Основные виды правовых семей современности

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Понятие и структура правовой системы общества

Глава 2. Характеристика соотношения права и правовой системы

Глава 3. Взаимодействие правовой системы общества, национальной правовой системы и правовой семьи

Глава 4. Основные виды правовых семей современности

4.1 Англосаксонская правовая семья

4.2 Романо-германская правовая семья

4.3 Правовая семья религиозного права

4.4 Правовая семья обычного (традиционного) права

Заключение

Список используемой литературы

Введение

«Мир многообразен, и в этом убеждают не только картины прошлого, доступные нам благодаря историческим памятникам. Сменяющие друг друга поколения людей убеждаются в этом на собственном опыте. Каждый из нас ощущает многогранность общества, в котором мы живем, видимые и невидимые зарубежные влияния. Разнообразие государств, а их ныне на земном шаре около 200, их экономик, богатство национальных и мировой культуры, языковое и национально-этнографическое своеобразие народов, наций, народностей, национальных меньшинств, неповторимость личности каждого человека -- такова картина окружающего мира. И в этой картине неповторимым и оригинальным фрагментом является право». Тихомиров Ю. А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. С. 6.

Термин «право» является чрезвычайно многозначным, он обладает богатым и разносторонним содержанием. Среди смыслов, в которых употребляется понятие «право» выделяются следующие: общесоциальное значение, включающее моральное право, право народов и т. д., в рамках которого речь идет о нравственных, политических, культурных и иных возможностях в поведении субъектов; вторым значением выступает субъективное право — определенная правовая возможность, принадлежащая конкретному субъекту, мера дозволенного поведения; наконец, объективное право — юридический инструмент, связанный с государством и состоящий из целой системы норм, институтов и отраслей, в рамках такого понимания право есть система общеобязательных, формально определенных юридических норм, выражающих консолидированную волю общества (конкретные интересы различных классов, социальных групп, слоев), устанавливаемых и обеспечиваемых государством, и направленных на урегулирование общественных отношений, выражающих идеи свободы, справедливости, гуманизма, нравственности, прав человека и призванных регулировать поведение людей и их коллективов в целях стабильного функционирования и развития общества.

С феноменом права неразрывно связана категория правовой системы. «В работах ученых-юристов имеются весьма разноречивые определения правовой системы. В разных странах преобладают свои подходы к изучению правовой системы: в США — прагматический, во Франции — сравнительно-правовой, в Германии — философский». Саидов А. Х. Сравнительное правоведение. М., 2003. С. 116. При всем единодушии в главном в определении правовой системы учеными разных стран существуют различия в частностях, что привело к наличию различных определений.

В современной юридической литературе также даются неодинаковые определения правовой системы, и почти каждое из них имеет свое «рациональное зерно». Это объясняется, прежде всего, тем, что правовая система — сложное социальное явление, многогранность которого можно определить только с помощью системы научных категорий. Какое-либо одно определение не может исчерпать характеристики всех ее свойств. Тем не менее, желательно некоторое, хотя бы относительное, единство во взглядах на категорию «правовая система».

Правовая система — развивающаяся система, она не остается раз и навсегда данной, а постоянно менялась и изменяется в ходе исторического процесса. Однако не все ее элементы развиваются одинаковыми темпами.

Весьма важным представляется раскрытие содержания таких исходных взаимосвязанных концептуальных понятий, как национальная правовая система, группа правовых систем, семья правовых систем, исторический тип права, правовая карта мира.

Категория «правовая система» употребляется в правовой науке в нескольких значениях. В самом узком смысле под ней понимается совокупность правовых явлений определенного государства и терминологически она обозначается как «национальная правовая система». При этом не следует смешивать понятие «правовая система» в ее узком смысле с понятием «система права». Данные категории не являются синонимами. Система права — понятие структурно-институциональное, оно раскрывает взаимосвязь, соотношение и строение отраслей права, что определяется объективными и субъективными факторами.

Правовая система — понятие более широкое. Оно, наряду с институциональной структурой права (системой права), включает в себя ряд других компонентов правовой жизни общества. Анализ этих компонентов позволяет увидеть такие стороны и аспекты правового развития, которые не могут быть раскрыты путем анализа одной лишь институциональной структуры (системы права). В понятии «правовая система» в отличие от понятия «система права» отражается не столько внутренняя согласованность отраслей права, сколько автономность правовой системы в качестве самостоятельного социального образования. При этом понятие «правовая система» не заменяет понятия «правовая надстройка», которое показывает обусловленность права экономическим базисом, место права в системе социальных связей, правового и неправового и в этом плане служит методологическим ориентиром к правильному пониманию других, менее по своему содержанию объемных категорий, таких как правовая система и система права. Следует особо отметить, что во всех случаях речь идет о взаимосвязанных понятиях, одно из которых, более узкое, охватывается другим, но при этом отнюдь не теряет от этого своего автономного значения.

Категория «правовая семья» служит для обозначения группы правовых систем, имеющих сходные юридические признаки, позволяющие говорить об относительном единстве этих систем. Понятие «правовая семья» отражает те особенности некоторых правовых систем, которые являются результатом сходства их конкретно-исторического развития: структуры, источников, ведущих институтов и отраслей, правовой культуры, традиций и т. д. При изучении иностранного права и использования сравнительного метода это понятие дает возможность сконцентрировать внимание на определенных «моделях», представляющих определенные типы права, в которые входит более или менее значительное количество этих систем.

Таким образом, под правовой семьей понимается более или менее широкая совокупность национальных правовых систем, объединенных общностью исторического формирования, структуры, источников, ведущих отраслей и правовых институтов, правоприменения, понятийно-категориального аппарата юридической науки.

Актуальность темы исследования не может вызывать никаких сомнений, благодаря тому, что в настоящий момент вопросы соотношения права и правовой системы можно назвать одними из наиболее горячо обсуждаемых в теории государства и права, как в Российской Федерации, так и за рубежом.

Целью исследования является наиболее возможно полное и всестороннее раскрытие основных черт, присущих чрезвычайно сложному и многогранному феномену правовой системы.

Задачами исследования, через решение которых достигается реализация поставленной цели, являются:

определение понятия права и правовой системы, структурных элементов, входящих в правовую систему;

раскрытие основных признаков, присущих вышеуказанным явлениям;

исследование вопросов их соотношения и взаимодействия;

выявление соотношения правовой системы общества, национальной правовой системы и правовой семьи; рассмотрение основных правовых систем современности и присущих им отличительных и общих черт и особенностей.

Объектом исследования является правовая система — многоаспектная категория, которую можно назвать одной из основополагающих в юридической науке.

Предмет исследования — содержание понятия правовой системы, компонентов, включаемых в ее состав, принципов, на которых базируется правовая система.

Степень освещенности темы исследования в литературе. Проблемы соотношения права и правовой системы, правовой семьи затрагиваются в научных трудах немалого количества как российских, так и зарубежных правоведов, среди которых можно выделить следующих авторов: Тихомиров Ю. А., Саидов А. Х., Гаврилов В. В., Матузов Н. И., Малько А. В., Нерсесянц В. С., Алексеев С. С., Шиянов В. А., Власова Ю. В., Тихомирова Л. В., Тихомиров М. Ю., Байниязов Р. С., Федорченко А. А., Байтин М. И., Барциц И. Н., Шафеев Д. Р., Егоров С. Н., Абдулаев М. И., Мелехин А. В., Пиголкин А. С., Карташов В. Н., Бойцова В. В., Бойцова Л. В., Гаврилов В. В., Давид Р., Кананыкина Е. С., Шумилов В. М., Дусаев Р. Н., Бычкова Е. В., Чиркин В. Е., Лаптев П. А., Марченко М. Н., Смирнов Л. В., Сюкияйнен Л. Р., Артемов В. Ю., Мисроков З. Х., Крашенинникова Н. А., Свечникова Л. Г., Яхтанигов З., Муромцев Г. И., Тумурова А. Т., Бабич И. Л., Албогачиева М. С. -Г., Бабай А. Н., Берестенев Ю., Тимошенко А. С. и другие ученые.

Новизна исследования является следствием, в первую очередь, того, что сами понятия правовой системы общества, национальной правовой системы и правовой семьи являются относительно новыми и не до конца изученными в доктрине теории государства и права.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что положения настоящей работы могут быть использованы для обобщения, систематизации всего многообразия существующих в государственно-правовой науке взглядов на правовую систему, типологию правовых систем, способствуют наиболее полному пониманию данных феноменов.

Практическая значимость исследования заключается в следующем: современный глобальный мир обязывает государства к общению и взаимодействию, которые невозможны без понимания права других стран.

Научные положения, разработанные доктриной сравнительного правоведения и теории государства и права, изложенные в настоящем исследовании, обладают несомненной важностью, как для правотворчества, так и для правоприменительной практики, направлены на углубление сотрудничества Российской Федерации и всего остального мирового сообщества.

Глава 1. Понятие и структура правовой системы общества

Приступая к рассмотрению такой важной категории государственно-правовой науки, как правовая система, нельзя не отметить, что в силу присущей ей многоплановости и внутренней сложности она требует детального и тщательного изучения. Многогранность исследуемого понятия приводит к большому количеству его определений, даваемых различными авторами. «Считается, что само появление в юридической науке этого термина не в последнюю очередь было связано с осознанием научной общественностью необходимости более широкого подхода к правовым явлениям во всем их многообразии и взаимодействии между собой, а также важности учета их функциональных свойств по отношению к человеку, государству и обществу. Он был призван охватить широкий круг правовых явлений, включая нормативные, организационные, социально-культурные аспекты и стороны правового феномена». Гаврилов В. В. Развитие концепции правовой системы в отечественной доктрине права: общетеоретический и международно-правовой подходы // Журнал российского права. — 2004. — № 1. С. 77. Тем не менее, единый подход к решению вопроса о том, какие именно правовые явления составляют содержание термина «правовая система» в общей теории права сформирован не был.

Так, Н. И. Матузов определяет правовую систему как «совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств (явлений), с помощью которых публичная власть оказывает регулятивно-организующее и стабилизирующее воздействие на общественные отношения, поведение людей и их объединений (закрепление, регулирование, дозволение, связывание, запрещение, убеждение и принуждение, стимулирование и ограничение, превенция, санкции, ответственность и т. д.)». Теория государства и права: Учебник / Под ред. Матузова Н. И., Малько А. В. — М., 2001. С. 98.

В.С. Нерсесянц предлагал определять правовую систему «как научную категорию, дающую многомерное отражение правовой действительности конкретного государства на ее идеологическом, нормативном, институциональном и социологическом уровнях». Проблемы общей теории права и государства / Под ред. Нерсесянца В. С. — М., 2004. С. 282. Указанное определение в силу присущей ему ширины на сегодняшний день преобладает в отечественной юридической литературе.

Таким образом, правовая система представляет собой категорию, характеризующуюся высокой степенью абстракции, в силу чего нельзя отождествлять правовую систему и право. Указанные понятия, разумеется, являются тесно взаимосвязанными, однако соотносятся как, соответственно, целое и часть. В отличие от права как системы относительно однородных общеобязательных правил поведения, устанавливаемых государством и обеспечиваемых силой государственного принуждения, правовая система объединяет в себе большое количество разнородных элементов.

Среди компонентов, совокупность которых образует правовую систему, право, разумеется, является важнейшим. Именно право выражает сущность правовой системы, составляет ее внутреннее наполнение. «Вместе с тем все то, что наряду с собственно правом входит в правовую систему -- судебная практика, правовая идеология, а также другие элементы, скажем, индивидуальные государственно-властные предписания, субъективные права и др., можно рассматривать в качестве проявлений права, т. е. таких элементов правовой действительности, которые, функционируя по законам целостной системы, „сопровождают“ право, раскрывают его классовую сущность, особенности как социально-классового нормативного регулятора». Алексеев С. С. Право и правовая система // Правоведение. — 1980. — № 1. С. 30.

«Право — ядро и нормативная основа правовой системы, ее связующее и цементирующее звено… По характеру права в данном обществе легко можно судить о сущности всей правовой системы этого общества, правовой политике и правовой идеологии государства». Теория государства и права: Учебник / Под ред. Матузова Н. И., Малько А. В. — М., 2001. С. 99.

Несмотря на центральную роль права среди элементов правовой системы, в нее включается ряд других слагаемых, среди которых можно выделить: правотворчество, правосудие, юридическую практику, нормативные акты, акты правоприменения и правотолкования, правоотношения, субъективные права и юридические обязанности, правоохранительные органы и учреждения (суды, прокуратура, адвокатура), законность, ответственность, механизмы правового регулирования, правосознание и т. д.

Благодаря тому, что количество составляющих правовую систему компонентов довольно велико, привести их исчерпывающий перечень в настоящем исследовании не представляется возможным. Нельзя, однако, не упомянуть, что указанные элементы действуют не изолированно друг от друга, образуя ряд блоков, среди которых можно выделить доктринально-философский (идеологический), нормативный, институционный, социологический. Этим подчеркивается тот факт, что правовая система — подвижное многослойное государственно-правовое образование, носящее динамический характер, составные части которого, несмотря на все их разнообразие, тесно взаимосвязаны и взаимозависимы.

Помимо права среди элементов правовой системы общества следует отдельно выделить правовую идеологию и юридическую практику. В совокупности данные феномены образуют базис правовой системы. См. Шиянов В. А. Правовая система и правовая жизнь общества: теоретический аспект взаимодействия: Автореф. дис. канд. юрид. наук. — М., 2008. С. 9.

Как справедливо отмечается Ю. В. Власовой, «идеологическая функция является одной из важнейших функций государства, а объектом ее воздействия является как правосознание граждан, так и другие формы общественного сознания. Идеологическая деятельность государства помогает аккумулировать общенациональные интересы и реализовывать их в политике государства, способствует мобилизации материальных, финансовых и людских ресурсов для использования их в социально-значимых целях». Власова Ю. В. Взаимодействие права и идеологии в современных условиях (на материалах Российской Федерации): Автореф. дис. канд. юрид. наук. — М., 2005. С. 3. Результатом идеологической деятельности государства выступает образование ряда идеологий, среди которых: общественная, национальная, государственная, нравственная, политическая, правовая и другие.

«Правовая идеология — это совокупность юридических идей, теорий, взглядов, которые в концептуальном, систематизированном виде отражают и оценивают правовую реальность». Тихомирова Л. В., Тихомиров М. Ю. Юридическая энциклопедия. М., 2005. С. 678. В совокупности с правовой психологией, включающей чувства, эмоции, переживания, настроения, привычки, стереотипы, которые возникают у людей в связи с существующими юридическими нормами и практикой их реализации, правовая идеология формирует правосознание.

Можно выделить несколько уровней существования правовой идеологии: индивидуальный (идеология отдельной личности), групповой (идеология определенного коллектива), региональный, уровень общества в целом, международный уровень. Выделение регионального уровня обусловлено федеративным устройством ряда государств, включая и Россию, что приводит к определенным, порой более чем существенным, различиям в правовой идеологии отдельных регионов, что характерно, прежде всего, для несимметричных федераций, образованных по национальному либо национально-территориальному признаку. Международный уровень правовой идеологии характеризуется влиянием на право любого современного государства иностранной идеологии.

В Российской Федерации на сегодняшний день наблюдаются две устойчивые, хотя и противоположные тенденции. С одной стороны — заимствование важнейших идеологических положений юриспруденции Запада (например, отношение к правам и свободам человека и гражданина как к высшей и неотчуждаемой ценности; признание необходимости свободной частной собственности; понимание ценностей рыночной экономики и т. д.). С другой же — полное неприятие отдельными, весьма значительными, слоями нашего общества изменившейся социально-экономической и политико-правовой обстановки в государстве, вытекающее в сохранение старой, глубоко социалистической, идеологии и до сегодняшнего дня.

К сожалению, слова, сказанные Р. С. Байниязовым еще десятилетие назад, остаются справедливы до сих пор: «Следует признать, что российское право лишь по форме стало напоминать западное, но по существу оно не стало таковым. Все дело в отечественном теоретическом правосознании. Наше теоретическое правосознание, так же, как и правовой дух, сохраняет многие юридические, психологические, идеологические „отметины“ советского прошлого. У нас в идейном, ментальном плане произошел, с одной стороны, категоричный разрыв с социалистической интерпретацией юридизма, а с другой — мы по-прежнему находимся в сладостном плену ностальгических воспоминаний и переживаний. Действует известный психологический закон — что было там, в прошлом, кажется в настоящем в лучшем виде». Байниязов Р. С. Мировоззренческие основы общероссийской правовой идеологии // Журнал российского права. — 2001. — № 11. С. 46.

Юридическая практика, как уже отмечалось выше, также является одним из базовых, основополагающих структурных элементов правовой системы общества.

Относительно определения понятия юридической практики в государственно-правовой доктрине имеются различные точки зрения, среди которых можно выделить три основных и наиболее распространенных: «Одни авторы отождествляют практику с юридической деятельностью. Другие, стремясь отграничить юридическую практику от юридической деятельности и представить ее в качестве относительно самостоятельного явления, причисляют к ней лишь определенные итоги, объективированный опыт правовой деятельности. И, наконец, третья точка зрения, которая представляется наиболее предпочтительной, — когда любой вид юридической практики рассматривается в неразрывном единстве правовой деятельности и сформированного на ее основе социально-правового опыта». Теория государства и права: Учебник / Под ред. Матузова Н. И., Малько А. В. — М., 2001. С. 274.

Указанное отношение к перечисленным точкам зрения на определение юридической практики представляется верным, так как в первом мнении из практики исключается такой важный ее элемент, как юридический опыт, во втором же, напротив, концентрирующийся в процессе осуществления юридической деятельности опыт противопоставляется процессу его накопления, что не совсем приемлемо. Наибольшую ценность составляющие юридической практики обретают только в единстве, благодаря чему и должны включаться в нее совместно.

Таким образом, юридическая практика — это деятельность по изданию (толкованию, реализации) юридических предписаний, взятая в единстве с накопленным социально-правовым опытом.

В зависимости от вида осуществляемой юридической деятельности различают правотворческую, правоприменительную, интерпретационную, распорядительную и другие виды юридической практики. Необходимо подчеркнуть, что в современном обществе одновременно функционируют все виды юридической практики, в результате чего имеет место непрерывного накопления самого разнообразного правового опыта.

Без юридической практики как особого вида социальной практики не возможно возникновение, функционирование и совершенствование ни одной правовой системы. Она выполняет интегративную функцию, объединяя в единое целое нормативно-правовые и индивидуально-конкретные предписания, субъективные права и юридические обязанности, правовые идеи и принимаемые на их основе решения.

Кроме того, на основании юридической практики целенаправленно изменяется правовая составляющая жизни человеческого социума. «Это достигается при помощи издания новых или изменения уже существующих нормативно-правовых предписаний, их толкования и конкретизации, использования и применения. Большинство практических действий и вынесенных решений требуют закрепления в строго определенных официальных актах-документах». Теория государства и права: Учебник / Под ред. Матузова Н. И., Малько А. В. — М., 2001. С. 275.

Характеризуя понятие правовой системы общества, нельзя не упомянуть ее принципы — «основополагающие начала, ориентиры, приоритеты, правила поведения и др., которые, обладая свойствами социально-правовой значимости, выражают закономерности возникновения, развития и функционирования правовой системы, выполняют регулятивную и иные функции в контексте ее существования и действия». Власова Ю. В. Взаимодействие права и идеологии в современных условиях (на материалах Российской Федерации): Автореф. дис. канд. юрид. наук. — М., 2005. С. 3.

Важность рассмотрения принципов правовой системы в рамках настоящей главы определяется тем, что именно наличие либо отсутствие тех или иных основополагающих начал в определенной системе позволяет с уверенностью выделить ее среди других: именно принципами определяется тип правовой системы, а также средства и способы ее взаимодействия с другими системами общества (политической, экономической и т. д.).

А.А. Федорченко предлагает следующую, весьма развернутую, классификацию принципов правовой системы. Им, в частности, выделяются: по предмету правового регулирования -- политические (идеологические), духовные, социальные, экономические, правовые (юридические); по степени важности выполняемых ими функций -- существенные, выполняющие системообразующие функции, и дополнительные, выполняющие корректирующие функции; по методу правового регулирования -- императивные, диспозитивные, рекомендательные; по территории действия -- общего действия, ограниченного действия и локального; по значению -- основные (федеральные, общероссийские), региональные (субъектов федерации), местные (отдельных территорий); по субъектам -- исходящие от общества в целом, от государства и от граждан; по социальному назначению и роли -- учредительные (принципы-установления), регулятивные (принципы-правила поведения), охранительные (принципы-стражи системы), обеспечительные (принципы-гарантии); декларативные (принципы-объявления); дефинитивные (принципы-определения); коллизионные (принципы-арбитры); оперативные (принципы-инструменты). См. Федорченко А. А. Принципы правовой системы: понятие, содержание и формы реализации. М., 2003.

Подытоживая рассмотрение понятия и структуры правовой системы общества, нельзя в очередной раз не отметить всю важность данной доктринальной категории для всей государственно-правовой науки. Эта важность определяется тем, что в понятие указанного феномена включаются все составляющие правовой жизни общества, важнейшими из которых являются право, правовая идеология и юридическая практика, образующие в совокупности триптих базовых компонентов правовой системы любого социума.

Для полноценной характеристики исследуемого в настоящей работе явления не меньшее значение имеют и принципы, основополагающие начала правовой системы общества. Четкое выделение тех или иных принципов, имеющих место в правовой системе, необходимо для правильного ее понимания, осмысления в качестве сложного, многомерного образования, оказывающего решительное влияние на общество и государство в целом, а в конечном итоге — на каждого отдельного гражданина в частности.

Глава 2. Характеристика соотношения права и правовой системы

Вопросы правопонимания, безо всяко сомнения, можно выделить среди наиболее горячо обсуждаемых на протяжении всей эволюции науки о государстве и праве. Анализируя историю данной проблемы, можно сделать однозначный вывод о том, что в последние годы обозначилась острая потребность в синтезированном, многоаспектном подходе к праву, выражающаяся, в том числе, в необходимости проведения четких границ между такими тесно взаимосвязанными, но не совпадающими понятиями, как право и правовая система, и стоящих за ними сложных социальных явлений. «Принципиально важно разностороннее и конкретное изучение соотношения и взаимодействия этих понятий, многосложного взаимоопосредствования права и других правовых явлений, входящих в правовую систему. Такой многоаспектный подход представляется плодотворным как в научно-практическом отношении, так и в плане сближения взглядов российских правоведов на понятие права, выработки его единого в главных чертах понимания». Байтин М. И. Право и правовая система: вопросы соотношения // Право и политика. — 2000. — № 4. С. 23.

Говоря о многоаспектном подходе к понятию права, М. И. Байтин подчеркивает, что «это — не широкое понимание права и не конгломерат нормативного и широкого толкования права, а качественно новый подход, учитывающий наиболее рациональные моменты как в нормативном, так и в широком понимании права. Такая постановка вопроса позволяет, с одной стороны, не смешивать право с другими правовыми явлениями, четко вычленять своеобразие и особенности каждого составного элемента правовой системы. С другой стороны, такой подход предполагает раскрытие характера образования, развития и действия права, всех его сторон и проявлений, а также взаимосвязей с правовой системой в целом и составляющими ее компонентами в отдельности, т. е. выяснение места и роли права в правовой системе». Байтин М. И. Право и правовая система: вопросы соотношения // Право и политика. — 2000. — № 4. С. 24.

Как уже было отмечено в первой главе настоящего исследования, понятия «право» и «правовая система» нельзя считать тождественными, несмотря на их несомненную родственность. Категория правовой системы является гораздо более обширной, чем категория права, включая в себя последнее в качестве одного из элементов, в силу чего жестко разделять их ни в коем случае нельзя. «Коль скоро применительно к правовой действительности речь идет о единой, целостной системе, то ее особенности концентрированно выражаются именно в праве -- особом институционном социально-классовом нормативном образовании. Вместе с тем все то, что наряду с собственно правом входит в правовую систему -- судебная практика, правовая идеология, а также другие элементы, скажем, индивидуальные государственно-властные предписания, субъективные права и др., можно рассматривать в качестве проявлений права, т. е. таких элементов правовой действительности, которые, функционируя по законам целостной системы, „сопровождают“ право, раскрывают его классовую сущность, особенности как социально-классового нормативного регулятора». Алексеев С. С. Право и правовая система // Правоведение. — 1980. — № 1. С. 31.

Сложно поспорить с тем, что нормы права в купе с порождаемыми ими правоотношениями представляют собой необходимые крепления, связки правовой системы. Но нельзя забывать и о том, что право — это также система, и при этом система весьма сложная, устойчивая, играющая важную роль в жизни общества и государства. То есть, право можно назвать «системой в системе».

Право, без сомнения, доминирует в правовой системе, играя в ней базовую, первоначальную роль. Именно право является в той или иной степени первоисточником всех остальных элементов правовой системы, в силу чего любые изменения в нормативном правовом регулировании немедленно отражаются на иных компонентах правовой системы, включая две других базовых ее составляющих — юридическую практику и правовую идеологию.

Сказанное выше особое значение имеет в основополагающих правовых отраслях, посредством которых юридически оформляются основы государственного строя. Прежде всего, разумеется, это относится к конституционному праву. Конституция, являясь основным государственным законом, имеет колоссальное влияние на все структурные элементы правовой системы общества, равно как и иных системных внутригосударственных образований, таких, как, например, экономика и политика: «Сама Конституция венчает собой все законодательство, выступает правообразующим ядром, устанавливает виды юридических актов, их соотношение, субординацию, способы разрешения коллизий между ними, служит главным ориентиром в деле организации правового регулирования в стране». Теория государства и права: Учебник / Под ред. Матузова Н. И., Малько А. В. — М., 2001. С. 276. Любое, даже на первый взгляд не самое значительное изменение конституционно-правовых норм оказывает серьезное давление, прямое либо опосредованное, на все элементы, из которых складывается правовая система.

Важную роль в правовой системе любого государства играют и нормы международно-правового характера: «Вопросы соотношения и взаимодействия международного права и правовой системы России приобретают особое значение в контексте процессов интеграции и глобализации. Конституционное право закрепляет механизмы распространения действия международно-правовых актов, международного права на национальные правовые системы. Институт имплементации международно-правовых норм в национальные правовые системы служит созданию государством необходимых правовых условий для реализации взятых на себя международных обязательств». Барциц И. Н. Международное право и правовая система России // Журнал российского права. — 2001. — № 2. С. 61.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что уровень развития системы права во многом является индикатором и уровня развития всей правовой системы. Д. Р. Шафеев по этому поводу справедливо отмечает, что «эффективность правовой системы напрямую зависит от качества выражения в правовых нормах принципов правового регулирования, соответствующих общественному правосознанию, служащего критерием легитимности того или иного нормативно-правового акта». Шафеев Д. Р. Современная правовая система Российской Федерации: Автореф. дис. канд. юрид. наук. — Казань, 2002. С. 4.

Тем не менее, все перечисленные обстоятельства не дают оснований считать, что для более адекватной характеристики права как сложного социального образования могло бы быть использовано понятие правовой системы, что правовая система — это некий аналог, синоним права в его широкой трактовке.

Подобные выводы, разумеется, далеки от истины, так как категории права и правовой системы, оставаясь тесно взаимосвязанными, должны, тем не менее, находиться на определенной дистанции друг от друга, дополнять друг друга, при этом не подменяя. «Не случайно появились опасения, что „если последовательно отождествлять, хотя бы по объему, термины „право“ и „правовая система“, то первое может вообще исчезнуть из юридической науки“. Иными словами, правовая система общества не охватывается и не может быть охвачена понятием права даже и в широком (социологическом) смысле, подобно тому как политическая система не исчерпывается понятием государства. Безусловно, „для характеристики правовой системы решающее значение имеет сущность и содержание права“ но из этого не следует, что любую правовую систему достаточно свести к праву». Теория государства и права: Учебник / Под ред. Матузова Н. И., Малько А. В. — М., 2001. С. 276.

Помимо приведенной выше теории, раскрывающей соотношение права и правовой системы как части и целого, в теории государства и права существовали и другие доктринальные подходы к рассматриваемому вопросу, однако на сегодняшнем этапе развития юридической науки они успели утратить свою актуальность.

В рамках исследования вопросов соотношения права и правовой системы целесообразным представляется упомянуть и такой термин, как «система права». Рассмотрение указанного понятия можно с уверенностью назвать необходимым в силу того, что оно нередко употребляется в качестве синонимичного правовой системе. При этом подобное смешение фундаментальных юридических категорий нельзя считать допустимым.

Такие авторы, как, например, С. Н. Егоров, в своих работах занимают следующую позицию: «Правовая система государства — совокупность норм, изложенная в иерархической системе нормативных правовых актов, принятых политической властью». Егоров С. Н. Аксиоматические основы теории права. М, 2001. С. 101. М. И. Абдулаев высказывается следующим образом, также отождествляя термины «правовая система» и «система права»: «Конечно, существующая система объективного права составляет важное звено в правовой системе общества, но этим не должно ограничиваться ее содержание. Система права общества, помимо существующих в государстве правовых норм, включает и такие элементы, как правосознание и правоотношения. Все эти элементы правовой системы тесно связаны между собой и взаимообусловлены. При подходе к праву только как к системе юридических норм, регулирующих общественные отношения, размываются собственно правовые границы. Тогда легко смешать право с другими нормативными системами, упорядочивающими общественные отношения». Абдулаев М. И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений. М., 2004. С. 203.

Как видно из приведенного определения, под «правовой системой» в нем фактически понимается «система права», которая, собственно, и представляет собой его, права, «внутреннее строение, которое выражается в единстве и согласованности действующих в стране правовых норм и вместе с тем в разделении права на относительно самостоятельные структурные элементы» Мелехин А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2007. С. 319., «объективное, обусловленное системой общественных отношений, многоуровневое внутреннее строение национального права, заключающееся в разделении единых по своей социальной сущности и назначению в общественной жизни, внутренне согласованных норм на определенные части, называемые отраслями, подотраслями и институтами права». Теория государства и права / Под ред. Пиголкина А. С. — М., 2003. С. 126.

В силу сказанного следует сделать вывод о том, что система права в качестве упорядоченной совокупности правовых норм выражающая его внутреннее содержание, входит в правовую систему лишь в качестве одного из множества составных элементов. Точка зрения, предполагающая объединение этих понятий в одно, представляется несколько ограниченной, и, таким образом, не должна рассматриваться в качестве абсолютно верной.

Рассматривая тему, вынесенную в заглавие настоящей главы, нельзя не упомянуть также еще один немаловажный дискуссионный вопрос сугубо доктринального характера, возникший в связи с введением в научный оборот понятия правовой системы, — вопрос о соотношении теории права и теории правовой системы.

«Некоторые ученые, исходя из того, что понятием правовой системы охватывается более обширный круг правовых явлений, нежели понятием права, пришли к заключению, будто теория права должна теперь восприниматься как составная часть теории правовой системы. «Понятие (теория) правовой системы, -- пишут авторы книги «Правовая система социализма», -- не отменило понятия (теории) права, а включило его в себя как объяснение одного из своих компонентов». Еще более определенно высказался по этому поводу Н. И. Матузов. Справедливо отмечая, что нет никакой необходимости в замене концепции права концепцией правовой системы, он вместе с тем заключает: «Просто концепция права должна стать … составной частью концепции правовой системы как более широкой и многоаспектной, органически слиться с ней». Байтин М. И. Право и правовая система: вопросы соотношения // Право и политика. — 2000. — № 4. С. 25.

Подобные выводы не представляются достаточно убедительными в силу того, что сопряжены с некоторой поспешностью. Следует отметить, что указанный вопрос о соотношении теории права и теории правовой системы должен быть поставлен в иной плоскости и решаться не в зависимости от того, какое из двух явлений -- право или правовая система -- шире другого, а учитывая, какая из этих концепций составляет теоретический фундамент другой. Дело в том, что само сопоставление теорий права и правовой системы в одной плоскости вызывает определенные сомнения, чего нельзя сказать о соотношении понятий права и правовой системы. Общая теория права представляет собой фундаментальную теорию государственно-правовой доктрины. Наряду с ней существуют, как известно, опирающиеся на нее, более частные теории как внутри нее (правосознания, правотворчества, применения права, правоотношения и другие), так и вне ее -- теории отдельных отраслевых юридических наук: государственного (конституционного) права, административного права, гражданского права, уголовно-процессуального права и т. д. Общее у всех этих теорий при всем их разнообразии и определенной относительной самостоятельности состоит в том, что они так или иначе производны от общей теории права.

Теория правовой системы, таким образом, несмотря на всю присущую ей сложность, многогранность, включается в состав теории права как некой всеохватывающей сверхсистемы. Во многом такая точка зрения основывается на том обстоятельстве, что теория правовой системы в юридической науке явление достаточно новое, до конца не разработанное. В то же время, теория права — доктринальный базис всей науки теории государства и права, история которой насчитывает не одно тысячелетие. «Сама постановка вопроса о необходимости самостоятельной концепции правовой системы возникла, и ее научная разработка ведется на основе теории права в рамках общей теории государства и права. Именно на базе этой теории российскими учеными-юристами проведена значительная работа по исследованию, в том числе на монографическом уровне, не только сущности и понятия права, но и его создания и действия, различных сторон его проявления и соотношения и другими правовыми явлениями, рассматриваемыми ныне в качестве структурных элементов правовой системы. Совершенно очевидно, что их дальнейшая углубленная разработка, с учетом современных условий и новых данных, будет вестись на базе общей теории права». Байтин М. И. Право и правовая система: вопросы соотношения // Право и политика. — 2000. — № 4. С. 26.

В силу сказанного, можно с уверенностью утверждать, что выделение концепции правовой системы не только не заменяет собой концепцию права, но ни в коей мере не колеблет самостоятельное значение теории права, которая, будучи органически взаимосвязана с производной от нее теорией правовой системы, не сливается с ней и тем более не поглощается ею. А это означает, что обоснованная характеристика соотношения таких правовых явлений, как право и правовая система как части и целого, не может быть распространена на соотношение между теорией права и концепцией правовой системы. Первая была и остается фундаментальной научной основой второй.

Подходя к завершению рассмотрения вопросов соотношения права и правовой системы, необходимо в очередной раз подчеркнуть, что данные категории, являясь важнейшими в юриспруденции, находятся в тесной взаимосвязи, но при этом не являются идентичными друг другу, отождествление их друг с другом не является корректным.

Правовая система — понятие значительно более широкое, чем право, под которым обычно понимается упорядоченная совокупность нормативных правил поведения, устанавливаемых и обеспечиваемых государством. Однако сами по себе юридические нормы ничего не значат и ни на что не способны: для их функционирования появляется аппарат государственных органов, формирующих юридическую практику через осуществление правотворческих функций, правоприменение и правотолкование, накапливающих правовой опыт; в государстве создается определенная правовая идеология; образуются правовой режим, правоотношения и т. д. В совокупности данные юридические институты и образуют правовую систему общества, включающую в себя и право в качестве одного из основных элементов.

Глава 3. Взаимодействие правовой системы общества, национальной правовой системы и правовой семьи

правовой англосаксонский религиозный национальный

В.Н. Карташов отмечает следующее: «В литературе понятие „правовая система“ использовалось и используется для характеристики самых разнообразных правовых явлений и процессов: права отдельной страны („национальная правовая система“) или нескольких однотипных стран („семья правовых систем“), строения права как институционального формально определенного регулятора общественных отношений („система права“), механизма правового регулирования, механизма законодательства, судебной практики и т. д.». Карташов В. Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. Часть 1. Ярославль, 1995. С. 22.

В настоящее время, что уже было подробным образом рассмотрено в предыдущих главах данного исследования, под правовой системой в широком смысле чаще всего принято понимать упорядоченную совокупность определенных элементов, в число которых включаются, прежде всего, собственно право, юридическая практика, правовая идеология и ряд других компонентов.

Самое широкое понимание исследуемого понятия как правовой системы общества объединяет в себе все перечисленные выше составляющие в масштабах всего человеческого социума, все возможные явления правовой действительности. Данное понимание рассматриваемого явления можно назвать наиболее всеобъемлющим, характеризующим основные черты развития права во всем мире, вне зависимости от конкретно-исторических, этнически, национальных и других детерминирующих факторов.

Исследование правовой системы в данном понимании представляет чисто академический интерес, благодаря присущей ему определенной оторванности от реальной действительности. Именно в силу этого в теории государства и права принято выделять также такие доктринальные категории, как «национальная правовая система» и «правовая семья», помогающие конкретизировать исследуемое явление в связи с определяющими его экономическими, социальными, культурными и иными особенностями того или иного отдельно взятого социума.

Справедливым представляется замечание В. Н. Синюкова: «Для того чтобы понять правовое развитие в целом, как составную часть прогресса мировой культуры, необходим такой угол зрения на право, который позволил бы соотнести правовую систему с конкретным историческим временем и регионом, национальной, религиозной спецификой той или иной цивилизации. Для обозначения связи этих факторов развития общества с правовым регулированием в его исторической перспективе необходим раздел правоведения, занимающийся изучением не только и не столько внутренней структуры (системы) права, сколько выяснением закономерного места последнего в общем контексте правового измерения человечества на основе анализа общего и особенного в социальных, политических, структурных, специально-юридических характеристиках национального права». Теория государства и права: Учебник / Под ред. Матузова Н. И., Малько А. В. — М., 2001. С. 103.

Именно посредством сопоставления однотипных государственно-правовых институтов, принципов, норм выявляются общие закономерности правового развития, его направление, этапы, перспективы. Такое сопоставление, основываясь на сравнительно-историческом методе познания, позволяет выявить общее и специфичное в правовых явлениях, встречающихся в мире, ступени и тенденции их формирования и функционирования, что дает возможность свести все многообразие конкретно-национального регулирования в определенную «периодическую систему» мирового права, где элементарной, исходной частицей выступает уже не норма права, а целостная национальная правовая система и даже их группа (тип, семья). Все это нужно в конечном счете для углубления наших представлений о природе права, его закономерностях, генезисе, свойствах.

Наука сравнительного правоведения имеет предметом своего изучения право с вышеизложенной точки зрения. Основным методом сравнительного правоведения выступает, соответственно, метод компаративистский, сравнительный. Результатом его применения является классификация правовых систем мира на отдельные группы, производимая по тем или иным основаниям. Осуществляемая на базе различных признаков правовых систем группировка позволяет под дополнительным углом зрения раскрыть как внутренние (структурные) взаимосвязи права, так и его отношения с более широким социальным контекстом, что открывает новые возможности в изучении юридических явлений: «Государства всегда вступали в отношения друг с другом. Нации и народности, люди стремились и стремятся больше знать о «соседях», обмениваться опытом, достижениями в разных сферах жизни, совместно решать общие проблемы. Интенсивное развитие экономики, торговли, науки и культуры обусловливает плотность и концентрированность связей и контактов государств и экономических структур. И политические, и межгосударственные союзы побуждают изучать и сравнивать иностранное право, умело его использовать, находить юридические компромиссы и общие правовые решения. Сравнительное правоведение играет здесь роль «легального моста» между «государственными берегами». Тихомиров Ю. А. Сравнительное правоведение: развитие концепций и общественной практики // Журнал российского права. — 2006. — № 6. С. 3.

Ценность науки сравнительного правоведения для всей юридической доктрины сложно переоценить. «В начале XX века профессор Ф. И. Тарановский писал о том, что сравнительное правоведение является важнейшим наследием, которое XIX век оставил юридической науке. Сравнительно-правовой метод придает юриспруденции элегантность, но, в конечном счете, его привлекательность обусловлена более глубокими причинами». Бойцова В. В., Бойцова Л. В. Исторические традиции российской школы сравнительного права (Окончание) // Журнал российского права. — 2003. — № 8. С. 168. В качестве таких причин можно назвать то, что культура мира и терпимости, понимание и сотрудничество между национальными правовыми школами остается и в XXI веке недостижимым идеалом. Сравнительное право призвано внести достойный вклад в сохранение гуманных ценностей, добытых бесчисленными жертвами и трудным историческим опытом человечества. Рассматриваемая область правовых исследований объединяет людей различных правовых систем, вероисповеданий, географических поясов и стран. Поиски лучшего применения сравнительного правоведения во благо всего мира в академическом сообществе и среди юристов-практиков ведутся давно, и можно с уверенностью сказать, что, в конце концов, они дадут положительный результат.

Подходя к сравнительному методу с позиций эффективности, необходимо отметить, что она зависит, прежде всего, от такого качества правовых систем, как их изначальная сравнимость. Этот показатель определяется, исходя из исторических, национальных, религиозных, нравственных, социальных характеристик национального права отдельных государств. Без учета присущих правовым явлениям разных стран уникальных особенностей полное, эффективное и научно обоснованное сравнение правовых систем невозможно.

«По вопросу типологии правовых систем существуют различные подходы. За основу классификации могут приниматься идеологические, юридические, этические, экономические, религиозные, географические и другие критерии и соответственно формироваться различные типологические группы правовых систем. Критерии и типологии могут сочетаться в определенных комбинациях. В настоящее время, как правило, используются основания для классификации правовых систем, опирающиеся главным образом на этногеографические, технико-юридические и религиозно-этические признаки права». Теория государства и права: Учебник / Под ред. Матузова Н. И., Малько А. В. — М., 2001. С. 103.

В современном мире обычно различают следующие правовые массивы: национальные правовые системы, правовые семьи, группы правовых систем.

К определению национальной правовой системы, как уже отмечалось выше, существуют различные подходы.

Так, В. В. Гаврилов предлагает определять национальную правовую систему «как характерную для данного государства целостную совокупность действующих на его территории правовых норм, а также юридических органов, учреждений, организаций и правовой идеологии, обеспечивающих в процессе юридической практики, опосредованной правовой психологией, урегулирование общественных отношений в соответствии с объективными закономерностями развития общества». Гаврилов В. В. Понятие национальной и международной правовых систем // Журнал российского права. — 2004. — № 11. С. 103.

Ю.А. Тихомиров включает в состав правовой системы цели и принципы правового регулирования; основные разновидности правовых актов и их объединения; системообразующие связи. При этом правовая система в целом им определяется как структурно и функционально упорядоченный массив взаимосвязанных нормативно-правовых актов, создаваемых и действующих на основе единых принципов. См. Тихомиров Ю. А. Правовая система развитого социалистического общества // Советское государство и право. — 1979. — № 7.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой