Отражение основ национальной культуры в символике орнамента марийского костюма

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Особенности национальной культуры марийского народа
  • 1.1 Религиозно-мировоззренческие представления марийского народа
  • 1.2 Образ жизни и быт марийского народа
  • 1.3 Роль костюма в марийской культуре
  • Глава 2. Содержание и символика марийского орнамента в контексте национальной культуры
  • 2.1 Роль и место орнамента в марийском народном искусстве
  • 2.2 Отражение представлений о мироздании в марийском орнаменте
  • 2.3 Символика женского и мужского начал в народном марийском орнаменте
  • Заключение
  • Библиографический список

Введение

Курсовая работа посвящена проблеме отражения основ национальной культуры в символике орнамента марийского костюма.

Актуальность заявленной темы обусловлена рядом обстоятельств. Во-первых, костюм представляет собой одно из самых устойчивых явлений традиционной культуры, и служит необходимым атрибутом при изучении этнической истории народа, его обрядов и обычаев, следовательно необходимость знания национального костюма является важной частью исторической памяти человека, так как именно костюм является самоидентификатором принадлежности человека к той или иной народности.

Во-вторых, как вид декоративно-прикладного искусства костюм дает представление о многих традиционных ремеслах марийцев и технологий изготовления: ткачестве, плетении, ювелирном искусстве, вышивке. В настоящее время особое значение в сфере создания модных трендов, касающихся не только одежды, но и предметов быта в стиле «этника», используют традиционные методы технологий, считающихся частью возвращения к природе, и поэтому не удивительно обращение к народному костюму, в нашем случае к марийскому, который несомненно пользуется успехом в своей местности.

В-третьих, в символике орнамента творчески были представлены взгляды человека на мир, на его понимание содержания религии.

Объектом данного исследования является орнамент национального марийского костюма.

Предметом изучения данной работы является символика марийского орнамента, рассмотренная в контексте национальной культуры.

Цель данной курсовой работы изучение особенностей отражения и закрепления основ национальной культуры в символике орнамента марийского костюма.

Поставленная в работе цель предполагает решение следующих задач:

рассмотреть религиозно-мировоззренческие представления марийского народа;

проанализировать образ жизни и быт марийского народа;

выделить роль национального костюма в марийской культуре;

проанализировать роль и место орнамента в марийском народном искусстве;

рассмотреть отражение представлений о мироздании (картине мира) в марийском орнаменте;

проанализировать символику женского и мужского начал в народном марийском орнаменте.

Методы, использованные для проведения данного исследования: историко-сравнительный, описательный, типологический.

Теоретико-методологическую базу данной работы составили исследования Т. Л. Молотовой, Н. В. Никольского, в которых излагаются подробные факты о составляющих марийского костюма, о появлении и развитии марийской вышивки и её особенностях, а также об истории марийского народа.

Изучению образов-символов в марийском орнаменте посвящено исследование Т. А. Крюковой «Марийская вышивка». Связи религии с символикой орнамента марийского костюма рассмотрены в статье Н. С. Попова «К вопросу о религиозном движении в Марийском крае в XIX».

Структура исследования обусловлена поставленными в работе целями и задачами. В первой главе рассматриваются особенности национальной культуры марийского народа. Во второй главе дается анализ содержание и символика марийского орнамента в контексте национальной культуры.

Один из вопросов данной курсовой работы, а именно, символика женского и мужского начал в народном марийском орнаменте, был апробирован на научной конференции студентов и молодых ученых «Философия, культура, социум: аспекты взаимодействия», Киров 2014 год.

Глава 1. Особенности национальной культуры марийского народа

1.1 Религиозно-мировоззренческие представления марийского народа

Марийцы — один из древних финно-угорских народов Среднего Поволжья. В настоящее время марийцы дисперсными группами проживают во многих регионах России.

Марийцы подразделяются на три этнографические группы: горные, луговые, восточные. Горные марийцы (кырыкмары) живут на правобережье Волги в пределах современного Горномарийского района Республики Марий Эл, а также по бассейнам рек Ветлуга, Рутка, Арда, Парат в левобережье реки Волги. Всю центральную и восточную часть Республики Марий Эл населяет многочисленная этнографическая группа луговые марийцы (олык марий). В XVI в. часть марийцев устремилась в Закамье на башкирские земли, положив начало формированию этнографической группы восточных мари Марийская электронная энциклопедия. — Режим доступа: http: //aboutmari. com/..

Говоря о том, кто такие марийцы следует отметить, что некоторые ученые не совсем относят их к финно-угорским народностям. Согласно древним марийским преданиям, этот народ в далекие времена пришел из Древнего Ирана, родины пророка Заратустры, и расселился вдоль Волги, где как раз и смешался с местными финно-угорскими племенами, однако сохранил свою самобытность Ионин С. Марийцы. — М.: Голос-Пресс, 2010. — С. 491..

Религиозные верования составляли ядро духовной культуры марийцев. Являясь важным этноформирующим фактором, они охватывали все сферы жизни общества, оказывали прямое воздействие на повседневную жизнь людей, определяли их мировоззрение, характер, поведение, ценностные ориентации, моральные установки. До XVIII века марийцы придерживались языческих верований и культов, имели собственные космогонические представления о происхождении земли и неба, животного и растительного мира, человека Марийский фольклор, 1991..

В религиозных представлениях марийцев ХIХ-начала ХХ вв. можно выделить некоторые проявления древних религиозно-мифологических воззрений, восходящих к тотемизму (культ водоплавающих птиц-утки, лебедя, представления о родовых покровителях — стерляди, тетереве, лосе, а также о священных деревьях и т. д.). Марийцы почитали медведя, считая его «человеком в шкуре». Они верили, что промысловые животные, птицы, пчелы понимают человеческую речь. Почитаемые животные в религиозно-мифологической картине мира олицетворяли солнце, луну, звезды, небо, землю, вселенную. Так, солнце — всевидящее око, глаза вселенной, изображалось в виде оленя, коня. Земля сравнивалась с черной коровой, подземным быком, радуга-с лошадью охотника, Млечный Путь назывался «гусиной тропой» и т. д.

Деревья марийцами, как и другими финно-угорскими народами, воспринимались как живые существа, покровители рода, хранители его жизненной силы. В сознании народа сохранились представления о дереве как вертикальной космической модели Вселенной. Эти древние представления были сходными с религиозными представлениями удмуртов, мордвы, чувашей Владыкин Е. В. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов. — Ижевск, Удмуртия, 1994. — С. 64−95, 131−133.

Чистяков А.Р., Денисов А. К. Типы лесов Марийской АССР и сопредельных районов. — Йошкар-Ола: Маркнигиздат, 1959. — С. 5−17..

Все эти древние религиозно-мифологические воззрения и представления были творчески преобразованы в национальном орнаменте народа.

Марийцы, как и другие народы Поволжья, поклонялись духам керемет-покровителям рода и родственной группы. Сложный синкретизированный образ этих духов в сознании людей олицетворял одного из участников творения земли и человека, переплетался с почитанием сил и явлений окружающей природы, душ умерших насильственной смертью, с культом предков, а также с более поздними напластованиями религиозных представлений, сформировавшихся под воздействием культа мусульманских святых, социальных перемен в обществе. По названиям этих духов можно заключить, что в культе духов керемет нашли отражение отголоски почитания деревьев, птиц и животных, рек, ключей, камней, возвышенных мест, духов воды Попов Н. С. К вопросу о религиозном движении в Марийском крае в XIX веке // Историография и источниковедение по археологии и этнографии Марийского края. Йошкар-Ола, 1984. Вып. 7. С. 35−39..

Почитание духов-матерей (ава) воды, огня, ветра, земли, поля и других небесных и земных объектов и явлений окружающей природы является характерной особенностью финно-угорских народов Поволжья и Приуралья Мокшин Н. Ф. Религиозные верования мордвы. — Саранск, 1998. — С. 1−7..

В связи с этим не исключен факт сходства, многих орнаментальных особенностей вышивки с особенностями орнамента финно-угорских народностей.

1.2 Образ жизни и быт марийского народа

Образ жизни и быт марийского народа напрямую связан с религией. Различные празднества, уборка в поле или другие бытовые работы в доме — все сводилось к верованию.

Христианизация марийцев началась с конца XVI века и особенно активизировалась в середине XVIII века. Многие марийцы были крещены принудительно и христианские обряды зачастую выполняли по принуждению, формально, сохраняя при этом старые, дохристианские верования и обычаи.

У марийцев в прошлом были очень развиты общинные моления. Они устраивались всей деревней или даже группой родственных деревень в священных рощах и носили ярко выраженный земледельческо-скотоводческий характер. Сроки этих молений зависели от сезонности сельскохозяйственных работ.

Весной, накануне пахоты, проводили праздник сохи. Севу предшествовал обряд ритуального посева яиц и семян на свежевспаханной полосе с пожеланием, чтобы зерна были такими же крупными, как яйца. Непременным обрядовым элементом летнего праздника было изгнание злых духов с помощью нагаек и прутьев, которыми под звуки трещеток и берестяных труб хлестали дома и постройки.

Проводившийся осенью праздник нового хлеба сопровождался приготовлением обрядовых блюд (главным образом, каши) из хлеба нового урожая и благодарственными молениями, адресованными верховному божеству марийцев Кугу Юмо.

Зимой отмечали праздник овечьей ноги (Шорыкйол). Одним из элементов этого праздника были гадания о будущем урожае. Парни выходили ночью в хлев и в темноте хватали овец за ноги. По шерсти пойманной овцы определяли, каким будет в новом году урожай.

Инициаторами молений-празднеств были выборные жрецы. Они же являлись исполнителями важнейших ритуалов. Верующие марийцы в жертву божествам резали скот, варили жертвенное мясо в общих котлах и ели его. Жертва (корова или бык) считалась угодной божеству, если она вздрагивала, когда жрец окроплял ее холодной водой.

По дохристианским верованиям полагалось, чтобы каждый мариец в течение своей жизни принес своим божествам четыре жертвы.

Большое место в религиозных воззрения марийцев, как, в прочем, и других финно-угорских народов Поволжья, занимал культ предков, к которым относились как к покровителям живущих. Разумеется, такое отношение, по языческим представлениям марийцев, достигалось посредством соответствующих молитв и жертвоприношений, через особые празднества-поминки, посвящающиеся усопшим предкам.

На семейных поминках у марийцев был обычай исполнять роль умершего. Таким «заместителем» умершего выступал обычно близкий родственник, например, брат или друг. За ним ходили на кладбище, для него топили баню, затем, после банного омовения, его вели в дом, сажали на самое почетное за поминальным столом, а он, облаченный в одежду покойного, рассказывал, как идут «дела» на том свете, какие там «новости». Затем его провожали, давали то, чего там не хватало, и говорили, чтобы не приходил пока не позовут.

Заключение брака у марийцев, как и у многих других народов в прошлом часто совершалось без согласия молодых, особенно невесты, путем родительского договора. Родители жениха давали за невесту выкуп, а ее родители-приданое из имущества и скота. Кульминационным моментом свадьбы был перевоз невесты в дом жениха. Свадебный кортеж ехал в тридцати-сорока повозках; на обычную четырехколесную телегу ставили сводчатый верх, покрытый кожей и украшенный резьбой. В круглых липовых кадушках с крышкой, навьюченных на лошадей по обеим сторонам седел везли имущество невесты.

В доме жениха на невесту надевали женский головной убор, она раздавала подарки его отцу и матери, родственникам, после чего молодых запирали в амбар-клеть с пожеланием — «ложась вдвоем, вставайте втроем». Свадебное пиршество продолжалось без их участия.

Традиционные свадебные церемонии теперь значительно упростились, стало немыслимым совершать браки без согласия молодых. Исчезли унизительное переговоры о размерах выкупа и приданого, сохраняются лишь некоторые самобытные обряды, например, надевание на новобрачную женского головного убора.

символика марийский орнамент костюм

Последние годы стали временем возрождения многих, казалось бы, давно утраченных традиций, в том числе и языческих Загребин А. Е., Никитина Г. А. Финно-угорские народы России в социальных трансформациях ХХ века: опыт и проблемы адаптации //Congressus XI Internationalis Fenno-Ugristarum. Piliscaba, 2010. Pars 1.С. 297−331.

Жуковская Н.Л., Мокшин Н. Ф. От Карелии до Урала: Рассказы о народах России — М.: Флинта: Наука, 1998..

Однако, несмотря на изменения, произошедшие в некоторых обрядах, элементы обрядовости остаются на бессознательном уровне. Однако в плане городского населения этого с точностью сказать нельзя, в отличие от жителей сел и деревень. Так, например, марийцы некоторых деревень, когда идут к источнику («памаш») за водой, прежде чем налить воды в кувшин бросают веточку или цветок в воду, приговаривая: «в?д-ава, в? дум ит чамане» («мать — вода, не жалей воду»).

Таким образом, обряды и традиции чтились марийским народом. Им уделялось большое внимание, так как это было частью их повседневной жизни, каждый обряд проводился в точности, как это делали предки.

1.3 Роль костюма в марийской культуре

Кроме обрядов и молений, которым уделялось огромное внимание, наибольшее внимание отводилось и национальному костюму.

Национальный костюм — это своеобразное отражение культуры нации, красноречивое повествование о народе, его истории, психологии, идеале, душе. У каждой нации он имеет свои особенности. Сегодня мы уже не встретим традиционный национальный костюм марийского народа в повседневной жизни, разве что на праздниках, в музее и в сундуках у бабушки в деревне. А вот национальные элементы: вышивка, аксессуары, натуральные ткани постепенно приобретают популярность не только в республике, но и за ее пределами.

Причины привнести национальный колорит в одежду у всех разные. Для одного это способ выделиться из толпы и продемонстрировать свой стиль и вкус. Поэтому часто стилизованную одежду с национальными элементами заказывают иностранцы, которые посещают Республику Марий Эл. Для второго это возможность показать окружающим людям, что они патриоты родного края, что они ценят язык и традиции народа мари, уважают историю предков и гордятся ее богатой культурой.

Марийская письменность — это вышивка. По ней мы можем читать, чем жили наши предки. В марийской вышивке вся наша жизнь". Орнаментов и узоров очень много, с каждым новым узором, ты открываешь для себя новый мир. Вышивка в одежде не только украшает, но и оберегает носителя Степанова И. А. Маритяр: Встречи с марийской вышивкой. — Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 2005. — С. 160..

Вот что пишет по этому поводу искусствовед Г. И. Соловьева: «Искусство вышивки — одно из самобытных явлений в материальной и духовной культуре народа мари. Это — типичный вид женского рукоделия, продукт творчества многих поколений марийских вышивальщиц. Вышивке как самому распространенному и специфическому виду творческой деятельности марийских женщин по праву принадлежит ведущее место в декоре народного костюма. Она обогащает эмоционально и говорит о возможностях человека преобразовывать обычный материал в уникальное произведение искусства. Колорит одежды, обилие вышитых узоров и украшений свидетельствуют о вкусах и традициях марийского народа, о его понимании красоты и гармонии. Орнаментация, композиция, цветовые сочетания, ритм рисунка говорят о глубинном, длительном развитии эстетических взглядов народа в различные исторические периоды» Соловьева Г. И. Орнамент марийской вышивки. Йошкар-Ола: Марийск. кн. изд-во, 1982. — С. 86..

Костюм может многое рассказать об эпохе, в которую был создан. Многозначность одежды представляет собой широкое исследовательское поле. Профессор Н. М. Калашникова в частности отмечает: «Являясь частью культурного пространства человека, одежда отражала изменения в его существовании на уровне представлений о ней, либо на функциональном уровне. Поэтому при рассмотрении народного костюма как возможной структуры традиционного комплекса одежды, последняя, с одной стороны, оказывалась пространством, в котором разворачивалось бытие человека, а с другой-в нем происходила трансформация форм одежды, являющаяся следствием действия многообразия культурных кодов, прочтение которых требовало определенных знаний. Прежде всего, это ритуалы жизненного цикла, которым соответствует «родины-свадьба-похороны» Калашникова Н. М. Имидж и семиотика народного костюма// Имиджелогия-2005: Феноменология, теория, практика: Материалы Третьего Международного симпозиума по имиджелогии/ Под ред. Петровой Е. А. — М.: РИЦ АИМ, 2005. — С. 326..

Национальный костюм обладает уникальными качествами художественного образа, является мощным средством воздействия в воспитании следующего поколения людей. Он является ориентиром в «пространстве», при этом сохраняя свою самобытность. Помогает осмыслить, воспринять образ, культуру наших предков, сохранить и научиться видеть сокровенные черты нашего народа, проявляемые в костюме. Недаром говорят, «одежда — паспорт человека», это его визитка.

Глава 2. Содержание и символика марийского орнамента в контексте национальной культуры

2.1 Роль и место орнамента в марийском народном искусстве

Марийское народное искусство имеет многовековые традиции. Свое отношение к красоте марийцы выражали в бытовых предметах, одежде, украшениях. Особенно это ярко проявилось в декоре народного костюма, а именно в вышивке, что свидетельствует о богатой художественной традиции народа.

Символика орнамента марийского костюма очень многообразна и интересна. Орнамент использовался практически везде: на одежде, на кухонной утвари, на украшениях, в доме.

Вышивка относится к одному из самых ярких и самобытных проявлений декоративно-прикладного искусства народа. Марийские мастерицы прославили свое искусство далеко за пределами края. Также известно, что до 1917 года рукоделия выставлялись на зарубежных выставках и заслужили широкое признание Молотова Т. Л. Марийский народный костюм. — Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 1992. — С. 112. Так, например, на Всемирной Колумбовой выставке в Америке в 1892 году вышитые марийские изделия получили второй призТам же. — С. 113..

Когда именно зародилась национальная вышивка неизвестно. Однако можно с уверенностью заявить, что она несет многовековую традицию марийского народа. Марийская вышивка не только служила для украшения одежды, но также она служила оберегом.

Вышивка требовала усидчивости, терпения, аккуратности и много времени. Исследователь Т. А. Загаинова указывала, что для марийских узоров «характерна строгая симметрия, счет нитей полотна и своеобразная техника исполнения. Мастерица нередко дополняла орнамент собственным пониманием мотива, модернизируя старинные образцы в современном вкусе» Загаинова Т. Душа марийских узоров //МК в МариЭл. — 2008. — С. 1..

Различные геометрические фигуры как простые, так и сложные не оставляют равнодушными никого. Марийские узоры нередко вдохновляют поэтов на написание прекрасных стихов.

«…Квадраты, треугольники и ромбы,

Розетты и простые уголки,

Переплетение их торжественно и строго

И как они на белом льне легки…" Сафронова Т. Стихотворение «Марийский узор» [Электронный ресурс] / сайт http: //mari-obereg. narod. ru/..

В орнаменте марийской вышивки, как и у других народов, большое место занимают образы-символы в виде определенных графических знаков, связанных с отражением предметов и явлений реальной действительности в качестве амулета, оберега.

Например, вышивка женского головного убора типа «нашмак» заполнялась рисунком в виде четырехконечного креста с загнутыми концами. Этот мотив осмысливался как символ змеи («кышке»), охраняющей очаг замужней женщины. Элементы вышивки по низу подола женской рубахи определялись как древовидные и растительные символы («вяльше кожла урвалде тяр») и отражали обычно символику родовых знаков (тисте).

Терминология нагрудной вышивки «чызе орол» («сторож грудей») встречалась исключительно на одежде замужних женщин Крюкова Т. А., Марийская вышивка. — Л., 1951. — С. 21. Это наиболее архаичный, дошедший до настоящего времени образец. Ближе к этому мотиву отметим, так называемые, восьмиконечные звезды с наличием дополнительного элемента в виде роговидных завитков. Этот мотив очень часто встречается в орнаменте обрядового платка «солык». Композиция розетки-четко выраженный ромб, отражающий символ солнца.

Исследователь народов Поволжья Н. В. Никольский писал в свое время, что марийцы «питают особенное благоговение к солнцу. Сие последнее так же, как огонь и воду, признают чем-то выше всего остального видимого мира». Никольский Н. В История мари (черемис). — Казань, 1920. — С. 83−117. Большое значение придавали свадебному покрывалу «вяргенчык», которым покрывали невесту во время свадьбы до момента надевания головного убора, или «использовали его в качестве символического знака для открытия свадебного пира, когда отдельные участники свадьбы накидывали его на палку и обходили с ним вокруг стола по солнцу до трех раз» Крюкова Т. А. Марийская вышивка. — Л., 1951. — С. 61. На них вышивали специальные узоры, и они обычно передавались из поколения в поколение. Солнце, луна, звезды, птицы, лоси, кони и др. вышивки с изображениями лапки вороны, следов кошки, это лишь неполный перечень орнаментальных мотивов, которые осмысливались как образы живой природы, дающей жизнь всему окружающему миру.

Марийский народный орнамент представляет собой древние письмена его народа, но в то же время это непривычная нам знаковая система передачи информации с жестко закрепленным значением каждого элемента, так как составляющие орнамента связанны с мифологическим образом и целым комплексом религиозных представлений.

2.2 Отражение представлений о мироздании в марийском орнаменте

Природа у марийцев считалась началом всех начал. «Мланде-мемнан авана, вяд-мемнан ачана» («Земля-наша матушка, вода-наш батюшка»), — говорится в одной из марийских пословиц Китиков А. Е. Марийские народные приметы. — Йошкар-Ола: Марийс. кн. изд-во, 1989. — С. 128. Дореволюционный исследователь С. А. Нурминский писал, что «весь сказочный мир марийцев вертится около леса и его обитателей, все загадки и пословицы вертятся около него же» Нурминский С. А. Очерк религиозных верований черемис // Православный собеседник при Казанской духовной академии. Ч.З. — Казань, 1862. — С. 242. Другой исследователь П. В. Знаменский отмечал, что «лес наложил особенный характер и на религиозные верования марийцев. По всей вероятности, религия марийцев имела свой период фетишизма, непосредственного обожания предметов природы. Обожание растительности должно было играть при этом самую главную роль. Следы его хранятся доселе в благоговейном почитании ратных лесных урочищ и некоторых видов растительности, пользующихся важным значением в религиозных обрядах» Знаменский П. В. Приходское духовенство на Руси. — М., 1867. — С. 30..

Из диких зверей почитаемыми были заяц («мера?»), медведь («маска») и куница («луй»). Заяц, например, приносился в жертву в качестве жертвенного животного при обращении к духам низшего порядка и имел несколько синонимов, которые отметил ранее В. М. Васильев: «нур тага» (полевой баран), «нур гоч кайыше» (идущий по полю), «нур кайык» (полевая птица), «пече гоч тцрштышц» (прыгающий через изгородь), «лапка йол» (низкие лапы), «лям ямбач тцрштышц» (прыгающий по снегу) Васильев В. М. Марийские народные песни. — Йошкар-Ола: Марийс. кн. изд-во, 1991. — C. 17..

Такое множество вариантов в названии одного и того же лесного зверя позволяло человеку заострить свое внимание на самые характерные стороны поведения и внешнего вида животного, а самое главное-с максимальной наглядностью создать мысленную абстракцию, которая обычно связана с эстетическим идеалом, с мировоззрением человека.

Анализ идейно-смыслового содержания орнаментальных мотивов в вышивке, в которой также наблюдается импровизация в создании художественной идеи, позволяет констатировать, что рисунок с изображениями образов живой природы тяготеет к условной символике, отражающей тотемистические представления или ритуальную магию. Так, орнаментальный мотив «мирового древа» (или «дерева жизни») известен почти в орнаменте всех народов. У марийцев же священными деревьями или «мировыми» в прошлом считались ель, пихта. Ветками можжевельника часто пользовались при совершении магических обрядов. Дерево и его символика в марийской вышивке имело обрядовое значение.

Например, у горных марийцев в продолжении всего свадебного пира, значительная часть которого летом происходила во дворе, на вершине березки, специально вырубленной для этого в роще, висел вышитый «шарпан"-женский головной убор Крюкова Т. А. Марийская вышивка. — Л., 1951. — С. 63. По этому поводу П. В. Знаменский писал, что «среди своего чернолесья мариец особенно благоговел перед березой. Она всегда была полезным деревом в его быту: березовой лучиной он освещал свою избу в длинные ночи, березой топил свою печь; корой ее он доселе кроет свою кровлю; из этой же коры состоит вся его домашняя посуда, кузовья, бураки и прочее» Знаменский П. В. Приходское духовенство на Руси. М., 1867. — С. 37..

Культ дерева, видимо, сказался и на орнаментальном искусстве, особенно в вышивке, в которой многие геометризированные мотивы подобны условной форме хвойных деревьев. Интересно, что орнаментальный мотив, называемый «березкой», также имеет хвойные начертания. Орнаментальные сюжеты с изображениями деревьев чаще всего имели широкое распространение в декоре рукавов женских праздничных рубах у так называемой юго-восточной группы луговых мариек (ныне Волжский, Звениговский и Моркинский районы республики). Вышивка прозрачна, по своим начертаниям имеет стебельковый вид. Много таких мотивов в узорах головных уборов типа «нашмак», в которых изображение «древа» дается обычно в форме «куста».

Очевидно, что культ дерева прежде всего был связан с антропоморфизацией образа, с приданием ему жизненных магических начал, подобно тому, как марийцы одушевляли другие явления и предметы природы. Представление о «древе», как священном и обладающем антропоморфными чертами, связано, видимо, с деревом, слившемся с божеством. Священным деревьям обычно поклонялись, считали их посредниками между духовной и земной жизнью и это не случайно.

Дерево в понимании марийцев олицетворяло собой начало жизни и было связано с представлениями о богине земли-«Мланде ава» («Мать земли»). Например, у моркинских марийцев на деревья вешали вышитые полотенца и тарпаны в качестве заклада с обещанием принести в жертву богам Крюкова Т. А. Марийская вышивка. — Л., 1951. — С. 67. Поэтому вполне возможно, что изображение «обожествленного дерева» в вышивке было связано с отражением символов, связанных с фетишизмом. Вот почему изображения деревьев и кустов имеют широкое распространение в вышивке шарпанов и рубах замужних женщин. Рисунок с изображением дерева (или его веток) несложный, он составлен из прямой линии-ствола с отходящими от него прямыми черточками-ветками.

Следует сказать, что мотив «древа», как самостоятельный элемент орнамента, имеет редкое употребление. Обычно он является связующим звеном в трехмастной (геральдической) группе с сюжетом из животных, реже-птиц. В сюжете с водоплавающими птицами в большинстве случаев этот мотив отсутствует. Видимо, в этом случае водоплавающая птица ассоциируется с символом воды, как основной природной силы в жизни человека. Особенностью импровизации в вышивке является то, что этот вид творчества развивался на основе коллективного художественного опыта; формирование орнаментальных знаковых форм происходило посредством закона художественного обобщения, выбора или отбора оптимальных выразительных средств в рамках фольклорного рисунка, сюжета, традиционной техники исполнения и материала.

Изображение водоплавающей птицы является также одним из любимых символов-образов. В устном народном творчестве птица, особенно лебедь, определяется как символ добра и красоты. С образом птицы сравниваются многие явления природы. Например, Млечный путь символически является «дорогой диких гусей», а созвездие Большой Медведицы — «утиным гнездом». Символы птиц также отражают религиозные представления марийцев: они чаще всего представлены в узорах женских головных уборов, в которых обычно варьируется композиция с их изображениями без серединного мотива, что не характерно сюжетам с изображениями животных. Этот классический прием в композициях с птицами преобладает.

Символическая трактовка птицы приводила к тому, что изображалось самое главное и характерное — голова птицы с упрощенным туловищем. В сюжетной завязке птицы изображаются попарно (повернуты друг к другу), в раппортном повторении по всей орнаментальной полосе — в одиночку. Есть и чисто геометрические мотивы, которые были условными знаками для человека, верующего в магические силы природы. Например, прямая горизонтальная линия обозначала землю, волнистая — воду; ромб, круг и квадрат символизировали небесный огонь-солнце. Все их изображения имели роль оберега. В представлениях о солнце, символизирующем божество, как и в композициях с изображением «древа», наблюдается антропоморфизация. «Кече-кугу юмо» («Солнце-великий бог»), вот лишь один из символов, отражающий религиозное мировоззрение марийцев в прошлом Смирнов И. Н. Черемисы. Историко-этнографический очерк. Казань, 1889. — С. 147..

Таким образом, на основе многократного отбора выразительных средств в колорите, деталях изображения орнаментальных форм, сформировалось устойчивое представление о примате традиционной основы орнамента, а создание множества вариантов с символами-образами является художественным результатом импровизации, отражавшей непосредственное отношение к предметам и явлениям природы на конкретном этапе истории народного творчества марийцев. Через условные знаки, являющимися природными символами, передавались такие понятия, как «оберег», «зло», «добро».

Например, понятие «растение» совпадало у марийцев с понятием жизнь. Определенный канон в распределении орнаментальных узоров в деталях костюма повлиял на изобразительный язык орнамента марийской вышивки и привел к возникновению собственных традиций в манере исполнения, к развитию своей художественной типизации, своих изобразительных решений. Надо отметить, что этот изобразительный язык обусловлен традициями и обычаями марийского народа, несмотря на то, что эти традиции и обычаи не противоречат содержанию духовной культуры человечества в целом: они отражают всеобщность представлений о природе, и окружающей жизни.

2.3 Символика женского и мужского начал в народном марийском орнаменте

При изучении марийской национальной одежды невозможно обойти вниманием традиционное исполнение оберегов на мужских и женских рубашках. Вышитые символы всегда несли в себе глубокий философский смысл. Они «своеобразно отражали космогонические и мифологические представления предков марийцев, играли роль оберегов или ритуальных символов, передавали понятие об определённом явлении, связанном с добрым или злым началом» Владыкин Е. В. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов. — Ижевск, Удмуртия, 1994. — С. 64−95, 131−133..

Так, у приволжской группы луговых мариек между вышивкой по сторонам грудного разреза и вышивкой, спускающейся с плеч по швам, располагается по обе стороны орнаментальная розетка чызорол — «сторож грудей». Это наиболее архаичные композиции из дошедших до нас образцов. Такие композиции считались признаком зрелости женщины, символами замужества и материнства. Такой знак оберегал здоровье женщины-матери, которая должна была родить и выкормить здоровых детей, продолжателей традиций и культуры рода.

На детских рубашках подобная нагрудная вышивка отсутствует. В своей основе рисунок её состоит из геометризированных элементов и больше напоминает узор в виде цветка или лепестков.

Орнамент имеет контур росписью. Чызорол может иметь форму диагональной полосы или острого угла; такие узоры обычно располагаются на уровне нижней части нагрудной вышивки.

Традиционное оформление мужской рубашки также имеет свои отличительные особенности. Самые характерные узоры: это пондашйыртяр-«вышивка вокруг бороды»; вачyм-балтяр-«вышивка на плечах»; тувырoрма-«знак зрелости мужчины». Такие узоры на рубашках подчеркивали, что перед нами мужчина зрелого возраста.

Пондашйыртяр - «вышивка вокруг бороды». Вышивается на нагрудной части мужской рубашки. Вышивка как бы примыкает к острому концу основной орнаментальной композиции нагрудной вышивки. Затем образует собой несколько мелких углов и поднимается к плечам по левой и правой сторонам разреза. Плотная вышивка, украшающая грудной разрез рубашки, дополняется лёгкой вышивкой, в которой даются обычно только контуры.

Вачyмбалтяр — «вышивка на плечах». Вышивается на наплечной части передней детали мужской рубашки. Рисунок представляет собой орнамент, расположенный по диагонали и примыкающий к нагрудной вышивке в верхней её части. Узор, напоминающий бордюрную композицию, является оберегом широких мужских плеч, крепкого тела, физической силы. Его, как и пондашйыртyр, вышивают после исполнения основного рисунка нагрудной вышивки.

Тувырoрма-«знак зрелости мужчины». Вышивается на подоле переднего полотна мужской рубашки, в центре.

Мужчина — продолжатель своего рода. Поэтому было очень важно сохранить его здоровым, сильным. Вышивая такой орнамент, женщина желала уберечь мужчину от болезней, зла и порчи. Именно такую идею вкладывала она, оформляя вокруг основного узора целую канву из крючков и завитков. По своему контуру узор состоит из трёх главных элементов. Первый, центральный, изображающий мужской фаллос; два других, расположенных по разные стороны от него, — символы зрелости мужчины.

Другой не менее важной частью в мужской рубашке была расписная вышивка тупорол — «сторож спины». Само название этого узора уже говорит о его назначении — оберегать владельца рубахи со стороны спины.

Размещали узор на уровне лопаток в виде розетки или зигзагообразных линий, вышитых косой стёжкой Информационный центр «Финноугория"/офиц. Сайт Финно-угорский культурный центр Российской Федерации. — Режим доступа: http: //finnougoria. ru/..

Таким образом, каждая деталь костюма и каждая разновидность вышивки имели свой орнамент, который служил не только украшением одежды, но, в первую очередь, выполнял функции оберега на мужской и женской рубашке и не мог использоваться в вышивке других этнических групп.

Заключение

В данной курсовой работе было проведено изучение символики орнамента марийского костюма в контексте национальной культуры.

Марийский национальный орнамент формировался на протяжении нескольких столетий. Он представляет собой древние письмена его народа. Но в то же время это непривычная нам знаковая система передачи информации с жестко закрепленным значением каждого элемента, так как составляющие орнамента связанны с мифологическим образом и целым комплексом религиозных представлений.

Безусловное влияние на орнамент оказало религиозно-мировоззренческие представления марийского народа.

Марийский народ, в определенные исторические периоды времени, придерживался языческих верований, то есть имел свои частные представления о происхождении земли и неба, мира животного и растительного, а также о происхождении человека. Далее в религиозных представлениях намечается обращение к древнему религиозно-мифологическому воззрению, восходящему к тотемизму.

Больше всего марийцы почитали природу, она считалась началом всех начал. Так как марийская религия проходила этап фетишизма, не удивительно обращение марийского орнамента к предметам природы. Самую главную роль в художественном отображении действительности в орнаменте сыграли растительный и животный мир.

Анализируя идейно-смысловое содержание орнаментальных мотивов в вышивке, отмечается то, что рисунок с изображениями образов живой природы тяготеет к условной символике, отражающей тотемистические представления или ритуальную магию. Особое внимание уделялось культу дерева, так как моления и поклонения проходили в рощах, именно там марийцы поклонялись духам керемет-покровителям рода и родственной группы, как и другие народы Поволжья.

Чаще всего сюжеты с изображениями деревьев имели широкое распространение в декоре рукавов женских праздничных рубах. Именно дерево, в понимании марийцев, олицетворяло собой начало жизни, и было связано с представлениями о богине земли.

Через условные знаки, являющимися природными символами, передавались такие понятия, как «оберег», «зло», «добро». Например, понятие «растение» совпадало у марийцев с понятием жизнь. Определенный канон в распределении орнаментальных узоров в деталях костюма повлиял на изобразительный язык орнамента марийской вышивки и привел к возникновению собственных традиций в манере исполнения, к развитию своей художественной типизации, своих изобразительных решений. Надо отметить, что этот изобразительный язык обусловлен традициями и обычаями марийского народа.

В данной работе также была проанализирована символика мужского и женского начал в народном марийском орнаменте. Вышитые символы всегда несли в себе глубокий философский смысл. Кроме того, как отмечалось ранее, вышивка отражала космогонические и мифологические представления, а также имела функцию оберега.

Наиболее популярной вышивкой у мариек была орнаментальная розетка чызорол — «сторож грудей». Это наиболее архаичная композиция из дошедших до нас образцов. Такая композиция считалась признаком зрелости женщины, символом замужества и материнства. Такой знак оберегал здоровье женщины-матери, которая должна была родить и выкормить здоровых детей, продолжателей традиций и культуры рода.

Что касается мужского костюма, то на нем наиболее ярко представлен колорит разнообразной орнаментальной вышивки. Это связано, прежде всего, с тем, что мужчина — продолжатель своего рода. Поэтому было очень важно сохранить его здоровым, сильным. Вышивая такой орнамент, женщина желала уберечь мужчину от болезней, зла и порчи. Именно такую идею вкладывала она, оформляя вокруг основного узора целую канву из крючков и завитков.

На основании проведенной работы можно заключить, что изучение символики орнамента марийского костюма является важным аспектом исследования в целом истории культуры народа.

Библиографический список

1. Васильев, В. М. Марийские народные песни [Текст] / В. М. Васильев. Йошкар-Ола: Марийс. кн. изд-во, 1991. — 301 с.

2. Владыкин, Е.В. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов [Текст] / Е. В. Владыкин. — Ижевск, Удмуртия, 1994. — 383 с.

3. Жуковская, Н. Л. От Карелии до Урала: Рассказы о народах России [Текст] / Н. Л. Жуковская, Н. Ф. Мокшин. — М.: Флинта: Наука, 1998. — 320 с.

4. Загаинова, Т. Душа марийских узоров / Т. Загаинова // МК в МариЭл. «Московский комсомолец в Марий Эл». — 2008. — № 12. — С.1.

5. Загребин, А.Е. Финно-угорские народы России в социальных трансформациях ХХ века: опыт и проблемы адаптации // А. Е. Загребин, Г. А. Никитина // Congressus XI Internationalis Fenno-Ugristarum. Piliscaba. — 2010. — Pars 1. — С. 297−331

6. Знаменский, П. В. Приходское духовенство на Руси [Текст] / П. В. Знаменский. — М, 1867. — 800 с.

7. Ионин, С. Марийцы [Текст] / Сергей Ионин. — М.: Голос-Пресс, 2010. — 491 с.

8. Калашникова Н. М. Имидж и семиотика народного костюма / Н. М. Калашникова // Имиджелогия-2005: Феноменология, теория, практика: Материалы Третьего Международного симпозиума по имиджелогии Под ред. Е. А. Петровой. — М.: РИЦ АИМ, 2005. — С. 326.

9. Китиков, А. Е. Марийские народные приметы [Текст] / А. Е. Китиков. — Йошкар-Ола: Марийс. кн. изд-во, 1989. — 128 с.

10. Крюкова, Т. А. Марийская вышивка [Текст] / Т. А. Крюкова. — Л., 1951. — 197 с.

11. Марийская электронная энциклопедия [Электронный ресурс] - Режим доступа: http: //aboutmari. com/ свободный. — Загл. С экрана.

12. Акцорин, В. А. Марийский фольклор: Мифы, легенды, предания [Текст] /В.А. Акцорин. — Йошкар-Ола, 1991. — 288 с.

13. Мокшин, Н. Ф. Религиозные верования мордвы [Текст] / Н. Ф. Мокшин. — Саранск, 1998. — 248 с.

14. Молотова, Т. Л. Марийский народный костюм [Текст] / Т. Л. Молотова. — Йощкар-Ола: Марийское книжное издательство, 1992. — 112 с.

15. Никольский, Н. В. История мари (черемис) [Текст] / Н. В. Никольский. — Казань, 1920. — 180 с.

16. Попов, Н.С. К вопросу о религиозном движении в Марийском крае в XIX веке / Н. С. Попов // Историография и источниковедение по археологии и этнографии Марийского края. Йошкар-Ола. — 1984. — № 7. — С. 35−39.

17. Сафронова, Т. Стихотворение «Марийский узор» [Текст] / Татьяна Сафронова. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http: //mari-obereg. narod. ru/свободный. — Загл. С экрана.

18. Смирнов, И. Н. Черемисы. Историко-этнографический очерк [Текст] / И. Н. Смирнов. — Казань, 1889. — 147 с.

19. Степанова, И. А. Маритяр: Встречи с марийской вышивкой [Текст] / И. А. Степанов. — Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 2005. — 160 с.

20. Чистяков, А. Р. Типы лесов Марийской АССР и сопредельных районов [Текст] / А. Р. Чистяков, А. К. Денисов. — Йошкар-Ола: Маркнигиздат, 1959. — 75 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой