Основные направления внешнеполитического курса Республики Беларусь на Ближнем Востоке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

внешнеполитическая международная геополитический восток

Реферат: Основные направления внешнеполитического курса Республики Беларусь на Ближнем Востоке

Арабское направление, хотя и имеет некоторые традиции развития со времен Советского Союза, все же является новым явлением в белорусской внешней политике. Этим обусловлены некоторая непоследовательность в реализации арабской политики, поиск вариантов и форм сотрудничества в процессе формирования партнерских отношений, которые наблюдались последние десять лет независимого развития республики. Между тем, арабское направление закрепилось как самостоятельное и в настоящее время динамично развивается. Это результат целенаправленной политики развития отношений со странами арабского мира, проводимой в течение последних семи лет.

Первые попытки независимой Беларуси «выйти в арабский мир» были сделаны еще в 1992 г., когда белорусские официальные лица осуществили ряд поездок в страны Персидского Залива и Египет. Однако на тот момент руководство страны не использовало шанс установления тесных связей с арабскими странами, где образовался вакуум в результате ослабления связей с советскими республиками после распада СССР. Причина видится в прозападной ориентации белоруской политической элиты того периода и некоторой растерянности вследствие развивающейся ситуацией, когда независимый статус республики воспринимался некоторыми политиками лишь как временное состояние, за которым последует восстановление советского государства, а, значит, передача внешнеполитических полномочий Москве.

Беларусь получила независимость несколько неожиданно как для руководства, так и для общей массы белорусских граждан. Поэтому процесс определения приоритетов и направлений внешнеполитического курса шел не такими быстрыми темпами, как в соседних республиках.

Внешняя политика является выражением не только экономических задач государства, но и национальных интересов народа. Таким образом, перед республикой стояло одновременно множество проблем при реализации внешней политики: от обеспечения национальной безопасности страны до торгово-экономического взаимодействия с другими странами мира. Решение этих задач зависело, в том числе, от выбора внешнеполитических партнеров.

Нельзя не отметить, что арабские страны проявили неподдельный интерес к Беларуси. Арабские государства довольно быстро установили дипломатические отношения с белорусским государством (фактически установление дипломатических отношений прошло в два этапа: 1992−93 гг. и 1996−98 гг.). Еще в 1992 г. между Марокко и Беларусью велось обсуждение возможности открытия первого белорусского дипломатического представительства в арабском мире1. Следует подчеркнуть, что инициатива исходила от марокканской стороны. Но она не встретила соответствующей реакции со стороны тогдашнего белорусского руководства. Этот период арабо-белорусских отношений можно охарактеризовать как «время активных связей, но упущенных возможностей».

Становление целостного арабского направления во внешней политике, а не в виде цепи эпизодических контактов, связано с приходом к власти А. Г. Лукашенко. Новое руководство республики после неоднозначной реакции на Западе в отношении проведенного референдума 1996 г. и политической ситуации в стране, а также в связи с напряженностью в отношениях с основным политическим союзником республики — Россией, стремилось найти новых партнеров. Именно к этому времени относится концепция многовекторности белорусского внешнеполитического курса, озвученная руководством республики. Принцип «ни Запад, ни Восток» заставил Беларусь обратить внимание на страны третьего мира, в том числе и на страны арабского мира.

Между тем, аналитики неоднократно отмечали в политике белорусского президента наличие «имперских традиций Советского Союза», ранее не свойственных белорусской внешней политике: статус ядерной державы, славянское единство с главенствующей ролью Беларуси как хранительницы славянских ценностей. Арабская политика белорусского руководства может рассматриваться в том же русле. Арабский мир занимал важное место во внешней политике Советского Союза, и успешное развитие отношений с арабскими странами превращало Минск в наследника советских традиций Москвы, которая сократила в значительной мере свою активность на Арабском Востоке. Тем более, что на тот период в арабских государствах слабо различали Беларусь и Россию — для арабов это были все те же старые «советские союзники».

Внимание к арабскому региону имело не только политические причины, но и определенный экономический расчет. Белорусская промышленность является на 80% экспорториентированной, поэтому поиск емких рынков для продукции таких промышленных гигантов, как Минский тракторный завод (МТЗ), Белорусский автомобильный завод (БелАЗ), Минский автомобильный завод (МАЗ), Белорусский металлургический завод (БМЗ) и других предприятий стал жизненно важным. Оборонные предприятия республики («Интеграл», «Пеленг», «Агат») также нуждались в заказах, так как российский ВПК сократил свои заказы на белорусских заводах и в научно-исследовательских институтах. Рынок арабских стран обладал не только емкостью, но и таким важным показателем как платежеспособность, а белорусским предприятиям были необходимы финансовые средства для модернизации своей производственной базы. Белорусская промышленная продукция была относительно известной в арабском мире, потому что многие выходцы из арабских стран получили высшее образование в Советском Союзе, в том числе в БССР, и были знакомы с белорусской техникой.

В странах Персидского Залива белорусские специалисты видели потенциальный источник инвестиций, в притоке которых нуждалась белорусская экономика. Таким образом, развитие отношений с арабским миром представлялось целесообразным и перспективным.

Взгляды А. Г. Лукашенко на многие вопросы мирового развития совпадают или близки к взглядам руководителей арабских государств. Отмечается некоторая идеологическая близость между главой белорусского государства и лидерами арабских стран по вопросам формирования многополярного мира, укрепления роли ООН при решении конфликтных ситуаций, таких как арабо-израильский конфликт, позиция относительно войны в Ираке и другим проблемам мирового развития2.

Начиная с 1996 г., идет процесс формирования векторов арабской политики, расстановка региональных приоритетов. На этом пути возникали и возникают проблемы, связанные с отсутствием концепции развития отношений с арабскими странами, а, соответственно, с четким пониманием их целей и задач, с дублированием функций различных министерств и ведомств, несогласованностью их действий и просто незнанием специфики сотрудничества с арабскими странами. В министерстве иностранных дел Республики Беларусь работу по развитию сотрудничества с арабским миром осуществляет Управление Азии и Африки. Однако сфера деятельности этого структурного подразделения слишком велика и разнообразна3. Несмотря на то, что в структуре Управления четкое выделение отдела по арабскому направлению отсутствует, значительный объем работы приходиться на страны арабского мира.

Приоритетное значение для Беларуси имеет развитие отношений со странами Персидского залива. Это обусловлено экономическим потенциалом региона и перспективами инвестиционного сотрудничества. С помощью Кувейтского фонда арабского экономического развития Беларусь осуществляет реконструкцию Светлогорского П О «Химволокно», сейчас разрабатывается совместный проект модернизации Минской ТЭЦ-3, на стадии проработки находится ряд других важных для экономики Беларуси проектов.

Страны Персидского залива представляют интерес не только в качестве торгово-экономического партнера, но партнера в сфере военно-технического сотрудничества. Государства этого региона являются крупными покупателями на рынке вооружения. Заключение контрактов с ними позволяет получать необходимые заказы для белорусских оборонных предприятий. Белорусское руководство неоднократно выражало готовность к более тесному военно-техническому сотрудничеству.

С этим регионом Беларусь поддерживает весьма интенсивные связи: если среди стран Магриба официальный визит состоялся только в Ливию, то на протяжении 2000−2002 гг. президент Республики Беларусь посетил ряд стран Персидского залива (Катар, Кувейт, Бахрейн, ОАЭ). Следует отметить, что обмен делегациями различного уровня между республикой и странами данного региона носит постоянный характер.

Вторым по важности для республики регионом арабского мира является Машрик. Если первоначально в развитии отношений со странами Машрика виделся «идеологический подход» и «наследие» традиций Советского Союза, когда присутствие на Ближнем Востоке считалось геополитически важным, то сейчас в политике Беларуси по отношению к этому региону преобладает экономический интерес и прагматичный подход.

Со времени первых самостоятельных шагов на ближневосточной политической арене белорусское руководство скорректировало прежнюю политику. Так, сначала Беларусь обратила внимание на Египет, который воспринимался как традиционной партнер СССР, а, значит, существовали предпосылки для возобновления двустороннего сотрудничества. В 1997 г. в Каире было открыто первое белорусское дипломатическое представительство в арабском мире. Однако расчеты специалистов на традиционность связей, выгодное для реэкспорта белорусских товаров географическое положение Египта, его емкий рынок не оправдались. Сотрудничество развивалось с многочисленными сложностями, такими как отсутствие гибкости при формировании ценовой политики, недооценка маркетинговых технологий со стороны белорусских предприятий, незнание египетского рынка. Политическая элита Египта встретила инициативы белорусского руководства по установлению партнерских и даже союзнических отношений весьма сдержано, что объясняется как прозападной ориентацией, так и инертностью мышления египетского истеблишмента. Со времени открытия посольства Республики Беларусь в Каире прошло семь лет, а посольство Египта в Минске так и не было открыто, хотя этот вопрос неоднократно поднимался белоруской стороной. Отношения с Египтом не соответствовали уровню избранной приоритетности, и потенциал их не был использован в полной мере.

В соответствии со сложившейся ситуацией в белорусской политике в отношении стран Машрика произошло смещение акцентов. Приоритеное место заняла Сирия. Для такой трансформации имелся ряд предпосылок: сирийское руководство с самого начала проявило интерес к восстановлению отношений с бывшими советскими республиками. Первым арабским министром иностранных дел, посетившим Республику Беларусь, стал сирийский министр Ф. Аш-Шараа (1997 г.). Уже в следующем году в Сирии открылось белорусское посольство. Отношения с этим арабским государством развивались весьма динамично — в Сирии начало работать сборочное предприятие одного из ведущих белорусских экспортеров — МТЗ; на основе повышенного спроса на продукцию можно ожидать подобного шага от МАЗа. Накануне своего второго официального визита в Сирию президент Республики Беларусь в своем интервью сирийской газете «Аль-Баас» заявил, что рассматривает Сирию в качестве союзника4. Еще одним важным заявлением видится высказывание о восприятии этой страны в качестве «плацдарма» для экономического сотрудничества со странами Машрика и всего арабского мира5. Ранее в качестве такого «плацдарма» рассматривался Египет.

Экономически белорусско-сирийское сотрудничество является выгодным: став участником зоны общего арабского рынка, Сирия позволяет через открытие сборочных предприятий на своей территории избежать импортной пошлины, которой сейчас облагается белорусская промышленная продукция. Сирийские специалисты знакомы с белорусской техникой, что немаловажно при ее внедрении. В последнее время в этой стране проводится модернизация промышленного сектора, что представляет интерес для белорусских предприятий. Так, в Сирии создаются новые автоматизированные системы таможенной службы, управления железными дорогами и в сфере телекоммуникаций — во всех этих областях Беларуси есть, что предложить. Кроме того, эта страна осуществляет модернизацию военной техники, большая часть которой поставлялась из СССР. Модернизация старой советской военной техники стала той нишей, которую Беларусь нашла для себя на рынке вооружения. В республике имеется ряд оборонных предприятий с производственной базой, ориентированной на проведение модернизации. Модернизация старой техники является менее капиталоемким методом обновления, чем покупка новых образцов вооружения.

Важным свидетельством большого потенциала белорусско-сирийских отношений является сотрудничество не только в военно-технической сфере, но также в экономической, культурной, образовательной, туристической. Между странами осуществляется межпарламентское и муниципальное взаимодействие. Следует подчеркнуть, что обмен белорусскими и сирийскими делегация носит постоянный характер. Помимо Сирии в ближневосточном регионе идет процесс укрепления экономических и культурных связей с Ливаном и Иорданией, что было продемонстрировано в ходе визитов высокопоставленных лиц обоих государств.

Что касается стран Магриба, то в этом регионе в течение долгого периода приоритетность отдавалась развитию отношений с Ливией. В первые годы сотрудничества (1998−1999 гг.) были достигнуты положительные результаты в белорусско-ливийском сотрудничестве, на основе которых можно было рассчитывать на дальнейшее продвижение на ливийском рынке. Но снятие с Ливии санкции Совета Безопасности ООН изменило рыночную конъюнктуру, обострило конкуренцию в стране — активизировали свою деятельность не только французские, немецкие, итальянские компании, но и американские, и английские. «Примирение» ливийского лидера со странами Запада не пошло на пользу Беларуси, экспортеры которой не успели закрепиться на новом рынке. Шансы на сохранение завоеванных позиций остаются у конкурентоспособной продукции белорусской промышленности, однако торгово-экономическое сотрудничество идет уже без риторики Каддафи о братских связях с белорусским народом и противостоянии Западу. Следует признать, что в белорусско-ливийских отношениях значительное место занимал политический компонент, а не экономический расчет. Белорусско-ливийский товарооборот, согласно данным официальной статистики, даже в своем пике (1999−2000 гг.) не превышал средний уровень белорусско-марокканского или белорусско-алжирского товарооборота (например, в 2002 г. товарооборот с Ливией составил 4,2 млн долл., а с Марокко — 15,3 млн долл., с Алжиром — 16,4 млн долл.)6. И это при том, что в Марокко и Алжире отсутствуют белорусские посольства, которые могли бы оказать содействие национальным экспортерам. Открытие посольства в Рабате было запланировано на 2000 г., но отложено в связи с более приоритетным открытием дипломатического учреждения в Триполи. Если сравнить отношения Беларуси с такими странами, как Ливия и Сирия, очевидно, что, помимо «политического» компонента, в белорусско-сирийских отношения имеется экономическая целесообразность, которая возрастает с каждым годом, чего не скажешь о белорусско-ливийских отношениях.

Результатом развития арабского направления стало открытие белорусских посольств в Египте, Сирии, Ливии, Ираке и ОАЭ, планируется открытие посольства в Марокко. В ряде арабских государств белорусские послы, не открывая постоянных представительств, получили аккредитацию. Так, посольство в ОАЭ включает в сферу деятельности Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар, Бахрейн, посольство в Сирии координирует работу на ливанском направлении, хотя в 2002 г. в Ливане был учрежден институт почетного консула7. В свою очередь, посольские учреждения в Минске имеют Ливия, Ирак (в настоящий момент посольство Ирака не функционирует) и Палестины. На основе складывающегося сотрудничества в ближайшее время можно ожидать открытия дипломатического представительства Сирии. В Минске получили аккредитацию дипломаты ряда арабских государств.

При всех сложностях развития отношений с арабским миром с его особой спецификой партнерства, с недооценкой белорусскими представителями маркетинговых методов завоевания рынка, их неумением закрепиться на рынке, при разовом характере поставок, отсутствии дилерской сети, высокой бюрократизации сотрудничества с обеих сторон, недостаточной квалификации специалистов при работе на арабских рынках (незнание арабского языка, страновых особенностей), слабой вовлеченности специалистов-арабистов во внешнеэкономическую деятельность ведущих предприятий-экспортеров, — арабское направление сотрудничества развивается. Беларусь устанавливает новые торгово-экономические и культурные связи (например, с Оманом, Иорданией, Бахрейном, Кувейтом) и восстанавливает отношения, утраченные после распада СССР (Сирия, Египет, Алжир, Ливан). Определенным положительным результатом можно считать тот факт, что Беларусь теперь четко идентифицируют в арабском сообществе не как часть России, а как самостоятельное государство. Нельзя отрицать, что личность белорусского президента, благодаря его политической позиции в отношении стран арабского мира и проблем мирового развития, находит поддержку у ряда лидеров арабских государств. Многочисленные официальные визиты А. Г. Лукашенко в страны Арабского Востока способствуют не только продвижению экономических интересов Беларуси, но и обращают внимание арабской общественности на развитие и достижения Республики Беларусь последних лет.

На данный момент арабским странам отводится роль «альтернативы» на случай ухудшения отношений с Россией. В Ежегодном обращении к Национальному Собранию президент Республики Беларусь высказал благодарность исламским государствам за помощь в диверсификации белорусских экспортных связей, сообщив, что в результате сотрудничества с арабским миром экспортная ориентированность на Россию сократилась с 85 до 50%8.

Свидетельством возрастающей роли арабского направления также является тот факт, что если в 1997 г. журналисты на брифинге в министерстве иностранных дел Республики Беларусь задавали вопрос о целесообразности развития отношений с арабскими странами, то теперь все чаще идет обсуждение сфер белорусско-арабского сотрудничества и региональных приоритетов9. Вопрос о невыгодности подобного сотрудничества был снят сам собой.

Весьма ярким событием стал так называемый десант послов арабских стран в 1999 г., когда главы дипломатических миссий, размещенных в Москве и Киеве, прибыли для встречи с президентом Республики Беларусь. Во время переговоров с представителями арабских государств А. Г. Лукашенко заявил, что арабский мир является одним из важнейших направлений его внешней политики: «Мы придаем этому направлению все большее значение. Это касается как контактов в экономической сфере, так и политического сотрудничества»10.

При дальнейшем динамичном развитии роль арабских стран во внешней политике Беларуси будет возрастать. Однако будет усиливаться и критика по поводу отношений с теми арабскими странами, которые подозреваются в поддержке терроризма. Поэтому в сотрудничестве с арабскими государствами должны преобладать, в первую очередь, прагматизм и экономическая результативность, а также политическая целесообразность, способные оказать благоприятное воздействие на экономическое развитие Республики Беларусь и на ее имидж на международной арене.

Список источников и литературы

1. Материалы Министерства иностранных дел Республики Беларусь, 2003.

2. http: //www. mfa. gov. by/rus/publications/issue/No4_2003/Chapter8. htm#_VPID43

3. http: //www. president. gov. by/rus/president/news/archive/december2003/8−14/n1112−1. html

4. http: //www. president. gov. by/rus/president/news/archive/december2003/8−14/n1112−1. html

5. Послание Президента А. Лукашенко Национальному собранию и белорусскому народу. Советская Белоруссия. 15 апреля 2004, с. 2.

6. Пресс-конференция Министра иностранных дел Республики Беларусь И. И. Антоновича // Вестник МИД РБ. 1998, № 1, с. 1.

7. Республика. 25 февраля 1999, с. 1.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой