Ответственность за нарушение налогового законодательства

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ФИНАНСОВО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ВИД ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

§ 1. Общие положения юридической ответственности

§ 2. Финансово-правовая ответственность как вид юридической ответственности

§ 3. Налоговая ответственность в системе видов финансово-правовой ответственности

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИВЛЕЧЕНИЯ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НАЛОГАХ И СБОРАХ

§ 1. Ответственность за совершение налоговых правонарушений: правовое регулирование и практика применения

§ 2. Ответственность налоговых органов и их должностных лиц

§ 3. Проблемы правового регулирования и пути совершенствования налогового законодательства

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Не секрет, что налоги в государстве выступают в качестве основной и преимущественной статьи доходов бюджетов бюджетной системы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что государство всегда отдает приоритет обеспечению жесткой финансовой дисциплины, для чего старается закрепить в налоговом законодательстве такой порядок, который мог бы мог гарантировать своевременную и полную уплату налогоплательщиками налоговых платежей.

В этом контексте, кодификация норм налогового законодательства, выразившаяся в принятии некогда единого комплексного нормативного правового акта — Налогового Кодекса Р Ф — была продиктована объективной потребностью в систематизации и упорядочивании действующей налоговой системы. Беспорядочные и несогласованные нормы были структурированы в логически взаимосвязанную и строго определенную систему правовых институтов, в числе которых особого внимания заслуживает институт ответственности за налоговые правонарушения.

Актуальность исследования. В настоящее время налоговое право представляет собой наиболее динамично развивающуюся структурную единицу внутри системы отрасли финансового права, а, в свою очередь, вопросы налоговой ответственности — первоочередным направлением научных изысканий ученых в данной сфере. Так, по данным, приводимым Е. Ю. Грачевой и Д. М. Щекиным, на территории Российской Федерации и стран СНГ только за период с 1992 по январь 2008 гг. по тематике «Ответственность за нарушение налогового законодательства» было защищено 24 диссертационных исследования. И все-таки, несмотря на столь пристальное внимание к вопросам налоговой ответственности со стороны исследователей финансового права, данная сфера все еще таит множество проблем, не получивших должного разрешения. Особую актуальность проблематика финансово-правового регулирования ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах приобретает в свете ее преимущественно практического характера. Если обратиться к отчетным данным за 2012 год, то можно увидеть, что налоговыми органами было проведено 289,2 тыс. проверок деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, по результатам которых были выявлены 213 511 правонарушений. Указанная цифра на 20% меньше аналогичного показателя в 2011 году, что обусловлено «точечным» подходом к отбору объектов контроля и усилением аналитической составляющей при подготовке проверок, но в то же время свидетельствует о некотором ослаблении налоговой дисциплины в стране. Об этом свидетельствует и тот факт, что по результатам комплексных выездных налоговых проверок было произведено доначисление в бюджет 305,9 млрд руб. налоговых платежей, что на 9,3% выше аналогичного показателя 2011 года.

Следует помнить о том, что налоговые отношения по своей сущности являются конфликтными, поскольку стороны этих отношений преследуют различные интересы. Задачей государства, в лице уполномоченных на то органов, является обеспечение максимально полного поступления налогов в бюджет. Напротив, налогоплательщики в свою очередь стремятся сохранить полученные ими доходы, используя различные легальные схемы налоговой оптимизации, а подчас прибегая и к незаконным способам ухода от налогообложения. Для поддержания должной налоговой дисциплины государство вправе использовать силу принуждения, одной из форм которого является юридическая, в том числе и налоговая, ответственность.

Не составляет особой сложности констатировать факт, что российское налоговое законодательство еще очень далеко от идеала, что само собой зачастую приводит к различного рода негативным последствиям, в частности, к незаконному привлечению налогоплательщиков к ответственности, вследствие отсутствия регламентации в НК РФ вопросов ответственности самих налоговых органов. Подобные пробелы порождают для налогоплательщиков существенные издержки в виде обращения за защитой своих прав в суд и т. п. Объектом дипломной работы выступают общественные отношения, которые складываются в процессе привлечения налогоплательщиков и иных субъектов налоговых правоотношений к ответственности за налоговые правонарушения.

Предметом исследования выступают юридические нормы, устанавливающие основания, условия и порядок привлечения к ответственности лиц, виновных в нарушении законодательства РФ о налогах и сборах.

Цель дипломной работы состоит в том, чтобы опираясь на аналитику нормативных правовых актов и правоприменительной практики, произвести оценку степени развитости и выявить недостатки в механизме правового регулирования ответственности за налоговые правонарушения, которая необходима для совершенствования законодательства о налогах и сборах и повышения результативности действий налоговых органов.

В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи исследования:

1. Сформулировать основные теоретические категории юридической ответственности, произвести ее классификацию.

2. Определить место и роль финансово-правовой ответственности в общей системе юридической ответственности (в том числе определить место налоговой ответственности в системе финансовой ответственности), обосновать ее самостоятельный характер, а также отграничить финансовую ответственность от иных видов юридической ответственности;

3. Определить место юридических норм, регулирующих общественные отношения в сфере финансовой ответственности.

4. Основываясь на правоприменительной практике изучить существующие проблемы, возникающие в процессе привлечения субъектов налогового права к налоговой ответственности;

5. Сформулировать практические предложения по совершенствованию законодательства о налогах и сборах.

Методологическую основу дипломной работы составляют общенаучный метод диалектического познания, а также такие частнонаучные методы, как: анализ, синтез, обобщение, индукция, дедукция, исторический, системно-структурный и сравнительно-правовой методы.

Теоретическую основу работы составили труды следующих ученых, представителей науки финансового права: Е. М. Ашмариной, А. В. Брызгалина, Е. Ю. Грачевой, С. В. Запольского, Е. В. Овчаровой, С. Г. Пепеляева, Г. В. Петровой, М. Б. Разгильдиевой, Г. П. Толстопятенко, Н. И. Химичевой, Д. М. Щекина и целого ряда других ученых.

Также активно использовались труды специалистов в области теории государства и права, уголовного, административного, гражданского и иных отраслей российского права, таких как: С. С. Алексеев, С. Н. Братусь, А. Б. Венгеров, О. Э. Лейст, Д. А. Липинский, А. В. Малько, Н. И. Матузова, Л. А. Морозова Т.Н. Радько, И. С. Самощенко, Ю. Н. Старилов, Е. А. Суханов, В. А. Тархов, Т. Б. Шубина, Л. С. Явич.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, действующее финансовое (в т.ч. налоговое) законодательство, нормативные акты в сфере уголовного, административного права, а также федеральные законы, отдельные Указы Президента Российской Федерации и Постановления Правительства Р Ф, иные подзаконные акты.

Структурно дипломная работа определяется внутренней логикой проведенного исследования, его целями и задачами. В связи с чем, дипломная работа состоит из введения, двух глав, объединивших шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ГЛАВА I. ФИНАНСОВО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ВИД ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

§ 1. Общие положения юридической ответственности

В теории права юридическая ответственность является одной из основополагающих правовых категорий. Будучи подвидом общесоциальной ответственности, и, следовательно, во всех главных существенных моментах обладая присущими последней свойствами, она, в то же время, имеет ряд отличительных признаков.

В первую очередь, данный элемент механизма правового регулирования всегда связан с правонарушением, следует за ним и обращен на правонарушителя; во-вторых, юридическая ответственность обязательно имеет государственно-принудительный характер, а значит, исходит исключительно со стороны компетентных органов государственной власти и должностных лиц; в-третьих, применение такой ответственности осуществляется в строгом соответствии с законодательно установленной процедурой и вне процессуальных форм юридическая ответственность невозможна. Ключевым отличительным признаком также является и наступление негативных последствий (лишений) для правонарушителя: ущемление его прав, возложение на него дополнительных обязанностей.

Попытка выработки единого понятия юридической ответственности, к сожалению, не удалась до сих пор. Несмотря на наличие довольно большого количества статей, сборников, монографий о юридической ответственности, вопросы определения её понятия, содержания, системы принципов — предмет непрекращающихся дискуссий. Из совокупности приведенных выше признаков представляется, что наиболее логично понимание юридической ответственности как применение мер государственного принуждения к виновному лицу за совершенное им правонарушение. Именно к такому варианту определения сходится большинство отечественных теоретиков, в том числе и советских. И все же несмотря на некоторое незначительное различие, мнение авторов различных концепций почти во многом совпадает.

Так, к примеру, Матузов Н. И., Малько А. В., Мелехин А. В., Радко Т. Н. перекликаются в своих взглядах и рассматривают юридическую ответственность в рамках существующих правовых категорий. Они трактуют ее как специфическую юридическую обязанность, как способ реагирования государства на правонарушения и реализацию предусмотренных законом санкций. Другой ученый, Алексеев С. С. дополнительно указывает, что в рамках понятия «юридическая ответственность» угол зрения перемещается с санкций как таковых на их несение, на обязанность претерпевания правонарушителем известных лишений, выражающих наступивший для него урон. Причем наиболее важная отличительная черта юридической ответственности — это претерпевание санкций, имеющих преимущественно штрафной характер.

Иными словами, различные авторы делают акцент именно на те стороны этого правового феномена, которые они считают главными, будь это принуждение со стороны государства, реакция государства на неправомерное поведение, претерпевание неблагоприятных последствий виновным лицам и т. д.

Говоря о юридической ответственности, нельзя не сказать, что это явление многогранное и современная правовая наука различает в ней два относительно обособленных аспекта: позитивный (перспективный) и негативный (ретроспективный).

Последний подход, являясь, по сути, ответственностью в классическом ее понимании, наступает за уже совершенные деяния, он давно и обстоятельно разработан юридической наукой, подробно регламентируется законодательством всех стран. Неудивительно, что ряд специалистов по общей теории права, таких как С. Н. Братусь, Н. С. Малеин, И. С. Самощенко, М. Х. Фарукшин считают, что юридическая ответственность состоит лишь из одного аспекта — ретроспективного. При этом, негативный аспект юридической ответственности обладает рядом отличительных особенностей, проявляющихся в том, что он всегда связана с государственным принуждением, возникает исключительно на основе норм права, наступает лишь за совершенное правонарушение, сопровождается лишениями имущественного или личного неимущественного характера, связана с государственным и общественным осуждением.

Проспективная же ответственность означает не что иное, как осознание лицом своей обязанности по осуществлению правомерного поведения, а также понимание того, что в случае нарушения обязательных правил оно будет нести санкции имущественного или неимущественного характера. В свою очередь, вопросы позитивной юридической ответственности в той или иной мере исследовались в литературе по общей теории права В. Н. Кудрявцевым, О. Э. Лейстом, Н. И. Матузовым, М. С. Строговичем и др. Этими авторами путем анализа действующего законодательства теоретически доказывается ее нормативно-правовое бытие, обосновывается сущность, роль и значение позитивной юридической ответственности, предпринимаются попытки рассматривать ее в качестве одной из частей единой категории — юридической ответственности и т. д. Однако, говоря о единой категории юридической ответственности, не приводятся достаточно бесспорных аргументов, дающих основание для такого вывода; упускается из поля зрения и тесный контакт позитивной юридической ответственности с иными формами социального регулирования, например моралью, этикой, трудовыми обыкновениями.

Суммируя вышесказанное, можно утверждать, что явно просматриваемую в юридической литературе тенденцию к характеристике юридической ответственности не только в ретроспективном плане, но и в позитивном аспекте, следует признать в целом конструктивной. Это связано с тем, что исследование природы юридической ответственности осуществляется в таком случае, исходя из ее социально-философского понимания. Данный способ позволяет наряду с общим для всех видов социальной ответственности высветить то особенное, индивидуальное и сущностное, что отличает только юридическую ответственность. В настоящее время многие ученые-специалисты по общей теории права и по отраслевым юридическим наукам — отстаивают идею о конструировании юридической ответственности в широком плане, т. е. выходящем за рамки рассмотрения ее лишь только как последствия правонарушения. «Можно утверждать, — отмечает М. С. Строгович, — что юридическая ответственность есть прежде всего ответственное отношение человека к своим обязанностям, ответственность за правильное выполнение лицом возложенных на него законом обязанностей. Если же обязанность не выполнена, наступает ответственность в ее, так сказать, негативном значении — принуждение, взыскание, наказание и т. п. «

Важно также отметить, что «оба вида ответственности ни в коем случае не противопоставляются друг другу, а должны взаимодействовать, подкрепляя, и дополняя друг друга».

Переходя к вопросам о целях и функциях юридической ответственности следует учесть, что она направлена в первую очередь на реализацию охранительной функции, а потому и её цель в общем виде можно определить как охрану существующего строя и общественного порядка. Применительно к конкретному правонарушителю ответственность имеет более узкую и прикладную цель -- наказание виновного. При этом государство, осуществляя меру принуждения, преследует ещё одну цель -- предупреждение совершения правонарушений впредь.

Социальная задача юридической ответственности состоит в обеспечении прав и свобод субъектов права, законности и правового порядка в обществе. Этой задаче подчинены и функции юридической ответственности. В науке принято выделять следующие функции: карательная, или штрафная, цель которой воздать за содеянное правонарушителю. Следует особо отметить, что речь не идет о мести государства или общества, лицу, совершившему неблагоприятный поступок, а лишь о реакции гаранта стабильности общества — государственного механизма за деяния, покушающиеся на его устои. В этой связи выделяют такую функцию юридической ответственности, как превентивную (предупредительную) функцию, обеспечивающую предупреждение противоправных действий. Выделяют общую превенцию — предупреждение всех или такого вида (рода) правонарушений (например, налоговых), и восстановительную (компенсационную) — обеспечивающую восстановление в прежнем состоянии материального, финансового и морального состояния прав и законных интересов субъектов права. Можно рассматривать и еще одну функцию юридической ответственности — восстановительную. Привлечение к юридической ответственности, неотвратимость ее позитивного воздействия на общество, группу повышает социальную роль государства и правовых институтов.

Привлечение к юридической ответственности также базируется на нескольких основополагающих принципах. К их числу относят принцип законности, предусматривающий, что ответственность возлагается на лицо только компетентными органами государственной власти на основе действующего законодательства в соответствии с установленными данным законодательством процедурами, а также исключительным образом в связи с правонарушением, т. е. свершившимся и установленным фактом объективной действительности.

Другим немаловажным принципом юридической ответственности, обуславливающим ее эффективность, является принцип неотвратимости, подразумевающий фиксацию абсолютно всех правонарушений, незамедлительное и оперативное применение мер ответственности к виновным лицам за совершение ими противоправных действий. При этом в качестве ключевого момента здесь можно выделить неизбежность наступления ответственности, а не суровость подлежащей применению санкции. Третий принцип — принцип целесообразности — устанавливает, что содержание ответственности должно тесно соотноситься с теми целями и задачами, которые устанавливает государство в интересах общества. К тому же уровень существенности наказания должен коррелировать как с размером нанесенного правонарушением ущерба, так и со всеми остальными обстоятельствами, в том числе и свойствами личности правонарушителя. Таким образом, можно говорить о строгой индивидуализации (персонификации) ответственности, о правоприменительном усмотрении в первую очередь судебных органов власти, в связи с чем, по мнению Мелехина А. В., указанный принцип дополнительно «предполагает высокий уровень профессионализма сотрудников правоохранительных органов».

Принцип справедливости заключается в соблюдении ряда положений: недопустимость установления уголовной ответственности за проступки; отсутствие обратной силы у закона, устанавливающего или усиливающего ответственность; необходимость обеспечения возмещения ущерба, причиненного правонарушением; соответствие взыскания характеру и степени вредности правонарушения; по общему правилу, ответственность лица лишь за свое собственное поведение; недопустимость наложения юридического взыскания более одного раза за одно и то же правонарушение. Помимо перечисленного, некоторые ученые включают в состав указанного принципа такие основополагающие постулаты как презумпция невиновности, равенство всех перед законом и т. п., что представляется вполне обоснованным и логичным, в то же время встречаются и мнения о том, что они являются самостоятельными принципами.

Наконец, последний, пятый принцип — это принцип гуманизма. Его проявление можно обнаружить как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности. В частности, данный принцип предполагает недопустимость таких мер взыскания и наказания, которые бы причиняли физические страдания или унижали человеческое достоинство. Особенно ярко проявляется данный принцип в отношении беременных женщин и лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста, в отношении которых действующим законодательством РФ не допускается применение наиболее суровых мер ответственности. Данный принцип призван обеспечить безопасность личности и создать приемлемые условия для исправления правонарушителей, становления их на путь добросовестной жизнедеятельности.

Раскрывая наиболее общие положения юридической ответственности критически важно проанализировать особенности отдельных ее видов: конституционной, административной, уголовной, гражданско-правовой, дисциплинарной, материальной и процессуальной. Указанная классификация поставлена в прямую зависимость от отраслевой принадлежности юридических норм и в науке является традиционной. В то же время, в ходе постоянного и последовательного развития юриспруденции в последние годы все чаще стала высказываться точка зрения о существовании и иных видов ответственности, в том числе и финансово-правовой.

§ 2. Финансово-правовая ответственность как вид юридической ответственности

Как уже было отмечено, сообразно видам правонарушений и отраслевой принадлежности выделяют несколько видов юридической ответственности.

Во всех государствах мира наиболее суровой по праву считается уголовная ответственность. Данное понятие многократно встречается в нормах Общей и Особенной частей Уголовного Кодекса Р Ф, однако легального определения до сих пор не существует. Это порождает в свою очередь массу споров. Так, к примеру, группа криминалистов понимает уголовную ответственность как «основанную на нормах права обязанность лица, виновного в совершении преступления, подлежать действию уголовного закона», как «обязанность такого лица подвергнуться за это наказанию или иным мерам уголовно-правового воздействия». Другие ученые подчеркивают, что «ответственность — это не просто наличная обязанность претерпеть отрицательные последствия противоправного поведения, но и их реальное претерпевание.

По мнению значительной части исследователей, уголовная ответственность означает «выраженную в приговоре суда отрицательную оценку общественно опасного деяния и порицание лица, его совершившего».

Разумеется, что каждая из приведенных точек зрения имеет право на существование и содержит рациональное зерно, но все же в субстантивной, сущностной форме необходимо понимать уголовную ответственность, как сложное структурное социально-правовое последствие совершения преступления, включающее четыре составных элемента: базирующуюся на положениях УК РФ и вытекающую из факта совершения преступления обязанность лица дать отчет своим действиям (бездействию) перед государством в лице его уполномоченных органов; выраженную в судебном приговоре негативную оценку совершенного деяния и порицание лица, совершившего противоправное деяние; назначенное указанному лицу уголовное наказание сопряженное с его отбыванием; судимость как специфическое правовое последствие осуждения.

В отличие от уголовной, административная ответственность наступает за деяния, гораздо менее опасные для общества и выражается в назначении органом исполнительной (в ряде случаев — судебной) власти или должностным лицом, уполномоченным на это соответствующим образом, наказания лицу, совершившему правонарушение. Данному правовому институту присущи свои характерные отличительные черты:

1) в подавляющем большинстве случаев административная ответственность является внесудебной, поскольку суды рассматривают лишь ограниченную часть административных дел, поэтому органы и должностные лица, осуществляющие административное производство являются субъектами административной юрисдикции;

2) относительная мягкость административного наказания, по сравнению с уголовным;

3) отсутствие такого феномена, как судимость, при этом срок давности достигает одного года со дня окончания исполнения наказания;

4) в отличие от гражданско-правовой, административная ответственность вполне может наступить и без причинения нарушителем материального ущерба по формальным основаниям;

5) не связана с подчиненностью и, служебными отношениями правонарушителя и органа государственной власти (должностного лица), привлекающего его к ответственности, что характерно для дисциплинарной ответственности;

6) весьма существенной особенностью административной ответственности является и то, что ее субъектом могут быть не только физические лица, но и юридические, независимо от их регистрационных параметров (организационно-правовая форма, место нахождения и т. д.).

Основание административной ответственности — совершение административного правонарушения, т. е. противоправного, виновного действия (бездействия) физического или юридического лица, за которое законодательством об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Следующим видом юридической ответственности является гражданско-правовая. Существенным образом, отличаясь от предыдущих, ее суть заключается в применении по отношению к правонарушителю (должнику) в интересах, как правило, потерпевшей стороны (кредитора) мер имущественного характера в силу закона или договора. Важно отметить, что такие меры носят исключительно денежный или вещественный характер и по своей сути являются компенсационными, будь то возмещение убытков, вреда, уплата неустойки и т. п.

Специфика гражданского права состоит еще и в том, что при гражданско-правовой ответственности «не только законом предусмотрены случаи „ответственности без вины“ (п. 3 ст. 401 ГК РФ), но и, с другой стороны, действует презумпция вины, при которой правонарушитель считается ответственным при наличии факта нарушения, вреда и соответствующих объективных». Из этого следует, что бремя доказывания объективных обстоятельств деликта лежит на нарушителе.

Восстановить имущественную сферу потерпевшей стороны можно только в случае полного возмещения ей причиненного вреда или убытков. В этом состоит еще одна отличительная особенность гражданско-правовой ответственности — соответствие ее размера объему причиненного вреда или убытков. Как и во всяком общем правиле, в нем есть свои исключения. Например, закон может определять размер ответственности выше названного предела либо, наоборот, ниже его. Такое, на первый взгляд, противоречивое положение в значительной мере оправдано инклюзивным значением гражданского права: являясь регулятором нормальных экономических отношений в государстве, оно побуждает к добросовестному выполнению обязанностей, выполняя попутно задачи воспитательного и стимулирующего характера.

Последние десятилетия отмечены довольно динамичным формированием и развитием института конституционно-правовой (конституционной) ответственности. Ведущую роль в его становлении сыграла не только точка зрения ряда теоретиков-конституционалистов, но и правовая позиция Конституционного Суда Р Ф, который в своих актах признает наличие мер такой ответственности в федеральных законах.

Опираясь на мнение ряда исследователей, можно следующим образом определить конституционно-правовую ответственность -- это «возникающее в результате конституционно-правового регулирования сложное правовое отношение, предполагающее должное поведение субъектов этих отношений либо наступление для них предусмотренных конституционно-правовыми нормами негативных последствий как результат недолжного (неправомерного) поведения». Важным моментом в разговоре о конституционной ответственности, ввиду ее сложного политико-правового характера, является иллюстрация ряда отличительных черт:

1) Непосредственным фактическим основанием применения мер конституционной ответственности служит нарушение конституционных норм, сущность которого заключается в формальном совершении конкретных противоправных деяний (действий или бездействия), вне зависимости от того, привели ли совершенные деяния к сформулированным в конституционном законодательстве последствиям.

2) Конституционное законодательство предусматривает особый, усложненный порядок привлечения к конституционной ответственности (так в случае отрешения Президента от должности, к этой процедуре привлекаются сразу несколько органов государственной власти).

3) Возможность привлечения к конституционной ответственности имеется не только у органов, которые наделены соответствующими полномочиями конституционным законодательством, но и у отдельных граждан, социальных групп (например, при обращении в Конституционный Суд РФ).

В то время как наука ускоренно наполняет конкретным содержанием понятие конституционной ответственности, российский законодатель даже не употребляет соответствующий термин. Это яркое свидетельство слабости законодательного регулирования конституционно-правовой ответственности как гарантии основ конституционного строя, а порой и ее отсутствие, в особенности процедурных норм, которые регламентировали бы порядок применения мер ответственности.

Основным содержанием дисциплинарной ответственности выступают закрепленные в законе меры (дисциплинарное взыскание), которые применяются администрацией учреждения, предприятия к сотруднику (работнику) в связи с несоблюдением им дисциплинарного порядка. Особенность данного вида ответственности сводится к тому, что ее применение всегда обусловлено выполнением трудовых или служебных обязанностей. Кроме того, привлечение работника, совершившего дисциплинарный проступок, к дисциплинарной ответственности является не чем иным, как правом полномочного представителя работодателя. Тогда как работнику, который нарушил трудовую или служебную дисциплину, вменяется обязанность претерпеть установленные законом неблагоприятные последствия. Логичен вывод о том, что работодатель вправе освободить работника от обязанности претерпеть неблагоприятные последствия в связи с совершенным им дисциплинарным проступком. Возможность такого усмотрения значительно улучшает положение работника по сравнению с законодательством.

Аналогичным образом, как правило, в контексте трудового права упоминается и термин «материальная ответственность». Она подразумевает обязанность причинителя вреда возместить нанесенный ущерб потерпевшему. Следует оговориться, что из-за недостаточной научной проработки вопроса, материальную ответственность зачастую отождествляют с имущественной, предусмотренной гражданским законодательством, но, тем не менее, между ними имеется существенное различие. Как справедливо замечает А. В. Дубровин, «основное отличие материальной ответственности от гражданско-правовой в том, что, по общему правилу, ответственность работника ограничена определенной частью его месячного заработка, при определении размера ответственности учитывается степень вины работника, его материальное положение, моральный облик». Схожего мнения придерживается и Г. П. Азаров, который дополнительно предлагает различать оба вида ответственности по таким критериям, как субъекты причинения ущерба, основания и размер материальной ответственности, порядок возмещения ущерба.

Основная цель материальной ответственности состоит в сохранении и защите собственности работодателей и имущества, вверенного работникам, а восстановительно-компенсационная функция материальной ответственности нацелена на возмещение причиненного ущерба работнику или работодателю.

Пожалуй, является неоспоримым тот факт, что приведённая классификация видов юридической ответственности была научно обоснована российскими правоведами, но применительно к общественным отношениям прошлого столетия и советского периода развития нашего государства. Поэтому сегодня это богатейшее ученое наследие эволюционирует, оно требует переосмысления в аспекте кардинальных содержательных и структурных изменений во всех сферах общественной жизни, и эти изменения должны найти адекватное отражение в современной науке.

В свете данной эволюции развернулась дискуссия о правовой природе финансово-правовой ответственности, которая по большому счету, продолжает спор о месте и роли финансового права в системе российского права. Ведь признание финансового права самостоятельной отраслью права, со своим предметом и специфическими методами правового регулирования, предполагает и выделение в ее составе специальных, характерных только для данной отрасли мер финансово-правового принуждения.

Спор о самостоятельности, вызванный столкновением сразу нескольких точек зрения возник еще в системе советского права, в середине прошлого столетия. К примеру, Р. О. Халфина, а вместе с ней Б. Н. Иванов, М. И. Пискотин, основываясь на более позднем появлении финансового права, справедливо полагали, что оно выделилось из государственного и административного права. Другая точка зрения состояла в том, что финансовое право признавалось самостоятельной отраслью права. Эту точку зрения высказывали С. И. Вильнянский, Н. И. Химичева, Е. А. Ровинский.

В.В. Бесчеревных, а впоследствии и А. И. Худяков, также небезосновательно подошли к выводу о том, что финансовое право не выделилось из других отраслей права, а возникло как самостоятельная отрасль наряду и одновременно с государственным и административным правом, являясь по отношению друг другу неотъемлемыми атрибутами.

Абсолютная логичность данной научной позиции постепенно позволила переломить ситуацию и сейчас все больше ученых склоняются в ее пользу, отвергая традиционные подходы о подчинённости финансового права. Это и неудивительно, ведь «воля, выраженная в нормах финансового права, является не просто усмотрением государства, а диктуется его объективно необходимыми экономическими потребностями». При этом, как аксиому следует признать тезис о том, что такие финансовое институты, как налоги и займы возникли одновременно с государством, так как содержание и функционирование публичной власти возможно исключительно при наличии в ее распоряжении финансовых ресурсов.

Возвращаясь к вопросу юридической ответственности и опираясь на приведенный выше анализ различных ее видов, можно утверждать о невозможности применения мер ответственности, предусмотренных этими видами за нарушение норм Бюджетного кодекса РФ и Налогового кодекса РФ. Нормы, устанавливающие ответственность за совершение бюджетных и налоговых правонарушений, являются финансово-правовыми нормами, устанавливают и регулируют порядок и условия применения к правонарушителям мер финансово-правовой ответственности, которая включает в себя все признаки, которые характеризуют ее как юридическую. По мнению Н. В. Сердюковой, именно в рамках общеправовой сущности юридической ответственности находит свое выражение финансово-правовая ответственность с характерными для нее видовыми признаками, которые объективно обусловлены спецификой финансового права. Она же выделяет эти признаки, которые проявляются в том, что финансово-правовая ответственность:

1) является средством охраны финансового правопорядка;

2) установлена нормами финансового права, т. е. нормативно определена финансовым законодательством;

3) наступает за особое финансовое правонарушение;

4) обеспечивается специфическими мерами государственного принуждения; 5) связана с применением санкций финансово-правовых норм;

6) выражается в неблагоприятных последствиях для правонарушителя, т. е. наложении на него дополнительного обременения имущественного характера;

7) реализуется в соответствующей постепенно зарождаемой процессуальной форме;

8) реализует охранительные нормы финансового правоотношения;

9) применяется уполномоченными на то субъектами.

Совокупность указанных признаков достаточно полно отражают суть финансово-правовой ответственности. Но не стоит забывать, что в случае нарушения финансового законодательства наряду с финансово-правовой ответственностью могут применяться и прочие виды ответственности, вследствие чего, необходимо уделять особое внимание вопросу их соотношения и разграничения. Особая сложность возникает при разграничении финансово-правовой и административной ответственности. Основанием для дискуссий в соотношении указанных видов денежных взысканий является властный характер управленческих отношений, входящих в предмет правового регулирования отрасли административного права, и властный характер финансовой деятельности, регулируемой нормами финансового права. Попытки разграничения указанных видов санкций предпринимались в законодательной и судебной практике, а также в специальной литературе.

Как закреплено в статье 71 Конституции Р Ф, финансовое регулирование является предметом исключительного ведения Российской Федерации; то есть меры, а также основания финансово-правовой ответственности могут устанавливаться только на уровне федерации. В то время как меры административной ответственности могут предусматриваться не только федеральным законодательством, но и законодательством субъектов, поскольку подпунктом «к» п. 1 статьи 72 Конституции Р Ф административное и административно-процессуальное законодательство (в том числе установление оснований административной ответственности) отнесено к совместному ведению федерации и ее субъектов. В основе разграничения мер административно-правовой и финансово-правовой ответственности наиболее ярко отличен субъектный состав правонарушения. Так, на основе первичного анализа конкретных статей Налогового и Бюджетного кодексов РФ, субъектов финансового правонарушения можно дифференцировать по группам: а) индивидуальные субъекты — физические лица: налогоплательщики, налоговые агенты, свидетели, эксперты, переводчики, специалисты, а также физические лица, обязанные соблюдать условия работы с денежной наличностью и порядок ведения кассовых операций; б) коллективные субъекты — организации: плательщики налогов и сборов, налоговые агенты, получатели бюджетных средств, а также организации обязанные соблюдать условия работы с денежной наличностью и порядок ведения кассовых операций. Субъектом же административного правонарушения признается любое физическое (в том числе должностное) лицо, обладающее признаком вменяемости и достигшее 16-летнего возраста или юридическое лицо.

Кроме того, отличия просматриваются в источниках норм, регулирующих вопросы привлечения к юридической ответственности. Нормы права, регулирующие финансовую ответственность, как правило, сосредоточены в отраслевых актах: БК РФ, НК РФ, Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. № 395−1 «О банках и банковской деятельности» и т. п. Помимо сказанного, финансовые санкции также носят исключительно денежный характер и не ограничивают личные права и свободы. Наконец, к финансовой ответственности привлекают лишь специализированные финансовые органы государства, имеющие соответствующие специальные полномочия.

Гораздо проще осуществить разграничение с уголовной ответственностью, ибо в данном случае отличия этих двух видов юридической ответственности лежат на поверхности (тяжесть содеянного, характер санкций, виды и цели наказания, источники правового регулирования, субъекты ответственности и т. п.) и не требует столь подробного рассмотрения. Общим признаком финансовой и гражданско-правовой ответственности является имущественный характер регулируемых отношений. Однако в отличие от гражданско-правовой ответственности, характерной для отношений юридически равных сторон, специфической чертой финансовой ответственности является приоритет публичных интересов над частными, присущий отношениям, построенным по принципу власти и подчинения (императивный метод). Имущественная ответственность при неравенстве субъектов отношений не имеет гражданско-правового характера.

Меры дисциплинарной ответственности применяются, как правило, при нарушении трудовой и служебной дисциплины. Применение мер дисциплинарной и материальной ответственности может быть связано с нарушением финансового законодательства, но не имеет непосредственной целью обеспечение его соблюдения. Эти правоотношения лишь косвенно связаны с финансовыми и в сферу регулирования финансового права не входят.

Таким образом, исходя из рассмотренных выше общих и специфических признаков финансово-правовой ответственности, можно вывести доктринальное определение финансово-правовой ответственности. Под ней понимается правоотношение, возникающее из нарушения установленных законодательством финансовых обязательств, выражающееся в применении к правонарушителю мер финансово-правового характера, влекущих наступление невыгодных имущественных последствий вследствие отрицательной оценки государством его противоправного виновного деяния, наступление которых обеспечивается возможностью государственного принуждения.

Фактическим основанием привлечения лица к финансово-правовой ответственности является только совершение им финансового правонарушения. Финансовое законодательство не содержит единого комплексного понятия финансового правонарушения, но закрепляет определения его разновидностей — налогового правонарушения и нарушения бюджетного законодательства.

Согласно ст. 106 НК РФ налоговым правонарушением признается совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое Налоговым кодексом РФ установлена ответственность. Статья 281 БК РФ относит к нарушениям бюджетного законодательства неисполнение либо ненадлежащее исполнение установленного Бюджетным кодексом порядка составления и рассмотрения проектов бюджетов, утверждения бюджетов, исполнения и контроля за исполнением бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации, которое влечет применение к нарушителю мер принуждения.

С учетом сказанного, определить финансовое правонарушение можно как обобщающую или некую собирательную категорию, которая представляет собой взаимосвязанную систему юридических признаков внутриотраслевых правонарушений. Можно согласиться с мнением Ю. А. Крохиной, трактующей финансовое правонарушение как «совершенное противоправное (в нарушение финансового законодательства) деяние (действие или бездействие) субъекта финансового права, за которое финансовым законодательством установлена ответственность».

Приведенное определение содержит следующую совокупность важнейших юридических признаков финансового правонарушения:

1) противоправность деяния — т. е. финансовое правонарушение всегда нарушает нормы финансового законодательства. Более того, это законодательство и предусматривает исчерпывающий перечень подобных правонарушений. Как уже было сказано, противоправное деяние в финансовой сфере может совершаться в форме действия (к примеру, воспрепятствование проведению финансового контроля) или бездействия (несообщение банком в налоговый орган о крупной финансовой операции клиента; неудержание налоговым агентом суммы налога на доходы физических лиц и т. д.); 2) виновность — подразумевает предусмотренное финансовым законодательством психическое отношение лица к совершаемому деянию, а также его последствиям. Данное отношение может выражаться в форме умысла или неосторожности.

Налоговый кодекс РФ содержит прямое указание на виновность в качестве непременного признака финансового и, в данном случае, налогового правонарушения, фиксируя тот или иной вид формы вины в своих нормах. Примечательно, что эти самые нормы, определяющие состав правонарушения предполагают наличие в большинстве случаев неосторожной формы вины. В отличие от Налогового, Бюджетный кодекс РФ при характеристике бюджетного правонарушения не указывает виновность, в то же время необходимость ее установления для финансово-контрольных органов можно проследить в составах конкретных бюджетных правонарушений.

3) наказуемость деяния — следствием совершения финансового правонарушения являются негативные последствия в виде финансовых санкций для нарушителя. Сущность наказуемости как формального признака финансового правонарушения проявляется в угрозе применения наказания к виновным лицам при совершении ими каких-либо деянии либо наоборот, не совершении действий, юридические признаки которых закреплены охранительными нормами финансового законодательства (гл. 16 и 18 НК РФ, гл. 28 БК РФ и др.). Установление ответственности за финансовые правонарушения только федеральным финансовым законодательством является юридическим императивом, из чего можно сделать вывод о том, что никакие иные нормативные правовые акты не могут содержать положений, относящихся к финансовой ответственности.

Определение уполномоченными органами в поведении лица, привлекаемого к финансовой ответственности, рассмотренной совокупности юридических признаков противоправного деяния дает все основания для квалификации совершенного им действия или бездействия в качестве финансового правонарушения и применения мер воздействия. Финансовое правонарушение выступает фактическим правовым основанием юридической ответственности и в силу этого характеризуется наличием ряда нормативно закрепленных объективных и субъективных признаков, образующих его состав. Образуют его четыре элемента: объект, субъект, объективная и субъективная стороны.

Объект финансового правонарушения составляют охраняемые законодательством общественные отношения, складывающиеся в процессе финансовой деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, т. е. объектом правонарушения является то, на что оно посягает, чему причиняет либо может причинить какой-либо вред. При этом финансовые правонарушения характеризуются общностью объекта посягательств — это финансовая компетенция государства и его законные интересы в имущественных (финансовых) отношениях, охраняемые финансовым законодательством. Помимо общего объекта финансовые правонарушения имеют видовой объект, обусловленный сферой охраняемых финансовым законодательством общественных отношений. Специфика в объекте посягательств — непременный атрибут всех видам финансовых правонарушений — налоговых, бюджетных, валютных, страховых и т. д. Наконец, каждое финансовое правонарушение имеет непосредственный объект. Например, непосредственным объектам конкретного налогового правонарушения будут выступать императивно установленные отношения по взиманию налогов и сборов.

Объективная сторона финансовых правонарушений представляет совокупность признаков противоправных деяний, предусмотренных финансово-правовыми нормами и характеризующих внешнее проявление финансовых правонарушений в реальной действительности. По аналогии с другими отраслями права, признаки противоправности деяний подразделяются на обязательные и факультативные. Обязательными признаками объективной стороны финансовых правонарушений следует считать само противоправное деяние, его результат, а также наличие между ними причинно-следственной связи. Следует учесть, что относительно финансовых правонарушений с материальным составом отсутствие причинной связи является полноценным основанием для освобождения лица от финансово-правовой ответственности.

Факультативными признаками объективной стороны финансовых правонарушений являются место, способ, обстановка, время, систематичность и повторность совершения правонарушения.

Субъектом финансового правонарушения признается лицо (физическое или юридическое), нарушившее нормы финансового законодательства и которое в соответствии с действующим законодательством может быть привлечено к ответственности. Физические лица привлекаются к финансовой ответственности с 16-летнего возраста. Но кроме возраста, на возможность отнесения физического лица к субъектам финансовой ответственности влияют еще два обстоятельства. Во-первых, привлекаемое лицо должно быть вменяемым, т. е. осознавать значение своих действий и руководить ими. Во-вторых, на момент совершения финансового правонарушения физическое лицо должно обладать гражданской дееспособностью, необходимой для исполнения денежных обязательств. Недееспособность влечет отсутствие вины в действиях правонарушителя и, следовательно, отсутствие субъективной стороны финансового правонарушения, результатом чего становится невозможность привлечения лица к ответственности.

Последний элемент — субъективная сторона финансового правонарушения представляет совокупность признаков, отражающих внутреннюю сторону противоправного деяния (действия или бездействия) и характеризующих внутренние психические процессы, происходящие в сознании правонарушителя относительно содеянного и его последствий.

Таким образом, состав финансового правонарушения представляет собой «законодательно построенную юридическую модель типичных признаков виновного противоправного деяния, нарушающего финансовые нормативно-правовые акты и за которое финансовым законодательством федерального уровня установлены меры ответственности». Состав финансового правонарушения является своего рода критерием не только достоверной квалификации совершенного деяния, но и обоснованности применения финансово-правовой санкции.

Соблюдение финансово-правовых норм обеспечивается возможностью государства применять меры принуждения за нарушение обязанностей, предусмотренных финансовым законодательством. Ответственность за финансовые правонарушения находит свое выражение в соответствующей части нормы права, называемой санкцией. Анализ действующих финансовых нормативно-правовых актов позволяет сделать вывод, что ретроспективная финансовая ответственность невозможна без взыскания с виновного лица финансовой санкции, так как финансовое законодательство не содержит института полного освобождения от ответственности по основаниям малозначительности содеянного, деятельного раскаяния либо снижения размера штрафа в зависимости от количества обстоятельств, смягчающих вину.

Финансово-правовые санкции включены в общеправовую систему мер государственного принуждения, поэтому им свойственны все признаки юридических санкций. Согласно общей теории права санкцией признаются закрепленные в правовых нормах предписания о мерах принуждения за неисполнение обязанностей в целях защиты прав других лиц.

Вместе с тем финансово-правовая санкция представляет собой форму реагирования государства на нарушение законодательства, регулирующего порядок аккумулирования, распределения и использования государственных и муниципальных денежных фондов, и является внешним материальным выражением государственно-властного принуждения за совершение финансового проступка. Санкции в финансовом праве тем самым обладают рядом особенностей, обусловленных спецификой механизма правового регулирования отношений, складывающихся в процессе публичной финансовой деятельности. Финансово-правовая санкция представляет элемент финансовой нормы, предусматривающий неблагоприятные финансово-имущественные последствия неисполнения либо несоблюдения финансовых обязанностей, сформулированных в диспозициях финансово-правовых норм и применяемых в особом процессуальном порядке.

В финансовом праве применяются санкции, которые известны другим отраслям права и применимы для защиты имущественных интересов многих субъектов, — штрафы и пени, а также меры государственного воздействия, свойственные только финансово-правовой сфере, — взыскание недоимки, блокировка расходов, изъятие бюджетных средств, приостановление операций по счетам в кредитных организациях.

Особенность финансово-правовых санкций проявляется в их предназначении в системе охранительных финансовых правоотношений. Поскольку финансовая ответственность выполняет правовосстановительную и карательную функцию, то и финансово-правовые санкции нацелены прежде всего на восполнение финансовых потерь государства, принудительное выполнение обязанностей, устранение противоправных состояний. Наличие восстановительных санкций не исключает необходимость воздействия на правонарушителя с целью общей и частной превенции. Сообразно функциям, санкции также подразделяют на правовосстановительные и карательные. Так, санкции, установленные в ст. 116, 117, 118, 124 — 129 НК РФ, носят карательный характер, остальные направлены на восполнение финансовых потерь государства. Компенсационный характер носят большинство мер воздействия, применяемых к нарушителям бюджетного законодательства.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой