Особенности участия специалиста на досудебных стадиях уголовного процесса

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы исследования состоит в том, что проведение в Российской Федерации правовых реформ, направленных на формирование и обеспечение механизма функционирования реальных состязательных основ уголовного судопроизводства, немыслимо без последовательной законодательной регламентации статуса лиц, оказывающих содействие в расследовании и рассмотрении уголовных дел. Одной из актуальных проблем уголовного судопроизводства является правовое положение сведущих лиц. Без использования их знаний, зачастую редких и уникальных, профессионального опыта и навыков невозможно достижение истины по уголовному делу. Специалисты оказывают должностным лицам, осуществляющим предварительное следствие и дознание, неоценимую помощь как в процессуальных, так и в непроцессуальных формах.

Вместе с тем до настоящего времени отсутствует детальный механизм придания полученной от специалистов информации установленной законом формы. Анализ эффективности использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве на стадии досудебного производства показывает, что деятельность правоохранительных органов по привлечению специалистов не в полной мере соответствует задачам уголовного судопроизводства. Дознаватели и следователи практически не используют в доказывании обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — УПК РФ) заключение специалиста и допрос специалиста, отказываются приобщать к материалам уголовного дела заключение специалиста, полученное защитником. До сих пор остаются за рамками процессуальной деятельности исследования специалиста, проводимые им до возбуждения уголовного дела, с трудом внедряется в уголовное судопроизводство оказание специалистом консультативно-справочной помощи дознавателю, следователю.

Изложенное вызвано тем, что УПК РФ в п. 3.1 ч. 2 ст. 74 допускает в качестве доказательств по уголовному делу заключение и показания специалиста, но в то же время в УПК РФ не предусмотрен в качестве самостоятельного следственного действия допрос специалиста, а также не установлен порядок получения заключения специалиста, что позволяет отдельным авторам и практическим работникам сделать вывод о невозможности производства указанных следственных действий.

Перечисленные проблемы обусловливают необходимость качественно нового научного подхода к теоретическим основам использования специальных познаний в уголовном процессе, исследованию процессуального положения специалиста на стадии досудебного производства, а также влекут за собой необходимость законодательных новаций в регулировании порядка производства следственных действий с участием специалиста. Этим определяется актуальность настоящего диссертационного исследования.

Вопросы определения понятия «специалист», его процессуального статуса, оснований классификации форм участия специалиста в расследовании уголовных дел, отграничения специалиста от других участников судопроизводства, законодательной регламентации порядка производства следственных действий с участием специалиста не получили достаточного освещения в литературе и детальной регламентации в законе. Насущность указанных вопросов предопределила выбор темы исследования.

Цель работы состоит в том, чтобы с учетом прогрессивных научных положений, норм российского законодательства и практики провести анализ теоретических, юридических, логико-гносеологических проблем правового положения специалиста в уголовном процессе и предложить конструктивные меры его совершенствования; рассмотреть на основе правовых предписаний и правоприменительной практики эффективность института участия специалиста в досудебном производстве и выработать рекомендации организационного характера по проведению следственных действий с участием специалиста, обосновать предложения по совершенствованию процессуального порядка их производства.

Цель работы обусловила постановку и решение следующих задач:

? определить сущность, природу, признаки и структуру «специальных познаний» как категории уголовно-процессуального права;

? на основе исторического анализа проследить закономерности и тенденции привлечения специалиста в процесс производства по уголовному делу, определить концептуальное и правовое понятия «специалист» и на их основе разработать и обосновать теоретическую и правовую модель статуса специалиста как участника уголовного судопроизводства;

? определить основные признаки, присущие специалисту, и провести анализ отличия специалиста от других участников уголовного судопроизводства;

? проанализировать формы участия специалиста на стадии досудебного производства уголовного дела, определить их понятие и критерии классификации;

? рассмотреть предметную сущность, содержание и особенности процессуальных форм участия специалиста в производстве по уголовному делу;

? систематизировать по отдельным основаниям получаемую от специалиста информацию в непроцессуальных формах и предложить процессуальный механизм ее легализации для установления правовых оснований ее использования в качестве доказательств;

? исследовать процессуальный порядок производства следственных действий с участием специалиста и обосновать предложения по совершенствованию процессуального порядка их производства;

? изучить организационные проблемы привлечения специалиста к участию в следственном действии и проблемы взаимодействия с ним дознавателя (следователя), вывести условия привлечения специалиста, а также выработать рекомендации организационного характера по проведению следственных действий с участием специалиста;

? внести конкретные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, определяющего статус специалиста в уголовном судопроизводстве и регламентирующего получение доказательств с участием специалиста.

специалист досудебный полномочие судопроизводство

1. Понятие и общая характеристика специалиста как участника уголовного процесса на досудебных стадиях

В теории уголовно-процессуального права в целом и его институте — теории доказательств основная масса парадигм, отражающих специфику доказательственной деятельности как познавательного процесса, облаченного в правовую форму, опирается на специальные знания, профессиональные навыки и опыт так называемых сведущих лиц.

Толкование термина «сведущее лицо» сводится к признанию того, что это лицо обладает особыми, зачастую весьма редкими, уникальными знаниями и умением их использовать для достижения поставленной цели. Применительно к доказательственной деятельности таковой является достижение истины по уголовному делу, достоверное установление обстоятельств готовящегося или совершенного преступления. К примеру, в Толковом словаре Д. Н. Ушакова находим: «Сведущий — имеющий большие познания, сведения в чем-нибудь. Компетентный, авторитетный, осведомленный в какой-либо области».

Одним из сведущих лиц является специалист. Следует отметить, что само понятие сведущего лица изначально выводилось через категорию «специалист», т. е. сведущее лицо — квалифицированный, опытный, умелый специалист в какой-либо отрасли человеческого знания, профессии, ремесла.

Термины «сведущее лицо» и «специалист» не тождественны. Сведущие лица — это не только специалисты, но и эксперты, переводчики, педагоги, психологи, ревизоры, а также лица, осуществляющие техническое сопровождение уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности.

Наконец, существуют сведущие свидетели, не признанные действующим законодательством, допрашиваемые в соответствии с требованиями, установленными для обычных свидетелей.
Термин «специалист» — собирательное понятие, включающее в себя сразу несколько составляющих.

1. «Специалист» как концептуальное понятие:

а) сведущее лицо (одно из сведущих лиц);

б) парадигма уголовно-процессуального права вообще и теории доказательственного права в частности.

2. «Специалист» как участник процесса производства по уголовному делу:

а) самостоятельная процессуальная фигура, обладающая определенным правовым статусом;

б) лицо, оказывающее помощь следствию в непроцессуальных формах;

в) лицо, участвующее в производстве следственных действий.

Специалист прошел длительный путь становления, концептуального определения и нормативно-правового закрепления. Главным на этом пути было и остается лишь положение о принадлежности специалиста к сведущим лицам. Специалистом, по мнению И. Н. Сорокотягина, признается лицо, которое обладает современными научными, техническими и иными познаниями, профессиональным опытом в определенной деятельности, навыками и умениями использования научно-технических средств, приглашенное органом дознания, следователем, прокурором и судом для участия в следственных действиях или судебном разбирательстве и оказания содействия в собирании, исследовании и оценке доказательств.

Специалистом в уголовном судопроизводстве признается любое компетентное, обладающее специальными познаниями, независимое и не заинтересованное в определенном исходе дела лицо, привлеченное субъектом доказывания для обнаружения, изъятия и закрепления доказательств, а также в целях оказания консультативно-справочной помощи и организационно-технического сопровождения производства по уголовному делу.

В процессе подготовки и принятия Уголовно-процессуального кодекса РФ высказывались предположения, что знания специалиста и иного сведущего лица могут носить правовой характер, если речь не идет о трактовке специалистом действующего закона, а касается лишь de lede ferenda. Однако большинство ученых придерживается мнения, что специальные знания любого сведущего лица, в том числе специалиста, должны носить неправовой характер. В. Н. Махов считает, что эти знания могут быть присущи различным видам профессиональной деятельности, за исключением следователя или судьи.

Знания специалиста как сведущего лица включают в себя носящие неправовой характер знания в определенной области, которыми специалист обладает в силу не только избранной профессии, но и жизненного опыта, а также навыки, опыт применения этих знаний. Для такого арсенала характеристик целесообразно использовать понятие «специальные познания».

Думается, понятие «специалист» можно определить следующим образом: «Специалист — сведущее лицо, обладающее специальными, неправовыми знаниями и навыками, профессиональным опытом их применения, независимое и не заинтересованное в определенном исходе дела, в установленном законом порядке привлеченное для обнаружения, изъятия и закрепления доказательств, постановки вопросов эксперту, а также в целях оказания консультативно-справочной деятельности и технического сопровождения процесса получения и закрепления доказательств».

Таким образом, специалист (концептуальное понятие теории доказательств) обладает следующими свойствами:

1) принадлежит к сведущим лицам (понятие «специалист» относится к слову «сведущий» как часть к целому);

2) имеет специальные знания в определенной области науки, культуры, искусства, техники, ремесла, носящие неправовой характер и необходимые для установления обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) имеет навыки применения специальных знаний в силу профессионального или жизненного опыта;

4) призывается по причине невозможности (из-за прямого правового запрета) применения знаний и навыков специалиста непосредственно следователем, дознавателем, прокурором, судьей;

5) привлекается лицом, ведущим процесс, для участия в раскрытии или расследовании преступления;

6) независим и не заинтересован в определенном исходе дела;

7) организационно, функционально и юридически обособлен от других участников процесса (не может быть обвиняемым, потерпевшим, следователем, дознавателем, судьей, прокурором в одном лице и по одному делу).

В процессе производства по уголовному делу может быть задействовано большое количество специалистов самого различного профиля. Это обусловливает необходимость в классификации лиц, привлекаемых в качестве специалистов.

В зависимости от особенностей знаний различают специалистов, обладающих традиционными или редкими (уникальными) знаниями; в зависимости от источника получения знаний и квалификации, навыков в определенной области различают специалистов, обладающих такими знаниями в силу жизненного опыта, избранной профессии или обучения определенному ремеслу ввиду национально-ментальной принадлежности (гончар, винодел); в зависимости от частоты случаев содействия следствию целесообразно выделить постоянно, периодически и разово привлекаемых лиц; в зависимости от того, по инициативе какого участника процесса специалист появляется в деле, можно выделить специалистов, приглашаемых лицом, ведущим процесс, или адвокатом. Условно все специалисты могут быть разделены и в зависимости от целей привлечения для участия в производстве по уголовному делу: приглашаемые для постановки вопросов эксперту, для обнаружения и закрепления доказательств и т. п.
Специалист как правовое понятие — это прежде всего самостоятельная процессуальная фигура, наделенная определенным процессуальным положением (статусом). Становление статусно-правовой конструкции специалиста в законодательстве России происходило в течение долгого времени (около двух столетий). Это обусловлено законодательными новациями судебной реформы 1864 года, нововведениями судебной реформы 1990-х годов.

В период раннего феодализма использовалась помощь специалистов-медиков для установления причин смерти (привлекались именно специалисты, поскольку экспертизы как таковой в тот период не существовало). Воинский устав 1716 года узаконил привлечение специалистов-медиков для констатации тяжести ранения и факта смерти.

В российской правовой системе юридическое разграничение понятия, статуса и процессуального назначения специалиста впервые появляется в 1812 году. Господствовавшая до этого периода трактовка специалистов как исключительно врачей, медиков, физиологов, анатомов обнаружила свою несостоятельность. Судебная реформа 1864 года упрочила процессуальное положение специалистов, которые наряду с экспертами стали называться сведущими лицами (или сведущими людьми).

В 1958 году были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, а в 1960 году — УПК РСФСР. Эти нормативные источники не оперировали термином «сведущие лица». Из всех сведущих лиц в качестве участника процесса в них упоминался только переводчик, а правовому положению специалиста вообще не было уделено внимания. В УПК РСФСР специалисту отводилась весьма незначительная роль: он должен был, используя свои специальные знания, содействовать следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Справедливости ради следует отметить, что изначально УПК РСФСР вообще нивелировал роль специалиста в производстве по уголовному делу. Специалист в качестве процессуальной фигуры, наделенной самостоятельным правовым статусом, появился после Указа Президиума В С РСФСР от 31. 08. 1966. Именно на основании этого акта УПК РСФСР был дополнен статьями 66.1 и 133.1.

УПК РФ несколько расширил полномочия специалиста, повысил его значимость как процессуальной фигуры и как лица, обладающего специальными знаниями. Согласно ч. 1 ст. 58 УПК РФ специалист привлекается к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Безусловно, данные нововведения носят позитивный характер. Вместе с тем, как справедливо отмечает А. Давлетов, «в профессиональной деятельности важна не столько правовая идея, сколько порядок, процедура ее практического применения».

Определенную сложность содержит в себе нормативная основа участия специалиста в производстве по уголовному делу в качестве самостоятельной фигуры. УПК РФ не охватывает все аспекты статусной конструкции специалиста — отсюда огромное количество ведомственных, специальных актов, регулирующих вопросы прав, обязанностей, форм участия специалиста в оперативно-розыскной, доказательственной деятельности, а также его ответственности.

В ч. 2 ст. 58 УПК РФ говорится: «Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168 и 270 УПК РФ». Однако формы этого участия нуждаются в более детальной правовой регламентации. Неясно также, по каким критериям должна определяться компетенция специалиста. Отсутствие законодательной регламентации участия специалиста в следственных действиях, неопределенность формулировки о привлечении специалиста приводят к тому, что подобный серьезный пробел восполняется на практике ведомственными актами. Это неизбежно приводит к противоречивости, несогласованности правовых документов, регулирующих смежные вопросы.

Специалист способен оказать неоценимую помощь в установлении обстоятельств готовящегося или совершенного преступления — как в форме научной консультации, справки, заключения (акта служебной проверки), содержащих специализированную отраслевую аргументацию, в том числе по правовым вопросам, так и в виде устных показаний. Особую роль в установлении интересующих следствие обстоятельств может сыграть предусмотренное ч. 1 ст. 58 УПК РФ привлечение специалиста для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту.

Современная научная мысль ориентирована на качественно новые, главным образом нетрадиционные формы участия специалиста в производстве по уголовному делу. Здесь речь может идти о «модернизации» специалиста, повышении его востребованности. Так, И. С. Зубрикова считает, что высокий уровень профессиональной подготовки специалистов предполагает введение в научный оборот и сферу правового регулирования понятия «научно-техническое сопровождение следствия специалистами» вместо обычно употребляемых «техническая помощь» и «техническое сопровождение».

Практика раскрытия и расследования преступлений породила качественно новую в теоретическом, правовом и практическом (прикладном) планах фигуру специалиста, уровень знаний которого на несколько порядков выше, нежели у эксперта. В частности, как перспективные в научном и прикладном аспектах рассматриваются такие способности специалиста, как техническое обслуживание полиграфа, разработка психологического (розыскного) портрета преступника и жертвы, применение репродуктивного гипноза и иных методов прикладной психологии для активизации памяти потерпевших и свидетелей Специалист предоставляет в распоряжение следствия сведения, достоверность которых зависит от глубины и полноты его собственных специальных знаний, подготовки, убеждений, профессиональных навыков и опыта. Вопрос состоит лишь в том, в какую конкретно форму эти знания будут облечены.

Серьезной проблемой является расплывчатость формулировок об участии специалиста в следственных действиях. Согласно ст. 168 УПК РФ следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 164 УПК РФ. Если сравнить приведенные нормы, становится очевидным, что специалист привлекается только для содействия следователю в проведении действия, т. е. лишь для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств. О том, в каком порядке специалист может и правомочен оказать помощь следователю и суду, особенно когда речь идет о постановке вопросов эксперту и разъяснении вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, в статьях 168 и 270 УПК РФ не говорится. А это принципиально важно.

Плавный переход из непроцессуальной формы в процессуальную невозможен. Форма участия специалиста является либо процессуальной, либо непроцессуальной. Специалист, осуществляя научно-техническое обслуживание, сопровождение следствия, является кем-то вроде консультанта, помощника следователя. При этом доказательственная удостоверительная информация поступает в распоряжение следствия не от специалиста, а от других лиц и объектов. Если же в интересах следствия необходимо получить информацию от самого специалиста, это не что иное, как допрос специалиста, а этого УПК РФ не предусматривает. Следователи вынуждены идти на процессуальные уловки, восполняя пробел правового регулирования допросом специалиста как свидетеля. Но ведь свидетель — совсем иная процессуальная фигура.

Следует отметить, что допрос специалиста нашел в ч. 2 ст. 74 УПК РФ однозначное, адекватное закрепление в качестве самостоятельного следственного действия (в противном случае ст. 58 находилась бы в явном противоречии с ч. 4 ст. 271: «Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве… специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон»). Получается некий нонсенс или двойной стандарт: во время следствия допросить специалиста в качестве специалиста нельзя, а в суде можно. Но порядок проведения допроса специалиста не закреплен в разделе VII и в главе 37 УПК РФ, что является прямым запретом этого следственного действия.

Справки, письменные разъяснения специалиста, полученные непроцессуальным путем и приобщенные затем к делу в качестве так называемых иных документов, как и заключение специалиста, не смогут в полной мере ни по содержанию, ни по форме, ни по удостоверительной значимости и достоверности заменить собой сведения, которые можно получить при допросе специалиста. Мы считаем, что действующий УПК РФ должен быть дополнен нормами, предусматривающими процедуру допроса специалиста на предварительном расследовании и в суде.

Надлежащее закрепление статуса специалиста будет способствовать более полноценному и действенному использованию его специальных знаний для достижения целей уголовного судопроизводства.

Часть 1 ст. 58 УПК РФ начинается со слова «специалист». Данный термин еще пять раз употреблен законодателем в настоящей статье. И не всегда его значение полностью совпадает с предыдущим понятием «специалист». Специалист, о котором идет речь в комментируемой статье, — это всегда обладающее определенными, выходящими за пределы общеизвестных для следователя (дознавателя и др.) знаниями физическое лицо, вызванное (приглашенное) уполномоченным на то должностным лицом (органом или защитником) для оказания помощи при производстве и (или) подготовке к проведению процессуального действия, а равно оказывающее такую помощь.

Несколько более узкое понятие специалисту дает ч. 1 ст. 58 УПК РФ. Согласно этому определению специалист — это лицо, «привлекаемое» к определенному процессу. В нашем же определении это лицо не «привлекаемое», а «вызванное (приглашенное)». Иначе говоря, специалистом лицо является не только в момент его привлечения к уголовно-процессуальной деятельности, но и после такового. Исходя из содержания комментируемой статьи, статус специалиста у человека возникает с момента его вызова (приглашения).

Специалистом по конкретному уголовному делу лицо остается и после окончания производства следственного действия, к участию в котором он был привлечен. Определенными правами специалиста указанное лицо обладает до момента завершения уголовного процесса по данному конкретному уголовному делу. Речь идет о таком, к примеру, его праве, как право знать свои права и обязанности. Лицо, которое было привлечено в качестве специалиста, часть своих прав может реализовать и после окончания уголовного процесса по делу. К числу таких прав, по крайней мере, относятся права получать вознаграждение за выполнение своих обязанностей, кроме случаев исполнения их в порядке служебного задания, и приносить жалобы на действия (бездействие) и (или) решения следователя (дознавателя и др.).

Несмотря на окончание уголовного процесса, на него продолжает быть возложена и одна из обязанностей — не разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

Приведенные здесь обстоятельства позволяют говорить о понятии специалиста в широком смысле этого слова. Таким субъектом становится лицо, обладающее специальными знаниями, после получения вызова (приглашения) от уполномоченного на то лица (органа) для оказания ему помощи при производстве и (или) подготовке к проведению процессуального действия. Это определение следует из анализа содержания комментируемой статьи. Однако если брать в учет формулировку ч. 1 ст. 168 УПК РФ, то возможно еще более широкое понимание данного уголовно-процессуального термина. В ч. 1 ст. 168 УПК РФ под специалистом понимается не вызванное (приглашенное) лицо, обладающее специальными знаниями, а лицо, которое в связи с наличием у него указанных знаний может быть вызвано (приглашено) для оказания помощи следователю (дознавателю и др.), суду, судье или защитнику при производстве и (или) подготовке к проведению процессуального действия, а равно вызванное (приглашенное) в этих целях и осуществляющее указанную помощь лицо.

Специалистом в узком смысле слова следует именовать то же самое лицо, реализующее предоставленные специалисту УПК РФ процессуальные права и (или) возложенные на него процессуальные обязанности лишь в рамках уголовного процесса.

Итак, предлагается использование термина специалист в узком, широком и предельно широком (употребленном в ч. 1 ст. 168 УПК РФ) смысле слова. В первых двух случаях специалистом лицо становится с момента получения лицом, обладающим специальными знаниями, вызова (приглашения) к следователю (дознавателю и др.) для участия его в процессуальном действии в соответствующем качестве. В том смысле, который заложен в понятие «специалист» ч. 1 ст. 168 УПК РФ, специалистом лицо, обладающее определенного рода специальными знаниями, становится с момента, когда у следователя (дознавателя и др.) появляется необходимость в использовании таких знаний в порядке, предусмотренном ст. 168 УПК РФ. Такое представление о специалисте, бесспорно, не соответствует общетеоретическим воззрениям на субъекта (участника) правоотношений, в нашем случае — уголовно-процессуальных правоотношений.

Во-первых, таких «специалистов» (лиц, обладающих необходимыми специальными знаниями) будет множество. Вряд ли кто-то рискнет всех их именовать субъектами уголовного процесса. Во-вторых, пока они не получили вызова (приглашения) принять участие в производстве процессуального действия, у них нет ни уголовно-процессуальных прав, ни соответственно уголовно-процессуальных обязанностей, без которых субъектом, а тем более участником уголовного процесса они быть не могут.

Можно было бы остановиться на точке зрения, согласно которой специалист появляется в уголовном процессе с момента вызова (приглашения) лица, обладающего специальными знаниями, для его участия в производстве по делу в соответствующем качестве. Однако в литературе высказана и иная позиция. Так, О. В. Качалова считает, что «лицо, обладающее специальными знаниями и привлекаемое для участия в деле в качестве специалиста, приобретает соответствующий процессуальный статус с момента разъяснения ему прав и ответственности, предусмотренных данной статьей перед началом следственного действия, для участия в котором привлекается специалист». Непоследовательность данного утверждения приводит автора к явным противоречиям в самой формулировке процитированного здесь предложения. «Привлекается специалист», — пишет автор в конце предложения. А в начале говорит о лице, привлекаемом в качестве специалиста, которое пока не является специалистом и станет им якобы только после разъяснения ему прав и ответственности, предусмотренных ст. 58 УПК РФ, перед началом следственного действия. Получается, что автор еще не сформировал четких собственных представлений о том, когда наступает момент, с наступлением которого в уголовном процессе появляется специалист.

Лицо, обладающее статусом специалиста, одновременно является соответствующим субъектом уголовного процесса. Участие же в данном качестве в производстве по уголовному делу является бесспорным основанием отвода (самоотвода) судьи, прокурора, следователя, дознавателя, начальника следственного отдела, руководителя (члена) следственной группы, (ст. 61 УПК РФ); переводчика (ч. 2 ст. 69 УПК РФ); защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика (п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ). Именно поэтому определение четких границ понятия «специалист» имеет реальное практическое, а не только теоретическое значение.

Подлежит ли отводу защитник только в связи с тем, что он обладает необходимыми по делу специальными (не только юридическими) знаниями? А если конкретный человек, по должности являющийся адвокатом, получив от следователя (дознавателя и др.) повестку, в которой было указано, что он вызывается по делу в качестве специалиста, не явился по вызову. Вправе ли такое лицо заключить с обвиняемым (подозреваемым) соглашение о защите последнего? Если после получения указанного вызова он уже стал специалистом, то такой адвокат не имеет права выступать по делу защитником (п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ). Если же, пока ему не разъяснены права и ответственность, предусмотренные ст. 58 УПК РФ, он специалистом не является, то после рассматриваемого вызова он может заключить с обвиняемым (подозреваемым) соглашение о защите последнего и заявить самоотвод по поводу своего участия в качестве специалиста.

Данные вопросы наводят на мысль, что термин «специалист» в главе 9 УПК РФ, которая называется «Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве», законодателем употребляется в узком смысле этого слова. Под специалистом здесь понимается лицо, обладающее специальными знаниями, привлеченное к участию (участвующее) в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и (или) изъятии предметов (иных объектов), применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и (или) суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Исходя из этого определения, можно дать однозначные ответы на поставленные выше вопросы. Во-первых, адвокат может заключить соглашение об осуществлении защиты подозреваемого (обвиняемого), несмотря на то что он сам обладает необходимыми по уголовному делу специальными знаниями. Во-вторых, после получения лицом, располагающим специальными знаниями, от следователя (дознавателя и др.) повестки, в которой указано, что оно вызывается по делу в качестве специалиста, это лицо становится специалистом по данному конкретному уголовному делу. С момента получения такого вызова у лица, обладающего необходимыми по уголовному делу специальными знаниями, появляется обязанность как специалиста явиться по вызову следователя (дознавателя и др.). С этого же момента он наделяется правами, к примеру: отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями; заявить самоотвод; принести жалобу на действие (бездействие, решение) следователя (дознавателя и др.).

Наличие у лица прав и (или) обязанностей специалиста — бесспорное доказательство того, что оно является специалистом (наделено соответствующим статусом) с точки зрения уголовно-процессуального закона. Итак, если лицо, обладающее необходимыми по уголовному делу специальными знаниями, вызвано (приглашено) для участия в уголовном процессе в качестве специалиста, оно не имеет права выступать по этому же уголовному делу защитником. И данное правило действует, несмотря на то обстоятельство, что указанное лицо по должности является адвокатом, и тем более независимо от того, успели или нет ему разъяснить права, обязанности и ответственность специалиста.

Подведем итог, исходя из действующей редакции ст. 58 УПК РФ, мы вынуждены констатировать употребление законодателем термина «специалист», по крайней мере, в двух значениях: в широком и в узком смысле слова. Чтобы избежать такого положения вещей, законодателю следовало бы усовершенствовать ст. 58 УПК РФ так, чтобы в ней появился еще один помимо специалиста субъект — «лицо, ранее участвовавшее в уголовном деле в качестве специалиста». Здесь же следовало бы определить его правовой статус (права и обязанности). Усовершенствовать необходимо и ч. 1 ст. 168 УПК РФ. Здесь термин «специалист» рекомендуется заменить словосочетанием «лицо, обладающее специальными знаниями».

Специалистом же в УПК РФ следует именовать лишь «лицо, обладающее специальными знаниями, вызванное (приглашенное) в порядке, установленном УПК РФ для содействия в обнаружении, закреплении и (или) изъятии предметов (иных объектов), применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и (или) суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию», при производстве процессуальных действий, и (или) осуществляющее эту помощь. С одной оговоркой — статусом специалиста лицо может обладать лишь в рамках временного промежутка, в процессе течения которого осуществляется уголовно-процессуальное производство по конкретному уголовному делу.

Теперь приступим к дословной характеристике того определения понятия «специалист», которое дано законодателем в ч. 1 ст. 58 УПК РФ. «Специалист — лицо» — начинается ч. 1 комментируемой статьи. Под термином «лицо», использованном здесь законодателем, следует понимать отдельно взятое физическое, но никак не юридическое лицо.

Данное «лицо» должно «обладать специальными знаниями». Прежде чем определиться с тем, что следует понимать под специальными знаниями, проанализируем употребленное в ч. 1 и п. 1 ч. 3 комментируемой статьи понятие «обладать».

Когда в качестве специалиста приглашается (вызывается) аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения (эксперт по должности), одной из должностных обязанностей которого является участие в качестве специалиста при производстве процессуальных действий, у следователя (дознавателя и др.) обычно не возникает сомнений в том, обладает ли данное лицо специальными знаниями. Ведь в соответствии со ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» должности экспертов в государственных судебно-экспертных учреждениях могут занимать лишь лица, имеющие высшее профессиональное образование (для федеральных органов исполнительной власти в области внутренних дел — среднее специальное экспертное образование) и прошедшие последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Причем каждые пять лет уровень их профессиональной подготовки проверяется экспертно-квалификационными комиссиями.

Другое дело, когда для участия в уголовном процессе в качестве специалиста вызывается иное (не занимающее должность в экспертном учреждении) лицо, обладающее специальными знаниями. Возможны ситуации, когда у такого человека есть специальный документ, подтверждающий наличие у него необходимых для содействия в обнаружении, закреплении и (или) изъятии предметов (документов), применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и (или) суду вопросов знаний, но сам гражданин может утверждать, что в настоящее время он забыл многое из того, что позволило бы ему оказать эту помощь на должном уровне. Возможна и противоположная ситуация, когда человек утверждает, что он обладает конкретными знаниями, но подтвердить их наличие у себя документально не может. В любой из приведенных ситуаций не рекомендуется признавать гражданина лицом, обладающим специальными знаниями с позиций ч. 1 комментируемой статьи. Обладать знаниями — это значит, с одной стороны, внутреннее убеждение лица о наличии у него необходимых для участия в качестве специалиста знаний, умений, навыков и способностей, с другой — обладание документом, подтверждающим соответствующее образование, специальность и т. п. В пределах этих знаний, которыми приглашенное для участия в уголовном деле в качестве специалиста лицо обладает, оно и оказывает содействие следователю (дознавателю и др.).

Обычно специалист обладает специальными знаниями в науке, технике, искусстве и (или) ремесле. На данное обстоятельство применительно к специальным познаниям эксперта было прямо обращено внимание в ст. 78 УПК РСФСР 1960 года. Именно поэтому в источниках, посвященных правовому статусу эксперта, урегулированному УПК РСФСР, указывалось, что эксперту не могут задаваться вопросы юридического характера. Это же правило распространялось и на специальные знания, которыми обладает специалист. Из содержания нового УПК РФ данное положение убрано. Указанный факт можно трактовать как предоставленную законодателем возможность отнесения в настоящее время к специальным знаниям и знаний юридического характера. Хотя следует признать, что до сих пор некоторые процессуалисты утверждают, что следователь (дознаватель и др.) вправе прибегнуть к помощи специалиста лишь в случаях, когда при производстве следственного действия необходимо использование специальных знаний «в области науки, техники, искусства или ремесла» или ж только в сфере «науки и техники», их еще иногда именуют неюридическими знаниями. Смирнов А. В. характеризует специалиста как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, промышленного производства, искусства или других специальных отраслях человеческой деятельности Определение Смирнова А. В. не разъясняет понятия «специальные знания». Из него следует вывод, что таковые есть не только у специалиста. Оно порождает больше вопросов, чем ответов. А вопросы следующие. Каково содержание понятий «промышленное производство» и «другие специальные отрасли человеческой деятельности»? Является ли предварительное расследование специальной отраслью человеческой деятельности? Скорее всего, да. Тогда что получается — следователь является специалистом? Абсурд. Из-за непродуманности данного определения под понятие «специалист» можно подвести любого участника уголовного процесса, да и любое иное физическое лицо.

Во многом такой позиции способствует не только привычка, сформированная у процессуалистов Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР 1960 года и последующими публикациями, характеризующими уголовно-процессуальное понятие «специальные знания». По закрепленным в этом УПК РСФСР положениям большинство из авторов когда-то начинали изучать уголовный процесс, десятилетиями его применяли и преподавали. Исключению из круга специальных знаний всех сведений, связанных с правом, способствует и расширительное толкование содержания ст. ст. 2 и 9 Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В своем комментарии Сурыгина Н. Е., к примеру, пишет, что Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» «сформулировал понятие „специальных знаний“ как знаний в области науки, техники, искусства или ремесла (ст. ст. 2, 9)».

Действительно, в указанных статьях названного Закона говорится лишь о специальных знаниях в области науки, техники, искусства или ремесла. Однако сам Закон посвящен не специалисту (специальным знаниям), не эксперту в уголовном процессе и даже не уголовно-процессуальной экспертизе. В нем характеризуется правовой статус государственных судебно-экспертных учреждений и государственных судебных экспертов. Соответственно в ст. ст. 2 и 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» закреплено правило, что эти государственные судебно-экспертные учреждения и государственные судебные эксперты могут проводить судебные экспертизы по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла. Но это положение никоим образом не касается правового статуса иных лиц, обладающих специальными знаниями и приглашенных для участия в уголовном деле в качестве специалиста.

Часть процессуалистов знания, которыми должен обладать специалист, именует знаниями, не являющимися «профессиональными для следователей, судей», используемыми «при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел в суде в случаях и в порядке, установленных законом». Нам же представляется возможным объединение этих двух идей и формулирование следующей характеристики знаний, которыми должен обладать специалист. В качестве специалиста может быть приглашено лицо, у которого есть знания, выходящие за пределы тех, которые принято считать общеизвестными для следователей (дознавателей и др.). Соответственно, если появилась необходимость разъяснения сторонам и (или) суду вопросов, к примеру, международно-правового характера, вполне может быть приглашен специалист в этой области права.

Согласно правилам ч. 1 комментируемой статьи и дублирующим неточность формулировки законодателя утверждениям ученых специалист — это лицо, «привлекаемое» к участию в процессуальных действиях. Между тем следует отметить, что специалистом является не только «привлекаемое», но и «привлеченное» лицо, обладающее указанными в ч. 1 комментируемой статьи характеристиками.

2. Уголовно-процессуальные полномочия специалиста и формы их реализации на досудебных стадиях уголовного судопроизводства

В УПК РФ участник уголовного процесса — специалист приобрел новое качество. По УПК РСФСР предназначение специалиста заключалось в одном — используя свои специальные познания, содействовать следователю или суду в обнаружении и изъятии доказательств (ст. ст. 133, 253). Теперь согласно ст. 58 УПК РФ специалист может приглашаться для решения, кроме указанной, еще двух задач — постановки вопросов эксперту и разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Кроме того, претворяя в уголовное судопроизводство принцип состязательности и стремясь к равноправию сторон, законодатель предоставил защитнику новое полномочие — привлекать специалиста (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК).

Безусловно, данные новшества следует приветствовать, поскольку они вызваны практическими потребностями и заметно расширяют рамки использования специальных знаний в уголовном процессе. С удовлетворением отметив это, обратимся к главному — уяснению того процессуального механизма, который должен быть в УПК для реализации названных возможностей специалиста. Именно этот аспект имеет определяющее значение, ибо в процессуальной деятельности важна не столько правовая идея, сколько порядок, процедура ее практического применения

В ч. 2 ст. 58 УПК РФ сказано: «Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168 и 270 настоящего Кодекса». Согласно ст. 168 «следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 164 настоящего Кодекса». Из сопоставления этих норм видно, что специалист привлекается только для содействия следователю в проведении следственного действия, т. е. лишь для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств. О том, в каком порядке специалист помогает следователю или суду решать другие задачи, названные в ст. 58 УПК РФ, а именно: ставить вопросы перед экспертом и разъяснять вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию, в ст. 168 и 270 УПК РФ ничего не говорится.

Наверное, нет необходимости подробно объяснять, что использование специалиста в двух последних направлениях не может осуществляться в форме предусмотренного ст. ст. 168, 164 УПК РФ «участия в следственном действии». Достаточно сказать, что при таком участии специалист ведет своего рода научно-техническое сопровождение действий следователя, выступая его советником, помощником, а полученная при этом доказательственная информация исходит не от специалиста, а от иных объектов. В случае же выяснения вопросов, входящих в профессиональную компетенцию, специалист не сопровождает действия следователя, а противостоит ему как объект исследования, как источник информации. По сути — это не что иное, как допрос специалиста. Не случайно, в ч. 4 ст. 271 УПК РФ закреплена такая норма: «Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве… специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон». Значит, УПК РФ дозволяет проведение допроса специалиста. Однако, обратившись к разделам УПК, регламентирующим следственные действия в предварительном расследовании и суде первой инстанции, мы не найдем среди них допроса специалиста. Получается, что в стадии предварительного расследования дозволения на производство допроса специалиста вообще нет, а в судебном разбирательстве подобный вопрос упоминается лишь в частной норме (ст. 271 УПК РФ) без закрепления порядка его проведения в главе 37 УПК РФ «Судебное следствие», что также означает отсутствие разрешения на его проведение.

Практика пытается выйти из ситуации путем допроса специалиста в качестве свидетеля, что, на мой взгляд, неправомерно. Специалист и свидетель — разнородные участники уголовно-процессуальной деятельности, что подтверждается закреплением статуса каждого в разных статьях УПК РФ (56 и 58), неодинаковой нормативной дефиницией этих субъектов, собственной совокупностью прав и обязанностей того и другого, а главное — различным характером приобретенного знания. Поэтому допрос специалиста есть самостоятельное следственное действие, подлежащее безотлагательному внесению в УПК РФ.

Однако проблема использования новых правомочий специалиста этим не исчерпывается. Результатом допроса, как известно, являются показания — особая фор специалиста. Только в суде первой инстанции защитник, используя правило ч. 4 ст. 271 УПК, может привлечь избранного им специалиста, да и то лишь для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Для двух других целей — содействия в следственном действии и постановки вопросов эксперту — суд сам призывает специалиста, а у защитника остается одно право на ходатайство

В настоящее время адвокаты-защитники, реализуя свое право на привлечение специалиста, получают так называемое «Заключение специалиста» — письменный акт, в котором лицо, обладающее специальными познаниями, отвечает на вопросы, поставленные защитником. Это непроцессуальный документ, так как в УПК РФ он вообще не упомянут, и поэтому непосредственного доказательственного значения у него нет. Такое заключение служит приложением к ходатайству защитника, его аргументом для назначения следователем, судом экспертизы по делу либо допроса специалиста

Итак, УПК РФ, с одной стороны, разрешил защитнику обращаться к сведущему лицу, назвав это «привлечением специалиста», но, с другой, не дал адвокату необходимого процессуального инструментария для полноценного использования возможностей специалиста. Полноценными же действия защитника будут в том случае, если закон придаст им то же доказательственное значение, что и результатам привлечения специалиста следователем. Ведь идея состязательности, провозглашенная в УПК РФ, предполагает равные правомочия сторон в доказывании и, значит, в использовании специальных знаний. С сожалением приходится отмечать, что проблема специалиста не получила в УПК РФ последовательного и полного нормативного решения.

Произошло это по следующей причине. Вопрос о специалисте — частность в масштабе всего уголовного судопроизводства, но частность, взаимосвязанная с целым. Проблема привлечения специалиста в конечном счете зависит от того, по какому типу (форме) построена вся уголовно-процессуальная деятельность. Если это целиком состязательное производство (как в досудебных, так и в судебных его стадиях), то стороны, как отмечалось, должны иметь равные полномочия в использовании возможностей лица, обладающего специальными знаниями. Если же предварительное расследование розыскное (инквизиционное), а судебное производство состязательное, то следователь и защитник обладают неодинаковыми правами в отношении специалиста, что имеет место в нынешнем УПК РФ. Но в таком случае правомочие защитника «привлекать специалиста» в сравнении с точно таким же правомочием следователя представляет собой юридическую фикцию. Отсюда предложение законодателю — вначале определиться с формой нашего уголовного процесса (на мой взгляд, он должен быть смешанного типа, таковым, по сути, он и остался, несмотря на объявление состязательным всего уголовного судопроизводства), а затем решать отдельные вопросы. В противном случае мы обречены иметь неконцептуальный, несистемный УПК, неспособный обеспечивать то, для чего он создан — эффективно регулировать уголовно-процессуальные отношения.

Специалист привлекается к производству процессуальных действий как на предварительном следствии (дознании), так и в ходе судебного заседания по уголовному делу. Специалист, в отличие, например, от свидетеля, лицо заменимое. Он должен обладать теми знаниями, которые необходимы для производства конкретного процессуального действия.

По смыслу ст. 71 УПК, предусматривающей отвод, привлечение одного и того же лица в качестве специалиста к участию в деле может быть многократным. В ст. 71 отсутствует указание на возможность привлечения специалиста, если он ранее участвовал по делу в качестве эксперта, как это указано в ст. 70.

Привлечению лица в качестве специалиста должно предшествовать установление его уровня знаний, навыков, необходимых для проведения следственного или судебного действия. Это может быть документ, свидетельствующий о специальном образовании, опыте работы в данной области и пр.

Назначение специалиста в процессе производства по уголовному делу состоит в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов. Закон не содержит прямого указания, что эти предметы и документы должны иметь отношение к делу, так как это их свойство, качество может быть установлено только после проведения специальных исследований (судебной экспертизы, осмотра, опознания и пр.). Специалист привлекается для постановки вопросов эксперту в целях всесторонности, полноты и объективности проведения судебной экспертизы.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой