Основные вопросы из истории государства и права зарубежных стран

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Современные концепции происхождения государства

государство закон хаммурапи

Теологическая концепция является одной из самых древних. Ее создатели считали, что государство вечно существует в силу божественной воли, а потому каждый обязан смиряться перед этой волей, подчиняться ей во всем.

Так, в законах царя Хаммурапи говорилось о божественном происхождении власти царя: «„боги поставили Хаммурапи править „черноголовыми““; „Человек является тенью бога, раб является тенью человека, а царь равен богу“». В древнем Китае император именовался сыном неба. В более близкие нам времена идею богоустановленности государственной власти продолжало развивать христианство. «Всякая душа да будет покорна высшим властям, — говорится в послание апостола Павла к римлянам, — ибо нет власти не от Бога, существующие власти от Бога установлены».

Согласно теологической теории творец всего сущего на Земле, в том числе государства, — Бог, проникнуть же в тайну божественного замысла, постичь природу и сущность государства невозможно. Не затрагивая научности данной, основанной на агностицизме посылки, отметим, что теологическая теория не отвергала необходимости создания и функционирования земного государства, обеспечения надлежащего правопорядка. Придавая государству и государственной власти божественный ореол, она присущими ей средствами поднимала их престиж, сурово осуждала преступность, способствовала утверждению в обществе взаимопонимания и разумного порядка.

В наше время у богословия также имеются немалые возможности для оздоровления духовной жизни в стране и укрепления российской государственности.

Патриархальная концепция была широко распространена в Древней Греции и рабовладельческом Риме, получила второе дыхание в период средневекового абсолютизма и какими-то отголосками дошла до наших дней.

У истоков ее стоял Аристотель, который считал, что государство представляет собой естественную форму человеческой жизни, что вне государства общение человека с себе подобными невозможно. Как существа общественные люди стремятся к объединению, к образованию патриархальной семьи. А увеличение числа этих семей и их объединение приводят к образованию государства. Аристотель утверждал, что государственная власть есть продолжение и развитие отцовской власти.

В средние века, обосновывая существование в Англии абсолютизма, Р. Фильмер в работе «Патриархия, или защита естественного права королей» со ссылками на патриархальную теорию доказывал, что первоначально Бог даровал королевскую власть Адаму, который поэтому является не только отцом человеческого рода, но и его властелином.

Патриархальная теория нашла благоприятную почву в России. Ее активно пропагандировал социолог Н. К. Михайловский. Видный историк М. Н. Покровский также считал, что древнейший тип государственной власти развился непосредственно из власти отцовской. Видимо, не без влияния данной теории пустила корни в нашей стране вековая традиция веры в «отца народа», хорошего царя, вождя, этакую суперличность, способную решать все проблемы за всех. По сути своей такая традиция антидемократична, обрекает людей на пассивное ожидание чужих решений, подрывает уверенность в себе, снижает у народных масс социальную активность, ответственность за судьбу своей страны.

Патернализм, вождизм порождает и многочисленных идеологических «оруженосцев», готовых на все лады восхвалять вождей, оправдывать в глазах людей самые негативные их действия и решения. Наиболее уродливо эта тенденция проявилась во времена сталинского тоталитаризма. Культовая идеология не только оправдывала, но и всячески восхваляла концентрацию неограниченной власти в руках Сталина, сразу же превращая каждый его шаг в «исторический», «судьбоносный», «решающий». Вся страна оказалась вовлеченной в это грандиозное восхваление, почти эпическую лесть, пронизанную идеей непогрешимости, всеведения, всесилия и всезнания одного человека. Но под аккомпанемент оглушающей культовой идеологии шел небывалый разгул беззакония и произвола. Человеческая личность ни социально, ни юридически не была защищена.

Традиции патернализма живы и сегодня. Нередко государственного деятеля вольно или невольно уподобляют главе большого семейства, возлагают на него особые надежды, считают безальтернативным спасителем Отечества и готовы наделить его чрезмерно широкими полномочиями. Не ушли в прошлое и идеологические «оруженосцы».

Патриархальную теорию критиковали многие и в разное время. В частности, еще Дж. Локк писал, что вместо научного подхода мы находим в ее положениях «детские побасенки». Ее называли «доктриной прописей», антинаучной биологизацией такого сложного явления, как государство.

Теория договорного происхождения государства также возникла в глубине веков. В Древней Греции некоторые софисты считали, что государство возникло в результате договорного объединения людей с целью обеспечения справедливости. У Эпикура «впервые встречается представление о том, что государство покоится на взаимном договоре людей…». Но если в воззрениях философов Древней Греции мы находим лишь зачатки данной теории, то в трудах блестящей плеяды мыслителей 17−18 вв. Г. Гроция, Б. Спинозы, А. Радищева, Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж. -Ж. Руссо и др. она получила полное свое развитие.

Сторонники названной теории исходили из того, что государству предшествует естественное состояние, которое они характеризовали по-разному. Для Руссо, например, люди в естественном состоянии обладают прирожденными правами и свободами, для Гоббса это состояние «войны всех против всех». Затем ради мира и благополучия заключается общественный договор между каждым членом общества и создаваемым государством. По этому договору люди передают часть своих прав государственной власти и берут обязательство подчинятся ей, а государство обязуется охранять неотчуждаемые права человека, т. е. право собственности, свободу, безопасность. Соглашение людей, по мысли Руссо, — основа законной власти. В результате каждый договаривающийся подчиняется общей воле, но в то же время становится одним из участников этой воли. Суверенитет принадлежит народу в целом, а правители — это уполномоченные народа, обязанные отчитываться перед ним и сменяемые по его воле.

Теория договорного происхождения государства не отвечает на вопросы, где, когда и каким образом состоялся общественный договор, кто был его участником или свидетелем. Нет, похоже, и исторических доказательств, которые бы дали на них ответ. Словом, данная теория страдает антиисторизмом, но это не лишает ее научной ценности. Она впервые показала, что государство возникает как результат сознательной и целенаправленной деятельности людей. Это фактически первый созданный людьми общественно-политический институт, оказывавший и оказывающий огромное воздействие на жизнь индивидов, групп, классов, всего общества. Его можно планомерно совершенствовать, преобразовывать, приспосабливать к изменяющим условиям.

Договорная теория положила начало учению о народном суверенитете, подконтрольности, подотчетности перед народом всех государственно-властных структур, их сменяемости.

Своеобразную теорию происхождения государства и права создал крупнейший представитель немецкой классической философии Г. В. Гегель. Он утверждал, в основе всех явлений природы и общества, а следовательно, государства и права, лежит абсолютное духовное и разумное начало — «абсолютная идея».

В своем произведении «Философия права» Гегель с позиций объективного идеализма критикует теорию договорного происхождения государства. Он признает заслугу Руссо в том, что тот видел основу государства в общей воле, но ошибка Руссо, по мнению Гегеля, заключается в выводе общей воли из воли отдельных личностей, между тем как воля государства есть нечто объективное, само по себе разумное начало, независимое в своем основании от признания воли отдельных лиц.

Будучи объективным идеалистом, Гегель выводил государство и право из абсолютной идеи, из требований разума. Он оспаривал тезис сторонников договорной теории о том, что государство создано людьми для обеспечения и охраны свободы личности и собственности. По мысли Гегеля, «государство не страховое учреждение, оно не служит отдельным лицам и не может быть их творением. Государство есть высшая форма реализации нравственности». Оно не служит чьим-либо интересам, а является абсолютной самоцелью. Иначе говоря, государство не служит, а господствует, оно не средство, а цель, цель в себе, высшая из всех целей. Государство имеет высшее право в отношении личности, а высшая обязанность последней — быть достойным членом государства.

Гегель отвергает народный суверенитет как основание государства и вытекающую из него идею демократии. Верховная власть, по мнению Гегеля, не может выражать интересы народа, так как народ не только не знает, чего хочет «разумная воля», но не знает даже того, чего хочет он сам.

Таким образом, учение Гегеля о государстве было направлено против теории договорного происхождения государства, естественных и неотчуждаемых прав человека, а в конечном счете против идей и целей буржуазно-демократической революции. По сути дела, гегелевская формула «Все действительное разумно» оправдывала феодально-абсолютистский строй Прусского государства. Если идеологи революционной буржуазии развивали свободные от религии взгляды на государство, то Гегель в утонченно-мистической форме возрождал религиозно-теологическое учение о нем. В его Учении государство изображается как воплощение высших нравственных ценностей, он создает подлинный культ государства, подчиняя ему человека полностью.

Теория насилия возникла и получила распространение в конце 19 -начале 20 вв. Ее основоположники Л. Гумплович, К. Каутский, Е. Дюринг и др. опирались на известные исторические факты. Мать государства, утверждают сторонники теории насилия, — война и завоевание. Так, австрийский государствовед Л. Гумплович писал: «История не предъявляет нам ни одного примера, где бы государство возникало не при помощи акта насилия, а как-нибудь иначе. Кроме того, это всегда являлось насилием одного племени над другим, оно выражалось в завоевании и порабощении более сильным чужим племенем более слабого, уже оседлого населения». Гумплович переносит закон жизни животных на человеческое общество, чем биологизирует социальные явления. По его словам, над действиями диких орд, обществ государств царит сложный закон природы.

К. Каутский, развивая основные положения теория насилия, утверждал, что классы и государство появляются вместе как продукты войны и завоевания. «Государство и классы, — писал он, — начинают свое существования одновременно. Племя победителей подчиняет себе племя побежденных, присваивает всю их землю и затем принуждает побежденное племя систематически работать на победителей, платить им дань или подати. Первые классы и государство образуются из племен, спаянных друг с другом актом завоевания».

Ф. Энгельс жестко и во многом справедливо критиковал данную теорию, которая гипертрофировала роль насилия и игнорировала социально-экономические факторы. Чтобы возникло государство, которое позволило бы содержать государственный аппарат и производить соответствующее военное оружие. Если экономических условий нет, никакое насилие само по себе не может привести к возникновению государства. Вместе с тем бесспорно и то, что насилия, завоевание играло немаловажную роль в государствообразующем процессе.

Марксистская теория происхождения государства наиболее полно изложена в работе Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», само название которой отражает связь явлений, обусловивших возникновение анализируемого феномена. В целом теория отличается четкостью и ясностью исходных положений, логической стройностью и, несомненно, представляет собой большое достижение теоретической мысли.

Для марксистской теории характерен последовательный материалистический подход. Он связывает возникновение государства с частной собственностью, расколом общества на классы и классовым антагонизмом. Суть вопроса марксизм выражает в формуле «Государство есть продукт и проявление непримиримых классовых противоречий».

Отрицать влияние классов на возникновение государства нет оснований.

Но так же нет оснований считать классы единственной первопричиной его появления. Как уже было отмечено, государство нередко зарождалось и формировалось до возникновения классов, кроме того, на процессе государствообразования влияли и другие, более глубинные и общие факторы.

Именно марксистская теория имеет под собой строго научные основы. «Поскольку в разных исторических условиях решающее значение в качестве причин появления государства могут приобретать как классовый антагонизмы, так и необходимость решения общих дел, совершенствования управления обществом, специализации этого управления как формы разделения труда».

Органическая теория возникла в 19 в. в связи с успехами естествознания, хотя некоторые подобные идеи высказывались значительно раньше. Так, некоторые древнегреческие мыслители, в том числе Платон сравнили государство с организмом, а законы государства — с процессами человеческой психики.

Появление дарвинизма привело к тому, что многие юристы, социологи стали распространять биологические закономерности на социальные процессы. В соответствии с органической теорией само человечество возникает как результат эволюции животного мира от низшего к высшему. Дальнейшее развитие приводит к объединению людей в процессе естественного отбора в единый организм — государство, в котором правительство выполняет функции мозга, управляет всем организмом, используя, в частности, право как передаваемые мозгом импульсы. Низшие классы реализуют внутренние функции, а господствующие классы — внешние.

Некорректность органической теории происхождения государства и определяется следующим. «Все сущее имеет различные уровни проявления, бытия и жизнедеятельности. Развитие каждого уровня определяется свойственными этому уровню законами. И так же, как нельзя объяснить эволюцию животного мира исходя лишь из законов физики и химии, так невозможно распространять биологические законы на развитие человеческого общества».

Психологическая теория. Представителями этой теории, возникшей также в 19 в. были Г. Тард, Л. И. Петражицкий и др. Они объяснили появление государства проявлением свойств человеческой психики: потребностью подчиняться, подражанием, сознанием зависимости от элиты первобытного общества, сознанием справедливости определенных вариантов действия и отношений и проч.

Каковы основные черты законов Хаммурапи? Когда и где они были созданы? Особенности изложения нормативного материала в указанному документе

Хаммурапи — царь Вавилонии, знаменитый политик и полководец XVIII в. до н.э. Сохранившиеся законы Хаммурапи — ценный памятник древневосточного права, отразивший характерные черты рабовладельческого права.

Первая кодификация законов Вавилонии, относившаяся к началу правления царя Хаммурапи, до нас не дошла. Хаммурапи стал автором самого известного на Древнем Востоке сборника законов, названного историками «Кодексом Хаммурапи». Из этих законов и стало известно о жизни Вавилонии и о том, как Хаммурапи управлял страной.

В 1901 году французские археологи обнаружили во время раскопок в Сузах, столице древнего Элама, большой черный базальтовый столб с изображением царя Хаммурапи и текстом его законов, написанных клинописью. Текст законов заполняет обе стороны столба и начертан под рельефом, который помещен наверху, на лицевой стороне столба, и изображает царя, стоящего перед богом Солнца Шамашем — покровителем суда. Текст законов состоит из трех частей:

— введение, в котором Хаммурапи объявляет, что боги передали ему царство для того, «чтобы сильный не притеснял слабого», перечисляет благодеяния, которые были им оказаны городам своего государства;

— 282 статьи законов;

— обширное заключение.

Источниками составления сборника законов послужили обычное право, шумерские судебники и новое законодательство.

По положениям данного сборника в Вавилоне существовали следующие виды земельной собственности: царские; храмовые; общинные; частные.

При царе Хаммурапи частная собственность на землю достигла наивысшего уровня развития. Царским и храмовым хозяйством управлял царь. С развитием частной собственности на землю происходил упадок общины. Земли могли свободно продаваться и сдаваться в аренду, передаваться по наследству. Каких-либо ограничений со стороны общин на подобные сделки не существовало. Большую роль в земельных отношениях того времени играет аренда земли, поэтому в Законах Хаммурапи имеется ряд статей, посвященных аренде поля, сада, еще не освоенной земли.

Земельные наделы воинов и имущество солдат подчинялись особому правовому режиму.

В Законах Хаммурапи упоминаются следующие виды договоров: аренды; имущественного найма; личного найма; займа; купли — продажи; хранения; товарищества; мены; поручения.

В ряде статей упоминаются различные виды имущественного найма: помещений, домашних животных, судов, повозок, рабов, устанавливается плата за них, а также ответственность в случае потери или гибели нанятого имущества.

При помощи договора личного найма нанимали сельскохозяйственных рабочих, врачей, ветеринаров, строителей. Законами устанавливался порядок оплаты труда этих лиц и их ответственность за результаты труда. Царь занимался и крестьянскими долгами. Раньше крестьяне платили налоги в основном зерном, маслом, шерстью. Хаммурапи начал взимать налоги серебром. Но не все крестьяне продавали продукты на рынках. Многим приходилось брать серебро в долг у торговцев — тамкаров (ростовщиков) за дополнительную плату. Тем, кто был не в состоянии расплатиться с долгами, приходилось отдавать в рабство кого-нибудь из родственников. Хаммурапи несколько раз отменял все накопившиеся в стране долги, но справиться с проблемой долгов ему так и не удалось, так как среди тамкаров были не только торговцы, но и сборщики налогов, и хранители царской казны. Своими законами Хаммурапи стремился оградить должника от кредитора и предотвратить долговое рабство.

Законы подробно регулировали следующие положения:

— ограничения максимального срока отработки долга тремя годами;

— ограничение процентов, взимаемых ростовщиком;

— ответственность кредитора в случае смерти должника в результате дурного обращения с ним.

Договор купли-продажи был очень распространен ввиду существования частной собственности на движимое и недвижимое имущество; продажа ценных предметов осуществлялась в письменной форме при свидетелях; продавцом мог быть только собственник вещи.

Брак заключался на основе письменного договора между будущим мужем и отцом невесты и был действительным только при наличии этого договора. Главой семьи был муж. Замужняя женщина обладала некоторой правоспособностью: она могла иметь свое имущество, сохраняла право на принесенное ею приданое, имела право на развод, могла наследовать имущество после мужа вместе с детьми. Однако права жены были ограничены: за неверность, определяемую в законе как прелюбодеяние, она подвергалась суровому наказанию. Но мужу разрешалось иметь побочную жену, если законная жена его была бесплодна.

Будучи главой семьи, отец имел сильную власть над детьми: он мог продавать детей, отдавать их в качестве заложников за свои долги, отрезать язык за злословие на родителей.

Хотя закон и признает наследование по завещанию, преимущественным способом наследования является наследование по закону. Наследниками являлись не только родные и усыновленные дети и внуки, но и дети от рабыни — наложницы, если отец признавал их своими. Причем отец не имел права лишить наследства сына, не совершившего преступления.

Общего понятия преступления и перечня всех деяний, признаваемых преступными, Законы Хаммурапи не дают. Из содержания кодификации выделяются три вида преступлений: против личности; имущественные; против семьи.

К преступлениям против личности законы относят неосторожное убийство, а об умышленном убийстве ничего не говорится. Подробно рассматриваются различного рода членовредительства: повреждения глаза, зуба, кости. Отдельно отмечается причинение побоев.

Имущественными преступлениями называют кражу скота, рабов. Отличными от кражи преступлениями считаются грабеж и укрывательство рабов.

Преступлениями, подрывающими устои семьи, законы считают прелюбодеяние (неверность жены и только жены) и кровосмешение. Преступными считались действия, подрывающие отцовскую власть.

Целью наказания по законам Хаммурапи являлось возмездие, что определяло виды наказаний: смертная казнь (сожжение, утопление, посажение на кол); членовредительские наказания (отрубание руки, отрезание пальцев, языка и т. п.); штрафы; изгнание.

При определении наказания руководствовались «принципом талиона» — «мера за меру», когда виновному назначалась та же участь, что и потерпевшему. Талион применялся в большинстве случаев правонарушений: преступивший закон возмещал тот самый ущерб, который он нанёс или только собирался нанести потерпевшему (при лжесвидетельстве и ложном доносе, когда ему полагалось понести то наказание, которое грозило бы несправедливо обвинённому).

Наказаниями за имущественные преступления были смертная казнь, членовредительство или штраф, многократно превышающий стоимость украденного. В случае неуплаты штрафа виновного казнили.

Наказаниями за преступления, подрывающие основу семьи, также были смертная казнь (за прелюбодеяние), членовредительство (например, отрубление руки сыну, ударившему отца).

Ведение процессов по уголовным и гражданским делам осуществлялось одинаково и начиналось по жалобе потерпевшей стороны. Историки считают, что суды проводились как в царском дворце, куда приводили пойманных преступников, так и в храмах перед изображениями богов. В ведении любого суда находилось рассмотрение широкого спектра дел — в области гражданского, уголовного, семейного (в том числе о наследстве, усыновлении, разрешении в некоторых случаях повторного брака) права. Инициатива в возбуждении того или иного дела всегда исходила только от одной из заинтересованных сторон, которая должна была выступить в суде с обвинением или претензией.

Судебный процесс носил состязательный характер, причём бремя доказывания целиком лежало именно на заинтересованных сторонах, участниках процесса — обвинителе или истце и обвиняемом или ответчике, а также на их свидетелях. Доказательствами служили свидетельские показания, клятвы, ордалии (испытание водой). При рассмотрении многих исков было обязательно наличие свидетелей (в делах, касающихся уплаты и получения денег) или документа с печатью, подтверждающего совершение определённых операций и сделок или определённые отношения (при передаче каких-либо ценностей для продажи была обязательна своеобразная «расписка» с печатью о получении денег; при заключении брака обязателен был письменный договор, иначе брак считался недействительным); при дарении имущества, в том числе между родственниками; при гарантиях мужа жене, что она не может быть отдана в заложники за его долги; о назначении приданого дочерям и «вдовьей доли» жене; о передаче скота пастуху). В некоторых случаях требовалось наличие и свидетелей, и документа с печатью (при сдаче на хранение денег или имущества). Если истец не мог представить суду этих доказательств, то его претензии судом не принимались. Особый вид доказательств составляли обращения к «божьему суду». Речь идёт о клятвах перед богами и ордалиях, состоявших в том, что обвиняемый бросался (или его бросали) в реку, и считалось, что его судьба зависит от воли бога реки: если он был невиновен, то всплывал, а если виновен — тонул (то есть бог реки «забирал» его). Клятвы перед богами приносились по множеству поводов: это обязан был сделать обвинитель, свидетели, заявитель о пропаже или краже имущества и об имевшей место сдаче его на хранение, а также об уплаченной за товар сумме. В ряде случаев обвиняемым в уголовном преступлении или ответчикам по гражданским искам было достаточно принести клятву богам, чтобы считаться невиновными и быть свободными от ответственности: при неумышленной потере или случайной гибели чужого имущества, доверенного ответчику, а также о сбривании по неведению рабского знака у чужого раба; обвинённая мужем, но не уличённая в измене жена также должна была поклясться в своей невиновности, и была признаваема таковой; это же относилось к человеку, обвинённому в непреднамеренном убийстве или нанесении раны в драке. Вполне серьёзно предполагалось, что боги неминуемо поразят смертью клянущегося ложно; поэтому принесение такой клятвы считалось в ряде случаев достаточным доказательством для оправдания и подтверждения правоты, а отказ принести клятву — доказательством справедливости обвинения. Описанная выше водная ордалия считалась необходимой в нескольких случаях: при обвинении в чародействе, при обвинении женщины третьим лицом в измене мужу, если она не была уличена в этом. В этих случаях также отказ от ордалии считался равносильным признанию вины.

Судья обязан был лично исследовать дело. Изменить свое решение судья не мог под угрозой крупного штрафа и лишения должности без права возвращения к ней.

Однако, речь идёт не о том, что дело в принципе не подлежало пересмотру, а только о том, что этого не имел права делать тот же самый судья и суд, которые выносили первоначальное решение и, следовательно, для пересмотра дело должно было направляться в вышестоящую инстанцию — вероятно, прямо к царю. Хотя в тексте Законов Хаммурапи нет прямого упоминания того, что царь являлся кассационной или апелляционной инстанцией, в одной из статей (129) проскальзывает намёк на традиционное царское право помилования (если муж пощадит свою прелюбодейку-жену, то царь автоматически дарует помилование любовнику); кроме того, трудно сомневаться, что царь при желании мог казнить, кого хотел.

Таким образом, Законы Хаммурапи (как и вообще любые законы) рисуют идеализированную картину, так как реальные общественные отношения отражены в них лишь в преломлении через правовые взгляды того времени. Кроме того, эта картина неполная, потому что писаные законы были рассчитаны, очевидно, только на царские суды, и они вовсе не представляют свода всего действовавшего права. Тем не менее, Законы Хаммурапи, являясь плодом огромной работы по сбору, обобщению и систематизации правовых норм древней Месопотамии, дают достаточно адекватное представление о системе действовавшего тогда судопроизводства.

Древний Египет периода Среднего царства

Среднее царство -- эпоха истории Древнего Египта между 2040 и 1783 (или 1640) до н. э., на которую приходится правление манефоновских XII-XIII династий фараонов. Время относительно слабой централизации Египетского государства.

Начало Среднего царства относится к 2040 до н. э., когда фиванский монарх Ментухотеп I сверг фараона из Гераклеополя. Фараоны XI, но особенно XII династии, сосредоточив в руках людские и материальные ресурсы страны, восстановили общую египетскую ирригационную систему, существовавшую в эпоху Древнего царства.

В целом XII династии Аменемхетов-Сенусертов (1991? 1783 гг. до н. э.), в особенности Сенусерту III, удалось стабилизировать положение страны и превратить Египет в сильное государство, располагавшее мощным военным и экономическим потенциалом. Опираясь на него, XII династия проводила успешную завоевательную политику. Продолжалось освоение Файюма, например, среди этого болота построили дворец, известный грекам как Лабиринт. Большие успехи были сделаны в освоении Нубии, где были открыты богатые золотые прииски. Стремясь захватить своё господство в золотоносных районах Северной Нубии, египтяне прокладывали дороги, строили системы крепостных городов типа Бухена. Нубия превратилась фактически в провинцию Египта. Расширялось египетское влияние в Восточном Средиземноморье, откуда египтяне получали медь, серебро, золото, строительный лес.

Источники, относящиеся к началу Среднего царства, свидетельствуют о существовании рабовладения частных лиц, притом в довольно широких для столь древнего периода размерах. Один сановник -- возможно, путём покупки -- приобрёл 20 «голов» людей. Другое лицо располагало 31 «головой». «Головами» подневольные люди стали именоваться впервые в Среднем царстве. В сказке времени Среднего царства, в которой действие отнесено ко времени гераклеопольских фараонов, даже подчинённый человек вельможи владеет 6 «головами». «Головы» переходили из рук в руки и в порядке наследования. Так, старший скотовод при XI династии похвалялся в своей надписи, что люди его отца достались тому как имущество («вещи») деда и бабки, а люди его самого -- это имущество отца и матери, а также лично его имущество, приобретённое им самим. Вместе с тем он, как говорится в надписи, был «богат быками» и был «сыном богатого быками», владельцем ослов, полей, гумна.

Значительно развивается рабовладение в хозяйствах частных лиц, в том числе рядовых общинников. От периода Среднего царства дошли и изображения рабов. Так, на одном изображении рабыня показана за тяжёлой работой — растиранием зерна зернотёркой. Среди рабов были иноземцы. Вместе с Древним царством уходят в прошлое огромные хозяйства столичных вельмож. В стране появляется множество более мелких хозяйств. С конца Древнего царства источники начинают упоминать наряду с «большими людьми», т. е. высшей знатью, и «малых» (неджес). В последующее время, но не позже начала XII династии включительно, источники постоянно говорят о них. «Малые» Среднего царства, судя по их надписям, нередко оказываются богатеями, даже крупными сановниками с высокими придворными и государственными званиями. В своих жизнеописаниях лица, величающие себя «малыми», охотно делают упор на успехи, достигнутые «собственной рукой» и на свою воинскую доблесть. В дни XI династии даже родовитые номархи с гордостью величали себя «сильными малыми».

Появление в стране множества хозяйств, которые по своим незначительным масштабам не производили всех необходимых в хозяйстве вещей, но имели известный излишек некоторых продуктов, способствовало развитию обмена. В одной повести рассказывается, как при IX--Х династиях селянин из Соляного оазиса (ныне Вади-Натрун) отправился покупать хлеба столицу; на продажу он вёз местные продукты. При XI династии небольшое частное хозяйство продавало на сторону ткани собственного производства. Хотя зерно оставалось распространённым средством оценки и расплаты (наряду с ним охотно платили также одеждой), но примечательно, что после падения Древнего царства в составе платы за услуги учащается упоминание меди.

Таким образом, характерной чертой слагающегося Среднего царства является резкое увеличение роли средних и мелких рабовладельческих — хозяйств. В этот период наблюдается также известный рост товарно-денежных отношений.

В пору слабости царской власти при IX и Х династиях особенно велика была самостоятельность номархов. Иной владетель, не именуя себя открыто царём и признавая на словах права своего «владыки» на утверждение его в сане номарха, по существу держал себя, как парь вёл летоисчисление по годам собственного правления, величал себя сыном местного божества в подражание фараоновскому титулу «сын Pa» и т. д. Воинские силы отдельных номархов могли быть в то время довольно значительными. Тефиб, могущественный владетель области Сиута в средней части страны, поддержке которого в борьбе с Югом Х династия была обязана временной отсрочкой своей гибели, хвалился победой, одержанной его войском даже над соединёнными силами южного царства.

Когда распад страны на обособленные и враждебные царства, столь губительный для развития земледелия, был изжит, значение и роль номархов всё ещё существенно не изменились. Они стали только более послушными верховной власти Даже когда престол занял основатель новой, XII династии, Аменемхет I, приступивший к возрождению египетской государственности в её древней форме, положение номархов оставалось по существу непоколебленным.

В целом при XII династии Египет превратился в довольно крупную державу на Ближнем Востоке, а присвоение обширных территорий сопровождалось захватом больших партий рабов, скота, материальных ценностей. Именно в период Среднего царства возник «средний класс» египетского общества, однако эксплуатация «царских людей» приводила к осложнению социальной ситуации.

Около 1783 до н. э. социальные противоречия привели к взрыву народного недовольства. На короткое время власть перешла в руки народа. Возникшим тяжёлым внутренним положением в стране воспользовалась смешанная этническая группа, получившая название гиксосы. Гиксосам удалось оккупировать всю Дельту, а затем распространить свою власть и в Верхнем Египте. Эпоха Среднего царства в Египте закончилась, и начался период господства гиксосов, так называемый Второй переходный период (1640−1552 до н. э.).

Что такое варна? Сколько варн было в древней Индии?

Варна (с санскрита — «качество, цвет, категория») — относится к делению древнеиндийского общества на четыре основных сословия:

— брахманы — жрецы, учёные, подвижники;

— кшатрии — воины, правители;

— вайшьи — земледельцы, ремесленники, торговцы;

— шудры — слуги, наёмные рабочие.

Предполагается, что эти сословия выкристаллизовались в обществе ариев на протяжении эпохи «Риг-веды» (1700−1100 гг. до н.э.) в результате контакта развитой племенной сословной структуры с людьми чуждой культуры, имевшими кожу другого цвета. Термин «варна» не означает и никогда не обозначал «каста», как его часто неточно переводят.

Самой «высокой», «чистой» варной были брахманы. Их называли авадхья — неприкосновенные. Формированию варны жреческой верхушки брахманов способствовала монополизация ими на определенном этапе исторического развития отправления религиозных церемоний, знание ведических гимнов. При этом, брахманы, выполнявшие жреческие функции и знающие священное учение занимали наиболее почетное место в обществе. По официальным представлениям, брахман — высший из людей. Его занятие — изучение священных книг, участие в суде и управлении, выработка законов и предписаний. Ему принадлежит все, что он видит, он может «потребовать все, что захочет» (по крайней мере, в рамках закона). Наблюдение за сменой времен года, разливами рек и прочими явлениями, наблюдение, столь необходимое для руководства общественно-экономической жизнью, являлось ещё одной функцией выходцев данной варны.

На фоне общей социальной мобильности, вызванной развитием феодальных отношений, позиция высшей варны брахманов подверглась сравнительно небольшим изменениям. Положение брахманов определялось усилившейся в связи с феодализацией общества ролью индуизма, открыто освящающего социальное неравенство, власть и привилегии немногих и бесправие большинства людей. Изгнание и острижение — единственные наказания, которые могут быть применены к брахману.

Вторая варна — это варна кшатриев, воинов, военной и светской аристократии, из её среды выходили цари, военачальники, сановники. Согласно системе варн, кшатрии должны были взимать налоги с крестьян и пошлины с купцов, торговцев и ремесленников.

Особая воинская верхушка, — кшатрии начала складываться в процессе завоевания ариями речных долин Северной Индии. В эту категорию первоначально входили только арии, но в процессе ассимиляции завоеванных племен эта варна иногда пополнялась местными вождями и главами родовых групп, на что, в частности, указывает существование в Древней Индии особой категории «вратья -кшатриев» -, т. е. кшатриев по обету, а не по рождению. Здесь, таким образом, тесно взаимодействовали как внешние, так внутренние процессы начавшегося разложения родового общества у завоеванных и завоевателей.

Вместе с тем племенные вожди и некоторые чужестранные правители были ассимилированы в брахманское общество как второразрядные кшатрии, а в послегуптскую эпоху их стали звать раджпутами, причем место раджпута в их иерархии зависело от того, из какого племени он происходил.

В маурийский период к кшатриям, сосредоточившим в своих руках военную, политическую и экономическую власть, стали относить в основном тех, кто принадлежал непосредственно к царскому роду и к категории привилегированных наемных воинов.

Обособлению кшатриев среди своих соплеменников — вайшьев-простолюдинов способствовали представления, что кшатрии — полновластные распорядители богатства, приобретаемого войной, в том числе и рабов-военнопленных.

Название третьей варны — вайшьи произошло от слова виш — народ, племя, поселение. Это основная масса трудового люда, земледельцев, крестьян, ремесленников и торговцев — подлинный демос. В хозяйствах богатых общинников трудились безземельные наемные работники, представители «неприкасаемых» каст, которые в основном и создавали прибавочный продукт, присваиваемый различными категориями эксплуататоров, рабы. Вайшья чаще всего как полноправный общинник-землевладелец сам мог быть эксплуататором.

Четвертую варну составляли шудры. В их среде — обнищавшие, оставившие общину крестьяне, чужаки, отпущенные на волю рабы, но рабский труд в решающих отраслях экономики Древней Индии значительной роли не играл. Шудра мог иметь семью, его дети наследовали имущество, путь к обогащению не был ему закрыт каким-либо запрещением. И тем не менее он не свободен.

Шудру можно продавать и покупать. Даже отпущенный своим господином, он не освобождается от обязанности услужения, «ибо они рождены для него». Он тот, «чье имущество может быть отобрано хозяином». В глазах закона шудра нечестив, общения с ним надо избегать, его наказывают строже, ему запрещены религиозные обряды. Так, в дхармасутрах шудры устраняются от участия в жертвоприношениях, которые становятся прерогативой высших варн, они не проходили обряда посвящения — «второго рождения», на которое имели право только свободные члены общины, называвшиеся «дважды рожденными» — двиджати.

Причины возникновения и основные этапы развития государства в Древнем Китае. Общая характеристика каждого этапа

Древнекитайская цивилизация возникла на основе неолитических культур, сложившихся в V-III тысячелетиях до н. э. в среднем течении реки Хуанхэ. Бассейн Хуанхэ был главной территорией формирования этнической общности древних китайцев, одним из центров ранних мировых цивилизаций, в течение длительного времени развивавшимся в условиях относительной изоляции. Лишь с середины I тысячелетия до н. э. начинается процесс расширения территории, освоенной древними китайцами. Они постепенно распространяются в южном направлении, сначала в район бассейна Янцзы, а затем и дальше на юг. На грани нашей эры древнекитайское государство выходит уже далеко за пределы бассейна Хуанхэ, хотя северная граница, этнической территории древних китайцев оставалась почти неизменной.

Выделяют пять основных периодов истории древнекитайского общества:

1. Разложение первобытнообщинного строя и возникновение классового общества и древнейших государств (II тысячелетие до н.э.).

2. Древний Китай в VIII--III вв. до н.э.

3. Первое централизованное государство в Китае — империя Цинь (221−207 гг. до н.э.).

4. Империя Хань (III-I вв. до н.э.).

5. Древний Китай в I—III вв. н.э.

Согласно древнекитайской историко-литературной традиции, первой наследственной династией правителей Китая была Ся (по традиционной хронологии — кон. III — нач. II тыс. до н. э.), основанная неким Ци. Китайская традиция считает Ци сыном мифологического культурного героя, Великого Юя, спасшего людей от Всемирного потопа, тем самым объединяя начало династийного, т. е. исторического прошлого своей страны, с мифологическим прошлым божественных перволюдей и культурных героев (переосмысленных как древнейшие, ненаследственные правители страны, предшествующие цепочке ее династий). При очевидной неисторичности такого приема предание о самой династии Ся, скорее всего, достоверно, и за ним стоят два взаимосвязанных явления: 1) создание какого-то раннего объединения племен луншаньского ареала вокруг одного из таких племен — ся; 2) превращение власти вождей в наследственную, взамен былым выборам.

Заведомо исторический характер, подтвержденный письменными и археологическими данными, носит правление следующей династии китайской традиции — Шан (Инь). По преданию, последний правитель Ся был очень жесток. Чэн Тан, вождь племени шан, одного из зависимых от Ся племен, возглавил недовольных, уничтожил весь клан Ся и сплотил вокруг шанцев остальные племена. Так возникло шанское политическое образование, просуществовавшее до 1027 г. до н. э. Племя шан неоднократно переселялось по равнинам в среднем течении Хуанхэ, пока при правителе Пань Гэне не осело в районе современного Аньяна, где была основана новая столица — Великий Город Шан (ок. 1300 г. до н. э.). С этого времени государство получает второе название — Инь (видимо, так назывался правящий род) и начинается последний период шанской истории (XIV-XI вв. до н. э.), представленный археологическими находками и ценнейшими иероглифическими гадательными надписями — первыми памятниками древнекитайской письменности. Широкое распространение в этот период получила бронза, однако в земледелии, главной сфере производства, она не применялась, а использовалась для изготовления оружия и предметов ритуала.

Шан-Иньское объединение было раннеклассовым государством, но это раннее государство не ослабляло разграничения племенных и родовых структур, сохранявшихся в полной неприкосновенности и служивших главными составными частями общества. Государственность выражалась в том, что власть правителя носила бюрократический характер и не зависела от институтов родоплеменного самоуправления: ван («царь») мог повелевать любым человеком, находящимся на его землях. Классовый характер общества выражался в налоговой и отработочной эксплуатации основной массы населения со стороны правителя, а также в выделении неравноправных сословий внутри племени.

Во всем этом проявился один из самых важных феноменов всей истории Китая — устойчивость и значение родовых структур; даже впоследствии, когда они полностью потеряли властное и хозяйственное значение и распространилась частная собственность, род тысячелетиями оставался главной ячейкой общества. Особенно ярко это отразилось в типичных для Китая наказаниях родственников за проступок одного из них; за тяжелое политическое преступление рода как целого, согласно стандартным правовым нормам, мог быть уничтожен весь род, и именно так оформлялись обычно династические перевороты. За преступление любого лица вместе с ним могли быть наказаны его ближайшие родственники, независимо от их причастности к делу. Еще одним примером устойчивости родовых структур является деление китайцами своей истории на династические циклы, т. е. на периоды правления членов одного рода.

Первые очаги цивилизации городского типа в Древнем Китае возникли во II тысячелетии до н. э. в долине реки Хуанхэ на базе перешедших к оседлому земледелию родовых групп иньских племен. В иньском Китае вследствие разложения родоплеменных связей, прогрессирующего разделения труда выделяется управляющий слой родовой аристократии: правитель — ван — и его приближенные, родственники, сановники.

Создание государственного образования в Шан (Инь) было связано с необходимостью организации производства, орошения земель, предотвращения пагубных последствий разлива рек, защиты территорий. Это выразилось в превращении племенного вождя в обожествляемого правителя иньского царства -вана.

При ване сформировался примитивный государственный аппарат и зародыш постоянной армии — колесничная дружина, сопровождавшаяся пешим племенным ополчением. Ван, его двор и дружина существовали за счет отработок шанцев на их полях, дани зависимых племен и, вероятно, привлечения труда лиц, попавших в частную зависимость от них. Главными государственными делами в древнекитайской традиции считались жертвоприношения и войны. Так обстояли дела уже в иньскую эпоху. Войны велись с целью обложения данью других племен и ради массового угона пленных, которые предназначались для жертвоприношений усопшим предкам, а не для обращения в рабство, институт которого еще не сформировался (у иньцев не было даже специального термина для обозначения рабов).

Вожди племен, признавших зависимость от иньского вана, получали от него титулы, номинально включавшие их в административную структуру возглавляемого им государства. Они должны были регулярно являться в Великий Город Шан с дарами, присылать туда дань, предоставлять вану свои племенные ополчения и информировать его о положении дел на своих границах. Внутренние проблемы они решали самостоятельно.

В иньскую эпоху уже сформировалась концепция, согласно которой собственное государство является центром мира и имеет «мандат» от космических сил на управление всей землей; те, кто признает это право, образуют окультуренное пространство, остальная часть мира прозябает в ритуальной нечистоте и варварстве. Эта концепция безраздельно господствовала в официальной идеологии Китая следующих тысячелетий. Государственным культом Шанской державы являлся культ предков (прежде всего предков правящего государя).

Пик иньского могущества приходится на правление У-дина (ок. 1200 г. до н. э.). При нем были совершены обширные завоевания и построены новые дворцы и храмы в Великом Городе Шан.

Одним из племен, живших по соседству с иньцами на западе, было племя чжоу, то воевавшее с Иньским государством, то признававшее зависимость от него. Когда на престоле оказался последний правитель Инь, считающийся в китайской традиции безответственным, капризным и праздным тираном, вождь чжоусцев У-ван возглавил коалицию западных племен, разгромил иньцев в битве при Муе (1027 г. до н. э.) и захватил территорию Иньского государства. С этого времени отсчитывается эпоха династии Чжоу.

Первый период правления династии Чжоу, когда ее столица размещалась в западной части страны, рассматривается китайской традицией как эпоха Западного Чжоу (1027−770 гг. до н. э.). Захват власти над древнекитайским государством достаточно примитивной племенной группой чжоусцев привел к существенным изменениям в социально-политическом строе. Новая династия, не имевшая опыта управления крупным государством, предпочла раздать все подконтрольные ей родовые группы вместе с занятыми ими территориями в наследственные владения членам правящего дома и отдельным представителям знати (в том числе некоторым племенным вождям, перешедшим на сторону Чжоу; за ними были признаны их племенные территории).

Обязанностью чжухоу было предоставлять вану определенную долю податей и воинские контингенты.

Былое административное деление по племенам перестало существовать, сменившись территориальным (к тому же некоторые враждебные племена были переселены на новые места). Чжоусцы ввели сословное деление всего свободного населения на пять рангов: единственным обладателем первого ранга был чжоуский ван, второй принадлежал чжухоу, третий — дафу, главам родовых групп, из территорий которых складывались уделы чжухоу, четвертый — ши, главам больших семей, из которых состояли указанные группы, пятый — простолюдинам. Образовалось нечто вроде феодальной лестницы, определявшей систему власти и собственности.

В зависимости от ранга… различно количество еды и питья, покрой одежды, размеры жилища, численность скота и рабов, существуют запреты на использование определенных форм лодок, колесниц, домашней утвари. Как бы мудр и благороден ни был человек, он не осмеливается носить одежду, не соответствующую его разряду.

Другим новым явлением было рабство. Теперь значительная часть пленных обращалась в рабов, однако в производстве рабский труд особенной роли не играл. В зачаточных формах стала развиваться торговля: вместо денег применялись раковины-каури. Чжоусцы унаследовали и развили иньскую идеологию. В государственной религии главное место заняло Небо — почти безличное и всемогущее вселенское начало. Ван получил титул «Сын Неба», что выражало принадлежавшую только ему, по статусу, способность ретранслировать космоупорядочивающую энергию Неба на благо представляемого им сообщества и всей земли.

Система «наследственных владений» с неизбежностью приводила в течение веков к росту самостоятельности их владетелей и ослаблению власти чжоуского вана. Резкий импульс этому процессу придал внешнеполитический кризис, вызванный вторжениями полукочевых племен жунов, населявших верхнее течение Хуанхэ, западных соседей Чжоуской державы.

Бегство от жунов привело к окончательному ослаблению власти вана. Он больше не вмешивался во взаимоотношения чжухоу, и те стремительно превращались в фактически независимых государей. Уменьшился домен вана (как за счет новых пожалований чжухоу, так и под их ударами), прекратилась регулярная выплата дани вану со стороны чжухоу.

К концу VIII в. до н. э. Китай фактически распался на тысячу с лишним самостоятельных владений, между которыми немедленно началась борьба за поглощение и подчинение соседей. С другой стороны, номинально продолжала признаваться верховная власть безвластного чжоуского вана как традиционное воплощение единства страны, тем более что почти все местные владетели происходили из династии или очень тесно были породнены с ней браками.

Чжухоу стремились представить свои действия как направленные на служение интересам вана. Период, когда местные правители разной степени могущества боролись за гегемонию друг над другом, признавая верховную сакральную, но номинальную власть чжоуского вана, называется Чуньцю («Весны и Осени», 722−403 гг. до н. э.). Это был один из самых мрачных периодов в истории Китая, полный бесконечными войнами между владениями, смутами и переворотами. В этой борьбе всех против всех нередким делом стали убийства ближайших родственников и предательства любых союзов и соглашений. С распадом страны было почти утрачено осознание ответственности власти и знати перед населением.

Прочность, стабильность власти ванов зависела от многих факторов: разорение общинников, длительные войны с соседними кочевыми племенами, междоусобицы ослабляли монархию. Многое зависело и от личности правителя. Гибель Западного Чжоу в конце IX в. ускорил сам бездарный ван, особенно в последние годы своего правления. «Царь осуществлял тиранию, деспотизм, предавался пиршествам. Люди государства поносили его. Главный советник пытался увещевать царя: народ не в состоянии выполнить ваших повелений». По приказу вана хулители его правления были схвачены, казнены. Люди замолчали. Но судьба правителя уже решилась. Вскоре восставшие свергли его с престола, а соседние племена, кочевники усилили натиск на империю. Начался распад Поднебесной.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой