Основание Санкт-Петербурга

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по культуре и кинематографии

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств»

Факультет информационных технологий

Реферат по истории

«Основание Санкт-Петербурга»

Санкт-Петербург

2010 г

Северная война

В конце 17 века русский царь Петр I в составе Великого посольства отправился в Европу. Впечатления от этого длительного путешествия привели совсем еще молодого царя к неутешительным выводам: Россия по уровню развития науки, техники, своим законам и государственному устройству катастрофически отставала от европейских стран. Такое положение становилось угрозой самому существованию российского государства. Необходимы были срочные преобразования во всех сферах жизни страны.

Для того чтобы налаживать деловые отношения и развивать торговлю с европейскими государствами, нужны были выходы к морю, которых Россия в это время была лишена. Это положение надо было исправлять. Сначала Петр начал военные действия на юге, но борьба за черноморское побережье не принесла больших успехов. Тогда внимание царя обратилось на север, на побережье Балтийского моря, где в начале 18 века безраздельно господствовал сильный флот шведского короля Карла XII. Необходимо было вернуть России исконно русские северные земли, которые отошли к Швеции по Столбовскому договору 1617 года. В 1700 году Россия начала войну, которая продлилась 21 год и получила впоследствии название Северная. Союзниками России в этой войне стали Дания и Саксония

Начало военных действий было для российской армии крайне неудачным. В октябре 1700 года Петр осадил город-крепость Нарву. Почти полтора месяца безуспешной осады закончились крупным сражением, в котором русские войска были разгромлены и, понеся тяжелые потери, отступили. Карл XII решил, что русской армии больше не существует.

Однако это поражение лишь укрепило желание русского царя добиться победы во, чтобы то ни стало. Меньше чем за год была восстановлена артиллерия, полностью утраченная в сражении под Нарвой. В течение нескольких лет произошли большие перемены в вооружении конного и пешего войска, изменился порядок комплектования армии, система обучения новобранцев.

Уже в 1702 году русской армией была взята крепость Нотебург. Это была первая большая победа, в ознаменование которой Петр переименовал Нотебург в Шлиссельбург («ключ-город»).

Через год русские, развивая успех, взяли еще одну, считавшуюся неприступной, шведскую крепость Ниеншанц. Эта победа открыла путь в устье Невы, к морю. В нескольких километрах от Ниеншанца на Заячьем острове в мае 1703 года начали строить новую крепость, которая получила название Петропавловской. Выросший вокруг крепости город стал новой столицей России, а русские получили выход к морю.

Следующие крупные победы в Северной войне Россия одержала в глубине страны. Войска Карла XII, благодаря тактическим маневрам русской армии, заходили все глубже на российскую территорию, подвергаясь при этом постоянным внезапным нападениям русских военных отрядов. Крупное сражение произошло в сентябре 1708 года у деревни Лесной, при этом шведы понесли огромные потери. Это была по-настоящему большая победа русских войск. Стремясь навязать русским, а затем и выиграть крупное сражение, Карл XII осадил Полтаву. В июне 1709 года, после двух месяцев осады, генеральное сражение наконец состоялось. В результате шведская армия была полностью разбита, а сам Карл XII бежал.

После Полтавской победы Петр I продолжил успешные боевые действия на севере страны. Здесь, на Балтийском море, шведский флот по-прежнему считался непобедимым. Но и Россия к этому времени имела уже не только крепкую сухопутную армию. Корабли, которые один за другим строились на Адмиралтейской верфи в Петербурге, имели самое современное оснащение и могли на равных участвовать в морских сражениях. Такое сражение и произошло в июле 1714 года у мыса Гангут. Сильная шведская эскадра была разбита. Последней точкой в войне со Швецией на море стала победа русского флота у Гренгама в 1720 году.

30 августа 1721 года в г. Ништадте (современная Финляндия) был подписан мирный договор между Россией и Швецией. Война за выход России в Балтийское море завершилась. Европейские государства отныне должны были считаться с существованием могущественной Российской империи

Победы России в Северной войне пышно праздновали в молодой столице. В память о победоносном сражении под Полтавой, которое произошло в день Святого Сампсония (17. 06. 1709 года), в Санкт-Петербурге по приказу Петра I на Выборгской стороне был заложен Сампсониевский собор, который сначала был деревянным, а уже после смерти Петра I перестроен заново из камня. Он существует и по сегодняшний день. Аллегорические изображения ключевых для России побед в Северной войне мы можем и сегодня увидеть в Летнем саду и Петергофе.

Основание Санкт-Петербурга

Как уже было сказано выше, 1 мая 1703 года русские войска в ходе боевых действий Северной войны взяли шведскую крепость Ниеншанц (при впадении в Неву реки Охты). Военный совет во главе с Петром I решил, что эта крепость для дальнейшего укрепления не подходит: Ниеншанц «не гораздо крепок от натуры», как говорил сам царь. Кроме того, Ниеншанц был довольно далеко от моря, и у шведов оставалась возможность укрепиться на одном из островов дельты Невы. Русские тогда все равно оказались бы отрезанными от моря.

Самостоятельно обследовав острова дельты, Петр нашел именно то, что нужно: Заячий остров, расположенный у разветвления Невы на два рукава, недалеко от моря. Со всех сторон остров омывался водой, что стало бы естественной преградой в случае его штурма. С острова можно было держать под прицелом вражеские корабли, откуда бы они ни вошли в Неву.

16 (27) мая 1703 года, в день Святой Троицы, на острове заложили крепость. Именно этот день считается днем основания Санкт-Петербурга. Но имя свое крепость получила только 29 июня, когда, в Петров день, здесь заложили церковь Святых Петра и Павла. Петр назвал новую крепость «Санкт — Питербурх», это же имя получил и возникающий вокруг Заячьего острова город. Апостол Петр, по христианскому преданию, был хранителем ключей от рая, и это тоже казалось русскому царю символичным: город, носящий имя его небесного покровителя, должен был стать ключом от Балтийского моря. Только несколькими годами позже крепость стали называть Петропавловской — по названию ее главного собора.

План будущей крепости начертил сам Петр. Строить укрепления надо было очень быстро, чтобы успеть за короткое лето. И действительно, к осени 1703 года крепость была «вчерне закончена». В первые годы ее стены для ускорения насыпали из земли, возведение же каменных укреплений началось через три года — в 1706 году.

Сразу же после закладки крепости на берегу Невы за три дня был срублен деревянный дом для Петра. Царь захотел, чтобы его новое жилище походило на полюбившиеся ему голландские постройки, поэтому стены деревянного дома масляной краской расписали под кирпич. Петр жил в этом доме недолго и только летом, но в память об основателе Петербурга домик Петра сохранен до сегодняшнего дня.

Новый город начал расти рядом с крепостью на соседнем Березовом острове, этот остров даже стали называть Городским (теперь это Петроградская сторона). Уже в ноябре 1703 года здесь открылся первый храм города — в память о том, что крепость была заложена в день Святой Троицы, его тоже назвали Троицким. Перестроенный через несколько лет в камне, Троицкий собор некоторое время был главным храмом столицы. Именно здесь в 1721 году Петр I принял титул императора.

Площадь, на которой стоял собор, тоже получила название Троицкой. Она открывалась к Неве, и здесь устроили первую городскую пристань, к которой причаливали, грузились и выгружались корабли. На площади были построены первый Гостиный двор, первый петербургский трактир «Аустерия четырех фрегатов». Подъемный мост соединял Городской остров с соседним Заячьим, где находилась крепость.

Городские постройки появились и на противоположном берегу Невы, под прикрытием Адмиралтейской крепости — верфи. Началось строительство и на Васильевском острове, который Петр планировал сделать центром города.

В 1712 году в Санкт-Петербург из Москвы переехал царский двор, принято считать, что именно с этого момента столица России переместилась на берега Невы. Но еще в сентябре 1704 года Петр писал Меншикову, что он едет в «столицу Питербурх».

СТРОИТЕЛЬСТВО АДМИРАЛТЕЙСТВА

В ноябре 1704 года на левом берегу Невы напротив Васильевского острова состоялась закладка судостроительной верфи. Место для нее Петр I выбрал сам, предварительно обследовав берега невской дельты.

Необходимость построить верфь рядом с Финским заливом была для царя очевидной: до этого русские боевые корабли сооружались в Лодейном Поле, а потом их нужно было привести в Петербург через бурную Ладогу и по Неве. Не все корабли доходили до столицы из-за штормов, и даже те, что прибывали в Петербург, часто требовали ремонта.

Но новая верфь, по замыслу Петра, должна была стать не просто местом, где строили боевые корабли. По приказу царя на берегу Невы строилась верфь — крепость.

О знаменательном моменте закладки новой верфи сохранилась запись самого Петра: «Заложили Адмиралтейский дом и были в остерии и веселились, длина 200 сажен, ширина 100 сажен».

Первый план верфи принадлежал самому царю, и Петр постоянно был в курсе всех деталей строительства. Адмиралтейские сооружения должны были выглядеть, как широкая буква «П», развернутая к Неве. Одновременно с главным здание — «Адмиралтейским домом» — сооружались мастерские, эллинги, амбары, подъемные мосты, ворота. Почти одновременно началось и строительство кораблей: первые суда были заложены тоже в ноябре 1704 года. К ноябрю 1705 года на крепостных бастионах Адмиралтейства установили около 100 пушек, были построены подъемные мосты, ворота.

Строительство верфи шло трудно. Тысячи рабочих в тяжелых условиях, болея и умирая, работали здесь от зари до темна. Большое наводнение 1705 года прервало работы и причинило новой крепости огромный ущерб. Но, несмотря на все трудности в апреле 1706 года на воду было спущено первое судно — 18-пушечный корабль, конструкция которого приписывается Петру. На берегах Невы появилась верфь — крепость, построенная по всем правилам фортификации того времени.

Царь не только принимал участие в разработке конструкций судов, но и сам работал на верфи: он числился главным мастером. Даже значительно позже, когда царь перестал «служить» в Адмиралтействе, он каждый день старался приезжать туда.

В 1707 году была принята первая программа строительства кораблей Балтийского флота. Согласно ей на Балтике предполагалось иметь 5 кораблей 80-ти пушечного, 12 кораблей 70-ти пушечного, 12 — 50 пушечного ранга, 6 — 32-пушечных фрегатов, 6 — 18-пушечных шняв. К 1712 году был построен первый крупный корабль — 54-пушечная «Полтава». Спуск каждого корабля отмечался как большой праздник, а мастер, строивший его, получал из рук царя на серебряном блюде по 3 серебряных рубля за каждую пушку.

В 1719 году Адмиралтейскую верфь стали расширять, причем строительство решили вести из камня. Тогда и появился в центре главного здания шпиль с корабликом наверху, ставший впоследствии одним из символов Петербурга.

Получилось так, что в боевых целях Адмиралтейская верфь — крепость никогда не использовалась, а после заключения Ништадтского мира она потеряла всякое оборонное значение. К концу царствования Петра Адмиралтейство было крупнейшим судостроительным предприятием Петербурга. Кроме того, его башня стала играть роль архитектурного центра молодой столицы: отсюда к Александро-Невскому монастырю была прорублена дорога, ставшая впоследствии Невским проспектом.

СОЗДАНИЕ ЛЕТНЕГО САДА

Всего через год после основания Петербурга, в 1704 году, на болотистом берегу Невы напротив Петропавловской крепости по приказу Петра начались работы по разбивке большого парка, который получил романтическое название «Летний сад». Отведенная для этого территория тянулась от Невы до современного Невского проспекта, но за триста с лишним лет центр Петербурга изменился настолько, что название «Летний сад» закрепилось лишь за небольшой частью прежнего огромного парка. Сегодня это фактически зеленый остров, который окружают Фонтанка, Мойка, Лебяжья канавка и Нева.

Летний сад создавался в модном тогда в Европе «регулярном стиле», который еще называли «французским». Аллеи в таких парках располагались симметрично, сходились и расходились, образуя площадки правильной геометрической формы, на пересечении аллей устанавливали скульптуры и фонтаны, из зелени создавали причудливые беседки, галереи, лабиринты. Сад украшали южные растения, высаженные в специальные кадки, партеры с яркими цветами, фигурные клумбы. Такие парки становились как бы продолжением дворцовых залов и анфилад.

Летний сад делился каналом на две части: парадную и хозяйственную. Парадная часть примыкала к Неве, здесь при жизни Петра летом проходили ассамблеи и торжества в честь побед в Северной войне. В боковых аллеях накрывали столы, а в самой большой средней устраивали танцы. Аллеи были украшены скульптурами, которые по приказу Петра доставили в Петербург из Италии. Царь хотел, чтобы скульптуры стали не просто украшением парка, но и способствовали просвещению гостей: каждая из них олицетворяла какое-то понятие — времена года, стихии, время суток, кроме того, некоторые скульптуры изображали героев античных мифов. В Летнем саду в петровское время находилась и знаменитая скульптура Венеры, которую впоследствии стали называть Таврической, для ее охраны даже был выставлен специальный пост. Сегодня знаменитая скульптура Венеры Таврической находится в Эрмитаже.

В южной части парка, которая считалась хозяйственной, находились каменная галерея, скульптурная мастерская, теплицы, пруд, где разводили карпов, здесь росли фруктовые деревья, были устроены грядки с «поваренными травами». Петр называл эту часть сада царским огородом.

В Летнем саду находился и первый дворец русского царя. Сначала выстроили деревянный дом, а в 1712 году по проекту архитектора Доменико Трезини был возведен каменный дворец, который можно увидеть в Летнем саду и сегодня. Летний дворец Петра I выглядит очень просто и строго, его украшают лишь барельефы на фасадах, выполненные по мотивам античной мифологии и прославляющие победы России над Швецией в Северной войне. Залы дворца украшены живописью, лепкой, изразцами, декоративными росписями.

Особой достопримечательностью Летнего сада были фонтаны. Некоторые из них находились в «зеленых лабиринтах», в боковых аллеях, а в центре сада устроили самый большой пятиструйный фонтан. Фонтанные водоемы отделывали мрамором, пудожским камнем, раковинами, их украшали мраморные или даже позолоченные статуи, бюсты, вазы. Воду для фонтанов с помощью специального устройства подавали из Безымянного Ерика, поэтому за этой рекой быстро закрепилось название «Фонтанная река», а потом и просто «Фонтанка». К сожалению, фонтаны в Летнем саду просуществовали только до 70 годов 18 века: катастрофическое наводнение 1777 года их уничтожило.

Рядом с Летним садом находился Большой луг, там устраивали смотры войск, фейерверки, праздновали знаменательные события. Теперь это место знакомо всем как Марсово поле.

Летний сад стал первым в России парадным публичным парком, в котором на европейский манер не только отдыхали, но и устраивали официальные государственные праздники и даже принимали иностранных гостей. С тех пор прошло уже больше 300 лет, Летний сад давно перестал быть закрытой императорской резиденцией, но нет, наверное, в центре Петербурга более любимого и романтического места.

ОСНОВАНИЕ АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ

История Александро-Невского монастыря неразрывно связана с историей России и Петербурга.

Чтобы придать новой российской столице особую значимость, Петр I задумал увековечить здесь имя Александра Невского — выдающегося русского полководца и государственного деятеля, которого любили и чтили по всей России. С его именем решили связать создание нового монастыря на берегу Невы, ведь недалеко отсюда в 1240 году произошла историческая Невская битва, в которой новгородцы, возглавляемые князем Александром, одержали победу. Именно после этого сражения Александра стали называть Невским.

Первое упоминание о новом монастыре относится к 1710 году, когда царь выбрал для него место. Строительные работы начались в феврале 1712 года, а уже через год на берегу небольшой Черной речки появилось первое здание — деревянная церковь «во имя Благовещенья». Именно от этой даты ведется официальная летопись Александро-Невской лавры. К 1714 году построили монашеские кельи, еще через несколько лет появился каменный монастырский городок. Автором композиционного плана Александро-Невского монастыря стал Доменико Трезини, именно его проект на многие десятилетия определили принципы построения монастырского ансамбля.

Монастыри на Руси традиционно старались укрепить, обезопасить от внезапных военных вторжений, но, по замыслу Петра, новый монастырь должен был выглядеть по-другому: здесь не было могучих стен, которые превращали обитель в крепость, его фасад выходил к Неве и был украшен балюстрадой с вазами и цветником. Все это делало монастырский комплекс более светлым и парадным.

Петр задумал сделать главный монастырь столицы стал своего рода пантеоном — здесь должны были хоронить видных государственных деятелей. Первым в 1718 году похоронили Ф. Ю. Ромодановского, вслед за ним — фельдмаршала Б. П. Шереметьева. Несмотря на то, что Шереметьев при жизни завещал похоронить себя в Киево — Печерской лавре, Петр посчитал, что тело знаменитого полководца, с именем которого связаны многие победы Северной войны, должно покоиться в столице.

В 1720 году при монастыре открыли Славянскую школу, ставшую позже Славяно-греко-латинской семинарией, в том же году здесь заработала типография, в которой были напечатаны знаменитые «Букварь учебный…» Ф. Прокоповича, «Слово похвальное о флоте российском и о победе на море» и «О Полтавской и Гангутской победах» Г. Ягужинского.

Монастырский комплекс строился быстро, и скоро стало ясно, что для его развития необходима хорошая связь с центром города, с его Адмиралтейской частью, а также прямое сообщение со старой Новгородской дорогой. В 1712 году от монастыря к Адмиралтейству проложили прямую и широкую, как тогда писали, «першпективную дорогу», которая стала предшественницей Невского проспекта.

30 августа 1724 года, ровно через три года после заключения Ништадтского мира, состоялось торжественное освещение церкви «во Имя Александра Невского». Она находилась на втором этаже перестроенной в двухэтажную Благовещенской церкви. Именно здесь установили привезенную в Петербург гробницу с прахом князя Александра Невского. На торжественной церемонии присутствовал сам царь, и это событие стало еще одним подтверждением столичного статуса Санкт-Петербурга.

Созданный по замыслу Петра I, Александро-Невский монастырь на долгие годы стал центром духовной жизни Санкт-Петербурга.

Прокладка Большой першпективной дороги — будущего Невского проспекта

Молодая российская столица быстро росла, началось строительство Адмиралтейской верфи — крепости, продолжалась Северная война — все это требовало создания удобных и хороших дорог для подвоза строительных материалов, связи с другими городами России. В первое десятилетие существования города главной магистралью, которая связывала Петербург с Москвой и Новгородом, оставался Новгородский тракт, он проходил примерно по современному Лиговскому проспекту. Но чтобы добраться до него, жителям города приходилось пользоваться небольшими и неудобными дорогами, прямой же связи с невским берегом, с центром новой столицы не было. Поэтому в Петербурге впервые в России стали прокладывать прямые, как стрела, и достаточно широкие дороги, которые называли «першпективами» от итальянского «perspicio» — «ясно вижу», «проникаю взором».

Первая такая «першпектива» была проложена в 1715 году от строящегося Адмиралтейства до Безымянного Ерика (теперешней Фонтанки). Через реку построили подъемный мост, который стал предшественником современного Аничкова моста. Так появился первый участок будущего Невского проспекта. В 1719 году дорогу продлили — от Безымянного Ерика до современной площади Восстания.

В 1710 году начались работы по строительству Александро — Невского монастыря, что тоже требовало хороших подъездных путей. Документы архивов монастыря свидетельствуют о том, что к строительству удобной дороги к монастырю приступили уже в 1712 году, а к 1718 она была «проложена и управлена». Вначале отрезки будущего проспекта (назовем их «монастырский» и «адмиралтейский») не были единой магистралью, хоть и выходили оба к Новгородскому тракту. Адмиралтейский отрезок продлили по прямой до монастыря лишь в 1760 годах.

Новую дорогу стали называть Большой першпективной дорогой или просто Большой першпективой. Она была действительно достаточно большой по тем временам: протяженность ее составляла около 4,5 километров, а ширина около 20 метров. Такая дорога могла пропустить большое количество экипажей и повозок.

При жизни Петра вдоль Большой першпективы тоже начались строительные работы. Рядом с Адмиралтейством выросла Морская слобода, примерно на территории современной Дворцовой площади расположился Морской рынок, на углу Мойки был построен Мытный двор, а недалеко от него находился трактир «Петровское кружало». Там, где сейчас здание Казанского собора, были деревянные постройки госпиталя, на месте современного Гостиного двора находилась березовая роща, за Фонтанкой вдоль Першпективной дороги стояли домики Ямской слободы. Сама же Фонтанка была практически границей Петербурга: при въезде на мост через реку проверяли документы и поднимали шлагбаум.

Значение магистрали росло с каждым годом, поэтому и благоустройству ее стали уделять большое внимание. Есть свидетельства, что уже в петровское время дорогу пытались освещать фонарями с конопляным маслом. Горели такие фонари, правда, совсем неярко, да и зажигали их не каждую ночь.

Сохранилось впечатление одного из иностранных гостей Петербурга, датированное 1721 годом: «С самого начала мы въехали в длинную и широкую аллею, вымощенную камнем и по справедливости названную проспектом, потому что до конца ее почти не видно… Несмотря на то, что деревья, посаженные по обеим ее сторонам в три или четыре ряда, еще не велики, она необыкновенно красива по своему огромному протяжению и чистоте, в которой ее содержат. и делает чудесный вид, какого я нигде не встречал».

Создание Кунсткамеры

Несмотря на то, что Россия вела тяжелую долголетнюю войну, создавала флот, строила новую столицу, Петр I стремился сделать все возмодное, чтобы просвещение стало государственной политикой. Он понимал, что без образованных людей страна никогда не сможет стать по настоящему передовой и могущественной.

В 1714 году в Петербурге появился первый в России музей, который назвали на немецкий манер «Кунсткамерой», то есть «кабинетом редкостей». Первыми экспонатами музея стали предметы личной коллекции самого Петра, их перевезли в новую столицу из Москвы и разместили в Летнем дворце царя в Летнем саду. Основу этого собрания редкостей составили предметы, которые Петр привез из Европы во время поездки с Великим Посольством: это были минералы, изделия из камня, слоновой кости, сандалового дерева из Индии, других азиатских стран, в коллекцию входило также собрание анатомических препаратов голландского анатома Рюйша. Дополнял уникальное собрание огромный Готторпский глобус — своеобразный маленький планетарий, внутри которого можно было наблюдать движение звездного неба. Этот необычный подарок Петр получил в Европе от герцога Голштинского.

Небольшой Летний дворец не мог стать настоящим хранилищем для уникальной коллекции: очень скоро отведенное для нее помещение стало тесным. «Кабинет редкостей» решили перевести в отдельное здание. Новым музейным помещением в 1718 году стали так называемые Кикины палаты — дом, конфискованный у опального вельможи Александра Васильевича Кикина. Теперь появилась возможность свободно расставить все ценные предметы коллекции, так, что их можно было рассматривать. Первый российский музей стал публичным, сам царь хорошо знал все предметы коллекции и любил их показывать.

В Кикиных палатах разместился не только музей: сюда же привезли царскую библиотеку редких книг, как русских, так и на иностранных языках. Здесь же появилась первая химическая лаборатория.

Стремясь к тому, чтобы редкостей в музее становилось все больше, Петр издал специальный указ, в котором говорилось: «Если кто найдет в земле или на воде какие старые вещи, а именно: каменья необыкновенные, кости человеческие или скотские, рыбьи или птичьи, не такие, как у нас ныне есть. да зело велики или малы перед обыкновенными, также старые надписи на каменьях, железе или меди…». Со всей России в музей стали поступать новые экспонаты, в те, кто бывал за границей, должны были привозить диковинные предметы оттуда.

Петр по-настоящему гордился своим детищем и хотел, чтобы первый российский музей находился в центре столицы, рядом с правительственными зданиями. Поскольку при жизни Петра городским центром планировали сделать Васильевский остров, именно здесь в 1718 началось году строительство нового здания Кунсткамеры. Существует легенда, будто бы Петр, гуляя по берегу острова, заметил необыкновенную сосну: ее ствол был причудливо изогнут. Петр назвал дерево монстром, приказал спилить сосну и сохранить ее необычную часть, а на том месте, где она росла, построить новое здание музея.

Автором проекта здания Кунсткамеры принято считать архитектора Г. Маттарнови, хотя многие исследователи считают, что над этим проектом работали и другие архитекторы. К сожалению, сам Петр не успел увидеть здание Кунсткамеры законченным: строительство шло очень медленно. Коллекции из Кикиных палат в новую Кунсткамеру перевели в 1726 году. Специальное помещение на третьем этаже отвели для огромного Готторпского глобуса.

В 1724 году, когда была основана Петербургская Академия наук, Кунсткамера вошла в ее состав.

Открытие Кунсткамеры в комплексе с библиотекой в новом великолепном здании стало важным событием для страны. По сути, еще нигде в Европе не было ничего подобного. Кунсткамера стала настоящим украшением молодой столицы и местом, куда непременно старались привести всех важных гостей Петербурга.

Основание Петергофа

В 1704 году началось строительство крепости Кроншлот (Кронштадт) на острове Котлин, и Петру часто приходилось приезжать туда. Дорога шла сначала по суше, вдоль южного берега Финского залива, а затем по морю. Для отдыха царя в 30 километрах от Петербурга устроили мызу, которая получила название «Петергоф» — «Петров двор». Через несколько лет на берегу залива царь решил строить парадную загородную резиденцию, которая стала именоваться также — «Петергоф».

По замыслу Петра весь грандиозный комплекс сооружений Петергофа должен был стать своеобразным памятником победе России над Швецией, ведь и сама резиденция находилась на берегу Финского залива, отвоеванного у шведов.

В 1714 году на естественной террасе, которая возвышалась над берегом, началось строительство дворца, внизу перед ним должен был раскинуться огромный прекрасный парк с прудами и фонтанами. Петр с большим вниманием следил за строительными работами, сохранились собственные наброски и чертежи царя, в которых он сам определил композиционный план Нижнего парка. По сути, этот план и был осуществлен: от залива к террасе с главным петергофским дворцом вел канал, деливший парк на две почти симметричные части. По этому каналу гости, которые приплывали в Петергоф по заливу, могли так же по воде на своих судах подойти к самому подножью дворца. Терраса перед центральным дворцовым фасадом была украшена великолепным каскадом фонтанов со скульптурами, при этом каждая скульптура изображала кого-то из античных богов, героев, которые аллегорически «рассказывали» всем пришедшим в парк о могуществе России, о главных победах в войне со Швецией, о господстве России на море. В центре бассейна, перед каскадом, поместили главный фонтан Петергофа — «Самсон, раздирающий пасть льва», который стал памятником победе в сражении под Полтавой — главной победе Северной войны, ведь, как известно, Полтавская битва произошла 27 июня 1709 года, в день Св. Сампсония.

Парки Петергофа были устроены в соответствии с модным тогда в Европе «регулярным» или «французским» стилем. В обе стороны от Морского канала расходились прямые аллеи, по сторонам которых росли деревья и кустарники с кронами правильной геометрической формы, места пересечения аллей украшали скульптуры и фонтаны. Именно фонтаны стали главным чудом Петергофа. И в этом тоже был символический смысл, ведь укрощенная вода олицетворяла господство России на пространстве Балтийского моря.

В парке построили еще несколько небольших дворцов-павильонов, любимейшим из которых у Петра был дворец Монплезир («Мое удовольствие») на самом берегу залива.

Официальное открытие летней резиденции состоялось в августе 1723 года. Император и гости прибыли в Петергоф из Кронштадта, где проходил большой морской парад. По воспоминаниям присутствовавших на этом приеме, гости прибыли ко дворцу по морскому каналу, при этом флотилия, пришедшая в Петергоф, насчитывала 115 судов! Петр сам с гордостью показывал гостям дворцы и фонтаны. А вечером состоялся грандиозный фейерверк. Цель Петра — удивить, поразить иностранных гостей великолепием и роскошью своей резиденции — была достигнута.

У петергофских парков большая и прекрасная история. Уже после смерти Петра в 18 веке и позже, в 19 веке здесь работали лучшие архитекторы, скульпторы, садовые и фонтанные мастера, которые создавали настоящие шедевры. Сегодня Петергоф по праву считается жемчужиной среди загородных музеев Петербурга, и каждый приезжающий в северную столицу России непременно стремится посетить это удивительное место.

ОСНОВАНИЕ МОРСКОЙ АКАДЕМИИ

В 1715 году в Петербурге было создано первое специальное учебное заведение — Морская академия. Она был организована на базе части Московской математико-навигацкой школы, которая существовала еще с 1699 года. Ученики этой школы кроме математики и морских дисциплин изучали географию, геодезию, среди преподавателей школы были известный математик Л. Ф. Магницкий, военный деятель и астроном Я. Брюс.

В Москву поступило распоряжение «о высылке в Петербург всех навигации учителей и учеников октября к 1-му числу сего 715 года», однако исполнение этого распоряжения продолжалось до середины ноября. В Петербург были отправлены 293 ученика, а оставшаяся в Москве школа стала готовить будущих учеников для Морской академии и других специальных учебных заведений.

В период создания Морской академии ею руководил генерал-лейтенант П. Сент — Илер, затем граф А. А. Матвеев. Ученики академии числились на военной службе и были на полном государственном обеспечении. Специальную инструкцию, которой регулировалась учеба и служба в академии, утвердил сам Петр.

По свидетельству современников, в Морской академии учились дети не только дворян, но и «подлых чинов». Штат воспитанников академии делился на бригады (отделения), командирами которых назначались гвардейские офицеры. С 1716 года воспитанников академии стали называть гардемаринами. Ученики несли караульную службу и участвовали в учебных морских походах. Преподавали здесь как русские, так и иностранные учителя.

Обучение в Морской академии считалось чрезвычайно престижным, потому что здесь можно было получить хорошее образование и офицерский чин. Гардемарины изучали математику, навигацию, географию, артиллерию, фортификацию, впервые в России был создан даже специальный геодезический класс. Выпускники Академии становились настоящей элитой российского флота. Среди ее первых известных выпускников — адмирал С. И. Мордвинов, мореплаватель А. И. Чириков.

Двенадцать коллегий

Реформы, которые проводил в стране Петр I, коснулись всех сфер жизни России. Особое внимание царь уделял изменениям в государственных органах страны. Существовавшие раньше в Москве боярские приказы упразднили, им на смену в 1718 году были созданы коллегии, каждая из которых ведала отдельной отраслью государственного управления. Было учреждено двенадцать коллегий: Иностранных дел, Военная, Адмиралтейств — коллегия, Камер — коллегия (ведавшая доходами), Штатс — контор — коллегия (ведавшая расходами), Юстиц — коллегия (судопроизводство), Ревизион — коллегия (финансовый контроль), Коммерц — коллегия (торговля), Мануфактур — коллегия (промышленность), Берг — коллегия (горное дело), Вотчинная коллегия (землепользование), Главный магистрат (городское управление). Во главе коллегии стояли президент и вице — президент, при каждой коллегии была учреждена канцелярия. Коллегии возглавляли самые авторитетные современники Петра: Военную коллегию — А. Д. Меншиков, Адмиралтейств — коллегию — Ф. М. Апраксин, коллегию Иностранных дел — Г. И. Головкин, Берг- и Мануфактур — коллегии — Я. В. Брюс.

Все коллегии подчинялись императору и Сенату. Петр ввел также практически государственное управление церковью, учредив Синод. Реальная деятельность коллегий началась в 1719 — 1721 годах.

Вначале Сенат и все коллегии размещались в относительно небольшом мазанковом здании на Петроградской стороне. Когда было решено отстраивать центр столицы на Васильевском острове, именно здесь в 1722 году и началось сооружение огромного по тем временам здания Двенадцати коллегий. Его размеры удивляют даже сейчас: длина здания почти 400 метров. Здание протянулось с юга на север вглубь острова, композиционно оно делится на 12 частей, каждая из которых предназначалась для определенной коллегии и имела свою крышу, свои архитектурные акценты. Позже, уже в середине 18 века, перед входом в каждый из корпусов было сооружено каменное крыльцо. Строительство правительственного здания велось по проекту и под наблюдением архитектора Доменико Трезини.

Сегодня расположение здания Двенадцати коллегий может показаться непродуманным, ведь на набережную Невы выходит только его небольшой торец, а фасадом невозможно полюбоваться из — за его большой протяженности вглубь острова. Но надо помнить о том, что в петровское время Стрелка Васильевского острова не была застроена, и именно оттуда открывался вид на огромное и прекрасное в своей простоте здание.

Коллегии находились в здании на Васильевском острове в течение всего 18 века. В 1802 году, когда в России началась реформа государственных органов, часть знаменитого здания занял Главный педагогический институт, преобразованный позже в Петербургский университет. Некоторые его факультеты находятся здесь и сегодня, а само здание Двенадцати коллегий стало олицетворением Санкт-Петербургского университета для многих поколений петербуржцев.

Провозглашение Петра I императором

Ништадтский мирный договор, поставивший точку в долголетней Северной войне, был подписан 30 августа 1721 года. Петр получил известие об этом 3 сентября на пути в Выборг и немедленно вернулся в столицу. 4 сентября в Петербурге было объявлено о заключении мира со Швецией. Весь день трубачи и всадники в тожественной одежде разъезжали по городу и сообщали об окончании войны, а через несколько дней столица праздновала победу. Был устроен маскарад, который продолжался несколько дней. Сам царь в костюме корабельного барабанщика шел во главе карнавальной колонны по Троицкой площади и «исполнял свое дело превосходно», как писал очевидец. Царь действительно не скрывал своего счастья, он пел песни, танцевал и сказал по этому поводу: «Сия радость превышает всякую радость для меня на земле».

В октябре праздники в столице завершились официальными актами. Петр объявил амнистию всем осужденным, прощение государственным должникам. 22 октября в Троицком соборе прошла торжественная церемония поднесения царю титула Петра Великого, отца Отечества и императора Всероссийского. Обращение к Петру с просьбой принять этот титул подписали все сенаторы. В начале церемонии был зачитан мирный договор, а затем с проповедью выступил Феофан Прокопович. Он напомнил всем о знаменитых делах Петра, и утверждал, что ему «имя отца Отечества и императора Всероссийского по достоинству имети подобает». К Петру обратился и старейший из сенаторов канцлер Г. И. Головкин, который отметил, что теперь русские «из небытия в бытие произведены и в общество политичных народов присовокуплены». Петр поздравил всех с завершением тяжелой войны и сказал, что «надеясь на мир, не подлежит ослабевать в воинском деле». В ознаменование события грянули пушки Адмиралтейства, Петропавловской крепости, почти сотни галер, стоящих на Неве. На Троицкой площади заранее приготовили бочки с вином и помост, на который царь поднялся и обратился к многотысячной толпе, поздравив всех с наступившим миром. Начались торжества — карнавал, иллюминация. В здании Сената устроили обед для знатных особ. Праздник завершился великолепным фейерверком, при этом взлетавшие в небо огни изображали различные фигуры, имеющие отношение к победе, последним был корабль с латинской надписью «Конец венчает дело».

Затем праздник переместился в Москве, и продолжался, как и в Петербурге, несколько недель. Здесь тоже устроили грандиозный маскарад, который символизировал, по замыслу Петра, превращение России в морскую державу.

Русское государство стало именоваться империей, а Петр императором Всероссийским. Европейские страны хоть и не сразу, но вынуждены были признать новый статус и новую роль России в международных делах.

Создание Петербургской Академии наук

Петербург, по замыслу Петра I, должен был стать настоящей европейской столицей и культурным центром России. Вслед за Морской академией здесь были созданы и другие учебные заведения: Хирургическая школа при военном госпитале, Инженерная, Архитектурная школы. Своеобразным научным центром стал первый российский музей — Кунсткамера с библиотекой. К концу царствования Петра в столице была создана Петербургская Академия наук, об организации которой царь мечтал уже давно. Сам он еще в 1717 году был избран членом Парижской Академии наук. «Положение об Академии наук и университете» составил лейб-медик, будущий президент Академии Л. Л. Блюментрост. Согласно этому положению, Академия должна была не только заниматься научной работой, но быть высшим учебным заведением, ведь при академии предполагалось иметь университет, а при университете — гимназию

Обсуждение вопроса о создании Академии проходило в январе 1724 года на заседании Сената в присутствии самого Петра. Сенаторы решали вопрос о ее финансировании, размещении. После этого обсуждения и был издан специальный Указ Сената об учреждении Петербургской Академии наук.

Академии наук с самого начала создавалась государством и находилась на его содержании. В странах Западной Европы подобные учреждения сами искали средства для своего существования, в России же по приказу Петра на содержание Академии выделялась достаточно большая по тем временам сумма — 25 000 рублей в год, а академики должны были получать «довольное жалованье».

Петр требовал, чтобы в Российскую Академию были приглашены самые известные ученые Европы. Переговоры с кандидатами в академики велись весь 1724 год — последний год жизни Петра. Многие иностранные ученые просто боялись ехать в полудикую Россию, где и школ то не было. Первых российских академиков принимала уже после смерти Петра его преемница Екатерина I. Приехавшие из-за границы ученые были совсем молодыми: будущему гениальному математику Леонарду Эйлеру (изображение 1) было всего 20 лет, историку и этнографу Г. Ф. Миллеру — тоже 20, математику Николаю Бернулли — 30, его брату Даниилу (изображение 2), тоже математику — 25, а натуралисту И. Гмелину (изображение 3) — всего 18. Во время приема императрица провозгласила: «Мы желаем все дела, зачатые трудами императора, с Божией помощью завершить».

Нелегко пришлось первым иностранным академикам в России. Они оказались в чужой стране, среди малограмотного народа, многие поначалу не знаю русского языка. Считалось, что они должны все знать и уметь: разбираться в работе машин, знать медицину, сочинять речи… Кроме того, Академия издавала газеты, календари, ученые труды. Не все иностранные ученые, приехавшие в Россию, выдерживали, многие вернулись домой, но для тех, кто остался в Петербурге, Россия стала второй родиной. Петербургские академики работали, не жалея сил и времени. Уже через десять лет после основания Академии в ней было 10 русских ученых.

По признанию многих иностранцев, Петербургская Академия наук уже через несколько лет по своему оснащению и по уровню научной работы не только не отставала от подобных учреждений Европы, но часто и превосходила их. санкт петербург монастырь академия

Итак, мечта Петра Первого стала явью.

Наше повествование заканчивается 1725 годом, то есть годом смерти Петра Первого. После этого у города будут другие правители, внешний вид Петербурга будет меняться в соответствии с их вкусами.

Нам же кажется, что петровские времена для Санкт-Петербурга — это самое удивительное и в то же время самое тревожное время. Наверное, такое сплетение — удивительного, тревожного — и придало городу ту самую изюминку, которая сохранилась вплоть до наших дней, которая чарует каждого, кто попадает в этот город.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой