Отношение ко лжи в подростковом возрасте

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретический анализ отношения ко лжи в подростковом возрасте

1.1 Понятие лжи

1.2 Психологические особенности подросткового возраста

1.3 Развитие отношения ко лжи у подростков

Заключение

Список литературы

Введение

Предмет исследования: Отношение ко лжи в подростковом возрасте;

Объект исследования: Отношение ко лжи.

Анализ отечественных психологических публикаций показывает, что, несмотря на очевидную актуальность обсуждаемой темы, в нашей науке почти нет исследований, посвященных изучению закономерностей порождения и понимания лжи в системах коммуникации. Сегодня, ложь как психологический феномен изучают и за рубежом (Пол Экман), и в России (Виктор Знаков). На сегодняшний день работа американского психолога, профессора психологии Калифорнийского университета в Сан-Франциско Пола Экмана «Психология лжи» является одной из книг, в которой довольно полно представлены все наработки по этой проблеме. Данная книга — результат многолетних исследований одного из крупных специалистов в мире по данному вопросу. В России написано много работ по монографии Экмана. К русскому переводу книги приложено послесловие «Западные и русские традиции в понимании лжи» доктора психологических наук, профессора, ведущего научного сотрудника Института психологии Российской академии наук (РАН) Виктора Знакова, в котором он дополняет Экмана. Новизна данной работы заключается в сопоставлении данных разных стран, выявление проблем. Целью курсовой работы является анализ и систематизация знаний по проблеме лжи в психологической науке. В задачи входит анализ литературы по проблеме, рассмотрение сущности лжи, ее определение, анализ видов лжи.

Теоретической значимостью данной работы является выявление проблем и «пробелов» в изучении психологии лжи. Практически значимой эта работа может быть для студентов, преподавателей специальности «психология» в высших учебных заведениях, людей, интересующихся проблемой лжи в психологии, изучающих этот вопрос. В дальнейшем планируется продолжить исследование в этой области.

Психология понимания и распознания лжи для российской науки является относительно новой и малоизученной областью исследований. Об этом свидетельствует ограниченное число публикаций о психологических видах, причинах и мотивах лжи.

История знает множество примеров того, когда общество, наперекор объективным законам своего существования, стремилось искоренить ложь в самом широком смысле этого слова. В целом, можно констатировать, что ложь, обман и неправда неискоренимы: они являются неизбежными спутниками (социально-психологическими компонентами) жизнедеятельности человека в обществе. Поэтому любые попытки «исключить» из нашей жизни ложь, обман, неправду являются утопичными, психологически неверными и, в силу этого, бесперспективными.

В повседневной жизни многие люди используют слова «ложь», «обман», «неправда» в качестве синонимов, однако эти понятия с точки зрения психологии имеют различное содержание.

Суть лжи всегда сводится к тому, что человек верит или думает одно, а в общении сознательно выражает другое. Цель лгущего — передать ложное сообщение, исказить истину.

В силу того, что безусловно правдивых людей нет, различие между лжецом и правдивым человеком носит весьма условный характер и обязательно требует конкретного ситуационного уточнения.

Следует помнить, что ложь не всегда бывает обусловлена тем, что конкретный человек совершил тот или иной проступок.

Ложь может быть и защитной реакцией невиновного. Опасение незаслуженного обвинения и наказания нередко толкает подозреваемого на отрицание действительных фактов и ложные утверждения, в которых он ищет средства защиты от ошибочных подозрений. Обман — это полуправда, провоцирующая человека на ошибочные выводы. Обманщик сообщает только часть подлинных сведений, одновременно он утаивает другую часть важной информации, которая необходима для производства правильного умозаключения. Неправда — это высказывание, основанное на искреннем заблуждении говорящего или его неполном знании о том, о чем он говорит. В книге И. Вагина «Психология выживания в современной России» рассматриваются проблемы обмана и лжи. В ней говорится о том, что человек, как правило, лжет или для достижения собственных целей, или для возвышения себя в глазах окружающих, или для сокрытия информации, которая может скомпрометировать человека.

Пол Экман в своей книге «Психология лжи» определяет ложь как действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды.

Виктор Знаков в своем теоретическом исследовании «Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания» говорит о том, что, несмотря на актуальность поднятой проблемы, в отечественной науке до сих пор нет ответа даже на вопрос, первым возникающий у любого психолога, обращающегося к их изучению: «Существует ли какое-то различие между психологическим содержанием лжи, неправды и обмана или это просто синонимы?». Между тем зарубежные ученые давно и плодотворно работают в этой области психологической науки. Значительная часть их исследований посвящена детектору лжи: теории построения полиграфа и эффективности его применения в различных областях практики, например, при доказательстве обвинения в суде.

Отметим, что в повседневной жизни люди часто используют слова «ложь», «неправда», «обман» в качестве синонимов, однако, эти понятия с точки зрения некоторых отечественных психологов имеют различное содержание.

Ложь — это сознательное искажение известной субъекту истины: она «представляет собой осознанный продукт речевой деятельности, субъекта, имеющий своей целью ввести в заблуждение» собеседника. Ложь является неотъемлемой частью человеческого бытия, проявляется в самых различных ситуациях, в связи, с чем это явление толкуется достаточно разнопланово. Ложь у психически здорового, нормально развитого человека, как правило, определяется реальными мотивами и направлена на достижение конкретных целей. Поэтому полная искренность становится практически невозможной и, в случае таковой, может, по-видимому, рассматриваться как психическая патология. В силу того, что, безусловно, правдивых людей нет, различие между лжецом и правдивым человеком носит весьма условный характер и обязательно требует конкретного ситуационного уточнения.

В отличие ото лжи, обман — это полуправда, провоцирующая понимающего ее человека на ошибочные выводы из достоверных фактов; сообщая некоторые подлинные факты, обманщик умышленно утаивает другие, важные для понимания сведения. Обман лежит в основе того, что принято называть военной хитростью, которая применяется со времен древности.

Обман, как и ложь, возникает тогда, когда сталкиваются чьи-либо интересы и нравственные нормы, и там, где для прибегающего к обману человека затруднено или невозможно достижение желаемого результата иным путем. Главное, что роднит обман с ложью, — это сознательное стремление обманщика исказить истину.

Неправда — это высказывание, основанное на искреннем заблуждении говорящего или на его неполном знании о том, о чем он говорит. Неправда, как и обман, основывается на неполноте информации, но, в отличие от обмана, говорящий не утаивает известной информации и не преследует иных целей, кроме передачи сообщения, содержащего неполную (или искаженную) информацию.

Таким образом, некоторые психологи выделяют ложь, обман и неправду как отдельные категории с разными функциями. Другие же (к примеру, Пол Экман) не разграничивают ложь, более обращая свое внимание ни на определение, а на ее функции.

Ложь на нашей планете возникла одновременно с появлением Homosapens, а точнее, когда это двуногое прямоходящее существо в совершенстве овладело членораздельной речью. С тех пор обман сопутствует людям непрерывно.

С детства мы опутаны множеством условностей, сопровождающих наше общение с другими людьми. Каждый человек понимает это и вряд ли кто-нибудь из нас, считает себя обязанным, говорит всегда «правду и только правду». Мы постоянно что-то приукрашиваем, о чем-то умалчиваем, преподносим даже истинные факты в выгодном для нас свете, немножко привираем и сами же запутываемся в этой мешанине.

История знает множество примеров, когда обман разрушал большие чувства, серьезные отношения, великие станы. Ложь разрушает близость человеческих отношений. Она питает недоверчивость и предает взаимное доверие. Ложь подразумевает неуважение к тому, кого обманывают. Становится просто невозможным жить рядом с тем, кто постоянно лжет.

Вместе с тем в нашей жизни ложь — вполне закономерное явление, форма борьбы за существование, защитное приспособление.

Много ли в нашем окружении людей, которые ни разу в жизни не солгали? Наверное, таких людей практически нет. Каковы причины лжи? Как не попасть в ее коварные сети?

Актуальность исследования отношения ко лжи современных школьников обусловлена рядом обстоятельств.

Во-первых, морально-нравственные ценности и установки человека, в том числе и отношение ко лжи, играют важную роль в выработке определенных нравственных стратегии и стереотипов поведения.

Во-вторых, изучение особенностей оценки школьниками поступков других людей как актов поведения, имеющих нравственную мотивацию и определенные последствия, как для окружающих, так и для самого человека (в нашем случае лживых поступков), дает возможность глубже проникнуть в сферу нравственных представлений и требований современной молодежи.

В-третьих, особую значимость имеют исследования по проблеме отношения ко лжи у подростков, поскольку именно данная возрастная группа через несколько лет будет определять морально-нравственный облик граждан нашей страны, а в ближайшем будущем составит основной слой людей, от которых в значительной мере будет зависеть ее развитие.

Гипотеза: гипотезой моей курсовой работы стало утверждение, что ложь в своей жизни использует каждый, лишь с разной частотой и в основе причин, по которым люди лгут, как правило, лежат одинаковые мотивы.

Глава 1 Теоретический анализ отношения ко лжи в подростковом возрасте

1.1 Понятие лжи

1 Виды лжи:

Вагин и Экман в своих книгах выделяют два основных вида лжи: умолчание (сокрытие правды) и искажение (сообщение ложной информации). Есть еще разновидности лжи, такие как: сокрытие истинной причины эмоции; сообщение правды в виде обмана; полуправда и сбивающая с толку увертка. И наконец, существует два вида признаков обмана: утечка информации (лжец выдает себя нечаянно) и информация о наличии обмана (поведение лжеца выдает лишь то, что он говорит неправду).

Утечка информации и информация о наличии обмана являются ошибками. Но ошибки случаются не всегда; иногда лжец ведет себя безупречно.

Лучший способ скрыть сильные эмоции -- это маска. Но если прикрыть лицо или его часть рукой или отвернуться от собеседника, это, скорее всего, не избавит от необходимости лгать. Самая лучшая маска -- фальшивая эмоция. Она не только вводит в заблуждение, но и отлично маскирует истинные чувства. Человеку, обуреваемому эмоциями, неимоверно трудно сохранить лицо безмятежным, а руки не подвижными. Когда эмоции берут верх, труднее всего выглядеть бесчувственным, спокойным или безучастным. Лучше избрать тактику, которая позволяет прекратить или скрыть непроизвольные действия, вызванные переживаемыми чувствами.

Но не всякая ситуация позволяет лжецу подменять одну эмоцию другой. В некоторых случаях требуется решить более сложную задачу -- вообще скрыть эмоции. В качестве маски может быть использована любая эмоция. Чаще всего для этого применяется улыбка, являющаяся противоположностью всех отрицательных эмоций: страха, гнева, огорчения, возмущения и тому подобного. Улыбку предпочитают еще и потому, что благодаря счастливому выражению лица и обмануть гораздо проще. А вот намеренное изображение отрицательных эмоций для большинства людей дается с трудом. Благодаря исследованию удалось установить (см. главу 4), что большинство людей не может преднамеренно вызывать сокращение определенных мышц лица для достоверной имитации горя или страха. Немного легче изобразить гнев и отвращение, но и в этом случае чаще всего заметна фальшь. Таким образом, если для успешной лжи предпочтительнее изображать отрицательные эмоции, а не улыбку, могут возникнуть трудности.

2 Признаки лжи:

Если внимательно приглядеться к лжецу, то всегда можно заметить некоторые недочёты в его поведении. Проблема состоит в том, что мы верим в то, во что хотим верить, и это убивает нашу бдительность. Для распознавания лжи нужно сохранять хладнокровие и откинуть эмоции. На сегодняшний день выявлено два основных признака лжи — это утечка информации, фактов и информация о наличии обмана. Рассмотрим эти признаки.

Утечка информации — лжец нечаянно выдаёт себя противоречий информацией. Можно привести пример такого признака обмана. Молодой человек пообещал своей девушке, что бросит курить, и когда она в очередной раз начала рассказывать ему о вреде курения он соврал ей, что уже бросил, ведь ради неё он готов на всё. Приблизительно через месяц, когда эта тема стала закрытой, парень, закашлявшись, пожаловался немного сквозь зубы на свои лёгкие и сказал, что пора ему бросать курить. Стоит ли говорить, что обман был моментально раскрыт.

Информация о наличии обмана — лжец своим поведением выдаёт лишь то, что он говорит неправду, но истинная информация по-прежнему не известна. Зная, что нам лгут, мы не всегда можем сказать, что именно от нас пытаются скрыть. Я общалась с одной женщиной, которая говорила, что муж обманывает её. Она говорила: «Он что-то скрывает от меня, я это чувствую. Он приходит с работы угрюмым, плохо ест, он даже отказывается от своих любимых блюд! Но когда я спрашиваю его, что случилось, он говорит, что всё хорошо! Я же знаю его хорошо, я знаю, что он мне лжёт, но что именно он скрывает от меня?». Через несколько месяцев выяснилось, что у него нашли рак лёгких…"

Признаки обмана могут проявляться в мимике, телодвижениях, голосовых модуляциях, глотательных движениях, в слишком глубоком или же, наоборот, поверхностном дыхании, в длинных паузах между словами, в оговорках, микровыражениях лица, неточной жестикуляции. Почему лжецы допускают такие промахи в поведении? Вещь порой этого не происходит. И тогда лжец выглядит безупречно; ничто не выдает его обмана. Но почему все-таки это происходит не всегда? В первую очередь, по двум причинам: одна из них касается разума, другая -- чувств". Любой из этих промахов (неумение предвидеть необходимость лжи, подготовить нужную линию поведения и адекватно реагировать на меняющиеся обстоятельства, придерживаться первоначально принятой линии поведения) дает легко узнаваемые признаки обмана. То, что говорит человек, противоречит либо само себе, либо уже известным или выплывающим позже фактам. Но даже такие явные признаки обмана не всегда настолько просты и надежны, как это может показаться на первый взгляд. Наоборот, порой слишком гладкая линия поведения может быть признаком мошенника, хорошо отрепетировавшего свою роль, и некоторые жулики специально совершают незначительные ошибки для того, чтобы обман выглядел достовернее. Отсутствие подготовки или неумение придерживаться первоначально избранной линии поведения, как правило, дают признаки обмана, заключающиеся не в том, что говорит обманщик, а в том, как он это делает. Необходимость обдумывать каждое слово (взвешивать возможности и осторожно выбирать выражения) обнаруживает себя в паузах или в более тонких признаках, таких, например, как напряжение век и бровей, а также в изменениях жестикуляции. Тщательность подбора слов не всегда является признаком обмана, хотя порой это и так.

Гораздо больше ошибок происходит из-за эмоций, которые трудно подделать или скрыть. Не всякая ложь сопровождается эмоциями, но если это происходит, то представляет для лжеца особые трудности. Попытка скрыть нахлынувшие эмоции может обнаружить себя в словах, но случаи подобных оговорок довольно редки. Обычно не так уж и сложно ничего не говорить о своих чувствах, но скрыть выражение лица, сдержать участившееся дыхание или избавиться от внезапно возникшего комка в горле не так-то просто. Это происходит непроизвольно, буквально в какие-то доли секунды, не оставляй ни выбора, ни времени на обдумывание. Люди испытывают эмоции не по собственному произволу. Напротив, эмоции захватывают людей; и страх, и гнев возникают помимо их воли. Но люди не только не выбирают свои эмоции, они еще и не могут по собственному произволу управлять их внешними проявлениями. Когда эмоция нарастает постепенно, начинаясь с малого (скорее досада, чем ярость), изменения в поведении невелики и скрыть их относительно легко, особенно если человек отдает себе отчет в своих чувствах. Однако для большинства людей это не так. Если эмоция возникает не вдруг и не является особо сильной, она может оказаться заметной скорее для других, чем для переживающего ее человека, по крайней мере, до тех пор, пока не станет более интенсивной. Но сильные эмоции труднее контролировать. Кроме того, чтобы скрыть интонацию, мимику или специфические телодвижения, возникающие при эмоциональном возбуждении, требуется определенная борьба с самим собой, в результате чего даже в случае удачного сокрытия испытываемых в действительности чувств могут оказаться заметными направленные на это усилия, что и явится в свою очередь признаком обмана. Скрывать эмоции нелегко, но не менее трудно и фальсифицировать их, даже в том случае, когда это делается не по необходимости прикрыть ложной эмоцией настоящую. Для этого требуется несколько больше, чем просто заявить: я сержусь или я боюсь. Если обманщик хочет, чтобы ему поверили, он должен и выглядеть соответствующим образом, а его голос и в самом деле звучать испуганно или сердито. Подобрать же необходимые для успешной фальсификации эмоций жесты или интонации голоса не так-то просто. К тому же очень немногие люди могут управлять своей мимикой. А для успешной фальсификации горя, страха или гнева необходимо очень хорошее владение мимикой. Фальсифицировать эмоции еще труднее, когда это делается с целью скрыть действительно переживаемое чувство. Выглядеть сердитым и так достаточно трудно, но если в это время человек испытывает страх, его может просто разорвать от эмоций. Страх толкает человека к одним внешним проявлениям, а попытка казаться сердитым -- к другим. Брови, например, от страха невольно взлетают вверх. Для того же, чтобы фальсифицировать гнев, человеку нужно их опустить. Часто признаки такой внутренней борьбы между испытываемыми и фальшивыми эмоциями и выдают обман. Обману редко не сопутствуют какие-либо эмоции, и лжецы далеко не всегда стараются их скрывать. Скрывать же возникающие при обмане эмоции, дабы ложь не была обнаружена, необходимо. Спутниками лжи могут оказаться совершенно различные эмоции, но чаще всего переплетается с обманом боязнь оказаться разоблаченным.

Невербальные признаки лжи

Невербальные признаки обмана чаще всего проявляются при затруднениях в измышлении лжи. Лжецы, предъявляя замысловатую ложь, обычно говорят медленнее, включают в свою речь больше пауз и чаще запинаются. Подобный поведенческий паттерн продемонстрировал, например, человек, признанный виновным в убийстве. На действия человека могут повлиять и такие эмоции, как чувство вины, страха или волнения. Чем сильнее эти эмоции, тем более вероятно проявление невербальных признаков лжи. Лжецы, которые чересчур боятся быть уличенными в обмане, пытаются предстать перед окружающими честными людьми. В таких ситуациях их поведение зачастую лишено гибкости, спланировано и отрепетировано. Помимо этого, эмоциональные переживания нередко выражаются в повышении высоты голоса, которое является реакцией, неподконтрольной лжецу. Однако такое повышение весьма незначительно и очень плохо поддается обнаружению. Наконец, эмоции способны проявиться на лице. Страх, например, автоматически проявляется в поднятии и сведении бровей, в поднятии верхнего века и напряжении нижнего. Лжецы, не желающие выказать свой испуг, стараются подавить выражение этих эмоций, Им часто удается сделать это зау секунды после того, как у них появляется подобное выражение. Это означает, что хотя бы на долю секунды выражение лиц обманщиков позволяет опытным дознавателям изобличить их во лжи.

Вербальные признаки обмана

Иногда лжец высказывает вещи, ложность которых заранее известна вопрошающему. Подобную ложь легко изобличить, прислушавшись к словам лжеца. Однако не все лжецы лгут очевидным образом. Даже если ложь не явная, ее часто можно распознать при внимательном отношении к содержанию речи. Лжецы иногда рассказывают неправдоподобные истории. Более того, их утверждения зачастую носят непрямой и уклончивый характер, не будучи отмечены личными переживаниями. Помимо этого, люди, говорящие правду, -- особенно если они ведут себя эмоционально, -- склонны к неструктурированному повествованию, тогда как лжецы описывают события в более хронологически выверенной манере. Наконец, лжецы уснащают свои рассказы меньшим числом подробностей, чем те, кто говорит правду. Эти факты объясняются рядом причин. Например, негативные эмоции (гнев, чувство вины) могут вылиться в негативные же утверждения, а удрученность -- привести к тому, что лжец примется рассказывать свою историю в неструктурированной манере. Не говоря о том, что умалчивание о многих подробностях может быть следствием недостатка воображения для их выдумывания, недостаточная осведомленность в тех или иных деталях или нежелание о них говорить повышают вероятность противоречий или того, что проверяющие разоблачат обман при проверке сказанного.

Физиологические реакции у лжецов

Боязнь быть уличенным, чувство вины, возникающее в процессе лжи; волнение и знание своей неправоты влекут за собой (умеренные) физиологические реакции: повышение кровяного давления, учащение сердцебиения и усиленную потливость ладоней. Детектор лжи способен зафиксировать эти физиологические реакции.

Итог:

1 Физиологические признаки лжи

В принципе, приведенные ниже физиологические признаки лжи могут свидетельствовать только о стрессовом состоянии собеседника. Что в свою очередь может означать, что он лжет, либо же такое поведение является свойственным данному человеку. Понаблюдав за ним еще немного, Вы сможете либо подтвердить свое предположение о неискренности собеседника (в случае если обнаружится еще один или несколько признаков лжи), либо опровергнуть.

1 капли пота на верхней губе или на лбу

2 сухость во рту

3 сужение зрачков

4 тяжелое дыхание

5 глубокий вдох и шумный выдох

6 изменение цвета лица (покраснение, бледность или пятна)

7 подергивание мышц лица

8 напряженные губы или кривая улыбка

9 учащенное моргание глаз

10 дрожь в голосе

11 появление «гусиной кожи» на руках

12 появление зевоты

13 учащенное сердцебиение

14 заикание (если его раньше не было)

15 покашливание

16 изменение тембра, тона и громкости голоса

17 частое сглатывание слюны

2 Вербальные признаки лжи

1 человек чрезмерно пытается доказать свою невиновность (клянется, божится, дает честное слово и т. д.)

2 самый распространенный признак лжи — нежелание или отказ обсуждать определенные темы или отвечать на поставленные вопросы

3 попытки нанести прямое оскорбление, использование пренебрежительного тона, грубость, нецензурная брань

4 попытки вызвать сочувствие, жалость, доверие, симпатию. Во всем с Вами соглашается (кроме того, что он врет)

5 старается не говорить «да» или «нет»

6 уклоняется от прямых вопросов, немногословен

7 показывает, что он равнодушно относится к обсуждаемой теме

8 также, один из самых распространенных признаков лжи, — постоянные попытки

9 сменить тему разговора

1.2 Психологические особенности подросткового возраста

Каждый возраст хорош по-своему. И в то же время, в каждом возрасте есть свои особенности, есть свои сложности. Не исключением является и подростковый возраст. Это самый долгий переходный период, который характеризуется рядом физических изменений. В это время происходит интенсивное развитие личности, ее второе рождение. Из психологического словаря: «Подростковый возраст -- стадия онтогенетического развития между детством и взрослостью (от 11−12 до 16−17 лет), которая характеризуется качественными изменениями, связанными с половым созреванием и вхождением во взрослую жизнь». Попробую немного рассказать об особенностях и трудностях подросткового возраста. Психологические особенности подросткового возраста получили название «подросткового комплекса». Что же он представляет собой?

Вот его проявления:

чувствительность к оценке посторонних своей внешности

крайняя самонадеянность и безаппеляционные суждения в отношении окружающих

внимательность порой уживается с поразительной черствостью, болезненная застенчивость с развязностью, желанием быть признанным и оцененным другими — с показной независимостью, борьба с авторитетами, общепринятыми правилами и распространенными идеалами — с обожествлением случайных кумиров

Суть «подросткового комплекса» составляют свои, свойственные этому возрасту и определенным психологическим особенностям, поведенческие модели, специфические подростковые поведенческие реакции на воздействия окружающей среды.

Причина психологических трудностей связана с половым созреванием, это неравномерное развитие по различным направлениям. Этот возраст характеризуется эмоциональной неустойчивостью и резкими колебаниями настроения (от экзальтации до депрессии). Наиболее аффективные бурные реакции возникают при попытке кого-либо из окружающих ущемить самолюбие подростка.

Пик эмоциональной неустойчивости приходится у мальчиков на возраст 11−13 лет, у девочек — 13−15 лет.

Для подростков характерна полярность психики:

Целеустремленность, настойчивость и импульсивность,

Неустойчивость может смениться апатией, отсутствие стремлений и желаний что-либо делать,

Повышенная самоуверенность, безаппеляционность в суждениях быстро сменяется ранимостью и неуверенностью в себе;

Потребность в общении сменяется желанием уединиться;

Развязность в поведении порой сочетается с застенчивостью;

Романтические настроения нередко граничат с цинизмом, расчетливостью;

Нежность, ласковость бывают на фоне недетской жестокости.

Характерной чертой этого возраста является любознательность, пытливость ума, стремление к познанию и информации, подросток стремится овладеть как можно большим количеством знаний, но не обращая порой внимания, что знания надо систематизировать.

Стенли Холл назвал подростковый период периодом «Бури и натиска». Так как в этот период в личности подростка сосуществуют прямо противоположные потребности и черты. Сегодня девочка-подросток скромно сидит со своими родственниками и рассуждает о добродетели. А уже завтра, изобразив на лице боевую раскраску и проколов ухо десятком сережек, пойдёт на ночную дискотеку, заявив, что «в жизни надо испытать все». А ведь ничего особенного (с точки зрения ребенка) не произошло: она просто изменила мнение.

Как правило, подростки направляют умственную деятельность на ту сферу, которая больше всего их увлекает. Однако интересы неустойчивы. Месяц позанимавшись плаванием, подросток вдруг заявит, что он пацифист, что убивать кого бы то ни было -- страшный грех. И по сему увлечется с тем же азартом компьютерными играми.

Одно из новообразований подросткового возраста — чувство взрослости.

Когда говорят, что ребёнок взрослеет, имеют в виду становление его готовности к жизни в обществе взрослых людей, причём как равноправного участника этой жизни. С внешней стороны у подростка ничего не меняется: учится в той же школе (если, конечно, родители вдруг не перевели в другую), живет в той же семье. Все так же в семье к ребенку относятся как к «маленькому». Многое он не делает сам, многое — не разрешают родители, которых все так же приходится слушаться. Родители кормят, поят, одевают свое чадо, а за хорошее (с их точки зрения) поведение могут даже и «наградить» (опять таки, по своему разумению — карманные деньги, поездка на море, поход в кино, новая вещь). До реальной взрослости далеко — и физически, и психологически, и социально, но так хочется! Он объективно не может включиться во взрослую жизнь, но стремиться к ней и претендует на равные со взрослыми права. Изменить они пока ничего не могут, но внешне подражают взрослым. Отсюда и появляются атрибуты «псевдовзрослости»: курение сигарет, тусовки у подъезда, поездки за город (внешнее проявление «я тоже имею свою личную жизнь»). Копируют любые отношения.

Хотя претензии на взрослость бывают нелепыми, иногда уродливыми, а образцы для подражания — не лучшими, в принципе подростку полезно пройти через такую школу новых отношений. Ведь внешнее копирование взрослых отношений — это своеобразный перебор ролей, игры, которые встречаются в жизни. То есть вариант подростковой социализации. И где еще можно потренироваться, как не в своей семье? Встречаются по-настоящему ценные варианты взрослости, благоприятные не только для близких, но и для личностного развития самого подростка. Это включение во вполне взрослую интеллектуальную деятельность, когда подросток интересуется определённой областью науки или искусства, глубоко занимаясь самообразованием. Или забота о семье, участие в решении как сложных, так и ежедневных проблем, помощь тем, кто в ней нуждается. Впрочем, лишь небольшая часть подростков достигает высокого уровня развития морального сознания и немногие способны принять на себя ответственность за благополучие других. Более распространённой в наше время является социальная инфантильность.

Внешний вид подростка — еще один источник конфликта. Меняется походка, манеры, внешний облик. Ещё совсем недавно свободно, легко двигавшийся мальчик начинает ходить вразвалку, опустив руки глубоко в карманы и сплёвывая через плечо. У него появляются новые выражения. Девочка начинает ревностно сравнивать свою одежду и причёску с образцами, которые она видит на улице и обложках журналов, выплёскивая на маму эмоции по поводу имеющихся расхождений.

Внешний вид подростка часто становится источником постоянных недоразумений и даже конфликтов в семье. Родителей не устраивает ни молодёжная мода, ни цены на вещи, так нужные их ребёнку. А подросток, считая себя уникальной личностью, в то же время стремится ничем не отличаться от сверстников. Он может переживать отсутствие куртки — такой же, как у всех в его компании, — как трагедию.

Внутренне происходит следующее.

У подростка появляется своя позиция. Он считает себя уже достаточно взрослым и относится к себе как к взрослому.

Желание, чтобы все (учителя, родители) относились к нему, как к равному, взрослому. Но при этом его не смутит, что прав он требует больше, чем берет на себя обязанностей. И отвечать за что-то подросток вовсе не желает, разве что на словах. Стремление к самостоятельности выражается в том, что контроль и помощь отвергаются. Все чаще от подростка можно слышать: «Я сам все знаю!» (Это так напоминает малышовое «Я сам!»). И родителям придется только смириться и постараться приучить своих чад отвечать за свои поступки. Это им пригодится по жизни. К сожалению, подобная «самостоятельность» — еще один из основных конфликтов между родителями и детьми в этом возрасте. Появляются собственные вкусы и взгляды, оценки, линии поведения. Самое яркое — это появление пристрастия к музыке определенного типа.

Ведущей деятельностью в этом возрасте является коммуникативная. Общаясь, в первую очередь, со своими сверстниками, подросток получает необходимые знания о жизни. Очень важным для подростка является мнение о нем группы, к которой он принадлежит. Сам факт принадлежности к определенной группе придает ему дополнительную уверенность в себе. Положение подростка в группе, те качества, которые он приобретает в коллективе существенным образом влияют на его поведенческие мотивы.

Более всего особенности личностного развития подростка проявляются в общении со сверстниками. Любой подросток мечтает о закадычном друге. При чем о таком, которому можно было бы доверять «на все 100», как самому себе, который будет предан и верен, несмотря ни на что. В друге ищут сходства, понимания, принятия. Друг удовлетворяет потребность в самопонимании. Практически, Друг является аналогом психотерапевта. Дружат чаще всего с подростком того же пола, социального статуса, таких же способностей (правда, иногда друзья подбираются по контрасту, как бы в дополнение своим недостающим чертам). Дружба носит избирательный характер, измена не прощается. А вкупе с подростковым максимализмом дружеские отношения носят своеобразный характер: с одной стороны — потребность в единственно-преданном друге, с другой — частая смена друзей. У подростков существуют и так называемые референтные группы. Референтная группа — это значимая для подростка группа, чьи взгляды он принимает. Желание слиться с группой, ничем не выделяться, отвечающее потребности в эмоциональной безопасности, психологи рассматривают как механизм психологической защиты и называют социальной мимикрией. Это может быть и дворовая компания, и класс, и друзья по спортивной секции, и соседские ребята по этажу. Такая группа является большим авторитетом в глазах ребенка, нежели сами родители, и именно она сможет влиять на его поведение и отношения с другими. К мнению членов этой группы подросток будет прислушиваться, иногда беспрекословно и фанатично.

Итог:

Подростковый возраст — это пик активности, прежде всего физической время бурной перестройки организма, который диктует специфические «парадоксы подростковой психики»

1.3 Развитие отношения ко лжи у подростков

ложь обман подросток

Человек рождается не умеющим лгать. Однако в процессе жизни у него формируется не только определенное понимание лжи, отношение к ней, но и опыт ее использования в различных ситуациях. Наиболее значимым периодом в формировании системы отношения человека ко лжи является подростковый возраст.

Целью проекта Пола Экмана являлось выявление понимания лжи и особенностей отношения к ней подростков 8−11 классов.

Проект осуществлялся в период с ноября 2007 года по февраль 2008 года. В ходе проекта были установлено, что представляет собой ложь как объект социального и философского анализа и каковы причины появления склонности ко лжи, рассмотрены методики выявления лжи в непосредственном общении, исследовано понимание лжи и отношение к ней подростков 8 — 11 классов нашей школы, подобраны рекомендации по выявлению лжи в непосредственном общении.

Под ложью учащиеся понимают вранье, обман, зло, недоверие, предательство, хитрость, неприятность. Большая часть учащихся считает, что ложь социально опасна. Однако с возрастом понимание этого уменьшается. Выраженное осознание социальной опасности лжи и отрицательное отношение ко лжи не мешает учащимся прибегать к ней. Практически все учащиеся в той или иной степени признают себя лгущими и считают, что все люди лгут. Ко лжи учащиеся прибегают для того, чтобы избежать наказания, скрыть содеянное, помочь кому-то в трудной ситуации, или же просто по мелочам. Большинство учащихся может определить ситуации обмана. Сами ученики очень редко признаются в своей лжи другим. Многие из них при этом отмечают, что лгут чуть ли не с детского сада или с начальных классов. По мнению большинства подростков, ложь портит человека, приводит к еще большим неприятностям, разоблачению и потере доверия со стороны окружающих или даже к гибели человека. Учащиеся школы считают, что ложь недопустима в важных делах, в семье и дружбе, хотя неоднократно были свидетелями проявления лжи в этих сферах жизни. В своем ближайшем окружении учащиеся обнаруживают не слишком много лжи. При этом считают, что для того, чтобы лжи было меньше, надо говорить правду или избегать ситуаций, когда приходится лгать. Учащиеся старших классов, в сравнении с учениками 8 и 9 классов, относятся ко лжи более лояльно и допускают ситуации, когда ложь применима и имеет положительные стороны.

В целом, старшие подростки относятся ко лжи неоднозначно, с возрастом отношение ко лжи становится все более лояльным.

Результатом проекта стало создание слайдовой презентации — тренинга для детей и взрослых «Что такое ложь и как ей противостоять» и выпуск буклета «Как не стать жертвой лжеца».

Ложь подростка свидетельствует о том, что в силу некоторых обстоятельств он не дорожит чувством интимности (возможно, такового просто нет в семье), хотя, в отличие от детей младшего возраста, хорошо понимает, что это такое. Но это не значит, что подростки не будут лгать, если с родителями сложились хорошие отношения. Иногда они настолько любят родителей и так боятся их огорчить, что сами загоняют себя в угол ложью. Как часто будет повторяться ложь зависит от многих обстоятельств, в том числе и от страха сына или дочери потерять любовь и доверие горячо любимых родителей, а также от полного отсутствия стремления восстановить доверие. В любом случае, последствия лжи в этом возрасте более серьезны, чем в более ранний период жизни человека.

Подростки отличаются от детей более младшего возраста принципиально иным уровнем понимания событий внешнего мира. У подростка появляется формальное мышление, то есть способность мыслить сложными категориями и соотносить события с контекстом, в котором они происходят. В этом возрасте большинство из них узнает, что истина не является абсолютной, что знания достоверны лишь в определенной степени, что со временем ученые найдут новые факты, которые могут опровергнуть сложившуюся картину мира. У большинства подростков это знание ведет к переосмыслению всей картины мира. Они пытаются разрешить дилемму: «Если нельзя отличить правду ото лжи, если нельзя быть уверенным в том, кто прав, а кто виноват, тогда возможен ли вообще правильный выбор?»

В зависимости от прежнего опыта и возможности искреннего общения с родителями они могут приходить к принципиально разным выводам. Например, не умея выбирать между разными позициями, они всем точкам зрения могут придавать равное значение. Как следствие, подростки теряют уважение к авторитету и, прежде всего, подвергают сомнению правильность суждений родителей. По этой же причине в действиях подростков появляется импульсивность — ведь нет смысла обдумывать ситуацию, если все действия одинаково верны. Они предпочитают интуицию логике, однако интуиция их подводит, потому что точность ее определяется опытом, которого у подростков еще недостаточно.

Они ориентируются на мнение сверстников, считая их групповое суждение более значимым, чем взгляды и замечания родителей. При этом подростки в одинаковой степени могут не выполнять требования как родителей, так и группы ровесников. Это объясняется тем, что, предъявляя высокие требования к окружающим, к себе они их пока не применяют.

Все это ведет к тому, что подростки разделяют точку зрения случайного лидера значимой для них группы сверстников, и эти взгляды на некоторое время становятся ориентиром в планировании собственных действий. Внутри такой группы подростки часто освобождают себя от ответственности выносить самостоятельные суждения, подчиняясь мнению большинства. Чем авторитарнее лидер, чем искуснее эксплуатирует он высшие человеческие ценности, тем проще подросток вливается в такую группу. Именно поэтому секты в своих действиях ориентируются именно на подростков, причем не просто подростков, но одиноких и несчастных.

Возможна и другая ситуация, когда, уверившись в том, что между добром и злом нет различий, подростки примыкают к группе, пробующей те или иные противоправные действия, связанные с жестокостью и насилием.

И, наконец, не имея ориентиров и методов разрешения проблем, подростки прибегают к химическим средствам, изменяющим сознание. Выбор конкретных средств определяется местом проживания подростка и количеством денег на карманные расходы. Чем меньше денег, тем выше вероятность употребления алкоголя, чем их больше, тем выше вероятность применения наркотиков.

Наши собственные исследования показали, что по пути химического изменения сознания идут подростки с самой простой личностной структурой.

Первый опыт употребления наркотика сопровождается удивительно приятным состоянием возбуждения и предвкушением долгожданного счастья, оставляющим неизгладимый след в душе подростка, на которого со всех сторон обрушиваются кажущиеся неразрешимыми проблемы. Возникает понимание того, что есть доступные способы получения удовольствия, отодвигающие на задний план привычные тяготы жизни. Такое понимание надежно фиксируется в сознании и уже не подвергается сомнению при восприятии любых самых очевидных знаний о последствиях такого поведения. Это объясняется тем, что состояние удовольствия переживается реально и интенсивно, а о негативных последствиях становится известно из чужого опыта, на котором практически не учится ни один человек. Именно яркое, позитивное состояние удовольствия, возникающее у подростка, не имеющего душевных сил для борьбы и навыков преодоления трудностей, ведет к возникновению зависимого поведения.

Неумение преодолевать трудности формирует специфические механизмы зашиты от неприятных последствий своего поведения. Чаще всего таким последствием становится безответственность, поскольку выполнение обязательств требует длительной и упорной работы, тогда как зависимый подросток не способен и не желает переносить какие бы то ни было трудности.

Чтобы оправдать себя, зависимые подростки предпочитают лгать, а не сообщать горькую правду. Они поступают так потому, что успокаивают прежде всего себя. Через какое-то время ложь становится привычкой, рождается сама собой и не контролируется сознательно. Этим они вовлекают в ложь своих близких, которым лгут слишком искренне (поскольку сами уверены в своей лжи), теперь уже и близкие становятся соучастниками поддержания опасных привычек.

Потребность в искусственном изменении состояния возникает у зависимого подростка при появлении любого затруднения и, безусловно, в экстремальных ситуациях. Состояние человека, подвергающегося сверхсильному воздействию, называется стрессом. Таким образом, одним из существенных отличий зависимого подростка является его неспособность переживать стресс.

Для описания умения человека преодолевать препятствия Р. С. Лазарус ввел понятие «копинг». Английское слово coping означает способность разрешать трудные ситуации, овладевать ими. Напряженные моменты являются неотъемлемой составляющей современной жизни, и то, как подросток научился справляться с ними, в большой мере предопределяет его адаптивный потенциал.

При возникновении экстремальной ситуации люди либо принимают ее и пытаются выйти из создавшегося положения, либо все силы направляют на то, чтобы оттянуть время в надежде, что все само собой образуется. В соответствии с этим поведением выделяют два типа копинга.

Проблемно-центрированный копинг проявляется в том, что подросток предпринимает разнообразные попытки решить возникшую у него проблему и тем самым выйти из стресса. Противоположным является эмоцио-центрированный копинг, при котором подросток полностью погружается в свои эмоции и не пытается вырваться из ситуации, приведшей к стрессу. Такие люди часто сетуют на судьбу, которая обрушила на них тяжелые обстоятельства, плачут и стенают, однако не предпринимают ничего, что способствовало бы разрешению проблемы. Если первый тип поведения ведет к более быстрому выходу из сложных обстоятельств, то второй порождает манипулирование окружающими с целью вовлечь их в судьбу пострадавшего. Для этого подростки часто прибегают к системе лжи.

Но не все определяется психологическими особенностями подростка. Если отношения в семье приводят к тому, что подростка наказывают при совершении им любых негативных действий, то возможно формирование у него состояния выученной беспомощности. В этом случае подросток утрачивает инициативность и интерес к жизни и пассивно следует указаниям взрослых.

Он обучается тому, что любое его действие не помогает в разрешении трудностей, а лишь отсрочивает наказание.

Итак, можно выделить четыре психологических умения, обладая которыми, подростки никогда не встанут на путь зависимости от химического вещества. К этим умениям относятся: умение отвечать за свои поступки, умение трудиться, умение преодолевать трудности и ждать. Если родители привили детям эти качества в раннем возрасте, то могут не опасаться серьезных проблем в подростковом. Более того, наказания в семье за проступок не должны быть сильными и неотвратимыми, чтобы не сформировать у подростка выученную беспомощность. Именно в этот период все просчеты раннего воспитания приобретают зримую реализацию в поведении сына или дочери.

В одном исследовании была поставлена весьма интригующая задача: стоит ли родителям обучать подростков правильно выпивать, чтобы они могли ограничивать себя в той или иной ситуации. Были опрошены 2 тысячи родителей, в семьях которых было по два подростка 13 и 15 лет. Оказалось, что если родители разрешают употреблять алкоголь в своем присутствии, полагая, что тем самым учат подростков выпивать правильно, соотнося возможности с объемом выпитого, то подростки начинают легко пить в любых условиях. Поэтому если родители много пьют при детях, вероятность, что последние будут поступать так же, крайне высока. Это же относится и к курению. Никакие рассказы, лекции и тренировки не отвадят подростков от курения, если они видят, что их близкие курят.

Любое зависимое поведение (от алкоголя, наркотиков, курения) приведет не только к необходимости лгать родителям, но и к легкости появления этой лжи.

Очевидно, что приобщаться к такого рода зависимостям будут подростки, много времени проводящие вне дома. Существует важная психологическая истина. Семья с подростком — это семья, живущая на вулкане. Основная задача такой семьи — создать условия, при которых подростку комфортнее находиться дома, чем где бы то ни было. Чем более сильная близость в отношениях между родителям и детьми была сформирована в предыдущий период жизни, чем больше навыков разрешения проблем освоил ребенок, чем понятнее цели, которые он поставил в жизни, тем больше вероятность, что и в подростковом возрасте он продолжит развивать позитивное движение в этих направлениях. Не стоит думать, что подросток сам должен решать свои проблемы. Именно в этом возрасте они нуждаются в общении, причем в общении на равных.

Но это не значит, что нельзя повлиять на тех подростков, которые большую часть времени проводят вне дома.

Безусловно, чем раньше поставлена задача, тем легче найти решение.

Подросток внедряется в группу сверстников не одномоментно. И в период адаптации в группе существует больше шансов вывести его из нее.

Это говорит о том, насколько значимо при переходе к подростковому возрасту обсуждение насущных проблем ребенка совместно с родителями. Любое сомнение, высказанное подростком, его ошибки и проблемы должны привлекать их внимание. При этом задача родителей состоит не в том, чтобы сказать, что все пройдет и забудется (об этом знают только они, а подростку так больно сейчас, что он точно уверен, что боль останется навсегда). Совместно обсуждая конкретные проблемы, родители наводят ребенка на важнейшую мысль, которая станет для него ориентиром в будущем. В мире действительно не существует неопровержимых истин, люди никогда не могут до конца быть уверены в каком-либо факте. Но есть общечеловеческие ценности, которые не требуют доказательств. И именно они отличают человека от других живых существ и позволили человечеству выжить и сформировать множество различных культур. Следование этим ценностям увеличивает количество добра в мире и определяет человеческое достоинство. Человек может ошибаться в своих действиях, но важно при этом не скрывать свои ошибки, а, анализируя их последствия, исправлять неверные шаги и продумывать дальнейшие действия так, чтобы не повторять ошибок.

Родителям следует помнить, что если в более ранние периоды ребенка для него важнейшим методом обучения было действие, то подросток сталкивается с проблемами осмысления. А потому особое внимание следует уделять суждениям. Более того, необходимо подчеркивать, что результаты суждения должны быть применены не к другим людям, а прежде всего к себе.

Еще одна особенность подросткового возраста — чрезмерная эмоциональность. В сочетании с формированием нового видения мира эта характеристика может привести к неверным ожиданиям от поддержки друзей. Подростки будут ждать от них больше сочувствия и включенности, чем те смогут дать (учитывая, что у них те же самые проблемы и они также нуждаются в сочувствии и поддержке). Все это ведет к конфликтам, в том числе с родителями, от которых подросток тоже может ожидать большей поддержки и сочувствия и меньшей критики.

Одна из типичнейших сфер лжи подростков — сексуальные взаимодействия. Это слишком интимная тема, чтобы родители могли ожидать правдивых ответов. Возможно, лучшим выходом будет не задавать вопросов о том, что было на свидании, чтобы не создавать условий для лжи. При этом стоит быть готовыми принять любую информацию без критики и осуждения.

Чтобы не столкнуться с неприятностями, родители должны дать подростку исчерпывающую информацию о безопасном сексе, о том, что может случиться, если партнеры не используют презервативы, о болезнях, передающихся половым путем.

Это не значит, что родители не говорят о любви, о чести и достоинстве. Каждый родитель имеет полное право изложить подростку собственное видение того, как связаны между собой любовь и секс, когда возможны сексуальные отношения и как они могут протекать. При этом необходимо помнить, что ребенок воспитывается не только в семье. И современная информационная среда существенно отличается от той, в которой некогда формировались представления на эту щепетильную тему у родителей. Современные молодые люди чувствуют те же сексуальные влечения, что и их предшественники, но эти влечения постоянно стимулируются информацией из СМИ, Интернета, от друзей. При этом о необходимости контролировать свои влечения практически не говорят.

На фоне чрезмерного потока информации о сексе и вместе с тем большого количества морализаторской литературы ощущается острая нехватка конкретных знаний о том, например, как девушка может отказать молодому человеку в его настойчивых желаниях, сохранив и дружеские отношения с ним, и уважение к себе. Нет знаний и о тактичном поведении молодого человека по отношению к девушке. И здесь немаловажную роль играют доверительные отношения с родителями, способными рассказать о собственном опыте и своих переживаниях. Родители также могут попросить старших детей пообщаться на эту тему с младшими. В любом случае лжи можно избежать только при условии, что родители не будут жестко требовать отчета о каждой встрече сына или дочери со сверстником противоположного пола и будут готовы обсуждать любую проблему, которую поднимает подросток, без менторства, морализаторства и наставлений. Родитель не осуждает поведение, но направляет и пытается объяснить, почему те или иные поступки ему кажутся более правильным.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой