Османо-болгарский период и политическое, социально-экономическое положение гагаузов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Османо-болгарский период и политическое, социально- экономическое положение гагаузов

-

— Дальнейшая консолидация гагаузского этноса. — Русско-турецкие войны (1768- 1774,1806−1812,1828−1829 гг.). — Гагаузы — объект действий Османской империи и царской России. — Работа русских дипломатов по переселению гагаузов и болгар в Южную Бессарабию

После ликвидации (1419 г.) Гагаузского государства и до 1878 года, когда Болгария стала независимым государством, Османской империей правили 30 султанов (из 36 падишахов). В истории болгарского и гагаузского народов они оставили различные следы. За эти 459 лет Балканы пережили серьезные военно-политические потрясения, прямо или косвенно сказавшиеся на жизни болгар, гагаузов, сербов, валахов, молдован и др. этносов. В это время отношения Византии, которой оставалось просуществовать 34 года, резко обострились с османами. В османском государстве вновь установилось двоевластие. В Эдирне правил Мустафа Челеби, а в Бурсе — Мурад II. Последний оказался в трудном положении: его не признавали как падишаха Анатолийские бейлики (княжества в Малой Азии). За османо-византийскими отношениями и борьбой за власть в самом османском государстве самым серьезным образом следили болгарские вожди и гагаузские чиновники в Добрудже, оставшиеся верными идеям гагаузской государственности и после ее ликвидации османами. Политическая неразбериха в Византии и османском государстве выгодна была как болгарам, так и гагаузам.

Это обстоятельство укрепляло их национальное самосознание и жизненность христианских устоев. Специфическая особенность того периода для гагаузов состояла в том, что из-за гагаузского верующего населения еще сильнее стали выяснять свои отношения греческая и болгарская церкви. Продолжая оказывать поддержку татарам-мусульманам и заселять Добруджу тюркско-исламскими элементами, султанские власти продолжали не замечать гагаузское население. «В эпоху Османской империи о гагаузах официально ничего не зафиксировано», — пишет турецкий историк Ахмет Джебеджи («Turk kiilturu» ekim, 1992, s. 586).

Османы, как отмечалось, подразделяли местное население Балкан на правоверных (мусульман) и неправоверных подданных султана. Они называли немусульман персидским словом «gavur» (гявур), что значит неверный, безбожник. В эту категорию подпадали и гагаузы. С тех пор у некоторых гагаузов и сохранились фамилии Карагяур (кара — черный). В Османском государстве исламское право распространялось и на немусульман, которые подчинялись тем же законам, что и мусульмане. Кто жил в исламском государстве (немусульманин), назывался зимми, а кто только посещал исламское государство, но постоянно проживал в другой стране, назывался мюстемен. Когда завоеванные страны включались в исламский мир, проживавшие в них немусульмане должны были или покинуть его, или заключить договор с исламским государством и продолжать жить на родине.

Этот договор между исламским государством и подданными-немусульманами называл сязиммет, а за кпючившиеего немусульмане, — зимми. Турецкие историки утверждают, что после завоевания Константинополя султан Мехмед II Фатих (Завоеватель) в лице назначенного им патриархом греко-православной церкви Геннадия Схолария подписал с общиной такой договор. Зимми вместо исполнения военной службы обязывались платить специальный подушный налог — джизью. Исламское государство брало под защиту жизнь зимми и их имущество, позволяло им жить в соответствии с их верой. Это касалось и гагаузов.

С точки зрения прав и обязанностей в османском государстве общество было разделено на два класса. Один из них — правящий класс (аскери — воины), состоявшийся из тех, кому султанской грамотой были предоставлены религиозные или административные полномочия; второй — управляемый класс, не принимавший участия в управлении, назывался реайя, что означает народ, находящийся под властью и контролем правителя, «управляемые» люди (реайаты"). Вторая часть общества представляла собой объединение людей, различавшихся по этнорелигиозным признакам. При каждом удобном случае реайяты стремились перейти в разряд аскери. Среди них были и гагаузы. Реайи обязаны были поддерживать класс аскери своей производительной деятельностью и уплатой налогов. Обязанностью же класса аскери во главе с султаном было осуществлять справедливую власть в соответствии с исламскими нормами, состоявшими из шариатского и обычного права, обеспечить благосостояние народа, пишет турецкий историк Н. inalcik («Osmanli Toplum Yapisimn Evrimi"//Turkiye Giinlugu, 1990,11, s. 31). Вряд ли можно согласиться с подобными утверждениями.

В ту эпоху об осуществлении справедливой власти даже мечтать не приходилось. В государственном руководстве турки были в большинстве. Этническую структуру общества составляли греки, армяне, евреи, румыны, славяне и арабы. Такая сложная его структура определялась демографическими особенностями османских владений. В этом обществе места для гагаузов не нашлось. О том, что подданные султана делились на мусульман и немусульман, свидетельствует и такой факт. В Джелеп-Кашанском регистре (1573−1574 гг.) два добруджанских села Варненской области названы: гагаузское село Болгарево — «гявур», татарское село Топола — «мюслим» (мюслим — мусульманин, мусульманское село). Другая характерная особенность того периода (и позже) для гагаузов состояла в том, что они не смешивались не только с турками-мусульманами, но и с болгарами. Это подтверждают и турецкие историки, например, Нияси Арсит в своей статье, опубликованной в «Tarih Ansiklopedesi». Такой образ жизни гагаузов на Балканах и помог им долгие годы сохранить здесь свою национальную идентичность.

Во второй половине XV века в Европе произошел громадный переворот, которому в большой степени способствовало изобретение пороха и его применение в военном деле. К тому времени османское государство достигло своего величия. Силу осман испытали на себе защитники Константинополя, когда турки 6 апреля 1453 года начали осаду города, продолжавшуюся 53 дня. Город пал 29 мая 1453 года. Султан Мехмед II получил титул Завоевателя. В исламском мире весть о завоевании Константинополя была встречена с воодушевлением и радостью. Горе и растерянность, замешательство и уныние царили тем временем в христианском мире, в том числе среди болгарского и гагаузского населения на Балканах. После завоевания столицы Византии специалисты по Турции стали называть османское государство Османской империей.

Всего один год султан Мехмед II занимался решением вопросов внутреннего характера. Главной же его задачей было дальнейшее завоевание территории на Балканском полуострове. С 1456 года Молдова (Молдавское княжество) вынуждена была платить дань османам. Ее сумма постоянно росла. Если в том году она составила 2 тыс. золотых, то в 1527 — 10 тыс., 1541 — 1542 финансовом году — 15 тыс., 1592 — 1593 финансовом году — 60 тыс. золотых. Тяжелую борьбу с османами вел Штефан чел Маре, когда в июне 1476 года войска султана Мехмеда Л. поддержанные 12тыгячами валахов, вторглись в пределы Молдавского княжества. Этот его поход на Молдову турецкие историки называют победоносным. Молдавские исследователи же считают, что султан не добился своей цели: Молдова сохранила свою целостность.

Отметим, что Валашское княжество задолго до правления (с 1391 г.) Мехмеда II начало платить дань султанской Турции, а с 1417 г. оно признало османское господство.

Для султана Мехмеда II очень важно было подчинить себе Сербию, которая имела большое стратегическое значение для нападения на Венгрию. 8 ноября 1459 года пала крепость Смедерево, а вместе с нею перестала существовать и независимая Сербия. В течение более 25 лет успешно отражала натиск осман Албания, но в 1501 году она была полностью завоевана османскими войсками. Белград пал только в 1521 году. В 1463 г. была завоевана Босния, а окончательное ее завоевание янычарами завершилось в 1527 году. Как видим, территории почти ни одной балканской страны не были полностью завоеваны сразу. Это зависело от возможностей государств сопротивляться османам. Если османам не удавалось оккупировать крупные города в довольно короткий срок, они окружали их, оставляя соответствующий контингент войск. А главные силы янычар шли дальше на Запад.

Османы действовали и по-другому принципу: рассекали обширные территории на части. Так они действовали, например, в Добрудже. Многие турецкие историки не называют точную дату ее завоевания. По утверждению турецкого исследователя Йылмаза Ёзтуна, это произошло в 1543 году («Osmanli devleti Tarihi», Ankara, 1998, cilt 1, s. 197). А перед этим (1538 г.) султан Гупрйман I, получивший титул Законодателя, захватил крепость Тигина. который турки назвали Бендер (bender — персидское слово, означающее морской порт, гавань). В результате этого похода (1538 г.) Буджак напрямую подчиняться османам. Сюда с одобрения султана стали переселяться ногайские татары. И на Балканах османы постоянно укрепляли татарско-турецко-мусульманский элемент. Удельный вес этой категории балканского населения неуклонно возрастал.

Власти шли двумя путями. Они, с одной стороны, сознательно переселяли мусульман на Балканы, а с другой-, росттюркско-мусульманского населения был связан с добровольной иммиграцией людей. По утверждению турецких историков, этот процесс сыграл «большую роль в складывании более однородного населения». Об этом свидетельствуют цифры. В первой половине XVI века на Балканском полуострове было 24 067 христианских домохозяйств (51,11%), а мусульманских-18 881 (40,09%). Другие религиозные общины имели 4145 дворов, что составляло 8,80% («islam Ansiklopedesi». Istanbul, 2007, cilt 33, s. 296). Отметим, что в 1520- 1535 гг. в Османской империи проживало 12−13 млн. человек.

Экспансия османского государства на Запад и Восток постоянно требовала увеличения численности армии. Как отмечалось, при султане Мураде I были созданы (1362 г.) янычары (ени чери, «новые воины»). В первое время они пополнялись за счет захваченных в сражениях пленных мальчиков, которых наскоро обучали и направляли в походы, именуя «янычарами». Они получали жалованье два акче (деньги) в день. Со временем такая практика была сочтена неверной. Военнопленных стали отправлять на житье среди турецких земледельцев Анатолии. Они изучали турецкий язык, принимали ислам. Затем пленные проходили обучение в Галлиполи в корпусе аджеми (новобранец).

Позже в этот корпус стали направлять мальчиков из христианских семей, проживавших в пределах османского государства. Этот метод набора назывался девширме (набор детей христиан для войск янычар). Османское государство в период правления (1421−1444,1446−1451 гг.) Мурада II начало забирать из семей своих подданных-христиан по одному мальчику в возрасте 8−18 лет. Призыв проходил раз в три-пять лет (или более).

Судя по некоторым фактам, этот закон периодически применялся и по отношению к гагаузам, проживавшим в османском государстве. Из анализа архивных материалов, собранных турецким историком Хаккы Узунчаршылы, явствует, что однофамилец автора этой книги — Ангели, скорее всего, был выходцем из девширме. Султан Мехмед IV, правивший империей 39 лет (1648−1687 гг.), был большим любителем музыки. Во дворце на скрипке играли братья-турки Хасан и Ахмед, на восточном 6-струнном музыкальном инструменте профессор Ангели — выходец из семьи гагаузов («Osmanli Tarihi», Ankara, 1995,111, cilt 2, s. 564). Правда, с фамилиями и именами у тюркских народов всегда бывали казусы. Авторы «Энциклопедического словаря» издателей Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, например, дают несколько фамилий Ангели, среди которых Луи Ангели (1787−1835 гг., драматический писатель, родом из Лейпцига, Германия) и Генрих Ангели (живописец, родился в 1840 г. в Эдинбурге, Шотландия).

В аджеми отбирали одного кандидата от 40 дворов. Правда, в зависимости от потребностей государства это соотношение часто менялось. В первую очередь отбирались дети священников, из самых состоятельных христианских семей. Их двоих сыновей забирали одного, из нескольких выбирали самого здорового и привлекательного. Единственного ребенка в семье не брали. Высоких и стройного сложения юношей отбирали для обучения во дворце. Некоторые турецкие историки утверждают, что девширме распространялось и на армян. При правлении (1512−1520 гг.) Селима I (Явуза) в городе Кайсери в девширме был отобран будущий великий архитектор Синан. В возрасте 14 лет в девширме был зачислен Байо из Сокола (Босния), будущий садразам (главный везирь, премьер-министр, 1565−1579 гг.) Мехмед Паша Соколлу. До прихода Селима I (Явуза) к власти янычары оставались холостяками и жили в казармах.

По политическим соображениям не брали детей греков. Не трогали и евреев, оставляя их заниматься торговлей. Не брали сирот, а также знавших турецкий язык, занимавшихся ремеслом, бывавших в Стамбуле («повидавших мир»), отмечают турецкие авторы «Истории Османского государства, общества и цивилизации» (М. 2006, т. 1, с. 265- 266). Освобождались от девширме и дети некоторых государственных служащих. Эта система укомплектования армии успешно действовала до конца XVI века.

Система девширме была нарушена при султане Мураде III, правившем в 1574—1595 годах. К началу XIX янычарский корпус стал одним из основных бастионов феодально-клерикальной реакции. Янычары все чаще стали бунтовать, выступая против властей. Имел место бунт и в 1525 году. Решение о ликвидации янычар, не раз выступавших против властей, было принято султаном Махмудом II (14 июня 1826 года). Вместо них начали создавать новое формирование Асакир-и Мансуре-и Мухаммедие (Победоносное мусульманское войско). Еще задолго до военной реформы в Османской империи окончательно было нарушено равновесие центр — провинция. В трех ее основных регионах (Анатолия, Румелия и Аравийский полуостров) главной административной единицей до образования вилайетов был эялет (арабское слово — провинция, округ, область, край). Помимо эялетов были земли с особым гтатугом — Крым управлялся как ханство, подчиненное османскому государству. Валахия и Молдова имели статус воеводств. В силу их стратегического значения они управлялись воеводами с помощью собираемого им воеводского дивана. Правители выбирались из местных христианских семей, пользующихся доверием народа.

Османское административно-территориальное деление в XVI в. распространялось на Румелию, Анатолию, Аравию и Северную Африку. Самую крупную управленческую единицу составлял эялет (край). За ним следовали: санджак (область, волость), каза (уезд), нахие (район) и деревня. Эялет находился под управлением бейлербея (титул наместника). Румелийское бейлербейство сохранило свой привилегированный статус вплоть до крушения империи.

В османских источниках бейлербей упоминается как «эмир эмиров», а с XVIII века — вали. Первоначально термин «бейлербей» употреблялся в значении командующего, обладающего широкими военными полномочиями. Позже они стали обладать как военной, так и административной властью. Если у бейлербея был титул везира, то бейлербей соседних областей должны были подчиняться ему. В начале господства османов Добруджа, где главной их опорой были татары, находилась под управлением Румелийского бейлербея. Она входила в Силистренский санджак (Болгария). В 1486 г. его санджакбеем (правителем) султан Баязид II назначил Малкочоглу Бали Бея, который был выходцем из боснийской семьи, проживавшей в Аккермане. Родоначальник семейства — Малкоч Мустафа — в 1402 г. некоторое время был пленником Тимура (Тамерлана). Бали Бей умер в 1514 г. В период 1400- 1600 гг. эта семья дала османам знаменитых полководцев. Последним их них был Явуз Али Паша, погибший в 1604 г. на поле боя в Венгрии (по другим данным, в Белграде).

Историческая справка: Румелия — это общее название балканских стран, завоеванных османами в XIV—XVI вв. Она стала эялетом в 1363 г. Сначала его центром (1363−1453 гг.) был город Эдирне, а затем — Пловдив (Filibe), Манастыр и София. В состав эялета Румелия входила и Добруджа. С конца XVI до XIX вв. она стала общим названием турецких провинций с центром в Софии (включая Болгарию, Сербию, Герцоговину, Албанию, Македонию, Эпир и Фессалию). В настоящее время так называется только европейская часть Турции, кроме Стамбула. Первым Румелийским бейлербеем стал полководец Лала Шахин Паша (Шахин Паша, умер в 1376 г.), выходец из югославской христианской семьи. Он рано принял ислам и стал быстро продвигаться по государственной службе, став воспитателем сына падишаха Орхана Бея по имени Мурад (впоследствии султан Мурад I). В 1550—1554 гг. румелийским бейлербеем был выходец из Боснии, воспитанник девширме Мехмед Паша Соколлу.

Три столетия спустя после провозглашения фермана о реформах (1856 г.) административная структура империи изменилась. Административные единицы — эялеты стали называться вилайтами. Правили ими губернаторы (вали). В ливах (уездах) и каза (округах) устанавливались гражданские административные органы. Был создан, в частности, Дунайский вилайет (сегодняшняя Болгария) с центром Рущук (Русе, Болгария). В его состав со статусом санджака входила Добруджа, где в основном жили гагаузы. Добруджа находилась под властью осман около 460 лет. Балканским гагаузам пришлось столкнуться с неимоверными трудностями, главным образом, социально-экономического характера. Они, как и другие немусульманские этносы, задыхались от множества налогов и их размеров.

Но процесс консолидации гагаузской этнической общности никогда не останавливался. Жизненную силу они черпали из веры в христианство. Окончательное его принятие гагаузами, как отмечалось, произошло на Балканах. И в ту далекую эпоху гагаузы-христиане были очень преданы своей вере. Об этом свидетельствует их участие в некоторых крестовых походах (1096−1270 гг.), прикрывавшихся религиозными лозунгами борьбы против «неверных» (мусульман) и освобождения «гроба Господня» и «святой земли» (Палестины). Об этом пишет болгарский историк гагаузского происхождения Атанас Манов («Gagauzlar», Ankara, 2001, s. 125).

Несмотря на интенсивное переселение (добровольное или насильственное) из Анатолии и Крыма мусульманского населения и росту его доли среди болгар и гагаузов, во второй половине XIX века в Варне и ряде других географических зон Добруджи большинство их жителей составляли гагаузы. Гагаузское население, кроме земледелия и животноводства, занималось также добычей соли и ее поставкой в крупные города османского государства. Как доверенное лицо султана, Румелийский бейлербей обязан был защищать население Добруджи. В мирное и военное время. Он обязан был обеспечивать безопасность в эялете и порядок в армии, дислоцированной в регионе, «не допускать угнетения», принимать участие в военных походах. Подвергшиеся жестокому обращению или нарушению своих прав жители эялета подавали лично бейлербею коллективные петиции или индивидульные прошения, отмечают авторы «Истории Османского государства, общества и цивилизации» (М., 2006, т. 1, с. 179).

Одной из важных обязанностей бейлербея была раздача тимаров лицам, хорошо проявившим себя на поле боя. Тимарная система основывалась на том, что государство, которому принадлежала вся земля, в качестве вознаграждения за службу вместо назначения жалованья представителям класса аскери (воины) предоставляло им возможность собирать некоторые налоги от своего имени и в свою пользу. Владельца тимара называли тимарным сипахи (воин-всадник). Тимар приносил годовой доход до 20 тысяч акче (акче — белый; османская серебряная монета). В XVI веке в Румелийском эялете было свыше 75 тысяч тимари- отов («AnaBritannica», cilt 20, s. 620).

Тимариот имел право собирать налоги с лиц, проживающих в его тимарном владении. Но за это ему приходилось выполнять некоторые военные обязанности. Тимариоту полагалось содержать определенное количество конных воинов, называемых джебелю (латники). Владелец тимара обязан был содержать одного джебелю на каждые 3 тысячи акче своих доходов. У сипахи, не участвовавшего в войне без уважительной причины, отбирали тимар и передавали его другому лицу. Если у умершего сипахи был сын, часть тимара переводилась на него, а остальная распределялась среди других. В Добрудже земля исстари считалась богатейшей. Чтобы иметь возможность пользоваться тимарной системой, некоторые болгары, гагаузы и христиане других этносов добровольно принимали ислам и обязывались нести военную службу в Османском государстве.

До конца XVI века тимарная система являлась основой сельскохозяйственной экономики османского государства. Затем она начала приходить в упадок. Основными причинами нарушения тимарной системы были: нарушение законов и пожалование тимаров за взятки лицам, не имевшим отношения к военной службе. Наряду с тимарными сипахи в Добрудже и других регионах османского государства имелись провинциальные войска (эялет аскерлери). Сипахи назывались также топраклы сювари (сювари-земледельцы). Они составляли основную массу османских сухопутных сил. Служить в их рядах старались принявшие ислам христианские юноши, в том числе гагаузские, стремившиеся получить землю.

Многочисленные войны Османской империи и наличие огромной армии требовали и огромных материальных и финансовых затрат. В стране существовала стройная система сбора налогов с населения. Их бремя постоянно испытывали на себе и балканские гагаузы. У османов завоеванные земли переходили в руки государства. Земледельцы были постоянными и наследственными ее арендаторами. Местное население, принявшее ислам, и селившиеся на завоеванных землях мусульмане платили шариатский налог уш (ашар — мн. число арабск. слова dur означает десятина). В зависимости от типа земледелия (богарного или с применением орошения) у мусульман взимался налог, который составлял одну десятую или половину урожая.

Haraf (харадж) — это налог, взимавшийся с земель, завоеванных мусульманами и оставленных в пользование местного населения, не принявшего ислам. Этот налог был двух видов. Сумма первого вида (харадж — и мукассем) определялась плодородностью земли и зависела от величины урожая. Сумма второго вида (харадж — и муваззаф) взималась не от величины урожая, а с земельной площади. Cizre (джизья) — главный подушный налог, взимавшийся со здоровых мужчин — немусульман в возрасте от 14 до 75 лет взамен службы в армии. Этот налог взимался и с неработавших лиц, но владевших имуществом или средствами. Не подлежали обложению джизьей женщины, дети, больные и инвалиды, немощные старики, монахи, жившие только на пожертвования. Под это исключение не подпадали обители больших монастырей, рабы и нищие.

Существовало три вида джизьи. С богатых (ала) взималась сумма, равная стоимости 48 серебряных дирхемов (монета в эпоху халифата). Это равнялось эквиваленту участия в военном походе в составе конных частей и в сопровождении одного конника. Второй вид налога платили люди среднего достатка (эвсат, по-арабски означает середина) в сумме 24 серебряных дирхема, что являлось эквивалентом личного участия в конном походе. И, наконец, с бедных (эдна от арабск. deni, что значит наименьший налог) брали 12 серебряных дирхемов. Эта сумма была равна стоимости участия в пешем походе. В этих категориях люди среднего достатка составляли 60−80 процентов, а богатые и бедные — по 10−20 процентов.

По султанскому указу от 10 мая 1855 г. немусульмане, в том числе болгарские гагаузы, становились такими же военнообязанными, как и мусульмане. Налог джизья был отменен. Однако это вызвало массовое недовольство, и вскоре после этого указа военную службу заменили денежным взносом (бедель — стоимость, выкуп за военную службу), отмечают авторы «Истории Османского государства, общества и цивилизации» (М., 2006, т. 1, с. 437). Бедель был упразднен в 1909 г. и военная служба вновь стала для всех подданных империи обязательной.

Немусульманские подданные османского государства платили также испенч (местный, поземельный налог). Все немусульмане по достижении возраста налогоплательщика его платили, независимо от размера земельного надела или количества голов скота. В XVI в. этот налог составлял 25 акче, потом стал больше. Собирали его, главным образом, на землях Румелии, завоеванных османами в XV веке, в том числе гагаузских сел. Если земли, с которых взимался налог испенч, переходил в руки мусульман, они продолжали платить тот же налог. Вдовы-немусульманки обязаны были платить налог биве ресми, составлявший 6 акче.

Реайя выплачивали еще ряд других налогов. Налогообложению подлежали водяные и ветряные мельницы и маслобойни. Занимавшиеся скотоводством оседлые реайя и кочевники (немусульмане и мусульмане) платили налог в размере 1 акче за две головы разводимых ими овец или коз, включая новорожденных ягнят и козлят. Налог собирался в весенний месяц невруз (ноуруз, новый год по мусульманскому летосчислению, 22 марта). Взимался чрезвычайный (авариз) налог в виде натуры, либо спецнабора на воинскую службу, либо в денежной форме. Авариз первоначально взимался только на покрытие расходов в военное время, впоследствии он стал взиматься для обеспечения бремени казны, на выплату жалованья войскам и другие цели. Чрезвычайные налоги по форме сбора носили натуральный и денежный характер.

Мусульмане-подданные османского государства также платили немало налогов. Однако по сравнению с выплатами немусульманами их нельзя было сравнить. Главным налогом для мусульман был чифт ресми. Он считался и поземельным и хозяйственным. Первоначально собирался после молотьбы, а с конца XV века днем сбора этого налога стало 1 марта. Размеры таможенной пошлины для немусульман также были выше, чем для мусульман. Османский таможенный режим предполагал взимание пошлины и при ввозе, и при вывозе товара. Таможенные пошлины менялись от эялета к эялету, от санджака к санджаку. В XVI в. подданные мусульмане платили пошлину в размере 3%, подданные-немусульмане — 4%, а не являвшиеся османскими подданными — 5%. Позже они выросли.

Многовековая история балканских гагаузов под господством Османской империи подразделяется на два специфических этапа. Первый период — это начало XV — конец XVII вв. Характер этой эпохи характеризовался тем, что гагаузы не всегда находили понимание не только у османских властей, но и болгар. Искру раздора в гагаузско-болгарские бытовые отношения время от времени добавляли греки, которые стремились удержать гагаузов в подчинении греческой церкви. Это продолжалось не одно десятилетие в жизни балканских гагаузов. С XIII в. Митрополия Варны и Каварны (Карбона) напрямую подчинялась Патриархии Константинополя. В 1263 г. под ее эгидой была создана ортодоксальная эпархия для Каварны, которая в 1320 г. была преобразована в Митрополию, функционировавшую все время существования Гагаузского государства в Добрудже. Государство это напрямую подчинялось Византии. Первым митрополитом был назначен Методие (A. Radulescu I. Bitoeanu, «Istoria Romanilor dintre Dunare si Mare — Dobrogea», Ed. tiinifica i Encidopedica, Bucurejti, 1979, pag. 177).

В это время султанские власти, обеспечив внутреннюю безопасность завоеванных регионов, старались политически особо не вмешиваться не только в религиозные дела немусульман, но и в их социально-бытовую жизнь. Для них важно было, чтобы гагаузы и другие немусульманские этносы платили налоги. Османы при поддержке крымских татар и предоставленных в их распоряжении определенного контингента войск вассалов продолжали успешные завоевательные походы в Европу и Азию. Это продолжалось вплоть до крупного поражения осман в ходе второй осады Вены (1683 г.) и заключения Карловицкого мирного договора (1699 г.). Как отмечалось, османское государство, завершив завоевание (1527 г.) Боснии, практически оккупировало весь Балканский полуостров. Непосредственная угроза нависла над Польшей (польский поход Османа II на Хотин в 1621 г., польский поход 1672 г.). Украиной (Чигиринские походы осман в 1678 г.). Венгрией. Валахией и Молдовой. Даже объединившись, эти государства не могли противостоять экспансии османов.

Почти все походы султана на запад проходили через Добруджу. Ее населению, в том числе гагаузам, приходилось нести бремя колоссальных расходов. Султанские власти постоянно требовали от своих подданных неимоверных денежных средств. Только на выплату армии (41 тыс. 479 человек) в 1526 г. было израсходовано 122 млн. 300 тыс. акче, а в 1609 г. — 310 млн. 833 тыс. акче (на 91 тыс. 203 человека). У населения султанские власти реквизировали тягловый скот и подводы. Во время Чигиринских походов, например, санджак Никополь выделил 400 подвод, а санджак Силистра — 500. И другие регионы Добруджи предоставили их предостаточно. У жителей края шла принудительная «закупка» продовольствия по весьма низким ценам, определенным султанскими властями («История на Добруджа», София, 1988, т. 3, с. 57).

Власти постоянно вводили разнообразные налоги, но государственная казна была пуста. Росла подушная подать с немусульман (джизья). Если в 1574 г. с каждого мужчины-немусульманина, достигшего совершеннолетия, брали по 40 акче, то в 1691 г. — по 280 акче. Доходная часть бюджета 1527−1528 финансового года составляла 538 млн. акче. От 23 до 48 процентов дохода (в зависимости от региона) составляла подушная подать с мужчин-немусульман. И другие налоги были весьма высоки. В1527−1528 финансовом грду за производство зерна крестьяне Добруджи платили 32,2 процента, а за производство винограда — 15,9 своих доходов.

Хроническим явлением стала девальвация османской денежной единицы. Ее курс по отношению к золоту, серебру и валютам западных стран постоянно падал. Так, если в 1527 г. один алтын (золотая монета) стоила 57 акче, то в 1584 г. — 120 акче (см. Ф. Ангели «Страницы истории Османской империи», Кишинев, 2002). Судя по переписи населения (1520−1535 гг.), в Румелии, которая была главным поставщиком продовольствия в Стамбул и другие крупные города империи, произошло массовое обезземеливание крестьян-райатов. Тысячи крестьян (чифт-бозаны), в том числе и гагаузы, покидали обрабатываемые ими чужие земли и устремлялись в города, но и там не было для них работы. В результате росло сословие деклассированных элементов османского общества. Такое положение в первой половине XVII века было и в других регионах османского государства.

В первом периоде пребывания гагаузов под господством Османской империи абсолютно большую их часть составляли крестьянские семьи, обрабатывавшие наделы, выделенные им османским государством. Они занимались также животноводством, добычей соли, ремеслом, торговлей. Существоваший тогда способ производства турецкий историк X. Иналджик назвал «системой семейного надела» (чифтхане, чифт-пахота, хане-дом). Землю, выделенную крестьянским семьям, нельзя было продавать, дарить, передавать по наследству, но она могла переходить от отца к сыну.

Специфика второго периода пребывания гагаузов под господством Османской империи (начало XVIII в. — освобождение Болгарии от османского ига -1878 г.) связана с упадком Османской империи и ростом могущества царской России, их геополитическим соперничеством на Балканах и Кавказе. Напомним, что история их межгосударственных отношений начинается с 1492 г. На полях сражений османы в большинстве случаев проигрывали русским. Еще в 1556 г. царская Россия присоединила Астраханское ханство, являвшееся вотчиной султанов. BJ696 г. Петр Первый завоевал Азов. Русские сделали первый шаг к выходу на Черное море. С начала XVIII века же самым страшным врагом Османской империи стала царская Россия. В течение этого столетия она нанесла ей ряд тяжких ударов. В 1771 году русские войска заняли-Крым. а в 1783 г. присоединили к Роггим я января 1784 г. официально признало Крыма К России.

И во второй половине XVIII в. продолжало ухудшаться внутреннее положение Османской империи. Экономическая отсталость и слабость султанской Турции не позволяли ей улучшить состояние вооруженных сил, хотя они и оставались одним из самых мощных в мире. Вести войны с Россией и другими европейскими странами Османской империи приходилось все труднее и труднее, хотя она в первой половине XIX века все еще занимала огромные территории в трех частях света и имела значительный людской потенциал, но болезненный процесс ее разложения постепенно усиливался. История знает 12 русско-турецких войн XVIII—XIX вв.еков. Их общая продолжительность составляла около 40 лет. Почти все войны выиграла царская Россия.

Вторая половина XVIII — начало XIX вв. имели особую специфику: Болгария в целом, а Добруджа особенно были вовлечены в водоворот международных событий. Во время русско-турецких войн (1768−1774, 1787−1791,1806−1812 и 1828−1829 гг.) Добруджа была театром военных действий армий двух стран. Русско-турецкие отношения той эпохи негативно сказывались на судьбе гагаузов, проживавших до конца XVЙЙ века в Добрудже и некоторых других регионах Болгарии, а также в Греции, Македонии и Румынии. Это нашло отражение в болгарском и гагаузском фольклоре. Эти войны, с одной стороны, несли народам Балканского полуострова горе и страдание, с другой — они надеялись с помощью царской России освободиться от пятивекового гнета османского ига («История на Добруджа», София, 1988, т. 3, с. 127).

Каждый раз, начиная военные действия, султан и царь добивались симпатий большей части болгарского и гагаузского народов. Как для султанских, так и царских властей, это было нелегкой задачей. Болгары и гагаузы, как христианские народы, всячески отказывались принимать участие в военных действиях осман, направленных против христианских государств, хотя не всегда это им удавалось. Россия находилась далеко, а болгары и гагаузы жили под господством османских властей. Гагаузы, как специфический, постоянно укреплявшийся этнос, по языку близки к турецкому этносу. Более того, в далекую старину древние предки современных турок и гагаузов принадлежали к одному и тому же племени Кайы рода Огузов.

В начале 1768 г. с Балканского полуострова стали доходить вести о готовности здешнего христианского населения подняться на борьбу с османами. Основываясь на этой информации, императрица Екатерина II велела (19 января 1769 г.) напечатать на языках народов южных славян и греческом языке воззвание к христианам с призывом восстать против Османской империи. Полковник русской армии Н. Каразин или Назар (болгарин или гагауз), переодевшись в платье нищего странника, распространял воззвание, которое было у него спрятано в посохе и в корешке псалтыри («История на България», София, 1994, с. 194). Воззвание оказало большое влияние на христианское население Балкан. Восстание христиан, начавшееся в Черногории, охватило Албанию, Боснию, Болгарию, Герцеговину и Македонию. Болгарские добровольцы, например, сражались против османских янычар под Бендерами (1770 г.) и Фокшанами (Румыния), принимали участие в битвах за Измаил. Кагул. Килию. Брэилу.

Национальное возрождение балканских народов имело различные формы. Они все более открыто стали бороться за воссоздание своих независимых государств. В их числе были и гагаузы Добруджи, не одно столетие мечтавшие о воссоздании Гагаузского государства на территории нынешней Болгарии. «К концу османского господства на Балканах, — пишет маститый болгарский историк П. Мутафчиев, — гагаузы были единственным старым местным христианским населением Добруджи» (Избрани произведения, София, 1973, т. 2, с. 723).

Россия успешно завершила и русско-турецкую войну (1768−1774 гг.). 21 июля 1774 года между Россией и Османской империей был подписан Кючук-Кайнарджийский (Болгария) мирный договор. К России были присоединены Азов, Керчь, Еникале с землями между Днепром и Бугом. Черное море и проливы стали открытыми для русского торгового флота. Над Молдовой и Валахией устанавливался русский протекторат («правило говорить в пользу сих двух княжеств»).

Однако самая главная победа царской России заключалась не в завоевании новых территорий и получении доступа к Черному морю, а в выводе из-под влияния османской Турции Крымского ханства, находившегося с 1475 г. под султанским верховенством. Признание Крыма и сопредельных татарских областей «вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти» нанесло сильнейший удар по стратегическим интересам Османской империи. Крымский полуостров десятилетиями являлся ключом к российским и турецким отношениям. Россия получила право построить в Стамбуле православную церковь и «делать представления в пользу этой церкви и ее служителей».

На первый взгляд может казаться, что право построить церковь в Стамбуле и вообще церковные дела не имели особого значения для русской дипломатии. Это, однако, не так. В ходе последующих русско- турецких войн царское правительство широко использовало церковь в Стамбуле для разжигания «чувства христианского патриотизма» среди христианского населения, в том числе гагаузов. Пункт договора о православной церкви давал России основание для демаршей «по вопросам о положении турецких христиан».

Россия в своей внешнеполитической деятельности пошла еще дальше. Для широкой колонизации юга царское правительство во второй половине XVIII века приступило к созданию правовой базы. Императрица Екатерина II издала манифест (4 декабря 1762 г.) о приглашении иностранных колонистов в Россию. Но этот манифест успеха не имел. В нем права и обязанности переселенцев были нечетко сформулированы. Гарантии безопасности им давал второй манифест (22 июля 1763 г.) Власти царской России обязывались защищать права переселенцев на использование ими своей религии. Они освобождались от всяких податей, им выделялись государственные средства на строительство жилья и приобретение скота. Переселенцы имели право ввоза без пошлин всего, что нужно им для собственных нужд, но не для продажи. Манифест 1763 года гарантировал переселенцам, что во время пребывания в России они против своей воли не будут призваны на военную службу. Этот документ следует рассматривать как основной правовой документ царской России для широкой колонизации. Он был направлен всем русским резидентам за границей, в том числе находившимся в странах Балканского полуострова. Началась работа и с болгарами, гагаузами.

Литература

гагаузский османский русский империя

Чакир М. История гагаузов Бессарабии // Страницы истории и литературы гагаузов XIX-начала XX вв. Кишинев, 2005.

Чеботарь П. А. Гагаузская художественная литературы (50−80-е годы XX в.). Кишинев, 1993.

Чимпоеш Л. С. Дестанный эпос гагаузов. Кишинев, 1997.

Шабашов А. В. Гагаузы. Одесса, 2002.

Этногенез и этническая история гагаузов. Кишинев, 2002.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой