Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение 3
  • § 1. Понятие и сущность института давности 7
  • § 2. Сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности и их исчисление 12
  • § 3. Приостановление течения сроков давности 22
  • § 4. Предусмотренные законом случаи возможного и безусловного неприменения давности привлечения лица к уголовной ответственности 23
  • Заключение 27
  • Задача 1 29
  • Задача 2 30
  • Задача 3 31
  • Список используемой литературы 32

Введение

В Уголовном праве помимо принципа неотвратимости показания действует и принцип гуманизма. В связи с этим в УК РФ помимо главы 10 (Назначение наказания) есть и глава 11 (Освобождение от уголовной ответственности) и глава 12 (Освобождение от наказания). В этих двух главах указаны случаи, В которых лицо, совершившее деяние, содержащее признаки состава преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности, а также случаи, когда осужденный может быть освобожден от отбывания наказания. Среди всех оснований есть такое как освобождение в связи с истечением сроков давности.

Под давностью понимается истечение определенных, указанных в законе сроков после совершения преступления или вступления в силу обвинительного приговора суда, в силу чего привлечение виновного к уголовной ответственности или приведение в исполнение обвинительного приговора не может иметь места. Однако насколько это соответствует принципу неотвратимости наказания, не является ли институт освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности способом уйти от справедливого наказания? На эти вопросы мы попытаемся ответить.

Таким образом, налицо актуальность сформулированной темы работы, которая позволяет не только определить новые подходы к исследованию категории освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, но и систематизировать накопленные юридической наукой знания и правоприменительную практику.

Степень научной разработанности проблемы. Понятие освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности широко используется в юридической науке и правоприменительной практике.

Отдельные стороны проблемы освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности неоднократно рассматривались в правовой науке. Общетеоретические аспекты материальной ответственности работника разрабатывали такие ученые, как Фефелов П. А., Филимонов Д. О., Никифоров Б. С., и др.

В работе используются работы ученых в сфере уголовного права — Дурманова Н. Д., Камынина И., Трайнина А. Н., Кудрявцева В. Н.

Цель и задачи исследования вытекают из актуальности и степени научной разработанности проблемы.

Целью представленной работы выступает комплексный теоретико-правовой анализ проблемы освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, проведенный по следующим направления:

всесторонний анализ правовых актов, действующих в Российской Федерации как источников правового регулирования освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности;

рассмотрение проблем применения права в области освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

В рамках данных направлений предполагается решить следующие задачи:

выявить тенденции развития норм об освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности в российском законодательстве с учетом опыта других стран;

определить содержание освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности согласно действующему законодательству и правоприменительной практике;

рассмотрение проблем реализации норм и принципов международного права в области освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Объект и предмет исследования определяются тематикой работы, ее целью и задачами.

Объектом научного анализа настоящей работы является институт освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности материальная ответственность работника как теоретическая категория и как правовое явление социальной действительности.

Предметная направленность определяется выделением и изучением, в рамках заявленной темы, нормативно-правовых источников как внутригосударственных, принятых как на федеральном уровне, так и на уровне международном, судебной практики.

Методологической основой исследования является диалектический метод. В ходе исследования использовались обще- и частнонаучные, а также специальные методы познания.

Общими явились методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, наблюдения и сравнения. В качестве общенаучных методов, с помощью которых проводилось исследование, использовались метод структурного анализа, системный и исторический методы. В качестве частнонаучного метода выступил конкретно-социологический. К специальным методам, использовавшимся в работе, следует отнести сравнительно-правовой, исторический, формально-юридический метод, методы правового моделирования, различные способы толкования права.

Данные методы позволили наиболее последовательно и полно рассмотреть различные аспекты освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности в рамках цели и задач исследования.

Эмпирическая база исследования построена на нормативном материале и судебной практике.

Нормативную основу составили: Конституция Р Ф, Конституция Российской Федерации (с изм. от 14. 10. 2005) // РГ от 25. 12. 1993, № 237, СЗ РФ от 17. 10. 2005, № 42, ст. 4212. федеральное законодательство, затрагивающее вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, положения международных нормативных актов. Судебная практика представлена разъяснениями Пленума Верховного Суда, решениями федеральных судов.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой одну из попыток комплексного теоретико-правового анализа освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности как института уголовного права и выявления уголовно-правовых и социально-криминологических проблем применения практики освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

§ 1. Понятие и сущность института давности

Наличие латентной преступности предопределяет необходимость регламентации в уголовном законе института освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Впервые в российском законодательстве десятилетняя давность осуждения была установлена в ст. 44 Манифеста от 17 марта 1775 г. Согласно ст. 158 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1885 г. «наказание отменялось за давностью» в течение нескольких сроков, продолжительность которых определялась тяжестью преступления. Уголовное уложение 1903 г. рассматривало давность как обстоятельство, устраняющее наказание или уголовное преследование. Если лицо не совершило в течение длительного времени новое преступление, его следовало считать исправившимся. К тому же по прошествии длительного времени решение дела по существу усложнялось.

Впервые вопрос о рассматриваемой давности по уголовному праву в послереволюционной России был решен в ст. 21 и 22 УК РСФСР 1922 г., в которых были заложены достаточно прочные основы решения проблемы давности.

Суть освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности заключается в том, что по истечении определенных в законе сроков лицо не подлежит уголовной ответственности за совершенное преступление.

Чем меньше проходит времени между преступлением и наказанием, тем, как правило, выше эффективность его воздействия. И напротив, наказание лица через значительный промежуток времени после совершения им преступления по общему правилу становится нецелесообразным с точки зрения достижения целей наказания.

Со временем затрудняется расследование преступлений, в ряде случаев утрачиваются или теряют свою силу доказательства, забываются или искажаются в памяти сведения, известные свидетелям. Поэтому правильное решение дела судом во многих случаях становится или затруднительным, или даже невозможным.

Вопрос об общих основаниях освобождения лиц, совершивших преступления, от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности не нашел единообразного разрешения. Ряд юристов См.: Трайнин А. Н. Уголовное право. Часть Общая. — М., 1929. — С. 488; Фефелов П. А. Критерии установления уголовной наказуемости деяний // Сов. государство и право. — 1970. — № 11. — С. 105. полагают, что по истечении сроков давности отпадает общественная опасность деяния. Это неверно. Общественная опасность деяния может измениться с изменением обстановки, но не в результате истечения сроков давности. Общественная опасность деяния определяется на момент совершения преступления, и истечение времени без изменения обстановки не влияет на эту оценку. До тех пор пока не изменился закон, устанавливающий ответственность за то или иное преступление, общественная опасность этого преступления сохраняется.

Относительно распространенной является иная точка зрения, согласно которой в основу такого освобождения положена нецелесообразность по истечении срока давности применять уголовную ответственность. См.: Фефелов П. А. Понятие и система принципов советского уголовного права. — Свердловск, 1970. — С. 40 — 47. Но целесообразность мыслима при наличии каких-либо объективных критериев, положенных в ее основу, что возвращает решение проблемы к исходным позициям: что же лежит в основе применения давности?

Представляется верной иная точка зрения, согласно которой основанием освобождения от уголовной ответственности является отпадение или существенное снижение общественной опасности лица, доказанное надлежащим поведением. См.: Филимонов Д. О. О давности уголовного преследования по уголовному праву // Ученые записки Томского университета. — 1957. — № 33. — С. 108; Никифоров Б. С. Освобождение от уголовной ответственности и наказания // Социалистическая законность. — 1960. — № 6.

В соответствии с ч. 1 ст. 78 УК Р Ф Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13. 06. 1996 № 63-ФЗ (ред. от 21. 07. 2005) // СЗ РФ от 17. 06. 1996, № 25, ст. 2954, СЗ РФ от 25. 07. 2005, № 30 (ч. 1), ст. 3104. лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

Истечение сроков давности влечет освобождение от уголовной ответственности, а не от назначенного наказания.

«Суд первой инстанции признал Коськина виновным по ст. 207 и ст. 17, ч. 1 ст. 171 УК РСФСР и назначил ему наказание. В связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности Коськин освобожден от отбывания наказания.

Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

Суд надзорной инстанции приговор в части осуждения Коськина по ст. 207 и ст. 17, ч. 1 ст. 171 УК РСФСР отменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 78 УК РФ, имеющей согласно ст. 10 УК РФ обратную силу, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. Истечение сроков давности влечет освобождение от уголовной ответственности.

Таким образом, суд необоснованно назначил Коськину наказание и освободил от отбывания наказания, в то время как осужденный подлежал освобождению от уголовной ответственности с прекращением производства по делу в этой части за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности вследствие приоритета норм материального закона над процессуальным.

Производство по делу прекращено в связи с освобождением Коськина от уголовной ответственности в соответствии со ст. 78 УК РФ". Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф от 08. 12. 2004 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2005. — № 4.

Обращает на себя внимание то, что в двух вариантах («а» и «в») сроки давности равны максимальному сроку лишения свободы, который можно назначить за преступление небольшой тяжести и тяжкое преступление.

Срок давности привлечения к уголовной ответственности на один год больше возможного срока лишения свободы за совершение преступлений средней тяжести.

Максимальный срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершение особо тяжких преступлений равен пятнадцати годам. Вместе с тем за совершение этих преступлений возможно назначение лишения свободы на срок до двадцати лет, при совокупности преступлений — не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ст. 69), а при совокупности приговоров — до тридцати лет (ст. 70 УК РФ).

Следовательно, возможна такая ситуация, при которой срок возможного наказания за содеянное значительно меньше срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Представим себе, что пять человек, используя свое служебное положение, участвовали в преступном сообществе (ч. 3 ст. 210 УК РФ), за что четверо были осуждены к двадцати годам лишения свободы. А пятый остался вне поля зрения органов правосудия. Через пятнадцать лет это обстоятельство было обнаружено. Соучастники должны отбывать еще пять лет лишения свободы, а «счастливчика» привлечь к уголовной ответственности нельзя — истекли сроки давности. Налицо явная несбалансированность установленных в законе сроков давности привлечения к уголовной ответственности и сроков возможного наказания за содеянное.

Представляется, что срок давности привлечения к уголовной ответственности не должен быть короче срока того наказания, которое можно назначить лицу за совершенное преступление. Это относится не только к лишению свободы, но и к другим наказаниям с учетом возможности назначения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (суммарно). И поэтому было бы целесообразно установить в законе максимальный срок давности привлечения к уголовной ответственности, допустим, — тридцать лет.

Как правило, в уголовном законодательстве зарубежных стран сроки давности уголовного преследования продолжительнее сроков давности привлечения к уголовной ответственности, установленных в УК РФ. Так, в § 78 УК ФРГ установлен тридцатилетний срок давности за преступления, за которые предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы, и двадцатилетний срок — за преступления, караемые наказанием в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет. В ст. 131 У К Испании максимальный срок давности привлечения к уголовной ответственности равен двадцати годам. В п. 1 ст. 101 § 1 У К Польши срок давности равен 30 годам.

§ 2. Сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности и их исчисление

Течение срока давности освобождения от уголовной ответственности начинается со дня совершения преступления. Напомним, что в соответствии с ч. 2 ст. 9 УК РФ временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Судам следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 78 УК РФ сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. Лицо может быть освобождено от уголовной ответственности и при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке, если к этому моменту истекли сроки давности. Так, «Военная коллегия в кассационном порядке изменила приговор Северо-Кавказского окружного военного суда по делу А., осужденного за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ, ч. 2 ст. 139 УК РФ и ч. 3 ст. 213 УК РФ, освободив А. от уголовной ответственности по ч. 2 ст. 139 УК РФ за истечением сроков давности. В определении указывается, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 139 УК РФ, согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ является преступлением небольшой тяжести, а в соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления такой категории истекло два года. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в силу, а к моменту вступления в силу данного приговора сроки истекли (определение ВК № 5−29/03)». Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф от 26. 01. 2005 // Консультант Плюс.

Если совершено длящееся преступление, то течение срока давности начинается со дня прекращения непрерывного процесса совершения преступления, а именно со дня явки с повинной, задержания преступника или иного обстоятельства, прекращающего совершение преступления (например, достижения совершеннолетия лицом, на содержание которого выплачивались алименты, что прекращает злостное уклонение от уплаты алиментов).

Ряд юристов считают, что при совершении длящихся преступлений сроки давности привлечения к уголовной ответственности следует исчислять с акта преступного деяния, которым начинается длящееся деяние. См.: Дурманов Н. Д. Давность и погашение судимости. — М., 1939. — С. 8. Они свой вывод обосновывают тем, что несправедливо, например, что за побег из мест лишения свободы устанавливается пожизненный срок давности, а за более тяжкое преступление, например, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью — определенный срок давности. Этот довод, на наш взгляд, необоснован. Он игнорирует юридическую природу длящихся преступлений. Возьмем, например, незаконное хранение огнестрельного оружия — ч. 1 ст. 222 УК РФ. Это преступление средней тяжести, срок давности привлечения за которое равен шести годам. Если согласиться со сторонниками рассматриваемой точки зрения, то через шесть лет хранение оружия станет легальным.

Длящиеся преступления наделены специфическими особенностями. Мы согласны со следующим высказыванием В. Н. Кудрявцева: «Всякое длящееся преступление начинается с акта активного преступного действия или акта преступного бездействия, который дает оконченный состав. Однако деятельность этих преступлений (дезертирства, незаконного хранения оружия, участия в вооруженной банде и т. д.) образуется не за счет первоначального акта, а за счет последующего бездействия, продолжающегося вплоть до задержания преступника или до отпадения какого-либо из элементов состава. Сущность этого бездействия состоит в том, что виновный не выполняет конкретной обязанности — вернуться в воинскую часть, сдать оружие органам власти и т. д. Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. — М., 1960. — С. 94. Особенность длящихся преступлений заключается в тем, что общественная опасность лица, их совершившего, как правило, остается неизменной в течение длительного срока.

Течение срока давности привлечения к уголовной ответственности за продолжаемое преступление начинается со дня совершения последнего действия, входящего в продолжаемое преступление.

Одним из правовых источников, устанавливающих порядок течения сроков давности по длящимся и продолжаемым преступлениям, по-прежнему является Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в редакции Постановления Пленума от 14 марта 1963 г.) «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям». Постановление 23 Пленума Верховного Суда СССР «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» от 04. 03. 1929 (ред. от 14. 03. 1963) // Консультант Плюс. Однако источник этот значительно устарел и нуждается в серьезном обновлении.

В соответствии с п. 4 указанного Постановления «длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти)».

Там же сказано, что «срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.)».

Попытку затронуть проблему правового регулирования длящихся и продолжаемых преступлений предпринял Пленум Верховного Суда Р Ф в Постановлении от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания». Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф «О практике назначения судами уголовного наказания» от 11. 06. 1999 № 40 // БВС РФ, 1999, № 8. Но по существу, кроме констатации в нашем законодательстве длящихся и продолжаемых преступлений, иных конструктивных моментов в нем не замечено.

Вернемся к практическим вопросам. В соответствии с Конвенцией СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (Минская конвенция 1993 г. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в Минске 22. 01. 1993) (вступила в силу 19. 05. 1994, для Российской Федерации 10. 12. 1994) // СЗ РФ от 24. 04. 1995, № 17, ст. 1472.) в Генеральную прокуратуру РФ поступают требования о выдаче иностранных граждан за совершенные на территории запрашивающей стороны преступления. Участились случаи, когда запрашивающая сторона требует выдать своих граждан за преступления, связанные с уклонением от воинской обязанности и военной службы. Статья 57 Конвенции устанавливает основания, служащие для отказа в выдаче лица. Одно из таких оснований — истечение сроков давности для возбуждения уголовного дела и приведения в исполнение приговора.

Для решения вопроса о том, истек ли срок давности по данному преступлению, можно обратиться к ч. 3 ст. 78 УК РФ, согласно которой «течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда».

Исходя из указанного законодательного предписания, казалось бы, имеет важное значение лишь подтвержденный факт уклонения от следствия или суда. И если в материалах об экстрадиции есть постановление о привлечении такого лица к уголовной ответственности и постановление об объявлении его в розыск, то соответственно срок давности с этого момента приостанавливается. Учету подлежит только срок между моментом совершения действия (бездействия) и датой объявления такого лица в розыск.

На наш взгляд, в выдаче лица при такой формулировке закона может быть отказано в случае, если между моментом совершения действия (бездействия) и началом уклонения от уголовного преследования истекли сроки давности.

Между тем законодатель, устанавливая правовой режим течения сроков давности, не делает различий между обычными преступлениями и преступлениями длящимися или продолжаемыми. Таким образом, два отдельных источника правового регулирования по-разному интерпретируют порядок течения сроков давности за совершенные преступления применительно к тем случаям, когда лицо скрылось от следствия либо суда. С одной стороны, УК РФ позволяет приостанавливать течение сроков давности, а с другой, упомянутое выше Постановление Пленума Верховного Суда СССР связывает начало течения сроков давности с окончанием преступления.

Попробуем разобраться в сложившейся ситуации. Так, на основании ч. 1 ст. 78 УК РФ течение сроков давности начинает исчисляться со дня совершения преступления. Иными словами, совершенное правонарушение должно содержать все признаки общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом. В противовес этому положению по-прежнему продолжает действовать порядок, согласно которому длящееся преступление может быть окончено лишь по воле лица, его совершившего, либо в результате действий правоохранительных органов, воспрепятствовавших совершению такого рода преступления. Изложенное свидетельствует о том, что к длящимся преступлениям неприменимы нормы уголовного закона о неоконченных преступлениях, несмотря на то что по существу указанные преступления не окончены.

Парадокс заключается в том, что в случае отсутствия доброй воли лица, совершившего, допустим, уклонение от воинской обязанности и военной службы, и непринятия правоохранительными органами мер по установлению и изобличению такого лица в совершении указанного преступления оно не будет считаться оконченным. И одновременно в силу названных причин нельзя говорить о приготовлении либо покушении на преступление.

Неопределенность этим законодательным положениям придают и теоретические споры о том, являются ли длящиеся преступления преступлениями с формальным или материальным составом.

Существует однако, и принципиально иное предложение по данному вопросу, которое нам представляется весьма интересным и к которому мы присоединяемся. Это точка зрения И. Камынина. По его мнению, «сложившуюся ситуацию можно было исправить, если бы законодатель использовал в рамках уголовного закона несколько иную правовую модель применительно к длящимся и продолжаемым преступлениям.

С целью унификации норм о длящихся и продолжаемых преступлениях, полагает ученый, целесообразно обратиться к действующему административному законодательству. В Кодексе Р Ф об административных правонарушениях (КоАП Р Ф Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30. 12. 2001 № 195-ФЗ (ред. от 27. 09. 2005) // СЗ РФ от 07. 01. 2002, № 1 (ч. 1), ст. 1, СЗ РФ от 03. 10. 2005, № 40, ст. 3986.) использован довольно интересный прием. Давность привлечения к административной ответственности за длящиеся правонарушения согласно ч. ч. 2 и 3 ст. 4.5 исчисляется со дня обнаружения такого правонарушения. На все иные правонарушения, не являющиеся длящимися, распространяется общий порядок отсчета сроков давности со дня их совершения.

В чем преимущество подобной конструкции?

Во-первых, она позволит более четко определить начало течения сроков давности за длящиеся преступления, не дожидаясь, пока такое преступление будет закончено. Тем самым мы избежим коллизии между длящимися и неоконченными преступлениями, срок давности по которым исчисляется со дня их совершения, и поставим в равные правовые условия всех лиц, обвиняемых в совершении такого рода преступлений.

Во-вторых, новый порядок будет стимулировать нарушителей к возвращению к нормальной жизни, поскольку в данном вопросе появится правовая определенность. Это, однако, ни в коей мере не освобождает лицо от исполнения своих законных обязанностей. Например, нарушитель, уклонявшийся от воинской обязанности и военной службы, после принятия всех процессуальных решений по делу будет обязан исполнить свой долг.

И, наконец, самое главное — предложенное решение проблемы снимет остроту теоретического спора по поводу того, относить ли длящиеся преступления к формальным либо материальным составам. Таким образом, на законодательном уровне удастся преодолеть неопределенность в вопросе о начале течения сроков давности по длящимся преступлениям, избежав при этом оценки о моменте окончания таких преступлений.

Безусловно, попутно возникнет ряд иных вопросов. Что понимать под обнаружением преступления? Могут ли длящиеся преступления составлять латентную преступность? Возможно ли образование идеальной или реальной совокупности преступлений, являющихся длящимися?

Начнем с того, что в законе необходимо будет дать перечень составов, на которые станет распространяться новый режим течения сроков давности. Передавать такое право правоприменителю было бы неверно, поскольку это может привести к неодинаковой оценке совершенных преступлений и исказить суть проводимой уголовной политики.

Конечно, мы не идеализируем предложенную модель правового регулирования. У нее есть свои достоинства и недостатки. Нас могут упрекнуть и в том, что в теории уголовного права отсутствует доктрина обнаружения преступления. Согласны. Но в таком случае можно использовать соответствующие положения уголовно-процессуального законодательства о поводах и основаниях для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ). Момент обнаружения преступления, полагаем, следует связывать с моментом возникновения повода для возбуждения уголовного дела (читай — сообщения о совершенном или готовящемся преступлении). Обнаружение преступления не должно отождествляться с процессуальным решением о возбуждении уголовного дела, в котором констатируется время совершения преступления". Камынин И. Особенности определения сроков давности по длящимся и продолжаемым преступлениям // Законность. — 2004. — № 1.

Как это определено в ч. 2 ст. 78 УК РФ, срок давности исчисляется до момента вступления приговора в законную силу. Потому было бы правильнее говорить не о давности привлечения к уголовной ответственности, а о давности осуждения.

Если в течение срока давности лицо совершит новое преступление, то по каждому из совершенных преступлений сроки давности исчисляются самостоятельно. В ст. 48 УК РСФСР 1960 г. рассматриваемая проблема решалась иначе. В ней было определено, что если лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление, в течение срока давности вновь совершит умышленное преступление, за которое может быть назначено лишение свободы на срок свыше двух лет, то это вызывало прерывание срока давности. Срок давности за первое преступление начинался заново одновременно со сроком давности за новое преступление. Позиция У К РСФСР 1960 г. была предпочтительней. Общей основой освобождения от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности является отпадение или снижение общественной опасности лица в течение этих сроков. Совершение в течение срока давности нового умышленного преступления свидетельствует о повышении общественной опасности лица, что должно, по нашему мнению, прерывать течение срока давности.

По рассматриваемому вопросу представляется верной позиция Модельного уголовного кодекса, Имеется в виду рекомендательный законодательный акт для Содружества Независимых Государств, принятый 17 февраля 1996 г. в ч. 4 ст. 77 которого определено, что течение давности прерывается, если до истечения сроков давности лицо совершит новое умышленное преступление средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое. В подобных случаях исчисление давности начинается заново со дня совершения такого преступления, а сроки давности исчисляются отдельно за каждое преступление.

Точно так же регламентировано прерывание давности освобождения от уголовной ответственности в ст. 75 У К Республики Таджикистан. В соответствии со ст. 64 У К Республики Узбекистан течение давности освобождения от ответственности прерывается совершением тяжкого или особо тяжкого преступления.

Установление порядка прерывания сроков давности привлечения к уголовной ответственности совершением нового умышленного преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого представляется необходимым.

Особенности сроков давности для несовершеннолетних выражаются в том, что они:

сокращены по сравнению со сроками, установленными для взрослых, вдвое;

не содержат каких-либо исключений в применении.

На несовершеннолетних не распространяются положения ч. 4 и 5 ст. 78 о невозможности применения сроков давности.

Эти особенности обусловлены социальным положением несовершеннолетних, а в отдельных случаях и лиц в возрасте от 18 до 20 лет.

Они основаны на психолого-педагогических требованиях и должны способствовать всестороннему устранению негативных по следствии преступлений для лиц, совершивших их в юном возрасте и ведущих в дальнейшем правомерный образ жизни.

С учетом изложенного и в соответствии с ч. 1 ст. 78 и несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения им преступления до момента вступлении приговора суда в законную силу истекли следующие сроки:

а) один год после совершения преступления небольшой тяжести;

б) три год.1 после совершения преступления средней тяжести;

в) пять лет по еле совершения тяжкого преступления;

г) семь с половиной лет после совершения преступления особой тяжести.

«В соответствии с требованиями ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

В отношении несовершеннолетних этот срок на основании ст. 94 УК РФ сокращается наполовину и составляет один год.

Со дня совершения Понкратовым преступления (6 января 2003 г.) до вступления приговора в силу (18 марта 2004 г.) прошло более года, от следствия и суда он не уклонялся, поэтому течение срока давности не приостанавливалось.

Судебная коллегия отменила судебные решения в отношении Понкратова". Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2004 год 25. 08. 2005 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2005. — № 9.

При этом несовершеннолетие должно быть на момент совершения преступления. Так, «признавая Кузьмина Романа виновным в нанесении побоев, суд не учел, что в соответствии со ст. 94 УК РФ сроки давности, предусмотренные ст. ст. 78 и 83 УК РФ, при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину.

Поскольку преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ, совершено Кузьминым Романом 1 апреля 2003 г. в несовершеннолетнем возрасте, а на момент рассмотрения дела в кассационном порядке (15 апреля 2004 г.) истекли сроки давности привлечения его к уголовной ответственности, приговор в части осуждения за указанное преступление отменен с прекращением дела на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ". Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2004 год от 18. 07. 2005 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2005. — № 8.

Несовершеннолетние, осужденные за совершение преступления, в случаях неприведения наказания в исполнение освобождаются от отбывания наказания по истечении тех же сроков, но исчисляемых со дня вступления приговора в законную силу.

Ранее действовавшее законодательство не предусматривали льготных сроков давности для лиц молодежного возраста, что не отражало в полной мере принципа индивидуализации их ответственности.

Вообще связь несовершеннолетия с другими институтами уголовного права существует в российском законодательстве данной отрасли: приведем, к примеру, институт рецидива и институт судимости.

В первом случае известно, что институт рецидива не применим к лицам совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, во втором случае сроки судимости лиц совершивших преступление до достижения 18 лет существенно сокращаются.

§ 3. Приостановление течения сроков давности

Течение срока давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение срока давности возобновляется с момента задержания лица или явки его с повинной (ч. 3 ст. 78 УК РФ).

Уклонением от следствия и суда являются умышленные действия, направленные на то, чтобы избежать уголовной ответственности.

Такое уклонение по своей юридической природе в принципе не является преступлением. Но уклонение от следствия или суда может явиться вместе с тем и преступлением, например, при побеге из-под стражи в процессе следствия.

В ч. 3 ст. 78 УК РФ не устанавливается срок, по истечении которого уклонение от следствия и суда прекращается. В ст. 48 УК РСФСР этот вопрос решался иначе. В ней был установлен пятнадцатилетний срок, после истечения которого лицо, уклоняющееся от следствия и суда, не подлежало уголовной ответственности.

Позиция ныне действующего УК РФ предпочтительней. Нет оснований освобождения от уголовной ответственности лиц, злостно уклоняющихся от следствия и суда. Общая концепция освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности вследствие отпадения или уменьшения их общественной опасности не реализуется.

§ 4. Предусмотренные законом случаи возможного и безусловного неприменения давности привлечения лица к уголовной ответственности

Особые правила применения давности установлены для лиц, виновных в совершении преступлений, за которые по закону могут быть назначены наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы. Эти наказания возможны в исключительных случаях совершения самых тяжких преступлений. К тому же совершение преступлений, за которые возможно назначение смертной казни или пожизненного лишения свободы, свидетельствует о весьма высокой общественной опасности преступника. Все это в совокупности и предопределяет особый характер применения давности к лицам, совершившим преступления, за которые могут быть назначены смертная казнь или пожизненное лишение свободы.

В ч. 4 ст. 78 УК РФ определено, что вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом.

При этом «вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, не может быть решен судом в ходе предварительного слушания, а решается при рассмотрении уголовного дела по существу». Определение Верховного Суда Р Ф № 5−052/01 от 21. 05. 2004 // Консультант Плюс.

Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются. Следовательно, в пределах пятнадцатилетнего срока давность привлечения к уголовной ответственности каких-либо ограничений в назначении смертной казни или пожизненного лишения свободы нет. После истечения пятнадцати лет течение давности приобретает иной характер. Прежде всего она становится бессрочной. Вопрос о ее применении в подобной ситуации в каждом конкретном случае решается судом. Однако, если суд не применяет давность, назначение смертной казни или пожизненного лишения свободы после истечения пятнадцати лет невозможно. Таким образом, лицо, совершившее преступление, караемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, может быть привлечено к уголовной ответственности в любое время. Причем в течение пятнадцати лет уголовная ответственность обязательна, а после этого — факультативна, по усмотрению суда. При решении этого вопроса необходимо исходить из учета целей наказания (ст. 43 УК РФ) и общих начал назначения наказания (ст. 60 УК РФ). Суд, отказывая в применении давности привлечения к уголовной ответственности, в каждом конкретном случае решает вопрос о том, какое наказание в виде лишения свободы необходимо назначить за содеянное с учетом предписаний ст. 56 УК РФ — до двадцати лет (ч. 2), а при сложении сроков лишения свободы при назначении наказания по совокупности преступлений — до двадцати пяти лет и по совокупности приговоров — до тридцати лет (ч. 4).

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ при наличии оснований для прекращения уголовного дела, в том числе и в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, суд должен провести предварительное слушание в порядке, предусмотренном ст. 234 УПК РФ.

«Постановлением судьи уголовное дело в отношении Паламарчука прекращено на основании ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24, ст. 239, ст. 254 УПК РФ с освобождением от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Принимая решение о прекращении дела, судья указал в постановлении, что срок давности уголовного преследования Паламарчука истек и тот не возражает против прекращения уголовного дела по этому основанию.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф отменила постановление судьи.

Согласно ч. 1 ст. 227 УПК РФ судья по поступившему делу правомочен принять одно из трех решений: о направлении дела по подсудности, о назначении предварительного слушания и о назначении судебного заседания.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ при наличии оснований для прекращения уголовного дела, в том числе в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, суд должен провести предварительное слушание в порядке, предусмотренном ст. 234 УПК РФ". Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф от 12. 03. 2003 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2003. — № 7.

В данном случае судья превысил свои полномочия, решение о прекращении дела вопреки требованиям закона принял единолично, без проведения предварительного слушания и вне судебного заседания.

Если по общим правилам суд обязан освободить лицо от уголовной ответственности за истечением сроков давности, указанных в ч. 1 статьи 77 УК РФ, то при ситуации, изложенной в ч. 4 этой же статьи, вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности решает только суд и только ему предоставлено право решать, освобождать или нет лицо, совершившее подобное преступление, от уголовной ответственности, если прошло более пятнадцати лет после совершенного преступления. Если суд придет к убеждению о невозможности освобождения от уголовной ответственности, то в этом случае при признании лица виновным и постановлении обвинительного приговора к нему нельзя применять смертную казнь или пожизненное лишение свободы.

По смыслу ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, и освобождении его от уголовной ответственности не может быть решен судом в ходе предварительного слушания, а решается при рассмотрении уголовного дела по существу.

Об этом указал и Верховный Суд Р Ф. Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф от 04. 05. 2005, 11. 05. 2005, 18. 05. 2005 «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2005 года» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2005. — № 10. «Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, не может быть решен судом в ходе предварительного слушания, а решается при рассмотрении уголовного дела по существу».

В УК РФ указан и случай, когда сроки давности привлечения к уголовной ответственности не применяются (ч. 5 ст. 77 УК РФ). Это относится к составам преступлений против мира и безопасности человечества, предусмотренным ст. 353, 356, 357, 358 УК РФ. Диспозиции указанных статей свидетельствуют о том, что субъектами этих преступлений, как правило, являются должностные лица и высокопоставленные государственные чиновники, обладающие длительное время иммунитетом неприкосновенности, в связи с чем сроки давности, установленные ч. 1 статьи 77 УК РФ, могут истечь. В силу опасности для мира и человечества эти преступления не могут быть прощены государством и мировым сообществом. Виновные в этих преступлениях лица должны быть привлечены к уголовной ответственности в любое время, без какого-либо ограничения давности.

Статья 357 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за геноцид, содержит в санкции исключительную меру наказания или пожизненное лишение свободы. С учетом того, что за это преступление срок давности привлечения к уголовной ответственности не предусматривается, суд может назначить за его совершение как смертную казнь, так и пожизненное лишение свободы, несмотря на то что со дня совершения преступления прошло более пятнадцати лет. Положения ч. 4 статьи 77 УК РФ в данном случае не применяются. Это положение соответствует Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г., в п. «б» ст. 1 которой указано, что никакие сроки давности не применяются к преступлениям против человечества, независимо от времени их совершения и от того, были они совершены во время войны или в мирное время. Права человека: Сборник международных документов. — М., 1998. — С. 586.

Заключение

Таким образом, нам удалось выявить следующие недостатки действующего законодательства, регулирующего вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности:

— Несоответствие по некоторым категориям преступлений сроков возможного наказания и сроков давности. Особенно это касается особо тяжких преступлений. Увеличение сроков давности для особо тяжких преступлений до 20 лет, на наш взгляд, будет соответствовать не только тяжести содеянного, но и опыту других стран;

— Отсутствие в законодательстве четких формулировок относительно длящихся и продолжаемых преступлениях, и, в частности, применения к ним сроков давности. Соглашаясь с Камыниным И. хотелось бы порекомендовать законодателю установить срок исчисления давности для данных категорий преступлений с момента их обнаружения, что на наш взгляд, позволит устранить те недостатки, которые присущи современному применению уголовного законодательства в данной области, и, кроме того, позволит установлению более справедливого принципа: если кто-то в течение длительного времени совершал преступления, то сроки давности должны исчисляться не с того момента, когда он прекратил свои деяния, а с того момента, когда о них стало известно;

— И как следствие, необходимость замены устаревшего Постановления Пленума Верховного Суда СССР «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» от 04. 03. 1929.

Вместе с тем, УК РФ имеет и достоинства в сфере регулирования освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, такие как: не устанавливается срок, по истечении которого уклонение от следствия и суда прекращается; срок давности исчисляется до момента вступления приговора в законную силу и др.

В целом же, на наш взгляд, российское законодательство, регулирующее вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности нуждается в совершенствовании.

Задача 1

В ч. 3 ст. 78 УК РФ не устанавливается срок, по истечении которого уклонение от следствия и суда прекращается. В ст. 48 УК РСФСР этот вопрос решался иначе. В ней был установлен пятнадцатилетний срок, после истечения которого лицо, уклоняющееся от следствия и суда, не подлежало уголовной ответственности. При этом лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет и давность не была прервана совершением нового преступления.

Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (ч. 1 ст. 10 УК РФ).

Поскольку УК РФ вступил в силу с 1997 г., то на момент совершения Алешиным нового преступления, и к моменту, когда было установлено, что убийство совершено им в 1980 г., действовали положения УК РСФСР, и поэтому сроки давности привлечения к уголовной ответственности за первое преступление истекли, то есть нести уголовную ответственность за убийство он не может.

Задача 2

Одним из правовых источников, устанавливающих порядок течения сроков давности по длящимся и продолжаемым преступлениям, по-прежнему является Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в редакции Постановления Пленума от 14 марта 1963 г.) «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям». В соответствии с п. 4 указанного Постановления «длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти)».

Там же сказано, что «срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.)».

Таким образом, в данном случае следует признать, что момент начала исчисления срока давности — это момент, когда орудие выбыло из владения Косенкова по не зависящим от него обстоятельствам (со времени кражи оружия). Следовательно, поскольку похитители были задержаны через несколько дней, то сроки давности не истекли, а значит, Косенков подлежит уголовной ответственности по ст. 222 УК РФ.

Задача 3

Как уже отмечалось, в ч. 3 ст. 78 УК РФ не устанавливается срок, по истечении которого уклонение от следствия и суда прекращается. В ст. 48 УК РСФСР этот вопрос решался иначе. В ней был установлен пятнадцатилетний срок, после истечения которого лицо, уклоняющееся от следствия и суда, не подлежало уголовной ответственности. При этом лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет и давность не была прервана совершением нового преступления.

Но поскольку Алиев и Тарбаев совершали новые преступления на протяжении двух лет, то согласно то же ст. 48 УК РСФСР течение сроков давности прерывалось с момента совершения нового преступления, за которое по УК РФ могло быть назначено лишение свободы на срок свыше двух лет. Исчисление давности в этом случае начинается с момента совершения нового преступления.

Таким образом, поскольку последний преступный эпизод был в 1982 г., то 15-летний срок давности в 1996 г. еще не истек, значит, постановление следователя не соответствовало закону.

Список используемой литературы

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 14. 10. 2005) // РГ от 25. 12. 1993, № 237, СЗ РФ от 17. 10. 2005, № 42, ст. 4212.

2. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в Минске 22. 01. 1993) (вступила в силу 19. 05. 1994, для Российской Федерации 10. 12. 1994) // СЗ РФ от 24. 04. 1995, № 17, ст. 1472.

3. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13. 06. 1996 № 63-ФЗ (ред. от 21. 07. 2005) // СЗ РФ от 17. 06. 1996, № 25, ст. 2954, СЗ РФ от 25. 07. 2005, № 30 (ч. 1), ст. 3104.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30. 12. 2001 № 195-ФЗ (ред. от 27. 09. 2005) // СЗ РФ от 07. 01. 2002, № 1 (ч. 1), ст. 1, СЗ РФ от 03. 10. 2005, № 40, ст. 3986.

5. Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф «О практике назначения судами уголовного наказания» от 11. 06. 1999 № 40 // БВС РФ, 1999, № 8.

6. Постановление 23 Пленума Верховного Суда СССР «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» от 04. 03. 1929 (ред. от 14. 03. 1963) // Консультант Плюс.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой