Отношение религии к проблеме аборта

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия и мифология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Отношение религии к проблеме аборта

Главное последствие аборта представлено на фотографиях, поэтому говорить о последствиях аборта для здоровья женщины нам кажется не вполне уместным. Но, поскольку многих это интересует, приводим медицинские данные на эту тему.

Даже при самых лучших больничных условиях, когда аборт произведен в клинике опытным специалистом, не исключены последствия для здоровья в результате осложнений. Аборт дает много последствий, являясь тяжелой биологической травмой. Появляется повышенная утомляемость и раздражительность, часто нарушаются функции желез внутренней секреции. Осложнения после аборта бывают и ближайшими и отсроченными. Травмируются шейка и тело матки, т.к. операция производится «вслепую», и это может привести впоследствии к формированию рубцов и сращению и дальнейшему нарушению функции матки, к возникновению нарушений менструального цикла (дисфункции), вторичному бесплодию.

Одним из грозных осложнений аборта является перфорация стенки матки, приводящая женщину на операционный стол, и тяжелые кровотечения. Кровотечение всегда имеет последствия: от малокровия до тяжелых нарушений свертывания крови, которые могут закончиться смертью пациентки. У 10−12% здоровых женщин аборт является толчком к развитию острых и хронических заболеваний женских половых органов, также часто приводящих к бесплодию. По данным акушерских клиник из 1040 женщин, страдавших трубным вторичным бесплодием, у 594 оно развилось после аборта.

Ближайшие и отдаленные последствия абортов весьма часто отражаются на дальнейшей детородной функции. Аборты отрицательно влияют на течение и исход последующих беременностей: невынашивание, аномалии расположения и отделения плаценты — детского места, его перерождение; несвоевременный (преждевременный или ранний) разрыв плодных оболочек и т. д. Последствия медикаментозного аборта

О последствиях аборта не принято говорить

На счет того, что легальность аборта отнюдь не делает его безопасным существует прямо какой-то заговор молчания, либо недобросовестного искажения информации.

Например, при аборте может развиться кровотечение. Если под рукой врача не оказывается необходимого количества донорской крови — смерть неизбежна. Но причиной смерти называется потеря крови, а не аборт. Иногда и донорская кровь не предотвращает смерть, а лишь отдаляет ее. Например, после переливания крови женщина заболевает сывороточным гепатитом и через несколько месяцев умирает. Диагноз ставят — гепатит. Но действительная причина смерти — аборт. Еще пример: прободение матки может привести к тазовому абсцессу, сепсису и смерти. В официальном отчете о причине смерти укажут абсцесс матки и заражение крови; истинная же причина — аборт. Еще факты: если кюретка врача соскребает слишком глубокий слой слизистой оболочки матки в местах соединения ее с маточными трубами, то образуется рубец и часто непроходимость маточных труб. Если непроходимость полная — женщина остается на всю жизнь бесплодной. Если непроходимость частичная, то мужское семя может проникнуть в трубу и оплодотворить женскую половую клетку. Однако, эта оплодотворенная клетка из-за рубцово-спаечного процесса в маточной трубе не может вовремя попасть в полость матки и беременность начинает развиваться не в матке, а в трубе. Если это вовремя не заметить, следует разрыв трубы со смертельным исходом. Причиной смерти будет названа внематочная беременность — но истинная причина — аборт.

1. Ранние последствия во время аборта

1.1 Ранение при аборте

Ранение матки при аборте может возникнуть при растяжении канала шейки матки (разрывы шейки матки разной степени тяжести). Мягкая мускулатура беременной матки легко может быть повреждена инструментами, вводимыми в полость матки при аборте (прободение и разрыв матки).

Без хирургического лечения такие повреждения могут быть опасными для жизни. Иногда после аборта требуется немедленное оперативное удаление матки.

1.2 Сильные кровотечения при аборте

При повреждении крупных кровеносных сосудов во время аборта могут возникать сильные кровотечения.

Такие кровотечения требуют неотложного хирургического лечения. Часто требуется переливание крови. Иногда необходимо удаление матки.

1.3 Осложнения наркоза при аборте

Каждый вид обезболивания при аборте, даже местное обезболивание, связано с некоторым риском, хотя и малым. В частности, могут возникать нарушения ритма сердца, нарушения дыхания и функции печени. Особенно опасным осложнением наркоза при аборте является аллергический шок.

2. Ранние последствия после аборта

В первые дни после аборта могут возникать следующие осложнения:

2.1 Воспаление после аборта

Следует опасаться развития воспалительного процесса после аборта в матке (метроэндометрит), в маточных трубах (сальпингит), в брюшной полости (перитонит) и в околоматочной жировой ткани (параметрит). В случае заражения крови после аборта (сепсис) возникает опасность для жизни и требуется неотложное интенсивное лечение антибиотиками.

2.2 Тромбозы

Из-за нарушений свертываемости крови и попадания сгустков крови после аборта в кровоток, как последствия могут образовываться тромбы в венах, в частности, в венах ног. Такие состояния требуют неотложного лечения.

3. Поздние последствия аборта

В большинстве случаев поздние последствия аборта развиваются на почве перенесенных ранних осложнений. Согласно статистике, поздние осложнения развиваются у 10−20% женщин, сделавших аборт.

3.1 Хронически воспалительные заболевания матки и маточных труб после аборта

Нераспознанная вовремя инфекция, занесенная при аборте, без своевременного лечения может привести к хроническому воспалению маточных труб (воспаление придатков матки). При этом может наступить внематочная беременность, состояние, опасное для жизни.

3.2 Бесплодие после аборта

После аборта часто возникает полная непроходимость маточных труб, в результате чего наступает бесплодие.

3.3 Влияние аборта на последующие беременности

Ранения шейки матки при аборте, упомянутые выше, приводят к развитию недостаточности шейки матки (истмикоцервикальная недостаточность). Из-за этого последующие беременности часто оканчиваются выкидышами и преждевременными родами. Прободение матки инструментом при аборте может быть причиной разрыва матки во время следующей беременности.

3.4 Нарушения менструаций после аборта

После аборта часто возникают рубцовые изменения слизистой оболочки матки. Это может быть причиной различных менструальных нарушений, в частности, — обильных и болезненных менструаций.

3.5 Психические нарушения после аборта

Почти у 60% женщин, совершивших аборт, могут возникать следующие психические нарушения: раздражительность, чувство вины, самоупреки, изменения настроения, депрессия, беспричинные слезы, страхи, кошмары.

Эти психические состояния изменения часто сопровождаются различными расстройствами функции внутренних органов: сердцебиением, неустойчивостью артериального давления, мигренью, желудочно-кишечными нарушениями.

Все указанные последствия и осложнения аборта особенно опасны при первой беременности

Когда плод становится человеком?

Между 18-м и 25-м днем со дня зачатия (3−4 недели беременности) у ребенка начинает биться сердце. К 20-му дню формируются основы нервной системы. После пяти с половиной недель ребенок двигает головкой, а в шесть недель — и всем телом, подобно уже рожденному ребенку. Но женщина почувствует эти движения гораздо позже, на 16- 20-й неделе. В 43 дня уже можно снять энцефалограмму мозга. В 9−10 недель беременности малыш уже двигает глазными яблоками, глотает, шевелит язычком, икает, бодрствует и спит. На 11-й неделе — сосет большой палец, реагирует на звуки, внешний шум может его разбудить. К 11−12 неделям появляются ногти, к 16 неделям — ресницы. С 10−11-й недели беременности у ребенка функционируют все системы организма.

В конце 40-х гг. XX века, еще не существовало научного знания об эмбрионе. В то время думали, что нерожденный ребенок, плод — это нечто находящееся в матке. И считать или не считать его человеческим существом, единственной в своем роде личностью было вопросом веры. Отношение к нерожденному ребенку изменилось в 70-е гг., когда изучением плода занялась наука и результаты этого изучения сделались достоянием медицины. Открытия в данной области стали возможными благодаря внедрению новейших технологий, таких, как УЗИ, электронный контроль за сердцем эмбриона, радиационная иммунохимия и другие. Ультразвуковая интроскопия в реальном времени, т. е. получение изображения ребенка в движении, существует как метод клинического исследования с 1976 г. Ультразвуковой прибор работает настолько точно, что позволяет различить даже крошечные, открывающиеся и закрывающиеся во время сердечных сокращений сердечные клапаны. Эта совершенная аппаратура дает возможность родителям увидеть своего ребенка еще до рождения. Благодаря технологиям, приборам и оборудованию, применяемым современной медициной, мы убедились в том, что нерожденный ребенок — человеческое существо, еще один член человеческого сообщества, не отличающийся от других людей.

Мы утверждали, что с научной точки зрения невозможно доказать начало жизни с момента зачатия. Вопрос о том, когда начинается человеческая жизнь, — это вопрос теологический, юридический или философский, считали мы, только не научно-биологический. Это также излюбленная тактика групп, выступающих за проведение абортов. Они постоянно утверждают, что невозможно узнать, когда начинается жизнь, и что об этом мы вообще никогда не узнаем. Однако определить начало жизни мы в конце концов смогли. Оно начинается во время зачатия, и с этих пор плод является человеческим существом. Не существует ни одного такого прыжка, превращения из ничего во что-то, из несущества в существо. Жизнь является плавным спектром от своего начала до самого конца. А разрешение на аборты означает не что иное, как плановое, незапрещённое уничтожение человеческой жизни. Смертельное насилие — аборт — это непростительное зло. Я согласен, что нежелательная беременность — это очень сложная дилемма. Однако искать решение её в уничтожении жизни означает позорное одобрение насилия. Как учёный я знаю — не то, что верю, — я знаю: человеческая жизнь начинается с зачатия. Хотя я формально нерелигиозный человек, в глубине сердца верю в существование Бога, который призывает нас сказать этому прискорбному и невыразимо ужасному преступлению против человечества решительное и неоспоримое «Нет»!

Отрывок из документального фильма об абортах

доктора Бернарда Натансона «Безмолвный крик»

(полный текст)

см. также: фрагмен выступления доктора Бернарда Натансона

Высказывается мнение, что эмбрион является частью тела матери. Это не так по многим причинам. Во-первых, генетически он отличен от матери. Во-вторых, плацента не врастает в стенку матки — существует плацентарный барьер, который не дает большинству заболеваний матери проникать через него, заражение ребенка, как правило, может произойти только с момента родов. Кровь матери не может проникнуть внутрь эмбриона, по ее составу и группе, по генетике каждой клетки своего тела эмбрион отличен от матери. Мать греет его, защищает, выводит углекислый газ и дает кислород и составные кирпичики, из которых будут складываться его белки. А вот складывать их в каждой своей клетке он будет по собственной неповторимой генетической программе.

Профессор Kафедры эмбриологии Биологического факультета МГУ,

доктор биологических наук Д.В. Попов

Во Франции жизнь ребенка начинает защищаться государственными законами через 10 недель после зачатия, в Дании — после 12 недель, в Швеции — после 20, во многих странах жизнь юридически защищена только после рождения. Лауреат Нобелевской премии Ждеймс Уотсон предложил охранять жизнь ребенка через три дня после рождения… Когда же в действительности начинается человеческая жизнь? Кому верить? Или, может быть, французские дети начинают быть людьми через 10 недель после зачатия, маленькие датчане — через 12 недель, шведы — через 20 недель, а дитя Джеймса Уотсона сделается человеком только через три дня после рождения?

Сегодня это уже бесспорно установленный научный факт: человеческая жизнь начинается в тот самый момент, когда встречаются и соединяются две половые клетки: мужская и женская, и в результате этого соединения образуется одна клетка. И вот, в этой одной микроскопически маленькой клеточке заложено уже все будущее человека: его пол, группа крови, даже цвет глаз и волос — все это в данной клеточке есть и в дальнейшем будет только развиваться и выявляться. Все, что необходимо для образования из этой маленькой клеточки взрослого человека — это пища, кислород и время. Это — все. Каждая такая клеточка — зародыш есть уже уникальный и неповторимый человек. Другого такого еще никогда не было в мировой истории; и сколько бы веков или тысячелетий эта история еще ни продолжалась — другого такого уже никогда не будет.

Как смотрит на этот вопрос Православная церковь? Церковные законы (каноны) всегда защищали человеческое существо уже в материнском лоне: «Умышленно погубившая зачатый, во утробе плод подлежит осуждению, как за убийство», — пишет святитель Василий Великий (канон 2-й). О возрасте плода, как видим, нет ни слова: безразлично когда зачатый — хоть 10 недель назад, хоть вчера, хоть час назад, хоть минуту. В этом единомысленны все святые отцы, высказывавшие свои мнения по этому предмету. Назовем среди них, кроме святителя Василия Великого, еще таких столпов Православия, как святитель Григорий Богослов, святитель Иоанн Златоуст, святой Ефрем Сирин, преподобный Максим Исповедник.

С церковной точки зрения, человеческая жизнь начинается не рождением и кончается не смертью. Этими двумя вехами ограничивается лишь один из этапов человеческой жизни. Этому этапу предшествует внутриутробная жизнь, за этим этапом следует загробная жизнь.

Самое быстрое развитие и бурный рост ребенка совершается сразу после имплантации (внедрения) зародыша в стенку матки.

Ученые подсчитали, что если бы рост и развитие ребенка во все время беременности протекали так интенсивно, как в первые 7 недель — к моменту рождения вес новорожденного составлял бы 14 тонн — это вес двух слонов…

В 10−11 недель (к середине третьего месяца беременности) все системы органов человеческого организма полностью сформированы. С этого времени во Франции жизнь ребенка начинает охраняться законом. Законы других стран разрешают убивать этого уже сформировавшегося человечка. Почему? На том основании, что он, хоть и сформировался, но не успел еще окончательно развиться?.. Но развиваться он будет и после появления на свет еще ни много, ни мало 12−14 лет. Если можно убивать по этой причине: недостаточной развитости — тогда вместе с внутриутробными младенцами давайте разрешим убивать и всех детей до окончания подросткового возраста. Или введем градацию и в Уголовный Кодекс: за убийство трехлетнего ребенка давать меньший срок, чем за убийство десятилетнего — ибо тот менее развит… Дикость? А это не дикость: за убийство новорожденного младенца — в тюрьму, а за убийство внутриутробного младенца — оплачиваемый больничный, хотя и зародыш, и младенец являются людьми только потенциально. Мы чувствуем омерзение к той матери, которая после рождения своего ребенка тайком выбрасывает его в мусорный ящик, и несем цветы другой, которая выбрасывает свое дитя в мусорный ящик прилюдно, в медицинской палате, с помощью врачей.

В одном американском журнале рассказывалось о женщине, родившей 5-месячного ребенка и умолявшей врачей спасти ему жизнь. Вся больница была поставлена на ноги, чтобы ребенок выжил. Для спасения работали самые опытные врачи, были выделены большие денежные средства… И в этой же больнице, в тот же день и час — только в другой комнате — другая женщина абортирует своего 5-месячного ребенка. В одной комнате 5-месячный ребенок воспринимается как человек, а в соседней комнате такой же 5-месячный ребенок расценивается как кусок мяса.

На одной феминистской демонстрации за легализацию абортов женщины скандировали: «Все законы прочь от нашего тела!» Эти женщины очевидно считают, что аборт является их сугубо личным делом, а в такие дела никто не вправе вмешиваться. Таким женщинам нужно сказать: — Нет, аборт не является вашим личным делом. Это дело было бы Вашим личным, если бы касалось только Вашей личности. Но оно касается еще и другой личности — личности Вашего ребенка… Представьте себе, что на Вас напал бандит и хочет убить. Подбегает милиционер, пытается защитить Вас, а бандит ему говорит: «А ну, отлезь! Убивать ее или не убивать- это мое личное дело. Ты не вправе вмешиваться в мои личные дела.» Станете ли вы вслед за бандитом уговаривать милиционера отойти и не вмешиваться?.. Почему же, когда убивают Вас — Вы взываете о помощи и признаете необходимость государственных законов, защищающих Вашу жизнь, а когда убиваете Вы — «все законы прочь» и «никто не вправе вмешиваться»?.. Вашу жизнь защищать надо — а жизнь беззащитного младенчика защищать не надо? Надо защищать и его жизнь!

Есть люди, считающие, что аборт все же нельзя приравнивать к обычному убийству — ибо внутриутробный младенчик никакая еще не «личность», а даже и нежизнеспособен.

Личность или не личность — это, конечно, вопрос веры, решаемый в зависимости от общефилософских и религиозных убеждений человека. Для атеиста и материалиста — впрямь не личность. Но при материалистическом расплывчатом понимании личности вообще трудно выяснить, когда человек ею становится — иной становится в 5 лет, иной в 25, а иной и всю жизнь проживет, да так и не станет… Христианская вера отвечает на данный вопрос однозначно: безспорно, личность! Как же не личность, когда у этого внутриутробного младенчика уже есть своя индивидуальная и безсмертная душа?! Да, мамочка- бессмертная душа! Которую, в отличие от тельца, ты ни расчленить, ни убить не властна. И которая будет предстоять на Страшном Суде перед Всевышним рядом с твоей, тоже безсмертной душой. «Кто умер во чреве матери и не вступил в жизнь, того (Судия) сделает совершеннолетним в то же мгновение, в которое возвратит жизнь мертвецам (во всеобщем Воскресении)… Не видавшие здесь друг друга увидятся там, и матерь узнает, что это — ея сын, и сын узнает, что это — его матерь…» (св. Ефрем Сирин. Изд. 1900 г., ч.4. стр. 105, «О страхе Божием и о последнем суде»). Может быть, только тогда эта горе-мама вполне поймет весь ужас ею содеянного. «Любодейце, которая извела зачатый ею во чреве плод, чтоб не видел он здешнего мира, не даст Он (Судия) увидеть новый век, — пишет далее св. Ефрем Сирин. — Как она не дозволила ему (своему ребенку) насладиться жизнию и светом в этом веке, так и Он (Бог) лишит ее жизни и света в оном веке. Поелику решилась она извергнуть плод свой из чрева преждевременно, чтобы сокрыть его во мраке земли; то и она, как мертвый плод чрева, извергнута будет во тьму кромешнюю. Таково воздаяние любодеям и любодейкам, которые посягают на жизнь детей своих. «

Что же касается «жизнеспособности», то следует уточнить: что понимать под термином «жизнеспособность». Если понимать способность к самостоятельному и ни от кого не зависимому существованию, так к такому существованию ребенок и после рождения явно не способен. И долго еще небудет способен. Попробуйте двухлетнего или даже пятилетнего малыша предоставить самому себе — проживет ли он самостоятельно, без посторонней помощи хоть неделю?..

Аборты прикрываются лицемерием

Проповедь о. Димитрия Смирнова об абортах

«Фарисейское лицемерие»

Братья и сестры ! Приходило ли кому-нибудь из вас на ум, почему Господь с кротостью и терпением увещевал блудниц, а к фарисеям-праведникам часто обращался с гневом? Неужели нравственная распущенность менее опасна, чем фарисейское устроение души? И в чем состоит болезнь фарисейства? Ведь не в том, что они постоянно ходят в храм, соблюдают праздники и посты, творят милостыню, знают Священное Писание ?

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры…» — обличал Спаситель. Может быть, понятие «лицемерие» нуждается в объяснении? Владимир Даль толкует: «Лицемерие — свойство, качество, состояние лицемерного». А лицемерный -«притворный, где зло скрывается под личиной добра, порок под видом добродетели «. Личина же — «накладная рожа, харя, маска», то есть ложный, притворный вид, лукавое притворство.» Как будто ясно… Не совсем понятно, почему притворство хуже распутства. Попробуем пояснить. Любодей свое человеческое достоинство низводит до положения неразумной скотины, которая, повинуясь инстинктивному зову плоти, не может контролировать свое поведение разумом. Лицемер же раздваивает самую личность, душу свою. Посягает на целостность уже не плоти своей, но бессмертной души, в обмане намеренном уподобляется самому отцу лжи- Диаволу. И тем самым приобретает свойства сатанинские. А падение в демонизм глубже и пагубнее, нежели в скотство. Хотя, разумеется, глубинное дно скотства граничит с началом демонизма.

Сейчас взоры многих обращены к жизни общественной из-за тех процессов, которые в ней происходят. К сожалению, большинство людей не о горнем помышляют, а о земном устройстве. Тем нагляднее будет пример проявления общественного лицемерия. Податель жизни — Бог, и невозможно устроить никакую жизнь, ни телесную, ни духовную, если не покаемся, то есть не перестанем лицемерить, ибо этот грех навлекает на нас гнев Божий.

Все уже привыкли к мирным призывам. Война получила проклятие общества и отрицается как способ разрешения споров. Вся страна усеяна обелисками, озарена «вечными огнями». Ни одна газета не обходит вниманием нужды ветеранов всех войн. Часто можно видеть фотографии старушки матери или невесты-вдовы. Но почему в хоре осуждения войны -этого очевидного зла — слышится фальшивая нота? Почему лицо скорби порой напоминает лицемерную маску ?

Потому что в нашей стране идет страшная, необъявленная, многодесятилетняя кровавая война, имеющая сотни миллионов жертв убитыми и ранеными. Это и войной-то нельзя назвать. Бойня, гекатомба ! С одной стороны фронта — невинные беззащитные младенцы, с другой — взрослые: матери, отцы, врачи. Младенцы не могут за себя постоять и гибнут миллионами, а взрослые, редко гибнущие в этой бойне, чаще отделываются ранениями. Но за это получают оплачиваемый больничный лист. Надеюсь, теперь понятно, о чем идет речь? Кто поставит памятник на неизвестной могиле безымянных младенцев ?

Сразу слышны возражения: «Аборт, искусственное прерывание беременности — личное дело матери». Представим картину: суд, скамья подсудимых, убийца. Судья спрашивает: «Как ты смел?» Подсудимый: «А что тут особенного? Одному потерпевшему я искусственно прекратил деятельность сердца, другому — головного мозга, третьему — легких». — «Но они от этого погибли!» — «Да, но что делать, так уж получилось, они могли помешать мне жить так, как я хочу». Абсурд? А то, что мы делаем, убивая дитя, как назвать?

Часто говорят, что ребенок ничего не чувствует. Это ложь. Если даже растения чувствительны к боли, неужели маленький ребенок в утробе матери более примитивен? Но даже смерть в бессознательном состоянии не делает ее чем-то иным. И если допустить, что ребенок ничего не ощущает, убийство его все равно ничем не оправдано. Рассуждения же о том, что чувствует убиваемый, очень напоминают рассуждения о гуманной смерти в газовой камере: она, дескать, слаще, чем в петле.

Третье возражение: «Там еще ничего нет… Это еще не человек».И это ложь. Никакой ученый не скажет о человеческом зародыше: это рыба, дерево, злак. И росток, только недавно появившийся из желудя, и четырехсотлетнее, корявое дерево — в равной степени дубы. Очень жаль, что такие простые, понятные вещи приходится разжевывать взрослым людям. Почему-то, когда речь заходит о растениях, все соглашаются, а когда говоришь о людях, начинают оправдывать преступления. Ведь новорожденный младенец тоже еще не вполне человек, он не умеет ничего из того, что умеет взрослый; любое животное умнее его. Но за убийство рожденного ребенка — тюрьма, а нерожденного — бюллетень, хотя и зародыш, и младенец являются людьми только потенциально. Видеть разницу между убийством одного и другого равносильно тому, если бы за убийство пятилетнего ребенка полагалось большее наказание, чем за убийство четырехлетнего. Это ли не лицемерие?

Другие обычные возражения столь несуразны, что их не хочется и приводить… Но все же: «У меня нет денег, чтобы прокормить, одеть, дать приличное образование… От меня ушел муж, возлюбленный» и т. п. Если бедность — оправдание убийству, можно решить продовольственную, жилищную и другие проблемы истреблением двух третей населения страны. Если одиноким трудно воспитывать детей, неужели нужно издать закон, разрешающий вдовам и разведенным убивать лишних детей, рожденных ими?

По официальной статистике, в нашей стране ежегодно убивается около 8 миллионов детей (население Москвы). На самом деле — много больше. Во сколько раз? В два? В три? Такие масштабы не снились ни Гитлеру, ни Сталину. Этот массовый террор против собственных детей является кровавым фоном всей нашей жизни. На этом зловещем фоне любое, даже самое благое общественное движение: миротворчество, милосердие, защита природы, сохранение культурной среды, демократизация, гласность, права человека — выглядит ужасающим лицемерием с крокодиловыми слезами. Пусть наша совесть, если мы забыли заповедь «не убий», ответит: есть у зачатого человека данное от Бога право на жизнь или оно (это право) в руках другого человека, который может распоряжаться этим правом по своему усмотрению? Отрицая право на жизнь другого, мы отрицаем вообще всякое право и всякое проявление жизни как таковой.

Среди нас, уже уверовавших в Бога людей, многие в прошлом по неразумию совершали такой грех или соучаствовали в нем своим попустительством, а некоторые и неоднократно. По древним канонам Церкви за подобное деяние отлучали, как за убийство, от общения церковного на двадцать лет. Современная жизнь такова, что теперь Церковь никого не отлучает, но зовет к покаянию. Надо каяться и принести плоды покаяния. Убитых детей не воскресишь, вину не загладишь, даже если воспитаешь десять сирот. О, если бы мы вместо того, чтобы силой приводить в храм наших неверующих дочек-убийц за разрешительной молитвой (чтобы в дальнейшем они со спокойной совестью могли повторять то же преступление), все силы своей души и ума, все свое красноречие, весь свой родительский авторитет употребили на то, чтобы предотвратить беззаконие ! И так бы в оспитывали детей и внуков ! Скольких землепашцев, рабочих, воинов, ученых, артистов, священников мы сохранили бы.

Вступись за маленького, беззащитного ! Научи неразумного заповеди Божией! И всемилостивый Судия, может быть, и помилует тебя, если застанет не убивающим, но спасающим невинного. Велика милость Божия !

Почему мы остановились столь подробно на этом одном проявлении лицемерия? Разве других нет? Есть, и много, но это самое вопиющее. Оно особенно ярко показывает всю небезобидность фарисейства, лицемерия. Оказывается, плодами его могут стать многомиллионные человеческие жертвы. «Берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие !». Аминь.

Я раскаиваюсь в совершении аборта

По-человечески говоря, сей грех простить невозможно. И лишь Господь, Которого мы пригвоздили ко Кресту нашими грехами, множественными и страшными, лишь Единый Господь, будучи не только человеком, но и Всемогущим Богом, силен Своею собственной живоносной кровью омыть этот страшный — пожалуй, самый страшный, — грех человеческий. Всякая женщина, которая начала каяться в том, что содеяла по молодости, по слабости своей, по неведению, по насилию сродников, по помрачению души, должна знать, как именно ей каяться в этом грехе, дабы Бог простил его и изгладил, дабы затянулась страшная рваная рана в душе, дабы исходатайствована была нами милость и для убиенных нами детей.

Прежде всего, восчувствовав всю дикость и безбожие содеянного, нужно в мыслях впредь отказаться от подобного греха, от возможности его совершения. Притом подобает осудить именно самое себя, а не обстоятельства, не приговор врачей, не соединенные усилия сродников, толкавших нас на убийство нашего ребенка. Во-вторых, должно полно, с глубоким сокрушением исповедовать содеянный грех, назвав священнику, сколько же нерожденных детей у нас на счету, и каяться даже в выкидышах — этих несчастиях супружеской жизни, которые бывают часто обусловлены либо предшествующими абортами, либо нежеланием сохранять ребенка во чреве. Ибо единый душевный импульс может повести к извержению плода из чрева матери. Покаявшись в этом грехе у креста и Евангелия в православном храме, мы должны получить у священника епитимью, покаянное правило, которое необходимо совершать со всею тщательностью, дабы душа, израненная беззакониями, обрела возможную цельность и чистоту.

И конечно же, каясь в этих смертных грехах, мы не должны допускать уныния и отчаяния до нашего сердца, потому что верен Бог, обещавший простить всякого искренне кающегося пред Ним человека. Нам оставлена надежда, что воскресший из мертвых Господь, победивший диавола и поправший смерть, силен помиловать душу, осуждающую себя здесь, и ввести ее в вечную жизнь. Силен не лишить милости Своей и тех, за кого мы молимся, чью жизнь не сберегли по жестокосердию и помрачению души.

Из проповеди протоиерея Артемия Владимирова

полный текст

Что же делать тем, кому совесть не дает покоя? Как покаяться в грехе аборта?

Во-первых, если человека мучает совесть, значит она у него есть, это уже хорошо. Для покаяния существует исповедь, одно из семи важнейших церковных таинств. В первую очередь нужна исповедь и соответствующая епитимия, назначенная священником. Епитимия, (церковное наказание для исправления человека, даваемое священником) назначается в частном порядке, но полезно знать, что св. Церковь по древним канонам за аборт отлучает от причастия на 10 лет, наравне с убийцами. Конечно, сегодня это правило не применяется, но понимать, что аборт относится к одному из самых тяжких грехов, нужно. Епитимия носит не искупительный, а дисциплинарный характер и сообразуется с духовным и телесным состоянием кающегося, она строго индивидуальна. Епитимия, данная одному, не может быть автоматически перенесена на всех. Имеет значение, возраст, состояние здоровья, степень воцерковленности кающегося и многое другое, включая внешние обстоятельства.

Во-вторых, нужно помнить, что никакой «молитвы от аборта», автоматически снимающей грех, не существует. Даже чинопоследование из требника «Молитва жене, егда извержет младенца» относится только к тому случаю, когда выкидыш произошел невольно, по болезни, неосторожности (например, при поднятии тяжестей), но не к искусственному прерыванию беременности.

Но что еще возможно, кроме исповеди и епитимии, назначенной священником? Здравый смысл подсказывает, что те, кто избавлялись от детей, должны, принеся покаяние, их рожать: «жена (…) спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим., 2, 14- 15). К сожалению, этот спасительный и наиболее верный путь для большинства кающихся уже невозможен по возрасту. Но у тех, кто раскаивается в грехе детоубийства, иногда есть взрослые дети, которые должны перестать делать аборты. Хоть поздно, пусть даже во втором поколении, но прервется эта цепочка преемственности греха. Пожилые матери должны использовать все свое влияние, чтобы их дети не убивали, а рожали.

Обычно жизнь людей, погубивших младенцев в утробе, омрачается различными скорбями — одиночество, бездетность, семейные проблемы, трудности с воспитанием детей, иногда их потеря, расстройство душевного и телесного здоровья, бедность и даже нищета. Часто человек не может избавиться от гнетущего чувства зря прожитой жизни. Все скорби могут рассматриваться как епитимия, очищающее наказание за грех, а через терпеливое перенесение этих необходимых скорбей, соединенное с покаянием и сокрушением сердца, приходит прощение.

Но есть еще один способ облегчить свою совесть. Ежедневно в России совершаются тысячи абортов, причем не где-то в отдаленном месте, а рядом с нами: на соседней улице, в соседнем доме, в ближнем подъезде. Многие из тех, кто идут в абортарий, делают это неосознанно. Кто по молодости, по глупости, по незнанию, кто под влиянием стечения сиюминутных обстоятельств, под внешним давлением или даже просто так, потому что посоветовала подружка или родственница. Часто в трудной ситуации рядом не оказывается человека, могущего сказать правду, объяснить в чем дело, оказать моральную, а может быть, и материальную поддержку. Таким человеком можете стать вы. Не надо думать, что нужно многое. Часто бывает достаточно проявить любовь, объяснить и рассказать о возможных необратимых поcледствиях аборта, о том, что это грех. Иногда бывает достаточно подарить человеку пачку пеленок, чтобы остановить от убийства своего ребенка. И дело не только в стоимости самих пеленок, а в живом участии. Представьте себе, как мало нужно, чтобы спасти человеческую жизнь, и не только жизнь этого несчастного ребенка, но всех его будущих детей и внуков. В послании св. апостола Иакова говорится: «обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5, 20). И еще: «Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?» (Притч., 24, 11). Очевидно, что тот, кто спасает ребенка от аборта, спасает человеческую жизнь, а значит покрывает и свои грехи. Те, кто в прошлом совершали аборты, вполне могли бы оказывать материальную помощь тем, кто собирается сделать аборт, чтобы остановить их. Причем не формально, а оказать конкретную, ощутимую помощь.

Господь, видя покаяние и плод, достойный покаяния, (Мф 3,8), дела милосердия, спасительное терпение скорбей, силен помиловать любого кающегося грешника.

Православная Церковь об абортах

Проповедь в день памяти Вифлеемских младенцев

Ныне мы празднуем память четырнадцати тысяч святых мучеников младенцев, в Вифлееме избиенных, первых страдальцев за Христа. Они сами не знали, за что страдают, но их уже убили за Него, убили вместо Него: Ирод надеялся, что среди этих детей окажется Христос.

Память вифлеемских младенцев должна особенно почитаться всеми людьми, населяющими нашу страну, потому что нигде в мире не погибает во чреве матери столько младенцев, сколько у нас. Каждый четвертый убитый ребенок приходится на Россию, Белоруссию, Украину. Убивают самых беззащитных — еще не рожденных, находящихся в утробе матери, тех, которые не могут даже пискнуть в знак протеста. Бывали и раньше на Руси всякие изуверства: старообрядцы некоторых толков, например, топили младенцев. Покрестят, а потом утопят — дескать, крещеный, ангельская душка, к Богу пойдет и мамку вымолит. Но таких случаев известны даже не тысячи — десятки, а сейчас счет идет на миллионы. Наша земля буквально пропитана младенческой кровью.

И страшно даже не только убийство само по себе, а то, что оно стало обычным делом, к которому все привыкли. Некоторые медицинские кооперативы таким образом просто зарабатывают деньги: убить младенца стоит столько-то. В одну и ту же дверь женской консультации идут и затем, чтобы сохранить, и затем, чтобы убить ребенка. Притом это совершается людьми часто с высшим образованием, которые, может быть, считают себя весьма и весьма просвещенными. Страшно то, что некогда святая Русь превратилась в страну убийц, к тому же убийц, не сознающих, что они творят. Люди стали хуже зверей. Потому что звери обычно убивают не себе подобных, а других: медведь задирает кабана, олень может пригвоздить волка к сосне, а вот ворон ворону глаза не выклюет. У людей же давно, со времен Адама, в обычае убивать друг друга. Каин убил Авеля. Это случилось в первом поколении людей. Но вот до убийства своего собственного дитя надо было еще дойти. И над тем, чтобы воспитать человека, который считает, что убийство младенца — дело не только не ужасное, но нужное и полезное, потрудились многие: и философы, и врачи, и учителя, и политики, и мамы, и папы. Сколько аргументов против дитяти: нужно ведь сначала институт (теперь часто школу) кончить, или замуж выйти, или диссертацию защитить, или просто жизненные условия такие, что, дескать, нельзя иметь детей. Логичней всего, конечно, их убить.

В чем причина тех трудностей, которые мы как народ сейчас испытываем? Почему самая богатая в мире страна находится почти на грани нищеты? Горбачев, Сталин или Ленин виноват? Нет, это наказание Божие. Земля уже не выдерживает тех ужасных беззаконий, которые на ней творятся. Сейчас много говорят о возрождении России. С чего его начинать? Для того, чтобы начать возрождать экономику, культуру, нравственность, надо перестать совершать самые страшные грехи. Страшнее детоубийства нет ничего. Мы должны перестать убивать собственных детей!

При этом вроде бы ртов появится больше. Конечно, но ведь пищу выращивает не колхозник и не фермер, а Господь. Крестьянин только сеет и жнет и пытается как-то сохранить урожай. А дает его, выращивает — Господь. Люди рассчитывают так: одного рожу, а семь не буду — и стану жить лучше. Потому что если бы я родил восемь детей, у меня было бы в восемь раз меньше еды и одежды. На деле выходит иначе. Кровь убитых младенцев падает на весь род убийцы. Дитя рождается, а над ним уже тяготеет преступление родителей — и от этого греха дети обычно становятся неуправляемыми. Поэтому с тем одним ребенком, которого оставили в живых, в семье намучаются больше, чем намучились бы с восемью. Сталина давно нет, а тюрьмы переполнены точно так же. Но если прежде можно было сесть «за здорово живешь», то теперь действительно совершаются страшные преступления. В наше время все стало ужаснее, циничнее. Уже школьники убивают друг друга какими-то зверскими способами. И причина не в плохом воспитании. Обычно ведь родители вообще не воспитывают детей. Ребенок формируется под влиянием своего окружения. Раньше люди были более нравственно здоровы, а кто окружает ребенка сейчас? Отец и мать — убийцы братика, сестренки. Приходит в гости тетя — тетя тоже убийца. Есть бабушка — и бабушка убийца. Все убийцы. Какие вырастут дети?

Что же делать? Значит, все потеряно? Нет, оказывается, всегда можно покаяться, исправиться, переосмыслить свою жизнь, начать ужасаться собственным поступкам и стараться как-то отойти от этого зла, хоть кого-то от него удержать. Ведь до тех пор, пока оно не прекратится, ничего хорошего на нашей земле и быть-то не может. И никакие зкономисты не помогут. Потому что Бог нашу землю не благословит. Господь призвал человека к труду, призвал Адама плодиться, размножаться и наполнять землю. А у нас все идет против Бога: никто не хочет трудиться, все экономят за счет убийства собственных детей. Почти нет такой семьи, где эта проблема когда-то не вставала бы и не решалась путем убийства. Этих маленьких людей у нас убивают тоже за Христа. Их убивают, чтобы не исполнять заповедь Божию. Каждый ребенок, помимо радости — а дитя всегда радость, — это еще и труд, и ответственность. А никто не хочет трудиться и нести ответственность, поэтому, конечно, проще убить. Так возникает вражда человека против самого себя — вражда против Христа, потому что все создано Им. И мы созданы Богом существами двуполыми, способными к деторождению, для того чтобы наполнять землю радостью, трудом творческим и обильным.

В книге греческого митрополита Мелетия «Аборты» приводятся слова итальянского адвоката, сказанные еще сто лет назад: «Самым верным доказательством полного нравственного падения народа будет то, что аборт станет считаться делом обычным и абсолютно приемлемым». И с нами это произошло. Если в Америке по крайней мере половина населения активно выступает против этого преступления, то у нас никто никогда о нем даже не говорит. Вот в чем ужас.

Мы должны каждый на своем месте препятствовать злу; по возможности стараться отговорить всякого, кто замыслил его совершить; всегда об этом помнить, думать, обнажать свою совесть и держать свое сердце открытым для этого делания. И Господь покроет множество наших грехов. Мы можем спасти не одну жизнь. Поэтому не надо уставать говорить всем и каждому, особенно если у кого есть знакомые врачи, ибо многие из них в безумии своем не понимают, что они работают палачами. Надо молиться, чтобы найти нужные слова, как-то человеку объяснить и, если возможно, его остановить. Ведь вот приходит пятнадцатилетняя девочка в консультацию, и врач тут же, ни слова не говоря, дает ей направление на убийство ребенка. А если она возражает: «Да нет, я не хочу», с ней начинают спорить. У нас в приходе, слава Богу, много женщин, имеющих по нескольку детей, и каждой приходится выдерживать целую битву с этими врачами, когда они буквально упрашивают, заставляют, угрожают, настаивают, чтоб мать убила свое дитя, только по той причине, что их у нее уже два или три.

Многодетных ненавидят! Если женщина, которой дано такое право, подходит в магазине без очереди, то вся эта толпа убийц начинает кричать: «Нет, не давайте ей! Нарожали!» Надо было и тебе убивать так, как мы! Отношение народа к тому, кто этим преступлением не грешит, враждебное. Как же далеко можно зайти! От чего происходит такое помрачение? На каждого человека влияет атмосфера общества, воспитует его — а у нас все пропитано, заражено грехом детоубийства.

Поэтому надо уходить из мира — в Церковь. Только она может спасти, в ней по-прежнему та жизнь, которой научил людей Господь и апостолы. Только здесь можно противостать этому злу, сначала в своем сердце, потом и в семье. Правда, у нас очень мало сил. Вообще верующих в нашей стране, настоящих верующих, совсем немного. Считается, что их миллионы, но это не так. Большинство — это люди, которые «в душе» веруют, а на деле убивают детей и вообще делают что хотят. Поэтому нам очень трудно, мы одни против всего этого огромного мира, живущего по законам греха. Но нас может укреплять благодать Божия. И мы должны день и ночь молить Бога, чтобы Он даровал веру, вырвал нас из этого ада, показал путь и дал Себе послужить — хотя бы одного, двух, трех детей, братьев наших по крови и, может быть, в дальнейшем по духу, спасти от неминуемой гибели. Помоги нам в этом Премудрый Господь по молитвам Пречистой Своей Матери и невинных четырнадцати тысяч младенцев, от Ирода в Вифлееме убиенных. Аминь.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой