Отличие террористического акта от диверсии

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. ПОНЯТИЕ, СОСТАВ И ВИДЫ ДИВЕРСИИ, ПРЕДУСМОТРЕННЫЕ УГОЛОВНЫМ КОДЕКСОМ РФ

1.1 Характеристика понятия диверсия

Определение диверсии не является новым для отечественной уголовно-правовой науки. Классическое определение диверсии в военной науке — это способ нанесения поражения противнику без вступления с ним в непосредственный огневой контакт. Методы и приемы диверсионной войны широко использовались во время Великой Отечественной войны 1941−1945 гг. партизанскими отрядами на оккупированных территориях.

В Уголовном кодексе 1960 года Иванов. Н. И. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591. диверсия была включена в состав государственных преступлений, объединивших тридцать шесть составов. Статья 68 УК РСФСР 1960 года понимала под диверсией совершение с целью ослабления Советского государства взрывов, поджогов или иных действий, направленных на массовое уничтожение людей, причинение телесных повреждений либо другого вреда их здоровью, на разрушение или повреждение предприятий, путей и средств сообщения, средств связи либо другого государственного или общественного имущества, а равно совершение в тех же целях массовых отравлений или распространение эпидемий и эпизоотий. Наказание за эти действия предусматривалось суровое, вплоть до смертной казни.

К примеру, в советской литературе широко применялся термин диверсия идеологическая, который подразумевал провокационную пропаганду по радио, телевидению, в печати империалистических государств, направленную против социалистических стран. Особая роль в организации идеологических диверсий против СССР отводилась Центральному разведывательному управлению США, а также антисоветским националистским эмигрантским организациям. Среди таких организаций называли: «Национально-трудовой союз», «Закордонное представительство Украинского главного освободительного совета», «Даугавас Ванаги», «Представительство эстонцев в Швеции», «Совет литовцев Америки», «Дашнакцутюн» и другие.

Состав диверсии существовал в Уголовном кодексе РСФСР до 1994 года и был исключен Федеральным законом от 1 июля 1994 г. Предполагалось, что введение в У К Российской Федерации нормы о терроризме поглощает состав диверсии, поскольку их объективные признаки (взрыв, поджог и иные общеопасные действия) совпадают. Но как показала практика, это исключение было необоснованно ни теоретически, ни практически. Законодатель не учел, что норма о терроризме не нацелена на защиту экономических интересов России, которая с начала 90-х годов ХХ века активно включилась в глобальные мировые процессы. Возникновение новых форм собственности в российской экономике, рост числа новых субъектов хозяйственной деятельности, стремительное развитие предпринимательства повлекли за собой изменение системы субъектов обеспечения безопасности, при котором утратили значение прежние подходы к определению государственных преступлений в сфере экономической деятельности. В У К Российской Федерации 1996 г. состав диверсии был восстановлен, но несколько в иной редакции.

В Уголовном кодексе 1996 года было введено новое понятие «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» и количество составов было сокращено более чем в три раза, сохранилось всего десять составов.

Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации (статья 281), включил в состав диверсии следующие действия: совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации. При этом из числа признаков диверсии исключены такие действия, как массовое уничтожение людей, распространение эпидемий и эпизоотии, совершение массовых отравлений. Подчеркнута направленность диверсии на разрушение или повреждение важных народнохозяйственных и оборонных объектов, а также объектов жизнеобеспечения населения. Круг предметов диверсии сужен. Изменена формулировка цели преступления. Если раньше она формулировалась как цель ослабления Советского государства, то теперь речь идет о цели подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.

1.2 Уголовно правовая характеристика диверсии

Объективная сторона диверсии довольно подробно описана законодателем. Диверсия осуществляется путем взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий (например, фабрики, заводы), сооружений (например, электростанция, трубопровод), путей и средств сообщения (например, железнодорожный путь), средств связи (например, линии электропередачи), объектов жизнеобеспечения населения (например, систем водоснабжения) с определенной целью.

Таким образом, объективная сторона диверсии заключается в действиях, направленных на разрушение и повреждение указанных в статье объектов.

Разрушение — полное выведение объекта из строя, когда его восстановление невозможно или нецелесообразно.

Повреждение предполагает частичное выведение объекта из строя при наличии возможности его ремонта и восстановления.

В ст. 281 УК указаны конкретные способы, которыми осуществляются разрушения или повреждения. Это — взрыв, поджог, иные действия. Законодатель не дает исчерпывающего перечня способов совершения диверсии. Но, как правило, это опасные действия, которые приводят к быстрому результату, серьезному, а иногда непоправимому ущербу экономике и обороноспособности страны.

Законодатель сформулировал состав диверсии по типу формальных составов. Это преступление признается оконченным с момента совершения действий, направленных на разрушение и повреждение определенных объектов. Характер же действий (способ) определен законодателем: взрыв, поджог, иные действия, т. е. затопление, отравление питьевых водохранилищ, устройство обвалов, аварий и пр. С момента осуществления таких действий преступление признается оконченным независимо от того, были разрушены или повреждены или нет указанные в статье объекты.

Квалифицированным видом диверсии является совершение ее организованной группой (ч. 2 ст. 281 УК). Организованная группа — это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).

Преступление окончено с момента совершения взрывов, поджогов и иных действий, направленных на разрушение или повреждение объектов диверсии. Фактическое разрушение или повреждение объекта не меняет квалификации преступления.

С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом и специальной целью. Умыслом виновного охватываются осознание характера и опасности своих действий и желание разрушить или повредить определенные объекты, используя при этом общеопасный способ. Субъект действует со специальной целью — подрыв экономической безопасности и обороноспособности России. Для установления цели диверсии следует учитывать важность выводимого из строя объекта, возможные последствия этого, реальный ущерб экономике и обороноспособности страны, причиненный действиями диверсанта, и т. д.

Мотивы диверсии различны (политические, националистические, корыстные и др.) и на квалификацию содеянного не влияют, но должны учитываться при индивидуализации наказания.

Субъектом диверсии могут быть гражданин России, иностранный гражданин, лицо без гражданства. Если действия, подпадающие по своим объективным признакам под понятие диверсии, совершают лица в возрасте от 14 до 16 лет, они должны нести ответственность за фактически совершенные деяния (ст. 20 УК), например, умышленное уничтожение имущества (ст. 167 УК), приведение в негодность транспортных средств и путей сообщения (ст. 267 УК).

При совершении диверсии по заданию иностранного государства, иностранной организации или их представителей содеянное квалифицируется по совокупности ст. 275 (государственная измена) и ст. 281 УК.

Определенное сходство имеет диверсия с таким преступлением против общественной безопасности, как терроризм (ст. 205 УК), который также осуществляется путем взрыва, поджога или иных действий, создающих угрозу гибели людей, причинение значительного материального ущерба и пр. Разграничение диверсии и терроризма должно проводиться по субъективной стороне — по цели совершения этих преступлений. При диверсии цель — подрыв экономической безопасности и обороноспособности страны путем выведения из строя ключевых хозяйственных и оборонных объектов. Цель терроризма — нарушение общественной безопасности, устрашение населения, воздействие на принятие нужного террористам решения органами власти. Как правило, терроризм направлен против жизни и здоровья людей, а диверсия — на выведение из строя ключевых объектов экономики и обороноспособности. Гибель людей обычно является побочным результатом диверсионного акта. Поэтому в случаях, когда гибель людей при диверсии охватывалась умыслом виновного, его ответственность наступает по совокупности ст. 105 и ст. 281 УК.

В некоторых случаях может возникнуть вопрос о критериях разграничения диверсий и таких преступлений, как умышленное повреждение или уничтожение имущества (ст. 167 УК), уничтожение или повреждение лесов (ст. 261 УК), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК). Критерием разграничения в таких случаях являются направленность действий (различие в родовых, видовых и непосредственных объектах посягательства), а также субъективная сторона, а именно цель совершения указанных действий, которая неразрывно связана и определяет направленность (объект) деяния. Только при диверсии имеется цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности.

Таким образом, акции, проведенные 11 сентября в США, по объективной стороне можно отнести к диверсионным акциям.

В октябре 2001 года бывший сотрудник службы внешней разведки КГБ СССР, специалист по антитеррору, председатель исполкома движения «Евразия» Петр Суслов заявил по поводу событий 11 сентября следующее:

«…При проведении теракта его организатор, как правило, берет на себя ответственность и, угрожая повторением акции, выдвигает свои требования. В случае с уничтожением Всемирного торгового центра (ВТЦ) в Нью-Йорке и атаки на Пентагон такую ответственность никто на себя не брал. Только через два с половиной месяца в этом «сознался» руководитель экстремистской исламской организации «Аль-Каида» Усама бен Ладен. Учитывая причастность мусульманских экстремистов к взрывам американского посольства в Бейруте (48 человек убиты, 120 ранены), к атаке камикадзе-одиночки на казармы американских и французских солдат в том же Бейруте (убиты 241 американец и 56 французов) и взрыву американского эсминца «Коэл» в аденском порту (погибли 17 моряков, кораблю нанесены серьезные повреждения), вполне логично объявить его виновным и в сентябрьской трагедии. …Для подготовки акции такого масштаба необходимо большое количество людей и по времени — не менее года. При таких сроках и количестве действующих лиц избежать утечки информации о подготовке теракта практически невозможно. Можно с полной уверенностью утверждать, что ни одна из существующих в мире известных террористических организаций на это не способна. Такое под силу лишь спецслужбе большого государства. Странам со слабой экономикой такое не по плечу. …Наконец, последнее. Диверсии проводятся силами особого назначения одного государства против другого только во время войны или в период подготовки к ней. Сразу после теракта Америка в лице президента Буша, бросив лозунг «Кто не с нами, тот против нас!», начала подготовку к войне, заявив, что «США сами определят государства — пособников террористов, с которыми нужно рассчитаться

1.3 Виды диверсии и их характеристика

Классификация данного преступления является затруднительной, поскольку диверсию приравнивают к террористическому акту. Но это не так. Диверсия направлена на подрыв экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.

Поэтому можно выделить следующие виды диверсии

— экономическую;

— политическую;

— информационную;

— психологическую;

-кибердиверсия (электронная диверсия, например, хакерские атаки на сайты органов государственной власти).

Если характеризовать экономическую диверсию, то можно сказать следующее: Цель данной диверсии является получение выгоды в результате присвоения экономических ресурсов с нарушением принципа эквивалентности, при этом не исключен полный контроль над экономическими ресурсами региона или государства. Скрытый для общества характер преступлений. Объектом посягательства является экономика государства в целом, отдельные сектора, группы граждан и организаций. Существенный ущерб, причиняемый экономическим интересам государства и общества. Такой диверсии присущ неочевидный, множественный, систематический и длящийся характер, где сложно установить организаторов, исполнителей и пособников преступления и меру их персональной ответственности. Важно учитывать, что диверсионные операции, как правило, тщательно спланированы и участие пособников может быть как прямым, так и косвенным.

В свою очередь частным примером идеологической диверсии является сайт агентства «Кавказ-центр» в сети Интернет. Приведем текст сообщения в разделе «Сотрудничество»: «Независимое международное исламское агентство „Кавказ-центр“ приглашает к сотрудничеству журналистов и политических обозревателей. Для того, что бы стать постоянным автором публикаций на сайте KavkazCenter. com необходимо прислать в нашу редакцию авторский материал по любой из следующих тем — „Война на Кавказе“, Ичкерия», «Перспективы развития ситуации на Кавказе», «Дагестан», «Ситуация в Закавказских странах», «Российская тематика — Кремль, Путин, олигархи, свобода слова, борьба за власть, перспективы Путина, российская армия, спецслужбы и др. «, «Ближний Восток», «Исламский мир», «Афганистан», «Политика США», «Ситуация и перспективы в Центральной Азии», или на любую свободную политическую тему, затрагивающую важные аспекты жизни современного мира http: //www. kavkazcenter. com/russ/sotrud/. «

Факт идеологической диверсии не вызывает сомнений. Некое международное исламское агентство проводит целенаправленную акцию, порочащую российское государство, и осуществляет открытый наем журналистов и политических обозревателей для совершения преступных действий информационного характера против России.

Особым, недавно появившимся видом диверсий являются диверсии в отношении компьютеров и компьютерных сетей. Распространение Интернета открыло массу возможностей, как в сфере пропаганды, так и непосредственно в сфере вооруженной борьбы. Способы совершения компьютерных преступлений целесообразно подразделять на три группы: способы непосредственного доступа к компьютерной информации; способы удаленного доступа к компьютерной информации; способы распространения технических носителей информации, содержащих вредоносные программы для персонального компьютера. Деление диверсии на формы, (как и любая другая классификация) носит в известной степени условный характер поэтому следует отметить, что главной целью акта диверсии по действующему законодательству является умышленное поражение того или иного элемента экономической безопасности или обороноспособности государства. Однако, можно предположить что цели диверсий не ограничиваются указанными в законе объектами. Многие диверсии направлены не только на подрыв экономики и обороноспособности страны, но и на разжигание национальной и религиозной вражды и другие опасные цели. Диверсионная деятельность может быть направлены на нарушение территориальной целостности государства и дестабилизацию политической обстановки. Многочисленные признаки этого явления наблюдаются в настоящее время на территории Чеченской Республики.

Таким образом, диверсия может иметь длящиеся во времени цели и включать в себя не только единичные, но и массовые, неоднократные, систематические акции. В связи с вышеизложенным мы полагаем, что статья 281 УК РФ нуждается в существенной корректировке и дополнениях. В частности в законе следует уточнить виды и формы диверсии, разграничить диверсии по масштабам и последствиям, определить границы материального ущерба, причиненного диверсионной деятельностью, как отдельных лиц, так и организаций, меры ответственности за ущерб от диверсий в любой форме; включить в закон и раскрыть такие понятия, касающиеся объективной и субъективной стороны данного преступления, как «диверсионная операция», «диверсионная деятельность», «диверсионная война», «агент влияния», «агентурная сеть», «диверсионная группа», «финансирование диверсионной деятельности». Следует ввести в закон специальные нормы, предусматривающие повышенную ответственность государственных служащих-организаторов, пособников, подстрекателей и исполнителей диверсионных операций. Кроме того, необходима ясность в классификации разнообразных средств, используемых диверсантами: взрывные устройства, оружие, информация, компьютерные вирусы, поджоги и другие, а также способов диверсионной деятельности.

2. ОТЛИЧИЕ ДИВЕРСИИ ОТ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО АКТА

2.1 Понятие террористического акта

Разработка понятия террористического акта — одна из самых сложных проблем мировой науки и практики борьбы с преступностью. По подсчетам разных авторов существует от 100 до 200 понятий террористического акта, ни одно из которых не признано классическим.

Включение в Уголовный кодекс Российской Федерации специального состава преступления — террористический акт — представляет собой значительный шаг вперед в деле более эффективного использования уголовного закона в борьбе с террористической деятельностью Романенко Н. Г. Постатейный комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. -М., 2006.- С. 439.

До 27. 07. 2006 г. ст. 205 Уголовного Кодекса Российской Федерации предусматривала ответственность за терроризм — совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий тех же целях. Понятие же террористического акта раскрывалось в ст. 277 Уголовного Кодекса Российской Федерации — посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности, либо из мести за такую деятельность.

Основные принципы противодействия терроризму, правовые организационные основы профилактики терроризма и борьбы с ним определял и определяет по настоящее время Федеральный Закон от 06. 03. 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Он также содержит понятие терроризма — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий О противодействии терроризму: Закон Российской Федеральный от 06. 03. 2006 г. N 35-ФЗ // СЗ РФ. № 17. Ст. 1205.

Таким образом, понятие терроризма в Уголовном Кодексе Российской Федерации и в ФЗ «О противодействии терроризму» не были идентичными. Уголовный Кодекс Российской Федерации более широко раскрывал понятие терроризма.

Однако, несмотря на название ст. 205 Уголовного Кодекса Российской Федерации, она ни в коей мере не отражала весь спектр преступлений террористического характера. В данной статье речь должна была идти не о «терроризме», а о конкретных действиях, направленных на достижение указанных в ней целях. С точки зрения уголовного права, ответственность должна была наступать не за «терроризм», а за конкретные противоправные действия, предусмотренные соответствующей статьей Уголовного Кодекса Российской Федерации Артамонов И. И. Терроризм: проблемы уголовной ответственности. -М., 2002.-. С. 6..

К тому же, формулировка в данной статье цели терроризма — оказание воздействия на принятие решений органами власти также нуждалась в уточнении, так как печальная статистика актов терроризма в нашей стране свидетельствовала, что виновные лица, совершая преступные действия, пытались воздействовать и на другие адресаты, например международные организации по правам человека, различные иностранные фонды и т. п.

Все это подвигло законодателя на изменение содержания Федерального Закона «О противодействии терроризму» и ст. 205 Уголовного Кодекса Российской Федерации посредством принятия Федерального Закона от 27. 07. 2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального Закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального Закона «О противодействии терроризму».

Вышеуказанный закон изменил не только название ст. 205 Уголовного Кодекса Р Ф (террористический акт), но и ее уголовно-правовое содержание, а также изменил п. 3 ФЗ «О противодействии терроризму», добавив определение террористического акта — совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

В настоящее время признаками террористического акта являются:

1) совершение общеопасных деяний или угроза таковыми, что порождает общую опасность;

2) публичный характер исполнения с претензией на широкую огласку;

3) преднамеренное создание обстановки страха, напряженности на социальном уровне, направленное на устрашение населения или какой-то его части;

4) применение общеопасного насилия в отношении одних лиц (невинных жертв) или имущества в целях склонения к определенному поведению других лиц.

Таким образом, понятие «террористический акт» можно рассматривать на двух уровнях, на каждом из которых он охарактеризован с различной полнотой:

1. На международном уровне рассматриваемое понятие дается в Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (2001г.), где он определен как:

а) какое-либо деяние, признаваемое преступлением в одном из договоров, перечисленных в Приложении к данной Конвенции, и как оно определено в этом договоре. Речь идет о следующих договорах: 1) Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 16 декабря 1970 г.); 2) Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 23 сентября 1971 г.); 3) Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (принята Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1973 г.); 4) Международной Конвенции о борьбе с захватом заложников (принята Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979 г.); 5) Конвенции о физической защите ядерного материала (Вена, 3 марта 1980 г.); 6) Протоколе о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, дополняющем Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 24 февраля 1988 г.); 7) Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (Рим, 10 марта 1988 г.); 8) Протоколе о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе (Рим, 10 марта 1988 г.); 9) Международной Конвенции о борьбе с бомбовым терроризмом (принята Генеральной Ассамблеей ООН 15 декабря 1997 г.); 10) Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма (принята Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1999 г.);

б) любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством сторон.

2. На уровне национального и уголовного законодательства Российской Федерации — Федеральный Закон «О противодействии терроризму» и ст. 205 Уголовного Кодекса Р Ф рассматривают понятие террористического акта — совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба, либо наступление иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами государственной власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях «О противодействии терроризму»: Закон Российской Федеральный от 06. 03. 2006 г. N 35-ФЗ // СЗ РФ. № 17. Ст. 1205. Террористический акт в свою очередь, является составной частью более широкой категории — преступлений с признаками (элементами) терроризирования, суть которых состоит в понуждении к совершению каких-либо действий или отказу от них путем устрашения, преступлений, в которых одно действие (бездействие), направленное на устрашение, имеет вспомогательное значение по отношению к основному действию — понуждению к выполнению требований, выступая способом основного действия Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом от 15. 12. 1997 г. Ратифицирована Федеральным законом от 13. 02. 2001 г. № 19-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 8. Ст. 702; № 35. Ст. 3513. Среди одноуровневых с террористическим актом деяний, как международного характера, так и внутригосударственного значения, наиболее часто имеют схожесть с ним по тем или иным отдельным признакам такие, как диверсия, действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или на захват государственной власти и т. д., которые нередко в литературе рассматриваются как проявления террористического акта, что вряд ли правильно, так как все те деяния имеют отличительные черты самостоятельных преступлений Устинов В. В. Государственная антитеррористическая концепция. — СПб., 2003.- С. 57.

По ряду объективных признаков террористических актов обнаруживает много сходства с диверсией. Основные различия, как представляется, заключаются в следующем: во-первых, если диверсия, объективно выражается лишь в совершении взрывов, поджогов и иных общеопасных действий, то террористических актов подобными действиями не исчерпывается и включает в себя также угрозу таковыми, а если рассматривать террористический акт как явление в самом широком смысле, то сюда можно включить и иные насильственные действия и угрозу их совершением; во-вторых, если при совершении диверсии действия виновных направлены на самопричинение того или иного вреда (разрушение или повреждение предприятий, зданий, сооружений, объектов жизнеобеспечения населения, массовые отравления и т. д.), то при совершении террористическом акте — воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями; в-третьих, диверсанты действуют тайно и не афишируют свою деятельность, тогда как террористы обычно действуют открыто, демонстративно, с предъявлением своих требований и амбиций.

С террористическим актом нередко путают и действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или захват государственной власти. От акта терроризма следует отличать также совершение общеопасных действий на почве хулиганских побуждений. Основное отличие здесь можно усмотреть по мотивации и целям преступного посягательства.

По внешним признакам террористический акт может иметь общие черты с умышленным убийством, совершенным способом, опасным для жизни многих лиц. Данный вид умышленного убийства имеет место тогда, когда для лишения жизни потерпевшего виновный избирает такой способ, который создаёт реальную опасность для жизни других лиц. Реальная опасность для жизни лиц создается и при акте терроризма, который в качестве структурного элемента может включать в себя и совершение действий, ведущих к гибели людей в результате общеопасного способа насильственного акта, однако при террористическом акте лишение жизни одного или нескольких человек каким бы то ни было способом не составляет целевую направленность действий виновного, тогда как при умышленном убийстве общеопасным способом лишение жизни потерпевшего есть тот основной результат, к которому стремится виновный, избрав столь опасный способ совершения убийства Гайдук Э. Г. Терроризм в современном обществе. -М., 2001. -С. 41.

2.2 Уголовно-правовая характеристика террористического акта

Текст ст. 205 УК РФ:

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях — наказываются лишением свободы на срок от восьми до двенадцати лет.

(часть первая в ред. Федерального закона от 27. 07. 2006 N 153-ФЗ)

2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08. 12. 2003 N 162-ФЗ;

в) с применением огнестрельного оружия, —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет. (в ред. Федерального закона от 21. 07. 2004 N 74-ФЗ)

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, а равно сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ, — (в ред. Федеральных законов от 09. 02. 1999 N 26-ФЗ, от 27. 07. 2006 N 153-ФЗ) наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет или пожизненным лишением свободы. (в ред. Федерального закона от 21. 07. 2004 N 74-ФЗ)

Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Основной сущностной характеристикой террористического акта является устрашение террором, насилием, запугивание чем-нибудь, поддержание стояния постоянного страха Ожегов С. И. Словарь русского языка. -М., 1986.- С 691. Вместе с тем заслуживает внимания сказанная в литературе точка зрения, согласно которой к признакам террористического акта относятся также порождение общей опасности, возникающей в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми публичный характер исполнения и цель -- прямое или косвенное воздействие на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов Емельянов В. П. Терроризм как явление и как состав преступления.М., 1999. -С. 5.

Объектом террористического акта являются общественные отношения, связанные с безопасностью, неприкосновенностью жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических или юридических лиц, нормальным функционированием государственных и общественных органов.

С объективной стороны террористический акт, предусмотренный ст. 205 УК совершается только в виде действий, выраженных в двух альтернативных формах: а) совершении взрыва, поджога или иных действий создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий и б) угрозе совершения указанных действий.

Способы совершения данного преступления в законе исчерпывающим образом не определяются. Законодатель указывает на такие наиболее типичные способы, как взрыв и поджог, а далее дает обобщенную характеристику -- совершение иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Таким образом, законодатель, с одной стороны, подчеркивает основное характерное свойство этих действий -- их общеопасный характер, другой -- указывает на обязательное свойство взрыва, поджога иных подобных действий -- их реальную способность повлечь указанные в законе последствия.

Взрыв -- это сопровождающееся сильным звуком воспламенение чего-нибудь вследствие мгновенного химического разложения вещества и образования, сильно нагретых газов Ожегов С. И. Словарь русского языка.М., 1986. — С 70. (Пример. Бывший слесарь городской газовой службы, в отместку за свое увольнение с работы, умышленно вскрыл системы газоснабжения в трех жилых домах Архангельска в ночь на 16 марта 2004 года. В результате спровоцированной утечки газа, в 9-этажном доме N120 на проспекте Советских Космонавтов произошел взрыв. 27-летний житель Архангельска Сергей Алексейчик приговорен к 25 годам колонии строгого режима по статье 205 УК Р Ф Террористический акт. Такое решение вынес Архангельский областной суд, признавший его виновным во взрыве жилого дома в городе в марте 2004 года.)

Поджог -- намеренное, с преступным умыслом вызывание пожара где-нибудь, имеет в своей первооснове пожар, т. е. неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства «О пожарной безопасности»: Закон Российской Федерации от 22. 08. 1995 г. № 69. [Электронный ресурс]// Справочная правовая система Консультант плюс.

Иные действия -- это различные по характеру действия, способные повлечь за собой такие же последствия, как и при взрыве или поджоге: использование радиоактивных, ядовитых и сильнодействующих веществ, производство массовых отравлений, распространение эпидемий и эпизоотии, устройство аварий и катастроф, вывод из строя жизнеобеспечивающих объектов, нарушение технологических либо производственных процессов, блокирование транспортных коммуникаций и т. п. Анализ судебной практики показывает, что подавляющее большинство актов терроризма совершается путем взрывов.

Угроза совершения указанных действий является новой формой актов терроризма. Необходимость включения этой формы деяния обусловлена, во-первых, необходимостью криминализации случаев совершения «предупреждающих» взрывов, поджогов и иных подобных действий, в результате которых не создается опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба, но которые по мысли виновных лиц предназначены продемонстрировать реальность их намерений. Во-вторых, необходимостью усиления ответственности за террористический путем переноса момента окончания преступления с фактически совершенных действий на более ранний -- высказывание соответствующей угрозы под угрозой совершения указанных в ч. 1 ст. 205 действий следует понимать психическое воздействие на людей в форме высказывания намерения совершения взрыва, поджога или иных подобных действий, совершаемое в определенных целях. Именно реальность намерения, объективизировавшаяся в конкретных действиях, отличает угрозу от высказывания в форме обнаружения умысла и придает ей уголовно-правовой характер.

В качестве возможных последствий ч. 1 ст. 205 УК указывает на угрозу наступления гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или иных общественно опасных последствии Опасность гибели людей в соответствии с точным смыслом закона означает наличие опасности причинения смерти не менее чем двум лицам, хотя более правильным было бы указание в законе на возможность гибели одного человека. Причиненный имущественный ущерб признается в качестве значительного судебно-следственными органами с учетом конкретных обстоятельств дела.

Иные общественно опасные последствия -- это сопоставимые и равнопорядковые со значительным имущественным ущербом и гибелью людей последствия (причинение лицу смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, серьезное нарушение деятельности предприятий и учреждений, органов власти и управления, транспорта, заражение местности, распространение эпидемий и т. д.). Поскольку при террористическом акте способ совершения преступления носит общеопасный характер, постольку реальное причинение легкого вреда здоровью, незначительного имущественного ущерба и иных подобных последствий, не охватываемых понятием «иные общественно опасные последствия», следует рассматривать как элемент «создания опасности гибли людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий». Согласно закону террористический акт считается оконченным преступлением с момента совершения взрыва, поджога или иных подобных действий, ибо с момента создания угрозы совершения указанных действий. Фактическое причинение физического вреда, имущественного ущерба и т. д. выходит за пределы основного состава террористического акта и либо образует признаки квалифицированных видов террористических актов, либо квалифицируется по совокупности ст. 205 и соответствующих статей УК, предусматривающих ответственность за эти деяния. Угроза наступления соответствующих последствий уже есть соответствующие объективные изменения в окружающем мире, и поэтому они есть не что иное, как последствия совершенных действий. Следовательно, можно сказать, что по законодательной конструкции террористического акта относится к числу формально-материальных составов преступлений.

Субъективная сторона террористического акта характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что, совершая указанные в законе действия, он создает опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий и желает действовать именно таким образом. О целенаправленном характере совершаемых действий свидетельствует указание в законе на специальные цели.

Нарушение общественной безопасности, как желаемый для виновных результат их действий, выражается в разрушении в конкретном населенном пункте, районе, регионе и обществе в целом сложившегося микроклимата, с которым граждане связывают свое спокойное существование, в изменении баланса психологического равновесии и устойчивости в пользу насильственных методов разрешения социальных конфликтов, дестабилизации положения.

Устрашение населения сопряжено с созданием новой социально-психологической атмосферы, общественного беспокойства, когда основной психологической доминантой становится страх, неуверенность граждан в безопасности своей жизни и здоровья, защищенности их прав и свобод, неверие в эффективную работу правоохранительных органов.

Оказание воздействия на принятие решений органами власти выражается, а побуждении, подталкивании соответствующих субъектов к совершению действий, нужных и выгодных для террористов, ради которых они применяют столь изощренные способы, создании такой ситуации, когда органы власти вынуждены принимать незаконные решения ради обеспечения безопасности граждан и общества.

Несмотря на то, что законодатель указал на три вышеизложенные цели как равнопорядковые, на самом деле представляется, что нарушение общественной безопасности и устрашение населения являются промежуточными целями, больше характеризующими суть террористического акта, нежели его конечный результат. Поэтому реализация целей нарушения общественной безопасности и устрашения населения по своей сути есть способ достижения генеральной цели действий террористов -- оказание воздействия на принятие решений органами власти ,

В отличие от цели, мотивы, которыми должны руководствоваться виновные лица, не являются конститутивными признаками террористического акта и поэтому на квалификацию содеянного не влияют. Однако их установление имеет важное значение, поскольку, во-первых, их уголовно-правовое значение связано с влиянием на назначение наказания, а во-вторых, установление истинных мотивов позволяет определить психологические корни терроризма, что очень важно как для понимания сущности преступления, так и для выработки мер превентивного характера. По своей мотивационной характеристике терроризм может подразделятся на политический, националистический, религиозный, корыстный и т. п.

Субъект анализируемого преступления -- вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет. Однако в современной практике террорист-одиночка встречается чрезвычайно редко. Как правило, такие акции под силу лишь объединенным усилиям группы лиц. В ч. 2 ст. 205 УК в качестве' квалифицированного вида террористического акта предусмотрено его совершение группой лиц по предварительному сговору. Поэтому по ч. 1 ст. 205 УК квалифицируются либо действия террориста одиночки, либо террористические действия группы лиц без предварительного сговора, когда все участники выступают в качестве исполнителей (ч. 1 ст. 35 УК).

Квалифицированным видом террористического акта, предусмотренным ч. 2 ст. 205 УК, является совершение деяния группой лиц по предварительному сговору, и с применением огнестрельного оружия.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. «а»), является более опасным видом преступления, поскольку оно выполняется в соучастии. Соглашение между соучастниками на совершение террористического акта должно состояться до начала совершения нарыва, поджога и иных действий. При этом совершение преступления по предварительному сговору группой лиц может рассматриваться как квалифицированный вид только в тех случаях, когда соучастники действуют как соисполнители. Если же в группе выделяются организаторы, пособники и подстрекатели, которые не принимают непосредственного участия в совершении актов терроризма, то содеянное требует дополнительной ссылки на ст. 33 УК.

Под применением огнестрельного оружие (п. «в»). К оружию не относятся изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием (далее — конструктивно сходные с оружием изделия).

Оружие — устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов, огнестрельное оружие — оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда; основные части огнестрельного оружия — ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка;

следует понимать использование в процессе акта терроризма всякого огнестрельного оружия (винтовки, карабины, пистолеты, автоматы, охотничьи ружья и т. д.) «Об оружии» Закон Российской Федеральный от 13. 12. 1996 № 150. [Электронный ресурс]// Справочная правовая система Консультант плюс. для причинения физического вреда потерпевшим, разрушения различных объектов либо в качестве средства пси-м логического давления, устрашения потерпевших, когда создается реальная возможность наступления таких последствий.

Особо квалифицированным видом террористического акта, предусмотренным Ч, 3 ст. 205 УК, является совершение преступления организованной группой, причинение в результате акта терроризма по неосторожности смерти человека или иных тяжких последствий или сопряженность с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ пни источников радиоактивного излучения.

Совершение террористического акта организованной группой является особо опасным видом рассматриваемого преступления в силу того факта, что оно совершается устойчивой группой лиц, предварительно объединившихся для акта терроризма. При этом вне зависимости от того какую роль выполняло лицо, действия всех участников организованной группы квалифицируются только по ч. 3 ст. 205 УК РФ.

Причинение смерти человека или иных тяжких последствий при террористическом акте лишь по неосторожности. Это не означает, что при террористическом акте невозможно умышленное причинение смерти, но в таких случаях содеянное требует дополнительной квалификации по ст. 105 УК.

Понятие «иные тяжкие последствия» как особо квалифицированного вида преступлений против общей безопасности в действующем законодательстве не раскрывается и поэтому должно толковаться правоприменителем в каждом конкретном случае индивидуально с учетом всех обстоятельств дела. К иным тяжким последствиям следует относить причинение лицу средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, причинение крупного материального ущерба, длительные остановки работы транспорта, серьезное нарушение деятельности предприятий и организаций, химическое или радиоактивное заражение окружающей среды, распространение эпидемий, обострение межнациональных отношений и т. п.

Федеральным законом от 06. 03. 2006 N 35-ФЗ (ред. от 27. 07. 2006) «О противодействию терроризму» особо квалифицированный вид террористического акта был дополнен таким признаком, как его сопряженность с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения. Особая общественная опасность данного вида террористического акта обусловлена особыми свойствами предмета посягательства либо используемых средств совершения преступления. В обоих случаях речь идет о разрушительных свойствах физических источников, способных в считанные мгновения причинять тяжкий вред на значительной территории и большому количеству людей. К числу объектов атомной энергии относятся: сооружения и комплексы с ядерными реакторами, в том числе атомные станции, суда и другие плавсредства, космические и летательные аппараты, другие транспортные и транспортабельные средства; сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими ядерными реакторами, критическими и подкритическими ядерными стендами и т. д. Ядерные материалы представляют собой материалы, содержащие или способные воспроизвести Длящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества. Радиоактивные вещества — вещества, испускающие ионизирующее излучение. К источникам радиоактивного излучения относятся комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение «Об использовании атомной энергии» Закон Российской Федерации от 10 февраля 1997 г. № 170. [Электронный ресурс]// Справочная правовая система Консультант плюс.

Важное предупредительное значение имеет примечание к статье к ст. 205 УК, которое содержит поощрительную норму. Данная норма дает возможность лицу добровольно отказаться от совершения акта терроризма без боязни быть привлеченным к уголовной ответственности, а соответствующим правоохранительным органам реализовывать данное право в рамках уголовного закона.

Согласно закону освобождение лица от уголовной ответственности возможно при наличии двух обязательных условий: а) своевременного предупреждения органов власти или иного способствовании предотвращению осуществления акта терроризма и б) отсутствия в действиях лица иного состава преступления. Своевременным предупреждением следует считать такое предупреждение органов власти, которое предоставляет им реальную возможность предотвратить грозящий акт терроризма. Органы власти -- это любые государственные и общественные органы имеющие отношение к борьбе с преступностью, обеспечению общественной безопасности и предотвращении" чрезвычайных происшествий. Иное способствование может выражаться в выполнении виновным любых действий, имеющих цель недопущения акта терроризма (изъятие или разрядка взрывного устройства, увод людей с места совершения преступления или предупреждение их о возможном взрыве, поджоге и т. п.).

Принципиальное значение имеет решение вопроса о правовых последствиях добросовестной, но неудачной попытки предотвращения акта терроризма. Представляется, что если лицо совершило все необходимые в данной конкретной обстановке действия, но по причинам от него независящим (недостаточная квалификация саперов или их отсутствие на момент разминирования, неблагоприятные погодные условия и т. п.) предотвратить акт терроризма не удалось, на данное лицо должно распространяться действие примечания к ст. 205 УК., и случаях наличия в действиях лица состава иного преступления, например хищения взрывчатых веществ, лицо освобождается от ответственности по ст. 205 УК, но подлежит наказанию по ст. 226 УК.

Применение общеопасного способа обусловлено не столько стремлением причинить вред как можно большему кругу охраняемых интересов, сколько с желанием лица добиться максимальной эффективности

2.3 Сравнительный анализ данных преступлений

По законодательной обрисовке действия (совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ) диверсия почти полностью совпадает с террористическим актом. Но, если в ст. 281 УК РФ, говорящей о диверсии, дан исчерпывающий перечень преступных действий, то к террористическому акту, кроме названных непосредственно в ст. 205 УК РФ, относятся еще самые разнообразные иные действия.

Диверсия окончена в момент самого причинения вреда, главной составляющей которого является причинение материального ущерба; террористический акт не окончен в момент создания опасности наступления общественно опасных последствий.

Целью диверсии является само уничтожение или повреждение материальных объектов, чтобы непосредственно таким путем подорвать мощь государства; террористический акт не преследует цель убить, уничтожить, повредить, главное — запугать население, воздействовать на принятие решения органами власти, поэтому террористу «достаточно» создания опасности, хотя, как уже ранее отмечалось, террористические действия не всегда заканчиваются только созданием опасности.

Существенным разграничивающим признаком является демонстративность, ультимативность действий при террористическом акте.

Различие между рассматриваемыми преступлениями состоит и в объекте посягательства — общественная безопасность при террористическом акте и экономическая безопасность Российской Федерации — при диверсии.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой