Ответственность источника повышенной опасности

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Деликтные обязательства являются одними из самых сложных в гражданском праве. Лицо, причинившее вред имуществу, жизни или здоровью другого лица, обязано доказывать свою невиновность, поскольку гражданское законодательство предусматривает презумпцию вины. Под виной в гражданском праве признается неприятие правонарушителем всех возможных мер по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения, необходимых при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру лежащих на нем обязанностей. Однако всегда ли наступление гражданской ответственности связано с наличием вины у правонарушителя?

Социально-экономическое развитие характеризуется стремительным научно-техническим прогрессом, который подразумевает динамику общественных связей, постоянно растущую технико-энергетическую вооруженность и усложнение процессов общественного производства. Все это, безусловно, порождает появление новых видов источников повышенной опасности, менее подконтрольных человеку, а также усложнения уже существующих. Так, рост автопарка и интенсивности движения транспортных потоков зачастую превращает автомобиль из орудия создания материальных благ в орудие разрушения и опасности. Необходимость защиты прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств обусловила появление нового Федерального закона РФ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Многократное усложнение производственного процесса, интенсивное использование атомной энергии, электрической энергии высокого напряжения, сильнодействующих и ядовитых химических веществ вообще создает реальную опасность нарушения экологического равновесия в природе, что может привести к катастрофическим последствиям для существования человечества.

Можно констатировать, что в случаях причинения вреда, кому бы вред ни был причинен и в чем бы он не выражался, вредоносные последствия обычно не могут быть заглажены с помощью какого-то одного правового института (например, страхования или пенсионного обеспечения). Для достижения максимального социального эффекта требуется взаимодействие самых различных правовых средств, в числе которых видное место принадлежит обязательствам из причинения вреда, или, как их иначе называют, деликтным обязательством (от лат. delictum — правонарушение), обязательствами из правонарушения, обязательствами из недозволенных действий.

Ключевым термином в данной работе является понятие «деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих».

Необходимо отметить, что на протяжении длительного времени и в юридической литературе, и в законодательстве соответствующая деятельность именовалась источником повышенной опасности. В законодательстве понятие источника повышенной опасности не раскрывалось, а в литературе по этому поводу высказывались различные точки зрения, обобщив которые, можно сделать вывод, что одни авторы рассматривали в качестве источника повышенной опасности свойства вещей или сил природы, сложные объекты, обладающие специфическими свойствами, вследствие чего их использование создает повышенную опасность для окружающих; другие — деятельность по использованию определенных объектов, но не сами объекты; а третьи — и деятельность, и объекты. ГК установил, что для применения особого режима ответственности вред должен явиться результатом именно деятельности по использованию таких объектов, которые на современном уровне развития техники остаются еще не полностью подконтрольными человеку. Осуществление этой деятельности создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Актуальность темы дипломного исследования обусловлена необходимостью решения масштабной задачи путем совершенствования законодательства, регламентирующего последствия причинения вреда источником повышенной опасности, и обобщения практики его применения. Следует отметить, что актуальность разрешения указанных вопросов не раз подчеркивалась в правовой литературе.

Целью данного дипломного исследования — провести анализ ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности в отечественном законодательстве.

Несмотря на то, что тема дипломного исследования достаточно узка, что, несомненно, позволяет детально рассмотреть поставленную задачу, спектр применения этих правоотношений в обществе широк и многогранен. Каждый человек в повседневной жизни соприкасается с предметами, не поддающимися полному контролю над ними, и находится в сфере деятельности, потенциально опасной для жизни и здоровья, особенно это касается аварийности на автомобильном транспорте.

В соответствии с целью дипломного исследования нами были сформулированы следующие задачи:

— рассмотреть классификации источников повышенной опасности;

— определить понятие и признаки источника повышенной опасности в отечественной цивилистике;

— провести анализ условий ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности;

— дать характеристику ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности имуществу потерпевшего.

— определить особенности ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности жизни и здоровью потерпевшего;

— выявить основания освобождения владельца источника повышенной опасности от гражданской ответственности.

Объектом дипломного исследования выступает сложный комплекс гражданско-правовых отношений, возникающих при причинении вреда источником повышенной опасности. Осуществление этой деятельности создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Теоретической базой исследования являются труды отечественных специалистов, занимающихся разработкой теоретических и практических аспектов ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности: Б. С. Антимонова, A.M. Беляковой, О. А. Красавчикова и других. Общетеоретическую основу исследования составили труды отечественных ученых-цивилистов: М. М. Агаркова, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, В. В. Витрянского, О. С. Иоффе, Ю. Х. Калмыкова, Н. С. Малеина, О. Н. Садикова, В. А. Тархова, и др. авторов.

Практическая значимость дипломного исследования состоит в том, что выводы и положения, содержащиеся в работе, могут быть приняты во внимание в правоприменительной практике при разрешении конкретных гражданских правоотношений возмещения ущерба, причиненного источником повышенной опасности; при разработке учебно-методических материалов, при чтении лекций и проведении практических занятий по гражданскому праву.

ответственность вред потерпевший опасность

1. Источники повышенной опасности: понятие, признаки и классификация

1.1 Понятие и признаки источника повышенной опасности

Понятию источника повышенной опасности в отечественной цивилистике посвящен ряд специальных исследований. Данный вопрос был затронут также в целом ряде иных работ и учебников по гражданскому праву. Практическое значение подобных исследований безусловно велико. Как отмечалось в литературе, выяснить понятие источника повышенной опасности — значит, тем самым, определить границы применения норм статьи об ответственности за причинение вреда этим источником. Однако выбор признаков для подобной квалификации деликта затрудняет неразрешенный вопрос о природе источника повышенной опасности, порожденный многозначностью терминологии, используемой законодателем.

Вопрос о понятии источника повышенной опасности является дискуссионным. Высказывалось мнение, что источник повышенной опасности — это лицо, управомоченное на владение определенными вещами (А.Е. Семенова). Н. Торопов усматривал признак «источника повышенной опасности» в основном в применении механической силы, осложняя критерий рядом казуистических признаков, не всегда вытекающих из закона.

С точки зрения М. М. Агаркова, Б. С. Антимонова, Д. В. Боброва «источником повышенной опасности» следует признавать такую деятельность, которая требует повышенной заботливости от лиц, этой деятельностью занимающихся и, от лиц, с этой деятельностью соприкасающихся.

Многими авторами поддерживается мнение, согласно которому источник повышенной опасности — это предметы материального мира, заряженные определенной энергией, обладающие определенными свойствами (О.А. Красавчиков, В. Л. Мусияка, А. П. Плешков и др.) Существует взгляд, согласно которому источник повышенной опасности представляется в виде особых свойств вещей (Ю.Х. Калмыков, В. Ф. Маслов, Е. А. Флейшиц, Ю.С. Червоный). Так, Т. Б. Мальцман предложила в качестве признака «источника повышенной опасности» момент трудности торможения, выключения определенной силы, которая используется.

Высказана точка зрения, согласно которой под источником повышенной опасности понимаются лишь такие предметы материального мира, которые находятся в эксплуатации, в частности, в состоянии движения (A.M. Белякова, Н. Егоров, Л. А. Майданик, Н. Ю. Сергеева, А. А. Собчак и др.).

Таким образом, существующие точки зрения на понятие «источника повышенной опасности» только отчасти раскрывают его содержание.

Поэтому, правовое понятие указанного источника, как представляется, должно содержать в себе два элемента: 1) объективный — в нем должно быть указано на используемые в человеческой деятельности предметы и их особые свойства; 2) субъективный — должна быть отражена сама деятельность, осуществляемая человеком при управлении процессом проявления указанных свойств.

Отдельные «опасные явления» указаны в норме, содержащейся в абз. 1 п. 1 ст. 1079 ГК, который содержит примерный перечень видов деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, существенно отличающийся от перечня, содержащегося в ст. 454 ГК 1964 года и ст. 128 Основ 1991 года. Расширение данного перечня связано с современным, более высоким уровнем технического прогресса, широким распространением таких видов деятельности, как использование атомной энергии, токов высокого напряжения и т. п. Установление исчерпывающего перечня было бы громоздким и требовало бы нередко изменений в связи с бурным развитием техники. Однако установление законодателем примерного перечня источников повышенной опасности не означает возможности расширения самого понятия такого источника.

Существенной особенностью содержащегося в ст. 1079 ГК РФ перечня является перечисление в нем не вещественных объектов, а именно видов деятельности. В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» специально подчеркнуто, что источником повышенной опасности может быть только движущийся автомобиль, работающий механизм, самопроизвольное проявление вредоносных свойств материалов, веществ и т. п.

Такой подход следует признать правильным, поскольку вещь, вне деятельности определенного рода «опасности» не представляет. При ином понимании данного вопроса владение источником повышенной опасности было бы лишено смысла, так как в гражданском праве понятие владения относится лишь к предметам, но не к их свойствам или к деятельности.

В процессе решения данной проблемы в цивилистической литературе были сформулированы две основных концепции — так называемые теории «деятельности» и «объекта».

Сторонники первой теории утверждают, что источник повышенной опасности — это деятельность, т. е. отождествляют это понятие с деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих".

Приверженцы второй точки зрения исходят из того, что источник повышенной опасности есть материальные объекты (предметы материального мира), т. е. опасные вещи. [36, 365]. Отдельные авторы определяют источник повышенной опасности как деятельность, но проявляют некоторую непоследовательность, когда говорят о владении источником (называют источниками повышенной опасности транспортные средства и т. д.). Некоторые авторы пытаются дать определение источника повышенной опасности и через категорию деятельности, и через категорию объекта. Существуют и другие точки зрения на данный вопрос.

Сущность исследуемого понятия раскрыта в постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф о возмещении вреда: «деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами» (п. 17).

Из этого следует, что термин «источник повышенной опасности» используется для обозначения самостоятельного понятия, имеющего собственное содержание.

Представляется, что термины «деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих» и «источник повышенной опасности» обозначают различные понятия и явления. Эти явления соотносятся друг с другом как процесс и предмет (деятельность — процесс осуществляется с помощью источника — предмета). По нашему мнению, только при совместном установлении наличия признаков обоих этих понятий, можно квалифицировать деликт по ст. 1079 ГК.

Однако прежде чем говорить о признаках этих двух явлений, заметим, что вполне допустимо говорить о причинении вреда, как деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, так и источником повышенной опасности (как это и делает законодатель), ибо непосредственно вред причиняется материальным объектом (источником повышенной опасности), но при осуществлении деятельности по его использованию (деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих).

Повышенно-опасная деятельность и источник повышенной опасности явления различные, но взаимосвязанные, ибо каждое из них необходимо для квалификации деликта. При этом, как верно заметил А. П. Сергеев, «не может быть повышенно-опасной для окружающих деятельности вне связи с особым материальным объектом, равно как не может быть таких материальных объектов, которые бы признавались источниками повышенной опасности вне связанной с ними деятельности человека. При этом в одних случаях на первый план выходит характер деятельности (так как иная деятельность с теми же материальными объектами может и не представлять для окружающих повышенной опасности); в других — первостепенное значение приобретает сам характер материального объекта (так как любой вид деятельности по его использованию является повышенно-опасным)» [36, C. 367].

Действительно, иногда в вопросе квалификации деликта получают большее значение признаки источника повышенной опасности, а иногда признаки деятельности, создающей повышенную опасность. Однако нельзя согласится с А. П. Сергеевым в том, что допустимо «определять источник повышенной опасности и через понятие деятельности, и через понятие объекта при условии, что в обоих случаях указанные понятия неразрывно взаимосвязаны» [36, C. 369]. Понятия источника повышенной опасности (повышенно-опасного объекта) и повышенно-опасной деятельности неразрывно взаимосвязаны, но это разные понятия, и их отождествление, на наш взгляд, неверно.

Отдельные авторы, определяющие источник повышенной опасности с помощью «концепции объекта», не придают особого значения признакам деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, ограничиваясь перечислением способов использования источника (в широком смысле): эксплуатация, транспортировка, хранение и даже простое владение. Из этого можно сделать вывод, что признаки повышенно-опасной деятельности не играют самостоятельной роли, не влияют на квалификацию деликта. По их мнению, повышенно-опасная деятельность заключается, по-видимому, в простой совокупности действий владельца источника по его использованию.

В такой трактовке первичное квалифицирующее значение приобретают признаки опасного материального объекта — источника повышенной опасности, деятельность владельца источника по его использованию является опасной, потому что опасны сами используемые объекты — источники повышенной опасности. Для иллюстрации данной позиции приводится пример со взрывоопасными и горючими веществами, которые опасны сами по себе, даже без признака «эксплуатации», т. е. использования в узком смысле. Какие же это признаки?

Н. Торопов в своей работе отметил признак неподконтрольности человеку некоторых сил природной энергии, движущих источником повышенной опасности [33, C. 56]. В дальнейшем на этот признак указывали многие авторы, он был включен в определение источника повышенной опасности, данное в постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 28 апреля 1994 г. № 3.

О.А. Красавчиков замечает, что «орудия и средства производства, будучи предметами материального мира (использование которых подчинено целенаправленной деятельности людей), не утрачивают и никогда не утратят своей зависимости от законов природы (физических, химических и — т. п.). В этом, собственно, и заключено одно из противоречий между человеком и природой. В указанном противоречии (созданное человеком остается под воздействием законов природы) и заключена, на наш взгляд, сущность источника повышенной опасности» [46, C. 12].

В связи с тем, что человек не может полностью контролировать энергию, высвобождающуюся при эксплуатации источников повышенной опасности, при такой эксплуатации возникает высокая вероятность причинения вреда окружающим. Между тем не всегда допустимо установление степени подобной вероятности статистическими методами. Как верно заметил Б. С. Антимонов, метрополитен достаточно безопасный вид транспорта, тем не менее, он считается источником повышенной опасности, так как «частота несчастий при данного рода деятельности сама по себе не выявляет еще определяющей причины этих несчастий» [29, C. 36]. Высокая вероятность причинения вреда заключается, во-первых, в особой вредоносности источников повышенной опасности, при некорректном соприкосновении (пересечении, взаимодействии) с которыми, человеку практически неизбежно причиняется вред. Эта вредоносность обусловлена особыми свойствами таких объектов (их мощностью, высотой, тяжелым весом и т. п.). Во-вторых, вследствие отмеченной неполной контролируемости проявления указанных свойств, важнейшей составляющей рассматриваемого признака является возможность причинения вреда случайно [68, C. 145]. Представляется недопустимым признание источником повышенной опасности того объекта, который не может причинить вред случайно (при надлежащем соблюдении правил техники безопасности) [64, C. 13].

Следует также заметить, что ряд авторов называют признаком источника повышенной опасности использование последнего в рамках осуществления повышенно-опасной деятельности. На наш взгляд, это верный подход, ибо как деятельность без использования вредоносных объектов не является повышенно-опасной, так и вредоносные объекты не могут считаться источниками повышенной опасности без использовании их в соответствующей деятельности. Как верно замечают А. А. Собчак и В. Т. Смирнов, «трактовка источника повышенной опасности как определенного рода деятельности обычно и обосновывается в литературе тем, что „вещь никогда сама по себе не опасна“, что „вредоносность относится не к вещи как таковой, а к деятельности, к системе действий“. В этом как раз и проявляется исходная ошибка сторонников концепции деятельности. Дело в том, что источник повышенной опасности — понятие не физическое, не техническое, а правовое, юридическая характеристика того, что делает деятельность человека повышенно опасной и вне участия человека (субъекта), использующего объекты, обладающие повышенной вредоносностью, немыслима»; источники повышенной опасности «признаются таковыми лишь при использовании их человеком, т. е. при осуществлении деятельности, которая в силу этого становится повышенно опасной для окружающих» [56, C. 23].

Для квалификации деятельности, как представляющей повышенную опасность для окружающих, необходимо установить наличие особой предметной деятельности.

Понятием «деятельность» охватываются разные формы человеческой активности (экономическая, политическая, культурная деятельность) и сферы функционирования общества. С помощью этого понятия — даются характеристики различных аспектов и качеств бытия людей (деятельность физическая и умственная, внешняя и внутренняя, творческая и разрушительная и т. д.).

Так, в словаре русского языка дается следующее определение деятельности: 1) занятия, труд; 2) работа каких-нибудь органов, а также сил природы [50, C. 167].

Представляется, что квалификация деятельности в качестве повышенно-опасной для окружающих зависит от обнаружения в ней признаков, обусловливающих (подтверждающих) ее рисковый характер, наличие ослабленного контроля над источниками повышенной опасности, возможность случайного причинения ими вреда.

Повышенно-опасная деятельность может быть определена по следующим критериям:

— объекты деятельности;

— содержание деятельности;

— субъектный состав (лица, осуществляющие деятельность, и их количество);

— средства осуществления деятельности;

— способы осуществления деятельности.

Источники повышенной опасности в основном используются в качестве средств производства товаров и их реализации, выполнения работ и оказания услуг, следовательно, в таких случаях признаки повышенно-опасной деятельности совпадают с признаками хозяйственной деятельности [41, C. 6−7], а также с некоторыми признаками деятельности предпринимательской (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Это обусловливает возложение на лиц, осуществляющих повышенно-опасную деятельность безвиновной деликтной ответственности (на началах риска).

Кроме того, практически все виды деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, подлежат лицензированию в соответствии с Федеральным законом от 13 июля 2001 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности» и другими федеральными законами. Если государство дает разрешения (лицензии) на осуществление такой деятельности, то она не может быть противоправной (в литературе неоднократно отмечалось, что осуществление повышенно-опасной деятельности само по себе правомерно, противоправно лишь причинение вреда). Соответственно правомерными должны быть и цели осуществления подобной деятельности. При этом под правомерной целью мы понимаем не столько общественную полезность либо законность (правомерность с точки зрения объектного права), сколько ненаправленность этой деятельности на причинение вреда источником повышенной опасности. Это же касается и поведения владельца источника повышенной опасности.

Безусловно, что конкретные действия лиц, использующих источники повышенной опасности, могут быть незаконными (даже преступными), при этом в результате причинять кому-либо вред (например, может использоваться автомобиль для перевозки похищенного имущества). Тем не менее, следует заметить, что эксплуатация повышенно-опасных объектов только тогда может признаваться деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, когда вред, причиненный в результате такой эксплуатации, возник вследствие ненамеренных действий. Например, при осуществлении сноса самовольной постройки владелец бульдозера или иной техники, используемой для разрушения недвижимого имущества, безусловно, причиняет убытки лицу, незаконно создавшему объект сноса. Подобные убытки не подлежат возмещению в связи с тем, что причинитель имеет право на такие действия, он управомочен на причинение вреда законом (абз. 2 п. 2 ст. 222 ГК), конкретным решением соответствующих органов.

Содержание деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих составляет совокупность единичных действий владельца источника повышенной опасности или его работников (представителей), при этом деятельность всегда более длительна по времени, чем обычное действие, направлена на неопределенно большое количество действий. Этот признак весьма связан со следующим — субъектным составом, так как при увеличении количества лиц, осуществляющих повышенно-опасную деятельность и контактирующих (работающих) с источниками повышенной опасности, увеличивается вероятность причинения вреда этими источниками. Например, при управлении автомобилем высокая вероятность причинения вреда в результате осуществления такой деятельности в основном связана с опасными свойствами самого источника — автомобиля (скорость, масса, мощность двигателя, инерция движения и т. п.); при осуществлении строительной деятельности высокая вероятность причинения вреда обусловлена не столько опасными свойствами используемых предметов, сколько большим количеством участвующих в строительстве лиц, а, следовательно, большим количеством действий, контролировать которые владелец источника повышенной опасности (строительная организация) в полной мере не в силах.

О.А. Красавчиков утверждает, что деятельность людей всегда может поддаваться полному контролю; по его мнению, не поддаются контролю производственные процессы [46, C. 12−13]. На наш взгляд, данная позиция неверна. Контроль над повышенно-опасной деятельностью затруднен со стороны работодателя владельца источника повышенной опасности. При этом, чем больше работников, тем меньше возможностей для контроля — чем сложнее система, тем выше вероятность «сбоев» последней.

В литературе отмечается решающее значение способов (технологий) осуществления деятельности (например, методов лечения) в вопросе квалификации ее в качестве повышенно опасной для окружающих [58, C. 126]. Сюда же следует отнести различные методики обращения с источниками повышенной опасности, регламентированные обычно в правилах техники безопасности и т. п.

Средствами осуществления повышенно-опасной деятельности являются источники повышенной опасности.

В новом ГК РФ закрепляется возможность запрещения деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем (п. 1 ст. 1065 ГК). Данная конструкция дает повод для вывода о том, что деятельность, признаки которой описаны в ст. 1065 ГК, есть частный случай повышенно-опасной деятельности. Так ли это?

На наш взгляд, в ст. 1079 и ст. 1065 ГК речь идет о разных видах опасности. Повышенно-опасная деятельность есть деятельность правомерная, и возникновение ее вредоносных результатов является скорее нежелательным исключением, нежели правилом. Деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих, характеризуется не столько тем, что она вредоносна, сколько тем, что она содержит в себе некую неуправляемость, риск случайного причинения. Она не грозит конкретным причинением вреда конкретным людям, иначе бы эти люди, действительно, должны были защищаться (имели бы право на самооборону). Угроза здесь абстрактна, вредоносность, как правило, локализована временными и пространственными рамками — вред возникает лишь в области контакта человека и его имущества с источником повышенной опасности.

Во втором случае (ст. 1065 ГК) опасность более конкретна, вероятность причинения очень высока, вредоносность слабо ограниченна, иногда разрастается (продолжает причинять вред и угрожает новым вредом — абз. 1 п. 2 ст. 1065 ГК). Круг потерпевших (особенно при причинении вреда в результате техногенной аварии) представляет собой не просто окружающих источник повышенной опасности лиц (представим, к примеру, ситуацию после взрыва на Чернобыльской АЭС). Опасность, подразумеваемая нормами ст. 1065 ГК, гораздо выше, чем опасность, присущая деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих; деятельность, обладающая такой опасностью (указанной в ст. 1065 ГК) зачастую имеет противоправный характер, так как непрерывно причиняет вред. Примером может служить экологически вредные производства, которые непрерывно причиняют вред, превышая предельно допустимые концентрации вредных отходов (выбросов) и т. п.

Существуют взгляды, согласно которым термины «опасность» и «повышенная опасность» являются излишними. Так, Б. С. Антимонов, возражает против использования понятия опасности в гражданском праве, ссылаясь, в частности, на тот факт, что в уголовном праве также применяется подобный термин, имеющий иное значение. По его мнению, следует избегать применения одного термина в двух резко различных значениях [30, C. 98]. Однако в настоящее время в уголовном праве вместе с понятием «общественной опасности», применяется также термин «повышенная опасность» в значении близком к гражданско-правовому. Мало того, уголовный закон использует понятие «источник повышенной опасности» (ч. 2 ст. 168 УК РФ).

Трактовка этого понятия в уголовном праве несколько отличается от гражданского, так как под ним понимается не весь круг материальных объектов, которые в гражданском праве признаются источниками повышенной опасности. Например, указанная норма уголовного закона явно не распространяется на случаи причинения вреда транспортным средством, так как подобные нарушения предусмотрены самостоятельными составами (ч. 3 ст. 166, ст. 263−265 УК).

Указанные выше вредоносные объекты квалифицируются в качестве источников повышенной опасности в первую очередь потому, что при их использовании «возможно вредоносное проявление концентрированной энергии, не поддающейся полному контролю человека. Этим признакам полностью соответствует применение больших запасов горючих материалов для использования их в производственных целях или для продажи населению, а также хранение боеприпасов и иных взрывоопасных веществ».

Также почти не вызывает сомнений в литературе отнесение к источникам повышенной опасности ядовитых и сильнодействующих веществ (существуют, например, судебные решения, признающие источниками повышенной опасности дихлорэтан и метиловый спирт). Представляется, что наиболее полным образом перечень опасных веществ можно встретить в ГОСТе 19 433−88 «Грузы опасные. Классификация и маркировка», а также приложениях к Правилам пожарной безопасности в Российской Федерации, утвержденных Приказом МВД РФ от 14. 12. 93 № 536. Согласно п. 1.4 приложения 2 к указанным Правилам «по потенциальной опасности вызывать пожар, усиливать опасные факторы пожара, отравлять среду обитания (воздух, воду, почву, флору, фауну и т. д.), воздействовать на человека через кожу, слизистые оболочки дыхательных путей путем непосредственного контакта или на расстоянии как при нормальных условиях, так и при пожаре, вещества и материалы делятся на разряды: безопасные; малоопасные; опасные; особо опасные». Судя по признакам этих веществ, указанным в п. 1.5. — 1.8 данного приложения, к источникам повышенной опасности можно отнести вещества двух последних разрядов.

Обоснованность разграничения понятий источника повышенной опасности и деятельности, в которой он применяется, подтверждает:

1) конструкция ответственности, в силу которой отвечает всегда владелец источника, а не непосредственный причинитель вреда;

2) сама природа владения, применимая только к вещам;

3) установленное в законе требование, согласно которому для возложения повышенной ответственности необходимо наличие причинной связи между воздействием определенного вредоносного объекта и наступившим вредом.

Таким образом, природу «источника повышенной опасности» можно вскрыть только при изучении совокупности законодательного материала и судебной практики, что позволяет дать следующие определения:

«Источник повышенной опасности — это обладающие вредоносными свойствами, неподконтрольными или не полностью подконтрольными человеку предметы материального мира, при эксплуатации которых создается возможность случайного причинения вреда окружающим, даже при принятии мер по его предотвращению».

К «деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих» может быть отнесена любая деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами.

1.2 Классификация источников повышенной опасности

В юридической литературе уже поднимался вопрос о классификации источника повышенной опасности. Позиции правоведов на сей счет были разнообразны. Представляется, что это связано в первую очередь с отсутствием понимания сущности самого источника повышенной опасности как правовой категории.

Так, сторонник теории «деятельности», Б. С. Антимонов, не раскрыв смысл этого понятия, критиковал безвинную ответственность, отверг возможность классификации источника повышенной опасности, сделал ссылку на то, что это обязанность законодателя — установить исчерпывающий перечень случаев повышенной ответственности.

А.А. Собчак, как приверженец теории «объекта», выделял шесть групп источников повышенной опасности:

1) транспортные средства,

2) промышленные предприятия,

3) строительство,

4) дикие животные,

5) сильнодействующие вещества,

6) некоторые иные виды источников повышенной опасности, встречающиеся в судебной практике [66, C. 10].

Думается, что А. А. Собчак в предложенной классификации оказался непоследователен, поскольку строительство и промышленные предприятия — это прежде всего сфера человеческой деятельности, а дикие животные и сильнодействующие вещества — опасные предметы материального мира.

Профессор О. А. Красавчиков классифицировал источник повышенной опасности по предмету материального мира, положив в основу форму энергии.

Приведем широко известную в юриспруденции квалификацию источника повышенной опасности, разработанную О. А. Красавчиковым:

— физические источники, которые подразделяются на механические (транспорт, грузоподъемные механизмы, оборудование промышленных предприятий и т. п.), электрические (оборудование, агрегата высокого напряжения и т. п.), тепловые (оборудование горячих цехов, котельные);

— физико-химические источники, к которым относятся все предметы, создающие опасность радиоактивного воздействия;

— химические источники, в число которых входят отравляющие, взрывчатые и огнеопасные вещества;

— биологические источники: дикие звери, некоторые микроорганизмы.

Общеизвестно, что энергия — одна из основных форм материи, мера ее движения, внутренняя энергия содержится в каждом материальном объекте. Однако не следует забывать, что все виды энергии были открыты, исследованы и поставлены на промышленный поток в результате человеческой деятельности. Лишь в результате человеческой деятельности энергия стала представлять повышенную опасность.

Это лишний раз подтверждает, что мы на правильном пути, поскольку в варианте А. А. Собчака прослеживается недостаточно четкий критерий, положенный в основу классификации, а в варианте О. А. Красавчикова, при его безусловных общепризнанных заслугах в этой сфере, не прослеживается связь с деятельностью, что в конечном итоге расходится с положениями, высказанными в дипломной работе выше.

Нам думается, что классифицировать источник повышенной опасности необходимо как по видам деятельности, принимая во внимание исследуемые нами признаки с учетом общих характерных черт в их взаимодействии, так и по предмету, модернизируя предложенный О. А. Красавчиковым перечень. При классификации будем ориентироваться на современное законодательство и устоявшуюся судебно-арбитражную практику.

Здесь уместно привести высказывание А. П. Сергеева: «…не может быть повышенно опасной для окружающих деятельности вне связи с особым материальным объектом, равно как не может быть таких материальных объектов, которые бы признавались источниками повышенной опасности вне связанной с ними деятельности человека. При этом в одних случаях на первый план выходит характер деятельности (так как иная деятельность с теми же материальными объектами может и не представлять для окружающих повышенной опасности); в других — первостепенное значение приобретает сам характер материального объекта (так как любой вид деятельности по его использованию является повышенно опасным)» [56, C. 733].

Для более качественного исследования классификации источников повышенной опасности, сгруппируем в определенном порядке источники повышенной опасности, в соответствии с диспозицией ст. 1079 ГК РФ по первому элементу — деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих.

Так, на первое место в перечне законодатель поставил использование транспортных средств. Необходимо отметить, что во всех трех кодексах эта деятельность стоит на первом месте неслучайно, поскольку от использования автотранспортных средств чаще всего причиняется вред окружающим. Обозревая комментарии к ГК, удалось выяснить, что к транспортным средствам относят: автомобили, мотоциклы, электровозы, мопеды, тепловозы, троллейбусы, трамваи, тракторы, комбайны, бульдозеры и т. п.

Вместе с тем не упоминается воздушный, морской и речной транспорт [43, C. 147]. Так имеются ли какие-то основания не относить эту сферу деятельности к источнику повышенной опасности?

В современной юридической мысли на сей счет имеются весьма поверхностные высказывания. Профессор В. А. Тархов указывает, что «морской, речной и воздушный транспорт требует строжайшего соблюдения правил движения, для чего имеются достаточные возможности. Для автомобильного транспорта таких возможностей пока не имеется» [69, C. 119].

Представляется, что данная точка зрения весьма далека от современной практики. События последних лет, связанные с участившимися случаями авиакатастроф, столкновения морских и речных судов свидетельствуют об обратном. Деятельность, связанная с использованием вышеназванных транспортных средств, явно недостаточно подконтрольна человеку и человечество не выработало систему мер безопасности от их воздействия.

Нормы Воздушного Кодекса Р Ф, введенного в действие с 1 апреля 1997 года, привели в соответствие с главой 59 ГК РФ условия и размеры гражданской ответственности эксплуатантов.

В этой связи прав В. М. Болдинов, указав, что «при возникновении аварийной ситуации на воздушном судне экипажу, пассажирам, грузу или багажу остаться невредимым гораздо сложнее, чем на иных видах транспорта. Но если говорить о вероятности причинения вреда, то, на наш взгляд, степень такой вероятности при использовании «обычных» источников нисколько не ниже, чем при использовании источников «особых» [33, C. 30].

На наш взгляд, деятельность по использованию этих транспортных средств независимо от ведомственной принадлежности также необходимо относить к источнику повышенной опасности.

Во-первых, законодатель на сей счет ни в одном из кодексов не делает каких-либо оговорок.

Во-вторых, по смыслу ст. 129, 130 ВзК РФ предусматривается аналогичная гражданская ответственность владельцев воздушных судов, как и по общему правилу ст. 1079 ГК РФ владельцев источников повышенной опасности.

В-третьих, по смыслу главы 17 КТМ РФ, регламентирующей порядок возмещения убытков от столкновения судов, видно, что эта деятельность также связана с повышенной опасностью для окружающих.

В-четвертых, эти виды деятельности подлежат обязательному страхованию ответственности на случай причинения вреда.

Статья 4 п. 3 ФЗ № 40 от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» освобождает от обязанности по страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, максимальная конструктивная скорость которых составляет не более 20 километров в час.

Представляется, что это не критерий, позволяющий отделять обычную опасность от повышенной, даже детский велосипед превысит эти скоростные параметры, все мопеды попадут под действие этого закона.

Думается, критерием мощности транспортного средства, позволяющего отнести его к опасному объекту, является возможность его двигателя развивать скорость более 60 км в час. Анализируя Правила дорожного движения РФ от 23 октября 1993 г. № 1090 мы пришли к выводу, что скоростной режим транспортного средства до 60 км в час при нормальных метеорологических и дорожных условиях позволяет контролировать безопасность движения.

В примерных перечнях предыдущих Гражданских кодексов отсутствовала ссылка на использование механизмов. С нашей точки зрения, использование отдельных механизмов также необходимо отнести к первой группе.

Механизм — это внутреннее устройство машины, прибора, аппарата, приводящее их в действие. Затруднительно провести грань между использованием транспортных средств и механизмов, поскольку невозможно себе представить работу автомашин, у которых отсутствует двигатель или в силу каких-либо обстоятельств он не приводится в действие. Появление механизмов в ст. 1079 ГК РФ, как отдельного вида деятельности с точки зрения законодательной техники не совсем удачно. Было бы верно в указанном перечне записать транспортные средства, механизмы через союз «и».

Например, использование башенного автокрана, как опасного объекта вида деятельности, можно рассматривать в двух аспектах: во-первых, как транспортное средство, приводимое в движение двигателем внутреннего сгорания, во-вторых, как механизм для подъема и перемещения грузов, приводимых в движение этим двигателем.

Безусловно, перечень механизмов невозможно составить исчерпывающим. Критериями отнесения к опасным предметам того или иного механизма (аппарата), помимо мощности двигателя, являются специальное разрешение и допуск его в эксплуатацию, а также их регистрация в контролирующих государственных органах.

Бытовые электроприборы, агрегаты, механизмы, например, водяной электронасос «Малыш», холодильники, электрорубанки, бензопилы и т. п. не могут быть источником повышенной опасности, их использование не требует специального разрешения, каких-то специфических познаний. Правила по их эксплуатации элементарны, возможное причинение вреда может произойти лишь в результате вины изготовителя или пользователя. Вместе с тем деятельность, связанная с использованием в промышленных масштабах деревообрабатывающих станков, токарных и слесарных станков, грузоподъемных механизмов, эскалаторов и т. п., создает повышенную опасность для окружающих. Допуск к их эксплуатации ограничен, разрешен только специально обученным работникам, которые обязаны периодически проходить обучение и инструктажи по технике безопасности. В противном случае ответственные должностные лица при причинении вреда здоровью и жизни граждан, отвечающие за технику безопасности и охрану труда, могут быть привлечены к уголовной ответственности, а возмещение вреда должно быть возложено на юридическое лицо.

Ко второй группе необходимо отнести деятельность, связанную с владением и пользованием сверхнормативно установленным, выше упомянутым количеством опасных веществ.

Нам видится, что под вторую группу подпадает деятельность, связанная с производством, хранением, транспортировкой и применением пестицидов и агрохимикатов, несмотря на то, что в примерном перечне как прошлых гражданских кодексов, так и в настоящем, они не указаны.

Пестициды — это группа химических и биологических соединений, используемых для борьбы с вредителями и болезнями растений и животных, сорными растениями, вредителями сельскохозяйственной продукции для регулирования роста растений. Особенностями, определяющими потенциальную опасность пестицидов для человека и среды обитания, являются: высокая биологическая активность при малых уровнях воздействия, способность к циркуляции в окружающей среде и возможность контакта с ними населения.

В свете ФЗ № 109 от 19 июля 1997 г. «О безопасности обращения с пестицидами и агрохимикатами» впервые вводится регистрация пестицидов и агрохимикатов. Этот список печатается на основе официального издания, государственного каталога пестицидов и агрохимикатов, разрешенных к применению на территории России. Он устанавливает основные регламенты их использования, определяет 4 класса их опасности. Критерием опасности, помимо их влияния на организм человека, также является воздействие на пчел в полевых условиях. Этот список опубликован в приложении к журналу «Защита и карантин растений».

Так, например, все работы с пестицидами 1, 2 класса опасности должны осуществляться только лицами, имеющими специальную профессиональную подготовку, а их хранение должно быть строго регламентировано. Между тем в судебной практике имели место случаи отнесения деятельности с применением пестицидов 3, 4 класса опасности к источнику повышенной опасности.

На это ориентирует и п. 20 Постановления Пленума В С РФ № 14 от 5 ноября 1998 г., где указано, что в случае, когда вред причинен предприятием, деятельность которого связана с повышенной опасностью для окружающей природной среды, ответственность наступает независимо от наличия вины, если причинитель вреда не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Представляется, что вышеизложенная концепция соответствует ФЗ № 52 от 30 марта 1999 г. «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения».

К этой группе необходимо отнести антивирусную деятельность, связанную с работой с возбудителями инфекционных заболеваний, например, использование и хранение штаммов сибирской язвы, чумы и т. п.

Перейдем к третьей группе — строительной и иной деятельности, как указано в ст. 1079 ГК РФ. Она нашла свое отражение в примерных перечнях трех гражданских кодексов. В первом — деятельность, связанная с возведением строений и иных сооружений; во втором — стройки; в третьем — осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельности. При классификации ее выделяли ранее названные авторы: М. М. Агарков, Б. С. Антимонов, А. А. Собчак. Их позиция, как и наша, соответствует замыслу законодателя.

Вероятно, может возникнуть затруднение в понимании того, что следует иметь в виду под иной, связанной со строительной, деятельностью. Какой же смысл законодатель заложил в это?

Согласно ст. 1 ГсК РФ под градостроительной деятельностью понимается деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, физических и юридических лиц в области градостроительного планирования, развития территорий и поселений, определения видов использования земельных участков, проектирования, строительства и реконструкции объектов недвижимости с учетом интересов граждан, общественных и государственных интересов.

К строительству также необходимо отнести возведение комплексов сооружений и коммуникаций, транспорта, связи, инженерного оборудования, а также объектов социального и культурно — бытового обслуживания населения. Аналогичным образом строительная деятельность определяется в ранее упомянутом ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Вместе с тем деятельность по проектированию, по проведению различных экспертиз, по подготовке и переподготовке кадров, хотя и носит лицензионно — разрешительный характер (как правило, предусмотрено обязательное страхование ответственности), однако ее нельзя квалифицировать как источник повышенной опасности, поскольку нет прямой связи с опасными неконтролируемыми объектами в реальности. Это лишний раз говорит о том, что мы на правильном пути, обосновывая неразрывность связей между сферой человеческой деятельности и не в полной степени контролируемыми объектами. В данном случае гражданская ответственность субъектов этой деятельности, например, проектировщиков, экспертов, архитекторов, наступит лишь при наличии их вины.

С учетом вышеизложенного, нам представляется, что оговорка «…и иной, связанной с нею деятельности» бесполезна и может привести к разноголосице ее толкования в правоприменительной деятельности судов.

Строительную деятельность можно подразделить на два подвида:

— на градостроительную;

— на промышленную (область энергетики, авиационной промышленности, сельского хозяйства и т. п.).

Однако эти подвиды деятельности могут на практике пересекаться и иметь смешанный характер.

В четвертую группу объединим деятельность, связанную с использованием электрической энергии высокого напряжения и атомной энергии. Эти виды впервые включены в примерный перечень соответствующей статьи ГК РФ. Следует отметить, что судебная практика всегда приравнивала эту деятельность к источнику повышенной опасности.

Профессор О. А. Красавчиков предложил взять за основу такое разграничение — величину напряжения 250 Вольт. Вместе с тем отметил, что «…могут, конечно, возразить, что электротока такого напряжения электроэнергетическая промышленность не производит, что после 127 Вольт 220 Вольт следует напряжение 380 Вольт» [46, C. 56].

Поскольку законодатель не дает понятия электрической энергии высокого напряжения, а в перечне к ст. 1079 ГК РФ указывает только на энергию высокого напряжения, думается, к таковой необходимо относить электроэнергию напряжением 380 Вольт и выше. Общеизвестно, что для подключения объектов к току высокого напряжения (380 Вольт и выше) необходимо специальное разрешение органов энергонадзора, что и свидетельствует об использовании этого напряжения как источника повышенной опасности. Кроме того, электроприборы бытового назначения в настоящее время функционируют при помощи бытового тока 220 Вольт, а эта деятельность, как говорилось ранее, достаточно подконтрольна человеку.

К деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, необходимо отнести всю сферу человеческой деятельности, связанную с выработкой электроэнергии высокого напряжения, ее поставкой на рынок сбыта, реализацией и использованием в различных целях, как хозяйствующими субъектами, так и гражданами.

Атомная энергия впервые появилась в перечне к ст. 1079 ГК РФ. Вероятно, это обусловлено аварией на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., которая привела не только к гибели людей, но и к радиоактивному заражению обширных территорий Украины, Белоруссии и России. Последствия этой катастрофы будут сказываться еще в течение десятков и даже сотен лет. В результате этой аварии был рассеян миф о полной контролируемости этого вида деятельности со стороны человека.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой