Османская империя в XVI—XIX вв

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТЕМА

Османская империя в XVI -- XIX вв

План

1. Турция в XVI в. Становление империи

2. Османская империя в конце XVIII в. Зарождение «Восточного вопроса»

3. Реформы Селима III

4. Возникновение «Египетского кризиса». Ункяр-искелесийский договор

5. Крымская война (1853--1856) и ее последствия для Турции. Второй период Танзимата

6. Балканский кризис 1875--1876 гг

7. Русско-турецкая война (1877--1878) и разгон парламента Сан-Стефанский и Берлинский мирный трактаты 1878 г. Империя накануне XX в

1. Турция в XVI в. Становление империи

В позднее Средневековье после взятия Константинополя войсками султана Мехмеда II Завоевателя (1453 г.) Османское государство стало формироваться в мировую державу. Византийская империя пала. Император был убит, Мехмед II переименовал Константинополь в Стамбул и перенес в него свою резиденцию. Взятие Константинополя значительно увеличило могущество Османского государства и обрекло на поражение и потерю независимости другие балканские народы. Вначале были ликвидированы все остатки византийских владений. Затем наступила очередь Сербии (1459), Морей (1460) и Боснии (1464). К концу 1470-х годов была покорена Албания, а затем началось подчинение княжеств Молдавии и Валахии, уже за пределами Балкан.

Окончательно утвердившись на Балканах, Мехмед II приступил к новым завоеваниям в Малой Азии и вытеснению генуэзцев и венецианцев из Черного моря. Прежде всего, турки захватили Трапезунд, а затем, разгромив Караман и его союзников (1473 г.), включили в состав Османского государства всю Малую Азию.

В то же время турки развернули военные действия против Венеции и Генуи, владевших в то время бассейном Черного моря и в восточной частью Средиземноморья. После упорной борьбы на суше и на море в 1460--1470-х годах Венецианская республика не смогла удержать за собой острова Архипелага в Эгейском море, удержав за собой лишь о. Крит и Ионические острова. Генуя также потерпела ряд поражений, отдав туркам острова Хиос и Лесбос. Однако самой крупной победой османов было завоевание колоний Генуи в Крыму (1475 г.). С этого времени Крымское ханство (осколок когда-то могущественной Золотой Орды) стало вассалом Османской империи.

В начале нового времени (первой половине XVI в.) османское могущество достигло своего апогея. В какой-то степени этому способствовала благоприятная для османов международная обстановка. В Германии не прекращались междоусобные войны, в Венгрии вспыхнуло крестьянское восстание (1514 г.). Эти обстоятельства на годы обеспечили тыл османской армии на Западе, и позволили султану Селиму I Грозному (правил в 1512 -- 1520 гг.) разгромить своих восточных соперников. Прежде всего, был нанесен удар по враждебному шиитскому Ирану: 23 августа 1514 г. в битве на Чалдыран-ском поле были наголову разгромлены войска шаха Исмаила. Сам шах с остальными войсками бежал вглубь Иранского нагорья, а османы распространили свою власть на Курдистан, богатую и изобильную Верхнюю Месопотамию с крупными городами (Мосул, Урфа, Мардин, Кара-Амид).

В то же время соседний Египет, давний противник и соперник Османской империи, вступил в пору кризиса. Следует отметить, что в рассматриваемый период (с позднего Средневековья и в Новое время) кризис феодальных структур был характерен для всех государств Востока. В некоторых из них эти процессы начинались раньше, в некоторых позже. Османская империя еще находилась на пути к вершине своего могущества, но и ей было суждено разделить общую судьбу восточных государств. Но пока турки эффективнейшим образом использовали затруднения мамлюкского султаната, развязав войну. В первом же сражении 24 августа 1516 г. они одержали полную победу. Мамлюки были разгромлены, их султан Кансух аль-Гури погиб. Во второй битве 22 января 1517 г. при Риданийи в Египте мамлюки вновь потерпели сокруши-:. тельное поражение. 25 тыс. египетских воинов остались на поле боя. Последний мамлюкский султан Туманбай был схвачен и повешен. Вместе с Египтом под власть султана Селима I попали территории Сирии, Ливана, Палестины и Аравийского полуострова.

Это обстоятельство имело еще и важное религиозно-политическое значение. По исламской традиции тот, кто контролирует священные города Мекку и Медину, имеет право на религиозную власть в мусульманском мире. Это обстоятельство позволило Селиму I (как и последующим султанам) называть себя халифами, т. е. религиозным главой всего ис-ламо-суннитского мира. Таким образом, произошло объединение светской (султанат) и религиозной (халифат) власти.

После падения мамлюкской империи главным врагом османов на Востоке оставалась держава Сефевидов, где государственной идеологией был ислам шиитского толка. В персидских войнах 1533--1555 гг. преемник Селима I Сулейман I Законодатель (на Западе прозванный Великолепным) захватил Ирак, западные районы Грузии и Армении. Ненадолго эти территории удалось вернуть в состав Ирана шаху Аббасу I (1623 г.), но с 1638 г. они вновь отошли Османской империи.

Османская империя вместе с вассальным Крымским ханством планировала также осуществить широкую экспансию в Восточной Европе. Предполагалось объединение всех бывших территорий Золотой Орды и разгром России. Но на этом направлении османы не имели успеха. Взятие Казани Иваном Грозным в 1552 г., гибель турецкой армии под Астраханью в 1569 г. (из участвовавших в походе 30 тыс. воинов вернулось лишь около 7 тыс.) и разгром крымской орды под Москвой в 1572 г. остановили османскую экспансию на этом направлении. Однако туркам удалось «замкнуть» своими территориями Черное море.

В результате завоеваний на Востоке Османская империя включила в свой состав огромные территории с преимущественно мусульманским населением. В середине XVI в. оно составляло 75% всех жителей империи.

Победы Селима I предоставили османам возможность продолжить завоевания на Западе. В 1521 г. Сулейман I взял Белград, открывший османам путь в Венгрию и дальше в Центральную Европу. В Европе главной силой, противостоящей империи, являлась в то время еще могущественная Испания. Кроме Испании туркам противостояли Габсбурги, правители Венгрии и Польши, орден госпитальеров (или иоаннитов) на о. Родос и Венеция. Главным организатором и вдохновителем борьбы креста с полумесяцем был папский престол.

В 1522 г. Сулейман I захватил о. Родос и рыцари-госпитальеры перенесли свою ставку на о. Мальту. В1529 г. знаменитые пираты братья Барбаросса захватили Алжир и объявили себя вассалами Османской империи. Это на время позволило османам установить свою гегемонию в Средиземном море. В Европе турецкие войска в битве у Мохача (19 августа 1526 г.) разгромили венгерские, хорватские и чешские армии Лайоша II, короля Венгрии и Чехии. Король и знатные рыцари пали на поле боя. На венгерский престол был посажен ставленник турок Янош Запояйи, признавший себя вассалом османов.

Однако в 1571 г. империи был нанесен жестокий удар на море. В знаменитой битве при Лепанто (самой крупной в истории парусного флота) испанский флот при поддержке эскадр итальянских городов полностью уничтожил турецкие военно-морские силы. Разгром при Лепанто остановила джихад (священную войну) на Западе и расширение империи. А последующие внутренние трудности и начавшийся кризис османской государственности парализовали наступательный порыв турок. Начался период остановки -- Теваккуф деври 1579--1683 гг., как называется в турецкой историографии период застоя и разложения османского общества.

В последующие годы турки смогли одержать ряд побед, в частности, взять Триполи, присоединив к империи новые территории в Северной Африке.

К концу XVI в. Османская империя вступила в период затяжного кризиса своей феодальной системы. Ярким проявлением этого кризиса стали народные восстания, охватившие державу.

Владея огромной территорией в Европе (Балканы, Юго-Восточная Европа, Крым с прилегающими землями Приазовья и Причерноморья), в Африке (Северная Африка, кроме Марокко) и Азии (Малая Азия, Аравия, Сирия, Палестина, Ирак, Западная и Юго-Западная Армения, включая Киликию и часть грузинских земель), Османская империя представляла собой конгломерат различных стран, племен и народов.

По уровню своего социально-экономического развития турки далеко отстали от многих подвластных народов, особенно греков, славян Балканского полуострова, грузин и армян. Власть султана и феодалов над подчиненными странами держалась исключительно на военной силе. Они установили в завоеванных странах деспотическое правление, сосредоточив в своих руках сбор налогов и все общественные функции, как военные, так и гражданские.

В XVII в. Османская империя продолжала оставаться непрочным военно-административным объединением. Входившие в состав этой империи народы и народности находились на различных ступенях экономического, политического и культурного развития. Занимая свои исконные земли, они жили обособленной жизнью, имели свои экономические интересы и культурные традиции. Турецкая власть была ненавистна покоренным народам, но внутренняя феодальная раздробленность крайне затрудняла их совместную борьбу. В то же время феодальная верхушка многих подвластных народов сумела приспособиться к турецкому режиму, приняла в ряде случаев ислам, приобрела доверие султанской власти и сохранила права на эксплуатацию крестьян и многие привилегии.

Общественный строй Османской империи характеризовался наличием различных социально-экономических укладов, включая родоплеменной и рабовладельческий. Однако господствующим был феодальный способ производства. Он характеризовался преобладанием натурального хозяйства, исключительной экономической раздробленностью, что в свою очередь обусловливало политическую раздробленность государства. Едва ли не каждая провинция Османской империи жила своей обособленной жизнью, имела специфические отличия как в номенклатуре налогов и повинностей, так и в системе закрепощения крестьян. Стоявшие во главе провинций наместники-паши стремились превратиться в полунезависимых правителей, подражая порядкам и нравам султанского двора. Рост независимости пашей и феодалов приводил к умалению прав султанской власти.

Официально все земли делились на государственные, принадлежащие частным лицам на тех или иных условиях, и земли религиозных учреждений {вакф), при том, что формально султан являлся верховным собственником всех земель империи. Часть государственных земель находилась в личном владении султана и членов султанского дома; часть же земель жаловались в ленное владение воинам-сипахам и сановникам на время несения их службы. Большая же часть государственных земель на основной территории расселения турок в Малой Азии отдавалась формально в пожизненное, а фактически в наследственное, владение феодалам, обязанным отбывать за это воинскую повинность и содержать, вооружать, обучать воинские отряды соответственно доходам с их ленных владений. Данная система называлась чаще всего «ти-марной», и условные держания различались прежде всего по размерам их доходов. Собственно тимарами считались владения, приносившие от 3 до 20 тыс. акче в год (турецкая серебряная монета). Получавшие их Сипахи назывались тимариотами. Более крупные земельные пожалования -- «зеаметы», приносили держателям-займам доход от 20 до 100 тыс. акче. Хассы давались лицам, занимавшим высокие государственные посты, на время их службы.

Тимарная система должна была обеспечивать воспроизводи ство основной массы Сипахи -- наиболее многочисленной прослойки феодального класса. Они были обязаны нести военную службу в рядах конного ополчения, а также отвечать за поддержание порядка на местах и надзор за крестьянством.

Займы и тимариоты (как и владельцы хассов) собирали в свою пользу налог с подвластных им крестьян. За это они обязаны были лично отбывать султанскую службу и выставлять определенное (в зависимости от доходов лена) число вооруженных воинов. По данным источников XVII -- начала XVIII в. во всей Османской империи было займов -- 3 192, тимариотов -- 50 160. Они должны были выставлять в целом 126 тысяч воинов. Но это обязательство не выполнялось.

Земли, называвшиеся частными (мульк), в условиях верховной собственности на землю и отсутствия законов о частной собственности принадлежали крупным и средним феодалам-помещикам, сдававшим их в пользование крестьянам. Большая часть мульков появилась еще в начальный период завоеваний в Юго-Восточной Европе и во время присоединения анатолийских бейликов. Они принадлежали представителям влиятельных феодальных родов на Балканах и в Малой Азии.

Церковные земли вместе с поселениями крестьян либо принадлежали непосредственно религиозным учреждениям, либо находились под их контролем. Вакфы формировались из земель, пожалованных султаном, а также из частновладельческих земель, завещанных мечетям, университетам, медресе, мавзолеям святых и т. п. Именно эти религиозные учреждения считались формальными собственниками земель и приписанных к ним крестьян. Фактически же доходами от этих земель распоряжалась верхушка мусульманских священнослужителей.

Основную массу населения Османской империи, независимо от национальной принадлежности, составляли крестьяне. Они были закрепощены и испытывали двойной гнет: своих собственных феодалов (светских и духовных) и турецких.

Крестьяне были обязаны платить в пользу феодала или в государственную казну земельный налог: либо десятину -- ашар, либо харадж, который достигал в некоторых местах половины урожая. Кроме того, крестьяне выплачивали налоги на скот, на летние и зимние пастбища, на различные промыслы, например, на ульи, мельницы и пр. Особыми налогами облагались различные церемонии. Еще более тяжелым было положение крестьян и вообще населения, принадлежащего к категории подвластных народов и не исповедующих господствующей религии -- ислама. Сверх многочисленных особых повинностей они были обязаны выплачивать подушную подать (джизья). Не мусульмане --райя (стадо) не имели права служить на государственной службе, искать защиты в суде, действовавшем на основе шариата. Одежда их должна была отличаться от одежды мусульман, им запрещалось носить оружие.

Крестьяне были прикреплены к земле и были обязаны обрабатывать ее, но сами (без наделов) не могли быть предметом купли-продажи. Без разрешения феодала крестьянин не мог уйти от него. Положение крестьян, не проживавших в имении феодалов, было не менее тяжелым; право сбора с них налогов обычно отдавалось на откуп (илътизам).

Откупщик вносил в султанскую казну сумму, причитавшуюся с той или иной области, взамен чего получал право на сбор налогов и грабил крестьян, не считаясь ни с какими нормами. Налоговые откупа в значительной мере сосредотачивались в руках крупных ростовщиков и торговцев.

Кроме того, крестьяне были обязаны выполнять самые различные повинности, как в пользу государства, так и своего феодала. Постройка дорог, мостов, крепостей, мечетей, дворцов, поставка вьючных животных и продовольствия для проходящих султанских войск, султанской почты, курьеров -- все это ложилось дополнительным бременем на плечи турецкого крестьянина, разоряло его хозяйство.

Прочной опорой османского феодального общественного строя служила турецкая крестьянская община и древний общинный быт. Круговая порука, практиковавшаяся в общине, облегчала задачу откупщика-сборщика налогов. Бесправие крестьян и их сословная приниженность являлись средством внеэкономического принуждения со стороны феодалов.

Натурально-патриархальный характер крестьянского хозяйства, низкий уровень общественного разделения труда и соединение земледелия с домашней промышленностью; взаимная изолированность общин, огромная продуктовая рента, поглощавшая весь прибавочный продукт, а иногда и часть необходимого продукта; примитивная техника -- все это создавало условия для воспроизводства в неизменном виде существующих отсталых производственных отношений, что в свою очередь препятствовало быстрому развитию простого товарного хозяйства и переходу его к более высоким формам производства.

Облик османских городов был типичен для восточного общества этого времени. Они являлись административными и экономическими центрами для своего района. На базаре сосредотачивалась местная торговля, тут же находились и ремесленники. Они объединялись в цехи, державшие в своих руках всю мелкую промышленность в городах. Цехи строго регламентировали приемы трудовой деятельности, размер производства, распределение заказов. Все производство строилось на ручном труде с использованием простейших орудий. Ремесленники работали преимущественно на заказчиков-феодалов. По мере роста торговли они стали сбывать свою продукцию скупщикам-купцам, изготовляя ее не только для личного потребления заказчика, но и на рынок, и на вывоз. Торговый капитал постепенно подчинял себе ремесленное производство. Но средневековая цеховая регламентация мешала росту промышленного производства и переходу его к более высоким формам организации.

Размеры внутренней торговли в Османской империи были невелики. В стране преобладало натуральное хозяйство, и еще не сложился внутренний рынок.

Внешняя торговля находилась целиком в руках иностранных компаний, которые пользовались в силу режима капитуляций рядом привилегий, в то время как местные торговцы были их лишены. Иностранные купцы платили таможенную пошлину, согласно неравноправным договорам, в размере лишь 5%, а затем 3% стоимости товара и притом только один раз -- при ввозе товара в страну. Турецкие подданные должны были платить таможенные сборы в размере 10 или 12%, причем с одного и того же товара пошлина взималась по нескольку раз на многочисленных внутренних таможнях, существовавших в каждой области.

На основе капитуляций данных в XVII--XVIII вв. жизнь и имущество иностранных купцов были неприкосновенны. В то же время жизнь и имущество местных купцов зависели от произвола феодальных властей, от пашей, часто присваивавших себе их собственность. При таком положении местные купцы не могли конкурировать с иностранцами.

В XVII--XVIII вв. Османская империя представляла собой феодальную деспотию во главе с султаном-халифом. Среди государственных институтов особый вес имели военное ведомство, налоговое (оно же финансовое) и по делам религии, во главе которого стоял шейх улъ-ислам. Турецкое правительство, состоящее из великого везира, руководителей ведомств и приближенных к султану лиц, а также дворец, в котором оно помещалось, носило официальное название «Баб-и-Али» («Высокие врата»). С легкой руки французов за Османской империей в Европе укрепилось название «Блистательная» или «Высокая порта», или просто «Порта» (врата).

Большую роль в управлении империей играло высшее мусульманское богословие (улемы). Владея обширными фондами вакуфных земель с прикрепленными к ним крестьянами, оно не только обслуживало интересы господствующего феодального класса, но и являлось его влиятельной прослойкой. В руках улемов находились все судебные органы, а также просвещение, имевшее исключительно богословский характер. Вся культурная жизнь страны находилась под жесткой опекой богословия, преследовавшего малейшее проявление свободомыслия.

В административном отношении Османская империя делилась на области (вилайеты) и вассальные земли -- пашалыки -- в Африке и Аравии. Наместники провинций и областей, эмиры и паши, объединяли в своих руках военную и гражданскую власть; они держали себя как полунезависимые властители, имели свой двор, свое войско, вводили особые местные налоги, взимали таможенные сборы и даже иногда чеканили монету. Жили они и управляли по принципу «сам себе падишах». Гнет пашей часто вызывал крестьянские восстания, подавляемые с большой жестокостью.

Османская империя вела постоянно захватнические войны и вооруженную борьбу с народными движениями внутри страны. Поэтому армия играла большую роль в государственной жизни. «Могущество и сила в государстве и в войске» -- таков был девиз турецких феодалов.

Вооруженные силы Османской империи состояли из рыцарской конницы (сипахи), янычарской пехоты и флота, к которым присоединялись войска военно-ленных феодалов.

Однако в XVII--XVIII вв., в то время, когда европейские страны и их армии быстро развивались, армия экономически отсталой Турции не могла в полной мере сохранить свою боеспособность и начала терпеть поражения. Не отдавая себе отчета в подлинной причине неудач, правящие круги Турции пытались преодолеть военные трудности численным увеличением армии и, прежде всего, янычар. Они встали на опасный путь наделения янычар различными привилегиями, что лишь содействовало упадку воинской дисциплины, увеличивало их претензии и привело к их постоянному и пагубному вмешательству в государственные дела. Все это подорвало боеспособность янычарского войска.

Турция в XVII--XVIII вв. неуклонно превращалась в отсталое военно-феодальное государство, внутренняя организация которого вступила в процессе разложения. Но и в этот период Турция продолжала вести захватнические войны. Однако теперь возможности внешнего грабежа значительно сократились, а народы, которым империя угрожала, оказывали ей решительное сопротивление. Захватнические войны больше не давали турецким феодалам новых обширных территорий и новых данников. Войны истощали Турцию и обостряли процесс внутреннего разложения.

Поскольку войны больше не приносили крупной добычи турецким феодалам, они стали с гораздо меньшей охотой исполнять военную службу и старались под всяким предлогом откупиться от нее. Официальные документы конца XVII -- начала XVIII в. свидетельствуют, что займы и тимариоты стали выставлять не больше 10 тыс. ополченцев, да и то в основном из пленных и рабов, тогда как раньше феодальное ополчение достигало 120--150 тыс. воинов. Все это служило одной из важнейших причин обострения борьбы между султанской властью и феодалами за передел ленных владений.

В XVII -- начале XVIII в. передовые страны Европы вступили на новый путь развития, а в империи сохранились средневековые формы производства, примитивная, рутинная техника сельского хозяйства и ремесла. В то же время увеличивающийся ввоз иностранных товаров, а также предметов роскоши привел к тому, что феодалы, ощущая нужду в деньгах для приобретения этих товаров, повышали ренту и усиливали эксплуатацию крестьянства.

Если раньше феодалы присваивали весь прибавочный продукт крестьянского труда, то теперь они захватывали и значительную часть необходимого продукта, вследствие чего разорение крестьянского хозяйства приняло катастрофические размеры.

В XVII -- XVIII вв. натуральная форма налогов все в большей степени замещалась денежной. В поисках денег на выплаты налогов крестьяне чаще были вынуждены обращаться к ростовщикам, что еще больше способствовало разорению и закабалению крестьянского хозяйства и росту ростовщичества.

Чтобы увеличить свои доходы, феодалы стремились расширить размеры своих поместий. Отсюда ожесточенная борьба между турецкими феодалами и крестьянами, так как первые захватывали земли последних. Острая борьба шла и между феодалами за передел ленов.

Наряду с крестьянским хозяйством приходило в упадок и местное ремесло. Некоторые отрасли турецкого ремесла не могли больше конкурировать с европейским мануфактурным производством. С большим трудом в XVII и особенно в XVIII в. удерживалась сильно расшатанная цеховая организация.

Упадок коснулся даже таких важных отраслей, как рудное дело, изготовление вооружения (ружья, пушки, ядра), постройка военных судов и чеканка монет.

Разорение крестьянского и ремесленного хозяйства вызывало рост народного недовольства, и восстания крестьян систематически происходили во всех частях империи, часто сливаясь с народно-освободительными движениями, также развернувшимися повсеместно. Гнет турецких феодалов вызывал особо острое противодействие в наиболее развитых частях империи, а именно в странах, населенных славянами, греками, грузинами и армянами, где под влиянием более тесных экономических связей с соседними европейскими странами хозяйственный и культурный уровень населения был выше, чем в большинстве других османских владений. Мощные освободительные движения против османского гнета здесь начали принимать к концу XVIII в. национально-освободительный характер.

Усилилась и борьба арабских народов против турецкого гнета. Еще в 1628 г. Йемен фактически отделился от Османской империи. Борьба развертывалась во всех африканских владениях империи. Не прекращалась борьба против турецких властей и в Ираке. Общая картина распада дополнялась взаимной борьбой феодальных клик и непрерывными янычарскими мятежами.

Правящие феодальные круги были твердо уверены, что предотвратить распад государства, укрепить султанскую власть и ликвидировать народные восстания можно только путем возрождения былого военного могущества империи и возобновления захватнических войн.

В частности, эту политику стали проводить верховные ве-зиры из семьи Кепрюлю, приблизившиеся к власти во второй половине XVII в. История Турции этого времени заполнена беспрерывными войнами и подавлением восстаний. Турция вела войны с Венецией (1645 -- 1669 гг.) за захват о. Крит; с Австрией (1663 -- 1664 гг.); с Польшей (1672 г.); с Россией (1677 -- 1678 гг.) за Украину и с коалицией держав (1683 -- 1698 гг.). Новым в этих войнах было то, что теперь основное внимание уделялось странам Восточной Европы, включая Россию (против которой также активно вовлекали в борьбу вассальное Крымское ханство). В то же время Турция умело пользовалась поддержкой Англии и Франции, которые поощряли ее агрессию в Восточной Европе.

Эти войны уже не приносили побед ослабевшей империи. Наоборот, она терпела и сокрушительные поражения, самое страшное из которых произошли под стенами Вены. В 1682 г. турки вмешались в австро-венгерский конфликт, поддержав Эмериха Текелли, восставшего против Австрии. Это послужило поводом к австро-турецкой войне, в которой на стороне Австрии выступила Польша.

В 1683 г. турки под предводительством верховного везиря Кара-Мустафы Кепрелю разбили австрийцев на тс /ятории Венгрии и вопреки советам Текелли вторглись в пределы Австрии и осадили Вену. Вена была в отчаянном положении, потому что городские стены из-за ветхости не могли выдержать длительной осады, а гарнизон в 20 тыс. солдат вряд ли мог устоять против превосходивших сил противника. Но польский король Ян Собесский сумел скрытно подвести к австрийской столице саксонскую пехоту и польскую конницу и обрушился на турок с тыла. В результате разгром был сокрушительный: турки потеряли 20 тыс. убитыми. Разгневанный султан приказал доставить ему голову везиря.

Разгром турецких вооруженных сил под стенами Вены не был случайностью в истории Турции. Это был неизбежный результат длительного и далеко зашедшего упадка турецкого военно-феодального государства. Военные неудачи немедленно отразились на внутреннем положении Турции. Балканские народы (особенно после поражения турок от войск Евгения Савойского при р. Тисса) открыто взялись за оружие. Османские войска были изгнаны из Венгрии и Трансильвании, Подо лий, части Долмации и Морей. Россия получила в результате этих событий Азов.

османский империя танзимат балканский кризис

2. Османская империя в конце XVIII в. Зарождение «Восточного вопроса»

Россия не смогла в конце XVII в. обеспечить себе жизненно важное для нее право торгового судоходства по Черному морю. В свою очередь Турция не пожелала примириться с потерей Азова в 1696 г. Новый султан Ахмед III (1703--1730) в течение всего своего царствования был ревностным продолжателем активной военной политики. Прежде всего, он стремился осуществить реваншистские планы в отношении России, поддерживающей антитурецкие восстания христианских народов и стремящейся к своей гегемонии на Черном море. На основе борьбы против России строился союз Турции с Францией и Англией, на такой же основе произошло произошло сближение с шведским королем Карлом XII, завоевательные планы которого простирались не только на Прибалтику и Польшу, но и на Украину и Россию.

Хотя Англия и Голландия находились во враждебном Франции лагере, однако рост русского могущества страшил эти морские державы, и они были заинтересованы в выступлении Турции и Швеции против России.

После разгрома Карла под Полтавой он бежал к турецкому султану, а тот в 1710 г. объявил войну России. Эта война окончилась для России неудачно. Главный русский корпус вместе с Петром I был прижат к р. Прут. Петр был вынужден пойти на переговоры, закончившиеся Прутским миром 1711 г. По этому договору туркам был возвращен Азов, и на долгие годы установилась напряженная обстановка между двумя империями. Южные пределы России подвергались беспрерывным нападениям и грабежам турок и Крымского хана. В конце 1720-х годов Турция вмешалась также в польские дела, поддержав в противовес России кандидатуру на польский трон Станислава Лещинского, ставленника Франции и Швеции.

Однако турецкая активность в русских и польских делах была неожиданно парализована грозным восстанием, вспыхнувшем в Стамбуле в 1730 г.

Это восстание 1730--1731 гг., возглавленное бывшим матросом Патрона-Халилом, охватило весь Стамбул и близлежащие города. От прежних бунтов и волнений в столице оно отличалось тем, что если в прежние времена участниками таких событий преимущественно являлись янычары, служившие орудием в руках боровшихся за власть феодальных группировок, то на этот раз на сцену выступил народ. Русский посол Неплюев доносил правительству, что восставших было до 200 тыс. человек. «Понеже весь подлый народ был в собрании оном», -- писал он в донесении.

Восстание 1730--1731 гг. еще сильнее расшатало и без того непрочное здание Османской империи. Порта обвинила в подстрекательстве к нему Россию. Этими настроениями умело воспользовался французский посол Вильнев, открыто подталкивавший Османскую империю к очередной войне с Россией.

Русско-турецкая война 1735--1739 гг. также закончилась невыгодным для России Белградским миром 1739 г. Этот мир был заключен от имени России все тем же Вильневым, выступавшим в роли посредника. По договору 1739 г. Россия не имела права держать и строить флот в Азовском и Черном морях, а Кабарда, находившаяся с XVI в. в подданстве России, признавалась вольной и объявлялась барьером между двумя империями; Азов возвращался России, но его укрепления подлежало срыть.

За выгодно заключенный Вильневом Белградский договор Турции пришлось заплатить Франции новыми так называемыми «генеральными капитуляциями» (1740 г.), которые возобновляли, подтверждали и дополняли все старые капитуляции, предоставленные Франции. Французские компании получали, помимо права экстерриториальности и льготных условий торговли, право торговать с Россией на суше и на море через территорию Турции.

Франция получала право покровительствовать не только своим дипломатам и купцам, находившимся в Турции, но и морякам, ремесленникам к духовенству (миссионералт). Султан признавал бессрочное действие капитуляций -.: давал обязательство от своего имени и от имени всех своих преемников и государственных служащих не допускать ничего противоречащего им.

Примеру Франции последовали почти все европейские государства, в том числе и такие, которые до XVIII в. не имели еще капитуляций. Таким образом, капитуляции были превращены в одну из форм колониального закабаления Турции со стороны европейских держав. Фактически они действовали до 1923 г.

В конце XVIII в. в некоторых частях Османской империи наметились определенные экономические изменения: появились крупные мастерские и первые мануфактуры. В Балканских странах, населенных греками и славянами, возникали в недрах феодального общества первые зачатки капитализма. Что же касается внутренних частей империи и восточных окраин, то там сохранялся средневековый феодальный строй, отягощенный пережитками рабовладения и патриархальных отношений.

В аграрных отношениях в Османской империи также наблюдались некоторые сдвиги. Вырос удельный вес помещичьего (не военно-ленного) землевладения и вакфов. При этом владельцы этих земель применяли новые формы эксплуатации, сгоняя крестьян с веками обрабатываемых наделов и превращая их в бесправных издольщиков и батраков. В то же время значительные изменения происходили в формах феодального землевладения. Условное и пожизненное ленное землевладение все больше уступало место безусловному и наследственному землевладению, не связанному с военной службой.

По существу способ производства не изменился: по-прежнему в его основе лежало мелкое хозяйство крепостного или полукрепостного типа, прибавочный (а зачастую и необходимый) продукт которого присваивался феодалом. Но вытеснение старого военно-ленного землевладения новым, феодально-помещичьим, тесно связанным с торгово-ростовщическим капиталом, вело к усилению эксплуатации и усугубляло кризис османского феодализма в целом.

Массовое обезземеливание крестьян сопровождалось усилением голода и нужды. В то же время не могло возникнуть массового отхода на заработки в города вследствие слабого развития в них промышленного производства.

Турецкие мануфактуры, существовавшие в самых развитых областях империи, не пользовались покровительством государственной власти, не выдерживали налогового произвола и иностранной конкуренции, разорялись и приходили в упадок.

Препятствуя накоплению в частных руках свободных денежных средств, мешая развитию новых форм производства, феодальная власть Османской империи приходила в столкновение с экономическими интересами покоренных народов. Следствием этого были восстания и бунты, начинавшиеся с партизанской войны против янычар и турецкой администрации. Балканские народы формировали вооруженные партизанские отряды, которые назывались: у болгар -- «хайдуки», у греков «Клефты», у сербов -- «ускоки». Сельские общины во главе с местным духовенством активно помогали партизанской борьбе.

Одновременно усилилась борьба в арабских странах (религиозное движение ваххабитов в Аравии, восстание в Египте Али-бея в 1769 г.), в Армении и на Кавказе. В конце XVIII в. многие африканские и азиатские владения только номинально числились в составе Османской империи, задерживая, а иногда и вовсе отказываясь высылать причитавшуюся с них дань.

Турецкие султаны упорно пытались найти выход из сложившейся обстановки в войнах с соседями и легко давали повод европейским государствам вовлекать Турцию во всевозможные коалиции и военные союзы.

Одним из таких примеров стала русско-турецкая война 1768--1774 гг. Султанское правительство мобилизовало более 100 тыс. человек, но не сумело обеспечить их провиантом и обмундированием, и даже хорошо вооружить. В этой войне русские войска одержали на суше под руководством фельдмаршала Румянцева и генерала Суворова и на море под руководством Алексея Орлова и адмирала Спиридова ряд блестящих побед. Флот, действовавший в Средиземном море, не только разгромил турок при Чесме, но и оказал помощь восставшим против турок грекам, а также арабам Сирии и Египта.

По Кючюк-Кайнарджийскому миру, заключенному в 1774 г., Россия получила право торгового судоходства по Черному морю и торговые льготы капитуляции. Крым был объявлен независимым от Турции, а Кинбурнская коса и Азов отошли к России.

К концу XVIII в. слабость Турции была очевидна уже для всех. Ее армия пришла в полный упадок. Янычары превратились в разнузданную вольницу. Военное дело замерло на уровне XVI в. Все еще употреблялись, как во времена султана Сулеймана Великолепного, мраморные ядра. Турецкий флот после разгрома в Чесменском бою фактически перестал существовать. Внешняя политика Турции утратила всякую самостоятельность. В 1787 г. Турция поддалась влиянию английской дипломатии и вступила в новую войну против России. В этой войне, ознаменовавшейся новыми победами Суворова при Фокшанах, Рымнике и Измаиле, турецкие войска потерпели сокрушительный разгром. По Ясскому миру 1792 г. с Россией Турция должна была очистить территорию между Бугом и Днестром. Этим договором Россия окончательно оформила освобождение Причерноморья от Кубани до Днестра от турецкого владычества. Народы Балканского полуострова (за исключением Черногории), Валахия, Молдавия и Бессарабия продолжали находиться под властью турок.

Таким образом, внутренний распад Османской империи и ее военные поражения поставили в конце XVIII в. проблему раздела турецких владений в Европе между так называемыми «великими» европейскими державами. Каждая из крупных европейских держав выдвигала свои претензии на «Османское наследство». Ни одна из них не желала допустить Другую к политическому или экономическому преобладанию в Османской империи. Наиболее острые противоречия вызывал вопрос о европейских владениях Турции. Россия стремилась овладеть Константинополем и проливами и обеспечить себе выход из Черного моря. Против России выступали в первую очередь Англия и Франция, которые сами имели захватнические планы в отношении проливов. Интересы России и западноевропейских держав сталкивались также в вопросах о балканских провинциях Турции. Россия поддерживала стремление славянского и греческого населения к освобождению от турецкого господства. Англия и Франция, напротив, поддерживали султанское правительство в его борьбе с национально-освободительными движениями на Балканах. Помимо антирусской направленности, эта политика Англии и Франции имела также экономические причины. Английские и французские колонизаторы рассматривали турецкое господство на Балканах как лучший залог неограниченной торговой эксплуатации местного населения: капитуляционный режим и низкие таможенные пошлины, закрепленные в неравноправных договорах с Турцией, обеспечивали европейскому капиталу наиболее выгодные условия наживы. Создание на Балканах независимых государств или переход этих провинций к России повлек бы за собой отмену этих привилегий. Отсюда и проистекал выдвинутый Англией и Францией лицемерный лозунг «целостности и неприкосновенности Османской империи». Лозунг отражал на деле стремление этих держав поставить Турцию в полную экономическую и политическую зависимость от европейского капитала, сохранить в ней отсталый феодальный строй, помешать освобождению балканских народов и вместе с тем воспрепятствовать продвижению России к Константинополю.

Используя освободительные движения народов Балканского полуострова против турок, русское правительство стремилось либо присоединить балканские территории к России, либо создать государство со столицей в Константинополе, aq под русским протекторатом. Разница в русском и западноевропейском подходе заключалась в том, что Россия хотела распада Османской империи, а так называемый «европейский концерт» (Англия, Франция, Австрия и Пруссия) ее сохранения, с тем, чтобы эксплуатировать ее со всеми владениями посредством режима капитуляций. Однако объективно конечным результатом русско-турецких войн стало ослабление турецкого господства над Балканским полуостровом, что имело огромное прогрессивное значение для всего дальнейшего развития освободительной борьбы греческого, сербского и других балканских народов.

Так возник «Восточный вопрос».

Это иностранное вмешательство, сопряженное с непримиримым соперничеством, абсолютно запутало Восточный вопрос и сделало его для капиталистической Европы неразрешимым.

3. Реформы Селима III

Конец XVIII столетия еще более усложнил политическую жизнь Османской империи. Идеи французской революции проникли на Балканы и на греческие острова Эгейского моря и дали дополнительный стимул освободительной борьбе покоренных народов. Складывавшаяся буржуазия встала во главе стихийных крестьянских восстаний, что придало им организованность.

Одновременно в стране разгоралась ожесточенная феодальная смута, охватившая обширные области империи. Так, например, Видимский паша Осман Пазванд-оглу, начав с разбоев и грабежа Сербии и Валахии, вышел из повиновения султану и даже стал чеканить монету от своего имени. Али-паша обосновался в Янине, подчинив своей власти Эпир, Южную Албанию и часть Морей. Паша скутарийский (северная Албания) и паша боснийский, начальники округов (аяны) рущукский, серееский и другие тоже превратились в полунезависимых правителей. В Курдистане, Ираке, Сирии, Палестине, а тем более в Аравии, Египте и Магрибе власть султана была призрачной.

Султаны и везири не могли понять подлинных причин государственного развала. Но они явственно ощущали внешние проявления кризиса: опустошение казны, военные поражения, янычарские восстания, самоуправство пашей и аянов, взятничество, отпадение целых областей, освободительные движения угнетенных народов. Поэтому наиболее дальновидные из турецких государственных деятелей, пытаясь сохранить основы турецкого феодального господства, стали искать путей к централизации и укреплению центральной власти.

В конце XVIII в. возник план реформ, направленных прежде всего на преодоление раздробленности Османской империи. Реформы эти сводились в основном к мерам военно-технического характера, к укреплению армии, администрации и финансов. Эта была запоздалая попытка господствующего класса спасти разваливающуюся империю. Реформы были связаны с именем вступившего в 1789 г. на престол султана Селима III. Впрочем, личная роль Селима ПI была невелика. Фактически его именем действовали несколько сановников. В 1792--1796 гг. были опубликованы указы султана об отобрании тимаров и зеаметов у тех ленников, которые не выполняют своих воинских обязательств перед государством, об учреждении отдельного казначейства для финансирования новых установлений, об открытии военно-инженерного училища, о преобразованиях во флоте и о создании нового корпуса регулярных войск, обученных и дисциплинированных по-европейски.

Совокупность мероприятий Селима ПI, а также созданное им регулярное войско, предназначенное в дальнейшем заменить войско янычар, назывались «низам-и-джадид» (новая система). Эти вооруженные силы, хотя и малочисленные, выгодно отличались от янычар своей дисциплинированностью и военной подготовкой. При помощи иностранных инструкторов был заново построен значительный военный флот, насчитывавший к концу XVIII в. 23 линейных корабля и ряд более мелких судов. Селим ПI пытался реформировать и гражданское управление: подчинил деятельность великого везиря контролю неофициального «совета двенадцати», составленных из приближенных к султану лиц, учредил постоянные посольства за границей.

Однако социальная опора султана была узка и ненадежна. Сторонники султана -- образованные столичные вельможи и небольшая часть провинциальных феодалов -- были малочисленны и нерешительны. Подавляющее же большинство светских и, в особенности, духовных феодалов активно противились реформам, усматривая в них покушение на старинные привилегии. Поэтому султан и не смог провести сколько-нибудь существенные реформы в области экономики. Экономическая, материальная база центрального правительства не только не была укреплена, но, наоборот, ослаблена безуспешной борьбой с противниками реформ. Особенно были обеспокоены янычары, опасавшиеся, что их корпус будет ликвидирован и заменен войсками низам-и-джадид. А янычары были не только воинским подразделением, но и привилегированной сословной группой.

Селим ПI не имел возможности опереться на буржуазию. Турецкая национальная буржуазия еще просто не формировалась. Для более же развитой в социально-экономическом отношении инонациональной буржуазии (в частности, греческой и славянской), хотя она и была заинтересована в обеспечении порядка и безопасности, было неприемлемо само турецкое господство.

Реформы легли тяжелым бременем на народные массы, и прежде всего на крестьянство. Введение новых тяжелых налогов и поборов обострило недовольство народных масс.

В итоге Селим ПI оказался перед непреодолимыми препятствиями. К тому же возникли внешнеполитические осложнения, еще больше ослабившие сторонников реформ.

В июле 1798 г. произошло событие, имевшее огромное значение для Османской империи: в ее богатейшей провинции -- Египте -- высадилась французская армия во главе с Наполеоном Бонапартом. Вначале французам удалось разгромить мамлюкские войска и установить в стране свою власть. Но вскоре начались восстания, партизанская война и оказалось, что французская армия фактически прикована к Египту.

Позиция Селима сначала была выжидательной, тем более что Бонапарт демагогически заявлял, что цель его вторжения в Египет -- наказать мамлюкских беев за неповиновение султану. Но в конце 1798 г., когда определился большой размах антифранцузского движения, объявил Франции войну и направил на помощь мамлюкам и египтянам отряд войск во главе с албанским командиром по имени Мухаммед Али. Наполеон выступил навстречу турецким войскам, но не смог продвинуться дальше крепости Акка (Палестина) и отступил назад в Египет.

С трудом французские войска отбивались от мамлюков, турок и их английских союзников. В 1801 г. Египет был занят англичанами, но в этот раз им не удалось там закрепиться, так же как безуспешными были попытки Селима вернуть в стране свою власть. В 1805 г. в Каире произошло новое восстание, в результате которого правителем страны был провозглашен Мухаммед Али. И хотя султан, сохраняя престиж, присвоил ему титул паши, Турция фактически утратила свою власть над Египтом.

Отсталость и внутренняя слабость Турции облегчали задачу западноевропейских держав, стремившихся использовать

Порту в своих целях, в том числе и в их антирусской политике. В 1806 г. посол Наполеона Себастиани угрозами и посулами побудил Порту к конфликту с Россией и спровоцировал русско-турецкую войну.

Зимой 1806--1807 гг. русская армия вступила в Молдавию и Валахию, а когда весной 1807 г. турецкая армия выступила навстречу русской, в Стамбуле произошел переворот. Согласно старинным обычаям, армию возглавил великий везирь, и с ним отправилось большинство министров. Этим воспользовались противники реформ, давно дожидавшиеся подходящего момента, чтобы свести счеты с Селимом ПI. Под тайным руководством заместителя великого везиря (кайма-кам-паши) и шейх уль-ислам был составлен заговор. Гарнизон босфорских портов поднял восстание. К нему примкнули оставшиеся в Стамбуле янычары и Селим III был свергнут с престола. Новый султан Мустафа IV был послушным исполнителем воли янычар и улемов. Впоследствии (8 июля 1808 г.) сторонники реформ попытались взять реванш. Они совершили новый переворот, посадив на престол султана Махмуда II. Однако в ноябре 1808 г. в результате нового янычарского мятежа они были перебиты. Махмуд II уцелел лишь потому, что он оказался последним потомком Османа, но реформаторскую деятельность ему пришлось свернуть на долгие 20 лет.

Такой нестабильной обстановкой попыталась воспользоваться Англия. В марте 1807 г. был высажен семитысячный десант в Александрии, но Мухаммед Али разгромил англичан и изгнал их из Египта. Тем не менее в 1809 г. Англия сумела навязать султану договор, по которому получила подтверждение прежних капитуляций и обязательство султана держать Дарданеллы и Босфор закрытыми для всех иностранных военных кораблей.

Как уже упоминалось, Англия, Франция и Австрия, опасаясь, что образование независимых славянских государств на Балканах пойдет на пользу России, прикрывали свои собственные захватнические планы формулами «неприкосновенности Османской империи» и «сохранения статус-кво». На деле ни одна из держав не соблюдала этих принципов. Да это было и невозможно.

Политика русского правительства в отношении Османской империи носила двойственный характер. С одной стороны, на империю по инициативе Меттерниха была распространена доктрина Священного союза об охране легитимных (законных) монархов от революционных покушений -- в данном случае от национально-освободительных движений греков и славян. И Александр I и Николай I не раз выступали с осуждением этих «бунтовщиков», вопреки тем симпатиям, которые существовали в России к угнетенным славянским народам и православной Греции. С другой стороны, реальные интересы России требовали поддержки национально-освободительных движений против турок, с целью усиления русских позиций на Балканах в противовес возрастающему влиянию западных держав.

В 1821 г. вспыхнуло греческое восстание. Охватив Морею и острова Эгейского моря, оно вылилось во всенародную борьбу за независимость. Движущими силами этой борьбы были греческое крестьянство и городская торговая буржуазия, достигшая относительно высокого уровня развития. В 1822 г. было образовано греческое национальное правительство.

Султан Махмуд II своими силами не мог подавить восстание. Малоазийские и румелийские феодалы отказывались подчиняться и давать свои войска, и он вынужден был обратиться за помощью к египетскому паше Мухаммеду Али.

В предшествующие годы Мухаммед Али провел в Египте ряд реформ: вырезал мамлюков (1811г.)и вместо них создал регулярную армию по европейскому образцу, ввел монополию внешней торговли, ликвидировав на подвластных ему землях все капитуляции, упорядочил финансы и т. д.

В 1811 г. Мухаммед Али по просьбе султана отправил свою армию в Аравию и к 1818 г. в ходе жестокой войны разгромил государство ваххабитов. При этом он преследовал собственные цели: установить свое господство над Аравией с ее священными городами, а также укрепиться на торговых и стратегических путях побережья Красного моря.

Мухаммед Али, кроме того, завоевал Верхний Египет и Восточный Судан. К началу 1820-х годов он располагал значительной регулярной армией, намного превосходившей силы султана, и мечтал уже об образовании самостоятельной арабской империи. Поэтому он охотно принял предложение Порты об участии в подавлении греческого восстания, взамен на передачу в его управление Сирии и о. Крит (Кандия).

В 1824 г. Мухаммед Али снарядил значительную армию и флот под командованием Ибрагима паши. Египетские войска высадились на Крите и в Морей и устроили жестокую расправу над греками. К весне 1826 г. почти вся Морея была захвачена египетскими войсками и султан, казалось, мог торжествовать победу.

Однако надежды султана на подавление греческого восстания и удержание Греции в империи не сбылись. В 1826 г. в Петербурге был подписан англо-русский протокол с требованием к Порте прекратить вооруженные действия против греков, а 6 июля 1827 г. в Лондоне было подписано англо-франко-русское соглашение, предусматривавшее, что Греция должна получить автономию. Каждая из держав рассчитывала под видом помощи грекам обеспечить свои политические и экономические интересы в освобождаемых от турецкого господства областях.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой