Орловский край в годы великой отечественной войны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 35 города Орла».

Реферат

по

ИСТОРИИ РОССИИ

на тему:

«НАШ КРАЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: ЛЮДИ И СОБЫТИЯ»

Выполнил

Конеев А. В.

Ученик 11 «В» класса

Преподаватель истории и

обществознания

Акишенкова М. Д.

г. Орел 2006 г.

Содержание:

I. Введение

II. Основная часть. Орловщина в период временной оккупации

2.1. Зверства немецко-фашистких захватчиков

2.2. Аграрная политика гитлеровцев на Орловщине

в период временной оккупации

2.3. Сведения из архива

3. Борьба Орловцев в подполье

4. Партизанское движение

З. Памятник мемориал «Убитая деревня».

III. Заключение

IV. Список литературы

Введение

Имеет ли право на существование народ, не помнящий своего прошлого? Как показывает история, он умирает. К сожалению, сейчас все труднее дается сохранение традиций. Взгляды и ценности меняются. Но празднование Дня Победы — способ отдать дань прошлому, преклониться перед подвигом отцов и дедов.

Победа в Великой Отечественной войне осталась, пожалуй, единственным, чем гордятся и послевоенные и послеперестроечные поколения бывшей страны Советов. Но если для детей послевоенного десятилетия эта гордость — живое чувство, то для их детей и нас, внуков, слово «война» имеет другой вкус и цвет.

История тоже не осталась неизменной.

А тут еще новые историки пересматривают результаты Второй Мировой, умаляя роль СССР.. Вот почему так важно сохранить память о тех днях и глубокое уважение к поколению победителей. «Из человеческих судеб складывается целостная картина какого-либо события…» Газета «Орловская правда», 2005 г., с. 10 с каждым годом все меньше возможностей получить сведения о кажущихся теперь далекими событиях от их очевидцев. Работая над рефератом, был дорог каждый человек; каждая встреча приоткрыла новую страницу в истории войны.

Поэтому для нас молодых так важно собрать по крупицам воспоминания очевидцев тех событий и воссоздать их реальную картину.

Работая над рефератом, мне пришлось познакомиться со многими документальными источниками: Будков А. Д. «Орловский край в период оккупации». Орел-Курск 1999 г., Кузнецов Н. «Накануне». 1966 г., Мартынов М. М. «Это было в Орле». 1985 г., Зверство немцев в Орловской области/ Документы. Вып. 9 Сост. Ф. Г. Потемкин М. 1993 г., пообщаться с ветеранами ВОВ, обнаружить новые исторические материалы, которые позволили вообразить картину тех страшных дней. Как мне стало известно, Орловский край неоспоримо занимает особое место в истории Великой Отечественной войны. Недавний визит в наш город президента страны В. В. Путина подтвердил значимость военных страниц нашего края в истории Победы нашей страны над фашизмом. Он неоспоримо констатировал: «В летние месяцы 43-го Советская Армия не только выиграла битву, она не дала врагу взять реванш за тяжелое поражение под Москвой и Сталинградом.» Орловский стратегический плацдарм был создан немцами в 1941 г. Овладев районом Орла и упрочив там свое положение, немецкое командование использовало это с целью обхода Москвы с юга и юго-востока. До осени 1941 г. на территории Орловшины фашисты установили оккупационный режим.

Мы живем в то время, когда происходят крушения многих идеалов, святынь и ценностей, еще вчера казавшихся не зыблемыми. В Конституции Р Ф говориться о том, что память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость и есть человеческая ценность.

Целью данного реферата является рассмотрение вопросов, связанных с историей Орловского края в период оккупации.

II. Основная часть

2.1. Зверства немецко-фашистских захватчиков

К декабрю были захвачены 64 из 66 районов, но уже в январе 1942 г. Красная Армия освободила 8 районов, а линия фронта разделила Мценский, Новосильский, Верховский, Русско-Бродский, Ливенский, Никольский и Должанский районы между воюющими сторонами. Восемь восточных районов области были в оккупации около одного месяца, 10-более года, а остальные 46-чуть более двух лет. Временно оккупировав осенью 1941 года большую часть территории Орловской области, немецко-фашистские захватчики, попирая международные законы и обычаи, установили свой «новый порядок». Это был режим насилия, грабежа, рабско-крепостнического труда. Они повели планомерное разрушение экономического уклада жизни и уничтожение культурно-исторических ценностей русского народа. Фашистский «новый порядок» означал установление крепостного режима и увод советских граждан в немецкое рабство.

Десятки тысяч жителей Орловской области испытали на себе жестокость планов Гитлера и его компании. Несколько тысяч погибли.

О чудовищном произволе фашистских захватчиков, об их «новом порядке» свидетельствует приказ от 26 февраля немецкой комендатуры города Волхова о расстрелах горожан, подозреваемых в связях с партизанами. Вот этот приказ: «Установлено, что граждане, направляющиеся в город и выходящие из города, идут не большой дорогой (большаком), а тропинками, полянами и непроезжими дорогами. Немецкая комендатура поставила в известность все население города Волхова и районы, что лица, нарушающие подписанные правила, будут расстреляны». Будков А. Д. Орловский край в период оккупации. Орел-Курск, 1999, с. 68

Массовые казни гражданских лиц командование вермахта обосновало ссылками на необходимость борьбы «с бандитами», т. е. партизанами, но фактически речь должна идти о геноциде в отношении мирных жителей. Солдаты вермахта участвовали в карательных походах против мирного населения Орловской области.

В Орловской городской тюрьме немецко-фашистские оккупанты организовали лагерь для военнопленных и гражданского населения. Показаниями освобожденных военнопленных, в частности Толубеева. Равкина, Кабалдина, Жильцова и других установлено, что в Орловском лагере гитлеровцы истребляли советских граждан. Пленникам в день давали по 200 грамм хлеба с примесью древесных опилок и по литру супа из гнилой сои и прелой муки.

Начальник лагеря майор Гофман избивал военнопленных и заставлял истощенных от голода выполнять тяжелые физические работы в каменных карьерах и по разгрузке снарядов. У военнопленных были отобраны сапоги и ботинки и выданы деревянные колодки, которые в зимнее время делались скользкими при ходьбе, пленные падали и получали увечья.

Врач Цветков X. И., находившийся в лагере военнопленных, дал следующие показания: «За время своего пребывания в Орловском лагере отношение к военнопленным со стороны немецкого командования могу охарактеризовать как сознательное истребление живой силы в лице военнопленных. Питание, содержание максимум 700 калории, при тяжелой, непосильной работе приводило к полному истощению организма и вело к смерти. Немецкие врачи лагеря Купер и Бекель, несмотря на наши категорические протесты и борьбу с этим массовым убийством советских людей, утверждали, что питание вполне удовлетворительное. В лагере была массовая смертность. Из общего числа умерщвленных 3000 человек погибли в результате голодания и осложнений на почве недоедания. Военнопленные жили в ужасных условиях: невероятная скученность в камерах тюрьмы, в помещении площадью 15−20 кв. м. размещалось от, 50 до 80 человек. Военные умирали по 5−6 человек в камере, и живые спали на мертвых» Зверства немцев в Орловской области / Документы. Вып. 9. Сост. Ф. Г. Потемкин. М., 1993, с. 39.

Готовя план агрессивного вторжения в Советский Союз (кодовое название «План Барбаросса»), гитлеровские палачи разработали вместе с ним «распоряжение об особой подсудности в районе Барбаросса» -чудовищный документ, в котором зверства по отношению к мирному населению и военнопленным возводились в разряд государственной политики.

Заблаговременно создавались специальные команды и «техника» для массового истребления мирных жителей. Германские вооруженные силы и власти на оккупированных территориях должны были руководствоваться при этом соответствующими наставлениями Гитлера, который поучал: «Мы обязаны истреблять население — это входит в нашу миссию охраны германского населения. Нам придется развить технику истребления населения … Если я посылаю цвет германской нации в пекло войны, без малейшей жалости проливая драгоценную немецкую кровь, то, без сомнения, я имею права уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как черви». Там же. В своем приговоре Международный трибунал констатировал, что нацистские концентрационные лагеря превратились в места организованных систематических убийств. Эти убийства совершались с кощунственным глумлением над жертвами. Нередко живые люди становились объектами безжалостных экспериментов, включая «опыты по определению условий на больших высотах, когда жертвы помещались в камеры с пониженным давлением, опыты, целью которых служило определить, сколько времени человеческое существо может прожить в ледяной воде, опыты с отравленными пулями, опыты с заразными болезнями, опыты по стерилизации мужчин и женщин рентгеновскими лучами и путем применения других методов». Полторак А. И. Нюрнбергский эпилог. М., 1989, с. 8.

Задолго до нападения на СССР начальник гестапо Гиммлер по по-ручению германского правительства приступил к разработке генерального плана «Ост» — плана покорения огнем и мечом народов Восточной Европы, включая народы Советского Союза. Отправные установки этого плана были доложены Гитлеру еще 25 мая 1940 года. Гиммлер выражал уверенность, что в результате осуществления намеченных мероприятий будут целиком истреблены многие народы, в частности поляки, украинцы и другие. Для полной ликвидации национальной культуры намечалось уничтожение всякого образования, кроме начального в особых школах. Программа этих школ, как предполагал Гиммлер, должна была включать «простой счет, самое большее до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том. чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным. Умение читать. — добавлял Гиммлер, — я считаю ненужным». Полторак А. И. Нюрнбергский эпилог. М., 1989, с. 8. Ознакомившись с этими предложениями, Гитлер всецело их одобрил и утвердил в качестве директивы.

В отношении той части военнопленных, которым сохранялась жизнь, был предусмотрен жестокий, каторжный режим. Разрабатывал его генерал-лейтенант Рейнеке — начальник управления по делам военнопленных при ставке верховного главнокомандования. На секретном совещании в Берлине в марте 1941 года он, инструктируя своих подчиненных, подчеркивал, что если на местах не удастся в срок создать для русских военнопленных лагеря с крытыми бараками, то устраивать эти лагеря под открытым небом, огородив их только колючей проволокой.

6 августа 1941 года была издана заранее подготовленная директива 'касательно снабжения советских военнопленных, в которой говорилось: «…Мы не обязаны предоставлять советским военнопленным снабжение» Там же.

Гитлеровцы собирались морить голодом не только военнопленных, но и весь советский народ. Выступая 20 июня 1941 года на закрытом совещании, Розенберг дал следующие указания: … Южные области и Северный Кавказ должны будут создать запасы продовольствия для германского народа. Мы не берем на себя никакого обязательства по поводу того, чтобы кормить русский народ продуктами из этих областей.

По так называемому «генеральному плану Ост» немецкие фашисты намечали расчленить и колонизировать СССР, выселить из его западных и центральных областей за Урал десятки миллионов людей, а оставшееся население превратить в рабов. Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве… — говорилось в этом плане. — Дело заключается скорее всего в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их. В этом же плане намечалось «истребление большевистских комиссаров и коммунистической интеллигенции, как носительницы культуры, просвещения технических и научных знаний». Нюрнбергский процесс. Сборник материалов. Т. 3, М., 1990, с. 337.

В декабре 1941 г. гитлеровцы учинили дикую расправу над населением прилегающих деревень — Николаевки и Журиничи. Заподозрив жителей этих деревень в связи с партизанами, фашисты вывезли все 180 семей с детьми, подростками, стариками и старухами (до 900 человек) в с. Хвастовичи, затем отправили их в лес и в течение нескольких часов расстреляли из автоматов.

В это же время оккупанты зверски сожгли живьем Соловьеву Прасковью 38 лет и ее пятнадцатилетнюю дочь Александру, семью председателя колхоза «Трактор» и пятидесятилетнюю Ермакову, расстреляли тридцатилетнюю Еремину Варвару, шестидесятипятилетнего Млякова Г. В., председателя колхоза им. Кирова и его жену, а также много военнопленных красноармейцев и командиров.

В ночь на 14 марта 1942 г. в деревне Калькулев Верховского района был сожжен гитлеровский склад с боеприпасами. Утром фашисты согнали все население деревни и казнили каждого четвертого: отрубали руки, отрезали носы и уши. В числе казненных были женщины и дети.

В апреле 1942 г. гитлеровцы расстреляли на кладбище в селе Хвастовичи ни в чем не повинных 27 мужчин и женщин. В одного 60-летнего старика стреляли 12 раз. Умирая, он кричал: «Не мучьте, добейте! Погибаю ни за что!» Орловская область в годы ВОВ. Сборник документов и материалов. Орел-Курск, 1990, с. 111 — 114. В числе других были убиты Караситов Егор 65 лет и его жена 65 лет. В августе 1942 г. были расстреляны 5 мирных жителей этого района, в числе которых Морозова 35 лет с девятилетней дочерью.

14 октября 1941 г. немецкие войска захватили Суземский район, началась страшная расправа с местным населением. Предатель Крумельник выдал немцам родных летчика И. В. Серякова в деревне Кокаревка. Его мать немцы посадили в подвал и заставили лаять по-собачьи шесть часов подряд, потом раздели догола и повели вдоль деревни, избивая ее розгами. Когда женщина упала, ее закололи штыками и труп не разрешали убирать пять дней. Там же.

2 июня 1942 года фашисты оккупировали село Баранчик Должанского района, они забрали у населения скот, птицу, хлеб, одежду и обувь. Возле дома жены фронтовика Елизаветы Ивановны Бакуровой во время стрельбы из автоматов по курам один из гитлеровцев был ранен. Немцы сочли, что это сделала Бакурова. Они схватили ее и повели к коменданту, дорогой избивая ее прикладами, таская за волосы, искалывая штыками. После долгих издевательств женщину застрелили. Дом Бакуровой, в котором находился ее 14-летний сын Иван, гитлеровцы забросали гранатами. Затем вытащили раненого, истекающего кровью мальчика во двор и убили. После этого они схватили старшего сына Василия и 80-летнего старика Антона Григорьевича Бакурова, приказали им перенести трупы матери и сына в воронку, а потом расстреляли их из автоматов. Четыре трупа несколько дней валялись в яме, фашисты не разрешали их убирать.

Многие деревни и поселки Выгоничского. Навлинского и Суземского районов Орловской области были превращены гитлеровцами в пепел. Большинство мирных жителей фашисты угнали на каторгу в Германию, многих, в том числе и детей, безжалостно истребили.

В поселке Бороденки гитлеровцы умертвили 31 человека, среди которых были дети, женщины и старики. В их числе Новосельцева с тремя детьми, остальные трупы расстрелянных и замученных было трудно опознать.

Не будучи в силах покорить советский народ, фашисты обрушили свой гнев на головы беззащитных стариков, женщин и детей. Захватив в руки жертву, они выкалывали ей глаза, обрезали уши, выворачивали руки и ноги, вспарывали животы, обливали горючей жидкостью и под-жигали. Они бросали в огонь или в колодцы детей на глазах матерей. И доведенную до отчаяния мать тут же закалывали или зарывали живой в землю.

В течение двадцати месяцев немецкие фашисты чинили свои злодеяния над молодежью Свердловского района. За это время было угнано в Германию на каторжные работы 106 комсомольцев, расстрелян 21 комсомолец, один повешен. Так, был расстрелян комсомолец Ходырев из колхоза «Ударник» Плоссовского сельсовета. Во время эвакуации всей молодежи, когда немецкая армия была вынуждена отступать под ударами Красной Армии, Ходырев скрылся от немецких властей, но его нашли и выстрелили в него. Ходырев был ранен, но затем фашисты изрезали его тело ножами. Комсомолок Аксенову, Ракитченкову, Чиненову (Никольский сельсовет) сажали в холодные погреба за невыход на работу к помещику. Там они сидели по целым суткам без воды и пищи.

«В июне 1942 года в деревню Каменку (Знаменский район) приехала группа немецких солдат из карательного отряда „Украинская кампания“. Пьяные немцы, ворвавшись в дом колхозника Курилина, выгнали из дома всю семью: Курилину Татьяну Глебовну, ее детей Раю, Валю, Розу, Маню и бабушку Матрену Михайловну с трехдневной внучкой на руках. Под свист и пьяный хохот солдаты повели их к опушке леса, где уже была заранее вырыта могила. На глазах Курилиной Т. Г. немецкие палачи расстреляли ее детей и мать, а затем убили и ее. Трехдневный ребенок выпал из рук убитой женщины. Один из бандитов столкнул живого ребенка в яму, и его закопали вместе с расстрелянными» См: Орловская область… с. 119.

Акулина Ивановна Антипова (1909 года рождения), будучи выгнана из села Глубки (Новосильский район), захватила с собой двух сыновей: трехлетнего Колю, которого несла на руках, и пятилетнего Ваню, которого везла на салазках, да маленький узелок с хлебом и картошкой. Пройдя несколько километров, женщина от усталости стала замедлять шаги. Следовавший за ней немецкий солдат, толкая в спину прикладом автомата, приказывал ей двигаться быстрей. Но силы покидали Акулину. Тогда немецкий палач вырвал из ее рук салазки, отвез их в сторону и на глазах у матери расстрелял из автомата ее старшего сына. От ужаса мать упала, выронив из рук ребенка. Немецкий солдат тут же застрелил второго сына, а затем убил и Акулину.

В селе Верхососна Дросковского района фашисты к оглоблям за-пряженных лошадей привязали председателя колхоза «Красный ударник» Извекова Бориса Ивановича и погнали лошадей во весь дух. После чего Бориса Ивановича, избитого лошадьми, расстреляли на глазах семьи. Фашистский «новый порядок» означал установление крепостного режима и увод советских граждан в немецкое рабство. В 1943 году, перед отступлением немецко-фашистских войск из Орла, было опубликовано объявление, в котором немецкие военные власти потребовали, чтобы жители Орла немедленно покинули город в западном направлении. Покидание Орла в другом направлении было запрещено под угрозой применения оружия. Далее в приказе говорилось, что каждое гражданское лицо на улице после наступления темноты будет расстреляно.

2.2. Аграрная политика немцев на Орловщине в период оккупации

Заняв город Орел, гитлеровцы ликвидировали Советскую власть, ввели старое административное деление: округа, уезды, волости и сельские общины. Во главе местного самоуправления в городах были поставлены бургомистры, в волостях старшины. В сельской местности, в деревнях, назначались старосты, в распоряжении их имелись полицейские из лиц предателей Отечества.

Германский имперский министр Альфред Розенберг объявил новый порядок землепользования, направленный на ликвидацию колхозного строя и «построения свободного и рационального сельского хозяйства» Мартынов М. М. Это было в Орле. М., 1985, с. 448. Фашисты планировали перестроить сельское хозяйство на капиталистический лад, путем организации крупных поместий. Все колхозы преобразовались в общинные хозяйства, которые являлись переходной формой к единоличному, индивидуальному хозяйству. Общинные хозяйства подчинялись уездному сельскохозяйственному штабу, во главе с гитлеровскими офицерами. Сельская община являлась источником снабжения немецко-фашистской армии продовольствием.

М. Мартынов констатирует, что:

«В семи километрах от города на территории Орловского опытного поля, оккупантами было создано подсобное хозяйство, где имелась около сотни дойных коров, отобранных у местного населения. В подсобном хозяйстве на одной из плантаций выращивали горох, огурцы, помидоры» Там же.

В изданной германским командованием «Памятке для ведения хозяйства в завоеванных восточных районах указывалось: Завоеванные восточные области являются германской хозяйственной территорией. Земля, весь живой и мертвый инвентарь … являются собственностью германского государства». Германское правительство, как следовало из текста «Зеленой папки» номеровалось организовать на восточных землях немецкие помещичьи и кулацкие хозяйства, широкого применяя дешевую рабочую силу подневольного населения управляемого кнутом немецкого надсмотрщика". Там же.

После захвата значительной части Орловской области оккупационные власти организовали регистрацию сельского и городского населения, как для организации производства (и в интересах своей армии, и в интересах удовлетворения самых необходимых потребностей населения), так и для налаживания продовольственного снабжения горожан (населению выдавались продовольственные карточки). В 1941 году были созданы Орловский губернский сельскохозяйственный штаб (комендант Дитмар) и земельное управление. Директором Орловского губернского управления был назначен агроном И. Ф. Скворцов. В его подчинении находились окружные и районные (уездные) земельные отделы. В орловском районе земельный отдел возглавлял Садковский. Первое время после оккупации территории Орловской области германские власти не меняли сложившихся в деревне порядков. Жителей обязали сдавать часть продуктов для снабжения частей германской армии и лазаретов. В частности, в конце 1941 года владельцы коров в Орле по приказу городского коменданта ежедневно должны были сдавать специально назначенным сборщикам по 2 литра молока. При этом германским военным категорически запрещалось самостоятельно проводить изъятие, однако такие конфискации продолжались до середины 1942 года, а сельскохозяйственные комендатуры впоследствии оплачивали взятое военными продовольствие. Военными сельскохозяйственными комендатурами было отдано распоряжение волостным старшинам о немедленном обмолоте хлебов, находящихся на общественном хранении, и сдачи через 3 недели 70% зерна германским воинским частям, а 30% разрешалось оставить работникам за труд. Крестьянам запретили произвольно забивать скот, заставляли спрашивать разрешение у германских оккупационных властей. Оккупационные власти активно поддерживали элементы колхозной системы в соответствии с «Примерным уставом сельскохозяйственной артели» (колхоза) 1935 года. В декабре 1941 года начальник штаба военной сельхозкомендатуры Орловского уезда вызвал старшин волостей с материалами о трудоднях, отработанными колхозниками в 1941 году. Предстояло сообщение о выдаче хлеба крестьянам из расчета трудодней. Через две недели последовало распоряжение о выдаче зерна, и не только колхозникам, но и беженцам. Колхозники получали зерно в качестве натуральной оплаты, беженцы должны были заплатить по 145 руб. за 1 центнер. Однако Мартынов М. пишет, что: «В селе Протасове, Малоархангельского района комендант первым делом поинтересовался содержанием колхозных амбаров. В одном из них оставалось 75 центнеров зерна, которое колхозники не успели получить по трудодням». См: Мартынов М. М. Указ. Соч. с. 450. «Зерно есть собственность германского государства"-объявил гитлеровец председателю колхоза Макару Павловичу Кузину, отобрал у него ключи и опечатал склад. Вскоре амбар запылал ярким костром и от „собственности германского государства“ осталась куча пепла». Там же.

В противовес Саран А. заявляет:

«В текущих сельхозработах оккупационные власти должны были взять на себя функции райкомов партии. Комендант военной сельскохозяйственной комендатуры Орловского уезда Лейгут, 18 апреля отдает приказ всем старшинам волостей: «В 3 дня собрать весь сельхозинвентаръ с полей, осмотреть и разместить на хранение», а в случае, если после установленного срока сельхозтехника будет обнаружена на полях, это будет рассматриваться как саботаж. 7 июля 1942 года он посылает распоряжение старшине Цветынской волости: «К 20. 07. 1942 закончить вспашку паров». Через неделю очередное напоминание: «Закончить сдачу волокна пеньки к 21. 07. 1942». Там же. Сохранив колхозы, немцы должны были сохранить и систему побуждения колхозников к работе. Население деревни и сел, под конвоем полицейских выгоняли на принудительные работы. Была введена обязательная трудовая повинность.

Как и везде на временно оккупированной советской территории, на Орловщине гитлеровцы установили обязательную трудовую повинность. Все трудоспособное население должно было выполнять тяжелые физические работы на сооружении укреплений для фашистской армии, на строительстве и ремонте шоссейных и железных дорог, на их расчистке от снежных заносов, на устройстве и ремонте военных аэродромов, в сельском хозяйстве и т. д. Это был подневольный труд без всякого вознаграждения.

Постепенно восстанавливалась и перерабатывающая промышленность. В начале был запущен молокозавод, затем пивоваренный, в 1942 году открылся плодово-овоще-консервный комбинат, махорочная мастерская. К1943 году плодово-овощной комбинат (директор Н. Н. Анисимов). Он заготовлял продукты в районах, налаживая выпуск конфет, мармелада, соленых грибов и помидоров. Получив патенты, открылись многочисленные кустарные предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья.

Вот, что об этом говорит Мартынов:

«Под угрозой расстрела и виселиц оккупанты принуждали все трудоспособное население работать на них. Кустари, взявшие в городской управе патент на право заниматься ремеслом освобождались от такой повинности. И многие потянулись в Фронтовой отдел управы за патентом. 9 ноября 1941 года в «Орловских известиях» была опубликована одна хвастливая заметка под заголовком «Жизнь в Орле входит в свое русло». В ней сообщалось: «Не прошло и двух недель с тех пор, как германские войска вступили в город Орел, как в городе началось оживление … уже взято 115 патентов на право производства. Заработали кустари, ремесленники, парикмахеры». Саран А. Агррарная политика оккупационных властей на Орловщине в 1941—1945 гг. /Краеведческие записки/ Областной краеведческий музей. Вып.3. Орел. 1999, с. 184. Действительно в Орле, как грибы после дождя, появились жес-тянщики, слесари, портные, сапожники, мастера по изготовлению детских игрушек и другие «специалисты». Гитлеровцы много времени спустя разобрались в какое «русло» входила жизнь в городе: орловцы, чтобы уклониться от работы на оккупантов регистрировались, как кустари-одиночки. «Оборудование промышленных предприятий Орла накануне оккупации было эвакуировано вглубь страны. Но кое-что осталось. Однако, как ни бились оккупанты, им не удалось восстановить и пустить в эксплуатацию ни одного крупного предприятия. Они смогли лишь организовать авторемонтную, две кустарных механических, литейно-механическую и машинно-тракторную мастерские, пивоваренный завод, тележно-санное производство, часовую мастерскую и гарнизонную прачечную. Этим и ограничивается список действующих в городе предприятий». См: Мартынов М. М. указ. Соч. с. 261.

Оккупационные власти, намериваясь использовать население в собственных целях организовало карточное снабжение граждан продовольствием. Предоставление средств для выживания было методом контроля над населением. Комендатуры имели право за противодействие политике оккупантов, отнимать продовольственный паек. Карточки для населения выдавались четырех видов: для людей занимающихся тяжелым физическим трудом, для остальных трудящихся, для детей и для иждивенцев.

Для обеспечения снабжения по карточкам и в 1943 году в Орле работало 3 городских пекарни, 14 пунктов продовольственного снабжения, общественные столовые. Кроме того, в городах действовали продовольственные рынки. Для приезжающих на рынок крестьян в Орле был открыт постоялый двор с конюшней. Для торгующих на рынке крестьян была введена система стимулирования. Кто привозил на рынок больше товаров, получал талоны на дефицитные товары- соль, табак, мыло и т. д.

Аграрная политика на территории оккупированной Орловской области сознательно противопоставлялась прежней политике коммунистических властей. В Германии основой процветающего сельского хозяйства является наследственный крестьянский двор, а в СССР колхозы подавили творческую инициативу, личную собственность крестьян. Привели к гибели процветающего сельского хозяйства России

Новую основу аграрной политики заложило распоряжение имперского министра А. Розенберга от 16 февраля 1942 года «Новый порядок землепользования». Распоряжение состояло из 6 частей.

Часть А. Называлась «Упразднение колхозного строя». Пункт 3 гласит что все колхозы преобразуются в общинные хозяйства

Часть Б. Объясняла суть общинных хозяйств, как формы перехода от упраздненных колхозов к единому хозяйству.

Часть В. Объявляла о переименовании совхозов в государственные хозяйства, МТС в сельскохозяйственные базы и переходе их в германское управление.

Часть Г. Носила название «переходу к единому землепользованию» и предусматривала выделение из общественных земель полос на каждое поле для частного использования одним крестьянина

Часть Д. Единоличное хозяйство на основе земельного товарищества: крестьянские хозяйства, получившие полосы земли, объединялись в земледельческое товарищество, в собственности которого оставались и имеющиеся крупные сельскохозяйственные машины, Члены земледельческого хозяйства должны были совместно, с помощью МТС проводить пахоту и сев после чего устанавливались межи на полях и обрабатывать посевы убирать урожай крестьянские дворы продолжали единолично.

Последняя часть Самостоятельное единоличное хозяйство — хутора и отрубы: Где способные и трудолюбивые крестьяне при на линии инвентаря и тяги могут полностью выделяться из общественного производства, но при этом своевременно сда-вать установленный сельхозналог.

Детально разработав программу реформы, немцы принялись за ее проведение в жизнь ликвидация колхозов в отдельных местах проводилась в праздничной форме, с музыкой и танцами, как в с. Некрасовка Орловского района. Сюда на собрание крестьян прибыли и представители германского военного командования и старшины соседних волостей. 6 июня 1942 года колхоз имени Куйбышева был ликвидирован, а на его месте образовалось три крестьянских общинных хозяйства в Некрасовке, Щигловке и Кишкинке.

Газета «Партизанская правда» эти события прокомментировала так: Фашистский гаденыш Розенберг пугал крестьян, что после уборки урожая, немцы его отберут и отправят в Германию.

Год спустя, подводя итоги преобразований, оккупационные власти вынуждены были констатировать несколько фундаментальных черт российской действительности, что не все колхозы еще ликвидированы и не везде образованы крестьянские общинные хозяйства, а это факты.

Руководители аграрной политики самокритично признаются, что слабо представляли себе хозяйственные условия России и не смогли разобраться в деталях.

«Аграрная реформа начинается только с момента образования земледельческих товариществ». См: Саран А. Указ. Соч. с. 165.

Необходимо отметить и сопротивление со стороны крестьян. В мае 1942 года, через газету «Речь» было объявлено о приговоре к расстрелу Никишина М. 1907 г. рождения, за то, что он неоднократно отказывался принимать участие в весенних полевых работах, призывал жителей своей деревни не подчиняться германским указаниям по проведению обработки земли.

Оккупанты пытались использовать и морально-психологические факторы для стимулирования развития сельского хозяйства, подчеркивая важность и почетность крестьянского труда. Поэтому 4 октября 1942 года оккупационным властям удалось начать реформирование в аграрной сфере и осуществить основные задачи -ликвидировать коммунистическое и пропагандистское управление, создать условия для продуктивного обеспечения армии и гражданского населения. Теперь наступило время переходить к новому этапу реформы — преобразование крестьянских общинных хозяйств в земледельческие товарищества.

Приказ № 6 Главного германского земледельческого управления касается текущих проблем реформирования сельского хозяйства. Делался акцент на развитие, на расширение воспроизводства, прежде всего — в животноводстве.

Обосновываясь на оккупированной территории Орловщины всерьез и надолго, германские власти содействовали закладыванию основ развивающегося сельского хозяйства. Для этого они поощряли племенную работу, завозили на оккупационные земли племенной скот, разрешали открытие случных пунктов. Действовала на территории оккупированной Орловщины и ветеринарная лечебница. Аграрная политика германских оккупационных властей определялась в своих основных чертах в течении 1941−1943 г. г. в форме нового порядка землепользования отдельные черты которого напоминали российскую деревню 1905−1916 гг., другие несли явную печать колхозного строя 1929−1941 г. г.

Итак, я пыталась сопоставить две точки зрения на вопрос об оккупации Орловской области- одна из них- классическая, т. е. описываются зверства фашистов и все негативные стороны оккупации (М. Мартынов); другая-описывает позитивные преобразования, в т. ч. аграрную реформу в духе Столыпина, которую немцы пытались провести на Орловщине (А. Саран).

Но я считаю, нельзя склоняться к одной из версий — правда есть и в одной и в другой, также как и искажения правды. В радикальных версиях истины нет, она может быть только посередине.

2.3. Сведения из архива

Почти 2 года, долгих 22 месяца, длилась оккупация города Орла и большинства районов области. Сохранившиеся архивные документы рассказывают о двух долгих годах горя, слез и страданий орловцев, о том, что фашистский «новый порядок», установленный оккупантами, был режимом насилия, массового уничтожения населения, разрушений и зверств.

Насаждая свой «новый порядок», нацисты стремились стереть само слово «Россия» с карты «новой Европы», уничтожить и запретить навсегда употребление слов «русский», «русское», заменив их словами «Московия», «московское». Одним из новшеств оккупационных властей было учреждение нового административного деления. Его необходимость на оккупированных советских территориях Гитлер обосновывал так: «Теперь перед нами стоит задача разрезать территорию этого громадного пирога так, как это нам нужно, с тем, чтобы суметь, во-первых, господствовать над ней, во-вторых, управлять ею, в-третьих, эксплуатировать ее».

Наиболее крупной территориальной, являлись административные округа. На территории нашей области были созданы Орловский и Брянский административные округа, в Орле и Брянске были учреждены окружные управы, которые нахо-дились в ведении военно-полевых комендатур. Вместо районов были образованы уезды и волости, волостные управы возглавляли волостные старшины, городские и уездные управы -- бургомистры, в каждую деревню немцами назначался староста.

Из архивных документов мы узнаем, что насаждение «нового порядка» начиналось с обязательной регистрации всех жителей с 14 до 60 лет «не-зависимо от семейного положения и от того, работают они или являются без-работными; неявившиеся будут наказаны»…

Орловцев наказывали, вешали, расстреливали за появление на улицах после комендантского часа, за прочтение и передачу другим лицам листовок, за связь с партизанами, за уклонение от принудительных работ и т. д.

За невыполнение приказа местного коменданта о ежедневной явке на работу безработные Матвеев Алексей, Кочергин Иван и Ключников Дмитрий были повешены. За кражу военного имущества и оружия были расстреляны П. Азеров, Г. Тиняков, А. Руцкой, Н. Оловянников.

Приказ комендатуры г. Волхова гласил: «Установлено, что граждане, направляющиеся в город и выходящие из города, идут не торною большой дорогою (большаком), а тропинками, полями и непроезжими дорогами. Ставится в известность все население города и района, что лица, нарушающие настоящие правила, будут расстреляны».

А вот распоряжение немецкого командования: «…Кто вытаскивает картофель до созревания, чтобы взять самые большие картофелины, и вставляет потом клубень обратно в землю, будет расстрелян как вредитель, то же самое для того, кто украдет сноп зерна или сена…».

В объявлении за июнь 1942 фашисты угрожали: «Кто действует против германских войск, в особенности скрывает, снабжает или чем-либо помогает партизанам, будет подвергаться расстрелу, имущество его будет уничтожено».

Комендант г. Волхова своим приказом запрещал даже голубям свободно летать: «Все граждане города, владельцы голубей, обязаны начиная с 7 февраля 1942 года держать своих голубей взаперти. Свободно летающие голуби будут расстреляны».

Оккупанты в принудительном порядке мобилизовывали орловцев для работ на дорогах, на заготовку дров, в портняжные, столярные мастерские. Неповиновение жестоко каралось. Согласно приказу бургомистра Хотынецкого района население трех волостей: Студеновской, Ильинской, Льговской — мобилизовывалось на работу по очистке дорог от снега. «…Виновные в срыве этой работы будут расстреляны», -- говорилось в приказе.

А за срыв работ по изготовлению телег для немецкой армии 29 человек из Троснянского района были отправлены в концлагерь.

Важную роль немецкие власти уделяли проведению аграрной политики на оккупированных территориях, внедрению «нового порядка землепользова-ния» — суть которого сводилась к ликвидации колхозов и образованию общинных хозяйств.

3 апреля 1942 года комендант сельскохозяйственного штаба Орловского уезда издал приказ, в котором говорилось, что колхозный строй упраздняется и объявляется новый порядок землепользования, направленный к ликвидации колхозного строя и построению свободного и рационального сельского хозяйства. «Все колхозы немедленно преобразовать в общинные хозяйства, которые явятся переходной формой к единоличному индивидуальному хозяйству. Общинные хозяйства организовать в границах земельных обществ, присвоив им звание населенных пунктов. Переход к индивидуальной обработке земли в 1942 г. не может быть осуществлен в связи с отсутствием необходимого количества лошадей, машин, мелкого сельскохозяйственного инвентаря и семенного зерна…».

Множество документов свидетельствует, что население облагалось непомерными налогами: денежный, поземельный, налог на строения, подоходный, церковный и пр. Помимо налогов вводилась еще целая система других поборов и повинностей. Например, в Троснянском районе с каждого дома немцы забирали по 16 кг ржаной муки, по 1 центнеру картофеля, владельцы коров в пригородной зоне Орла обязаны были ежедневно сдавать по 2 литра молока. «…В случае невыполнения приказа корова будет отобрана», -- говорится в предписании бургомистра.

Приказ бургомистра г. Волхова гласил: «…Всем гражданам гор. Волхова и слобод, имеющим взрослых овец в возрасте старше одного года… сдать по 600 гр. шерсти с одной головы, граждане, имеющие у себя кожсырье крупного и мелкого скота, обязаны в трехдневный срок сдать таковое… За невыполнение этого приказа виновные будут подвергнуты наказанию…».

В одной из сводок Совинформбюро говорилось, что советские граждане, пришедшие из города Орла, захваченного противником, в расположение наших частей, сообщают о зверских преступлениях немецко-фашистских мерзавцев, которые установили в центре Орла виселицу. На многих улицах лежали неубранные трупы невинно замученных и казненных людей. Дома и магазины были разграблены. Население голодало.

3. Борьба орловцев в подполье

Подпольная борьба советских людей против немецких захватчиков на оккупированной территории занимала важное место в Великой Отечественной войне. Она поднимала население на сопротивление новому порядку фашистской Германии во временно оккупированных районах, на вооруженную борьбу против фашистов, разоблачала антисоветскую пропаганду и учила методам борьбы в тылу врага.

В Орловской области с первых дней войны приступили к организации подполья и партизанского движения. Осуществлялась подготовка мест базирования подполья и партизанских отрядов, средств и форм связи. К организации подполья и партизанского движения привлекались старые большевики, имевшие опыт конспиративной работы до Октябрьской революции 1917 года и в годы гражданской войны. Однако в Орловской области были сложности в подготовке подполья и партизанского движения. Быстрое продвижение фронта на восток страны в связи с вынужденным отступлением Советской Армии обусловило на Орловщине краткосрочность всей подготовки подполья и партизанского движения. В результате некоторые сформированные подпольные и партизанские отряды не смогли перейти на нелегальное положение, другие из-за неопытности работников быстро раскрывались вражеской контрразведкой. В Орловской области создание сети подполья и партизанского движения в основном проходило в условиях оккупации. Подполье и партизанское движение на орловских землях, начавшие действовать в тяжелейших условиях 1941 года, часто не имея связи с центром, неся большие потери в кадрах, стали организаторами народной борьбы против фашистских оккупантов. Возглавляли организацию и работу подполья и партизанского движения ЦК ВКП (б), партийные органы в западных районах страны до прихода гитлеровских войск и в период оккупации, находясь в подполье.

На территории Орловской области особые трудности возникли для подполья и партизанского движения вследствие следующих обстоятельств.

«Придавая важное значение Орлу как центру всего орловского плацдарма в 1942—1943 годах, немецкое командование наводнило город шпионами и провокаторами. Принимались особые меры против проникновения советских разведчиков и партизанских связных. Город был опоясан двумя линиями оборонительных сооружений и охранялся 20 батальонами войск. Все мосты и дороги находились под постоянным контролем жандармов и полиции. Отлучка жителей из Орла разрешалась только по специальным пропускам, выдававшимся военной комендатурой». Мартынов М. М. Фронт в тылу. Приокское изд. 1975. с. 175.

В ноябре-декабре 1941 года начались активные действия подпольщиков в Орловской области. Патриоты взорвали и сожгли гостиницу «Коммуналь», уничтожив при этом около ста пятидесяти гитлеровских офицеров. Взлетело в воздух многоэтажное здание на углу Комсомольской и 1-й Посадской улиц, в котором размещался немецкий штаб. Позже вспыхнул склад горючего на Кромской площади, где было уничтожено 300 бочек с бензином. Загорелись груженные винтовками, гранатами, патронами автомашины в одном из дворов на 2-й Курской улице. Это был ответ русских людей на зверства немецких оккупантов, которые они творили в городе Орле и Орловской области.

В жестокой схватке с врагом активное участие принимала молодежь Орловской области. С первых дней оккупации молодые патриоты встали на путь активного сопротивления захватчикам. В городе Орле действовало около двадцати комсомольско-молодежных подпольных групп. Юные патриоты саботировали все мероприятия гитлеровцев, вели антифашистскую агитацию среди населения, совершали диверсии и нападения на немецких солдат и офицеров. В жестокой схватке с сильным и коварным врагом многие из них героически гибли.

Уже осенью 1941 года начала создаваться одна из первых комсомольско-молодежных подпольных групп Орла во главе с учеником 10-го класса, секретарем комитета комсомола железнодорожной средней школы № 32 Владимиром Сечкиным. К концу года в нее входило более 20 человек, в том числе Нина Алексеева, оставшаяся в городе по заданию обкома комсомола, разведчик штаба партизанского движения Брянского фронта Александр Подделков, Павел Маяцкий, Мария Земская.

В конце 1941 года подпольная комсомольско-молодежная группа В. Сечкина выпустила в Орле первую серию листовок с призывом к молодежи города саботировать приказы немецких военных властей.

Летом 3942 года, несмотря на 15-километровую запретную зону вокруг Орла, закрывавшую населению вход и выход из города, юным подпольщикам удалось установить связь с 1-й Курской партизанской бригадой, отряды которой действовали на территории Троснянского и Дмитровского районов. Через партизанскую связную М. А. Ушакову комсомольцы передавали в бригаду сведения о военных объектах противника в городе и его окрестностях, добытые у врага оружие и боеприпасы, одежду, медикаменты. С помощью М. А. Ушаковой из города было переправлено немало патриотов, желавших сражаться с врагом в партизанских отрядах. В свою очередь от партизан подпольщики получали советские газеты и листовки, которые затем распространяли среди населения.

В связи с подготовкой оккупантами торжеств по случаю годовщины захвата города Орла подпольщики стали готовить взрыв городского театра, где намечалось проведение вечера и банкета. План этой операции был разработан командованием партизанской бригады. Для руководства его осуществлением в город была направлена опытная партизанская разведчица — коммунистка Катя Зуева. Она доставила подпольщикам мины. Непосредственное исполнение минирования и взрыва театра возлагалось на Нину Алексееву, работавшую там танцовщицей, на Владимира Сечкина и Евгения Цыганкова, которые тоже устроились в театре: один — парикмахером, а другой — музыкантом.

Однако этот план осуществить не удалось. По доносу предателя в октябре 1942 года 26 человек-подпольщиков арестовали гестаповцы и почти всех казнили.

«В январе-декабре 1942 года в Орле продолжали действовать подпольные партийные и комсомольские организации и подпольщики-одиночки. Они принимали сводки Совинформбюро, распространяли листовки с сообщениями о победах Советской Армии, совершали диверсии на коммуникациях, помогали патриотам саботировать приказы гитлеровцев». Сообщения советского информбюро/ История ВОВ. Сборник документов. М, 1991. Т.3. с. 386.

Самоотверженно боролись с оккупантами подпольщики-комсомольцы во главе с Валентином Берзиным. Эта группа оформилась в начале 1942 года. В нее, кроме Берзина, вошли Александр Кочетов, Дмитрий Утукин, Юрий Бондаренко, Анатолий Голубев. При помощи самодельного радиоприемника они регулярно принимали сводки Совинформбюро, составляли листовки и расклеивали их по городу, устраивали диверсии, помогли нескольким советским летчикам выбраться из тифозного барака лагеря военнопленных и бежать из Орла. Почти все участники этой группы после освобождения города ушли на фронт и погибли в боях за советскую Родину.

В июле 1942 года гитлеровцы раскрыли в городе Орле деятельность группы подпольщиков, в которой состоял работник Орловского облисполкома Евдокимов. Группа распространяла в Орле и в ближайших деревнях советские листовки, уничтожала боевую технику врага. Участники группы были арестованы. Евдокимова фашисты повесили. В это же время в застенках гестапо в городе Орле погибли отважные патриоты — руководитель подпольной группы П. Кузнецов, комсомольцы Д, Сорин, П. Кунце.

Одной из наиболее активных групп подпольщиков, действовавших в городе в период оккупации Орла, была группа патриотов, возглавлявшаяся бывшим директором орловской средней школы № 26 А.Н. Комаровым-Жоресом.

Александр Николаевич Комаров свою трудовую жизнь начал в Нижнем Новгороде на Сормовском заводе. В 1918 году добровольно ушел воевать за Советскую власть. В суровые годы гражданской войны юный боец Красной Армии Александр Комаров взял себе фамилию видного деятеля французского и международного социалистического движения Жореса. Участвовал в штурме Перекопа, где получил тяжелое ранение. После длительного лечения демобилизовался. Учился в Петроградском коммунистическом университете, по окончании которого находился на партийной работе в Сибири. Затем учительствовал там же, а незадолго до войны приехал в Орел. Заочно окончил Курский пединститут. Война застала его в должности директора средней школы № 26.

В состав подпольной группы А.Н. Комарова-Жореса входили М. А. Суров, А. И. Рябиков, работавший до войны заведующим типографией обкома партии, Г. М. Огурцов, бывший председатель областного комитета физкультуры и спорта, А. Г. Евдокимов, в прошлом инспектор облисполкома. Эта группа взрывала и поджигала немецкие склады горючего и боеприпасов, гаражи с автомашинами.

Патриоты установили связь с лазаретом, где находились раненые и больные советские воины, которых гитлеровцы объявили военнопленными и по выздоровлении отправляли в концлагеря.

Подпольщики переправляли выздоравливающих бойцов и командиров в город и укрывали их среди населения. В числе выведенных из лазарета были штурман авиации Г. Е. Лосунов и радист самолета А. Симоненко. При помощи подпольщиков они устроились работать на немецкий аэродром. Однажды, улучив удобный момент, захватили немецкий самолет и улетели на нем через линию фронта на не оккупированную территорию.

В августе 1942 года гестаповцам удалось нащупать группу А.Н. Комарова-Жореса и арестовать около двадцати ее участников. Все они были расстреляны.

Активная и напряженная подпольная деятельность осуществлялась патриотами на орловском железнодорожном узле. Он являлся важнейшим центром в системе прифронтовых и фронтовых коммуникаций вражеских войск. На Орел направлялись по брянской магистрали эшелоны с немецкой военной техникой и снаряжением, боеприпасами и горючим, живой силой и продовольствием. С орловского железнодорожного узла военные грузы всеми видами транспорта перебрасывались на фронт в действующую армию.

Гейнц Гудериан в своей книге «Воспоминания солдата» пишет, что 3 октября 1941 года 4-я танковая дивизия захватила Орел. Это дало нам возможность получить хорошую шоссейную дорогу и овладеть важным железнодорожным узлом и узлом шоссейных дорог, который должен был стать базой для наших дальнейших действий.

Но подпольщики срывали многие планы и сроки переброски военных грузов. Отправленные из Орла воинские составы разрывались на перегонах, возникали технические неполадки в паровозах и подвижном составе, исчезала вода из тендера, оседал пар в котле и нечем было тянуть летучку с боеприпасами к фронту. В момент налета советской авиации на станцию Орел машинисты-патриоты загоняли эшелоны в тупик.

Орловское подполье призывало железнодорожников не выходить на работу под предлогом болезни. Врач депо СВ. Дмитров ставил ложные диагнозы и советовал, как заболеть. Паровозные машинисты осуществляли членовредительство и освобождались от работы на фашистов на длительное время. Оккупантам вредили работники всех служб орловского железнодорожного узла. Стрелочник Алексей Грачев действовал против гитлеровцев вместе со старшим стрелочником пятого поста немцем Эмилем Блеме, который оказался коммунистом. Они хорошо понимали друг друга. Грачев при маневрировании поездов допускал «ошибки» с переводом стрелок, в результате чего были разгромлены три состава с воинскими грузами. Каждый раз, когда над головой Грачева нависала смертельная опасность. Блеме ручался за благонадежность своего помощника.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой