Основные категории человеческой жизни (любовь, игра, вера, труд, смерть…)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования РФ

ФГОУ СПО ВТК

Реферат на тему: «Основные категории человеческой жизни (любовь, игра, вера, труд, смерть…)»

Выполнила:

Бычкова М.С.

Группа: Д-2−1

Проверил:

Болдин С. Ю

Волгоград 2011

Содержание

Категории человеческого бытия

Счастье

Вера

Свобода

Творчество

Любовь

Смерть

Смысл жизни

Список литературы

Приложение

Категории человеческого бытия

Основные категории бытия человека, определяющие его жизнь — это, прежде всего свобода, поиски смысла жизни, творчество, любовь, счастье, вера, смерть. Творчество, любовь, смысл жизни рассматриваются в других главах учебника. Здесь мы рассмотрим остальные категории, не менее ярко выражающие смысл человеческого бытия.

В Обыденной жизни, в процессе научного исследования, практической деятельности, человек МЫСЛИТ не определёнными чувственно воспринимаемыми образами предметов, а более трудными отображениями данных предметов — понятиями, с помощью которых, познаётся сущность явлений и процессов, обобщаются в абстрактной форме их существенные стороны и признаки (человек, книга, сад).

Главные понятия, отражающие общие существенные свойства и качества, стороны и отношения реальности называются — категориями.

Таким образом, философские категории воспроизводят свойства и соотношения бытия в как можно больше общем виде.

Счастье

Счастье — как философскую категорию бытия человека, возможно рассматривать с четырёх позиций:

1) Счастье — благосклонность судьбы, удача.

2) Счастье — состояние интенсивной радости.

3) Счастье — обладание наивысшими благами, положительный баланс жизни.

4) Счастье — чувство удовлетворения жизнью.

Исходя из данных определений, возможно сделать Вывод, что счастье — это ценностное понятие, обозначающее оптимальное сочетание всякого рода благ, выражающихся в чувстве внутреннего удовлетворения тем, как складывается жизнь человека в целом.

Содержание счастья разноречиво. В частности, для человека живущего повседневной жизнью и целиком погруженного в «обыкновенный мир», образ счастья может вырисовываться как сытая, богатая, благополучная жизнь, когда все здоровы, все ладят друг с другом, все идёт собственным чередом для свежих людей счастье ассоциируется со славой, властью, для третьих с любовью и дружбой, творчеством.

Возможно, определить, что счастье — это обладание ВЫСШИМ благом либо благами. Счастливые люди ориентированы на ценности нынешней реальности, выбирают образ высшего блага вдобавок из данной реальности, в рамках культуры и традиций, в которых они воспитаны. К примеру, традиционно воспитанная женщина почитает высшим благом материнство, и для неё не может быть счастливым дом, где не слышан голосок небольшого ребёнка: в семье должны все время подрастать дети.

Обладание высшим благом, приобщение, пребывание в нем довольно стабильное состояние, что и делает человека счастливым. Так как жизнь длится и проходит разного рода этапы, всяческие периоды, человек то соприкасается с тем благом, которого жаждет, то бывает, отдален оттого, что он желает и ищет больше в итоге на свете, в частности как судьба человека регулярно сталкивается с сложностями, неприятностями и бедами.

Ф. Ницше считал, что мудрый человек не обязан быть счастливым: если человек знает, зачем он живёт, ему не важно, как он живёт. Но большинству людей, особенно в юном возрасте, такие рассуждения покажутся чересчур суровыми, чересчур пессимистичными. Как это нет счастья, когда каждый день приносит столько радости? А сколько таких радостей, сколько счастья нас ожидает впереди!

Никто, конечно, не знает точно, что такое счастье, и разные люди понимают его по-разному. Наиболее распространённая точка зрения подменяет счастье удовольствием. Удовольствие — это имитация счастья. Самым крайним видом такого иллюзорного счастья является наркотическое опьянение: человек полностью отрешён от мира, полностью растворен в чистом удовольствии, он абсолютно счастлив и доволен, и больше ничего ему в данный момент не нужно. Правда, потом наступит очень тяжёлое похмелье, человека ждут тяжкие страдания, но сейчас он об этом не думает.

Многие отождествляют счастье с полным удовлетворением своих потребностей: у них все есть, они богато живут, им легко доступны физические и духовные удовольствия — что ещё надо для счастья? Есть старая древнегреческая легенда, в которой повествуется, как богатый царь Крез спросил мудреца Солона, видел ли когда-нибудь Солон счастливого человека. На что Солон ответил, что никогда не видел и вообще видеть счастливого человека нельзя. «Но ведь я перед тобой, — возмутился Крез, — самый счастливый, потому что я самый богатый». Но Солон ответил, что об этом ещё рано судить, так как Крез ещё жив. Действительно, вскоре на Креза напали враги, разгромили и разграбили его государство и убили его самого. Греки считали, что лишь смерть придаёт жизни законченный вид. Жизнь должна завершиться, и тогда можно ответить, счастлив ли человек. А пока она продолжается, сказать этого нельзя.

Некоторые люди связывают своё представление о счастье с карьерой, прежде всего с политической: им кажется, что настоящее счастье — иметь власть, управлять другими людьми, все время быть на виду, слушать крики одобрения. Но, как показывает жизнь, политические деятели редко бывают счастливы — власть быстро развращает и опустошает человека.

Ни забвение, ни наслаждение, ни удовлетворение всех потребностей, ни власть не приносят, видимо, настоящего счастья, они дают лишь имитацию счастливой жизни, после которой быстро наступает пресыщение и разочарование. Мудрецы считали, что единственно возможный вид счастья — это жизнь в согласии с самим собой, без страха, без напрасных надежд и мечтаний, в спокойном и ясном видении проблем и невзгод. Счастье — это внутренняя умиротворённость, когда вместо страха и забот жизнь проникнута пониманием святости каждой прожитой минуты, святости и красоты окружающего мира, которые отражаются в его душе.

Счастье возможно только сейчас, в эту минуту, в настоящем. Но обычно мы никогда не задерживаемся в настоящем, — утверждал Б. Паскаль. Мы вспоминаем прошлое, мы предвкушаем будущее, словно хотим поторопить его слишком медленный шаг. Мы так неосмотрительны, что блуждаем по недоступным нам временам и вовсе не думаем о том единственном времени, которое нам принадлежит. Мы так легкомысленны, считал Паскаль, что мечтаем только о воображаемых временах и без рассуждений бежим от единственно существующего в действительности. Это потому, что настоящее обычно ранит нас. Мы его прячем с глаз долой, потому что оно нас удручает, а если оно нам приятно, то жалеем, что оно ускользает. Мы пытаемся удержать, его в будущем и предполагаем, распоряжаться такими вещами, которые отнюдь не в нашей власти, в том времени, до которого мы вовсе не обязательно доживём.

«Пусть каждый, — призывал он, — разберётся в своих мыслях. Он увидит, что все они заняты прошлым или будущим. Мы почти не думаем о настоящем, а если и думаем, то лишь для того, чтобы в нем научиться получше, управлять будущим. Настоящее никогда не бывает нашей целью. Таким образом, мы вообще никогда не живём, но лишь собираемся жить и постоянно надеемся на счастье, но никогда не добиваемся его, и это неизбежно» [1].

Пока человек не нашёл ничего святого в своей жизни, не почувствовал глубину, волнующую красоту настоящего мгновения, его жизнь поверхностна. Он может жениться, иметь детей, хороший дом и деньги, может быть умным и удачливым. Но его жизнь будет лишена того аромата мудрости и спокойствия, без которого все похоже на тень.

Таким образом, счастье — стабильное, довольно полное и обоснованное удовлетворение жизнью, когда положительные переживания доминируют над отрицательными.

Вера

Вера, полагал русский философ С. Л. Франк, — это возможность сверхчувственного опыта. Но для очень большого числа людей такой опыт — пустой звук. И даже люди, которым он доступен, часто не улавливают присущего ему сверхчувственного характера. Можно наслаждаться красотой и при этом воображать, что красота исчерпывается приятными эмоциями. Можно верить в Бога, но сомневаться в религиозном опыте, считать его иллюзией, чем-то призрачным, что только пригрезилось. Ведь Бог не каменная стена, о которую можно, не заметив её, разбить голову и в которой поэтому нельзя сомневаться. Он есть реальность незримая, открывающаяся только глубинам духа.

Вера есть воля открывать душу навстречу истине, прислушиваться к тихому, не всегда различимому голосу Божию, как мы иногда среди оглушающего шума прислушиваемся к доносящейся издалека тихой мелодии. Это воля, рассуждал Франк, заставляет нас пристально вглядываться в ту незримую и в этом смысле тёмную глубь нашей души, где тлеет «искорка», и в этой искорке увидеть луч, исходящий от самого солнца духовного бытия [2].

Вера, полагал Франк, в своём первичном существовании есть не мысль, не убеждение в существовании трансцендентного личного Бога как такового, а некое внутреннее состояние духа, живая полнота сердца, подобная свободной радостной игре сил в душе ребёнка. И это состояние духа определено чувством нашей неразрывной связи с родственной нам божественной стихией бесконечной любви, с неисчерпаемой сокровищницей добра, покоя, блаженства, святости.

Жить в вере, таким образом, значит жить в постоянном напряжении всех своих сил, целиком жить в настоящем, жить сердцем, для которого любой предмет, любая внешняя данность открывается в её не-сказанности, значительности, таинственной глубине. Вера — это горение сердца силой, которая по своей значительности и ценности с очевидностью воспринимается как нечто высшее и большее, чем я сам. Вера не есть ни идея, ни система идей. Она есть жизнь и источник жизни, самосознание, которое само испытывается и действует как живая и животворящая сила.

Люди без веры, писал русский мыслитель Лев Шестов, — это обладающие сознанием камни, они мыслят, говорят и действуют по законам их каменного сознания, они-то и создали то окружение, ту среду, в которой приходится жить всему человечеству, т. е. не только обладающим и не обладающим сознанием камням, но и живым людям. Бороться с большинством очень трудно, почти невозможно, особенно ввиду того, что камни более приспособлены к условиям земного существования и всегда легче выживают. Поэтому вера — всегда подвиг, всегда «безумие», которое только и может пробудить человека от оцепенения. Поэтому верующим душам предстоит великая и последняя борьба, которой нет конца. Царство Божие берётся силой. И в этой борьбе будет тебе дано по вере твоей, если ты веришь, что ты от Бога, то ты — от Бога, если веришь, что от обезьяны, то ты — от обезьяны.

Когда человек достигает внутреннего преображения, духовной просветлённости через усилия веры, то ему открывается реальность, которая по своей очевидности, ошеломляющей силе красоты и мудрости так захватывает и потрясает его, что любые эмпирические факты существования, все радости и невзгоды повседневной жизни кажутся чем-то случайным и совершенно не важным. Состояние веры отличается от состояния повседневной озабоченности, как поэтическое вдохновение от физически тяжёлого и бессмысленного труда.

Свобода

Свобода, как философская категория, характеризующая сущность человека и его существования, состоящая в вероятности личности мыслить и поступать в соответствии со собственными представлениями и желаниями, а не по причине внутреннего либо внешнего принуждения.

В истории это понятие прошло, длительную эволюцию и было, предметом размышлений Канта и Гегеля, Шопенгауэра и Ницше, Сартра и Ясперса, Бердяева и Соловьёва. Свобода рассматривалась в соотношении с необходимостью, с произволом, анархией, равенством и справедливостью.

В повседневной жизни люди сталкиваются с определёнными, реально существующими условиями, социально экономическими отношениями, которые обуславливают круг их интересов. Люди не вольны в подборе объективных условий собственной деятельности, впрочем, они обладают свободой подбора методов достижения цели. Чем больше свободы, тем человек лучше осознает собственные реальные вероятности, тем больше способов, для достижения поставленных целей находится в его распоряжении.

Таким образом, свобода обнаруживается не тогда, когда человек обязан выбирать, а тогда, когда он сделал подбор.

Свобода неотрывна от творчества, например как путём неё человек может творить абсолютно свежую жизнь, свежую жизнь общества и мира. Свобода и творчество говорят о том, что человек не всего только природное существо, правда и сверх природное.

Свобода связана с моралью и правовой ответственностью индивида за собственные поступки. Свобода и ответственность — это две стороны одного целого — сознательной человеческой деятельности. Ответственность обусловлена степенью продвижения общественного сознания, степенью социальных отношений, существующими социальными поступками.

Итак, свобода выражает взаимоотношение между деятельностью людей и объективными законами природы и общества.

Творчество

Творчество является одной из самых загадочных, волнующих и злободневных проблем человеческого бытия. Оно рассматривается как деятельность людей, направленная на создание другого, которое вмещает общественную значимость, способствует прогрессивному продвижению человечества. Творчество преобразует природный и социальный мир в соответствии с целями и потребностями человека и человечества на основе объективных законов действительности.

Моменты творчества содержатся в житейских и обыденных, социально значимых, исторически масштабных проявлениях. В связи с данным существуют всякие его виды: производственный, технический, изобретательский, научный, политический, философский, художественный, мифологический, религиозный, повседневно-бытовой и т. д. Понять, описать феномен творчества довольно проблематично: люди огромное число знающие о творчестве сами не творят (ищут интересные статьи и книги по проблемам творчества, в то же время это и есть не что другое, как творчество). Те же, кто творит, создаёт абсолютно другие ценности в науке либо искусстве, чаще в целом не знает, как он это делает (затем рассказывает теоретикам творчества, что он сделал, особой ценности не представляет, ибо никаких общих рецептов и советов из его сугубо индивидуального опыта вывести запрещено). В данном и заключается феномен творчества. В случае если бы человек знал, как возможно заставить себя творить, все были бы гениями.

Само по себе воспитание, образование, культура не делают человека творцом. История знает множество примеров, когда человек обладая огромными знаниями, делал находки, двигал науку вперёд — и в то же время был ограниченным, эгоистичным, подлым либо наивным. Творческий человек всякий раз самобытен. Так чтобы творить, необходимо быть не просто способным учёным либо художником, а прежде в итоге способным к творчеству. Человек, по сути, существо творческое, хотя творит только тогда, когда он ощущает себя человеком, а не просто и не только лишь астрофизиком либо скульптором.

Он выражает в собственных действиях, чем бы он ни занимался, собственную человеческую природу, естественность, обыкновенность. Ибо творческий человек, остаётся самим собой, живущим в режиме подлинного человеческого бытия: любви, красоты, сострадания. Н. А. Бердяев утверждал, что человек призван к творчеству, творчество есть его нравственный долг, цель человека на земле, его функция и миссия.

Творчество — величайшая загадка и параллельно великое счастье для людей, которым оно доступно. Очевидно, всякий человек испытывал состояние творчества, когда останавливается время, трепещет душа, когда охватывает восторг оттого, что что-то получается и получается по-своему. Человек чувствует себя Богом, продолжающим творение мира.

Таким образом, творчество, возможно рассматривать, как духовно-практическую деятельность, итогом которой является создание оригинальных, уникальных культурных, социально значимых ценностей, установление других фактов, находка свойств и закономерностей, а тоже путей исследования и преобразования мира.

жизнь человек вера счастье

Любовь

Любовь — важная составляющая человеческого бытия. Она стоит у самых истоков существования человека, его психической защищённости и уравновешенности, его способности и таланта.

Любовь не объясняется ни физическими, ни физиологическими, ни психологическими условиями существования природы, по которым люди должны любить друг друга. Запрещено объяснить приход любви с помощью какой-либо причины (а именно, красота, ум, сила и т. п.), в случае если такие причины, в сущности, сыграли установленную роль, то это её имитация. Каждый раз найдутся сотни, тысячи людей более красивых, умных и более мощных и где критерий подбора будет не определён. Почему человек останавливается как раз на одном избраннике? Любят не за что-то, любят, потому что любят, и любящий верит в то, что его избранник наиболее красивый и наиболее умный.

Человеку, никогда не испытавшему чувства любви, бесполезно объяснять, что это такое. В случае если полюбит — узнает. Человеку разлюбившему, его прошлое состояние кажется непостижимым. Лишённый любви, он чувствует себя одиноким, даже в случае если окружён многочисленным семейством и друзьями. Он остро ощущает не уютность и неустроенность собственного бытия, опасную хрупкость окружающего мира.

Любовь определяется не содержанием чувственного опыта, а развитостью человеческих качеств любящего. Она содержит метафизические основания. Человека любят за то, что в нем приоткрывается бездонная, неисчерпаемая глубина; видение постоянного фона открытости, невыразимой, не уловимой атмосферы, «несложного дыхания», которое только на миг удаётся выразить в словах, это все приоткрывается тому, кто его любит и в данном заключается её главная тайна. Любовь встречается слишком редко, люди боятся её, к примеру, как для любви необходима внутренняя свобода, живая душа — это жить в стабильной самоответственности, заботе и тревоге. Любовь вырывает человека из монотонной повторяемости повседневного быта. В связи с этим большая часть людей не переживает по данному поводу, а удовлетворяется лишь её имитацией и убеждает себя в данном, а на самом работе это лжелюбовь. Существует немного её форм.

Любовь тесно связана с творчеством, где и раскрывается ее тайна. Вся художественная литература построена на трагизме — от Ромео и Джульетты до наших дней.

Таким образом, любовь — это интимное и глубокое чувство, устремлённое на новую личность, закон существования человеческого мира. Человек без любви — жалкое неполноценное существо, не постигшее смысла собственного существования.

Смерть

Смерть — важнейший фактор человеческого существования. Только вглядываясь в лицо смерти, мы начинаем любить жизнь. Если бы не было смерти, жизнь была бы бессмысленна. В древнегреческой мифологии самое страшное наказание, к которому боги могли приговорить человека — это бессмертие. Что может быть страшнее бессмертия, хотя в тысячах книг, романов, трактатов бессмертие преподносилось как главная мечта человечества. Представьте себе, что вы бессмертны: уже умерли все ваши родственники и друзья, дети и дети ваших детей, а вы все живете и живете, абсолютно одиноким и заброшенным в чужие, непонятные вам время и культуру.

В каждой культуре своё специфическое отношение к смерти. В Индии, как в древности, так и в наше время, умершего человека сжигают на костре, прах развеивают по ветру и от него ничего не остаётся. А в древнеегипетской цивилизации был настоящий культ мёртвых — набальзамированные египетские императоры до сих пор лежат в европейских музеях. Европейские кладбища — это сложнейшая архитектура памятников, надгробий, склепов.

Смерть, как и рождение, формирует границы человеческой жизни. Все, что вне этих границ, для человека не существует. Смерть сопровождает человека с момента его рождения. Какое бы время его жизни мы ни взяли, человек всегда достаточно зрел для того, чтобы умереть. Смерть представляет собой как бы тень человека, самую верную и привязчивую. Человек в этом смысле — самое несчастное из животных, поскольку знает заранее о своей будущей смерти. Но в то же время это даёт огромное преимущество человеку, поскольку смерть организует человеческую жизнь, заставляет человека в краткие годы найти смысл и оправдать перед самим собой своё существование.

Смерть не конец, а венец жизни, она с самого начала присутствует в ней как упорядочивающий жизнь элемент. Но человек в обыденной жизни живёт так, как будто он бессмертен. Он старается не думать о смерти, всячески отгоняет мысли о ней или же полагает, что смерть где-то очень далеко от него. Мудрецы же с древних времён говорили: «Помни о смерти!» Для чего нужно помнить о смерти? Разумеется, не для того, чтобы отравлять себе жизнь и постоянно мучиться страхом. Помнить о смерти — значит, каждый день жить так, как будто это последний день твоей жизни (ведь он и в самом деле может оказаться последним). Предполагается, что хоть в последний день дурной человек постарается прожить по-человечески: не лгать, не воровать, не убивать.

Смерть — фундаментальное свидетельство нашего «не одиночества». Мы всегда находимся под её пристальным взглядом. Ощущая её присутствие, её реальность за каждым поворотом, мы не позволяем себе распускаться, поддерживая себя на уровне, превышающем тот, к которому склоняет нас наша животная природа. Разумеется, это тяжкая ноша. Осознание нашей смертности требует от нас немалого усилия.

Смерть предполагает высший уровень ответственности. Лишить человека смерти означает, помимо всего прочего, устранить этот уровень ответственности. Человек, будучи конечным существом, отличается от всех животных тем, что прилагает к своей конечности масштаб безусловного и бесконечного. Он должен жить так, говорит философия, как если бы впереди его ожидала вечность, только не в обыденном смысле, когда человек просто не думает о смерти, а в том смысле, что он брал и будет брать на себя задачи, для выполнения которых заведомо не хватит собственной жизни. В этом смысле творя, любя, делая добро, он прорывается в вечность, побеждает смерть.

Многие, бравшие на себя такие бесконечные задачи, остались жить в вечности, в прямом смысле этого слова. Сократ, Эпикур, Ницше, Пушкин гораздо более живые, чем многие ныне здравствующие наши современники. К любому из них можно отнести слова В. Соловьёва:

… Средь суеты случайной,

В потоке мутном жизненных тревог,

Владеешь ты всё радостною тайной:

Бессильно зло. Мы вечны. С нами Бог.

Человек от всех живых существ отличается тем, что осознает собственную смертность, Видит в смерти неизбежный финал в итоге живого. Проблема смерти неизбежно присутствует в индивидуальном и в общественном сознании, о ней размышляли пророки, основоположники религий, философы и моралисты, деятели искусства и литературы, педагоги и медики.

Человек не может смириться с тем, что как раз ему придётся уйти из данного мира, где «кипит» жизнь. Размышляя, начинаешь понимать, что смерть — одно, перед, чем все равны: бедные и богатые, грязные и чистые, любимые и нелюбимые.

Религия рассматривает смерть человека как конец его земной и переход к вечной жизни. Аналогичное представление существует во всех религиях с момента появления.

Античные философы (Демокрит, Эпикур), считали, что смерть не вмещает к нам никакого отношения. Когда мы есть, то смерти все ещё нет, а когда смерть наступает нас уже нет. Аналогичные доводы неоднократно повторялись в ходе продвижения философской мысли.

Столетиями человечество пытается доказать и воплотить в жизнь реальное бессмертие. С данной точки зрения человек обязан жить вечно, находясь в устойчивом расцвете сил. Все это связанно с уяснением факта предстоящей смерти: мы знаем, что умрём и лихорадочно ищем метод к бессмертию.

Выделяют немного типов бессмертия, связанных с тем, что после человека останется его занятие, дети, внуки, продукты его деятельности, личные вещи, а вдобавок плоды духовного производства (теории, образы и т д)

На протяжении истории человечества было большое количество идей смерти и бессмертия, основанных на религиозном и нерелигиозном, научном и ненаучном подходах к миру и человеку.

В ХХI веке проявляется особый интерес к проблеме смерти — это обусловлено следующими причинами:

1) глобальный кризис человечества может привести к самоуничтожению;

2) изменение ценностного отношения к жизни и смерти человека в связи с общей ситуацией на Земле.

Таким образом, человек обречён на пожизненные раздумья о смерти, и ее смысл является обратной стороной «вечной» проблемы смысла жизни.

Смысл жизни

Человек рано либо поздно задумывается о смысле собственного существования, предстоящей смерти и достижении бессмертия. Его рассуждения зависят от религиозных, атеистических, философских, этических, практических установок личности и общества. На протяжении истории человек по-разному рассматривал вопрос, зачем и ради чего он живёт.

Религиозное уяснение смысла жизни в подготовке к вечной потусторонней жизни. Теоцентризм обесценивает и признает греховные естественные радости земного существования. Человек обязан думать и заботиться о вечной жизни, а не о кратком миге земной жизни.

В эпоху Возрождения, смыслом существования является достижение счастья и блаженства на основе правильного познания реального земного мира.

Впрочем, проблема цели и смысла жизни, проблема человеческого счастья, каждый раз находилась в центре внимания художественной литературы и искусства в целом, в частности как оно исследует и воспроизводит человека во всем богатстве и многообразии его проявлений.

Гете в собственном произведении «Фауст» рассуждает, что смысл жизни в самой жизни, нужно дорожить жизнью, любить е1 и постараться сделать её лучше для свежих и тем самым для себя.

Любой человек — частица рода человеческого, звено, соединяющее прошлые и будущее поколения людей, в связи с этим жизнь человека обязана соответствовать определённым общим требованиям, выполнение которых способствует нормальному продвижению человечества. Любой человек самостоятельно осознает и делает собственный нравственный подбор, иногда он бывает ошибочный, противоречащий естественным требованиям сохранения жизни на планете.

В связи с этим о смысле жизни, возможно, рассуждать тогда, когда уважаешь, ценишь жизнь не всего только собственную, однако и чужую.

Таким образом, СМЫСЛ ЖИЗНИ заключается во всестороннем продвижении способностей человека, в самый полной отдаче собственных сил на то занятие, которое приносит пользу максимальному объёму людей.

Список используемой литературы.

«Философия» Учебник 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТОН — Остожье, 2001

Интернет: Основы Философии. рф

Приложение

1 См.: Паскаль Б. Мысли. С. 90.

2 См.: Франк С. Л. С нами Бог // Франк С. Л. Духовные основы общества. М., 1992. С. 253−254.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой