Отражение социально-политической истории Древней Руси в "Молении Даниила Заточника"

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Владимирский Государственный Гуманитарный Университет

Контрольная работа

по истории России с древнейших времен до конца XVIII в. на тему:

Отражение социально-политической истории Древней Руси в «Молении Даниила Заточника»

Выполнила студентка 2 курса ОЗО

группы И-12 исторического факультета

Ющенко Д.Р.

Владимир 2010

Оглавление

Введение

1. Постановка проблемы

2. Историографический обзор

3. Характеристика источника

Глава I. Общая политическая обстановка на Руси в XII—XIII вв.

1.1 Положение Руси на международной арене

1.2 Внутренняя политика и ее отражении в «Молении»

Глава II. Социальные отношения на Руси в XII—XIII вв.

1.1 Быт и занятия

1.2 Низшие слои «Недостойные» слои общества

Заключение

Библиография

Введение

1. Постановка проблемы

Культура, а именно литература — неотъемлемая часть истории России любого периода. Но в XII—XIII вв., во время зарождения и распространения литературных произведений частного характера, литература — это еще и отражение социально-политических взглядов населения Руси.

Ведь человек, написавший то или иное произведение, жил в то время и непосредственно передает события той эпохи в своих чувствах, переживаниях. К таким сочинениям относится также смелое, даже немного дерзкое «Моление Даниила Заточника».

Таким образом, объектом исследования моей работы является социально-политическая обстановка Руси в XII-XIII вв.

Предмет исследования — письменный источник «Моление Даниила Заточника»

Целью моей исследовательской работы является изучение источника с точки зрения отражения в нем социально-политической жизни. Исходя из этого, передо мной встают следующие задачи:

— определить политическую обстановку Руси XII—XIII вв. (как внешнюю так и внутреннюю) и посмотреть какое отражение это получило в «Молении»;

— определить социальную обстановку Руси.

2. Историографический обзор

В ученых кругах вокруг «Моления Даниила Заточника» вот уже почти полтора века кипят нешуточные страсти. Спорят буквально обо всем: о времени создания произведения, его названии, авторе и даже адресате. Творение Даниила было открыто и частично опубликовано Н. М. Карамзиным в примечаниях к его «Истории государства Российского». После этого «Молением» всерьез заинтересовались ученые-историки.

В своей работе я преимущественно рассматривала мнения следующих историков: Гудзия Н. К, Лихачева Д. С., Карпенко В., Белинского В. Г.

Гудзий Н.К. в своей статье уделяет много внимания первичности одной из редакций произведения, списанных с оригинала. Он относится к той группе ученых, которые считают первичной так называемую «вторую» редакцию «Моления», так как «с точки зрения конкретности, фактической наполненности и историчности, а также присутствия личного начала все преимущества на стороне так называемой „второй“ редакции. Из нее, и только из нее, уясняются конкретно те личные жизненные обстоятельства, которые побудили автора обратиться за помощью к княжеской власти…» Гудзий Н. К. История древней русской литературы. М, 1966, С. 181.

Также Гудзий Н. К. рассматривает и проблему социального положения автора. Он уверен, что Даниил не кто иной, как боярский холоп: «Определение Даниила Заточника как боярского холопа в момент его обращения к князю представляется нам наиболее вероятным: оно подсказывается самим текстом „Моления“. Сказав о преимуществе службы у князя, хотя бы в убогом одеянии, перед службой у бояр в роскошной одежде, Даниил продолжает: „Не лепо у свинии в ноздрех рясы златы, тако на холопе порты дороги. Аще бо были котлу во ушию златы кольца, но дну его не избыти черности и жжения; тако же и холопу; аще бо паче меры горделив был и буяв, но укору ему своего не избыти, холопья имени“. Понимать эти слова в иносказательном смысле было бы ничем не оправданной натяжкой» Там же. С. 185.

И, наконец, в заключении своей статьи, автор утверждает, что «Даниила можно рассматривать как своего рода интеллигента XIII в., пытающегося проложить себе дорогу в жизни исключительно при помощи своего книжного таланта и своих умственных дарований» Там же. С. 188.

Лихачев Д.С., в свою очередь, не делает конкретных выводов относительно рассматриваемого произведения, а лишь указывает на вероятные выводы, к которым пришли ученые, изучающие «Моление»: «Как ни смотрели на происхождение отдельных редакций „Моления“ Даниила Заточника, ясно одно: оно не только читалось и переписывалось, — оно постоянно перерабатывалось, дополнялось, из него делались выборки, оно жило, творилось в течение ряда веков» Лихачев Д. С. Великое наследие/ http: //ppf. asf. ru/drl/great7. html. И далее автор утверждает, что, несмотря на все противоречивые выводы о происхождении Даниила, «одно не представляет сомнений: автор „Моления“ принадлежал не к господствующим классам общества, а к зависимым» Там же.

Карпенко В., рассмотрев множество версий относительно хронологии и происхождения автора «Моления», не приходит к определенному выводу, объясняя все неоднократным переписыванием: «Сам жанр этого произведения, построенного на притчах, афоризмах, цитатах из разных литературных источников, давал возможность весьма вольного с ним обращения. Любой переписчик мог легко редактировать текст в зависимости от собственных политических, художественных и иных пристрастий» Карпенко В. «Моление» Даниила Заточника/Энциклопедия для детей АВАНТА+ Т.9. Русская литература. Ч.1. От былин и летописей до классики XIX века// под ред. Л. Поликовской. М. 2004.С. 226.

А Белинский В. Г. уверен, что «кто бы ни был Даниил Заточник, — можно заключить не без основания, что это была одна из тех личностей, которые, на беду себе, слишком умны, слишком даровиты, слишком много знают и, не умея прятать от людей своего превосходства, оскорбляют самолюбивую посредственность; которых сердце болит, снедается ревностью по делам, чуждым им, которые говорят там, где лучше было бы молчать, и молчат там, где выгодно говорить, словом одна из тех личностей, которых люди сперва хвалят и холят, а потом сживают со свету, и, наконец, уморивши, снова начинают хвалить» Белинский В. Г. Русская народная поэзия/ полн. собр. соч. Т.5. М., 1954. С. 351.

3. Характеристика источника

Как было сказано выше, споры о хронологическом происхождении редакций «Моления» в историографии памятника не разрешены окончательно и по настоящее время. Ясно, что труд этот был создан до татаро-монгольского нашествия, поскольку, как известно, в одном из списков, озаглавленном как «Послание на имя великого князя Ярослава Всеволодовича», в заключительных строках содержится обращение к Богу, в котором автор просит его не допускать пленения нашей земли «языком, не знающим Бога». Следовательно, эта редакция явно была написана накануне татаро-монгольского нашествия, когда известие о движении Батыя к границам Руси распространилось, дойдя до северо-восточных земель после битвы на Калке в 1223 г. или завоевания Рязани в 1237 г.

Таким образом, вышесказанное не противоречит основной версии написания произведения среди ученых, датирующих «Моление» началом XIII в.

О месте написания идут не такие страстные споры, большинство ученых склоняется к одной версии — Даниил создал свое произведение на Владимиро-Суздальской земле, как раз когда начинался период раздробленности, и историческая обстановка на Руси была весьма напряженная.

Само же содержание «Моления» говорит нам о причинах и цели написания. Ясно, что Даниил — некий человек, служивший князю и чем-то не угодивший ему или его вельможам, оказался в заточении (или какой-либо) ссылке. Оказавшись в трудном материальном положении, автор обращается к своему повелителю за помощью.

Он рассказывает о бедствиях, обрушившихся на него, о гонениях, которым он подвергся. Укоряя князя, Даниил тем не менее мечтает о его расположении, говорит о желании служить непосредственно князю, став его советником в различных делах.

А кем же был Даниил, этот загадочный Заточник, наделавший много шума в ученых кругах не одного столетия? Это, пожалуй, самый интересный вопрос. Для одних ученых, это несомненно, член княжеской дружины, для других — боярский холоп, для третьих — не рожденный холопом, а попавший в такое положение за долги человек. Кто-то утверждает, что Даниил — княжеский скоморох, музыкант. Некоторые исследователи полагают, что автор произведения никаким заточником (заключенным) никогда не был, а впоследствии его просто спутали с кем-то другим.

Ясно только одно — этот человек очень начитан и образован, своего рода интеллигент XIII в (как его охарактеризовал Н.К. Гудзий), но по какой -либо причине попавший в сложное положение и вынужденный просить помощи самого князя.

Информативность этого источника очень мала, это ведь личное сочинение-письмо, написанное субъективным частным лицом. Заточник в основном печется о своей судьбе, используя примеры из жизни как оружие, способное разжалобить князя и привести Даниила к нужной цели. Это сочинение, наполненное рассказами о страданиях и невзгодах бедного человека, которые не дают полного впечатления о социальной обстановки на Руси в целом. Поэтому данный источник следует рассматривать только в совокупности с другими, более информативными историческими источниками.

Глава I. Общая политическая обстановка на Руси в XII-XIII вв.

1. 1 Положение Руси на международной арене

С рубежа XI—XII вв. Русская земля как нераздельное целое, находящееся на общем держании князей-родственников, перестала быть политической реальностью. На обломках Киевской Руси возникли довольно крупные самостоятельные государства, часто воюющие между собой. Естественно, в такой обстановке Русь стала лакомым кусочком для многих кочевников-завоевателей, не дающих покоя Русским землям. Самой крупной угрозой в то время для государства являлись монголо-татарские племена, наиболее укрепившие свое положение в XIII в.

Первое столкновение русских князей с монгольскими завоевателями произошло в 1223 г. Отряды под предводительством Джебе и Судебея вторглись в южнорусские степи и нанесли поражение половецким отрядам. В результате несогласованных действий русских князей, они оказались разгромленными. Многие историки считают, что именно после этого события Даниил написал свое «Моление». Намек на это можно усмотреть в заключительных словах произведения:

Не дай же, Господи, в полон земли нашей языком, не знающим Бога, да не рекут иноплеменницы: где есть Бог их… Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980. .

В этих словах чувствуется беспокойство автора за судьбу Руси. Такие настроения вообще характерны в литературных произведениях данного периода. Писателей весьма волновали проблемы межкняжеских отношений, мешавших успешной борьбе Руси с внешними врагами. Хотя Даниил в основном просит в своем «Молении» исключительно за себя, он все же обеспокоен судьбой отечества.

Заточник уверен, что для успешной борьбы с внешними угрозами, князю необходимо с умом управлять своим войском:

Славно за бугром коней пасти, так и в войске хорошего князя воевать. Часто из-за беспорядка полки погибают…Там же

Правда не стоит преувеличивать беспокойство Даниила за Русь. Позиции автора все же были связаны со слишком узкими, временными задачами. Понятие Родины в данном произведении оттеснено на второй план.

1. 2 Внутренняя политика и ее отражение в «Молении»

При распаде Киевской Руси образовались довольно сильные и крупные государства-земли, отличающиеся своей внутренней структурой управления. При всех различиях им присущи некоторые общие черты. Везде мы видим три основные силы, обладающие властью: князь, боярство, городское вече. В зависимости от того, кому принадлежала власть, эти государства условно можно разделить на три типа: раннефеодальная монархия, феодальная республика и деспотическая монархия.

Владимиро-Суздальское княжество, откуда родом «Моление» являлось в тот период деспотической монархией. Ведь не зря Андрей Боголюбский, желая укрепить свою власть, перенес столицу во Владимир-на-Клязьме. В 1162 г. он изгнал из ростово-Суздальской земли трех своих братьев, двух племянников и мачеху, а также отцовскую дружину. Тем самым были заложены основы неограниченной деспотической власти владимирского князя.

Литературный жанр молений распространялся преимущественно в те эпохи Развитого Средневековья, когда в общественном сознании снова начали укрепляться принципы монархической государственности, опиравшиеся не на старые феодально-родовые традиции, а на личную службу подданных. Новая позиция писателя, мелкого вассала, по отношению к его первому читателю — самовластному сюзерену — состояла не в том, чтобы эпически воспеть его подвиги, как это бывало ранее, или, напротив, публицистически порицать его ошибки с позиций общего блага Русской земли, а в том, чтобы противопоставить князя его крупнейшим вассалам (боярам) и предложить ему свою преданную службу, угождая при этом его политическим воззрениям и личным вкусам.

Даниил мог принадлежать только к той прослойке населения, которая энергично поддерживала сильную княжескую власть. Именно здесь могли зародиться и общественные взгляды автора относительно князя и его администрации. Князь непременно должен заботиться о хорошем управлении страной:

…дуб силен множеством корней, так и град наш — твоим управлением Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980.

Также хорошее управление Даниил сравнивает с гармоничной игрой на гуслях или строением тела, которое «держится жилами».

Он вообще всячески восхваляет князя, призывая его к щедрости и указывая на его богатство:

Да не будет сжата рука твоя, княже мой, господине, на подаяние бедным: ибо не чашею моря не вычерпать, ни нашими просьбами твоего дому не истощить… ибо щедрый князь — отец многим слугам: многие ведь оставляют отца и матерь и к нему приходят. Хорошему господину служа, дослужиться свободы… Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980.

Далее Заточник критикует боярское самоуправство. Примечательна в связи с этим мысль о том, что несмотря на все могущество князя, его деяния всегда оказываются зависимыми от ближайших советников:

Ведь не море топит корабли, но ветры; не огонь раскаляет железо, но поддувание мехами; так и князь не сам впадает в ошибку, но советчики его вводят. С хорошим советчиком совещаясь, князь высокого стола добудет, а с дурным советчиком и меньшего лишится Там же. .

Боярин и князь противопоставляются друг другу, с явным предпочтением последнего. Боярское засилье несправедливо и порождает все беспорядки в государстве, а также ведет к прямому ущербу авторитету верховной власти.

Не имей себе двора близ царева двора и не держи села близ княжего села: ибо тиун его — как огонь, на осине разожженный, а рядовичи его — что искры. Если от огня и устережешься, то от искр не сможешь устеречься и одежду прожжешь Там же. .

Но так ли все было на самом деле, как описывает нам Даниил? Он, конечно, приукрасил многие обстоятельства. Действительно, социальной базой, на которую опирался князь в начале XII века на Владимиро-Суздальской земле стали милостники люди, зависящие от милости князя. Речь идет о некой «служебной организации». Основы изменения статуса княжеских слуг наблюдаются еще в Правде Ярославичей. Права, прежде принадлежащие исключительно княжеским дружинникам, начинают распространяться и на верхушку «служебной организации». Например, за убийство «тиуна огнищного», о котором также идет речь в «Молении», и «конюха старого у стада» теперь положено было выплачивать — как и за «княжего мужа» (дружинника) — двойную виру в 80 гривен. Но в отличие от дружинников дворня, или дворяне, как их стали называть с конца XII в., не считались ровней князю. Он являлся для них господином, а не товарищем, как для дружинников, с которыми делил все тяготы походной жизни.

Таким образом, служба князю милостников строоилась на основаниях, близких к понятию подданства (служба, где отсутствует договорная сторона).

Но Даниил все же прав, указывая на немаловажную роль приближенных князя в управлении государством. Ведь в ночь с 29 на 30 июня 1174 г. Андрей был убит в Боголюбовском дворце группой заговорщиков — своих же «милостников». Хотя по-прежнему именно дружина решала вопрос о том, кто станет новым князем, власть управляющих княжеским хозяйством постепенно возрастала. Вместе с тем на северо-востоке Руси укреплялась социальная основа новой системы государственной власти — деспотической монархии, базирующейся на прямом подчинении подданных-холопов своему господину-князю.

Глава II. Социальные отношения на Руси в XII-XIIIвв.

2. 1 Быт и занятия

Появление в древнерусской литературе жанра таких политических слов и молений свидетельствует о том, что она вступила в новый период своего развития, определяемый серьезными видоизменениями в области общественной мысли. Произошли значительные сдвиги и в мироощущении древнерусского писателя. Рациональная самоуверенность автора имела своей основой такие новые черты феодального самосознания, которые связывались с появляющимися перспективами политической роли незнатного «служилого» человека на историческом этапе возрождающейся древнерусской государственности. По мнению некоторых ученых, именно «Моление» Заточника стало литературным предвестием дворянской публицистики Московского государства.

Следует обратить внимание на то, что Даниил использует многие бытовые термины, но не в порядке повествования о жизни простого человека, а для построения сравнений, метафор, отдельных образов:

…кому Новый Город, а у меня в доме углы завалились, так как не расцвело счастье мое… Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980.

Для старого деревянного строения важный термин, так как «на углы» ставились как терема, так и деревянные храмы. Даниил непосредственно с этим знаком.

Также нет сомнения, что автор располагает знаниями и о некоторых техниках, используемых в ремесле. В XII в. древнерусские ремесленники освоили сложную технику обработки металла. Кузнецы изготовляли лопаты, топоры, лемеха, серпы, ножи и др. важные в быту предметы. Кроме этого из металла делали оружие. В «Молении» довольно часто встречаются названия металлов:

Злато плавится огнем… железо переплавишь… не огонь раскаляет железо, но поддувание мехами… Там же.

Это говорит о том, что металлообработка в то время уже была довольно известна и широко применяема.

Также Заточник дает точное описание паволоки:

Паволока, расшитая разноцветными шелками, красоту свою показывает… Там же.

Это очень дорогая ткань, доступная не каждому дворянину, что уж говорить о простом человеке.

Вообще одежда жителей Древней Руси, принадлежавших к разным слоям населения, различалась не столько покроем, сколько материалом, из которого была изготовлена. У крестьянина или рядового горожанина одежда была холщовой, а у бояр и князей — бархатной, у простолюдина кожух шился из овчины, а у князя — из соболя или другого дорогого меха.

Жилище бедных и богатых также имели серьезные различия. Типичное жилище в Древней Руси — полуземлянка или бревенчатый сруб, пол земляной или дощатый. Печь топилась по-черному (без дымохода) для меньшего расхода дров и большего сохранения тепла. У зажиточных городских жителей дома состояли из нескольких соединенных между собой срубов. В княжеских и боярских домах (хоромах) устраивались крытые галереи, строились терема. Основу внутреннего убранства составляли лари и лавки, на которых и сидели, и спали. Наиболее точно о бытовом различии обычных жителей и зажиточных, в данном случае о князе, рассказывает Даниил Заточник:

Когда услаждаешься многими явствами, меня вспомни, хлеб сухой жующего; или когда пьешь сладкое питье, вспомни меня, теплую воду пьющего в укрытом от ветра месте; когда же лежишь на мягкой постели под собольими одеялами, меня вспомни, под одним платком лежащего, и от стужи оцепеневшего, и каплями дождевыми, как стрелами, до самого сердца пронзаемого… Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980.

2. 2 Низшие слои

Даниил — как мы выяснили ранее, не принадлежит к определенному сословию, но все же является зависимым человеком, представителем низших слоев. И это социальное положение его соответствует и его литературной позиции. Как утверждает Гудзий Н. К., «говоря о сиротах и худых, богатыми потопляемых, Даниил мог иметь здесь в виду именно холопов и обездоленных людей, эксплуатируемых богатыми и прибегающих под защиту князя. Это как бы оправдывало и его обращение к княжескому заступничеству» Гудзий Н. К. История древней русской литературы. М, 1966, С. 186. Это был своего рода социальный протест против всемогущих богачей:

Вот почему взываю к тебе, одержим нищетою: помилуй меня, потомок великого царя Владимира, да не восплачусь, рыдая, как Адам о рае; пусти тучу на землю убожества моего. Ибо, господине, богатый муж везде ведом — и на чужбине друзей имеет, а бедный и на родине ненавидим ходит. Богатый заговорит — все замолчат и после вознесут речь его до облак; а бедный заговорит — все на него закричат. Чьи одежды богаты, тех и речь чтима Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980. .

Правда, не нужно думать, что холоп в Древней Руси был настолько бесправен, что у него не было никакой возможности для какого-либо карьерного роста. Холоп вполне мог приобретать движимое и недвижимое имущество, передавать его по наследству, он был «субъектом публичных прав и публично-правовых действий» Гудзий Н. К. История древней русской литературы. М, 1966, С. 186

. Часто холопам поручались в заведование отдельные отрасли хозяйства: это были ключники и тиуны сельские, ратайные, огнищные, конюшие и пр. Такие перспективы, открывавшиеся для холопа, и послужили, видимо, Даниилу импульсом к написанию данного прошения, которое он адресует князю Ярославу Всеволодовичу.

Для возвышения по социальной лестнице необходимо естественно не только желание, но и какие-либо умения и знания, а точнее развитый интеллект. Это, по мнению Даниила, самое главное в жизни:

Ибо мудрого мужа посылай — и мало ему объясняй, а глупого посылай — и сам вслед не ленись пойти. Очи мудрых желают блага, а глупого — пира в доме. Лучше слушать спор умных, нежели совета глупых. Наставь премудрого и он еще мудрее станет.

Вообще в этом произведении, как ни в каком другом памятнике древнерусской литературы, очень сильно проявилось личностное начало автора. Ведь Заточник редко упоминает в «Молении» людей, близких ему по социальному положению, а если говорит о них, то только с целью еще большего воздействия на читателя. Ирония над собой и похвалы князю, шутовство и попрошайничество обличают оскорбленное человеческое достоинство Даниила, для которого наивысшее значение имела сила интеллекта, мало кем ценимая в этом обществе в это непростое для Руси время. Как говорит Гудзий Н. К: «Ни в одном произведении предшествующего периода русской литературы личное начало не заявляется так энергично и настойчиво и та принципиально, как в «Молении» Гудзий Н. К. История древней русской литературы. М, 1966, С. 187−188.

2. 3 «Недостойные» слои общества.

В этом произведении впервые в древнерусской литературе сатирическому обличению подвергаются почти все социальные слои общества: бояре, монахи, скупой князь, даже женщины подверглись критике Даниила. Гневно обличает автор боярскую жадность и заносчивость:

Боярин щедрый — как колодезь с пресной водой при дороге: прохожих поит; а боярин скупо — как колодезь соленый… богатый разодетый да глупый — что шелковая подушка, соломой набитая… Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980.

«Моление» в то же время является сатирой на людей и на порядки, которые отягчают жизнь человека жизнь человека и порождают социальную и моральную неправду. К такому слою, по мнению Даниила, принадлежит монашество, которое, прикрываясь своим саном, творят распутство:

…лучше в бедности окончить свою жизнь, чем приняв монашество, солгать Богу…; многие, уйдя от мирской жизни и став иноками, вновь возвращаются в мирское житие, как псы на свою блевотину…; где свадьбы и пиры, тут и монахи и монахини со своим беззаконием: приняв на себя ангельский образ, имеют блудный нрав…; пребывая в святительском сане, ведут себя безрассудно… Там же

Также автор издевается над дураками и глупцами:

Ибо глупых ни сеют, ни жнут, ни в житницу не собирают, но сами себя родят. Как в дырявые меха лить, так и глупого учить; ибо псам и свиньям не нужно золота, ни серебра, а глупому — мудрых слов; мертвеца не рассмешишь, а глупого не научишь. Коли пожрет синица орла, коли поплывет камень по воде и коли начнет свинья на белку лаять, тогда и глупый уму научится… Там же.

Даниил создает очень живой и гротескный образ «злой жены», причем уверенно полагая, что хорошая жена ему непременно не достанется:

Что же такое жена злая? Торговка плутоватая, кощунница бесовская…, людская смута, ослепление уму, заводила всякой злобе, в церкви сборщица дани для беса, защитница греха, заграда от спасения… ибо злая жена ни ученья не слушает, ни священника не чтит, ни Бога не боится, ни людей не стыдится, но всех укоряет и всех осуждает… нет на земле ничего лютее женской злобы… Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980.

Заточник не скупится на резкие выпады против женских пороков. Следует отметить, что слова о «злых женах» встречаются в древнерусской книжности уже с XI в. Они входят в состав Изборника 1073 г., Златоструя, Пролога и других многочисленных сборников. Среди текстов, которыми книжники пополняли свои сочинения «о злых женах», заметны «мирские притчи». Это небольшие сюжетные повествования: о муже, плачущем о злой жене и др.

Заключение

На рубеже XII—XIII вв. было создано потрясающее произведение, которое разожгло страстные споры как вокруг личности автора, так и вообще относительно всего текста (кому адресовано, когда написано и т. д.)

Данное произведение отличается выразительным рифмованным языком и поэтичными художественными образами. В афоризмах заключена житейская мудрость, переплетенная с различными бытовыми сюжетами.

«Моление» — это письмо-прошение переяславскому князю, сыну Всеволода, Ярославу. Даниил указывает князю на все несовершенства политического управления в стране, советуя князю взять все в свои руки, а не полагаться на бояр-глупцов. Такое укрепление власти будет способствовать объединению страны и, следовательно, такое государство с сильной княжеской властью даст лучший отпор внешним угрозам в лице кочевников, посягающих на территорию Руси.

«Моление» пронизано сатирой и критикой различных слоев общества. Заточник хочет избавиться от бедности. Но он не собирается богатеть путем женитьбы на богатой невесте, непременно полагая, что она окажется одной из «злых жен». Не хочет автор и идти в монастырь, утверждая, что лучше в нищете умереть, чем, приняв святительский сан, лгать Богу.

Даниил Заточник в красках рассказывает о нелегкой жизни бедных людей, среди которых есть и образованные, умные люди, которые, по милости княжеской могли бы принести немало пользы государству.

Библиография

1. Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980.

2. Большая Российская энциклопедия/под ред. Ю. С. Осипова. М., 2007

3. Гудзий Н. К. История древней русской литературы. М, 1966

4. История Владимирского края/под ред. Д. И. Копылова., Владимир, 2001

5. История России./ под ред. И. Н. Данилевского, О. В. Волобуева. М., 2007

6. История Отечества/Справочник. Л. А. Кацва. М. 2010

7. Лихачев Д. С. Великое наследие/ http: //ppf. asf. ru/drl/great7. html

8. Энциклопедия литературных героев/ под ред. Е. Б. Рогачевской, М., 1998

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой