Ответственность за убийство с отягчающими обстоятельствами

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Республики Казахстан

Карагандинский колледж актуального образования «Болашак»

Курсовая работа

Дисциплина: «Уголовное право»

Тема:

«Ответственность за убийство с отягчающими обстоятельствами»

Караганда 2009 г.

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и виды убийств в уголовном законодательстве Республики Казахстан

1.1 Понятие убийства по казахстанскому законодательству

1.2 Уголовная ответственность за убийство

1.3 Характеристика обстоятельств, отягчающих умышленное убийство

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика убийства при отягчающих обстоятельствах

2.1 Квалификация убийств, признаки которых относятся к объекту и объективной стороне

2.3 Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Произошедшие в последние годы в Республике Казахстан экономические, социальные и политические изменения, коснувшиеся практически всех сфер жизнедеятельности, оказали мощное негативное воздействие на нормальное развитие и формирование личностных характеристик граждан. Отсутствие стабильности в обществе в начале-середине 90-х годов XX-го столетия в значительной мере подорвало ранее сформировавшиеся моральные устои, в целом подорвав основы существования современного государства. Все это, на фоне культивирования идей насилия в, практически не ограниченных цензурой, средствах массовой информации, постепенно привело к общей деградации значительной части населения, сформировав у них ложные идеалы и ценности.

В настоящее время количество убийств стабильно растет. В сложившейся ситуации исследование общественной опасности умышленного причинения смерти другому лицу приобретает особую значимость.

Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, всегда являлось особо тяжким преступлением. Показательно, что отечественный законодатель открывает Особенную часть Уголовного кодекса РК блоком «родственных» статей, предусматривающую уголовную ответственность за преступления против личности, среди которых особо выделяются нормы уголовного права, сурово карающие, прежде всего, за преступные посягательства на жизнь человека.

В силу необратимости и невосполнимости жизни в случае ее лишения, она относится к непреходящей общечеловеческой ценности. Именно поэтому уголовное законодательство любого цивилизованного государства убийство считает наиболее тяжким преступлением против личности.

Однако уголовное законодательство признает преступным не любое лишение жизни другого человека. Как убийство, может быть расценено такое лишение жизни другого человека, которое одновременно заключает в себе три общих признака преступления — противоправность (противозаконность) и виновность деяния. Таким образом, убийство можно определить как противоправное и виновное причинение смерти другому человеку. Вот почему непротивоправное лишение жизни (например, в условиях задержания преступника, необходимой обороны), а равно случайное (невиновное) причинение другому человеку смерти не может быть квалифицировано как убийство. Правотворческая и правоприменительная практика России не признает преступлением самоубийство или покушение на него.

Редкими, но и более сложными для раскрытия являются убийства, совершенные тайно, в условиях неочевидности (при отсутствии очевидцев или данных о личности потерпевшего), либо в случаях, когда они были заранее подготовлены убийцей или убийца, хотя заранее и не готовил преступление, но после его совершения пытался уничтожить следы. Такие ситуации требуют от следователя полной мобилизации всех его профессиональных знаний, навыков и умения оперировать информацией и ресурсами органа дознания.

Как правило, именно такие убийства и относятся в последующем при их квалификации к так называемым «квалифицированным» убийствам, то есть к убийствам с отягчающими обстоятельствами.

Интерес к таким формам убийств и объясняет актуальность темы курсовой работы.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, связанных с законодательным закреплением и практической реализацией уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за убийство.

Предметом исследования выступают непосредственно уголовно-правовые нормы, регламентирующие ответственность за убийство с отягчающими обстоятельствами.

Целью курсовой работы является изучение и комплексное исследование теоретических вопросов ответственности за убийство с отягчающими обстоятельствами.

Достижение указанных целей предполагалось осуществить через постановку и решение следующих задач:

  • 1. рассмотреть понятие и виды убийств в уголовном законодательстве Республики Казахстан;
  • 2. пронализировать уголовно-правовую характеристику убийств при отягчающих обстоятельствах;
  • 3. сделать выводы.
  • В данной курсовой работе будут использоваться современные положения теории познания общественных процессов и правовых явлений, а также труды многих авторов.

Глава 1. Понятие и виды убийств в уголовном законодательстве Республики Казахстан

1.1 Понятие убийства по казахстанскому законодательству

В уголовно-правовом смысле понятие «убийство» неразрывно связано с понятием жизни и смерти человека. Жизнь человека, с биологической точки зрения, состоит в непрерывном обмене веществ, питании и выделении. С прекращением этих функций прекращается и жизнь. Согласно Конституции Р К каждый имеет право на жизнь. Конституция Республики Казахстан, 1995 Жизнь человека охраняется государством посредством законодательства, в частности — уголовного. Для того, чтобы уголовное законодательство могло действительно защитить жизнь человека, нужно определить временные границы жизни. Что касается момента ее окончания, то в литературе нет сколько-нибудь существенных разногласий по этому поводу, и многие авторы определяют момент окончания человеческой жизни моментом наступления так называемой биологической смерти, т. е. состояния, когда происходит необратимая гибель центральной нервной системы, остановка сердца и прекращение дыхания. Наступление биологической смерти человеческого организма считается безусловным по истечении 30 минут с момента выявления всех вышеописанных признаков. Биологическая смерть наступает вследствие естественного и неизбежного старения человеческого организма, хотя не исключается и так называемая патологическая смерть, когда все вышеописанные признаки наступают вследствие какой-либо болезни. Борзенков Г. Особенности квалификации убийства при конкуренции или сочетании различных квалифицирующих признаков // Уголовное право. 2007 г., № 5., с. 7 Но для того, чтобы установить временные границы уголовно-правовой защиты жизни человека, нужно еще определить и момент ее начала, т. е. тот момент, когда человек уже может считаться полноправным членом общества.

Исходя из подобного определения границ человеческой жизни, можно сделать вывод, что любое противоправное посягательство на жизнь другого человека в рамках этих границ, причиняющее смерть, является убийством.

УК РК убийством признает лишь любое противоправное умышленное лишение жизни другого человека, а те же деяния, но совершенное по неосторожности, обозначает термином «причинение смерти». В данном случае логика законодателя не совсем ясна, ибо в русском языке «убийство» и «причинение смерти» являются синонимами. В частности, В. Даль определяет слово «убить» как зашибить или ударить до смерти, а «убийство» как лишение кого-либо жизни как преступление. По словарю Ожегова «убить» значит лишить жизни, а «убийство» — преступное лишение жизни кого-нибудь. И ни в одном случае не упоминается о форме вины. Н. И. Загородников говорил по данному поводу, что «…глагол „убить“ часто употребляется при любом насильственном причинении смерти, при этом имеется в виду как преступное, злонамеренное, так и неосмотрительное и даже случайное причинение смерти». Загородников Н. И. Преступления против жизни. — М., 1961, с. 21

2 Борзенков Г. Особенности квалификации убийства при конкуренции или сочетании различных квалифицирующих признаков // Уголовное право. 2007 г., № 5., с. 8.

Тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, в правосознании граждан тоже расценивается как убийство, хотя закон ни прежде, ни ныне указанное деяние убийством не считал и не называл… Перемена названия ничего не изменит в оценке данного деяния правосознанием граждан, следовательно, цель, ради которой хотят эту перемену произвести, вряд ли будет достигнута". Тем не менее, убийством по уголовному праву признается предусмотренное Особенной частью Уголовного Кодекса противоправное, виновное, умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.

Тот факт, что глава 1 УК РК «Преступления против личности» оказалась первой в Особенной части говорит о том, что государство в числе приоритетных задач уголовного права ставит защиту жизни личности.

Но для того, чтобы уголовно-правовой механизм защиты жизни в полном объеме выполнял свои функции (как карательные, так и превентивные) и тяжесть совершенного убийства соответствовала строгости наказания, нужно, чтобы совершенное преступление было правильно квалифицировано.

На практике квалификация убийств вызывает большие затруднения, как у следователей, так и у судей, следствием чего является отмена приговора вышестоящей инстанцией и отправка дела на доследование. А все дело в том, что расследование дела об убийстве (как предварительное, так и судебное) проводятся «однобоко», не выясняются истинные мотивы и цели преступника, а также остальные элементы преступления, характеризующие субъективное отношение убийцы к содеянному. Джекебаев У. С, Рахимов Т. Г., Судакова Р. Н. Мотивация преступлений и уголовная ответственность. Алма-Ата: Наука. 1987, с. 190 К тому же нельзя оставлять без внимания и другие обстоятельства дела. Только их анализ в совокупности и каждого из них в отдельности может дать точную картину совершенного преступления и применить уголовно-правовую норму в соответствии с ее точным смыслом.

1.2 Уголовная ответственность за убийство

В соответствии с действующим уголовным законом простое убийство (ч.1 ст. 96 УК РК) «наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет». Квалифицированное убийство (ч.2 ст. 105 УК РК) «наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы». В виду того, что в Российской Федерации введен мораторий на вынесение судами приговора в виде смертной казни, смертная казнь полностью заменена пожизненным заключением.

Дела об убийстве без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК РК) подсудны районному (городскому) народному суду, а об убийстве при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РК) — Верховному суду республики, областному, городскому суду.

Важно подчеркнуть, что специфика некоторых категорий преступлений порождает ситуацию, когда расследование такого преступления (к примеру, убийства с особой жестокостью) обязательно должно быть сопряжено с производством судебно-психиатрической экспертизы обвиняемого. В этом случае сам способ совершения преступления вызывает сомнения по поводу его вменяемости в момент совершения общественно опасного деяния или способности к моменту производства по делу отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Кабурнеев Э. В. Особенности дифференциации и квалификации убийств, совершённых с отягчающими обстоятельствами // «Юридический мир» № 2, 2007, с. 29

Что касается наказания за убийство, то никак нельзя проводить в жизнь принцип «талиона» (смерть за смерть), наказание должно быть справедливым. Каждый убийца должен получить ту кару, которая ему положена по закону. У судов достаточно возможностей для индивидуализации и назначения справедливого наказания, поскольку все санкции, предусматривающие ответственность за убийство, не являются абсолютно определенными. Суд ограничен только высшим пределом санкции, а при наличии достаточных оснований вправе определить наказание более мягкое, чем предусмотрено законом.

При назначении наказания суд прежде всего руководствуется ст. 60 УК РК, которая устанавливает общие начала назначения наказания. При назначении наказания за умышленное убийство судам предписывается учитывать совокупность всех обстоятельств, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с подсудимым, а также поведение во время происшествия.

Вопрос о справедливости наказания, особенно по делам об убийстве, имеет принципиальное значение, так как право, в том числе и уголовное право, утрачивает нравственное значение, если оно не обеспечивает справедливость. Этот вопрос остро стоит при рассмотрении дел этой категории в судах первой инстанции.

Взгляды на справедливость наказания, с одной стороны, родственников виновного в убийстве и самого осужденного, а с другой -- родственников потерпевшего, а при покушении и самого потерпевшего, чаще всего прямо противоположны. Задача суда как раз в том и состоит, чтобы наказание было назначено по справедливости с учетом всех обстоятельств «за» и «против», о которых выше говорилось.

Однако нельзя не учитывать, что по делам об убийствах суды нередко подвергаются серьезному давлению со стороны общественного мнения. Подавляющее большинство граждан высказывается за применение к убийцам самых строгих мер наказания, включая смертную казнь, даже за убийства, совершенные без отягчающих обстоятельств. Это в определенной степени понятно: человек лишается жизни — блага, которое он получает только один раз. Но надо иметь в виду, что граждане воспринимают убийство, как правило, как сам факт убийства, правовая сторона их часто мало интересует. Поленов Г. Ф. Уголовное право РК. Особенная часть: Учебное пособие. Алматы, 1999, с. 85

Судебная практика показывает также, что одной из причин вынесения приговоров, несправедливо осуждающих к длительному сроку лишения свободы или к смертной казни, является квалификация убийства «с запасом на прочность», т. е. по статье УК, предусматривающей ответственность за более тяжкое по сравнению с совершенным убийство. Это своего рода перестраховка, чтобы избежать следователю возвращения дела на доследование для предъявления нового обвинения или суду (судье) — отмены приговора вышестоящим судом. Суды такие ошибки не всегда своевременно исправляют, что приводит к вынесению и исполнению юридически необоснованных приговоров. Уголовное право Казахстана (Общая часть). Учебник для Вузов / под редакцией доктора юридических наук, профессора И. И. Рогова и кандидата юридических наук, доцента С. М. Рахметова — Алматы, ТООО «Баспа», 1998, с. 120

Назначая наказание виновному в убийстве, суд принимает во внимание и данные о личности потерпевшего и его поведение до совершения преступления. Отдельные случаи неправильного поведения потерпевшего закон специально учитывает и предусматривает привилегированные виды убийства. Но встречаются и другие ситуации, чаще всего по делам о бытовых убийствах, например, когда они совершаются из ревности в «ответ» на аморальное поведение потерпевшего.

В практике судов встречаются также случаи, когда виновному назначается более мягкое наказание в связи с тем, что у суда не сложилось твердое убеждение о доказанности вины подсудимого в убийстве. Даже среди юристов, имеющих отношение к судебной системе, можно услышать выражение «спустить дело на тормозах». Это бывает чаще всего, когда обвинение основано на косвенных уликах. Между тем, очевидно, что суд в любом случае обязан выяснить все обстоятельства, имеющие значение, как для установления виновности, так и для назначения наказания, либо должен возвратить дело на доследование или вынести оправдательный приговор. Назначение же более мягкого наказания для «смягчения» виновности недопустимо. Это создает благоприятную почву, как для необоснованного осуждения, так и для уклонения виновных в убийстве от уголовной ответственности. Рарог А. И. Вина и квалификация преступления: Учебное пособие. М., 1982, с. 254

Таким образом, теоретический анализ убийства и уголовной ответственности за него, в целом, даёт более детальное представление об этом преступлении. Однако нельзя говорить о системе преступлений против жизни, не ознакомясь с ними более подробно. Поэтому следующая глава будет посвящена характеристике каждого вида убийства.

1.3 Характеристика обстоятельств, отягчающих умышленное убийство

Выявление отягчающих обстоятельств убийств по действующему УК имеет важное значение для правильной квалификации, а затем и для наказания виновного.

Казахстанскому уголовному законодательству в настоящее время известны два вида обстоятельств, отягчающих ответственность. Одни из них имеют значение для определения наказания лицу, совершившему преступление (ст. 54 УК РК), другие — выступают как признаки конкретного состава преступления, влияющие на его квалификацию. Сопоставление отягчающих ответственность обстоятельств с обстоятельствами, влияющими на квалификацию отдельных преступлений, показывает, что первые служат как бы юридической базой, определяющей направленность вторых. Иными словами, отягчающие обстоятельства, названные в Общей части Уголовного кодекса, конкретизируются в отдельных составах Особенной части. Это относится в полной мере и к обстоятельствам, отягчающим ответственность за убийство.

Вместе с тем было бы неправильно считать, что обстоятельства, влияющие на квалификацию, по своему характеру имеют подчиненное значение по отношению к обстоятельствам, названным в Общей части Уголовного кодекса. По своей правовой природе они, несомненно, самостоятельны. Более того, обстоятельства, влияющие на квалификацию преступления, по нашему мнению, исключают, при их наличии, применение по конкретному делу при назначении наказания аналогичных обстоятельств. Это объясняется тем, что квалифицирующие обстоятельства являются признаками состава преступления и тем самым позволяют дифференцировать общественную опасность по сравнению с той, которая выражена признаками основного состава преступления. Калайков С. С. Уголовная ответственность за убийство. Учебное пособие // Allpravo. Ru. — 2004, с. 24

По сравнению с другими видами убийств, убийства при отягчающих обстоятельствах представляют особую опасность для общества. Положение усугубляется еще и тем, что вместе с ростом числа убийств в целом за последние годы, о чем уже говорилось, неуклонно увеличивается и количество убийств, предусмотренных ст. 96 УК.

Признание тех или иных обстоятельств, при которых совершается убийство, отягчающими и оказывающими влияние на его квалификацию определяет направленность борьбы с этими преступлениями. Действующее законодательство определяет обстоятельства, отягчающие убийство, исходя из необходимости обеспечения наиболее эффективной охраны жизни любого гражданина. Каиржанов Уголовное право Р К Общая часть, Алматы, 2003, с. 174

Каждое из обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 96 УК, имеет самостоятельное значение. Поэтому недопустимо, когда отдельные следователи и судьи при квалификации действий лица, виновного в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах, признают достаточным применение одного из пунктов ч. 2 ст. 96 УК, хотя устанавливают не одно, а несколько отягчающих обстоятельств, указанных в этой статье.

Иногда такие ошибки пытаются оправдать тем, что применение одного или двух-трех пунктов ч. 2 ст. 96 УК якобы не влияет на исход дела, ибо эта часть статьи имеет единую санкцию. Последнее, конечно, верно, но с утверждением о том, что неправильная квалификация и при этом условии не влияет на исход дела, согласиться нельзя. В действительности подобная постановка вопроса неизбежно ведет к упрощенчеству.

Для общей характеристики обстоятельств, отягчающих убийство, а также для уяснения их сущности, определенное значение имеет их классификация. Большинство авторов классифицирует отягчающие обстоятельства по элементам состава преступления. Этим делается попытка дать систематическое изложение отягчающих обстоятельств и подчеркнуть, что они тесно связаны с составом преступления.

Н.И. Загородников предложил другую классификацию отягчающих обстоятельств умышленного убийства, подразделив их на обстоятельства, характеризующие:

1) мотивы и цели, квалифицирующие убийство;

2) индивидуальные черты личности преступника как квалифицирующие признаки особо опасного умышленного убийства;

3) способ действия и последствия как признаки квалифицированного убийства. Он отступил от принятой большинством авторов классификации обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, исключив как признак классификации объект преступления.

С этим нельзя не согласиться, поскольку ни одно из обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, не может быть отнесено к объекту преступления. Такие отягчающие обстоятельства, как убийство «женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности» либо «двух или более лиц», относятся к характеристике потерпевшего, но вовсе не к характеристике объекта убийства. Объект преступления при совершении любого убийства остается без изменения и сам по себе не может отягчать (как и смягчать) данное преступление. Эти отягчающие обстоятельства умышленного убийства относятся к объективным свойствам преступления, так же как «особая жестокость» и «способ, опасный для жизни многих людей».

Вместе с тем, классификация отягчающих обстоятельств умышленного убийства, предлагаемая Н. И. Загородниковым, не может быть принята в остальной части.

С нашей точки зрения, неправильно разрывать характеристику отягчающих обстоятельств, относящихся к субъективной стороне и к субъекту убийства. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективную сторону, — это мотивы, которыми руководствуется виновный, либо цель, которую он ставит перед собой, совершая убийство. Например, корыстный мотив убийства в равной степени относится к характеристике и субъективной стороны и субъекта. Цель скрыть другое преступление путем совершения убийства характеризует субъекта преступления не в меньшей степени, чем его субъективную сторону. В то же время данные, характеризующие личность виновного, как отягчающие обстоятельства убийства нельзя рассматривать в отрыве от субъективной стороны преступления, в которой отражается психическое отношение субъекта к содеянному.

Исходя из этого, мы полагаем, что обстоятельства, отягчающие умышленное убийство, относящиеся к субъективным свойствам убийства и к личности виновного, следует рассматривать в одной группе.

Таким образом, обстоятельства, отягчающие умышленное убийство по действующему УК, правильнее объединить в две группы:

1) обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного (совершение убийства: лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; с особой жестокостью; группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; из хулиганских побуждений; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера; по мотиву национальной или расовой, религиозной ненависти или вражды, либо кровной мести; в целях использования органов или тканей потерпевшего; неоднократно);

2) обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства (совершение убийства: двух или более лиц; лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника; женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности; общеопасным способом).

Предложенная нами классификация отягчающих обстоятельств умышленного убийства получила поддержку в литературе.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика убийства при отягчающих обстоятельствах

2.1 Квалификация убийств, признаки которых относятся к объекту и объективной стороне

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 96 УК РК).

Совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим признается обстоятельством, отягчающим совершение любого преступления (ст. 54 УК). Пункт «д» ч. 2ст. 96 УК является конкретным проявлением этого общего положения при совершении умышленного убийства. Об особой опасности для общества такого убийства свидетельствуют обстоятельства его совершения, которые могут проявиться в способе действий виновного, в безразличном отношении к страданиям потерпевшего и других лиц. Субъект данного вида убийства также характеризуется крайне отрицательно. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. В двух книгах. Книга 2. — Алматы: Издательство «Норма-К», 2003, с. 144

Правильное применение п. «д» ч. 2 ст. 96 УК находится в зависимости от того, что понимается под «особой жестокостью» при совершении умышленного убийства. Относя особую жестокость к обстоятельствам, отягчающим умышленное убийство, закон вместе с тем не называет критерии, по которым убийство должно быть признано совершенным с особой жестокостью. Некоторые следователи и судьи пытаются найти ответ на этот вопрос в заключении судебно-медицинского эксперта.

Отдельные авторы рекомендуют применять п. «д» ч. 2 ст. 96 УК, исходя из разъяснения в толковом словаре русского языка термина «жестокость», не отграничивая это понятие от «особой жестокости». На практике подобные рекомендации могут привести к необоснованному расширению пределов применения п. «д» ч. 2 ст. 96 УК.

Установить признаки особой жестокости нельзя без анализа субъективной стороны данного преступления. В каждом случае должно быть выяснено отношение виновного не только к последствию, но и к особой жестокости как к обстоятельству, отягчающему умышленное убийство. Квалификация убийства по п. «д» ч. 2 ст. 96 УК может оказаться неправильной, если не выяснены и соответствующим образом не оценены эти обстоятельства.

В целом ряде случаев об особой жестокости свидетельствует множественность ранений или иных телесных повреждений, причиненных потерпевшему. Правильное разрешение вопроса о наличии или отсутствии особой жестокости при убийстве таким способом имеет важное значение для практики, так как применение п. «д» ч. 2 ст. 96 УК нередко обосновывается ссылкой на способ убийства. В таких случаях множественность ранений или иных телесных повреждений признается за бесспорное доказательство особой жестокости.

Особая жестокость связана с причинением жертве особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. д.).

В тех случаях, когда умышленное убийство совершается в присутствии лиц, близких потерпевшему, оно должно квалифицироваться по п. «д» ч. 2 ст. 96 УК.

Убийствами с особой жестокостью в подобных случаях признаются убийства детей в присутствии родителей и других лиц, близких потерпевшему и лишенных по какой-либо причине возможности оказать им эффективную помощь. Здесь об особой жестокости свидетельствует характер действий виновного, выражающийся в надругательстве над чувствами близких потерпевшему лиц, в присутствии которых совершается преступление.

Вполне обоснованно, по нашему мнению, признаются совершенными с особой жестокостью убийства и в тех случаях, когда виновный для осуществления своего намерения использовал беспомощное состояние потерпевшего, который сознавал, что его лишают жизни, но по возрасту или в силу других причин не мог оказать сопротивления.

О безжалостности как об одном из признаков особой жестокости свидетельствует убийство нескольких лиц — одного за другим.

В таких случаях об особой жестокости свидетельствует не только то, что убийство совершается в присутствии других лиц, жизнь которых находится под угрозой, но и то, что она проявляется в совокупности всех действий виновного.

В литературе было высказано мнение о том, что расчленение трупа потерпевшего следует считать проявлением особой жестокости. Для всех случаев такое решение было бы ошибочным не только по приведенным выше соображениям. Изучение судебной практики показывает, что расчленение трупа чаще всего совершается с целью уничтожения или сокрытия следов преступления.

Убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей (п «е» ч. 2 ст. 96 УК РК).

Совершение преступления общеопасным способом признано обстоятельством, отягчающим ответственность для любого преступления (ст. 54 УК). Пункт «е» ч. 2 ст. 96 УК является конкретизацией этого общего положения при совершении умышленных убийств.

Для правильной квалификации убийства по п. «е» ч. 2 ст. 96 УК имеет значение выяснение способа совершения убийства. Зачастую опасность способа для жизни многих людей вызывает сомнения. Это относится, например, к тем случаям, когда убийство совершается путем взрыва.

В судебной практике возникает вопрос о том, как следует понимать указание закона об опасности способа убийства для жизни многих людей, т. е. для какого числа лиц способ убийства создает опасность и влечет применение п. «е» ч. 2 ст. 96 УК.

Правильная квалификация убийства по п. «е» ч. 2 ст. 96 УК зависит также от выяснения признаков субъективной стороны этого преступления. Установлению подлежит характер умысла виновного как в отношении потерпевшего, так и в отношении лиц, для жизни которых способ опасен. Чаще всего виновный при таком убийстве преследует цель лишения жизни какого-то определенного лица и безразлично относится к тому, что он ставит в опасность жизнь других людей, т. е. в отношении потерпевшего действует с прямым, а в отношении других лиц — с косвенным умыслом. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. В двух книгах. Книга 2. — Алматы: Издательство «Норма-К», 2003, с. 151

Однако встречаются и такие убийства, когда виновный действует с косвенным умыслом без цели убийства какого-либо лица.

Исходя из этого можно сделать вывод о том, что при совершении убийства способом, опасным для жизни многих людей, умысел виновного по отношению к наступившему последствию — смерти потерпевшего и смерти других лиц, которым угрожает опасность, может совпадать (соответственно: прямой — прямой либо косвенный — косвенный), но может и не совпадать (соответственно: прямой — косвенный либо косвенный — прямой). Это обязывает в каждом случае детально разобраться в субъективной стороне совершенного убийства. Между тем на практике данному вопросу не всегда уделяется внимание. Очень часто, установив умышленный характер действий в отношении потерпевшего, суды не выясняют отношение виновного к возможности причинения смерти другим лицам. Встречаются такие случаи, когда вывод о наличии или отсутствии отягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «е» ч.2 ст. 96 УК, делается на основании последствий, которые, как известно, не всегда точно и полно отражают субъективную сторону преступления.

В судебной практике возник вопрос о том, как квалифицировать действия виновного, который, не имея цели причинить смерть какому-то определенному лицу, совершает с косвенным умыслом действия, создающие опасность для жизни многих людей, в результате которых наступает смерть человека.

Спорным также оказался вопрос о квалификации последствий (помимо убийства) по п. «е» ч. 2 ст. 96 УК.

Необходимо учитывать точный смысл п. «е» ч. 2 ст. 96 УК, из которого вытекает, что в данном пункте речь идет о способе, опасном для жизни многих людей, а не о способе, который может наряду с убийством представлять опасность причинения телесных повреждений. Логичнее нее говорить о дополнительной квалификации как о покушении на убийство, поскольку в законе говорится об опасности для жизни.

В самом деле, если дальше разбирать упомянутую позицию, то необходимо выяснять характер умысла виновного по отношению к возможности причинения смерти «другим» лицам.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что при косвенном умысле положение виновного отягчается дополнительной квалификацией.

Среди убийств, которые квалифицируются по п. «е» ч. 2 ст. 96 УК, встречаются и такие, когда виновный, устроив засаду с целью убийства, допускает ошибку в личности потерпевшего и убивает лицо, появившееся там, где, по его расчетам, должно было оказаться лицо, намеченное для убийства.

Убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности (п. «г» ч.2 ст. 96 УК РК)

Это убийство отнесено к числу совершенных при отягчающих обстоятельствах в связи с тем, что виновный, причиняя смерть беременной женщине, посягает фактически на две жизни -- на жизнь потерпевшей и на жизнь будущего человека. Учитывая данное обстоятельство, закон ставит под усиленную охрану жизнь беременной женщины.

Убийство, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 96 УК, может быть совершено любым лицом как мужского, так и женского пола. Субъект преступления в связи с особой общественной опасностью такого убийства характеризуется крайне отрицательно. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. В двух книгах. Книга 2. — Алматы: Издательство «Норма-К», 2003, с. 154

Устанавливая повышенную ответственность за убийство беременной женщины, закон выдвигает в качестве обязательного условия, необходимого для квалификации действий виновного по п. «г» упомянутой статьи, его заведомую осведомленность о беременности потерпевшей.

Заведомость предполагает осведомленность виновного о том, что он посягает на жизнь беременной женщины.

Чаще всего такие затруднения в применении п. «г» ч. 2 ст. 96 УК возникают в тех случаях, когда потерпевшая оказывается убитой в первые месяцы беременности.

Изучение дел этой категории показывает, что такие убийства совершаются в большинстве случаев на почве ревности, а подчас сопровождаются и особой жестокостью.

В судебной практике возник вопрос о том, подлежит ли применению п. «ж» ст. 102 УК, когда виновный, совершая убийство, ошибочно полагает, что потерпевшая находится в состоянии беременности.

При фактической ошибке, когда виновный предполагает об отсутствии данного обстоятельства, отягчающего убийство, он не должен нести ответственность по п. «г» ч. 2 ст. 96 УК, поскольку нет его заведомой

Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 96 УК РК)

Отнесение убийства двух или более лиц к обстоятельствам, отягчающим это преступление, объясняется тяжестью наступившиx последствий и в связи с этим опасностью личности виновного, лишающего жизни нескольких человек.

О единстве преступного намерения свидетельствуют умысел на убийство двух или более лиц и один и тот же мотив лишения жизни этих лиц.

Умысел на убийство двух или более лиц — обязательный признак, указывающий на единство преступного намерения виновного. При признании разновременного убийства двух или более лиц, объединенного единством преступного намерения, должен быть установлен только прямой умысел, а при одновременном убийстве — возможен те только прямой, по и косвенный умысел.

Один и тот же мотив лишения жизни каждого из потерпевших также может свидетельствовать о единстве намерений.

К одновременному убийству двух или более лиц следует отнести такие убийства, при которых потерпевшие лишены жизни без разрыва во времени. Это может быть, например, убийство двух человек одним выстрелом либо причинение смерти потерпевшим одному за другим.

В литературе была предпринята попытка подменить требование одновременности более «емким» понятием «непрерывность» преступной деятельности, при которой «причинение смерти каждому из потерпевших является звеном одного и того же акта преступного поведения». Вот это последнее как раз и могут подтвердить или не подтвердить в каждом конкретном случае разобранные выше критерии. «Непрерывность» преступной деятельности при убийстве двух или более лиц дополнительно для уяснения вопроса ничего не дает, а подмена «непрерывностью» требования одновременности только запугает его.

Таким образом, в тех случаях, когда убийство двух или более лиц совершается не одновременно и не охватывается единством преступного намерения, п. «а» ч. 2 ст. 96 УК не применяется. Эти убийства подлежат квалификации в зависимости от мотивов и конкретных обстоятельств их совершения, а последнее убийство должно быть квалифицировано по п. «к» ч.2 ст. 96 УК как повторное.

По-другому должен решаться вопрос в тех случаях, когда одновременно совершено посягательство на жизнь работника полиции (виновный покушался на его жизнь) и убийство лица, не являющегося таковым.

2.3 Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства

Убийство из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 96 УК).

Корысть — это и общее отягчающее ответственность обстоятельство при совершении преступлений (ст. 54 УК), и квалифицирующий признак ряда преступлений, в том числе и убийств. Корыстный мотив характерен прежде всего для имущественных преступлений. Но закон не связывает понятие корысти только с преступлениями против собственности. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. В двух книгах. Книга 2. — Алматы: Издательство «Норма-К», 2003, с. 154

Для правильной квалификации убийства из корыстных побуждений важное значение имеет раскрытие содержания этих побуждений.

По нашему мнению, корыстный мотив при убийстве охватывает материальную выгоду в самом широком смысле. Ее нельзя сводить только к завладению имуществом и деньгами, хотя, как показывает практика, убийство из корыстных побуждений чаще всего совершается для того, чтобы завладеть имуществом и деньгами. Корысть при убийстве — это не только приобретение материальной выгоды, завладение тем, чем не обладал виновный до убийства, но и стремление избавиться от каких-либо материальных затрат сейчас или в будущем, сохранить материальные блага, с которыми придется расстаться на законном основании.

Судебная практика знает и такого рода случаи, когда корыстное убийство совершается с целью удержания или получения ценностей, распределение которых законом не регулируется, например, при дележе похищенного имущества.

Для признания убийства совершенным из корыстных побуждений не имеет значения, кто может получить материальную выгоду: сам виновный или его близкие, например члены семьи, иные лица, в судьбе которых он заинтересован.

Таким образом, корыстные побуждения при убийстве характеризуются стремлением виновного извлечь в результате преступления материальную выгоду, в том числе освободиться от материальных затрат для себя или для других лиц в судьбе которых он заинтересован

Вопрос о форме умысла при убийстве из корыстных побуждений необходимо решать в зависимости от того, подпадает ли данное убийство только под признаки корыстного убийства или оно было совершено одновременно с другим преступлением.

В тех случаях, когда совершается одно преступление — корыстное убийство, субъект всегда действует с прямым умыслом, преследуя цель завладения имуществом, иными ценностями или правами материального характера. Здесь убийство оказывается средством для достижения желаемого результата. Виновный сознает, что без лишения жизни потерпевшего не может добиться своей корыстной цели.

По-другому должен решаться вопрос в тех случаях, когда корыстное убийство совершается при разбойном нападении. В некоторых случаях виновный, завладевая имуществом потерпевшего, причиняет ему смерть и безразлично относится к этому результату.

Встречаются и другие ситуации, когда корыстное убийство совершается с косвенным умыслом. Например, преступник раздел пьяного, оставил его на сильном морозе, и тот умер. Здесь виновный не желал наступления смерти потерпевшего, но сознавал, что она может наступить, и относился к его судьбе безразлично.

Корыстное убийство, подлежащее квалификации только по п. «з» ч. 2 ст. 96 УК необходимо отграничивать от случаев, когда оно совершено при разбойном нападении.

В литературе и среди некоторой части практических работников распространено мнение о том, что критерием правильности разрешения поставленного выше вопроса является способ убийства. При этом признается, что разбойное нападение, окончившееся убийством, может быть совершено только открыто и потерпевший должен осознавать, что его убивают ради завладения имуществом, а убийство из корысти может быть совершено как открыто, так и незаметно для потерпевшего. Кроме того, указывается, что при разбое переход имущества происходит при совершении убийства и соединяется с ним по времени и месту, а при корыстном убийстве имущество переходит к виновному лишь в дальнейшем.

Анализ законодательства и практики показывает, что эти критерии не являются обязательными, а в ряде случаев вообще не имеют значения для правильной квалификации данного преступления.

Нельзя признать самостоятельным критерием разграничения корыстного убийства без признаков разбоя и корыстного убийства, сопряженного с разбоем, нападение, поскольку оно, хотя и является признаком разбоя, не исключается и при корыстном убийстве без разбоя. Например, путем нападения может быть совершено убийство супруга с целью завладения в полной мере общим, совместно нажитым имуществом. Такое убийство не может быть квалифицировано по совокупности с разбоем.

Таким образом, критерием разграничения корыстного убийства при разбойном нападении и корыстного убийства без признаков разбоя является наличие или отсутствие обязательной совокупности трех признаков. Если убийство совершено, во-первых, путем нападения, во-вторых, с целью завладения имуществом (похищения его), и если, в-третьих, завладение имуществом осуществлено в момент совершения убийства или непосредственно после него, то налицо совокупность корыстного убийства и разбоя.

Убийство из корыстных побуждений необходимо отграничивать от убийств, совершаемых по другим мотивам. Ошибки при квалификации, как правило, допускаются в связи с тем, что корыстными признаются такие мотивы, которые имеют с ними только внешнее сходство.

На практике возник вопрос о квалификации действий лиц, совершивших убийство, чтобы удержать или сохранить имущество, уже принадлежащее виновному.

Равным образом нельзя считать убийством из корыстных побуждений лишение жизни лица, совершившего кражу. Здесь виновный при убийстве также руководствуется желанием отомстить за похищение имущества и никакой выгоды в результате убийства не извлекает.

Неправильно относить к корыстному и убийство, совершенное в связи с невозвращением потерпевшим ранее взятого долга.

Корыстное убийство необходимо отграничивать от убийства с целью скрыть совершенное преступление (п. «к» ч.2 ст. 96 УК).

К корыстным убийствам относится убийство за плату, когда убийца лишает жизни человека по указанию лица, пообещавшего уплатить или уплатившего за убийство вознаграждение. Здесь, как нам кажется, сомнений не должно возникнуть.

Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч.2 ст. 96 УК).

Изучение практики показывает, что данное обстоятельство при убийстве встречается чаще других отягчающих обстоятельств, указанных в этой статье.

Как отмечалось в литературе, специфику этого мотива следует искать прежде всего в причинной обусловленности. Хулиганские побуждения лишены какой-либо необходимости: они целиком проистекают из разнузданного эгоизма, связанного с неуважением к личности и человеческому достоинству, безразличным отношением к общественным интересам, пренебрежением к законам и правилам поведения. Нередко в основе такого отношения к общественным и личным интересам лежит безотчетная злоба, чувство неудовлетворенной потребности, которые порождают тупое отчаяние и связанное с ним стремление к озорству, удали, разрушению, желанию проявить и показать себя. Часто хулиганские побуждения обусловлены уродливым пониманием свободы своих действий, смысл которого очень четко выражает формула «мне все дозволено». Хулиганские побуждения означают, что субъекту доставляет удовлетворение само преступное деяние, само нарушение общественного порядка, что он получает удовлетворение от своего антиобщественного поведения. Из этого следует, что, совершая убийство из хулиганских побуждений виновный получает удовлетворение от самого факта лишения жизни человека либо от таких действий (направленных на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу), которыми человек может быть лишен жизни при безразличном отношении к этому со стороны виновного. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. В двух книгах. Книга 2. — Алматы: Издательство «Норма-К», 2003, с. 156

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что место совершения убийства (например, общественное место) не имеет самостоятельного значения для применения п. «и» ч. 2 ст. 96 УК. Важно установить, что решающей и непосредственной причиной, вызвавшей умысел на убийство, явились указанные выше антиобщественные побуждения.

Известно, что мотив считается факультативным признаком субъективной стороны состава преступления. Но по делам об убийстве из хулиганских побуждений он является обязательным признаком состава. Поэтому мотив убийства из хулиганских побуждений во всяком случае должен быть установлен как необходимое условие правильного применения п. «и» ч. 2 ст. 96 УК. Изучение практики показывает, что значительная часть ошибок при квалификации умышленных убийств из хулиганских побуждений объясняется поверхностным анализом обстоятельств преступления, свидетельствующих о субъективной стороне и главным образом о мотиве его совершения.

Проявление хулиганских побуждении вполне возможно и внезапно, когда виновный до убийства не совершал хулиганских действий.

Встречаются случаи, когда убийство из хулиганских побуждений совершается в связи с невыполнением близким или знакомым человеком какого-то желания виновного.

В тех случаях, когда хулиганские побуждения выступают в качестве единственного мотива убийства, их установление вызывает меньше затруднений.

При отграничении хулиганских побуждений от ревности и мести должна учитываться различная природа этих мотивов. Если хулиганские побуждения своим острием направлены против общественного порядка и характеризуются циничным отношением виновного к потерпевшему, то ревность и месть являются мотивами, при которых отношения между обвиняемым и потерпевшим, предшествующие убийству, носят личный характер.

Другим мотивом, от которого приходится нередко отграничивать хулиганские побуждения при убийстве, является месть, возникшая на почве личных отношений. Этот вопрос чаще всего возникает в тех случаях, когда потерпевший своими умышленными или неосторожными действиями причиняет виновному какую-либо малозначительную неприятность.

Таким образом, при отграничении мести, возникшей на почве личных отношений, от хулиганских побуждений при убийстве подлежат тщательному выяснению действия потерпевшего, которые виновный счел основанием для совершения этого преступления. По общему правилу убийство должно признаваться совершенным из хулиганских побуждений в тех случаях, когда действия потерпевшего оказываются малозначительными, а виновный использовал их лишь как предлог для совершения убийства.

От убийства из хулиганских побуждений на практике нередко приходится отграничивать убийство, совершенное в драке или ссоре. В литературе было высказано мнение о том, что убийство в драке или ссоре должно всегда признаваться совершенным из хулиганских побуждений, если установлено, что субъект убийства является инициатором и активной стороной преступления.

Убийство, предусмотренное в п. «и» ч. 2 ст. 102 УК, может быть совершено не только с прямым, но и с косвенным умыслом. Совершая убийство их хулиганских побуждении с косвенным умыслом, виновный, хотя и не ставит перед собой цели убийства, которая имеется при прямом умысле, но и не исключает, что смерть потерпевшего все же может наступить. Вместе с тем это не значит, что действия виновного в убийстве из хулиганских побуждений с косвенным умыслом являются бесцельными. Цель имеется, она состоит в совершении самого действия, направленного против личности потерпевшего, при безразличном отношении к возможному наступлению его смерти. Только цель при убийстве из хулиганских побуждений не выходит за рамки основного убийства, как, например, завладение имуществом при корыстном убийстве. Здесь убийство не является средством для достижения какой-либо цели (помимо причинившего смерть действия при косвенном и причинения смерти при прямом умысле). Известно, что мотив всегда служит достижению цели и даже определяет ее. Поскольку установлено, что при убийстве из хулиганских побуждений имеется определенная цель, постольку есть основания считать, что они (эти побуждения) являются мотивами действий виновного.

Этот вопрос приобретает принципиальное значение по делам о покушении на убийство из хулиганских побуждений. По таким делам убеждение следователя или суда о наличии этого мотива иногда ведет к тому, что анализу других элементов субъективной стороны не уделяется должного внимания. При этом не учитывается, что наличие хулиганских побуждений при косвенном умысле, когда смерть потерпевшего не наступила, недостаточно для признания преступления покушением на убийство. В результате этого в ряде случаев преступление, квалифицированное по п. «и» ч. 2 ст. 102 УК, оказывается в действительности причинением телесных повреждений или просто хулиганством

В литературе утверждалось, что если хулиганство сопряжено с убийством, то действия виновного квалифицируются только по статье, предусматривающей ответственность за убийство. Эта позиция представляется правильной. Как уже отмечалось, убийство из хулиганских побуждений нередко является продолжением ранее совершенных хулиганских действий либо они продолжаются после убийства. В таких случаях фактически совершается два самостоятельных преступления (реальная совокупность), из которых каждое должно получить самостоятельную оценку. Но это относится только к тем случаям, когда в совокупность входят хулиганство и более тяжкое преступление, в частности убийство. Следовательно, квалификация убийства из хулиганских побуждений только по одной статье, предусматривающей ответственность за убийство, правильна лишь для тех случаев, когда речь идет не о хулиганстве, сопряженном с убийством, а об убийстве из хулиганских побуждений.

Убийство, совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 96 УК РК).

Выполнение служебного и общественного долга гражданами является их важнейшей обязанностью. Поэтому добросовестное отношение к служебному и общественному долгу, жизнь граждан, выполняющих этот долг, находятся под охраной закона, в том числе и уголовного.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой