Орфоэпические и орфографические нормы русского языка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Орфографические нормы

Фонематический принцип русской орфографии

Из истории русской орфографии

Пунктуационные нормы

Пунктуация древних памятников XI — XIV веков

Русская пунктуация XV- XVII веков

Список литературы

Введение

Нормы орфографии — это правила обозначения слов на письме. Они включают правила обозначения звуков буквами, правила слитного, дефисного и раздельного написания слов, правила употребления прописных (заглавных) букв и графических сокращений. Нормы пунктуации определяют употребление знаков препинания.

Русский язык объединяет нацию и одновременно является неотъемлемой и важнейшей частью нашей национальной культуры, отражающей историю народа и его духовные искания. Современные русисты, и в частности, специалисты по культуре речи, справедливо говорят о том, что русский язык, отражая наши национальные достоинства, не менее ярко показывает и все наши беды. Проблема правильности русской речи, соблюдения норм литературного языка широко обсуждаются в газетах и журналах, в радиопередачах. Осуждению подвергаются отклонения от норм в публичной речи политиков, дикторов радио и телевидения, снижение общего уровня грамотности населения, и особенно молодежи. Вместе с тем, нет ни одной области человеческих знаний, человеческой деятельности, для которых плохая, запутанная, безграмотная профессиональная или бытовая речь исполнителя была бы благом. Выпускник любого вуза — технического или гуманитарного, должен быть грамотным, владеть культурой речи.

Культура речи — это, во-первых, владение нормами литературного языка в его устной и письменной форме. Позволяет в любой ситуации общения использовать языковые средства с максимальным эффектом при соблюдении этики общения. Во-вторых, это область языкознания, которая призвана решать проблемы норм речи, разрабатывать рекомендации по умелому пользованию языком. Нормативность речи — это соблюдение в речи действующих норм ударения, произношения, словоупотребления, стилистики, морфологии, словообразования, синтаксиса. Вопросами культуры речи занимались М. В. Ломоносов, А. Х. Востоков, А. А. Потебня, Г. О. Винокур, А. М. Пешковский, Л. В. Щебра, Д. Н. Ушаков, В. В. Виноградов, Р. И. Аванесов, С. И. Ожегов.

Исходя из вышесказанного, целью данного реферата является исследование проблемы норм русского языка, и в частности, орфоэпических и орфографических. Для изучения этого вопроса в первую очередь необходимо определить понятие языковой нормы, выявить ее основные признаки, указать источники норм современного русского языка. Во-вторых, необходимо определить, что является предметом изучения орфоэпии и орфографии, каковы исторические корни данного вопроса. Для раскрытия темы в реферате использовалась труды С. И. Ожегова, И. Б. Голуб, Д. Э. Розенталя, Н. С. Валгиной, Р. И. Аванесова и др., а также материалы периодической печати.

Орфографические нормы

Орфография (от греч. orthos прямой, правильный и grapho пишу) — прикладной раздел языкознания, определяющий способы передачи слов на письме с помощью буквенных и небуквенных (дефисов, пробелов, черточек) графических символов, а также устанавливающий орфографические правила. Орфография состоит из нескольких разделов:

написание значимых частей слова (морфем) — корней, приставок, суффиксов, окончаний, то есть обозначение буквами звукового состава слов там, где это не определено графикой;

слитное, раздельное и дефисное написания;

употребление прописных и строчных букв;

правила переноса;

правила графических сокращений слов.

Фонематический принцип русской орфографии

Орфография опирается на определённые принципы: фонематический, фонетический, традиционный и дифференцировочный. Фонематический принцип заключается в том, что на письме не отражаются фонетически позиционные изменения — редукция гласных, оглушение, озвончение, смягчение согласных. Гласные при этом пишутся так, как под ударением, а согласные — как в сильной позиции, например позиции перед гласным. При фонетическом принципе орфографии на письме обозначается не фонема, а звук. Фонетическому принципу в русском языке подчиняется например, написание приставок, оканчивающихся на [з]. Они пишутся то с буквой с, то с буквой з в зависимости от качества следующего согласного: разбить — расколоть. Суть дифференцировочного принципа состоит в том, чтобы орфографически различать то, что не различается фонетически. При этом буквы ассоциируются непосредственно со смыслом: поджёг (гл.) — поджог (сущ.). Традиционный принцип регулирует написание непроверяемых гласных и согласных (собака, аптека).

В русской орфографической системе основным, ведущим принципом является фонематический. Именно на нём строятся основные орфографические правила, другие же принципы используются частично.

Слитное, раздельное и дефисное написание регулируется традиционным принципом с учетом морфологической самостоятельности единиц. Отдельные слова пишутся преимущественно раздельно, кроме отрицательных и неопределенных местоимений с предлогами (не с кем) и некоторых наречий (в обнимку), части слов — слитно или через дефис (ср.: по моему мнению и по-моему).

Употребление прописных и строчных букв регулируется лексико-синтаксическим правилом: с прописной буквы пишутся собственные имена и наименования (МГУ, Московский государственный университет), а также первое слово в начале каждого предложения. Остальные слова пишутся со строчной буквы.

Правила переноса слов с одной строки на другую: при переносе учитывается, прежде всего, слоговое членение слова, а затем и его морфемная структура: вой-на, раз-бить, а не *во-йна, *ра-збить. Не переносится и не оставляется на строке одна буква слова. Одинаковые согласные в корне слова при переносе разделяются: кас-са.

Из истории русской орфографии

Рассмотрим в связи с этим вопросом раздел книги С. И. Ожегова «Об упорядочении русской орфографии», построенный на примерах. «Российская грамматика», изданная Академией Российской в 1802 г., уточнила и детализировала Ломоносовские орфографические правила и подвела тем самым итог всей работе XVIII в. по упорядочению орфографии. Но и в дальнейшем колебания возрастают, к старым прибавляются новые. Труд акад. Я. К. Грота «Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне», вышедший в 1873 г., очень полно выявил причины и случаи разнобоя в правописании. Его руководство «Русское правописание» значительно содействовало упорядочению орфографии и в течение полувека обслуживало орфографическую практику. Но руководство Я. К. Грота, по условиям того времени, не могло решить многих насущных вопросов орфографической практики. Только реформа 1917−1918 гг., произведенная Советским правительством, ликвидировала все пережиточные, устаревшие правила, и русская орфография стала значительно стройнее и лучше. Но оставалось еще немало нерешенных вопросов, многие колебания в написаниях продолжали существовать, а выходившие в начальные годы революции орфографические пособия часто противоречили друг другу, что усложняло орфографическую практику.

Чем объясняется наличие и возникновение колебаний? Возможно ли избегнуть их в дальнейшем? Как показывает история орфографии, большее или меньшее количество разнонаписаний всегда оставалось и после каждого очередного урегулирования. Все дело в том, что орфография не поспевает за развитием языка. Источником же появления массовых колебаний является развитие словарного состава языка, особенно в XIX и XX вв.

Развитие лексики за счет внутренних средств литературного языка вносило особенно много противоречий в литературную практику. Так, например, одно из самых бедственных явлений в современной орфографии — слитное или раздельное написание наречий, образовавшихся из сочетаний предлога с существительным. Этот тип образования наречий живет в современном языке. Отражая потребности общения, наречия возникают постоянно. До революции сочетание в ничью писалось раздельно, но после революции, с развитием спорта, шахматного искусства, оно терминологизировалось, и теперь всем понятно его слитное написание вничью. Во время Великой Отечественной войны появилось на страницах нашей печати военное выражение с ходу (атаковать, штурмовать ит.п.). Не зная, как отнестись к нему, одни и те же газеты писали его и раздельно (с ходу), и слитно (сходу). Однако в последнее время стали писать раздельно — с ходу, учитывая наличие параллельных образований с существительным ход (например, перестроение на ходу и т. п.).

Или, например, категория сложных прилагательных в современном языке — живая и продуктивная категория. Они возникают постоянно, и с таким же постоянством обнаруживаются колебания в слитном написании или через черточку. Не подводятся под существующие правила написания военно-учебный, военно-полевой, хлебо-булочный, с одной стороны, и военнообязанный, хлебопекарный — с другой.

Колебания написаний наречий, сложных прилагательных и других целых категорий слов особенно заметны в нашей орфографической практике. Здесь требуется создание таких четких, объективно доступных правил, которые могли бы до известной степени указывать пути для написания вновь образуемых слов.

История орфографии показывает, что правописание никогда не развивается путем ломки существующей системы. Исторически целесообразным и общественно оправданным является внутреннее усовершенствование орфографии с учетом закономерностей развития языка с ликвидацией пережиточных элементов, как это было, например, в 1917 г.

Пережиточные элементы, противоречащие фонетической и морфологической системе современного русского языка, изжиты. Основная задача повышения культуры письменной речи не реформа, а упорядочение орфографии.

Дальнейшая история русского письма в XX в. — это история попыток дальнейшего его усовершенствования. В 1956 был принят окончательный вариант — Правила русской орфографии и пунктуации, действующие до настоящего времени.

Сегодня необходимость внесения изменений в орфографические и пунктуационные нормы, по мнению ученых-лингвистов, обусловлена тем, что ныне действующий «Свод правил», утвержденный в 1956 году, изрядно устарел. За это время язык приобрел множество неологизмов, для написания которых не существует правил; правописание ряда слов на практике существенно изменилось. В издании орфографических словарей и учебников по русскому языку началась путаница: переиздаются под вывеской «новых» словари заведомо устаревшие и наряду с этим — современные. На сегодня имеются два орфографических словаря (Н.В. Соловьева и В.В. Лопатина), на каждом из которых написано: «Российская академия наук». Оба словаря находятся в противоречии с действующими и не отмененными до сих пор правилами 56-го года. Между тем, «…в большинстве крупнейших европейских стран наличествует стандартное представление национального языка в виде набора словарей (DUDEN, Standartwerk zur deutchen Sprache — в Германии, Standart Reference Books — в Великобритании ит.д.). Указанная серия справочных пособий рассчитана на массового читателя и издается дешевыми массовыми тиражами. Так выглядит обязательное, контролируемое государством предъявление идеологического и культурного минимума, который рекомендуется каждому гражданину. В Российской Федерации нет эквивалентных языковых стандартов государственного языка. К тому же не консолидирована позиция российских ученых-языковедов»

Председатель Орфографической комиссии В. В. Лопатин подчеркнул, что обсуждаемая реформа правописания не может быть названа реформой русского языка, поскольку никаких кардинальных изменений правил, она не предусматривает: речь идет только о тех 23 нормах, которые уже изменила сама жизнь. В качестве примера ученый привел написание сложных слов. Так, слово «государственно-монополистический» по действующим правилам должно писаться слитно. Предлагается также унифицировать необоснованно введенные различные нормы (например, написание приставки пол- в словах пол-одиннадцатого, полдвенадцатого). Таким образом, работа над усовершенствованием орфографии продолжается и, а наше время.

Пунктуационные нормы

Теория пунктуации в трудах ученых исторического и современного языкознания. История русской пунктуации изучена недостаточно полно и глубоко. Заявление, сделанное Шапиро еще в 1955 году, до сих пор остается актуальным: «Русская пунктуация еще не подверглась научному исследованию. Как система правил, она освещалась преимущественно в трудах по грамматике (М.В. Ломоносова, А. А. Барсова, А.X. Востокова, Ф. И. Буслаева и др.). Специальные работы, посвященные пунктуации, единичны… Нет у нас и истории русской пунктуации» (Шапиро, 1955, 3). Можно назвать лишь несколько исследований, в которых рассматривается вопрос о возникновении и развитии русской пунктуации. Краткий очерк истории пунктуации до начала XVIII века находим в статье И. И. Срезневского «О русском правописании». В. Классовский в работе «Знаки препинания в пяти важнейших языках». Попытку определить развитие пунктуации у ее истоков делает С. А. Булич в статье «Интерпункция». Высказывания по поводу происхождения и развития пунктуации имеются в работе А. Гусева «Знаки препинания (пунктуация) в связи с кратким учением о предложении и другие знаки в русском письменном языке». Л. В. Щерба в статье «Пунктуация» высказал некоторые мысли об употреблении знаков препинания в древнерусской письменности. Но наибольшую ценность среди работ по истории пунктуации представляют научные труды С. И. Абакумова. Его исследование «Пунктуация в памятниках русской письменности XI—XVII вв.» представляет собой очерк по истории русской пунктуации. Изучению пунктуации отдельных памятников посвящены работы К. И. Белова: «Из истории русской пунктуации XVI века», где исследуется пунктуация «Домостроя», и «Из истории русской пунктуации XVII века», в которой анализируется употребление знаков препинания в «Соборном Уложении 1649 года». Однако перечисленные работы не дают достаточного представления о развитии русской пунктуации и далеко не полно отражают особенности употребления знаков препинания. Традиционно принято считать, что основой пунктуации является синтаксис. С. К. Булич писал: «Интерпункция делает наглядным синтаксический строй речи, выделяя отдельные предложения и части предложений» (Булич 1894, 268]. Н. И. Греч придерживался грамматического принципа при определении основной функции знаков: «Знаки препинания употребляются в письме для показания грамматической связи или разности между предложениями и их частями и для отличения предложений по выражению оных» (Греч, 1827, 512). С. И. Абакумов отстаивал смысловое назначение пунктуации: «Основное назначение пунктуации заключается в том, чтобы указывать расчленение речи на части, имеющие значение для выражения мысли при письме» (Абакумов 1950, 5). А. А. Востоков, И. И. Давыдов, А. М. Пешковский считали, что основное назначение пунктуации — передача интонационной стороны речи. Современная лингвистическая наука исходит из структурно-семантического принципа. Она считает необходимым учет смысловых и грамматических признаков при использовании знаков препинания. Смысловое назначение знаков препинания, считал С. И. Абакумов, во многих случаях может быть понятно с достаточной четкостью только путем осознания грамматической структуры языка. Вопрос о назначении пунктуации, ее принципах нашел отражение и в трудах русских грамматистов XVI—XVIII вв.еков. В этот период начали складываться основы русской пунктуации. Однако почти до изобретения книгопечатания мы не находим в образцах древней письменности определенной пунктуации, хотя некоторые ее зачатки наблюдались во времена Аристотеля в греческой письменной речи. Так, например, точка, поставленная вверху буквы, соответствовала нынешней точке, против середины буквы — двоеточию, а внизу буквы — запятой. Однако употребление точки как мыслеотделительного знака не считалось обязательным. В отличие от орфографии, пунктуация более интернациональна, поэтому рассматривать ее следует как результат длительного взаимодействия пунктуационных особенностей русского языка с особенностями других языков мира. Первым стал употреблять знаки препинания Аристофан Византийский. Ясные намеки на знаки препинания находим у Аристотеля: точка внизу буквы (А.) соответствовала нынешней запятой, против буквы (А) — двоеточию, а против вершины (А) — точке. А в начале 1 в. до н. э. система знаков препинания была осознана уже теоретически и изложена греческим грамматиком Дионисием Фракийским в книге «Грамматическое искусство». Он различал три знака препинания: 1) точка — знак законченной мысли, 2) средняя точка — знак отдыха, 3) малая точка — знак мысли еще не законченной, но нуждающейся в продолжении. Таким образом, точка возродилась раньше всех знаков. В середине 1 века до н.э. на пунктуацию оказывает влияние главенствующая роль римской науки, однако какой-либо принципиально новой пунктуации создано не было. И все же некоторые различия в греческой и латинской пунктуации существовали, и, как следствие, в истории пунктуации принято различать греческую и латинскую пунктуационную традиции. Позднее эти ^ различия отразятся на западноевропейских пунктуационных системах. К X в., то есть ко времени изобретения славянского кирилловского письма, в греческих и латинских рукописях были уже в употреблении следующие знаки: 1) крест (+), 2) различные комбинации точек (.. ~: ~), 3) точка (.), 4) точка с запятой (; или. ,), 5) две точки с запятой (,), 6) запятая (,), 7) группа запятых (,). Русским рукописям не было известно деление фраз на слова. Точки ставились в интервалах между нерасчлененными отрезками текста. В середине речи употребляли только один знак препинания — точку, и то ¦ случайно, неуместно; как заключительный знак употребляли четыре точки на кресте (.) или другое подобное сочетание знаков, и затем черту.

Пунктуация древних памятников XI - XIV веков

В развитии пунктуации церковно-славянского языка мы замечаем три периода: первый охватывает рукописи от XI века до введения книгопечатания в России; второй период — старопечатные книги до исправления текста Священного Писания в патриаршество Никона; третий период — книги исправленного и ныне употребляемого текста. В первом периоде употреблялись следующие знаки препинания: 1) точка (.), 2) прямой крестик (+), 3) четвероточие (:), 4) двоеточие простое (:), 5) двоеточие с промежуточною кривою (:). В большей части рукописей этого периода слова писались почти беспромежуточно, иногда между словами писцы ставили точку или прямой крестик, но никакими пунктуационными правилами они не руководствовались, и употребление вышеуказанных знаков было неопределенно и запутанно. Особое место в истории русской пунктуации занимает графическая сторона Остромирова евангелия. «Памятники письменности, лингвистическое исследование которых имеет уже довольно длительную традицию, остаются одним из важнейших источников изучения истории русского языка во всем многообразии его разновидностей» (Колосов, 1991, 3). Это один из немногих древних памятников, где строка кроме точки членится и другими знаками — крестом и вертикальной волнистой чертой — змийцей. Пунктуационные знаки Остромирова евангелия, за единичным исключением, обозначают либо границы предложений, либо границы актуальных компонентов внутри предложений, причем кресты четко противопоставляются в этом отношении точкам и змийцам. Характерной чертой подавляющей массы русских памятников XI — XIV вв. является отсутствие противопоставленности внутрифразовой и межфразовой пунктуации. Даже если и употребляется какой-то знак внутри абзаца помимо обычной точки, то употребление его от употребления точки ничем не отличается.

Русская пунктуация XV- XVII веков

В старопечатных книгах, когда слова уже отделялись друг от друга, графический арсенал русской пунктуации значительно обогатился: кроме точки для членения строки начинают применяться запятая, точка с запятой, двоеточие. Различаются точки разного вида: срока — точка в середине строки — и собственно точка, которая ставилась внизу, причем точки могли быть разного размера и цвета. Однако, усвоив внешнее различие знаков, писцы подчас не знали, что с этим различием делать, поэтому не только в XIV — XV, но и в XVI—XVII вв. встречаются тексты с нечетким противопоставлением знаков не только по рисунку, но и по назначению. Традиции кирилловского письма в использовании различных знаков препинания были господствующими на Руси до XVI века. В великолепном четвероевангелии 1537 г. принято за правило резко отделять выражения, ставя между ними толстые точки или запятые, а каждое выражение писалось совершенно слитно. Начиная с XVI века в рукописных изданиях утверждается принцип раздельного написания слов, а позднее — использование знаков препинания между словами, предложениями и другими синтаксическими конструкциями. Этот обычай написания становится традицией, которая была поддержана новым способом создания рукописи — книгопечатанием. Появляются первые работы по грамматике, в которых пунктуации уделяется некоторое внимание. Эти статьи были напечатаны Ягичем в работе «Рассуждение старины о церковнославянском языке». (Исследования по русскому языку, т. 1. сб., 1885−1895). Общей чертой всех статей являлась их анонимность, и чаще всего авторов установить не удавалось. В одних статьях знаки препинания лишь назывались, в других определялось их употребление. Как отмечает С. И. Абакумов, высказывания о пунктуации, изложенные в трудах русских книжников XVI—XVII вв., опирались, бесспорно, на греческую пунктуационную традицию, но в то же время не были слепком с какого-нибудь греческого оригинала: они создавались на русской почве, на основе существующей пунктуационной практики. Особо следует выделить работу Максима Грека «О грамматике Инока Максима Грека работу святогорца объявлено на тонкословие». В ней вопросам пунктуации отведено сравнительно небольшое место. Основным знаком русской письменности М. Грек считал запятую и называл ее иподиастоли. По его мнению, запятая указывает на незаконченность действия и дает возможность говорящему сделать паузу при чтении. Следующий знак препинания — точка, которая обозначала конец высказывания. Третий знак препинания — иподиастоли с точкой, которым Грек рекомендует обозначать вопрос. Таким образом, М. Грек подчеркивает лишь интонационное значение в употреблении знаков препинания. В то же время он пытается конкретизировать их использование, разграничивая функции" запятой и точки с запятой. Высказывания о пунктуации в трудах русских книжников опирались на греческую пунктуацию, однако система пунктуационных средств оформлялась на русской почве, традиции которой были сформированы практикой. В 1563 году в Москве возникла первая русская типография, а в 1564 году на Руси появилась первая печатная книга — «Апостол», в которой уже использовались знаки препинания — точка и запятая. Точкой отделялось цельное самостоятельное предложение, а запятая служила для отделения его частей. Развитие книгопечатания указало на необходимость устойчивости письма и требовало значительного усовершенствования системы русской пунктуации. Первая из печатных на славянском языке Грамматик вышла в свет во Львове в 1591 году под заглавием АДЕЛФОТН?. Первая собственно славянская Грамматика сочинена была православным протоиереем Лаврентием Зизанием и напечатана в 1596 году в Вильне. В ней указаны правила употребления разных знаков препинания — тонкое, как называл их Зизаний. Кроме точки и запятой были приняты срока (малая точка) и двострочие почти в том же значении, что и точка с запятой в современном русском языке. В конце предложения стал использоваться знак вопроса — подстолия. Сам же Зизаний в своей книге воспользовался только некоторыми из предложенных им знаков. Вместо сроки (малой точки) постоянно ставилась точка. Двострочие использовалось всего один раз. Создается впечатление, что автор не представлял четко функции этого знака, тем более не мог разграничить употребление сроки и двосрочия. Более полное соответствие между теоретическими положениями и их практическим применением наблюдается в постановке подстолии и точки. Подстолия последовательно употреблялась Л. Зизанием в конце вопросительного предложения. По мнению С. К. Булича, вся глава «О точках» написана Л. Зизанием под влиянием тех грамматических статей, которые появились на Руси в XVI веке и составлялись неизвестными авторами. Действительно, в грамматике Л. Зизания названы все те знаки препинания, которые встречаются в существовавших ранее грамматиках. Однако заслуга его в том, что он попытался дать более подробное объяснение всех существующих знаков препинания. По мнению К. И. Белова, в определении знаков препинания Л. Зизаний исходит из их синтаксического назначения. Используя в качестве примера определение запятой, К. И. Белов пишет: «Здесь подчеркивается определенное синтаксическое значение запятой как знака, определяющего часть высказывания, выражающего законченный смысл. Этот принцип в той или иной степени будет прослеживаться и в дальнейшем, при характеристике других знаков препинания» (Белов, 1959, 4). С этой точкой зрения не согласна Т. И. Гаевская, которая утверждает: «В определении запятой, как и других знаков, Л. Зизаний исходит прежде всего из смыслового назначения пунктуации. Синтаксические функции знаков препинания не могли быть обоснованы теоретически хотя бы потому, что синтаксис как раздел грамматики не был еще в это время разработан. Никак не представлен он и в грамматике Л. Зизания. Вот почему вопрос об основах пунктуации, если подходить к нему с точки зрения современного русского языка, решен Л. Зизанием лишь односторонне» (Гаевская, 1973, 12). В целом труд Л. Зизания — это попытка систематизировать накопившиеся к концу XVI века сведения о знаках препинания, стремление определить место каждого знака в общей системе пунктуации. А в 1619 году в Виленской Братской типографии отпечатан другой, еще более важный труд — «Грамматика» Мелетия Смотрицкого. которая стала использоваться в качестве учебного пособия. Она представляла более глубокий опыт грамматической разработки русского языка в отличие от грамматики Л. Зизания. Разумеется, внешние схемы, содержащие материал, скопированы с греческой грамматики Ласкариса, но важным является то, что значительно шире, нежели у Зизания, представлен раздел, посвященный вопросам пунктуации. Впервые появляется определение понятия знаков препинания: «Есть речи/начертаниемъ различных в строце знаменъ разделение» (М. Смотрицкий, 1619, 5). Таким образом, Смотрицкий расценивал знаки препинания в качестве средства грамматического членения речи и выделял десять знаков препинания: 1) черта / 2) запятая, 3) двоеточие: 4) точка. 5) разъятная 6) единитная «7) вопросная; 8) удивная ! 9) вместная [ ] 10) отложная () Из десяти приведенных названий разъятная и единитная не являются знаками препинания в грамматическом смысле и приводятся в целях обеспечения ясности при чтении отдельных слов. Некоторые знаки в грамматике М. Смотрицкого называются иначе, чем у Л. Зизания: вместо двострочия — двоточие, вместо подстолии — вопросная, вместо съединительной — единитная. Черта объясняется автором как незначительное повышение голоса, не сопровождающееся остановкой при чтении. Следовательно, этот знак следует рассматривать в качестве знака, не имеющего синтаксического значения, а обладающего только ритмо-мелодическим характером. Поэтому черта, не употребленная в значении запятой, оказывается лишенной всякого смысла. Но следует отметить, что черта явилась нововведением грамматиста, до него этот знак был не известен нашей пунктуации. Спорным является вопрос о том, можно ли считать черту прообразом тире. Если говорить о графической стороне, то, безусловно, родство налицо. Но по своим функциям они различны, поскольку пунктуация грамматики строилась на принципиально ином принципе. Запятая у Смотрицкого — это ясно выраженный знак препинания. Из примеров, приведенных в грамматике, можно выявить действительно синтаксическое назначение только одного знака препинания — запятой. Что касается двоеточия, то Смотрицкий отмечает, что с этим знаком не связывается представление о вполне законченном смысле высказывания и при двоеточии ясно чувствуется известная остановка. Итак, этот знак в некоторой мере приближается по смыслу к современной точке с запятой и отчасти к современному двоеточию.

Список литературы

1. Антонова, Воителева «Русский язык и культура речи». Москва, 2005 г.

2. Введенская, Павлова «Русский язык и культура речи». Ростов-на-Дону, 2000 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой