Основные положения монографии Мартина ван Кревельда "Расцвет и упадок государства"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Историческая обстановка и обстановка политической мысли М. ван Кревельда

2. Основные положения монографии М. ван Кревельда «Расцвет и упадок государства»

3. Программные положения и критика отдельных взглядов теории М. ван Кревельда

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Работа посвящена анализу монографии М. ван Кревельда «Расцвет и упадок государства». Актуальность темы исследования определена нетрадиционными взглядами автора монографии — в рамках корпоративного подхода в политологии (понимание государства как корпорации) он видит кризис государства как носителя регулирующих функций и переход этих функций к частным корпорациям.

В ходе работы рассматриваются прежде всего условия возникновения таких взглядов. Один из важнейших признаков мирового глобализационного развития -- распад Вестфальского миропорядка, единицей измерения в котором служило национальное государство, и появление новых субъектов международных отношений -- государств с расширенным и ограниченным суверенитетом, военных и экономических блоков, новых квазиимперских образований, влиятельных международных организаций, теневых наднациональных структур принятия решений, транснациональных корпораций, «регион-экономик» и прочих.

Относительно новым субъектом является также и государство-корпорация, которое можно рассматривать как мобильную властную самоорганизующуюся корпорацию, подменяющую собою традиционные институты национального государства, имитирующую основные государственные функции и использующую государственные и социальные ресурсы в корпоративных интересах.

Цель работы — дать общую характеристику основных взглядов М. ван Кревельда. В соответствии с поставленной целью задачи работы можно назвать следующие:

1. Характеристика условий возникновения системы взглядов М. ван Кревельда на современное государство.

2. Анализ основных положений монографии «Расцвет и упадок государства».

3. Выделение программных положений М. ван Кревельда.

Работа состоит из трёх частей, соответствующих трём названным задачам работы. Заранее необходимо отметить, что позиция автора данной рецензии противоположна взглядам М. ван Кревельда. В частности, в работе указывается, что присвоение частными лицами функций государства не может происходить без того, что это позволяется самим государством.

1. Историческая обстановка и обстановка политической мысли М. ван Кревельда

Мартин ван Кревельд (Martin van Creveld) (1946) — родился в Нидерландах, однако большую часть жизни прожил в Израиле. Окончил Лондонский институт экономики, а также Еврейский университет в Иерусалиме. С 1971 Кревельд — профессор истории Еврейского университета. Израильский военный историк, один из крупнейших в мире военных теоретиков, является лучшим специалистом по вопросам вооруженных сил еврейского государства, один из создателей израильской армии, принимавший участие в боевых действиях, автор истории израильской армии.

В 2005 году Кревельд заявил, что «вторжение в Ирак 2003 года было величайшей военной ошибкой за 2014 лет (превосходящей по своим масштабам даже вторжение Гитлера в Советский Союз)». Он также подверг жесткой критике Администрацию Буша, объяснив это тем, что «все существующие в Ираке проблемы предсказывались аналитиками и комментаторами задолго до того, как война началась, однако, в Вашингтоне их игнорировали. Главным образом, по идеологическим соображениям».

Кревельд — автор 15 книг, посвященных военной истории и стратегии. Среди них: «Воюющие силы», «Командование в войне», «Защищая Израиль», «Трансформация войны», оказавшие большое влияние на современную военную теорию. Создатель новой, развивающей положения Клаузевица теории «нетринитарной» войны пользуется у коллег славой «сотрясателя основ», «экстремиста», «радикала» и даже «еретика». В своей новой книге «Расцвет и упадок государства» Мартин ван Кревельд, описывает процесс зарождения, вызревания и расцвета государства-корпорации. Значительная часть книги посвящена кризису этого института, происходящему на наших глазах.

Обстановку появления названных книг следует определить как глобализацию по американскому сценарию. Основной задачей организации, призванной осуществлять международное экономическое регулирование, объективно является регулирование деятельности транснациональных монополий. При этом важно понимать, что «старые добрые» производственные ТНК больше уже не являются хозяевами мира. На смену им идут глобальные финансовые группы, развитие обычных и мета-технологий. Эти группы зачастую даже не формализованы (что качественно затрудняет их регулирование), но их эффективность, мобильность и разносторонность качественно превышают аналогичные качества традиционных ТНК.

Для понимания актуальности проблемы достаточно указать на совпавшую с ростом видимых проявлений активности именно глобальных финансовых групп передачу в 1993 году исследований транснациональных корпораций от специализированного органа ООН (UNCTC), который в целом справлялся с этой задачей, на значительно более низкий уровень, — отделу ЮНКТАД, который рассматривает развитие ТНК преимущественно с ведомственных позиций этой организации (по торговле и развитию) и по институциональным причинам в принципе не может справиться с комплексным отслеживанием и анализом их деятельности.

Это первый признак обретения той или иной группой «порогового» влияния: прекращение неприятных для этой группы (как минимум независимых, а при отсутствии потребности в рекламе — и просто любых внешних) исследований ее. Технологический лидер человечества Гейтс еще только собирается обеспечивать информационную прозрачность других стран — а наднациональные монополии, оказывающие на мир определяющее воздействие, опережают на несколько лет и его, превентивно ликвидируя в мировых масштабах возможность даже примитивно-статистического исследования своего развития Бальцерович Л. Навстречу ограниченному государству. М.: Новое издательство, 2007 — С. 23.

Рост влияния наднациональных монополий может воспроизвести ситуацию рубежа 20-х и 30-х годов нашего века. Тогда господство частных монополий в экономиках наиболее развитых стран (включая с некоторыми оговорками и СССР) привело к их загниванию и Великой депрессии. В ходе борьбы с последней на национальных уровнях были сформированы механизмы государственного контроля за монополиями, но преодолена она была лишь в ходе подготовки ко Второй Мировой войне.

Рассматривая эти же события с точки зрения решения вопроса о власти, нельзя не обратить внимания на весьма существенные изъяны чисто экономического подхода. Так, непосредственной причиной Великой депрессии принято считать ошибку, допущенную американским государством: в момент, когда с экономической точки зрения надо было радикально смягчать финансовую политику, она, наоборот, была кардинально ужесточена, что привело к биржевому краху и хозяйственной катастрофе.

Однако то, что с экономической точки зрения было непростительной ошибкой, с политической было единственным выходом. Ведь в те дни перед Америкой стоял не вопрос об экономическом благополучии, второстепенный для любого практического политика, но главный и, строго говоря, единственный для всякого государства вопрос о власти.

В дни угрожающего ухудшения экономической конъюнктуры решалось, кто будет править страной: государство — в условиях демократии в целом все же в интересах общества, либо ничтожная кучка частных монополий («олигархия» — в терминах российской журналистики) — в своих собственных интересах, заведомо не соответствующих общественным.

И ради восстановления своего господства, частично утраченного после возникновения и расцвета в 20-е годы частных монополий, американское государство без раздумий и колебаний, с безоглядной решимостью ввергло свою страну в беспрецедентные в истории человечества бедствия, уничтожившие почти половину национальной экономики и оставившие свой шрам в душе каждого пережившего катастрофу американца.

Прежде всего, это чудовищное решение было исторически оправданным, так как частные монополии по объективным причинам не могли выполнять необходимые функции государства, а их господство грозило обществу еще большими бедами, хотя и несколько позже (что хорошо видно на примере России 1995−98 годов).

Во-вторых, это решение принималось стихийно, на уровне коллективного сознания (или даже «коллективного бессознательного») государства и общества. Не существует свидетельств тому, что политический аспект решения сознавался какими-либо отдельными, пусть даже самыми высокопоставленными, участниками его принятия, — хотя понятно, что люди, отдававшие себе отчет в политическом аспекте описываемых событий, никогда и никому не захотели бы признаться в этом.

Вероятно, что через стихийное и не осознаваемое отдельными современниками решение некоего подобного вопроса о власти придется пройти в ближайшем (учитывая ускоряющийся ход прогресса) будущем и человечеству — на уровне мировой экономики и мировой политики. Вероятно, оно будет не менее трудным для развитых экономик, чем для промышленных и финансовых центров США конца 20-х годов (что косвенно подтверждает наш прогноз о замедлении технологического развития человечества), и не менее разрушительным для менее развитых стран, чем для американских сельскохозяйственных захолустий того же времени. Что же до внешнего по отношению к нашей экономической системе (то есть по отношению ко всему человечеству) событию, которое выведет его из посткризисной депрессии, — что же до этого события, которое так же не оставит места для промедления и компромисса и столь же мобилизует человечество, как и Вторая Мировая война, — то предвидеть его с хоть сколько-нибудь удовлетворительной степенью точности нам пока не дано Елисеев А. «Государство-корпорация» и либеральная критика. Официальный сайт православного информационного агентства «Русская линия».

Вот в этих условиях и появляется монография Мартина Ван Кревельда «Расцвет и упадок государства»

2. Основные положения монографии М. ван Кревельда «Расцвет и упадок государства»

кревельд монография государство корпорация упадок

Первая часть книги М. ван Кревельда посвящена его пониманию государства. Институт государства (state), как он существует в наше время, обладает целым рядом свойств, которые мы считаем само собой разумеющимися. Государство является корпорацией в исконном смысле этого слова — обладает собственным юридическим лицом, отличным от личности правителей; включает в себя правительственный аппарат и совокупность граждан (подданных), но не совпадает ни с тем, ни с другим; имеет четко определенные границы и существует только при условии признания другими государствами и т. д. Ван Кревельд М. Расцвет и упадок государства. — М. 2006 -С. 57 Но институт такого рода — довольно позднее явление в истории человечества, и нет никаких оснований считать его вечным.

Мартин ван Кревельд, известный израильский историк и военный теоретик, описывает процесс зарождения, вызревания и расцвета государства-корпорации. Значительная часть книги посвящена кризису этого института, происходящему на наших глазах. Причина — в потере государством легитимности ввиду его неспособности исполнять взятые на себя обязательства по поддержанию правопорядка, защите от внешних угроз и обеспечению населения «социальными благами».

Упадок государства может в обозримом будущем привести к радикальной трансформации всего современного мира.

Во второй части следует анализ кризиса государства. Признаки кризиса ван Кревельд усматривает почти во всех сферах, где государственное присутствие долгое время определяло социальный строй. Сегодня, теряя взятые на себя обязательства перед социумом, государство теряет и легитимность.

Признаки кризиса в следующем:

Во-первых, государство перестает воевать с себе подобными — другими государствами.

Во-вторых, теряет возможность обеспечить всеобщее благосостояние и эффективно бороться с разного рода кризисами и безработицей.

В-третьих, не может сдержать появления границ, альтернативных национальным, — в деятельности транснациональных корпораций в эпоху глобализации.

В-четвертых, не обеспечивает приемлемый уровень личной безопасности — с ростом международного терроризма.

В-пятых, у людей происходит утрата веры в государство — его теперь рассматривают уже не как нравственный дух или воплощение Бога на земле, а как сообщество коррумпированных и пристрастных чиновников.

Согласно ван Кревельду, корпорация «государство» — как форма организации правительства, пережившая с XIV по XX век все стадии от зарождения до распада, — близка к исчезновению. В ближайшем будущем это может привести к радикальной трансформации всего современного мира. На роль ведущего политического субъекта уже сейчас претендует другая корпорация, получившая мощнейший импульс с развитием новых технологий в транспорте, информации и коммуникациях, — транснациональная промышленность Ван Кревельд М. Расцвет и упадок государства. — М. 2006 -С. 421.

Вопрос, который возникает к ван Кревельду: зачем выводить за рамки этой борьбы субнациональные регионы или крупные городские агломераты? — остался без ответа. Основной тезис его программного заявления заключается лишь в том, что век корпораций суверенных сменяется веком корпораций несуверенных.

Можно задать еще много вопросов. Что в новом трансформированном мире будет с гражданским обществом? Как сложится пазл народонаселения земли, когда «первый», «второй» и «третий» мир станут ассоциироваться, скорее, с разными функциями промышленного предприятия: добыча ресурсов, переработка, производство, менеджмент и т. д. Всё это можно найти в третьей части книги, где говорится о том, какие институты должны заменить собой государство.

Но не будем требовать ограниченного объема ответов на все вопросы мироздания. В конце концов, новый мир на то и есть новый, что точно сказать о нем нельзя ничего, кроме того, что он вскоре сменит прогнивший насквозь старый. И, как оптимистически заверил ван Кревельд, цитируя великого теоретика и практика государственного строительства Мао Цзедуна, в этом новом мире «солнце по-прежнему будет всходить, деревья по-прежнему будут расти, а женщины по-прежнему будут рожать детей» Ван Кревельд М. Расцвет и упадок государства. — М. 2006 -С. 256.

Отметим, что ван Кревельд — не первый, кто рассматривает государство как корпорацию. В функциях государств различных исторических типов проявляются и объективируются присущие им особенности и закономерности развития, динамика социально-экономических, политических и духовных преобразований в жизни общества.

Раньше широко допускалось отождествление функций государства как основных направлений деятельности государства с самой его деятельностью. Наиболее ярко это прослеживалось, например, в работах Г. Кельзена при рассмотрении деятельности государства как «чисто юридического феномена», сугубо юридического лица и как своеобразной корпорации. Государство, пишет в связи с этим Г. Кельзен в своей широко известной работе «Общая теория права и государства», если рассматривать его «чисто правовой феномен, как юридическое лицо», есть не что иное, как корпорация. Его черты и особенности в полной мере охватываются общим понятием корпорации.

«Вопрос, однако, заключается в том, как государство — корпорация отличается от других корпораций». Отвечая на него, Кельзен приходит к выводу о том, что основное различие между ним и другими корпорациями заключается в «нормативном порядке», который сам устанавливается государственной корпорацией. С юридической точки зрения «проблема государства — корпорации по своему существу есть проблема национального правового порядка».

Подход к государству как к корпорации можно найти у русского эмигранта И. А. Ильина в его работе «О грядущей России» (известна также как «История дьявола»), Я. Бутакова «Государство-корпорация на службе государства-цивилизации», А. Окары «Новый тренд для России, Украины и Белоруссии». Но никто из перечисленных авторов не предполагает кризиса государства.

Впрочем, это не главная мысль ван Кревельда. В основе его взглядов стоит не просто понимание государства как корпорации, а кризис этой корпорации с переходом функций государства к частным корпорациям.

В связи с этим серьёзным недостатком монографии ван Кревельда является отсутствие анализа такого исторического явления, как использование частными лицами функций государства. Оно может выступать как с согласия самого государства (государство неэффективно выполняет свои функции и передаёт часть их «частникам»), так и посредством незаконного присвоения частными лицами функций государства. Общеизвестным примером является существовавшая в различные эпохи откупная система сбора налогов. Присвоение частными лицами функций государства является и деятельность Ост-Индской компании. Доходность эксплуатации колониальных владений в те времена сравнима разве что с современным наркобизнесом. Из современных вариантов существования такого института можно выделить наличие негосударственных силовых структур (в России узаконенными являются три их вида — охранные отделы крупных организаций, частные охранные предприятия и частные сыскные агентства).

Самым недавним по времени примером попытки присвоения крупными корпорациями функций государства можно назвать случай, когда весной этого года группа депутатов Государственной Думы выступила с инициативой внести изменения в законы «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» и «Об оружии», чтобы позволить акционерным компаниям «Газпром» и «Транснефть» сформировать собственные вооруженные подразделения, задачей которых стала бы защита и охрана производственной и транспортной инфраструктуры естественных монополий. Соответствующие подразделения служб безопасности этих компаний, предложили законодатели, должны иметь право использовать и применять служебное оружие и спецсредства для обеспечения сохранности продукции, поставляемой для федеральных государственных нужд, и охраны объектов ее добычи, переработки, хранения и транспортировки.

3. Программные положения и критика отдельных взглядов теории М. ван Кревельда

Итак, М. ван Кревельд утверждает, что к 90-м годам прошлого столетия стало ясно, что «попытки государства сделать применение насилия исключительно своей привилегией сталкиваются со все большими трудностями». Мысль сформулирована несколько некорректно, правильнее было бы говорить о попытках государства сохранить применение насилия как исключительно свою привилегию. Но дело в данном случае не в этом. Исследователь приходит к достаточно аргументированному выводу, что если разрастание конфликтов низкой интенсивности не будет обуздано в течение ближайшего будущего, то оно «приведет к уничтожению современного государства как института» и «в долгосрочной перспективе на смену государству придут военные организации иных типов». Этот вывод обосновывается тем, что важнейшим требованием, которому должно отвечать любое политическое сообщество, является обеспечение защиты своих граждан: «Если государство не может успешно защитить себя от внутренних и внешних конфликтов низкой интенсивности… то очевидно, что у него нет будущего» Ван Кревельд М. Расцвет и упадок государства. — М. 2006 -С. 48. Тогда граждане ищут другие способы и формы своей защиты.

Процесс, в ходе которого классическое государство лишится своей монополии на вооруженное насилие в пользу организаций иного рода, будет носить, по мнению М. ван Кревельда, постепенный и зигзагообразный характер. Скорее всего, он будет сопровождаться политическими потрясениями, подобными тем, что начались в Европе в период Реформации.

Историкам хорошо известно, что своему возвышению в Новое время современное классическое государство обязано в основном своей большей военной эффективности по отношению к другим социальным организациям. Утрата этой прежней эффективности в условиях нынешних конфликтов низкой интенсивности, где традиционным армиям приходится противостоять разного рода неправительственным вооруженным структурам, чревата, естественно, подрывом авторитета самого государства как социального института в глазах населения и его заменой другими формами самоорганизации и самозащиты общества Макарян К. В. Государство-корпорация как «третий путь» для России ХХI века //Альманах «Восток», 2004, № 3; Макарян К. В. Россия как государство-корпорация //Альманах «Восток», 2005, № 3.

Не секрет, кстати, что сегодня состоятельная часть общества не доверяет государственным правоохранительным органам. Поэтому охрану членов их семей, элитных домов и коттеджных поселков несут частные службы безопасности.

Надо отметить, что М. ван Кревельд с чисто научной точки зрения прав, избегая фетишизации государства как социального института. Из истории известно, что возможны другие формы самоорганизации и самозащиты общества. Государство как социальный институт не только субъект политики, но и инструмент обеспечения интересов общества.

Кроме того, государство в классовом обществе является субъектом второго порядка. Речь идет о том, что в обществе тон задают те социальные группы, которые контролируют материальные ресурсы и финансовую систему. Они с позиции социологии и являются теми структурами, которые используют в своих групповых интересах те или иные социальные инструменты, в том числе и государство.

Если государство как инструмент политики станет неэффективным в тех или иных сферах общественной деятельности, оно может быть заменено на другие. Это мы и наблюдаем на примере «частных армий», «корпоративных служб безопасности», которые оказываются сегодня востребованными. Однако подменить собой государство они могут только в той мере, в какой это позволяется самим государством. Государство в любой момент может просто их уничтожить, в том числе физически.

И последнее замечание. В ожидающем человечество будущем, писал М. ван Кревельд, «войны будут вести не армии, а группы, членов которых мы сегодня называем террористами, партизанами, бандитами и грабителями, но которые, несомненно, придумают для себя более приемлемые официальные титулы. Вполне вероятно, их организации будут основаны больше на харизматических, чем на институциональных принципах, а основной мотивацией там выступит… фанатическая, основанная на идеологии лояльность» Из интервью Ван Кревельда «Мы вступили в эпоху войн нового типа». Нынешние действия террористических структур «Аль-Каиды», использующих религиозную фразеологию, разве не являются подтверждением этого вывода и в то же время предостережением современным государствам?

Не случайно в недавнем исследовании корпорации РЭНД администрации США рекомендуется пересмотреть свою военную стратегию. В документе указывается, что для США главными проблемами в сфере безопасности в ближайшие десятилетия будут, в первую очередь, террористические и повстанческие группы. Во-вторых, «региональные сверхдержавы», обладающие ядерным оружием, и только в-третьих — рост напряжения в Азии, которое может привести к военной конфронтации с Китаем. Вероятность начала «классических» войн, когда одна большая армия противостоит другой, указывают аналитики РЭНД, уменьшается.

Подтверждение тому, что государство ещё не утратило своих функций, мы находим и в корпоративных теориях государства. В современном мире национальное государство из субъекта процесса превращается в объект воздействия со стороны новых субъектов -- можно говорить о приватизации государства властной корпорацией, исходящей из своих предельно прагматических устремлений и интересов. Политический дискурс и категориальный аппарат, на котором «программируется» национальное государство, уступает место экономическому, причем крайне либеральному дискурсу государства-корпорации.

Например, государственный суверенитет, считавшийся ранее непременным достоянием национального государства, претерпевает различные трансформации и зачастую рассматривается то ли как фикция, то ли как необходимая для обеспечения лояльности масс пиар-технология. В похожие пиар-конструкции превращаются и иные категории, моделирующие национальное государство -- например, категория национальных интересов. Властная корпорация, узурпировавшая право формулировать национальные интересы и весь официальный дискурс, под «национальными интересами» понимает исключительно свои собственные, корпоративные Окара А. Государство-корпорация как новый тренд для России, Украины и Белоруссии. Сборник Российской академии государственной службы, 2006.

Банкротство в большинстве стран социалистического лагеря практического воплощения коммунистической идеологии и совпавший с этим системный кризис либеральных капиталистических идей показали необходимость теоретического переосмысления как формационного подхода, так и прежних взглядов на эволюцию цивилизаций. Философия истории ныне ищет новый путь решения проблем глобального мира конфликтующих цивилизаций.

Сравнительный анализ практики общественного развития последних десятилетий убедительно показывает, что:

— модель «реального социализма» в целом не может быть воспроизведена в ХХI в. (хотя определенные ее достижения могут и должны быть критически использованы в России будущего);

— Россия не может воспроизвести нынешнюю модель социальной и экономической организации стран «золотого миллиарда», особенно если она пойдет по пути копирования столетней истории Запада.

Закономерным итогом подобного переосмысления философии истории и практики социального развития рубежа столетий явился поиск так называемого «третьего пути».

Под ним, как правило, подразумевается нечто среднее между капитализмом и социализмом, ибо согласно известной теории конвергенции эти системы в своем развитии должны соединиться, отбросив все негативные и сохранив при этом присущие им положительные черты. Именно по этому пути ныне стремятся идти лейбористы Великобритании, социал-демократы ФРГ, коммунисты Китая и даже славянофилы России. Активными выразителями идеи государства-корпорации при сохранении и даже развитии его функций были евразийцы, создававшие в эмиграции развёрнутое историческое, геополитическое, экономическое и культурное обоснование проекта России как государства-цивилизации. Политико-правовое обоснование этого проекта осуществил профессор Сорбонны Н. Н. Алексеев. «В нашем государстве, -- утверждал идеолог евразийства, -- мы партии заменяем реальными общественными слоями, и это создаёт условия, при которых нам партии и технически становятся ненужными… Мы вполне допускаем возможность деловых расхождений и деловых группировок. Но мы не хотим, чтобы избирателю его мнимые интересы вколачивала партия. Мы стремимся к тому, чтобы избиратель сам уяснил эти интересы и отобрал людей, которые окажутся истинно способными выражать волю нации как некоторого органического целого». Органическими же частями этого государственного целого являются «профессиональные и национальные клетки».

Господство республиканского правосознания, для которого, по определению И. А. Ильина, характерна «тяга к дифференцированной дискретности, атомизму», в условиях России чревато государственной дезинтеграцией. Постоянной задачей государственного строительства России всегда являлось создание и поддержание институтов, воспитывающих в обществе «тягу к интегрирующей аккумуляции». При отсутствии монархии и монархических традиций, поэтому, обращение к теории и практике корпоративной модели социальной организации и политического представительства выглядит оправданным и актуальным Бутаков Я. Государство-корпорация на службе государства-цивилизации. Православный портал ПРАВАЯ. RU; Ильин И. А. О грядущей России. М.: Воениздат, 1993 — С. 190.

Безусловно, к выводам западных аналитиков о постепенном отмирании государства в глобализирующемся мире надо относиться с долей скептицизма. Они порой отражают настроения транснациональных компаний, заинтересованных в постепенном сокращении функций государств и ограничении их суверенитета. Государство как социальный институт не исчерпало своих возможностей, да и вооруженные силы являются неотъемлемым и важнейшим атрибутом реального суверенитета.

Заключение

Основные выводы можно сделать следующие:

1. Кризис государства М. ван Кревельд видит в следующем: государство перестает воевать с другими государствами; теряет возможность обеспечить всеобщее благосостояние и эффективно бороться с кризисами и безработицей; не может сдержать появления границ, альтернативных национальным, — в деятельности транснациональных корпораций в эпоху глобализации; обеспечивает приемлемый уровень личной безопасности. Как итог — у людей происходит утрата веры в государство.

2. Государство как форма организации правительства, пережившая с XIV по XX век все стадии от зарождения до распада, — близка к исчезновению. На роль ведущего политического субъекта уже сейчас претендует другая корпорация, получившая мощнейший импульс с развитием новых технологий в транспорте, информации и коммуникациях, — транснациональная промышленность.

3. По своему М. ван Кревельд решает проблему соотношения «классов и государства»: государство в классовом обществе является субъектом второго порядка; в обществе тон задают те социальные группы, которые контролируют материальные ресурсы и финансовую систему. Они с позиции социологии и являются теми структурами, которые используют в своих групповых интересах те или иные социальные инструменты, в том числе и государство.

Значение книги М. ван Кревельда можно назвать сомнительным. Это не более чем его личное мнение и мнение тех, чьи интересы он выражает (корпораций, желающих присвоить функции государства). Переход на политологию в её традиционном понимании для автора выглядит неожиданным, тем более что преимущественная его сфера деятельности — военная стратегия и военная история.

Хотелось бы высказать собственное мнение, что подобные взгляды отражают не реальные процессы, происходящие естественным путём, а искусственно созданное государством и понятное желание корпораций присвоение функций государства, желание «брать, не отдавая», настроения транснациональных компаний, заинтересованных в постепенном сокращении функций государств и ограничении их суверенитета. Даже в рамках корпоративного подхода можно видеть, что государство как социальный институт не исчерпало своих возможностей, да и вооруженные силы являются неотъемлемым и важнейшим атрибутом реального суверенитета.

Развивая это мнение, можно указать, что относительно новым субъектом является также государство-корпорация, которое можно рассматривать как мобильную властную самоорганизующуюся корпорацию, подменяющую собою традиционные институты национального государства, имитирующую основные государственные функции и использующую государственные и социальные ресурсы в корпоративных интересах.

В современном мире национальное государство из субъекта процесса превращается в объект воздействия со стороны новых субъектов -- можно говорить о приватизации государства властной корпорацией, исходящей из своих предельно прагматических устремлений и интересов. Политический дискурс и категориальный аппарат, на котором «программируется» национальное государство, уступает место экономическому, причем крайне либеральному дискурсу государства-корпорации.

Например, государственный суверенитет, считавшийся ранее непременным достоянием национального государства, претерпевает различные трансформации и зачастую рассматривается то ли как фикция, то ли как необходимая для обеспечения лояльности масс пиар-технология. В похожие пиар-конструкции превращаются и иные категории, моделирующие национальное государство -- например, категория национальных интересов. Властная корпорация, узурпировавшая право формулировать национальные интересы и весь официальный дискурс, под «национальными интересами» понимает исключительно свои собственные, корпоративные.

Если еще недавно многие государства, и в их числе поздний СССР, отношения по линии «государство -- общество» мотивировали социал-демократической идеологией и риторикой welfare-state -- «государства всеобщего собеса», то теперь в условиях возникновения и развития государства-корпорации приоритет за фундаменталистской либеральной идеологией: выживает сильнейший, конкуренция -- основа общественного бытия, экономическая конкурентоспособность -- единственное мерило истинности, актуальности и нужности того или иного феномена, промышленной отрасли, индивида, народа (населения).

Список использованной литературы

1. Бальцерович Л. Навстречу ограниченному государству. М.: Новое издательство, 2007 — 92 с.

2. Бутаков Я. Государство-корпорация на службе государства-цивилизации. Православный портал ПРАВАЯ. RU

3. Ван Кревельд М. Расцвет и упадок государства. М.: ИРИСЭН, 2006 — 544 с.

4. Елисеев А. «Государство-корпорация» и либеральная критика. Официальный сайт православного информационного агентства «Русская линия»

5. Ильин И. А. О грядущей России. М.: Воениздат, 1993 — 368 с.

6. Макарян К. В. Государство-корпорация как «третий путь» для России ХХI века //Альманах «Восток», 2004, № 3

7. Макарян К. В. Россия как государство-корпорация //Альманах «Восток», 2005, № 3

8. Окара А. Государство-корпорация как новый тренд для России, Украины и Белоруссии. Сборник Российской академии государственной службы, 2006

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой