Олигополистический рынок: сущность, особенности механизма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Олигополистический рынок: сущность, особенности механизма функционирования

Введение

Рынок — это есть совокупность экономических отношений производства и обмена товаров при помощи денег.

Рынок — обмен товарами и услугами, организованный по законам товарного производства и обращения. Это механизм взаимодействия покупателей и продавцов, отношения спроса и предложения.

Рынок — совокупность сделок, актов купли-продажи товаров и услуг По форме конкуренции: высококонкурентный, немонополизированный, (идеальный), монополистической конкуренции с дифференциацией продукта, олигополистический, дуополистический, монополизированный (чистая монополия).

Различаются характером конкуренции: рынок свободной конкуренции чистая монополия (власть одного), монополистическая конкуренция (регулируется государством), олигополия (власть немногих).

Рынок олигополии может подразделяться на два типа: олигополия первого вида — это отрасли с совершенно одинаковой продукцией и большим размером предприятий; олигополия второго вида — положение, когда есть несколько продавцов, продающих дифференцированные товары.

Одним из вариантов ценового поведения на олигополистических рынках является «лидерство в ценах». Существование нескольких олигополистов, казалось бы, должно повлечь за собой конкурентную борьбу между ними. Но оказывается, что она в форме ценовой конкуренции привела бы только к общим потерям. У олигополистов есть общий интерес для удержания единых цен и недопущения «ценовых войн». Это достигается с помощью негласного соглашения принимать цены фирмы-лидера. Последняя -- это, как правило, самая крупная фирма, определяющая цену определенного товара, остальные же фирмы принимают ее. Самуэльсон определяет, что «фирмы молча вырабатывают такую линию поведения, которая исключает острую конкуренцию в отрасли цен».

Возможны и другие варианты ценовой политики, не исключая прямого соглашения между олигополистами.

Сговор и соперничество в олигополии

Поведение олигополии всегда определяется двумя силами, действующими в противоположных направлениях. Первая сила -- это простая заинтересованность фирм в максимизации совокупной прибыли отрасли посредством сговора и совместных действий фирм, как если бы они были единственным максимизирующим прибыль монополистом.

Сговор -- это явное или молчаливое соглашение между фирмами в отрасли с целью установления фиксированных цен и объемов выпуска или же в целях ограничения каким-то иным способом соперничества между ними.

Явный сговор подразумевает фактическое соглашение между фирмами в отрасли, тогда как молчаливей сговор основывается на взаимопонимании без слов. Олигополисты вовлекаются в соперничество, когда они предпринимают попытки отнять дело друг у друга. Сговором не исчерпываются все формы соперничества. Например, участвующие в сговоре фирмы могут прийти к соглашению о цене, которую все они назначат, но не ограничивать расходы на рекламу или представление новых изделий. В Соединенных Штатах явный сговор почти всегда является противозаконным, тогда как молчаливый сговор, как правило, законом не преследуется.

Вторая сила, влияющая на поведение олигополиста, -- это эгоистическая заинтересованность каждого продавца в максимизации своих собственных прибылей, даже если в результате этого уменьшается общая величина прибыли отрасли. Большой кусок от маленького пирога, возможно, лучше, чем маленький кусок от большого пирога. Сговаривающиеся олигополисты будут вести себя подобно монополисту и, следовательно, устанавливают монопольную цену, превышающую величину предельных издержек. Но в этом случае каждая отдельная фирма имела бы возможность значительно увеличить свои прибыли, если бы она могла нарушить соглашение при помощи обмана немного снижая свою цену и отбирая тем самым существенную часть бизнеса у своих соперников.

Однако если все фирмы, соперничая друг с другом будут снижать цены, то рыночная цена упадет и всем продавцам будет хуже, чем было при сговоре, хотя, и покупатели, и общество в целом от этого только выиграют. | Таким образом, возможность совместных действий в целях максимизации общей величины прибыли в отрасли, приводит олигополистов к попытке сговора. Если им это удастся, то отрасль будет напоминать монополию. Однако возможность для каждого продавца увеличить свою долю в отраслевой прибыли с помощью не основанного на сговоре, но предполагающего соперничество поведения может привести некоторые фирмы к отказу от сговора или вынудить их разорвать договорные соглашения. Если все фирмы ведут себя независимо, т. е. не сговариваются друг с другом, то все они будут получать более низкие прибыли, а рыночная цена упадет до конкурентного уровня.

Дилема олигополистов

Рассмотрим пример, помогающий понять, почему сговор является трудным делом. Две фирмы, «Альфа» и «Бета», являются единственными продавцами на рынке. Каждая может установить или высокую, или низкую цену. Если обе фирмы устанавливают высокую, монопольную цену, то каждая получит сверхприбыль в размере 20 млн долл., тогда как если обе устанавливают низкие цены, прибыли каждой составят только 15 млн долл. Таким образом, в данной ситуации имеется побудительный мотив к сговору, но также и стремление к обману соперника. Если одна фирма устанавливает высокую цену, а другая -- низкую, то фирма, имеющая низкую цену, получает 30 млн долл., а фирма, имеющая высокую цену, получает только 10 млн долл.

Решая, назначить ли высокую или низкую цену, «Альфа» и «Бега» совместно определяют, какую величину прибыли получит каждая. Если они сумеют согласовать свои действия, то обе назначат высокую цену и обе получат по 20 млн долл. Однако если каждая максимизирует, свою собственную прибыль, то обе назначат низкую цену и обе подучат только по 15 млн долл. Действие каждой из них в результате оказывает сильное влияние на другую.

Если «Альфа» и «Бета» могут действовать сообща, то ясно, что они обе назначат высокую цену. Но что если каждая действует независимо, стремясь максимизировать свою собственную прибыль? Если «Бета» назначает высокую цену, «Альфа» максимизирует прибыль путем снижения цены, т. е. назначения более низкой цены. Если «Бета» назначает низкую цену. «Альфа» получает больше, избегая снижения прибыли, и тоже назначает низкую цену. Таким образом, «Альфа» максимизирует свои прибыли, устанавливая низкую цену, вне зависимости от того, что, по ее мнению, будет делать «Бета». Расчеты «Беты» в точности такие же, так что «Бета» тоже всегда назначает низкую цену. Таким образом, обеим хуже, чем в том случае, если бы они могли действовать сообща, а покупатели в результате этого выигрывают.

Допустим, «Альфа» и «Бета» предпринимают попытку сговориться. Их высшие руководители встречаются тайно (и нелегально) и договариваются о назначении высокой цены. Решает ли это проблему? Вовсе нет, поскольку в соответствии с только что упомянутыми аргументами каждая фирма имеет побудительный мотив к нарушению соглашения и назначению низкой цены вне зависимости от того, допускает ли она или нет, что ее соперник также пойдет на обман. Для эффективного сговора требуются как само соглашение, так и некоторые меры для предотвращения обмана.

Анализируемая здесь базовая ситуация часто называется дилеммой заключенных и иллюстрируется проблемой, стоящей перед двумя содержащимися в Отдельных камерах ворами, которые могут или соваться, или не сознаться в краже, которую они совершили вместе. Если распределение выигрышей (ослабление наказания) соответствует изображенной на рис. 1 модели, то оба заключенных приходят к выводу, что в их личных интересах лучше сознаться, даже, несмотря на то, что обоим было бы лучше, если бы оба они молчали. Угроза мести могла бы в данном случае воспрепятствовать обману и нарушению достигнутого ранее соглашения о том, что если попался -- не сознаваться.

Дилемма заключенных применима не только к преступникам и олигополистам. Проблема общественных благ по сути представляет собой дилемму заключенных. Даже если бы вы хотели иметь больший военный бюджет, не в ваших личных интересах выписать чек министерству обороны. Ту же природу имеет и проблема жителей трущоб. Всем домовладельцам было бы лучше, если бы все отчисляли деньги на восстановление жилья, но вряд ли имеет смысл делать это в одиночку и вкладывать большие средства в трущобы. Перечень подобных ситуаций длинен и включает самые разные проблемы, например такие, как загрязнение воздуха и гонка вооружений.

В каком случае возникает сговор?

Центральная проблема анализа олигополий состоит в предсказании того, а каком случае будет иметь место сговор. Это требует прогноза ситуаций, в условиях которых фирмы будут в состоянии как договориться об ограничении соперничества, так и предотвратить нарушения данного соглашения. Экономисты еще не решили эту проблему полностью, но они выявили целый ряд факторов, делающих сговор более или менее вероятным.

1. Вероятность сговора тем выше, чем в большей степени правовая система благоприятствует явным соглашениям с целью повышения цены и ограничения объема производства. Одна, редко встречающаяся в жизни, крайность состоит в том, что сговор легко достижим в том случае, если контракты между соперничающими продавцами, которые определяют цену и объемы выпуска, будут осуществляться в принудительном порядке через суды. В этом случае угроза судебного разбирательства может удерживать соперников от обмана. Если не существует правовых препятствий для соглашений по ценам и объемам выпуска, но суды не будут осуществлять поддержку исполнения договорных соглашений, то стремящиеся к сговору фирмы должны искать какие-то иные меры защиты от обмана. Наконец, если явный сговор является противозаконным, как в Соединенных Штатах, то заключить договорное соглашение рискованнее и труднее.

2. Вероятность сговора тем выше, чем меньшее число фирм должно быть к нему причастно. Когда в некое дело вовлечено множество лиц, договориться труднее, и труднее выявить нарушения в рамках договорного соглашения, когда в нем участвуют много продавцов. К примеру, фермеры США время от времени предпринимают попытки к ограничению выпуска тех или иных видов продукции, но без государственной помощи эти попытки к сговору неизменно проваливаются, поскольку каждый индивидуальный фермер знает, что он может продавать сверх предназначенной для него квоты, не оказывая влияния на рыночную цену, и, таким образом, обманывать, не будучи уличенным. Однако если продавцов всего несколько, то все они находятся в поле зрения друг друга, и в этом случае вероятность того, что обман выявится, выше. Следовательно, высокая концентрация продавцов делает сговор более вероятным, но ни в коем случае не обязательным.

3. Вероятность сговора выше в том случае, когда фирмам легко договориться о наилучших совместных действиях и когда соглашение такого рода должно достигаться лишь время от времени. Например, различия в издержках затрудняют соглашения по наиболее выгодной цене, так как фирмы с высокими издержками хотят установления более высоких рыночных цен, чем фирмы с низкими издержками. При различиях, а продукции могут потребоваться соглашения по целому ряду цен. Быстрые изменения в издержках или объемах спроса требуют частых пересмотров договорных соглашений.

4. Вероятность продления договорных соглашений тем выше, чем легче выявляются нарушения в рамках соглашения. Выявление подобных нарушений является трудным делом, если фирмы не могут отслеживать назначаемые их соперниками цены или продаваемые ими количества продукции. Фирмам редко удается договориться не конкурировать друг с другом путем объединения расходов на рекламу или на исследования по большей части потому, что такого рода расходы трудно отследить. С другой стороны, если к фирмам могут быть приписаны постоянные покупатели, возможно, посредством предоставления каждой фирме монопольного положения в некотором географическом регионе, то обман относительно легко выявляется. Например, крупные международные химические компании в период между мировыми войнами поделили между собой весь мир, и каждая продавала в «своих» странах.

5. Сговор обусловливает повышение цен и прибылей и тем самым привлекает новые фирмы. Чтобы сговор был прибыльным в долгосрочной перспективе, необходимо предотвратить проникновение новых продавцов на рынок. В одних случаях имеют место барьеры входа, которые обеспечивают это автоматически; в других -- продавцы -- участники сговора могут предпринимать действия по оттеснению или устранению новичков. Но время от времени приток новых фирм все же происходит и двигает цены в сторону конкурентного уровня, ограничивая монопольную власть участвующих в сговоре фирм

Явный сговор: картели

Когда фирмы в отрасли идут навстречу друг другу и открыто договариваются о ценах и объемах выпуска, то говорят, что они образуют картель. На сегодняшний день в Соединенных Штатах явный сговор является нелегальным (противозаконным), и вследствие этого картели относительно редки. Но все же иногда они создаются, и время от времени мы читаем истории о руководящих работниках корпораций, которые садятся в тюрьму за установление фиксированных цен. Ниже описывается подобный исключительно важный случай незаконного установления фиксированных цен (Великий заговор электрических компаний).

Правовой статус картелей со временем претерпел изменения и различается по странам. На профессиональный бейсбол, например, не распространяется действие закона США против картелей, тогда как баскетбол, футбол и хоккей подчиняются его действию. За рубежом отношение к картелям и другим соглашениям между фирмами, как правило, более мягкое, однако в Европе усиливается тенденция к тому, чтобы поставить их вне закона. В Японии картели получили большее распространение.

Великий заговор электрических компаний Начиная с 30-х годов руководящие работники «Дженерал электрик», «Вестингауз» и других главных производителей тяжелого энергетического оборудования в США принимали участие в деятельности секретных картелей, целью которых было устранение соперничества в рамках каждого из основных направлений их производственной специализации, включающих производство генераторов, трансформаторов, круговых прерывателей и изоляторов. Это оборудование приобретается предприятиями, которые занимаются производством, передачей и распределением электроэнергии. Некоторые из этих предприятий являются государственными; например, в Лос- Анджелесе электроэнергию проживающим в нем жителям продает муниципалитет. Другие являются частными, но их деятельность регулируется государством; например, жители Нью-Йорка получают электроэнергию от частной фирмы «Консолидейтед Эдисон».

Государственные предприятия, покупавшие оборудование у членов картеля, потребовали от заинтересованных поставщиков представить им на рассмотрение секретные заявки (содержащие предлагаемые ими пены на оборудование). Выбиралось предложение с самой низкой ценой, и объявлялся победитель, но пены предложения во всех заявках держались в секрете. Картели контролировали этот бизнес, в основе которого лежали закрытые торги вначале договариваясь о доле каждого члена картеля в этом бизнесе, а затем составляя шифрованные таблицы, в которых указывалось, какая из фирм получала право на предложение низкой цены в течение каждого последующего двухнедельного периода. Шифрованная таблица также уточняла, насколько взвинтят предлагаемые цены остальные участники торгов согласно этой «лунно-фазовой» системе. Таким образом, никогда две фирмы сразу не представляли на рассмотрение одинаковых предложений, которые могли бы вызвать подозрение у потребителей, но обман тем не менее был сразу же заметен для всех членов картеля.

Частные предприятия обычно не проводили закрытых торгов. Имея дело с этими клиентами, участники картеля просто договаривались придерживаться объявленных ими цен. Они не закрепляли клиентов за конкретными фирмами. Это затрудняло раскрытие обмана среди членов картеля. «Дженерал электрик» никак не могла бы сказать, уступила ли она заказ компании «Вестингауз» потому, что покупатель предпочел торгового агента «Beстингауз», или потому, что «Вестингауз» нарушила соглашение и снизила свою цену.

Действительно, в период своей деятельности эти картели много раз прибегали к обману, нарушая соглашения. Время от времени другие фирмы решали наказать обманщиков, и тогда разражались монопольные ценовые войны. (И покупатели, и продавцы называли их «белыми продажами» .) В другие времена некоторые фирмы просто отказывались от участия в одном или более картелях, чувствуя, что они могли бы больше выиграть, увеличив свою долю в рынке путем энергичной конкуренции, а не сговора.

Этим незаконным соглашениям был положен конец в 1960 г, когда замешанным в этом деле фирмам и их руководителям было предъявлено обвинение со стороны федеральных присяжных в установлении фиксированных цен. Было оштрафовано 29 компаний почти на 2 млн долл. и всем им было предъявлено требование заплатить во много раз больше этой суммы в возмещение ущерба клиентам, переплачивавшим за оборудование. Семеро руководителей были отправлены в тюрьму, а остальные 23 получили условные приговоры с испытательным сроком на 5 лет.

Выводы и заключения

1. Существование олигополий, т. е. отраслей, большая часть продаж в которых совершается несколькими фирмами, обусловлено отчасти экономией от масштаба, обеспечивающей эффективность функционирования подобных отраслей только при наличии в них небольшого числа продавцов. Но уровень концентрации продавцов зачастую выше, чем требуется для реализации экономии от масштаба в производстве.

2. Экономия от масштаба порождает также барьеры, препятствующие вхождению новых фирм в отрасль, что дает олигополистам возможность получать прибыли.

3. Дифференциация продукции, имеющая важное значение для многих рынков, возникает в силу того, что продавцы находят прибыльным удовлетворение различных вкусов покупателей и их стремления к разнообразию. Дифференциация продукции обычно связана с рекламой и другими торгinсognito

4. Определяющее воздействие на поведение олигополистов оказывают две основные силы. Во-первых, при помощи сговора фирмы могут удерживать цену выше ее конкурентного уровня и в результате получать прибыли. Во-вторых, нарушая договорные соглашения, от дельные фирмы могут улучшать свое положение до тех пор, пока другие фирмы не реагируют на это. Существование противоречия между этими двумя силами иллюстрируется дилеммой олигополистов.

5. Возникновение сговора наиболее вероятно при условии его законности и наличии небольшого числа продавцов. Различия между фирмами или различия в продукции, изменения в издержках или объемах спроса, а также возможность снижать цены втайне от других затрудняют процесс сговора.

6. Когда сговор носит законный характер, олигополисты в целях установления фиксированных цен и ограничения объема выпуска часто идут на создание картелей. Картели нередко распадаются из-за того, что фирм" обманывая соперников, нарушают соглашения. Долго летняя успешная деятельность картеля ОПЕК была по большей части следствием готовности Саудовской Аравии ограничить свой выпуск и позволить другим поставщикам продавать столько, сколько они хотели, по цене, установленной картелем.

7. Когда явный сговор является противозаконным, фирмы иногда ищут пути к тайному сотрудничеству. Зачастую это достигается при помощи молчаливой договоренности о том, что одна фирма будет действовать в качестве лидера в области цен, а остальные будут следовать за ее изменениями цен.

8. Если фирмы не могут договориться, то их поведение зависит от того, какой, по мнению каждой фирмы, будет реакция других фирм на ее собственные действия. Цены могут варьировать в пределах от монополистического до конкурентного уровня.

9. Чтобы не допустить притока новых фирм, находящиеся в сговоре олигополисты могут устанавливать цену ниже монопольного уровня. Иногда для вытеснения новичков они прибегают к политике хищнического ценообразования, но такая политика широко не практикуется.

10. Монополистическая конкуренция существует тогда, когда имеется много фирм, продающих схожие продукты, каждая из которых сталкивается с убывающей кривой спроса на свою продукцию. Приток новых фирм, продающих близкие, взаимозаменяемые продукты, приводит к снижению цены и прибыли. Состояние долгосрочного равновесия достигается в точке, в которой фирмы имеют нулевые прибыли, как в условиях совершенной конкуренции, однако цена превышает величину предельных издержек.

11. В силу существования экономии от масштаба было бы расточительным производить все возможные виды благ. Нет ясности в том, обеспечивает ли монополистическая конкуренция слишком малое или слишком большое разнообразие.

12. Более 2% ВНП расходуется на различные виды рекламы. Последствия влияния рекламы, по-видимому, весьма различны, и не существует убедительных доказательств того, что рекламы слишком много или, наоборот, слишком мало.

Список литературы «Курс рыночной экономики» (под редакцией проф. Г. И. Рузавина). Экономика. С. Фишер; Р. Дарнбуш; Р. Шмалензи. Курс экономической теории. Учебное пособие. Киров, 1993 год Экономический словарь Никифоров А. «Выявление монопольно высоких цен» «Экономика и жизнь», 1994 г., № 30

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой