Отечественная война 1812 года: историческое значение для государства

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Отечественная война 1812 года: историческое значение для государства

Содержание

Введение

1. Предпосылки и начало Отечественной войны

1.1 Предвоенная ситуация на внешнеполитической арене

1.2 Подготовка к войне: причины войны и планы сторон

2. Военные действия и соотношение сил

2.1 Смоленское сражение (отступление русских войск)

2.2 Бородинская битва. Потери сторон при Бородино

2.3 Отступление Наполеона. Поражение французской армии

3. Историческое значение войны

Заключение

Список используемых источников и литературы

Приложение

Введение

Темой курсовой работы автор выбрал одну из наиболее волнующих потомков тему: «Отечественная война 1812 года».

Актуальность выбранной темы в том, что исход Отечественной войны имеет огромную значимость для многих стран Европы и Азии, от результатов этих событий зависело современное территориальное устройство государств Евразии.

К важным источникам автор относит хрестоматию А. С. Орлова. Этот источник содержит в себе множество необходимых при изучении истории России документов, договоров и т. д. Хрестоматия помогла автору выявить важные условия в Тильзитском мирном договоре.

Важной литературой автор считает «Век трех императоров» Д. А. Ванюкова. В его книге можно найти информацию обо всех событиях Отечественной войны 1812 г., а так же высказывания современников и известнейших деятелей той эпохи. В свою курсовую работу автор включил данные из книг профессора М. Н. Зуева и Л. В. Милова. В их книгах можно найти пусть и не подробное, но очень точное описание событий, предшествующих Отечественной войне. Они выдали информацию с благоприятной для России стороны. Но, например, в четвертом томе Новейшей истории О. Егеря можно посмотреть на события с разных сторон и выявить недостатки и преимущества отдельных позиций и ситуаций.

Для автора эта война являлась всегда объектом особенного внимания, как и Великая Отечественная война, потому что в такие переломные моменты истории, когда решается судьба страны, в стремлении отстоять её независимость поднимаются широкие слои населения. Именно поэтому автору было интересно разобраться во всех основных военных и дипломатических событиях и решениях этой войны. В наше неустойчивое время постоянно появляются очаги напряжённости, и, как и 200 лет назад дипломатия и стратегия играют далеко не последнюю роль, влияя на ход событий.

Хронологические рамки данной работы — 1801 — 1814 гг. От конвенции России и Англии «о взаимной дружбе» до открытия 1 октября 1814 г. в Вене международного конгресса. В работе автор придерживался в датах обозначений по новому стилю.

При написании работы целью автора было — выявить роль и значение Отечественной войны 1812 г. Для этого автор ставил перед собой задачи:

1) рассмотреть причины войны;

2) изучить основные события Отечественной войны 1812 г.

3) понять историческое значение войны.

Курсовая работа состоит из введения, где автор кратко описал его работу; 3 глав и 6 параграфов; заключения — подведение итогов, вывод автора по исследованию и для полноты и достоверности автор включил в работу приложение со схемами и изображениями самых главных участников Отечественной Войны 1812 г.

1. Предпосылки и начало Отечественной войны

1.1 Предвоенная ситуация на внешнеполитической арене

Главной задачей внешней политики России в начале XIX в. оставалось сдерживание французской экспансии в Европе. Первые шаги Александра I (приложение 1) были направлены на нормализацию русско-английских отношений: 5 июня 1801 г. Россия и Англия заключили конвенцию «о взаимной дружбе», направленную против Франции. Одновременно Россия вела переговоры с Францией, завершившиеся подписанием 26 сентября 1801 г. мирного соглашения. Последовавший вскоре после этого окончательный распад 2-й антифранцузской коалиции в связи с подписанием мирного англо-французского договора позволил Александру I заняться внутренними проблемами.

Ветхие феодально-аристократические режимы континентальной Европы терпели поражения от французской армии, рожденной в революции и закаленной борьбе против захватчиков. К несчастью, эта армия не заметила той границы, перейдя которую она подавила свободу собственного народа и превратилась в орудие закабаления соседних стран. Во Франции к власти пришел генерал Наполеон Бонапарт (приложение 3), провозгласивший себя императором. Теперь Франция, по существу, вела войны за мировое господство. Пожар европейских войн захватывал все новые и новые страны. В борьбу постепенно вовлеклась и Россия. В 1805 г. она вступила в военный союз против Франции. По инициативе Англии и при самом деятельном участии России 30 марта 1805 г. была создана 3-я антифранцузская коалиция (Англия, Россия, Ирландия, Австрия, Швеция и Неаполитанское королевство). Из англо-русской союзной конвенции о мерах к установлению мира в Европе: «его величество император всероссийский и его величество король Соединенного Королевства и Ирландии, одушевленные желанием доставить Европе мир, независимость и счастие, которых она лишена чрезмерным честолюбием французского правительства и превышающим всякие соображения влиянием, которое оно стремится себе присвоить, решились употребить все находящиеся в их власти средства к тому, чтобы достигнуть этой спасительной цели и предупредить возобновление подобных бедственных обстоятельств…»

Кампания 1805 г. началась с подготовки Наполеоном высадки десанта в Англию. После вступления в войну России Наполеон изменил свои планы и в короткий срок перебросил свою армию с берегов Ла Манша в Центральную Европу (Баварию). В сражении под Ульмом 8 октября 1805 г. он одержал победу над австрийским генералом К. фон Маком, 15 ноября занял Вену, а 2 декабря разгромил русско-австрийскую армию «в битве императоров» под Аустерлицем (французские войска — 75 тыс. чел., 250 орудий, союзники — 85 тыс. чел., в том числе 70 тыс. русских, 330 орудий). Потери с русской стороны составили 21 тыс. чел. и 130 орудий.

Поражение под Аустерлицем произвело удручающее впечатление на европейские державы, а в России вызвало настоящий шок. Австрия немедленно вышла из войны, но Александр I отверг мирные предложения Наполеона. К сентябрю 1806 г. Россия, Англия и Пруссия договорились создании 4-й коалиции, к которой присоединилась Швеция. Однако уже 14 октября все вооруженные силы Пруссии — главная надежда коалиции — были разгромлены под Иеной Наполеоном и при Ауэрштедтом — маршалом Даву. Наполеон вступил в Берлин и там подписал декрет о континентальной блокаде Англии (ноябрь 1806 г.). Прибывший на помощь Пруссии 60-тысячный русский корпус генерала Л. Л. Беннигсена сравнительно успешно действовал против французов при Пултуске (14 декабря 1806 г.) и Прейсиш-Эйлау (25 января 1807 г.). Но 2 июня 1807 г. русские войска были разбиты при Фридлянде (60 тыс. русских против 85 тыс. французов). Это означало конец 4-й коалиции. Однако Россия интересовала Наполеона прежде всего как союзник против Англии. 25 июня 1807 г. в Тильзите состоялось подписание русско-французского договора о мире, дружбе и союзе. Основные статьи из договора в сокращении: Ст. 1. [Провозглашение мира и дружбы]. Ст. 2. [Прекращение неприятельских действий]. Ст. 4. […возвратить Пруссии завоеванные Францией земли…]. Ст. 13. [Согласие Наполеона принять посредничество России для заключения мира с Англией]. Ст. 21. [Провозглашение прекращения неприятельских действий между Россией и Турцией]. Ст. 22. Российские войска выступят из княжеств Валахского и Молдавского… Но главным условием, а впоследствии и причиной, являлся разрыв дипломатических отношений с Англией. В целом, несмотря на поражение в войне, территориальных потерь Россия не понесла и сохранила некоторую самостоятельность в европейских делах. Но Тильзитский мир наносил жесткий удар по экономике России из-за разрыва отношений с Англией и противоречил ее интересам в восточном вопросе. Присоединение к блокаде поставило Россию во враждебные отношения с Англией. Швеция же отказалась прекратить торговлю с Англией и разорвать с ней союз. Возникла угроза нападения на Петербург. Это обстоятельство, а также нажим со стороны Наполеона заставили Александра I пойти на войну со Швецией. Военные действия продолжались с февраля 1808 по март 1809 г. Швеция потерпела поражение и вынуждена была уступить России Финляндию. Александр I даровал Финляндии автономию (под властью шведского короля она ею не пользовалась). Кроме того в состав Финляндии был включен Выборг, находящийся во владении России со времен Петра I. Великое княжество Финляндское стало обособленной частью Российской империи. Оно чеканило собственную монету и имело таможенную границу с Россией.

Континентальная блокада была невыгодна России. Русские хлеботорговцы терпели убытки, в казну не поступали налоги на экспорт. В конце концов, в обход соглашения с Наполеоном, торговля с Англией стала осуществляться на американских судах, между Россией и Францией развернулась таможенная война. Самолюбивый Александр I тяготился навязанным ему Тильзитским миром и отвергал попытки Наполеона диктовать ему свою волю. Наполеон видел, что Россия не покорилась. Ее сокрушение с последующим расчленением на несколько полузависимых государств должно было, по замыслу французских стратегов, завершить покорение континентальной Европы и открыть заманчивые перспективы похода в Индию.

Отношения России с Францией в 1807—1812 гг. неуклонно ухудшались. Тильзитские договоренности поставили Россию в международную изоляцию, не остановив французской экспансии. В пятой антифранцузской коалиции Россия участия не приняла, а ее присоединение к континентальной блокаде крайне отрицательно сказывалось на русской внешней торговле и финансах; экономические отношения между Россией и Францией были развиты. Кроме того, русско-французский договор вызвал широкую оппозицию внутри страны как унизительный союз с «антихристом», идущий вразрез с традиционной внешней политикой России, ориентированной на Пруссию и Австрию.

1.2 Подготовка к войне: причины войны и планы сторон

Та тесная связь, в которую Наполеон вступил с императором Всероссийским вначале, как казалось, приняла вид весьма тесной личной дружбы. Однако это казалось недолго. Даже и помимо всяких легитимистических или аристократических влияний, которыми был окружен Александр, он, по самому существу своему, не мог долго ужиться в мире с таким характером, как Наполеон. Этот деспот в кругах своих приближенных называл Александра «Византийцем» но, выражая сомнение в искренности дружбы со стороны Александра, Наполеон должен был и сам сознавать, что и его дружба к Александру была не более, чем комедией, как это часто бывает между главами великих монархий, которые являются представителями интересов своих государств, выразителями нравственных стремлений и настроений, наполняющих сердца великих народов.

Александр I был проникнут гордым сознанием своего царственного величия как государь и глава громадного государства и потому уже не мог примириться со второстепенным положением -- не мог ни в коем случае служить орудием для Наполеона. При том же, беспощадная жажда к приобретению и расширению владений побуждала Наполеона, никого не спрашивая, не дожидаясь даже согласия Александра, низводить с престола разных принцев (в том числе и близких родственников Александра) и одним росчерком пера присоединять к своему царству обширные области: и все это очень скоро изменило расположение Александра к Наполеону. Та доля вознаграждения, которая была Александру присуждена по Тильзитскому договору, за счет Турции, была все еще не получена: турки изо всех сил бились, отстаивая свои права на Дунайские княжества, и с ними приходилось вести войну, которая в 1811 году приняла не особенно благоприятный для России оборот; да и то, что происходило на западной границе Русского царства, с польской стороны, тоже не слишком было способно поддержать дружбу между Александром и Наполеоном. Недавно восстановленное великое герцогство Варшавское являлось здесь как бы поощрением польских упований, да и, очевидно, было создано в этих целях; а при заключении Венского мира большая часть Галиции была прирезана к Варшавскому герцогству, а меньшая часть уступлена России, которая, впрочем, в походе 1809 года не оказала Наполеону почти никакой помощи. Во франко-русском договоре (январь 1810 г.) было дано обязательство в том, что Польша не должна была быть восстановлена, однако же, французские гарнизоны по-прежнему оставались в прусских крепостях, и войска, оказавшиеся излишними после Венского мира, вовсе не были отправлены, как можно было бы ожидать, в Испанию, а напротив -- направлены на усиление позиций Наполеона на Севере Европы, по прибрежьям Немецкого и Балтийского морей.

В значительной степени обоюдному согласию между Францией и Россией препятствовала торговая политика. Континентальная система, всюду тягостная, была особенно обременительна для России, в которой местная промышленность была еще вообще мало развита и многие английские товары ничем не могли быть заменены. И вот эта система в самом конце 1810 года была заменена в России новым тарифом, по которому французские товары были также обложены высокими пошлинами. Не улучшилось нисколько натянутое положение и от того, что Наполеон, решившийся вступить в династический брак, сначала задумал искать себе невесту среди русских великих княжен, а Александр в вежливой форме отклонил эти искания, ссылаясь на то, что брачные союзы с великими княжнами полностью зависят от решения вдовствующей императрицы-матери.

Но все это еще не могло непосредственно привести к войне, и не привело бы, если бы Наполеон мог себя несколько ограничить и хотя бы чем-нибудь удовольствовать. Но в том-то и дело, что в его беспокойной и непрерывно работавшей голове рождались и в это время уже самые несбыточные проекты: он уже мечтал о прокладке прямого сухопутного пути в Индию, чтобы и там поколебать основы британского могущества. И действительно, существовал временно даже такой план: побудить или вынудить Россию к войне против турок, совместно с Францией, и изгнать турок из Европы; затем перенести на год резиденцию Наполеона в Константинополь, завоевать Малую Азию и Персию, в Испании все приготовить к походу против Ост-Индии. Только полным самообольщением или даже умопомрачением можно себе объяснить решение Наполеона предпринять войну с Россией. В течение первой половины 1812 года всякие надежды на мир между Россией и Францией стали исчезать, и вскоре окончательно рассеялись: обе стороны стали уже явно готовиться к войне. О какой бы то ни было новой коалиции против Наполеона в это время, конечно, не могло быть и речи; с другой стороны, ему не трудно было вынудить и Пруссию, и Австрию к союзу с ним против России.

Поводов к разрыву между Францией и Россией было много (Приложение 2), и копились они уже давно, и, исходя из этого, Наполеон сам позаботился о том, чтобы найти благовидный повод для разрыва с Россией. Такими поводами были: во-первых, захват Наполеоном владений герцога Ольденбургского -- дяди русского императора, -- причем Наполеон не дал никакого удовлетворения на протест России по этому поводу; во-вторых, те демонстративные действия Наполеона в герцогстве Варшавском, которыми он демонстрировал намерение восстановить Польское королевство, и на все представления России отмечал весьма уклончиво; в-третьих, наконец, от внимания России не могло ускользнуть то, что уже с конца 1811 года Наполеон начал собирать у самой русской границы значительные военные силы. Ввиду таких явно неприязненных действий Наполеона, император Александр стал также принимать меры предосторожности на случай вторжения Наполеона в Россию и исподволь готовиться к войне. 25 апреля Россия и Франция поменялись последними объяснениями, и уже 9 мая Наполеон покинул Париж, чтобы стать во главе своей армии.

Со времен Ксеркса не помнят в истории человечества подобных приготовлений к войне. Насчитывают до 610 000 человек при 182 111 конях в составе той громадной армии; при организации этой громадной массы войска, при геройстве всего, что было необходимо для снабжения ее провиантом и транспортными средствами, при изучении тех местностей, которые должны были стать театром войны,-- гений великого полководца проявился в ином блеске; на «коня и всадника» и на пушки возлагал он все свои надежды. План у него был такой: правое крыло в количестве 36 000 австрийцев и саксонцев, под командой Шварценберга, первое, под командой маршала Макдональда, в количестве 32 000 человек (в том числе и пруссаки под командой Граверта и Йорка) направить к Риге; а самому, во главе главных сил -- «Великой Армии» -- составлявшей центр, продвинуться к Москве, и там,-- самое позднее там, он в этом нисколько не сомневался! -- вынудить Россию подписать мир.

Этот план в общих чертах был похож на все прежние планы его войн, в которых ему удавалось достичь столь блестящих успехов. 24 июня войско Наполеона перешло в трех разных местах через Неман, за войском переправился и огромный обоз. Вся эта громадная масса войска (475 000 человек), за исключением австрийского вспомогательного корпуса, была поделена на 10 корпусов, состоявших под командованием опытнейших вождей его школы -- Даву, Удино, Нея, италийского вице-короля, Понятовского, Гувиона де Сен-Сира, Рейнье, Вандамма, Макдональда, Виктора; кавалерийским резервом командовал король неаполитанский -- в числе войска более половины было немцев, поляков и итальянцев. В Вильковишках от 22 июня было обнародовано воззвание Наполеона к войску, в котором он возвещал воинам о начале Второй польской войны -- так назвал он эту войну с весьма тонким расчетом. «Россия, -- гласило это воззвание, -- сама стремится к своей гибели и ее судьба должна совершиться!»

В русской армии было немало полководцев, способных соперничать с прославленными маршалами Наполеона. К их числу принадлежал Дмитрий Дохтуров, генерал Алексей Ермолов, Генерал Николай Раевский, командиры дивизий Петр Коновницын и Дмитрий Неверовский, атаман Донского казачьего войска Матвей Платов. Русские военачальники готовили солдат к жестоким сражениям, рассчитывая одолеть неприятеля, претендовавшего на мировое господство. Однако Александр I был не особенно сведущ в военных вопросах, нередко он назначал на ответственные посты генералов-«теоретиков», не имевших боевого опыта и прославившихся лишь участием в смотрах и парадах. Именно им царь счел нужным доверить дело первостепенной важности — подготовку плана войны с Наполеоном.

В результате русские войска были разделены на три главные армии. Самая крупная из них, l-я армия под командованием М.Б. Барклая-де-Толли (приложение 4), дислоцировалась на восточном берегу реки Неман и в глубине Литвы. 2-я армия во главе с П. И. Багратионом (приложение 5) располагалась в районе Полоцка. И, наконец, 3-я армия под предводительством А. Л. Тормасова (приложение 6) развернула позиции южнее, в районе Луцка. Особый корпус генерала П. Х. Витгенштейна предназначался для прикрытия Санкт-Петербурга. А на юге России располагалась Дунайская армия адмирала П. В. Чичагова, насчитывавшая 50 тыс. человек.

В целом численность русских корпусов и дивизий, сосредоточенных на западных границах империи, составляла около 250 тыс. человек. По расчетам Александра I и штабных генералов, 1-я армия должна была принять на себя главный натиск противника, а затем с боями отойти к укрепленному лагерю у юрода Дрисса на Западной Двине. 2-й армии предписывалось в это время ударить во фланги и тыл неприятеля и завершить операцию (совместно с 1-й армией) окружением наполеоновских войск у Дрисского лагеря.

В мае 1812 г., менее чем за месяц до вторжения в Россию французской армии, военный конфликт с Турцией был улажен. Наполеон, еще не начав новую войну с Россией, потерпел в ней первое (дипломатическое) поражение.

2. Военные действия и соотношение сил

отечественный война наполеон смоленский сражение

2.1 Смоленское сражение (отступление русских войск)

На рассвете 12 июня 1812 г. «Великая армия» наполеона (640 тыс. человек), переправившись через Неман, вторглась в пределы Российской империи. Быстрое продвижение мощной французской армии опрокинуло планы русского командования задержать ее силами армии Барклая и ударить во фланг силами Багратиона. Стратегическая обстановка требовала скорейшего соединения двух армий, а это заставляло отступать. Численное превосходство неприятеля ставило вопрос о срочном пополнении армии. Но в России не было всеобщей воинской повинности. Армия комплектовалась путем рекрутских наборов. И Александр I решился на необычный шаг. 6 июля, находясь в военном лагере близ Полоцка, он издал манифест с призывом создать народное ополчение. В тот же день Александр оставил армию и выехал в Смоленск. В Смоленске царь встретился с местным дворянством, которое просило о разрешении вооружиться самим и вооружить крестьян. Одобрив это ходатайство, Александр обратился к смоленскому епископу Иринею с рескриптом, в котором возлагал на него долг ободрять и убеждать крестьян, чтобы они вооружались, чем только могут, не давали врагам пристанища и наносили им «великий вред и ужас». Рескрипт узаконил партизанскую войну.

Наполеон хотел окружить и уничтожить русские армии одну за другой, используя их разобщенность. Дрисский лагерь мог стать ловушкой. Это понимали в штабе первой армии. Царя сумели убедить в этом и уговорили уехать в Петербург, так как его присутствие и бестолковые распоряжения только сковывали действия командования, мешали ему. Дрисский лагерь был оставлен.

Первая армия, теснимая более сильным противником, отступала. Багратион сумел избежать окружения и, отбиваясь, шел на соединение с первой армией. Отступление вызывало досаду у всех. Барклая обвиняли в измене. Однако у него хватало твердости уклоняться от генерального сражения в невыгодных условиях. Отступая, русские армии изматывали противника в кровопролитных арьергардных боях. На армию Багратиона наседали огромные силы неприятеля. Для того чтобы обеспечить переправу армии через Днепр, Багратион приказал генералу Раевскому задержать врага во что бы то ни стало. Корпус Раевского бился десять часов подряд. Многие раненые солдаты и офицеры не уходили с поля боя. Французы потеряли 3,5 тысячи солдат, корпус Раевского — 2,5. Раевский отступил только после приказа Багратиона, закончившего переправу.

22 июля первая и вторая армии наконец соединились у Смоленска. Искусство генералов и мужество русских солдат сорвали наполеоновский план окружения и уничтожения русской армии по частям. Многие в армии думали, что у стен Смоленска разыграется генеральное сражение. А как этого хотел Наполеон! Но неравны были силы, и Барклай опять не принял генерального боя. Все же нужно было задержать наступавшего неприятеля, и часть армии сразилась с врагом. С 6 утра 23 до ночи с 24 на 25 июля битва почти не утихала: канонада, а затем яростная атака, и опять канонада, и опять атака за атакой. Корпус Раевского был почти полностью уничтожен. Его заменили корпусом Дохтурова. «Несколько сот ядер и гранат свистели и лопались одни за другими, воздух вокруг города помрачался от дыма, земля стонала», — пишет очевидец. Скупой на похвалы Багратион так оценил защитников Смоленска: «Поистине скажу, что герои наши в деле под Смоленском показали такую храбрость и готовность к поражению неприятеля, что едва ли были подобные примеры». В этом бою русская армия потеряла до 6 тысяч человек, а французская около 20 тысяч. Враг вошел в город, совершенно разрушенный снарядами и пожаром. Отступление русской армии продолжалось. Под властью завоевателей оказывалось все больше русских деревень, сел, городов.

22 июля армии Багратиона и Барклая-де-Толли соединились. Военачальники вместе объехали полки, отвечая на приветствия солдат. Все были настроены на скорый перелом в войне с Наполеоном. Казалось, отступать больше не придется. Даже расчетливый Барклай-де-Толли допускал возможность более решительных действий. Однако вскоре выяснилось, что эти планы преждевременны. Бонапарт выставил под Смоленском войско численностью 250 тыс. человек, в то время как в обеих русских армиях насчитывалось только 120 тыс. Замысел Наполеона заключался в том, чтобы, заняв Смоленск, отрезать русским армиям путь отступления к Москве.

27-ая пехотная дивизия генерала Д. П. Неверовского, прикрывавшая дорогу на Смоленск, состояла в основном из новобранцев — вчерашних крестьян, еще не научившихся хорошо владеть оружием. А в авангарде наполеоновских войск шла кавалерия маршала Мюрата, сминавшая в бою и более серьезных противников. Мюрат без особого напряжения выбил дивизию Неверовского с занятых ею позиций. Но русские солдаты не собирались отступать на большое расстояние: в полном боевом порядке они отошли по Смоленской дороге и расположились в лесу (деревья служили естественным препятствием для французской кавалерии). Несмотря на неопытность новобранцев, генерал Неверовский сумел организовать грамотную оборону и яростные атаки французов не имели успеха. Однако Смоленску все еще угрожала опасность. Город защищало войско под командованием генерала Н. Н. Раевского, насчитывавшее около 15 тыс. солдат, что было несравнимо с мощью приближавшейся наполеоновской армии. Однако военный опыт подсказывал Раевскому, что город можно оборонять и малыми силами, если превратить его в крепость. Ввиду надвигавшейся угрозы в Смоленске выстроили каменную стену, а перед ней выкопали рвы.

Штурм Смоленска Наполеон поручил маршалу М. Нею, считавшемуся наиболее удачливым из всех его военачальников. Французы пошли на приступ при мощной поддержке артиллерии, обстреливавшей городские укрепления. Н. Н. Раевский со своими воинами выдерживал натиск противника весь день, а ночью к Смоленску подошли основные силы русской армии — корпус генерала Д. С. Дохтурова и артиллерийские части под началом 28-летнего генерала А. И. Кугайсова, приказавшего подчиненным не сниматься с позиций, «пока неприятель не сядет верхом на пушки». Русская артиллерия наносила неприятелю ощутимый урон.

На следующий день три французских корпуса под командованием Л. Н. Даву, М. Нея и И. Мюрата взяли Смоленск в кольцо и приступили к генеральному штурму города. Атаки французов были отбиты, тем не менее, М.Б. Барклай-де-Толли после некоторых колебаний приказал войскам отходить к Москве, поскольку французы имели большое численное преимущество, а русская армия не располагала достаточными силами для решающего сражения. К тому же Бонапарт мог обойти Смоленск с востока и «запереть» русские войска в городе, охваченном пожарами. Историки до настоящего времени спорят о том, был ли прав Барклай-де-Толли, когда в очередной раз приказал армии отступать.

Прикрывать отходившие войска было поручено генералу Коновницыну. По его приказу солдаты сожгли мост через Днепр, дальнейшее продвижение французов прекратилось.

Хотя Наполеон и вошел в горящий Смоленск, в целом его успех был сомнителен. В сражении за город полегли около 20 тыс. французов (потери со стороны русской армии были почти в два раза меньше). По мере отступления к Москве русские войска пополнялись свежими силами, а мощь Бонапарта заметно слабела. Маршалы советовали Наполеону прекратить продвижение на восток и расквартировать армию на зиму в Белоруссии. Но французский император торопился выйти к Москве.

Русские войска отступали в полном боевом порядке. Когда до Москвы оставалось немногим более 200 верст, среди солдат поднялся ропот: они были настроены дать противнику бой. Вновь между Барклаем-де-Толли и Багратионом начались разногласия.

Наконец Александр I решил вмешаться в ситуацию и назначил главнокомандующим М. И. Кутузова — полководца (приложение 7), обладавшего военным опытом и пользовавшегося большим авторитетом как в армии, так и в обществе. В молодости он служил под началом А. В. Суворова и перенял от великого полководца «науку побеждать» и отеческое отношение к солдатам.

17 августа 67-летний генерал Кутузов прибыл в район дислокации русской армии, стоявшей в 125 км от Москвы. Солдаты приветствовали назначение его на пост главнокомандующего. Среди них быстро распространилась присказка: «Приехал Кутузов бить французов».

2.2 Бородинская битва. Потери сторон при Бородино

Решив дать французам генеральное сражение, М. И. Кутузов не случайно выбрал местом битвы Бородинекое поле (близ села Бородино). Через него проходили Новая и Старая Смоленские дороги. Заблокировав их, русская армия преграждала Наполеону путь к Москве. Кроме того, естественные (природные) укрепления в этой местности позволяли русским войскам занять выгодную позицию для боя. Правую часть поля прикрывала речка Колоча; слева возвышался Шевардинекий холм, а на Старой Смоленской дороге — Утицкий курган. В центре располагалась Курганная высота.

Русские воины начали дополнительно укреплять опорные точки. На Курганной высоте и Шевардинском холме они построили сооружения из земли и бревен, поставили артиллерийские орудия. Эти рубежи получили названия «батарея Раевского» и «Шевардинский редут».

Французские войска подошли к Бородинскому полю 24 августа. Заметив, что Шевардинский редут выдается далеко вперед, Наполеон решил воспользоваться этим обстоятельством: овладев редутом, он мог бы стремительно опрокинуть не защищенный никакими другими укреплениями левый фланг русских и выиграть сражение.

Кутузов предусмотрел такой вариант и приказал возводить новые флеши (земляные укрепления) позади Шевардина, южнее и западнее деревни Семеновское. Строительство Семеновских флешей едва началось, а 35-тысячная армия французов уже атаковала Шевардинский редут с обоих флангов. Генерал А. И. Горчаков, командовавший 12-тысячным войском, получил приказ защищать позицию до тех пор, пока не будут готовы Семеновские флеши.

Французы обстреливали Шевардинский редут из 180 орудий, предпринимали атаку за атакой, но их действия не имели успеха. Наконец они все же ворвались на редут, но их вскоре выбила оттуда подошедшая кирасирская дивизия. Отряд генерала Горчакова сражался с противником, пока не стемнело, и только после приказа Кутузова отошел к возведенным Семеновским флешам.

Между тем Наполеон раздумывал над дальнейшим ходом сражения. Маршал Даву советовал ему обойти основные силы русских по слабо защищенной Старой Смоленской дороге, стремительно приблизиться к Можайску (в этом месте сходились дороги на Москву) и отрезать русским войскам путь к столице. Однако Наполеон опасался, что Кутузов, как это уже бывало, применит неожиданный маневр и уклонится от боя. Поэтому он решил атаковать Семеновские флеши, прорвать в этом месте оборону русских, оттеснить их к реке Колоче и разгромить. По замыслу Наполеона, этот бросок должен был сопровождаться вспомогательными ударами в центр русской позиции, на Курганную высоту, а также (силами французского корпуса генерала Ю. Понятовского) наступлением на Утицкую высоту по Старой Смоленской дороге.

Кутузов предвидел возможное развитие событий. На правом фланге и в центре он разместил войска 1-й армии М.Б. Барклая-де-Толли. Курганную высоту занял пехотный корпус генерала Н. Н. Раевского. Левый фланг с Семеновскими флешами защищала 2-я армия Багратиона (поэтому Семеновские флеши получили у историков и другое название — Багратионовы). На краю поля, около Утицкого кургана, Кутузов поставил корпус генерала Н. Тучкова с целью прикрытия Старой Смоленской дороги. Кроме того, в распоряжении Кутузова имелся большой резерв, которым он мог располагать при необходимости.

Бородинская битва стала одним из крупнейших сражений той эпохи: Наполеон выставил 135 тыс. человек и 580 орудий, Кутузов соответственно — более 120 тыс. человек и 620 орудий.

Сражение началось ранним утром 26 августа мощным артиллерийским шквалом огня с обеих сторон. Внезапно пошедшие в атаку французские пехотинцы под командованием Евгения Богарне заняли село Бородино. Установив там пушки, противник начал обстреливать правый фланг русских войск и батарею Раевского. Однако русские артиллеристы подожгли мост через реку Колочу, и французы не смогли продвинуться дальше на этом участке. В то же время корпус под командованием маршала Даву начал наступление на Багратионовы флеши, но был остановлен огнем русских батарей. Французы понесли большие потери (сам маршал Даву оказался в числе контуженных), но все же предприняли вторую атаку, которую успешно отбили воины 27-й пехотной дивизии генерала Д. П. Неверовского. Стремясь переломить ход битвы, Наполеон бросил на Багратионовы флеши главные силы — пехотные корпуса маршала Нея и генерала Жюно, а также кавалерию Мюрата. Французы захватили флеши, но направленные Кутузовым резервные войска выбили их оттуда, но дивизии Воронцова и Неверовского почти в полном составе полегли в сражении с французами.

Курганную высоту французы едва ли не сразу прозвали «редутом смерти». Они дважды пытались ее взять, но понесли большие потери и нисколько не продвинулись вперед. В числе убитых был генерал Монбрен, командир кавалерийского корпуса. Батарея Раевского, по свидетельству одного из наполеоновских воинов, продолжала обстреливать отряды неприятеля «адским огнем». Наполеон отдал оставшийся без командира корпус под начало генерала А. -О. Коленкура, приказав, во что бы то ни стало захватить Курганную высоту. («Я буду там живым или мертвым», — поклялся императору Коленкур.)

К этому времени 7-й корпус генерала Раевского, защищавший Курганную высоту, практически перестал существовать. «Редут смерти», на взятие которого противник бросил огромные силы, обороняла теперь одна пехотная дивизия под командованием генерала П. Г. Лихачева. Воспользовавшись сумятицей во время боя, корпус Коленкура незаметно обошел батарею Раевского с фланга и предпринял стремительную атаку. Русские не смогли отразить этот неожиданный удар, так как по центру одновременно наступала пехота под командованием Е. Богарне и маршала М. Нея.

Сражаясь с французами, артиллеристы погибали у своих орудий. Защищавшая высоту дивизия генерала Лихачева полегла на поле боя почти в полном составе. Французы выполнили приказ Наполеона, но это далось им дорого: взяв Курганную высоту, генерал Коленкур (один из любимых полководцев Бонапарта) заплатил за нее своей жизнью. В битве за этот рубеж полегло столько кирасир (кавалеристов с тяжелым вооружением), что «редут смерти» получил еще одно название — «могила французской кавалерии».

Выполняя план Наполеона, на Старой Смоленской дороге перешел в наступление корпус Ю. Понятовского. Ему было приказано сломить сопротивление русских близ Утицкого кургана и ударить в тыл Кутузову. Предприняв стремительную атаку, Понятовский овладел Утицким курганом.

В бою за курган смертельное ранение получил генерал Н. Тучков. Тогда же у Багратионовых флешей погиб его брат (тоже генерал) А. Тучков. Кутузову пришлось перебросить с правого фланга на Старую Смоленскую дорогу корпус под командованием генерала К. Ф. Багговута, остановивший дальнейшее продвижение войск Понятовского. Задуманный Наполеоном и его маршалами план окружения русской армии и на этот раз не удался.

В это время французский корпус, возглавляемый Евгением Богарне, вновь атаковал батарею Раевского, в очередной раз перешедшую к русским. Бригада Бонами ворвалась на высоту, водрузив на ней французское знамя. В случае закрепления французов на этой позиции русская армия оказалась бы разделенной на две части, которые Наполеон мог разгромить по отдельности. Чтобы предотвратить такой исход, в сражение за высоту вступили стоявшие в резерве войска генералов А. Л. Ермолова и А. И. Кутайсова. Схватка была беспощадной: генерал Кутайсов погиб, и даже тела его не смогли найти; генерала Ермолова ранило осколком картечи в шею. Ценой огромных жертв русским удалось выбить противника с батареи Раевского, генерал Бонами попал в плен.

К полудню 26 августа накал сражения не снизился. На левом крае французы продолжали безуспешно атаковать Багратионовы флеши, которые им не удалось обойти с флангов. Потери противника были огромны. Наполеон сосредоточил на этом участке 45 тыс. солдат и 400 орудий (у Багратиона было в 2 раза меньше). Французы пошли в наступление на флеши восьмой раз. Багратион намеревался предпринять контратаку силами кавалерии, но получил тяжелое ранение в ногу. Ряды защитников флешей дрогнули. Генералу П. П. Коновницыну, заменившему Багратиона, с трудом удалось собрать разрозненные части 2-й армии и построить их за деревней Семеновской.

Чтобы развить успех и разгромить русскую армию, Наполеон готовился ввести в бой гвардию. Осознав опасность глубокого прорыва обороны, Кутузов двинул на левый фланг противника казачий корпус атамана М. И. Платова и кавалерийский корпус генерала Ф. П. Уварова.

Перейдя севернее села Бородино речку Войну, русские кавалеристы появились на фланге противника, угрожая его тылам. В рядах французов возникла паника. Наполеону пришлось срочно отменить свой приказ о вводе в бой императорской гвардии. Он привел в оправдание единственный, но неоспоримый довод: «Я не могу рисковать последним резервом за 800 лье (св. 3000 км) от Парижа».

Благодаря дерзкому маневру Кутузова русские войска получили некоторую передышку: яростные атаки французов на время прекратились, что позволило генералу П. Л. Коновницыну и подошедшему к нему на помощь генералу Д.С. Дохтyрову привести в порядок отступившие с Семеновских флешей части 2-й армии и спасти их от окружения и разгрома. После этого Кутузов приказал Уварову и Платову отвести вверенные им войска на прежние позиции.

Через два часа французы пошли в наступление на батарею Раевского. Им удалось захватить Курганную высоту, но разбить русскую армию они не смогли. Кутузов приказал войскам строиться в боевые порядки позади батареи Раевского. Кавалерийскими налетами французы попытались выбить русских с этой позиции и отбросить их от деревни Семеновской, однако их действия не имели успеха. Наполеон больше не видел смысла в атаках, он приказал прекратить активные маневры. К исходу 26 августа Бородинское сражение окончилось, с обеих сторон продолжался лишь вялый артиллерийский обстрел.

Формально после Бородинского сражения поле боя осталось за французами, однако победа Наполеона оказалась столь же сомнительной, как и в битве за Смоленск. Хотя французам удалось захватить Багратионовы флеши, батарею Раевского, Утицкий курган и само село Бородино, Бонапарт не достиг главной цели — ему не удалось разгромить русскую армию.

После Бородинской битвы войско Александра I сохранило свою мощь, тогда как Великая армия Наполеона значительно поредела, потеряв убитыми и ранеными около 35 тыс. человек. Из строя выбыло 50 французских генералов: 12 убиты, 38 ранены. (В русской армии количество убитых и раненых солдат составило около 45 тыс., погибло 4, ранены и контужены 23 генералов.) «Еще ни в одном сражении мы не теряли столько офицеров и генералов», — вспоминал впоследствии один из приближенных Наполеона. Урон представлялся невосполнимым. Тем не менее, с запада подходили свежие французские дивизии. Новая битва могла бы привести к поражению русской армии, у которой на тот момент не было достаточных резервов. Поэтому М. И. Кутузов приказал полкам отступать. В донесении Александру I он писал об итогах Бородинского сражения: «Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и артиллерия дралась отчаянно. Желание всякого было умереть на месте и не уступить неприятелю. Французская армия под предводительством самого Наполеона, будучи в превосходнейших силах, не превозмогла твердость духа российского солдата, жертвовавшего жизнью за свое отечество».

2.3 Отступление Наполеона. Поражение французской армии

По окончании битвы оказалось, что вследствие громадных потерь, понесенных в тот день, все части русской армии настолько расстроены (во многих полках оставалось в живых по нескольку десятков человек), что их необходимо было привести в порядок и пополнить новыми подкреплениями, прежде чем вступать в дальнейшую борьбу с французами; а потому решено было в ту же ночь отступить далее, по Московской дороге. Все еще верили в то, что русские войска еще раз сразятся с врагом под стенами Москвы, но четыре дня спустя, на военном совете в деревне Филях (под Москвой) решено было, что древняя столица будет уступлена французам без боя. И действительно, 2 сентября русские войска стали проходить через Москву, направляясь на Рязанскую дорогу, а за ними, почти по пятам их, вступили в Москву французы -- и нашли город опустевшим и покинутым жителями.

Наполеон, долго любовавшийся с ближайших высот на Москву, блиставшую вдали золотыми куполами своих храмов, поспешил в нее въехать, окруженный блестящей свитой и уверенный в том, что в Москве все население встретит его также торжественно и раболепно, как встречали его в других европейских столицах, когда он в них въезжал победителем. И вдруг, к величайшему изумлению, ему донесли, что Москва покинута жителями, что казенное имущество и важнейшие драгоценности из Москвы вывезены, а запасы уничтожены. Сумрачный сошел он с коня в Кремле и остановился в царском дворце. Но здесь ему пришлось оставаться недолго. Уже на другой день опустевшая Москва запылала -- сначала в одном конце города, потом в другом. Французы задумали тушить пожары, но оказалось, что пожарные инструменты из города увезены, а русские сами поджигают город в разных местах. На следующий день пожар усилился и уже 4 сентября вся Москва была так объята пламенем, что самому Наполеону пришлось переселиться в загородный дворец (Петровский) и оттуда следить за быстрым и разрушительным действием всепожирающего пламени. Не прошло и 5-- 6 дней, как уже от всей громадной столицы уцелела только 1/10 часть ее. Гораздо страшнее этого московского пожара было то, в сущности, совершенно безвыходное положение, в котором оказалась наполеоновская армия. Для всех становилось вполне ясным, что русские и не помышляют о мире, а между тем продолжать с Россией войну было невозможно. Нельзя было также и оставаться на зимовку в Москве, совершенно выжженной, и притом не имея запасов; а самый подвоз запасов в Москву к концу сентября оказался не только чрезвычайно затруднительным, но даже почти невозможным, так как в подмосковных губерниях всюду поднялся народ и началась народная война против французов, вызванная манифестами государя, призывавшими весь народ к ополчению против общего врага.

Оставив столицу, русская армия по Рязанской дороге дошла до Москвы-реки, перешла на правый ее берег и, круто свернув на запад, двинулась вдоль реки Пахры на Подольск и далее на старую Калужскую дорогу. Никто в армии, кроме корпусных командиров не знал направления движения.

На Рязанской дороге был оставлен казачий отряд. Его рьяно преследовал французский кавалерийский корпус. Несколько дней французы думали, что преследуют главные силы русских. Между тем Кутузов перевел свою армию сначала к Красной Пахре, а затем к селу Тарутино за рекой Нарвой и хорошо там укрепился.

Так он исполнил свой гениальный Тарутинский марш-маневр. В результате этого маневра русская армия, оторвавшись от противника и совершив крутой поворот, буквально нависла над его коммуникациями, угрожая ударом во фланг или в тыл. Русская армия прикрыла южные губернии с их запасами хлеба и фуража и с Тульским оружейным заводом.

Вступив в Москву, наполеоновская армия оказалась в своеобразной ловушке. Запасы продовольствия в городе были на исходе. Интендант Лессепс, ведавший снабжением армии, докладывал Наполеону о нехватке хлеба и муки. Французские солдаты начали голодать — им приходилось есть конину.

Наполеон размышлял над тем, какими путями уходить из Москвы. Он не решался двинуться на запад, опасаясь, что окрепшая русская армия ударит ему в тыл. В конце концов он задумал обойти Тарутинский лагерь по Старой Калужской дороге и, внезапно напав на русские полки, отбросить их и войти в Калугу, где можно было разжиться провиантом. Затем Наполеон собирался отойти к Смоленску, где рассчитывал перезимовать.

В октябре французская армия вышла из Москвы (приложение 8). Замысел Наполеона был разгадан благодаря командиру партизанского отряда капитану А. Н. Сеславину. Заметив передвижение наполеоновских войск по Калужской дороге, он отправил связного в штаб генерала Дохтурова, командовавшего передовыми частями русской армии.

Узнав о том, что Наполеон вышел из Москвы, М. И. Кутузов приказал войскам двигаться наперерез французам, к городу Малоярославцу. 12 октября на улицах Малоярославца завязался бой между отрядами генерала Дохтурова и передовыми частями французской армии под началом Богарне. Через некоторое время на помощь Богарне подошли дивизии А. -И. Дельзона и Ж. -Б. Брусье. Воспользовавшись численным превосходством, французы выбили корпус Дохтурова из Малоярославца. Но к городу уже двигался корпус Раевского. Снова, как незадолго до того в Смоленске, два генерала — Раевский и Дохтуров — вместе сражались с французами. Почти вся дивизия Дельзона была уничтожена, сам генерал Дельзон погиб. Дивизия Брусье понесла большие потери. Русские вновь овладели Малоярославцем.

Наполеон двинул в бой отборные силы под командованием Даву и Нея. Французам удалось во второй раз захватить Малоярославец. Однако идти дальше они не могли, поскольку им противостояли отборные части русской армии во главе с генералами П. П. Коновницыным и М. М. Бороздиным. М. И. Кутузов писал Александру I о сражении за Малоярославец: «Сей день есть один из знаменитейших в сию кровопролитную войну, ибо потерянное сражение при Малоярославце повлекло бы за собой пагубнейшие последствия и открыло бы путь неприятелю через хлебороднейшие наши провинции».

Бонапарт так и не пробился к Калуге — ему пришлось отступать со своей армией на запад, по Смоленской дороге, вдоль которой лежали разоренные его солдатами земли. Французы не могли здесь найти ни продовольствия, ни фуража. Падеж лошадей принял катастрофические масштабы: о знаменитой кавалерии Мюрата можно было лишь вспоминать. Отступая, французы бросали на дороге пушки, зарядные ящики, обозы. Они оставляли даже раненых. В еще недавно мощной и дисциплинированной, а теперь раздетой и голодной армии Наполеона начались беспорядки. Уходя в поисках пропитания далеко от дороги, солдаты становились жертвами партизан. Русские войска преследовали противника. С востока тылы Наполеона атаковал авангард под командованием генерала М. А. Милорадовича. Севернее Смоленской дороги действовали казачьи войска атамана Платова. С запада по неприятелю наноси ли удары партизаны, а южнее Смоленской дороги двигались основные полки русской армии. Кроме того, в наступление перешли армии Чичагова и Битгенштейна.

В то же время Кутузов старался по возможности не ввязываться в кровопролитные сражения: он понимал, что голод в рядах противника и усиливающиеся морозы становятся союзниками русской армии, и не хотел напрасно жертвовать солдатами. «Голубчик, будь осторожен, избегай случаев, где ты можешь понести потерю в людях», — обращался Кутузов к генералу Ермолову. Тем не менее, Наполеон не имел ни дня передышки: русские вынуждали французов участвовать в локальных боевых действиях.

Наполеон вступил в Смоленск, где французские интенданты не могли добыть провианта даже для императорской гвардии. (Трудно сказать, на что рассчитывал Бонапарт, когда собирался зимовать в разоренном городе.) Французская армия продолжала отступление, которое теперь больше напоминало бегство. Из 100 тыс. солдат, вышедших с Наполеоном из Москвы, осталось чуть более 40 тыс.

У села Красного, западнее Смоленска, войска Милорадовича и Платова при поддержке партизан отрезали путь к отступлению прославленным наполеоновским маршалам — Даву и Нею. Остатки корпуса Даву бежали, бросив все орудия и личный экипаж маршала. Русские завладели секретной перепиской Даву и его маршальским жезлом. Арьергардный корпус маршала Нея (6 тыс. изнуренных солдат и офицеров) без боя сдался в плен. Самому Нею пришлось через леса пробираться к основным силам наполеоновской армии, продолжавшей обреченно отходить на запад.

После выхода из Смоленска и села Красного французы обратились в бегство, не соблюдая даже видимости порядка, свойственного армии. Атаман Платов сообщал Кутузову: «Неприятель бросает на дороге все свои тяжести, больных, раненых, и никакое перо историка не в состоянии изобразить картины ужаса, которые оставляет он на большой дороге. Поистине сказать, что нет и десяти шагов, где бы не лежал умирающий, мертвый или лошадь».

Остатки французской армии отступали по территории Белоруссии к реке Березине, где Кутузов рассчитывал окончательно разгромить противника и взять в плен самого Наполеона. По замыслу главнокомандующего, предполагалось нанести удар по французам с трех сторон: с юга подходила армия адмирала П. В. Чичагова (перед ней стояла задача захватить переправу через Березину), с севера — корпус Витгенштейна, а с востока — передовые части русской армии под командованием генерала Ермолова и атамана Платова.

Сначала боевые действия развивались в соответствии с планом Кутузова. Воины Витгенштeйна и казаки Платова при поддержке партизанского отряда Сеславина взяли в плен французскую дивизию. Однако в безвыходной, казалось бы, ситуации Наполеон продемонстрировал качества, которые, несмотря ни на что, были присущи ему в полной мере: мужество и талант полководца. Он предпринял ряд обманных маневров, чем ввел в заблуждение Чичагова.

В середине ноября Бонапарт со своей гвардией переправился через Березину, после чего приказал сжечь наскоро сооруженные мосты. При передвижении через реку под обстрелом русской артиллерии погибло огромное количество французов. По разным данным, от 10 до 20 тыс. наполеоновских солдат попали в плен. От великой армии французского императора осталось 9 тыс. человек. Добравшись до местечка Сморгонь (за Березиной), Наполеон покинул своих воинов и тайно уехал в Париж.

В декабре русская армия под предводительством М. И. Кутузова подошла к Неману. В полках был зачитан приказ главнокомандующего: «Храбрые и победоносные войска! Наконец вы на границах империи, каждый из вас есть спаситель Отечества. Россия приветствует вас сим именем».

Однако конец Отечественной войны еще не означал наступления мира. По приказу Александра I в январе 1813 г. русские войска пересекли границы Российской империи и вступили на территорию Пруссии, чтобы продолжить борьбу с Наполеоном уже на земле Европы.

В январе и феврале 1813 г. от французских захватчиков были освобождены Восточная Пруссия и Польша. В связи с этим командир прусского корпуса наполеоновской армии генерал Йорк обратил оружие против французов. Вскоре прусский король Фридрих Вильгельм III заключил с Александром I союз против Наполеона. В марте и апреле 1813 г., действуя совместно, русские и прусские войска очистили от французов почти всю Пруссию и вступили в Саксонию, заняв столицу этого королевства — город Дрезден. В это же время русские полки под командованием М.Б. Барклая-де-Толли завладели крепостью Торн — важнейшим форпостом французов в Польше.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой