Окказионализмы как средство авторской самореализации и индивидуализации в языке публицистики

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Брянский государственный университет им. академика И. Г. Петровского

Кафедра Журналистики

Курсовая работа

По дисциплине Современный русский язык

На тему: Окказионализмы как средство авторской самореализации и индивидуализации в языке публицистики

Автор работы:

Осипов В. А.

Научный руководитель:

Атаманова Н. В.

Брянск 2011

Введение

Понятие о национальном словарном составе тесно связано с общим понятием о национальном русском языке как средстве общения русской нации, то есть исторически сложившейся устойчивой общности людей, объединяемых единством территории, экономики и языка. Национальный русский язык включает всю совокупность языковых средств русского народа, в том числе диалектных и социально-профессиональных. Следовательно, национальная лексика и фразеология, являясь частью национального русского языка, охватывает практически все его словарные пласты: общераспространенные единицы; средства ограниченного употребления (диалектные, социально-профессиональные и жаргонно-арготические); слова и обороты, по стилевой принадлежности, стилистическими свойствами являющиеся общепринятыми, нормированными и выходящие за рамки этих норм (грубо просторечные, бранные, вульгарные и т. д.)

Но особую роль как лексические единицы языка играют окказионализмы, часто возникающие в процессе метафоризации слова. Эти языковые единицы образуются как по законам русского словообразования так и нарушая его, но при этом содержат в себе большую долю эмоционально-экспрессивных свойств, не соответствуют общепринятому употреблению, то есть не становятся фактом словарной системы языка, не фиксируются толковыми словарями, проявляются только в специфическом контекстном употреблении. Поэтому окказионализмы воспринимаются как средство авторской самореализации и индивидуализации, особенно в языке публицистики.

Лексическое значение окказионализмов содержит не только непосредственную или опосредованную соотнесённость с отображаемым предметом, но и передают авторское отношение к изображаемому (насмешка, ирония, сарказм), являются средством выразительности языка и речи (входят в состав тропов и стилистических фигур).

Эти «удивительные», непривычные для слуха и глаза слова сразу обращают на себя внимание читателя, а значит, завоёвывают его живой интерес к печатному слову, выполняя при этом важнейшую стилистическую функции — функцию воздействия.

Окказионализмы, на мой взгляд, самое необыкновенное явление в художественной литературе и публицистике. Поэтому хочется сравнить принципы создания авторских слов, понять, как рождаются такие феномены, особенно в языке периодической печати.

Эта тема, несомненно, вызывает интерес. Каждому журналисту полезно и познавательно осуществлять наблюдение за стремительным изменением языка прессы. На мой взгляд, окказиональная лексика наиболее интересна на фоне периодической печати. Слова-«придумки» берутся ниоткуда: их «изобретает» сам автор. В отличие от неологизмов, окказионализм — это особое слияние двух смыслов, которое рождает третий, наиболее яркий. Такие слова помогают емко и выразительно передать мысль, они экспрессивны и всегда будут звучать живо и интересно.

Реализацию поставленной научно-исследовательской задачи помогут осуществить тщательное изучение теоретической литературы, обработка данных, представленных в сети интернета, анализ текстов периодической печати.

Глава 1. Окказионализмы как терминологическое понятие в современном русском литературном языке

1.1 Понятие окказионализма в языке и речи

Язык — явление динамичное, он не стоит на месте, постоянно развивается, изменяется, поэтому в лексике любого языка можно выделить такие пласты, как устаревшая (архаизмы, историзмы) и новая (неологизмы, окказионализмы).

Неологизм http: //ru. wikipedia. org/wiki/Неологизм (др. -греч. нЭпт -- новый, льгпт -- речь, слово) -- слово, значение слова или словосочетание, недавно появившееся в языке (новообразованное, отсутствовавшее ранее). Свежесть и необычность такого слова или словосочетания ясно ощущается носителями данного языка, так как часто его лексическое значение часто неясно всем носителям языка.

Этот термин стал применяться в истории языка, чтобы охарактеризовать обогащение словарного состава в отдельные исторические периоды, выявляют неологизмы петровского времени, неологизмы отдельных деятелей культуры (М. В. Ломоносова, Н. М. Карамзина и его школы), неологизмы Отечественной войны и т. д.

В развитых языках каждый год появляются десятки тысяч неологизмов. Большинство из них имеют недолгую жизнь, но некоторые закрепляются в языке навсегда, входят не только в живую обиходную его ткань, но и становятся неотъемлемой частью словесности.

По источнику появления неологизмов их можно поделить на:

-общеязыковые (как новообразованные, так и новозаимствованные)

-авторские (индивидуальные, индивидуально-стилистические) неологизмы (окказионализмы), которые создаются авторами для определённых художественных целей. Они редко выходят за пределы контекста, не получают широкого распространения, как правило остаются принадлежностью индивидуального стиля, так что их новизна и необычность сохраняются.

Окказионализм http: //ru. wikipedia. org/wiki/Окказионализм -- (от лат. occasionalisу -- случайный) -- индивидуально-авторский неологизм, созданный поэтом или писателем в соответствии с законами словообразования языка, по тем моделям, которые в нём существуют, и использующийся в художественном тексте как лексическое средство художественной выразительности или языковой игры.

Следует отметить, что сам термин «окказионализм» в научной литературе обозначен довольно туманно. К примеру, в «Словаре-справочнике лингвистических терминов» Д. Э. Розенталя и М. А. Теленковой Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. Изд. 2-е. М.: Просвещение, 1976 С. 240 дается такое определение: «Окказионализм — слово, образованное по непродуктивной модели, используемое только в условиях данного контекста»

Окказионализмы — слова «однодневки», созданные на основе обычных (узуальных слов), но не вошедшие в общеупотребительную лексику. Они факты речи, а не языка.

Однако встречаются случаи, когда те или иные авторские неологизмы (окказионализмы) становятся частью общей лексики. Примером для европейских языков могут служить: «утопия» Т. Мора (XVI век), «робот» К. Чапека, «новояз» Дж. Оруэлла (XX век). М. В. Ломоносов следующими словами обогатил русский литературный язык: «атмосфера», «вещество», «градусник», «преломление», «равновесие», «диаметр», «квадрат», «минус», «горизонт» и «горизонтальный», «кислота» и «квасцы», «зажигательное» (стекло), «негашёная» (известь), «огнедышащие» (горы), «удельный» (вес); а слова -- «промышленность», «моральный», «эстетический», «эпоха», «сцена», «гармония», «катастрофа», «будущность», «влияние», «сосредоточить», «трогательный», «занимательный» ввёл в язык Карамзин, «головотяп», «головотяпство», «благоглупость» -- М. Е. Салтыков-Щедрин, «стушеваться», «лимонничать» -- Ф. М. Достоевский, «самолёт» (в значении аэроплан), бездарь -- И. Северянин, «лётчик», «изнеможденный» и «смехач» -- В. Хлебников, «канцелярит» -- К. Чуковский.

«Эгологизмы», «слова-самоделки», «слова-метеоры»? так называют окказиональные слова ученые-лингвисты, потому что они выполняют исключительно индивидуально-стилистическую роль в тексте и практически никогда не входят в общую лексику и не отражаются в словарях, кроме индивидуально-авторских. Неслучайно их называют вечными «неологизмами», так как они никогда не теряют своей новизны. Но у всего имеется исключение: так, слова прозаседаться, «июминутный (В. Маяковский) и судьбоносный (Ф. Шаляпин) со временем утратили свою «окказиональность» и были запечатлены в словарях. Но есть и придуманные конкретными авторами слова, которые сразу же вошли в обиход: партийность (впервые слово отмечено у В.И. Ленина); промышленность, будущность (придуманы Н.М. Карамзиным); стушеваться (ранее известный в жаргоне чертежников, этот глагол в литературное употребление ввел Ф.М. Достоевский); головотяп, головотяпство (впервые употребил М.Е. Салтыков-Щедрин), нимфетка (придумано В.В. Набоковым).

Часто окказионализмы создаются ради игры слова. Такие слова имеют очень необычную структуру и специфичную эмоциональную окраску. Поэтому их так любят поэты, а теперь и журналисты. Всем известны так и не вошедшие в общеупотребительный язык есенинские окказионализмы цветь, звень.

На наш взгляд, важно различать такие понятия, как окказиональная и неологическая лексика.

Неологизмы, в отличие от окказионализмов, которые создаются автором и не рассчитаны на вхождение в язык, предназначены для обозначения новых предметов или явлений, и впоследствии закрепляются в словарях и утрачивают оттенок новизны. Окказионализмы, в отличие от неологизмов, не являются фактом системы языка, они свободно образуются в речи всякий раз, когда в них возникает необходимость. В отличие от потенциальных слов, окказионализмы создаются с нарушением законов общеязыкового словообразования. В отличие от узуальных слов, окказионализмы противоречат традиции и норме употребления.

Однако существует и другая точка зрения. Так, некоторые ученые-лингвисты не разделяют эти два понятия, и не признают разницы между окказионализмами и неологизмами.

1.2 Классификационная характеристика окказионализмов

Приступая к рассмотрению предмета исследования, считаем необходимым в качестве вводных, установочных сведений представить научно значимые положения теории окказиональности:

Окказиональное (слово, значение, словосочетание, звукосочетание, синтаксическое образование) — «не узуальное*, не соответствующее общепринятому употреблению, характеризующееся индивидуальным вкусом, обусловленное специфическим контекстом употребления Ахманова О. С. — Словарь лингвистических терминов 1969 С. 284».

Окказионализм как факт речи задан тем не менее системой языка, проявляет и развивает семантические, словообразовательные и грамматические возможности этой системы, прорицает тенденции ее развития. «То, что живет в языке подспудной жизнью, чего нет в текущей жизни, но дано как намек в системе языка, прорывается наружу в … явлениях языкового новаторства, превращающего потенциальное в актуальное Бабенко Н. Окказиональное в художественном тексте. Структурно-семантический анализ: Учебное пособие. Калининград, 1997 (Глава 1. ВАЖНЕЙШИЕ АСПЕКТЫ ТЕОРИИ ОККАЗИОНАЛЬНОСТИ).».

Окказионализмы могут быть созданы по нормативным словообразовательным моделям (так называемые потенциальные слова) и с нарушением в той или иной степени деривационной нормы (собственно окказионализмы).

Всякое слово (языка или речи) реализует свое значение в контексте, но узуальные (канонические) слова требуют так называемого воспроизводящего контекста, а окказиональные — формирующего, созидающего.

Анализ окказионализмов разных типов является по преимуществу семантическим и проводится главным образом посредством семного и контекстуального методов с привлечением таких приемов исследования, как анализ словарных дефиниций, словообразовательный анализ, функционально-грамматический анализ. Структурно-семантическое исследование окказионализмов естественно сопряжено со стилистическим анализом художественного произведения.

Высокохудожественные, эстетически ценные окказионализмы являются важным текстообразующим средством, отличаются исключительной семантической емкостью.

Окказиональные слова, как уже было замечено, создаются вразрез с общепринятыми правилами словообразования и, отличаясь от узуальных слов, имеют следующие признаки:

1. Принадлежность к части речи;

2. Невоспроизводимость (творимость);

3. Ненормативность;

4. Функциональная одноразовость;

5. Экспрессивность;

6. Индивидуальная принадлежность;

7. Словообразовательная производимость;

8. Номинативная факультативность;

9. Синхронно-диахронная диффузность. Лыков А. Г. Современная русская лексикология (русское окказиональное слово) М., 1976 С. 11

Таким образом, окказиональное слово? это речевая экспрессивная единица, обладающая свойством невоспроизводимости, ненормативности и функциональной одноразовости.

В теории окказиональности принято выделять следующие типы окказионализмов Бабенко Н. Окказиональное в художественном тексте. Структурно-семантический анализ: Учебное пособие. Калининград, 1997 (Глава 1. ВАЖНЕЙШИЕ АСПЕКТЫ ТЕОРИИ ОККАЗИОНАЛЬНОСТИ). :

Фонетические — автор предлагает в качестве новообразования какой-либо звуковой комплекс, считая, что этот комплекс передает, содержит некую семантику, обусловленную фонетическими значениями звуков, его составляющих. Классические примеры фонетических окказионализмов находим в экспериментальном стихотворении В. Хлебникова:

«Бобэоби пелись губы,

Вээоми пелись взоры, (…)"

Лексические — создаются в большинстве случаев комбинацией различных узуальных основ и аффиксов в соответствии со словообразовательной нормой или в некотором противоречии с ней. При образовании лексических окказионализмов действует исторически сложившийся механизм словопроизводства. Новообразование компонуется из морфем, уже существующих в языке.

В качестве иллюстрации сказанного приведем строфу из стихотворения О. Мандельштама «Чернозем», содержащую лексический окказионализм:

Как на лемех приятен жирный пласт,

Как степь лежит в апрельском провороте!

Ну, здравствуй, чернозем: будь мужествен, глазаст…

Черноречивое молчание в работе.

Лексический окказионализм черноречивое (молчание), созданный сложно-суффиксальным способом по образцу прилагательного «красноречивое».

Грамматические (морфологические) окказионализмы представляют собой образования, в которых, с точки зрения узуса, в конфликте находятся лексическая семантика и грамматическая форма. Невозможное в системе языка оказывается возможным в авторском контексте благодаря творческому развитию лексического значения слова. Например, в стихотворении В. Брюсова:

К великой цели двигались народы.

Век философии расцвел, отцвел;

Он разум обострил, вскрыл глуби зол

И людям вспыхнул маяком свободы.

Семантические окказионализмы являются результатом появления семантических приращений (иначе говоря «обертонов смысла», «контекстуальных значений»), которые существенно преобразуют семантику исходной узуальной лексемы, употребленной в художественном контексте. Примером семантического окказионализма может служить прилагательное лазорев в стихотворении И. Северянина «Нерон»

Мучают бездарные люди, опозорив

Облик императора общим сходством с ним.

Чужды люди кесарю: Клавдий так лазорев,

Люди ж озабочены пошлым и земным.

Окказиональные (необычные) сочетания слов представляют собой стечение лексем, сочетаемость которых в узусе невозможна, поскольку противоречит закону семантического согласования вследствие отсутствия общих сем в их лексических значениях. Благодаря возникновению контекстуально обусловленных семантических сдвигов, в зависимом компоненте словосочетания общие семы появляются. Так, окказиональным является словосочетание давнопрошедшие позы в стихотворении С. Кирсанова «В Лондоне»:

… Он — город часовых

в давнопрошедших позах,

подстриженной травы,

живых головок Греза,

ораторов в садах,

седеющих спортсменов

и стрелок, что всегда

дрожат на «переменно»…

Синтаксические — новообразованные конструкции с окказиональным управлением («Иду, и холодеют росы и серебрятся о тебе" — А. Блок), окказиональный порядок слов («Рабочего громады класса враг» — В. Маяковский).

Из вышесказанного следует выделять следующие типы окказионализмов: фонетические, лексические, семантические, грамматические, окказиональные сочетания слов.

Образование окказионального слова можно рассмотреть на следующем примере.

Словообразовательные цепочки, составляющие словообразовательное гнездо со стержневым словом «греза», выглядят следующим образом (справа для сравнения приведем узуальное словообразовательное гнездо с опорным словом «греза» из «Словообразовательного словаря» А.Н. Тихонова):

греза — грезить — грезэр — грезэрка; греза — грезить — грезиться —

погрезиться;

греза — безгрезье; греза — грезить — грезиться —

пригрезиться;

греза — грезо-фарс; греза — грезить — загрезить;

греза — грезоломня; греза — грезить — погрезить;

греза — грезный — грезно;

греза — грезовый — грезово;

греза — огрезить;

Следует отметить: окказиональная лексика постоянно развивается, что способствует появлению новых классификаций и типов.

Таким образом, окказионализмы создаются авторами индивидуально, чаще носят эмоционально-экспрессивный характер; они сохраняют новизну, ощущаются как новые, независимо от времени своего создания, у них отсутствует ориентация на общеупотребительность; они создаются по нормам и вне норм русского словообразования. Создание окказионализмов расширяет лексику языка и вносит в нее неповторимый эмоциональный оттенок, является средством индивидуализации авторского языка.

Глава 2. Окказионализмы в современной публицистике

2.1 Окказионализмы как средство создания экспрессии в современной публицистике

В последнее время волна окказионализмов буквально захлестнула нашу печать. Их количество на страницах газет растет день ото дня. Вероятно, такой стремительный рост индивидуально-авторских слов (так еще иногда называют окказиональные образования) можно объяснить как возникшей социальной потребностью неординарного именования всего нового, так и внутриязыковыми факторами — тенденцией к экономии, унификации языковых средств, использованию номинаций с разной внутренней формой и этимологией. Но основной причиной популярности окказионализмов является, пожалуй, стремление достичь максимальной эмоционально-экспрессивной и стилистической выразительности звучащего и печатного слова.

Актуальность окказионализмов вызвана тем, что в последние годы с расширением прав и свобод граждан (зачастую понимающих свободу как вседозволенность) трансформировались многие общепринятые нормы и ценностные ориентации, утвердившиеся в советские времена и казавшиеся незыблемыми. С одной стороны, изменения в общественно-политической, культурной, образовательной сферах жизни, неприятие всего того, что связано с советским строем, вызывает у носителей языка желание отойти от старых канонов, заменить их чем-то новым, причем это новое должно быть оригинальным, ярким и остроумным. С другой стороны, объективно сложившаяся в сфере коммуникации обстановка требует от ее служителей бороться за своего слушателя, зрителя, читателя. Журналисты используют различные методы и приемы, чтобы удержать читателя, быть с ним на «ты» (особенно это заметно в молодежных изданиях, передачах). Стремясь внести в текст свежую струю, привлечь собеседника, журналисты часто употребляют в том числе и окказиональные образования, зачастую нарушая при этом общепринятые языковые нормы. Наплыв окказионализмов в современной публицистике обусловлен также стремлением сделать ее более доступной для массового читателя. Вследствие этого на страницах печати отмечается увеличение числа элементов разговорной речи, которая в последнее время пополнилась огромным количеством жаргонных и обсцентых элементов. Широкое использование авторских неологизмов объясняется еще и тем, что в современном обществе появились «люди без глубоких и чистых корней», которые «образуют замкнутую псевдоэлиту, достаточно богатую и властную, чтобы небезуспешно, несмотря на широкое противодействие здравой части общества, распространять свои корпоративные вкусы» Клушина Н. И. О модном способе окказионального словообразования // Русская речь. — 2000. — № 2. С. 47 Возросший интерес публицистов к окказионализмам можно также объяснить и тем, что такие новообразования разрушают стереотипы восприятия, будучи неординарными структурно и необычными семантически.

Окказионализмы позволяют более точно выразить мысли и чувства, дать меткую оценку происходящему, усилить эмоционально-экспрессивную выразительность речи, а также позволяют экономить языковые средства.

В условиях социально-политических изменений, происходящих в нашем обществе с развитием демократизации, ростом политизации, с принятием закона о печати и СМИ и в связи с отменой официальной цензуры, органы печати становятся непосредственным проводником самих процессов. Свобода слова проявляется и в стремлении журналистов к самовыражению, что обнаруживается, в частности, в употреблении заметных и ярких слов в окружении «немаркированных окказиональностью» слов-собратьев.

Несомненно, публицистические тексты должны привлекать внимание читателей. Поэтому журналисты стремятся использовать всевозможные языковые и внеязыковые средства, обладающие ярко выраженной экспрессией. А наиболее экспрессивно будет то, что нарушает привычные нормы (словопроизводства, стилистики, лексической сочетаемости, композиционного построения и т. д.) и поэтому обращает на себя внимание. Попросту говоря, для автора статьи экспрессивно то, что необычно. Среди внеязыковых средств создания экспрессивного эффекта — употребление кавычек, различные подчеркивания, особый шрифт, иллюстрации, фотоснимки и др.

Окказионализмы — одно из языковых средств достижения экспрессивности в периодической печати, поскольку они непосредственно предназначены для того, чтобы сильнее воздействовать на читателя. Сознательное использование автором им самим придуманных слов всегда «содержательно, эстетически значимо и экспрессивно» Маслова В. А. Лингвистический анализ экспрессивности художественного текста. — Мн., 1997. С. 56.

В основе окказиональной экспрессии лежит несоответствие новообразования принятым в языке стандартам — наиболее регулярным, закрепившимся моделям. Это несоответствие не является ошибкой, поскольку появление любого неологизма, в том числе и индивидуально-авторского, должно быть оправдано либо потребностью назвать новое, либо определенными стилистическими задачами. По словам В. А. Жуковского, «слово не есть наша произвольная выдумка: всякое слово… есть событие в области мысли».

Окказионализмы ситуативны. Новообразования, создаваемые публицистами с определенными стилистическими целями, вне «родного» словесного окружения теряют свою выразительность и могут быть даже непонятны: свежевставленный, обтэфиться, жабинг, лемешистка, ОРЗительный, поездатый, спёрбанк, чтоизволизм и многие другие.

Окказиональное образование порой возникает в результате замены одного или нескольких компонентов фонетической структуры слова. Иногда такое изменение сопровождается метатезой согласных звуков. Созданные таким образом окказионализмы достаточно широко представлены в печати:

аристобратия (ср. аристократия), сантимэтр (ср. сантиметр),

натюрморд (ср. натюрморт), кока-кома (ср. кока-кола), АиФория (ср. эйфория),

бандидат (ср. кандидат), кинонизация (ср. канонизация),

думацкий (ср. дурацкий), сексплуатация (ср. эксплуатация) и др.

В отдельных случаях трансформируется часть слова-композита. Так, из агропромышленный получилось виагропромышленный, из братоубийственный — братваубийственный.

Журналистами нередко используется прием эпентезы: аифоризм (ср. афоризм), адегноид (ср. аденоид), а также эпентезы в сочетании с меной фонемы: салаткоежка (ср. сладкоежка) и — редко — диерезы: тварищ (ср. товарищ).

Окказионализмы образуются не только на основе звуковых аналогий, но и на базе существующих словообразовательных моделей. Так, на базе общеупотребительных слов при помощи продуктивных словообразовательных моделей были созданы следующие окказионализмы: недовотум, путинец, разусыновитель, ясельник, прав, урыдаться, книгоплюшкин, кинобабушка, порновойна и др.

Замена корневой или аффиксальной морфемы приводит к поморфемному восприятию окказионального слова. К числу таких новообразований можно отнести окказионализмы с аффиксоидами

теле- (телеперсона, телезаготовка), лже- (лжедубленка, лже-Хрюша), секс- (секс-парад, секс-тур),

-фобия (контролерофобия, исламофобия), -терапия (арт-терапия, хренотерапия, земфотерапия),

-мания (курникомания, метеомания).

Созданию экспрессии на лексическом уровне способствует семантика окказионализма. Она обусловлена тематическим несоответствием приобретенного значения слова производящему значению. Лексико-семантическая определенность слова в прямом и окказиональном значениях различна. Так, слово путина в прямом значении имеет значение «время лова рыбы», а в окказиональном является обобщенным наименованием времени правления В. В. Путина. Очевидно, что производное, окказиональное значение слова не может не ассоциироваться с производящим. Наличие у реципиента пресуппозиции способствует в процессе восприятия и осмысления окказионализма ощутить его образность и экспрессивность.

Путем формирования окказионального переносного значения были созданы следующие новообразования: первоклассный — «относящийся к первому классу в школе», нудный — «нудистский», хулиганка — «бойня, драка», звездопад — «падение рейтинга популярности у звезд российской эстрады» и др.

Как уже отмечалось выше, значение окказионализма вне контекстуального окружения может быть непонятно читателю. Это объясняется не только спецификой данного новообразования, но и его многозначностью. Так, в контексте «Отказники еще могут передумать и имеют право войти в состав правительства» («АиФ», 2000, № 43) окказионализм отказник имеет значение «депутат, снявший свою кандидатуру, отказавшийся от баллотирования». Это же слово в другой статье («АиФ», 2001, № 19) выступает в значении «ребенок, от которого отказались родители»: «Отказники — это в основном дети алкоголиков, наркоманов, «десоциализированных элементов». Отметим, что в четырехтомном «Словаре русского языка» (М., 1986) данная лексема вообще не представлена. окказионализм речь публицистика авторский

На страницах газет встречаются окказионализмы, вступающие в рамках определенного контекста в синонимические отношения. Так, «проститутки» у одних журналистов давалки, а у других — бордюрщицы, «грубый, прямолинейный телеведущий» — телемонстр, телекиллер, «телепузики» — телетузики, телетрупики и т. д., участники телепроекта «За стеклом» — застекольцы и застекольщики. Называнием одних и тех же лиц, предметов, явлений разными словами подчеркивается оригинальность мыслительного процесса авторов, разнообразие мнений.

Многие индивидуально-авторские неологизмы возникают в пейоративных целях. Это связано прежде всего с негативной оценкой журналистом явления, процесса или понятия, обозначаемого данным образованием. Например, недовольство Л. Кузнецовой проведением церемонии вручения призов в области телевидения «Тэффи» отразилось в ее статье под названием «Обтэфились» (АиФ, 2000, № 43). Данный окказионализм имеет пошловато-сниженное значение, отрицательную экспрессивно-оценочную коннотацию. Такую же коннотацию имеют следующие образования: ЕдиОТ, хам-бургер, обграммофонились, отпиарить и др.

Таким образом, следует отметить, что индивидуально-авторские неологизмы (окказионализмы) возникают там, где автору хочется особо выделить явление, предмет, которые обсуждаются в печати, отразить своё отношение к изображаемому, создать свой неповторимый стиль.

2.2 Окказионализмы как средство авторской самореализации и индивидуализации в языке публицистики

Культурная ситуация XXI века предполагает свободное обращение с языковой реальностью, поощряет языковые эксперименты, манифестирует расширение интересов в области креативных возможностей языка, особенно в публицистических жанрах. Отмеченные языковые тенденции времени отчетливо реализуются в окказиональном словотворчестве — «не узуальном, не соответствующем общепринятому употреблению, характеризующемся индивидуальным вкусом, обусловленном специфическим контекстом употребления». Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. — М., 2004. С. 169

Обилие индивидуально-авторских новообразований в печати обусловлено спецификой современной публицистики. А именно — процессом ее демократизации, либерализации Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. — М., 1994. С. 5. Следствием того явилось возрастание в газете личностного начала.

Исследователи языка современной газеты отмечают в ней наряду со стремлением к броскости все усиливающуюся активизацию зазывной и эмотивной функций Шапошников В. Н. Русская речь 1990-х. — М., 1998. С. 97. Максимально используя возможности языковой системы, журналисты реализуют одну из функций печатного слова — функцию воздействия (наряду с информационной, эстетической функциями), стремясь к резкости слога, эпатируя, завоевывая внимание читателя. Деавтоматизируя наше восприятие через неповторимый облик окказиональных новообразований, печать как бы ненароком концентрирует внимание читателя на печатном тексте Юдина А. Д. Окказионализмы на страницах периодики // Русская речь. — 1999. — № 5. — С. 56−60.

Обратимся к конкретным вариантам газетных окказионализмов — точных выразительных соответствий художественному замыслу автора.

Окказионализмы (при всей своей ненормативности) реализуют действие законов словообразования русского языка, как бы «заполняя пустые клетки словообразовательных парадигм» Земская Е. А. Словообразование как деятельность. — М., 1992. С. 180. Сложение и сращение — доминирующие способы окказионального словообразования в современной прессе. Их частотное использование в акте словотворчества некоторые лингвисты объясняют т.н. тенденцией «языковой экономии» (О. Еперсен), суть которой — в увеличении информативности текста (сложение, сращение создают так называемую «суммарную семантику» Садохина Т. П. О дефиснооформленных парных сочетаниях слов типа «чулки-носки» // РЯШ. — 1989. — № 1. С. 81) за счёт его сокращения. Примерами окказионализмов такого типа могут служить: «поэтоград» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 1), «поэзовизуальный стиль фототворчества» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 6), «молодозрелость автора» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 7). Заметим, что при создании таких индивидуально-авторских слов действует закон аналогии, который отмечается исследователями как один из основных в окказиональном словообразовании Земская Е. А. Современный русский язык. Словообразование. — М., 1973. С. 230. Так, новообразование «яблокопад» (Аргументы и факты — Брянск, 2007, № 44, с. 1) явно соотносится с узуальным существительным «камнепад»; «афророссиянин» (Московский комсомолец, 2007, 3 ноября, с. 4) — с «афроамериканцем»; «Глобалистан» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 4) — с топонимами с элементом -стан.

Помимо сложения, сращения, весьма широкое распространение в среде окказионального словообразования имеет именная суффиксация. Новообразования такого типа различны и по структуре, и по семантике.

Особо часты — окказионализмы с суффиксами: -ник-, -ик-, -к-, большая часть которых имеет ярко выраженный иронико-сатирический или сниженный характер. Например: «игра в давалки» (Аргументы и факты, 2007, № 45, с. 5) — о политике власти, периодически «одаривающей» население тем, в чем оно нуждается; «отечественные эпохалки» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 10) — отечественные фильмы эпохального масштаба; «суррогатники» (Аргументы и факты, 2007, № 45, с. 9) — продавцы суррогата; «зарубежники» — прихожане зарубежных храмов (Российская газета, 2007, № 44, с. 13).

В печать в качестве базовых основ окказионализмов активно привлекаются имена собственные: имена лиц наших современников, политических и общественных деятелей, а также топонимы. Они порождают целые серии производных разнообразной частеречной принадлежности, семантики и структуры: «…этот заоблачный край (Тибет) вымирает или китаизируется» (Российская газета, 2007, № 42, с. 13), «мегаполис ужковского образца» («Концепт со всеми удобствами» // Комерсантъ, № 205 от 8 ноября 2007 г.), «меньшиковские интонации» (Комсомольская правда, 2007, № 45, с. 3) «за роллс-ройсовскими дверями-распашонками — богемный комфорт и стиль» («Концепт со всеми удобствами» // Комерсантъ, № 205 от 8 ноября 2007 г.). Такие новообразования точнее было бы назвать потенциальными словами — единицами речи, образующимися в случае необходимости по продуктивной словообразовательной модели. Однако это не исключает их экспрессивности, сверхсемантики. Так, в контексте: «что-то испанистое во всей этой истории должно быть, авантюрное» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 11) — значение окказионального прилагательного не сводится только к «имеющий отношение к Испании», но и содержит в себе сему «авантюризма», ассоциативно соотносимую с указанной страной.

Большой процент индивидуально-авторских образований нашего времени, образованных с помощью префиксации, содержит в своем составе заимствованный компонент. Читаем: «Еврочиновников сошлют в Сибирь» (Аргументы и факты, 2007, № 44, с. 2), «евротройка» (Великобритания, Франция, Германия) (Известия от 14 ноября 2007 г.), «мотор-шоу» («Концепт со всеми удобствами» // Комерсантъ, № 205 от 8 ноября 2007 г.) — презентация автомобилей в автосалоне, «МегаНастройка» (Аргументы и факты — Брянск, 2007, № 44, с. 7) — в значении: настройка мобильного телефона оператором Мегафон; «долины техночудес» (Аргументы и факты, 2007, № 44, с. 18) в значении: новейшие достижения научно-технической мысли России; «Мы переживаем очередные постсмутные времена» (Аргументы и факты, 2007, № 44, с. 31). В печати наблюдается большое количество окказиональных единиц с элементом теле-, кино-: «гламурные телетусовки» (Комсомольская правда, 2007, № 45, с. 50), «тележивопись» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 10); «…всю эту развесистую киноклюкву мы имели удовольствие наблюдать не единожды» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 10). Такого типа окказионализмы отчетливо демонстрируют способность языка тематически отражать процессы, происходящие как в отдельно взятом социуме, так и в мире в целом.

Отметим, что некоторые типы окказиональных слов обнаруживают закрепленность за определенным жанром газетного текста. Так, окказиональные абстрактные существительные, служащие наименованием общественно-политических понятий и научных направлений, употребляются, как правило, в информации как жанре газетного текста: «заранее установленные идеологизмы» (Российская газета, 2007, № 42, с. 3), «проституирование» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 7). Или: «…совершенно новый русский социализм, который должен иметь внутренний духовный стержень — нравственный солидаризм. Такой социализм — веление времени» (Российская газета, 2007, № 43, с. 9). Иного типа новообразования встречаем в интервью как особом типе газетных текстов, в которых журналист стремится адекватно передать индивидуальность и самобытность речи интервьюируемых: «Одна из сложных проблем России — уметь наказывать. У нас всегда перенаказывали. Т. е. наказанием вызывали злобу и желание мстить» (Российская газета, 2007, № 42, с. 15). Интерпретация и разъяснение сущности актуального факта, явления в доступной и интересной для читателя форме как главные коммуникативные цели комментария диктуют и выбор соответствующей окказиональной (потенциальной) лексики: «купатель» (Российская газета, 2007, № 41, с. 28) — родитель, купающий малыша.

Еще один способ окказионального словообразования, получивший распространение в настоящее время — контаминация, позволяющая создавать новообразования не только контаминированной структуры, но и семантики Санников В. З. Русский язык в зеркале языковой игры. — М., 1999. С. 164. Например: «драмеди» (Аргументы и факты, 2007, № 45, с. 30) — синтез слов «драма» и «комедия».

Все рассмотренные нами выше способы окказионального словообразования создают т.н. лексические окказионализмы.

Особо отметим употребление окказиональных составных наименований (парных слов) в современной печати, часто встречаемых в контексте новейших реалий времени. Заметим, что такие лексико-синтаксические окказионализмы (при неоднозначном к ним подходе) зачастую рассматриваются лингвистами как явление переходное от свободного словосочетания к сложному слову. Так, корреспондент газеты «Коммерсантъ», раскрывая тему прошедшего 40-го Токийского автосалона, трижды оформляет свою мысль с помощью емких окказиональных формулировок: «двери-крылья», «двери-распашонки» «робот-агент» («Концепт со всеми удобствами» // Комерсантъ, № 205 от 8 ноября 2007 г.). В другом контексте встречаем новообразование «глаза-люди» (Аргументы и факты, 2007, № 45, с. 22). Кроме двусоставных наименований в газетных публикациях наличествуют (хоть и реже) и трехсоставные новообразования: «детство-юность-молодость даются человеку для поиска себя самого» (Литературная газета: Детское время, 2007, № 45, с. 2). Или: «равномерно-непрерывно-бурный смех» (Литературная газета: Детское время, 2007, № 45, с. 4). Заметим, что значение трехчастных лексических единиц складывается из семантики составляющих их элементов (при этом членение трехчастной лексической единицы на ряд смыслов не отменяет семантическую цельность окказионализма в целом), в то время как в двухчастных новообразованиях один компонент выполняет собственно номинативную функцию, а другой — характеризующую. Сам факт объединения слов дефисом в одну структурную единицу говорит о том, что именно такая словесная форма заключает смыслы, которые нельзя передать простым соположением лексем в тексте.

Особо хотелось бы остановиться на фразеологических окказионализмах, образованных по модели существующих в языке устойчивых оборотов с заменой одного из их компонентов. Такие окказиональные сочетания построены на обыгрывании соотношения фразеологической производящей основы и производного окказионального словосочетания: «Брянский мститель» (Российская газета, 2007, № 42, с. 10), «Брянское побоище» (Российская газета, 2007, № 42, с. 10). Интересны и другие случаи трансформации фразеологических сочетаний. Так, заголовок статьи о новом фильме «Преступление и наказание» по роману Ф. М. Достоевского, в котором актриса Елена Яковлева, ранее участвовавшая в постановке «Бесов», играет мать Раскольникова, выглядит так: «Бесы» попутали" (Российская газета, 2007, № 41, с. 48). А вот другой фразеологический окказионализм: «Пристойное» предложение" (Московский комсомолец, 2007, 3 ноября, с. 5)

В качестве особых окказиональных элементов газетной речи, получивших большое распространение в современной российской печати, выделяем такие наименования, в составе которых графически выделено слово-сегмент, тождественное по звуковому составу, но отличающееся от узуального коррелята оттенком значения Гридина Т. А. Языковая игра: стереотип и творчество. — Екатеринбург, 1996.С. 119. Это т.н. графические окказионализмы. «Окказиональный сегмент» может графически выделяться разными способами: через использование латинского шрифта (PRIORитеты), через использование аббревиатуры с сопутствующей заменой букв (воОБСЕ), или без замены («каДЕТСТВО кончилось!» (Аргументы и факты, 2007, № 45, с. 30)). Как правило, графические окказиональные новообразования выносятся в сильную позицию печатного текста — в заголовок: «SOSседи» (Московский комсомолец, 2007, 3 ноября, с. 3). Графическая форма этих слов не всегда может быть передана фонетически, поскольку звуковая оболочка во многих случаях бывает недостаточной для адекватной интерпретации авторской интенции. Визуальное восприятие и контекстуальное окружение являются обязательными составляющими семантизации этих окказионализмов. Так, понять заголовочное высказывание: «Мы тогда воОБСЕ не придем» (Московский комсомолец, 2007, 3 ноября, с. 3) — можно лишь проанализировав контекст употребления окказионализма: «ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе) пригрозила, что отменит наблюдательную миссию на думских выборах в России». Как видим, такие новообразования проявляют свою новизну преимущественно при зрительном восприятии. Использование такой окказиональной лексики в рамках газетного текста обеспечивает его оригинальность, продуцирует интерес к нему.

В газетных публикациях частотны случаи употребления и семантических окказионализмов, появляющихся как результат семантических приращений, существенно преобразующих значение исходной узуальной лексемы. Так в контексте: «Авторитетного новгородца заочно обвинили в убийстве» (Комерсантъ, № 206 от 9 ноября 2007 г., с. 5) семантическое новообразование «авторитетный» имеет значение «относящийся к авторитету — криминальному элементу, обладающему общепризнанным влиянием». Чайные фильтр пакеты могут быть названы «утопленничками» (Аргументы и факты, 2007, № 45, с. 24), а общеупотребительное слово «делянка» — употребляться в значении «сфера деятельности»: «Все заняты бесконечным нарыванием для себя каких-то собственных „делянок“…» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 9).

Помимо лексических (в т.ч. и фразеологических), лексико-синтаксических, семантических, графических окказионализмов, в языке газеты можно встретить (хоть и нечасто) и грамматические новообразования. По определению Э. Ханпиры, грамматический окказионализм — это «отсутствующее в языке (в норме) и мало запотенцированное его системой соединение какой-либо морфологической категории со словами или словоформой, а также отсутствующее в языке соединение определенных словоизменительных аффиксов с определенными основами Ханпира Э. Окказиональные элементы в современной речи // Стилистические исследования. — М., 1972.С. 259». Например, об освоении Россией Арктики в газетной статье говорится так: «Комплексное освоение „северов“ — это огромный задел для будущего России» (Российская газета, 2007, № 44, с. 12).

Отметим, что окказиональные новообразования на уровне слов и словосочетаний могут создавать в публицистике стилистические приемы. Так, они могут выступать в качестве каламбура («Богатые тоже горят» (Российская газета, 2007, № 42, с. 2), «ИнтерНЕТ-ИнтерДА» (Литературная газета, 2007, № 45, с. 3)), катахрезы («шина с маслом» (Российская газета, 2007, № 42, с. 25)).

Как видно, окказиональность как явление речи проявляет себя в газете на различных уровнях: лексическом, грамматическом, семантическом, графическом.

В силу того, что газетный текст представляет собой интерпретацию фрагментов общественной жизни: фактов, событий, явлений, личностей — газетные материалы в нем обладают яркой оценочностью, общепонятностью (иногда за счет индивидуально-авторских новообразований). Индивидуально-творческий характер языка газеты (создаваемый и за счет окказиональной лексики) оказывает мощное воздействие на языковое сообщество и тем самым на современный общелитературный язык в целом. Это позволяет использовать газету как материал для изучения живых процессов, происходящих в настоящее время в языке.

Заключение

Публицистика как соединение разнообразных информационных жанров всегда была и остаётся предметом пристального внимания читателей, особенно газетная публицистика. Репортажи, интервью, международные обозрения, очерки, фельетоны и т. п. призваны отражать актуальные вопросы современности.

Яркий, неповторимый, запоминающийся облик печатного слова позволяет ему создавать летопись нашего времени, становится живой историей. Важной составляющей частью такого языка является окказиональная лексика, отличающаяся выразительностью, эмоциональной оценочностью, свежестью и неординарностью номинации.

Часто именно окказионализмы способствуют усилению функции воздействия на читателя, бывает, даже эпатируют, однако при этом надолго запоминаются. Вместе с этим запоминается имя журналиста, умело использующего окказионализмы не только как средство выразительности, но и как средство авторской самореализации и индивидуализации. Хлёсткие, часто язвительные характеристики, заключённые в необычном слове, вызывают живой отклик читателя, становятся отражением современных процессов развития языка и общества.

Список литературы

1. Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. Изд. 2-е. М.: Просвещение, 1976

2. Лыков А. Г. Современная русская лексикология (русское окказиональное слово) М., 1976

3. Ахманова О. С. — Словарь лингвистических терминов 1969

4. Бабенко Н. Окказиональное в художественном тексте. Структурно-семантический анализ: Учебное пособие. Калининград, 1997

5. Клушина Н. И. О модном способе окказионального словообразования // Русская речь. — 2000. — № 2.

6. Маслова В. А. Лингвистический анализ экспрессивности художественного текста. — Мн., 1997.

7. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. — М., 2004.

8. Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. — М., 1994.

9. Шапошников В. Н. Русская речь 1990-х. — М., 1998.

10. Юдина А. Д. Окказионализмы на страницах периодики // Русская речь. — 1999. — № 5.

11. Земская Е. А. Словообразование как деятельность. — М., 1992.

12. Садохина Т. П. О дефиснооформленных парных сочетаниях слов типа «чулки-носки» // РЯШ. — 1989. — № 1

13. Земская Е. А. Современный русский язык. Словообразование. — М., 1973.

14. Гридина Т. А. Языковая игра: стереотип и творчество. — Екатеринбург, 1996.

15. Ханпира Э. Окказиональные элементы в современной речи // Стилистические исследования. — М., 1972.

16. Фомина М. И. Современный русский язык. Лексикология: Учеб. Для филол. спец. Вузов. — 3-е изд., испр и доп — М.: Высш. Шк 1990

17. Санников В. З. Русский язык в зеркале языковой игры. — М., 1999.

18. Намиткова Р. Ю. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект. Ростов, 1986.

19. Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе. — М., 1994.

20. Красникова Е. А. Жаргоны и просторечия в публицистике // Высшее образование в России. — 2000. — № 5.

21. Лопатин В. В. Рождение слова: Неологизмы и окказионализмы. — М., 1973.

22. Солганик Г. Я. Лексика газеты. — М., 1981.

23. Немченко В. Н. Современный русский язык. Морфемика и словообразование. Нижний Новгород, 1994.

24. Современный русский язык. Под ред. Леканта П. А. М., 2000.

25. Русский язык. Энциклопедия/Главный редактор Фалин Ф. П. М: Советская энциклопедия, 1979

26. Ресурсы интернет:

1. http: //ru. wikipedia. org/wiki/Неологизм

2. http: //ru. wikipedia. org/wiki/Окказионализм

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой