодатель не вправе устанавливать ограничения основных прав, а может лишь в необходимых случаях конкретизировать конституционные ограничения.

Несколько иначе урегулирован этот вопрос в ч. 3 ст. 31 Конституции Республики Польша 1997 года: «Ограничения пользования конституционными свободами и правами могут устанавливаться только в законе и только в том случае, когда они необходимы в демократическом государстве для его безопасности или публичного порядка либо для охраны окружающей среды, здоровья и публичной нравственности или свобод и прав других лиц. Эти ограничения не могут противоречить сущности свобод и прав».

Польский законодатель, следовательно, может в принципе без специального конституционного управомочия ограничивать пользование конституционными свободами и правами, но при этом связан указанными в Конституции целями ограничений.

В свое время еще К. Маркс, характеризуя французскую Конституцию 1852 года, отмечал, что «каждый параграф конституции содержит в самом себе свою собственную противоположность, свою собственную верхнюю и нижнюю палату: свободу — в общей фразе, упразднение свободы — в оговорке».

Действительно, законодатель нередко, пользуясь генеральным конституционным уполномочием, сводил основное право или свободу к чрезвычайно узким возможностям для человека, ставя его под весьма строгий контроль государства по принципу: «Имею право? — Имеешь. — Значит, могу? — Нет, не можешь».

Поэтому в последнее время обозначилась тенденция при формулировании в конституциях оговорок к правам и свободам, отсылающих к закону, четко устанавливать для законодателя задачи и пределы регулирования соответствующих отношений, а также основные содержательные положения этого регулирования.

Германский Основной закон при формулировании ограничений прав и свобод часто пользуется выражением «законом или на основе закона». Мы это видели уже в цитированной ст. 19 и можем, например, видеть в ч. 1 ст. 12, где сказано: «Занятие профессией может регулироваться законом или на основе закона». Как разъясняет К. Хессе, «в первом случае законодатель сам предпринимает ограничение, не требующее для реализации еще исполнительного акта, во втором — он регулирует предпосылки, при которых органы исполнительной или судебной власти могут или должны реализовать ограничение».

Наряду с ограничениями прав и свобод, распространяющимися на все население государства, конституции иногда предусматривают индивидуальное лишение прав и свобод как санкцию за злоупотребление ими. Примером может служить опять же германский Основной закон (ст. 18): «Тот, кто злоупотребляет свободой выражения мнений, в особенности свободой печати (статья 5, часть 1), свободой преподавания (статья 5, часть 3), свободой собраний (статья 8), свободой объединения (статья 9), тайной переписки, почтовых и телеграфных сообщений (статья 10), собственностью (статья 14) или правом убежища (статья 16-а) против свободного демократического строя, лишается этих основных прав. Лишение и его объем определяются Федеральным конституционным судом».

Наконец, следует отметить, что конституции часто предусматривают возможность временного ограничения тех или иных прав и свобод при чрезвычайных обстоятельствах (война, стихийное бедствие и т. п.). Подобный подход к проблеме закономерен, поскольку вопрос об ограничениях прав и свобод человека и гражданина и пределах таких ограничений бесспорно является одним из сложных и дискуссионных в юридической науке не только в России, но и за рубежом.

Главная причина ограничения прав и свобод граждан — возникновение какой-либо чрезвычайной ситуации (используются также термины «исключительная ситуация», «экстремальная ситуация» и т. п.) для государства и общества, основными признаками которой являются следующие обстоятельства:

а) возникновение неблагоприятных условий (угроза лишения или лишение определенных ценностей) для осуществления собственных интересов субъектов;

б) негативные явления, предполагающие использование преимущественно принудительных силовых средств;

в) уменьшение объема возможностей, свободы, а значит, и прав человека, что осуществляется с помощью обязанностей, запретов, мер защиты и т. п. ;

г) направленность на охрану общественных отношений, индивидуальной и коллективной свободы.

Таким образом, одна из основных характеристик и объективное следствие чрезвычайной (экстремальной) ситуации — ограничение прав и свобод граждан, направленное в зависимости от конкретных условий на устранение, нейтрализацию либо минимизацию ее последствий.

Например, английские законы о чрезвычайных полномочиях Defence of the Realm Act 1914 г. и The emergency Powers (Defence) Act 1939 г., известные в советском довоенном праве как ДОРА и новая ДОРА (по начальным буквам слов из названия закона 1914 г.), в качестве основания введения чрезвычайного положения предусматривали исключительные обстоятельства. Сам по себе этот термин, вошедший в употребление во время первой мировой войны как юридическое понятие, означает «такое непредвиденное стечение или сочетание обстоятельств, которое требует немедленной деятельности или спасительных средств». Подобные проблемы возникают вследствие войн, угрозы агрессии, вооруженного восстания, сепаратистских движений, массовых беспорядков и других чрезвычайных для государства обстоятельств, угрожающих его суверенитету и существованию

Законом РСФСР о чрезвычайном положении от 17 мая 1991 г., несмотря на последующую критику его норм как недостаточно предметных и противоречивых, было введено два важных правила:

чрезвычайное положение может вводиться лишь в условиях, когда обстоятельства, служащие основанием для его введения, представляют собой реальную, чрезвычайную и неизбежную угрозу безопасности граждан или конституционному строю республики, устранение которой невозможно без применения чрезвычайных мер;

основаниями введения чрезвычайного положения могут быть попытки насильственного изменения конституционного строя, массовые беспорядки, сопровождающиеся насилием, межнациональные конфликты, блокада отдельных местностей, угрожающие жизни и безопасности граждан или нормальной деятельности государственных институтов; стихийные бедствия, эпидемии, эпизоотии, крупные аварии, ставящие под угрозу жизнь и здоровье населения и требующие проведения аварийно-спасательных и восстановительных работ.

Содержание ограничений определено ст. 55, 56 Конституции Р Ф. Так, ч. 3 ст. 55 гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо… «, а ч. 3 ст. 56 называет те права, которые не могут быть ограничены. К примеру, нельзя лишить человека права на достоинство, на свободу мысли и вероисповедания, на благоприятную окружающую среду. Нельзя, не опираясь на закон, произвольно изымать у человека и иные основные права и свободы.

Ограничения играют огромную роль в обретении личностью подлинной свободы. «Ограничивая свободу каждого известными пределами, закон обеспечивает ему, зато беспрепятственное и спокойное пользование своими правами, т. е. гарантирует ему свободу внутри этих пределов.

Это свойство свободы было учтено еще разработчиками французской Декларации прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. В ст. 4 Декларации записано: «Свобода состоит в возможности делать все, что не вредит другому: таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми границами, которые обеспечивают другим членам общества пользование этими же правами».

Правовые ограничения -- это «установленные в праве границы, в пределах которых субъекты должны действовать; это есть сдерживание неправомерного поведения, создающее условия для удовлетворения интересов контрагента (в широком смысле слова) и общественных интересов в охране и защите».

Закрепление ограничений исключительно законом должно оградить личность против произвольных мер, к которым может прибегнуть исполнительная власть. Подобная гарантия имеет значение лишь в демократическом государстве, так как в недемократической стране законодательная власть не является независимой от исполнительной.

Ограничение свободы слова в белорусском законодательстве имеет свои особенности. Статья 23 Конституции Республики Беларусь допускает ограничение прав и свобод в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Однако часть 3 статьи 34 Конституции республики закрепляет иные условия: свободу слова можно ограничить не только законом, но и подзаконными актами. «Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав», -- гласит данная статья.

Одна из проблем защиты прав личности связана с защитой частной жизни.

Конституция Республики Беларусь гарантирует каждому право на защиту и неприкосновенность личной жизни (ст. 28), в том числе от посягательств на тайну корреспонденции, телефонных и иных сообщений.

Гражданский кодекс Республики Беларусь, вступивший в силу с 1 июля 1999 г., вводит понятия «неприкосновенность частной жизни», «личная и семейная тайна», относит их к нематериальным благам и устанавливает способы защиты, в том числе компенсацию морального вреда. Это новшество актуализирует вопрос о понятии «неприкосновенность частной жизни», а также о сфере запрета на вмешательство в частную жизнь.

Законодательного определения понятия «неприкосновенность частной жизни» нет. Исходя из анализа законодательства зарубежных стран, практики Европейского суда по правам человека, грамматического толкования, следует, что понятие «неприкосновенность частной жизни «является довольно широким и включает в себя понятия «личная жизнь», «личная тайна» и «семейная тайна».

Сфера ограничения вмешательства в частную жизнь определена рядом законодательных актов. При этом они затрагивают наиболее важные стороны частной жизни, когда вмешательство в нее преследуется по закону. Это, прежде всего, касается тайны личной и семейной жизни.

Таким образом, необходимость ограничения прав граждан существует в любом не только авторитарном, но и демократическом государстве. В одних случаях, данные ограничения вызваны чрезвычайными ситуациями, в других специальным статусом субъектов, обусловленным их особыми отношениями с обществом и государством.

Заключение

Задача «согласования общественно значимых интересов граждан и власти» не может быть решена без достижения баланса интересов личности, гражданского общества и государства. Такой баланс достигается путем наложения неких разумных ограничений как на власть государства над гражданином, так и на права и свободы личности.

Каждый человек при осуществлении своих прав и свобод должен подвергаться только таким ограничениям, которые устанавливает закон.

Естественная свобода всегда абсолютна. Она в принципе не может иметь пределов и границ, как не может быть пределов у человеческих потребностей, интересов и устремлений. Однако абсолютный и беспредельный характер свободы неизбежно перестает быть таковым в том случае, когда попытки одного субъекта реализовать свою свободу в неограниченном виде всегда будут наталкиваться на аналогичные попытки со стороны другого субъекта. Это приводит к явному доминированию одной свободной воли над другой. Чтобы такое состояние не наступило, существует только один путь -- взаимное ограничение абсолютной свободы всех субъектов путем установления ее пределов.

Таким образом, полагаем, что можно дать определение понятия «ограничение прав и свобод человека» как обусловленное различными факторами, главным образом политико-правового свойства, преследующее определенные цели, осуществляемое как правовыми, так и неправовыми средствами и способами, количественное и (или) качественное умаление субъектами власти прав и свобод человека, причем под умалением понимается либо исключение, либо сужение объема и содержания прав человека.

Список литературы

1. Конституция Р Ф. // Российская газета. 21. 01. 2009.

2. Всеобщая Декларация прав человека: принята Генеральной ассамблеей РРН 10 декабря 1948 г. // Международные соглашения и рекомендации ООН в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М., 1989. № 1.

3. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод // Государство и право. 1994, № 4.

4. Маунц Т. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР). М, 1959.

5. Шаклеин Н. И. К вопросу о конституционных ограничениях прав и свобод человека. // Ученые записки. 2006. № 1.

6. Шумилова Т. А. Ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина: понятие и пределы. // Вестник ПАГС. 2009. № 4.

7. Ковачев Д. А Конституционное право государств Европы. М., 2005.

8. Ганин О. В., Захаров В. В. Конституционное право зарубежных стран: Хрестоматия. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006.

9. Страшун Б. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М., 2000.

10. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8.

11. Полянский Н. Н. Английские законы о чрезвычайных полномочиях правительства и об отправлении правосудия во время войны // Советское государство и право. 1940. № 2.

12. Пчелинцев. С. В. Чрезвычайные ситуации и возможные ограничения прав и свобод человека: правовые аспекты. // Права человека. 2006. № 2.

13. Филонов. В. И. Законодательные аспекты основных ограничений прав человека. // Право. 2007. № 1.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой